Litera - рубрика Литературоведение
по
Litera
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Litera" > Рубрика "Литературоведение"
Литературоведение
Цендровский О.Ю. - Философия Антуана де Сент-Экзюпери: опыт реконструкции c. 1-33

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.4.10651

Аннотация: В статье рассматривается недооцененное и совершенно нераскрытое в исследовательской литературе философское содержание творчества Антуана де Сент-Экзюпери. На основании анализа его неоконченного труда «Цитадель» и других более известных текстов автор показывает цельность учения Экзюпери, остроту гуманистической, экзистенциальной, нравственной проблематики его философии и подчеркивает ее принадлежность к западноевропейской мысли позднего модерна в ее программных темах переоценки ценностей, осмысления места человека после смерти Бога и борьбы с нигилизмом. В ходе последовательного разбора и с позиций систематической интерпретации выясняется отношение Экзюпери к ряду ключевых философских вопросов: бытие Бога и смысл жизни, критерий ценности и существо истины. Основной акцент в работе сделан на этический пафос творчества Экзюпери. Подробному анализу подвергается предложенный им «героический» идеал, выдвинутая система ценностей и базовых этических позиций, выводимых теперь не из вневременной божественной реальности, а из существа смертного человека. Итогом работы является воссоздание цельной мировоззренческой картины Экзюпери, что не имеет и отдаленных аналогов в отечественной литературе и широком круге изученных западных источников. Выясняется предельная близость мировоззрения писателя к учению Ф. Ницше, тяготение к правой радикальной политике, излагается любопытный комплекс его психологических и культурологических взглядов.
Науменко Г.А. - Странник c. 1-49

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.12170

Аннотация: Объектом исследования является стихотворение А. С. Пушкина «Странник». Предметом исследования – «мицкевичский подтекст» как ключ к прочтению стихотворения. Цель исследования состоит в попытке обосновать гипотезу, что стихотворение «Cтранник» было создано в диалоге с польским поэтом Адамом Мицкевичем, в выявлении «мицкевичского подтекста» и в литературоведческом анализе пушкинского стихотворения при сопоставлении его с шестым стихотворением «Отрывка» из поэмы «Дзяды» III, а также с фрагментом из «Пути паломника» Беньяна, на который опирался Пушкин. (Стихотворение «Олешкевич» и «мицкевичский подтекст» – это источник и импульс для пушкинского слова, а первая часть повести Беньяна – канва, язык общепринятых религиозных схем). В основе исследования положен метод "пристального чтения" «Странника» в контексте творчества Пушкина 1833-1836 гг. и интертекстуальный анализ текстов Пушкина, Мицкевича и Беньяна. Исследование включает в себя обращение к известным анализам-интерпретациям пушкинского стихотворения. Диалог Пушкина с Мицкевичем, и шире – с Западом, повлиял на то, что христианская тема в творчестве Пушкина последних лет оказалась укорененной в конфликте Запада и Востока (России), сформулированного Мицкевичем в «Отрывке» с карательно-христианских позиций. Стихотворение «Странник» (1835) является поэтическим ответом на тему «чтения книги» (Священного Писания) у Мицкевича и первой частью пушкинского «чтения книги» о пути из рабства к Свободе. Пушкин показал не «верный путь» к Свободе, противоречащий его пониманию Нового Завета. что подтверждает конструктивный принцип деления стихотворения на пять частей (модель «пятикнижия»). «Верный путь» он показал в «евангельском» Каменноостровском цикле (1836), созданном в тесном соприкосновении со «Странником». В «Страннике» поэт не был «готов» «к суду», а в стихотворении под цифрой VI «Из Пиндемонти» он предстает на «суд» со своей искренней речью.
Ростовцева Ю.А. - Рецепция законов Екатерины Второй в литературной утопии В. А. Левшина "Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве" c. 1-21

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.2.13631

Аннотация: Статья посвящена утопии В. А. Левшина «Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве» (1784). Произведение было опубликовано в XIII - XVI частях журнала "Собеседник любителей российского слова". Исследователи, как правило, сосредотачивали интерес на первой его части, изображающей идеальный город на Луне. Город-государство имеет примитивное политическое устройство, в нем отсутствуют письменные законы. Жизнь лунатистов сравнивается с легендарным "златым веком". Сочинение Левшина рассматривалось в научной литературе, прежде всего, в контексте темы масонства, мотивов воздушных путешествий. В первом ключе написаны исследования Н. К. Пиксанова, В. И. Сахарова, Л. В. Омелько, в исследованиях Дж. Брейллара, Т.В. Артемьевой освящена тема воздухоплавания. Законы утопического государства были описаны в работах С. Л. Баэра и ряда других ученых, однако предметом отдельного исследования не становился. Между тем, окончание "Новейшего путешествия" представляет собой панегирик екатерининской России, в котором первостепенное место отведено мудрым законам "великия Государыни". Следует отметить, что не только рецепция законов Екатерины II, но и сам образ екатерининской России в утопии Левшина ранее предметом изучения не становился. Автор статьи рассматривает литературную утопию в необычном контексте законодательных реформ Екатерины Второй. Основу научного метода составляют текстологические сопоставления и мотивные связи между сочинением Левшина и группой текстов екатерининского законодательства. На основании "Большого наказа императрицы" (1767), "Устава благочиния, или полицейского" (1782) и целого ряда манифестов, уставов и сентенций разных лет делается попытка выявить, насколько описанные в "Новейшем путешествии" законы идеального государства соответствуют современной ему действительности.
Симуш П.И. - Гении и Россия: взаимное познание c. 1-44

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14832

Аннотация: Автор статьи рассматривает творчество Гоголя через призму феномена гениальности. Он показывает, что православие оказало огромное воздействие на личность писателя. Оно во многом преобразила его внутренний мир, оказало влияние на литературное творчество. По мысли писателя, православие способно реформировать российскую действительность. В частности, он осознал огромный ресурс свободы. Однако Гоголь понимал, что свобода способна не только обогатить человека, но также и «зачаровать» возможностью обогащения, прильнуть к партикулярной религии и утратить веру в креативность свободного творчества. Автор отмечает также всеобъемлющее воздействие православия на реформаторство русской жизни. Одновременно он обращается и к современным реалиям, раскрывая провидческий дар писателя. Автор опирается на традиционные методы литературоведения. Он использует метод компаративистики для того, чтобы показать влияние традиции на творчество Гоголя. Вместе с тем берутся на вооружение философские методы анализа литературных текстов. Статья раскрывает творчество Гоголя как родоначальника иронического повествования. Писатель постоянно использует смех и иронию как способы, позволяющие раскрыть абсурдизм социальных проектов. Писатель видит в России страну невиданных парадоксов. Гоголь поставил вопрос, который обращается нас к философским раздумьям о человеческой природе. Он пытается противостоять зачарованности богатством. Особое внимание писателя обращено на мещанство. Впоследствии в русской литературе эта тема увлечёт многих авторов. А. Герцен даст в этой связи трактовку «мещанства»; К. Леонтьев установит связь «пошлости» и «мещанства»; Д. Мережковский отождествит пошлость с серостью, банальностью, заурядностью; М. Горький яростно обрушится на самодовольное мещанство. Имея в виду противоположности между добром и злом, между любовью и ненавистью, А.П. Чехов, как показывает автор, избирает этическую мудрость, которая силою любви способна противодействовать злу.
Фаритов В.Т. - Философские аспекты времени и пространства в творчестве А.С. Пушкина c. 1-30

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.1.15098

Аннотация: В предлагаемой статье рассматриваются философские аспекты пространства и времени в поэзии А.С. Пушкина. На материале анализа отдельных стихотворений поэта автор эксплицирует направление динамики лирического хронотопа Пушкина. Выявляется связь художественного представления пространства и времени в пушкинской поэзии с фундаментальными проблемами метафизики. Проводится сопоставительный анализ лирического хронотопа Пушкина с хронотопами Ф.И. Тютчева и М. Волошина. Раскрывается близость поэтического миросезерцания Пушкина с философскими идеями Ф. Ницше. В статье используются методы сравнительного литературоведения и методологические установки метафизики русской литературы. Частично используются принципы герменевтики и деконструктивизма. Основным результатом исследования является выявление двух типов художественной организации пространства и времени в поэзии Пушкина и экспликация их философских аспектов. Показано, что лирический хронотоп Пушкина тяготеет к выходу за пределы классических метафизических оппозиций в направлении предвосхищения концептуальных разработок неклассической философии.
Перевалов В.П. - История в образах «Станционного смотрителя» А.С. Пушкина c. 1-61

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.3.17259

Аннотация: В статье разрабатываются проблемы истории, воплощённой в художественных образах. Непосредственным предметом анализа избрана повесть А.С. Пушкина «Станционный смотритель», представляющая собой образцово-показательный пример в этом роде. В огромном, продолжающем расти числе разнообразных интерпретаций пушкинского произведения по истории жизни смотрителя Самсона Вырина, как ни странно, недостаточно изучен феномен времени. Удивление тем, в имеющихся трактовках доминирует представление абстрактного времени (одинаково общая для всех и каждого нечто схема: прошлое – настоящее – будущее), вызвало потребность перехода к представлениям конкретного времени, специфически присущего именно вот этому «есть», его своеобразной динамике. Такова исходная задача предлагаемых в статье наблюдений и размышлений. Для её решения применяется метод «вдумчивого медленного чтения» и сравнительного анализа разных контекстов. В силу иного «зрительного разрешения» исчезающее при обычном восприятии временнáя мелочь, рассыпанная автором как бы невзначай, мимоходом, достигла критической концентрации для чёткого проявления единой связности. В статье реконструировано точное время событий повести и общая продолжительность описанной в ней истории. «Расчисленное по календарю время» совмещается с биографическими данными Пушкина и его (близких) знакомых, а так же играет роль надёжного компаса в установлении непростых соотношений между местами развёртывания сюжета и реальным эмпирическим пространством. Выстроенный, по возможности максимально точно, хронотоп служит прочным мостом между образной тканью пушкинского произведения и послужившей ему источником реальностью. Фактически биографическим прообразом "Станционного смотрителя" выступают взаимоотношения между Пушкиным, Карамзиным и "молодыми якобинцами" (декабристами) в 1816-1826/27 годах. Важнейшим результатом рассмотрения художественного текста повести в зеркале точного – волшебного у Пушкина – времени является открытие парадоксальной запечатлённости (следовательно, и запечатанности) в образе главного героя творчества и личности Н.М. Карамзина, любившего парадоксы. Открытие неизвестного Карамзина в известной повести Пушкина обогащает возможности углублённого понимания исторической преемственности между ними в развитии российской духовной культуры.
Нилогов А.С., Варава В.В. - Русская литература versus русская философия (беседа А. С. Нилогова и В. В. Варавы) c. 1-10

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.2.18943

Аннотация: Феномен русской классической литературы считается международно-признанным. Однако в последнее время даже внутри самой России он неоднократно ставился под вопрос, в том числе с учётом постоянно падающего интереса к чтению как таковому. Альтернативные взгляды на русскую классику постепенно проникают в отечественное литературоведение, тесня сложившиеся представления. Современная русская литература вряд ли уже может претендовать на «властительницу дум», как в старые добрые времена. Многочисленные духовные и интеллектуальные традиции теснят её по всем фронтам, предлагая взамен не менее содержательные практики. Одной из них выступает актуальная русская философия, два представителя которой решили обсудить литературную тему. В беседе используются такие методы, как: аналитический, герменевтический, интервью, критический, литературоведческий, синтетический, сравнительный, философский, эвристический. По словам В. В. Варавы, современная русская литература нуждается в новом экзистенциальном рывке, чтобы показать действенные альтернативы из духовного кризиса, охватившего страну. Однако, по мнению А. С. Нилогова, сегодня литература во всём мире как письменная форма словесности технологически замещается электронной формой - сетературой, существующей исключительно в интернете.
Тэтик К. - В. Брюсов и городские «тексты» в русской литературе («московский» и «петербургский» тексты) c. 1-11

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.4.24326

Аннотация: В статье рассматриваются городские, «московский» и «петербургский», текст в поэзии В. Брюсова. Данному вопросу посвящено немало исследований литературоведов. В данной статье образ города связан с двумя столицами Москвой и Петербургом. Объектом исследование выступает корпус текстов, в которых полно репрезентирован образ двух столиц. Поэт описывает город с точек зрения исторической и метафизической действительности. Также при обращении к образу Петербурга символист большое внимание уделяет архитектуре города, что позволяет поставить вопрос о приеме экфразиса в поэтике. Методология нашего исследования предполагает сравнительно-сопоставительный анализ московских и петербургских стихотворений В.Я. Брюсова, а также использование историко-функционального, историко-генетического методов анализа. Итак, в урбанистических стихотворениях Брюсова достаточно полно представлен «московский» и «петербургский» тексты. Между их репрезентацией есть несколько важных отличий: образ Москвы включен в метаисторический контекст, но поэт постоянно обращается к современной ему эпохе. Москва и древняя, времен смуты, наполеоновской войны, и Москва Советская, которую только еще пытается поэтически осмыслить символист. Образ Петербурга (иногда он называется Петроградом) дан исключительно в ретроспективе и связано это с важной для поэта фигурой Петра. В стихотворениях, включающих в себя северный столичный текст, много отсылок к архитектуре города, памятникам искусства, что позволяет говорить о приеме экфразиса. Однако оба города преподносятся поэтом с позиций и исторических, метафизических, что свидетельствует об онтологизме произведений.
Щепалина В.В. - Истоки индивидуально-авторской манеры А. Касоны c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26371

Аннотация: Объектом исследования является индивидуальный стиль испанского драматурга Алехандро Касоны, предметом - процесс формирования его авторской манеры. Рассматриваются оказавшие на нее влияние факторы, связанные как с фактами биографии Касоны (детство в Астурии, работа сельским учителем, участие в Педагогических миссиях, работа киносценаристом), так и с процессами, происходившими в мировой литературе прошлого века (реформа стиля представителей поколения 98 года, течения испанского модернизма и новой драмы, влияние импрессионизма на литературу). В работе применялся биографический, психологический, сравнительно-сопоставительный метод, метод стилистического анализа, а также методы наблюдения, обобщения и описания. Научная новизна статьи связана с отсутствием в отечественной филологии крупных исследований, посвященных Касоне. Работа дает целостное представление об истоках художественного метода драматурга и вносит определенный вклад в понимание литературного процесса в Испании ХХ века. Представленный автором иллюстративный материал позволяет аргументировать теоретические положения исследования.
Хэ Ф. - Ритмико-мелодическая функция рифмы в лирике М.Ю. Лермонтова (на материале параллелизма напевных стихотворений) c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.3.30116

Аннотация: Предметом исследования является ритмико-мелодические функции в параллелизме лирики М.Ю. Лермонтова; объект исследования представляет собой параллелизм в лирике М.Ю. Лермонтова. Автор подробно рассматривает такие аспекты как мелодика и музыкальность поэзии, напевные стихи, «музыкальная школа» в истории русской поэзии и ее влияние на М.Ю. Лермонтова, использование параллелизма в русской поэзии и в лирике М.Ю. Лермонтова и ритмико-мелодические функции рифмы в лирике М.Ю. Лермонтова. В данной статье автор использует культурно-исторический, сравнительно-исторический методы, а также метод композиционного анализа с использованием материалов творчества М.Ю. Лермонтова и русских стихотворений. Основным выводом статьи является утверждение ритмико-мелодической функции рифмы в лирике М.Ю. Лермонтова, а также роли синтаксического параллелизма в создании ритмико-мелодического своеобразия стихотворения и выражении его идейно-смыслового содержания. В использовании параллелизма для реализации особой мелодичности и интонации стихотворения Лермонтов следует за поэтической традицией «музыкальной школы», однако, поэт расширяет возможности и способы создания напевных стихотворений. Автор предпринимает первую в лермонтоведении попытку обращения к анализу лирики М.Ю. Лермонтов в аспекте ритмико-мелодической функции рифмы, в частности, сосредоточиваясь на использовании приёма параллелизма и выявлению его роли и назначения в поэзии Лермонтова, в чем проявилась новизна данного исследования.
Швец А.В. - Становление медийной рефлексии в поэтиках русского авангарда: опредмечивание слова c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.4.30749

Аннотация: В статье рассматривается рефлексия кубофутуристов и связанных с этим кружком деятелей искусства (Н.Кульбин, А.Кручёных, Н.Бурлюк) о художественном творчестве и поэтике литературы. Объект – статьи Н.Кульбина («Свободное искусство как основа жизни», «Значение теории искусства» в сборнике «Студия импрессионистов», 1910), листовка «Декларация слова как такового» (апрель 1913, написанная Н.Кульбиным и А.Кручёных), манифест Н.Кульбина «Что есть слово» (1914), статьи Н.Бурлюка («Кубизм», «Фактура» в сборнике «Пощёчина общественному вкусу», 1913, «Поэтические начала» и «Supplementum к поэтическому контрапункту» из «Первого журнала русских футуристов», 1914. Предметом исследования является считываемая в этих статьях установка на выведение на первый план медиума. Вослед методологии Дж.МакГанна, И.Дракер, Дж.Прессман и Н.К.Хейлз медиум понимается как материальная основа текста. В текстах всех статей выделяются осевые, ключевые метафоры, которые задают новое понимание слова как материально-медийного целого. Научная новизна исследования заключается в обращении к процессу метафорического осмысления слова как материального явления, который не подвергался детальному рассмотрению в отечественной и зарубежной исследовательской традиции (представленной такими учёными, как Н.Харджиев, Н.Гурьянова, О.Ханзен-Лёве, Дж.Янечек и др.). Основными выводами исследования являются следующие: за счёт последовательного употребления метафор (из области естественных наук и повседневного опыта) слово или словесный объект уподобляется объекту материальному, предмету, манипуляции с физическим обликом которого преображают коннотируемый им смысл.
Чуванова О.И. - Кашмир как средоточие конфликта в романе С. Рушди «Дети полуночи» c. 1-11

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.11.34154

Аннотация: Предметом исследования стали конфликты, порождаемые мифологическим и историческим пространством Кашмирской долины, которая является одним из центральных художественных образов в романе британского писателя индо-пакистанского происхождения С. Рушди «Дети полуночи». Ситуация конфликта в рамках Кашмирского топоса является смыслообразующей, так как связана с проблемой выбора и обретения «культурной» целостности персонажем романа. Исторически обоснованная конфликтность реального географического региона, ставшая причиной межнациональной розни между Пакистаном и Индией, осложнена конфликтом западной и восточной культур. Оппозиция «Восток – Запад» предполагает конфликт между охранительными интенциями восточной автохтонной культуры и попытками её вытеснения из своей жизни и сознания прозападными героями-мигрантами. Автор использует историко-литературный, герменевтический и мифопоэтический методы. Обнаружено, что вовлечение топоса Кашмира в художественный мир романа обусловлено историческим и межнациональным конфликтами региона, связанными с обретением Индией независимости. На мифологическом уровне Кашмир выступает пространством, объединяющем амбивалентные силы разрушения и созидания, что выявляет латентную конфликтность, заложенную в основании мира. Конфликт культур и мировоззрений воплощён в романе посредством символической пары героев – индийца-западника Адама Азиза и местного лодочника Таи. Отношения между героями актуализируют стратифицированный системный конфликт (межличностный, внутренний, религиозно-мифологический, связанный с проблемой выбора). В дальнейшем данный конфликт выходит на онтологический уровень, свидетельствуя о проблеме обретения героями места в постколониальном мире.
Ламзина А.В., Кихней Л.Г. - «Эхо» Эдгара По в «Поэме без героя» и поздних стихах Анны Ахматовой c. 1-14

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.1.34645

Аннотация: Предметом исследования являются скрытые аллюзии к новеллам Эдгара По в «Поэме без героя» и поздних стихотворениях А.А. Ахматовой. В качестве материала исследования привлечен рамочный текст «Поэмы без героя» - комплекс эпиграфов к различным частям поэмы, авторские комментарии, история как использованных, так и отвергнутых на различных этапах исправления поэмы эпиграфов, сам текст «Поэмы без героя», а также авторская «Проза о поэме» и ряд стихотворений, созданных в период работы над «Поэмой без героя» и после нее. Ахматова интересовалась творчеством Эдгара По и провела исследование отсылок к По в творчестве Н.С. Гумилева.     В ходе исследования использовалась комплексная методология, в частности, сравнительно-исторический, биографический подходы, а также интертекстуальная и герменевтическая методики для выявления литературных аллюзий и интерпретации зашифрованных автором смыслов. Основными выводами данного исследования является выявление глубоко зашифрованной связи «Поэмы без героя» с комплексом рассказов Эдгара По, объединенных сквозным мотивом захоронения заживо и возвращения из могилы: «Черный кот», «Падение дома Ашеров», «Морелла», «Лигейя», «Береника», «Овальный портрет». Это позволяет по-новому взглянуть на «вереницу» явившихся к лирической героине литературных персонажей в завязке Поэмы и дать объяснение фрагменту одного из самых загадочных произведений русской литературы ХХ века, а также некоторым другим ахматовским стихотворениям.
Мехтиев В.Г. - Семантика лермонтовского поэтического мифа о Демоне в "Островитянах" Н.С. Лескова c. 1-9

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.3.35024

Аннотация: Предметом исследования являются негативно-оценочный, сатирический пласты романа «Островитяне», связанные с образом демонического героя, который благодаря М.Ю. Лермонтову обрел в русской литературе значение архетипа и поэтического мифа. Объектом исследования являются стилистические приемы и идеологические мотивы Н.С. Лескова, лежащие в основе «десакрализации» романтического мифа. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как 1) роль поэмы Лермонтова «Демон» и романтической поэзии 1840-х гг. в формировании мифа о демоническом герое; 2) семантические деформации, приведшие у Лескова к отклонению мифа от его конвенциональных значений; 3) сатирический модус, применяемый в качестве основного приема создания образа Истомина. Особое внимание уделяется сатире Лескова в ее функции «перекодировки» мифа. Основными выводами проведенного исследования являются: образу художника Истомина поручено авторское задание по развенчанию романтического мифа. По этой причине вокруг него группируются оценочно-эмоциональная лексика, элементы сатиры, выражающие точку зрения именно «субъективного» нарратива. Все это придает образу смысловую прозрачность, противоречащую «загадочному коду» мифа романтизма. Особым вкладом автора в исследование темы является обнаружение связей мифа о демоне с мифом о Прометее, что важно для понимания сложности и многогранности семантического ядра рассматриваемого явления. Новизна исследования заключается в том, что автор выявляет основной мотив сатирической манеры Лескова. Смысл ее не в создании «мифа о мифе» или «антимифа»; в романе формируется «не миф» – с тем, чтобы достичь полной ликвидации литературного мифа о демоническом герое. Сатира необходима писателю для типизации, а не индивидуализации персонажа.
Ли С. - Обзор истории китайского перевода чеховской драмы в XX и XXI вв. c. 1-13

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.37994

Аннотация: В последнее время наблюдается усиление интереса ученых к изучению иностранных переводов драматических произведений Чехова. Сравнительных исследований различных китайских переводов чеховских пьес в определенный период довольно много, но проблема системной периодизации китайских переводов пьес Чехова мало изучена. Статья посвящена осмыслению истории китайского перевода пьес Чехова в XX и XXI вв. Предметом исследования служат разные китайские переводы драматических произведений Чехова. Целью данной работы является системный анализ особенностей и причин развития китайского перевода чеховской драмы в разные периоды. В ходе исследования используются описательный, аналитический и сопоставительный методы. В работе впервые дан относительно целостный обзор истории рецепции и перевода чеховской драмы в Китае с XXI в. В сравнительном исследовании китайских переводов драматических произведений Чехова необходимо обратить внимание на восприятие иностранной культуры разными переводчиками. Сложную историю рецепции и перевода чеховской драмы в китайской культуре XX–XXI вв. мы разделяем на пять этапов. С изменением времени и развитием теории и уровня перевода художественное очарование чеховской драмы раскрывается еще сильнее. Превращение Чехова из типичного писателя-реалиста в глазах всех в признанного пионера современной драматургии XX в. также подтверждает сложность, многозначность и продвинутость творчества Чехова. Нам также необходимо взглянуть на переводы драматургии Чехова с межкультурной точки зрения, своевременно рассматривать последние достижения исследований в области перевода драматургии Чехова в стране и за рубежом и искать пути взаимного сопоставления между различными культурами в сравнении переводов.
Ли С. - Чеховская драматургия в современном китайском театре в XX и XXI вв. c. 1-13

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38125

Аннотация: Статья посвящена проблеме рецепции чеховской драматургии в современном китайском театре. Предметом исследования - сценическая рецепция чеховских пьес в КНР в XX и XXI вв. Целью данной работы является системный анализ особенностей чеховской драматургии в китайском театре в разные периоды. Основными методами представляются описательный, аналитический и сопоставительный методы. Пьесы Чехова были введены в Китай более ста лет назад, и большинство его драматических произведений было поставлено в современном китайском театре. В различных спектаклях по мотивам чеховских пьес китайские драматурги-режиссеры, такие как Ян Шэнь, Лай Шэнчуань, Ли Люйи, Линь Чжаохуа и др., показывают нам их уникальную интерпретацию чеховской драмы во многих областях.   Во многих исследованиях рассматриваются проблема влияние чеховской драматургии на творчество китайских писателей, а проблема сценической интерпретации чеховских пьес в Китае мало изучена. Научная новизна настоящей работы заключается в том, что в ней впервые дан относительно целостный анализ сценической рецепции чеховских драматических произведений в Китае в XX и XXI вв. Современные китайские театральные деятели бережно относясь к тексту оригиналов пьес А.П. Чехова, при этом предлагая новые интерпретации его драматургии. Сценическая интерпретация и рецепция Чехова в Китае уже стали одним интерпретационным кодом для исследования русской драмы в современном китайском театре и современных русско-китайских литературных отношений.
Ли С. - Традиция чеховских образов в пьесах Ся Яня c. 1-9

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38128

Аннотация: Острые актуальные вопросы и связанные с ними дискуссии, которые более ста лет назад великий драматург Чехов и персонажи его пьес задают, до сих пор все еще влияют на нас. В своих драматургических произведениях Чехов в каком-то смысле выражает размышления о социальной реальности, национальном духе и человеческой судьбе в более значительных исторических рамках. Чеховская драма сыграет важную роль в развитии современной китайской драматургии. Драматические шедевры Чехова занимает неотъемлемое место в творении современных китайских драматургов. В данной статье исследуется чеховская традиция в драматическом творчестве современного китайского драматурга Ся Яня. Предметом исследования служат воплощение типичных образов чеховской драмы и отражение традиции чеховской драматургии в пьесах Ся Яня. Автором используются описательный, аналитический и сопоставительный методы. Новизна работы заключается в том, что в данной статье впервые дан подробный анализ метаморфозы образов из чеховских пьес в драматических работах известного китайского драматурга Ся Яня, а также отражения традиции чеховского «Вишневого сада» в пьесе Ся Яня «Под крышами Шанхая». В драматических произведениях Чехова и Ся Яня персонажи с большей вероятностью встретят страдания с улыбкой, разрешат страдания с сердцем, полным боли, преодолеют страдания и наделят читателей комическим духом, чтобы они оптимистически обходились с жизнью.
Харламова С.А. - Рок-музыкант как автор художественной прозы: методологические заметки, взаимоотношение звука и текста на примере творчества M. Джиры c. 6-14

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29412

Аннотация: В настоящей статье рассматривается взаимодействие текста и музыки в творческой системе рок-музыканта, одновременно являющего автором художественной прозы. Предметом исследования служат интермедиальные связи текста и музыки, взаимоотношения текста литературного произведения и музыкальных композиций, а также особенности репрезентации звука в тексте и ее значение в поэтике художественного произведения. Материалом исследования являются сборники рассказов американского рок-музыканта, независимого исполнителя Майкла Джиры, студийные альбомы и выступления группы «Swans». Исследование опирается на интермедиальный и сравнительный методы анализа. Также делается несколько общих замечаний относительно определения термина «художественная проза рок-музыкантов» и изучения вербальной составляющей рок-композиций. Новизна исследования заключается в том, что интермедиальные связи прослеживаются во взаимосвязи литературного произведения и популярной музыки (в данном случае независимой, экспериментальной), как в противопоставление академической музыке. Особенность исследования заключается также в том, что рассматривается творческая система одного автора, пишущего музыку, тексты песен и художественную прозу. Выявляются эстетические взаимосвязи художественной прозы и музыкального творчества, репрезентация звуковых и музыкальных образов в тексте рассказов и ее значение в поэтике сборников, прослеживаются общие тенденции в прозе и музыке одного автора. Делаются выводы об особой важности звука и музыки в художественном мире рассказов, о тесной эстетической взаимосвязи художественного текста и музыкальных композиций. Обращение к взаимодействию литературного текста и экспериментальной музыки позволяет значительно расширить представления об интермедиальных связях литературы и музыки в частности, а также о понятии музыкальности в литературе в целом.
Подковырин Ю.В. - Визуальные аспекты раскрытия смысла в литературном произведении (на материале рассказа А. С. Грина "Безногий") c. 9-15

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.6.35762

Аннотация: Объектом исследования в статье является смысловая организация литературного произведения. Предмет исследования – характер соотношения визуального и семантического аспектов произведения. При этом под «визуальным» в статье понимается не характеристика материального плана произведения, его текста, а одно из «свойств художественной образности» (С. П. Лавлинский, Н. М. Гурович). В статье, с одной стороны, интерпретируется семантика визуальных образов в рассказе А. С. Грина «Безногий», с другой стороны, выявляются и описываются визуальные аспекты самого смысла рассказа. Исследуется неотделимость понимания смысла произведения от определённой «настройки» читательского зрения.   Научная новизна исследования определяется тем, что в нём впервые, на материале рассказа А. С. Грина "Безногий", выявляются не только семантические аспекты визуальных образов, но и визуальные аспекты раскрытия смысла. Невозможность актуализации смысла в литературном произведении без его своеобразной визуализации объясняется его (художественного смысла) особым - инкарнированным - характером. То, что в художественном произведении смысл претворяется в наличное бытие героев (инкарнируется), определяет неотделимость процесса понимания от пристального всматривания в предметные формы этого бытия. Для читателя литературного произведения "просмотреть" (то есть - упустить) ту или иную черту художественного мира означает - отдалиться от адекватного понимания. Если для героя рассказа "Безногий" понимание себя и своего истинного положения в мире связано, в значительной мере, с отказом от вИдения, то для читателя «Безногого» (как и любого другого художественного текста) вИдение (верно «настроенное», соответствующее тому, что произведение «показывает») является залогом понимания.
Темиршина О.Р., Устиновская А.А., Погодина Ю.Ю. - Перевод как форма диалога: художественные переводы В. Нарбута и М. Зенкевича c. 9-20

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.37892

Аннотация: Предметом исследования являются механизмы семиотического освоения акмеистами «левого крыла» иных эстетических систем в акте художественного перевода. Основная гипотеза работы заключается в том, что поэтика Нарбута и Зенкевича серьёзнейшим образом повлияла на специфику их переводческой деятельности, приводя к проекции семантических мотивно-образных структур в смысловое пространство переводимых текстов. В работе используется лингвосемиотическая методология, которая, во-первых, предполагает понимание перевода в прагматико-коммуникативном аспекте как акта эстетической коммуникации, во-вторых, позволяет выявить систему семантических корреляций между разными текстами с опорой на философско-эстетическую базу поэтов-акмеистов. Новизна работы заключается, в том, что в статье впервые проанализированы переводы Нарбута в проекции на специфику его военно-революционной поэзии и выявлены механизмы «смыслового сужения» физиологической темы в переводах Зенкевича (в сравнении с его лирикой). Выводами проведенного исследования является установление ряда закономерностей переводческой деятельности Нарбута и Зенкевича. Так, в работе показано, что в военно-революционной лирике Нарбута формируется семантический паттерн, включающий в себя апокалипсический миф, мотив восхождения/вознесения механизма (всегда вынесенный в финал текста), перформативные структуры, национальную топонимику. Этот смысловой комплекс со всеми его элементами представлен и в нарбутовских переводах, что позволяет сделать вывод о том, что Нарбут в своей переводческой деятельности использует стратегию прямой проекции. Переводы Зенкевича, соотнесенные с темой войны, строятся по принципиально иной модели. Эстетико-поэтическая система Зенкевича является гораздо более масштабной по своему философскому охвату, чем сами переводимые тексты, что приводит к стратегии «смыслового сужения» физиологической «акмеистической» тематики.
Нижник А.В. - Художественный ритм цикла «Конармия» Исаака Бабеля c. 10-17

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.34407

Аннотация: В статье рассматривается цикл Исаака Бабеля «Конармия» в контексте художественных течений 1920-х гг. И. Бабель сторонился разнообразных литературных группировок и громких манифестов, поэтому его место в литературной системе послереволюционной литературы остается в некоторой степени обособленным: он имел репутацию «писателя-реалиста» (пусть и с некоторыми оговорками) – в первую очередь благодаря конкретно-исторической подоплеке его военного цикла. В связи с этим его литературный стиль также редко рассматривается как феномен модернистской литературы – метарефлексивной, интертекстуальной и сосредоточенной на экспериментах с художественной формой. Тем не менее творчество Бабеля может быть также рассмотрено как характерный для модернизма феномен «синтеза искусств» – не только живописи и кинематографа, но и музыки. Музыкальность Бабеля прослеживается как на уровне семантики и конкретных лейтмотивных образов, так и на уровне ритмической организации текста. В статье показаны «претексты» (или жанровые и стилистические модели), которые легли в основу «Конармии»: фольклорные песни, революционные марши, а также поэзия французского символизма (в частности, А. Рембо), ставившая своей целью разрушение стихотворной формы и ее сближение с ритмической прозой. Таким образом, некоторые элементы прозы Бабеля интерпретируется как варианты свободного стиха, что соответствует черновым жанровым определениям, которые давал своим рассказам писатель, и манере его литературной работы, о которой свидетельствовали некоторые современники.
Устиновская А.А. - Перевод стихотворения Леконта де Лиля “Le parfum impérissable” как внутриакмеистический диалог c. 10-18

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.3.35092

Аннотация: Предметом исследования в статье являются переводы русских поэтов, выполненные в рамках различных творческих и переводческих установок. В качестве материала исследования переводы стихотворения Леконта де Лиля “Le parfum impérissable”, выполненные И.Ф. Анненским, Н.С. Гумилевым и М.Л. Лозинским (в двух последних текстах представлены обоюдные правки). Три переводчика восхищались творчеством де Лиля, Анненский и Гумилев заимствовали ключевые образы поэзии французского автора в свои оригинальные произведения. Метод исследования включает сравнительный и сопоставительный анализ текстов оригинала и переводов, с привлечением элементов герменевтического и компонентного анализа текста.   Основными выводами данного исследования является выявление принципиальной разницы между творческими установками переводов, выполненных в начале ХХ века, и созданных в рамках работы издательства «Всемирная литература». Перевод И.Ф. Анненского, созданный в 1904 году, вольно передает форму оригинала и придает тексту символическое прочтение: для поэта наиболее важным оказывается символ неумирающего аромата – вечной любви, заключенной в сердце, как в сосуде. Переводы Н.С. Гумилева и М.Л. Лозинского отличаются сохранением оригинальной формы сонета и передачей широкого культурного контекста: переводчики постарались передать намеченный де Лилем восточный колорит и образ аромата-джинна-духа любви, запертого в сердце-сосуде. Наиболее точный перевод в отношении культурного контекста удалось выполнить М.Л. Лозинскому, и в рукописных правках текстов де Лиля его вариант признан окончательным.
Вэй С. - Крестьянская реформа 1861 года в поэме Н.А. Некрасова «Коробейники» c. 10-18

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38212

Аннотация: Поэма Н.А. Некрасова «Коробейники», написанная летом 1861 года, отразила размышления поэта о начинавшейся крестьянской реформе (объявленной Манифестом 19 февраля 1861 года). Вопреки свидетельствам Н.Г. Чернышевского отношение Некрасова к реформе не было полностью негативным. Понимая, что в некоторых своих аспектах условия изменений были несправедливы по отношению к крестьянам, поэт тем не менее видел в реформе начало позитивных сдвигов – движение к капиталистическим, рыночным отношениям. Описывая недавнее прошлое, Некрасов, используя специфические фигуры бродячих торговцев-коробейников, моделирует ситуацию рынка, на котором помещики и крестьяне выступают не в качестве хозяев и рабов, но в качестве покупателей.   Научная новизна исследавания заключается в том что, в анализе автор опирается также на достижения актуальной методологии «новой экономической критики». Русский национальный характер Некрасов показывает как не чуждый любви к рыночным отношениям, ситуации купли-продажи, следовательно, возникающие новые условия жизни, как вполне благоприятные для развития России. Необходимыми условиями для того, чтобы это развитие действительно совершалось шло в правильном направлении, направлении улучшения жизни и дворянства и крестьян, как видится из данного анализа, являются отсутствие тяжелых разорительных войн (подобных Крымской, во время которой перенесено действие поэмы) и защита отечественного рынка от экспансии европейских товаров.
Кравинская Ю.Ю., Хлыбова Н.А. - Деконструкция метарассказа в постколониальном тексте. Преломление христианского кода в романе Кери Хьюм «The Bone People» c. 11-19

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.4.31022

Аннотация: В статье рассмотрена проекция европейского метарассказа в постколониальном тексте, на примере деконструкции христианского метарассказа в романе Кери Хьюм «The Bone People» (1985). Понятие «метарассказ», в данном случае, представлено через призму литературоведческих исследований в качестве критерия анализа развития литературного процесса в эпоху постмодернизма. В постколониальных исследованиях метарассказ, обладая большим теоретическим потенциалом, выступает в роли доминантного кода, навязанного европейской культурой, как господствующей, культурам колонизированных народов, что способствует обращению авторов-постколониалистов к приему деконструкции метарассказов бывших колонизаторов. Авторами статьи выполнен практический анализ постколониального романа, в котором получили интерпретацию такие компоненты произведения как сюжет, образность героев, паратекстуальный уровень. Наряду с общелогическими методами проведения исследования, были применены сравнительный метод и метод интерпретации. Научная новизна проведенного изыскания заключается в том, что литературный процесс Новой Зеландии, в целом, и творчество представителей маорийского ренессанса, в частности, недостаточно изучены отечественными исследователями. Анализ деконструкции христианского метарассказа в постколониальном тексте позволяет сделать следующие выводы: уникальность деконструкции метарассказа в постколониальном тексте основана на применении контрдискурсивных стратегий, которые включают в себя обращение к элементам метарассказа, презентация как части колониального дискурсивного поля, а затем авторская трансформация с целью вписать их в постколониальное пространство.
Асадов И. - Символика романа А. Моравиа "Римлянка" c. 11-17

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.6.32999

Аннотация: В статье анализируется роман итальянского писателя XX века Альберто Моравиа «Римлянка» (1947). Как и в других романах Моравиа выделяет одного рефлексирующего персонажа, конструируя таким образом авторскую интенцию в произведении. Также в настоящей статье рассматривается особая символика в романе. Действие романа происходит в 40-е годы, во времена фашизма в Италии: героиня является жертвой безразличия, жестокости общества и своей собственной слабости, неумением отказаться от материальной выгоды и отстоять свои ценности и мечты. Писателю также важно показать взаимодействие общественных классов. В отличие от героев других романов автора, Адриана на протяжении романа фактически теряет своё место в обществе, меняя свои поведенческие установки и совершая переоценку ценностей. Каждый взаимодействующий с ней персонаж может быть интерпретирован в качестве символа, представителя определенного класса, к которому он принадлежит. И каждый по-своему её эксплуатирует и на неё влияет. Писатель пишет текст, который можно рассматривать как неореалистический или экзистенциалистский. В статье применяется комплексный метод исследования романа А. Моравиа "Римлянка". Подробно разбирается концепция личности героини в произведении. Следует также указать и на общие черты протагонистов в творчестве рассматриваемого автора. К примеру, Чезира, героиня романа «Чочара» (1957), принадлежит к мелкой буржуазии, также испытывает изменение жизненных установок, став свидетелем дегуманизации народа и общего безразличия к судьбе страны, но в отличие от Адрианы-жертвы выступает больше в роли свидетеля. Научная новизна заключается в анализе символики романа и взаимосвязи судьбы героини с судьбой страны. Героини Моравиа по-разному символизируют страну при фашизме, только в случае с Адрианой, она олицетворяет непосредственно изменения: доходит до нравственного падения и сама извращает свою внутреннюю сущность под влиянием фашизма. Анализируются особенности повествования в романе: рассказ героини может восприниматься как исповедь, либо как беседа с понимающим другом. Тем самым сглаживается критическое восприятие трагических событий в романе, поскольку это повышает степень доверия читателя к героине. Символика романа включает в себя образ Мадонны и образ Данаи (картина Тициана). Даная изображена чувственной.
Старостина К.В. - Мифологические мотивы в произведении М. Москвиной «Моя собака любит джаз» c. 11-18

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.2.34988

Аннотация: В статье показано, как реализованы мифологические мотивы в детском писательском творчестве русской литературы конца ХХ в., в частности, в повести М. Москвиной «Моя собака любит джаз». Как удалось установить, мифологические мотивы использованы не только в качестве художественных элементов, но и как смыслообразующие конструкты. Специфика повести во многом сформирована мотивами справедливости, иронии и игры. Сюжет и бытийная составляющая воспроизведены через призму мифологичности, включающую компоненты социального опыта и ирреалистичного развития повествуемых событий. Особенности мотивной структуры проявляются, главным образом, при обсуждении действующими лицами ситуаций бытового характера и перспектив (выбор профессии, проблемы воспитания, покупка одежды, способы расширения кругозора, отдых у моря). Способ повествования справедливо рассматривать как мифо-типический символизм, проявляющийся в том, что финал отдельных сцен внутри произведения часто неоднозначен и непредсказуем и допускает вмешательство воображения читателя. Автор ярко раскрывая интересные сюжетные линии, тем самым, позволяет читателю посмотреть на самих себя. Показана положительная энергетика повествования, которая создает предпосылки для вдохновения, новых жизненных поисков и желания смотреть на окружающий нас мир широко открытыми глазами. Отмечается, что литературное произведение стимулирует развитие нравственных качеств молодого поколения.
Хайрулина О.И. - "Царь Голод", "Анатэма" Л. Андреева и "Граждане Кале" Г. Кайзера: сопоставительный анализ c. 12-17

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.6.31157

Аннотация: Типологическая близость драматургии Леонида Андреева и Георга Кайзера многократно обсуждалась исследователями творчества Андреева еще в начале ХХ века, однако детального сопоставительного анализа отдельных пьес драматургов до сих пор не осуществлялось. На примере условно-аллегорических пьес Л. Андреева «Царь Голод», «Анатэма» и исторической драмы Г. Кайзера «Граждане Кале» автор статьи находит эти точки соприкосновения на уровнях системы персонажей, языка, отчасти проблематики, а также в авторских ремарках. Методом исследования, применяемым автором в данной статье, является сопоставительный литературоведческий анализ, позволяющий выявить типологическую связь драматургических произведений Л.Н. Андреева с драматургией представителя немецкого экспрессионизма Г. Кайзера. Основными выводами проведенного исследования являются определенные в ходе сопоставительного литературоведческого анализа сходства между экспрессионистской драматургией Георга Кайзера и условно-аллегорическими пьесами Леонида Андреева, что позволяет говорить как о непроизвольной преемственности средств художественной выразительности, так и об общей эстетической направленности драматургов.
Килинг Т.В. - Г.Р. Державин на подступах к диалогизму: на материале ранней лирики c. 14-26

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.3.32643

Аннотация: На фоне возрастающего интереса к проблеме диалогизма лирики XIX–XX веков автор статьи отмечает небольшое количество работ, посвященных исследованию феномена диалогизма в лирике XVIII века, в том числе в творчестве Г.Р. Державина. Предметом исследования послужили формы проявления диалогизма в ранней лирике Г.Р. Державина. Цель исследования – определение пути формирования диалогических интенций в процессе становления авторского сознания Державина-лирика. Материалом исследования являются торжественные оды, созданные Державиным в 1760–1770-е годы. Методология исследования предполагает опору на проблему автора С.Н. Бройтмана, опирающегося на концепцию диалогизма. Структурно-семантический метод позволяет выявить диалогические структуры и формы в лирическом тексте. В результате исследования выявлены пути диалогизации, проявляющиеся в ранних одах Державина: от освоения коммуникативной функции обращения, сложившейся в предшествующей одической традиции, к появлению, интуитивно или сознательно, новых для жанрового канона оды этого периода форм диалогизма – изменение дистанции между адресатом и адресантом, индивидуация лирического субъекта, появление речевых субъектов и т.д., что можно считать научной новизной исследования.
Снигирева С.Д. - Историософские воззрения Ф. М. Достоевского и демократическая концепция раскола А. П. Щапова c. 14-26

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.5.32888

Аннотация: Предмет исследования данной статьи — концепция раскола А. П. Щапова, а также историософские построения Ф. М. Достоевского, в центре которых — осмысление проблемы раскола и его роли в историческом процессе. Целью данной работы является установление влияния демократической концепции раскола, представленной в работах А. П. Щапова «Русский раскол старообрядства», «Земство и раскол», «Земство и раскол. Бегуны», на формирование историософских воззрений Достоевского, особенности осмысления писателем феномена раскола. В статье используется системный подход, позволяющий рассмотреть феномен раскола как центральный элемент историософии Достоевского в соотнесении с социально-экономической концепцией Щапова, положившей начало народнической тенденции в историографии раскола и связанной с историей развития демократической мысли в России. В исследовании применяются сравнительный и аналитический методы. Научная новизна исследования определяется целостным подходом к описанию темы раскола как центрального элемента историософии Достоевского, учитывающим ее обусловленность историческими и общественно-политическими факторами. Подчеркивается, что восприятие писателем раскола как протестного движения, а народного недовольства как движущего фактора истории формировалось под влиянием вызвавшей общественный резонанс концепции Щапова о политическом характере раскола. Опираясь на демократическую концепцию истории и преодолевая ограниченность построений либерального лагеря, Достоевский создает собственную модель развития России, целью которого является воссоединение образованного общества с народом. В центре этой концепции — осмысление раскола как прогрессивного явления, отражающего пробуждение народного сознания и умственной деятельности, в котором сохранилось общинное устройство, способное, по Достоевскому, стать основой для новой формы организации общественной жизни.
Вэй С. - Использование ценностного метода в литературоведческих исследованиях (к интерпретации творчества Н.А. Некрасова в аксиологическом аспекте) c. 14-23

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38328

EDN: KVPHES

Аннотация: Творчество Некрасова представляет собой определенную проблему для изучения с точки зрения выраженной в нем системы ценностей. Несмотря на то, что достаточно большое количество работ было в советское время посвящено этой проблеме, она не представляется решенной. Наиболее продуктивным подходом к решению вопроса об этических основаниях поэзии Некрасова представляется реконструкция понимания связи между эстетикой и этикой, характерного для общественно-философской мысли его времени. Русская либеральная интеллигенция на протяжении 1830-1850-х годов в поисках ответов на вопрос о месте искусства в мире обращалась к немецкой классической философии. От философии Канта, резко разделившего этику и эстетику и отрицавшего возможность непосредственного воздействия искусства на мир и общество, она перешла к «системе трансцендентального идеализма» Шеллинга. Не удовлетворившись потенциальным «имморализмом» этой системы, русская либеральная мысль приняла философию Гегеля, с одной стороны, признававшую необходимость «принятия» действительности для философа, с другой – оставлявшую за художником право критики этой действительности как не соответствующей своему «понятию». В 1850-е годы мыслителями круга Чернышевского и Добролюбова были внесены дополнения на основе философии Фейербаха, однако по сути она остается без изменения. Эти концепции и позволяют по-настоящему понять некрасовскую аксиологию, по-настоящему приблизиться к его специфической «поэзии действителньости», сочетающей стремление к эстетическому совершенству, философское приятие мира в его полноте и острую критику современного общества.
Пинаев С.М., Дмитриева Ю.Ю. - «Двери рая вскроются для нас…»: семантика медиальности в поэзии Н.С. Гумилева c. 15-24

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.5.35509

Аннотация: Предмет исследования в настоящей статье – медиальная семантика в поэзии Николая Степановича Гумилева, неразрывно связанная с важнейшим для поэта мотивом пути, путешествия, дороги. В качестве материала исследования привлечен корпус стихотворений Н.С. Гумилева с 1905 по 1921 гг. В понимании комплекса медиальной семантики прослеживается определенная константа: даже если автор говорит о двери/воротах как физическом объекте (дверь замка, дверь дома), образ носит трансцендентальный оттенок. Дверь ведет в иной мир, достаточно часто – в рай, и подразумевается, что увидеть ее могут немногие посвященные, она открывается не каждому. Сходное понимание двери Гумилев высказывает в своих теоретических статьях, например, в программном манифесте нового литературного направления «Наследие символизма и акмеизм». По свидетельству Ахматовой, он сам был нацелен на поиск некоей мистической «золотой двери», которую предполагал найти в своих путешествиях в Африку. Разочарование в этих поисках привело к появлению в творчестве Н.С. Гумилева мрачного, макабрического прочтения медиальной семантики: это может быть не только дверь в рай, но и дверь в инобытие, за которой ожидают страшные муки. Метод предпринятого исследования включает в себя контекстуальный и герменевтический анализ с привлечением данных о биографии и критических статьях автора. К основным выводам исследования относится выявление константных и вариативных черт данного образного комплекса, неразрывно связанного с центральным для творчества поэта концептом пути, дороги, странствия. Семантика медиальности взаимодействует с комплексом танатологических и гносеологических мотивов: двери/ворота ведут к знаниям и открываются лишь знающему, посвященному, достойному. Вход в иной мир – не цель пути, портал открывается в неожиданных местах, и не каждый путник может его увидеть.
Степанова В.Е. - Художественные особенности философских произведений С.С. Васильева-Борогонского. c. 15-24

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.37099

Аннотация: Цель исследования – раскрыть художественное своеобразие произведений философской лирики С.С. Васильева. В статье рассматривается проблема поэтического языка философских стихотворений поэта в аспектах выявления роли и функции поэтических образов, а также приемов риторических фигур, стилистики и синтаксиса как способа авторского выражения философских взглядов С.С. Васильева. Исследование вопросов философской лирики поэта потребовало привлечения контекста, который представлен обзором философской поэзии классиков якутской поэзии А.Е. Кулаковского, А.И. Софронова, последователем которых является С.С. Васильев. Следует отметить, что поэт осознанно придерживался опыта и традиций предшественников. Для создания лирических произведений С.С. Васильева в качестве ориентира выступала поэтика философских произведений первых поэтов. Научная новизна заключается в том, что на основе литературоведческих исследований впервые проводится изучение поэтики философской лирики С.С. Васильева. В результате: выделено основное идейное содержание философской лирики поэта; определено, что поэт углубил смысловое значение поэтических образов, заимствованных им из народной лирики. Обозначенные поэтом образы-символы являются понятным и действенным средством художественного воспроизведения философских понятий. Риторические обращения, вопросы, которые специфичны для философской лирики в целом, выступали основными приемами раскрытия темы философских произведений С.С. Васильева, способствовали передаче личных рассуждений поэта, а также авторского замысла лирических произведений.
Гусева Н.В. - Образная система рассказа Л. Ятманова «Капля надежды» в аксиологической проекции c. 16-21

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.5.30867

Аннотация: В данной статье в рамках целостного изучения ценностной парадигмы марийской национальной литературы рассматривается рассказ марийского писателя Льва Ятманова «Капля надежды». Рассказ написан на русском языке, опубликован в 1986 году в литературно-художественном альманахе «Дружба» и посвящен теме Великой Отечественной войны. Главное внимание в ней уделено образной системе этого рассказа, которая рассмотрена в аксиологической проекции, а также характерологии и символизации, направленной на актуализацию аксиологического содержания произведения. Методологию исследования составляют структурно-семантический анализ произведения и междисциплинарные подходы (литературоведение и философия), позволяющие выявить ценностные составляющие образов и выражающие их аспекты поэтики. В статье доказывается, что в рассказе Л. Ятманова «Капля надежды», впервые в данной статье ставшем объектом научного рассмотрения, аксиологические коннотации в характеристике персонажей и в образах-символах определяют авторскую концепцию произведения. Выделены и описаны художественные рецепции таких понятий, как человеческая жизнь, любовь, вера и надежда, которые составляют ценностную основу всех субъектов сознания и речи (повествователя, его отца, матери, Веры); выявлено символическое значение заглавного образа произведения.
Оспанова Э. - Полемика об идейной направленности вокруг альманаха «Мнемозина» c. 16-25

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.11.39080

EDN: AUHKGD

Аннотация: Статья представляет собой анализ полемики, которая происходила на страницах альманаха «Мнемозина», издаваемом А. С. Грибоедовым, В. К. Кюхельбекером и В. Ф. Одоевским в 19 веке. Объектом исследования выступают негативные критические отзывы, посвященные альманаху «Мнемозина». Целью исследования является выявление влияния негативных критических отзывов на восприятие альманаха «Мнемозина». Основная часть работы посвящена негативным отзывам об альманахе. В статье также имеется краткое описание истории создания самого альманаха для более полного и подробного понимания материала. При рассмотрении критических отзывов об альманахе «Мнемозина» в первую очередь стоит упомянуть личность Ф. Б. Булгарина, знаменитого своей громкой полемикой с издателями «Мнемозины», а также А. Ф. Воейкова и князя Шаликова, имевшего непосредственное отношение к данному альманаху. Новизна данной статьи заключается в более подробном рассмотрении негативных критических отзывов на альманах «Мнемозина», а также влиянии данной полемики на выход альманаха. Необходимо отметить, что «Мнемозина» за небольшой, но довольно активный период издания приобрела как идейных сторонников, разделявших взгляды издателей, так и противников, активно критиковавших альманах, среди которых были Ф. Б. Булгарин, А. Ф. Воейков и князь П. И. Шаликов. Полемика издателей «Мнемозины» с критиками не прекращалась вплоть до прекращения выхода альманаха. Данне критические отзывы вызвали бурную полемику по ряду вопросов: начиная от внешнего вида «Мнемозины», и заканчивая отдельными комментариями к произведениям альманаха. Данные обсуждения не только не испортили репутацию «Мнемозины», но и помогли привлечь к ней внимание общественности.
Парамонова М.К. - Жанр надгробного слова в русской ораторской прозе второй половины XVIII в. c. 17-23

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.4.20020

Аннотация: Объектом исследования является жанр надгробного слова – один из самых древних риторических жанров, который был распространен в русской ораторской прозе XVIII в. Надгробное слово активно разрабатывалось в Петровское время, в этот период жанр нес не только религиозные, но и политические функции. Во второй половине столетия надгробное слово приобрело нравственно-дидактический характер. Также подвергся изменению стиль слова: на смену долгим периодам и многочисленным цитатам из Священного писания пришли небольшой объем и простая понятная лексика. Основным методом исследования является сравнительно-исторический: жанр рассматривается в литературном, культурном и историческом контексте эпохи. В качестве примера надгробного слова екатерининского времени приводится «Слово на погребение великой княгини Наталии Алексеевны» митрополита Платона (Левшина), которое подвергается филологическому анализу. Надгробные слова второй половины XVIII в. не становились ранее объектом отдельного исследования: вниманием ученых обычно пользуются подобные произведения Петровского времени. Однако именно вторая половина XVIII в. является для жанра периодом расцвета: в это время надгробные слова активно создаются и публикуются, расширяется круг лиц, которым посвящаются произведения, жанр окончательно утверждается в церковной ораторской прозе.
Котова А.В. - Об источниках сравнения: V. Fl. 6. 609–612 c. 17-22

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.1.25317

Аннотация: В системе средств художественной выразительности поэтического текста сравнения занимают важное место. Особый интерес для исследователя представляет изучение лексико-стилистических особенностей античных эпических поэм римских авторов, в основе сюжетов которых лежит мифологический материал. Цель настоящей статьи состоит в изучении сравнений как стилистического приема в римской эпической поэзии I в. н. э. Предметом исследования выступают индивидуальные художественные особенности сравнения главного героя поэмы Ясона с горой Кавказ в «Аргонавтике» Валерия Флакка (6. 609–612). В работе применяются как общетеоретические методы исследования, так и специальные филологические методы интерпретации античного текста. Автор статьи делает следующие выводы: сравнения человека с горой в античном эпосе восходят к Hom. Il. 13. 754–755; в латинском эпосе среди сравнений с горами видное место занимает пассаж из «Энеиды» (12. 697–703), который основывается на стихах из «Илиады» и служит источником для сравнения в «Аргонавтике» (6. 609–612). Валерий Флакк, используя описание Апеннина, перенял лексическое наполнение и tertium comparationis. Вместе с тем, поэт добавил эпитет hibernus и отсылку к предыдущему сравнению (6. 604–608), где гребень на шлеме Ясона сопоставляется с Сириусом, известным своей вредоносностью, – за счет этих средств подчеркивается губительность Ясона для Медеи. Таким образом, в работе исследовано, как Валерий Флакк перерабатывает материал своих предшественников и вписывает сравнение в собственный контекст. Проведенное исследование расширяет наши знания о работе Валерия Флакка с источниками. Результаты могут применяться в дальнейших исследованиях стилистических особенностей «Аргонавтики».
Волховская А.Г. - Пушкинская тема в произведениях Монтсеррат Роч c. 17-25

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27011

Аннотация: Данная статья обращена к книге каталанской писательницы Монтсеррат Роч «Золотой шпиль», которая частично посвящена жизни и творчеству А.С. Пушкина. Была опубликована в Барселоне в 1985 г. В книгу вошли основные материалы, собранные М. Роч о русском поэте. Автор статьи стремится проследить процесс возникновения интереса М. Роч к Пушкину, а также рассмотреть новые ракурсы восприятия испанским читателем его творчества, которые каталанская исследовательница добавляет к уже существовавшим на тот момент. Во время работы над книгой М. Роч использовала исследование французского писателя А. Труайя «Пушкин», а также переводы произведения Пушкина на испанский язык. Все цитаты из текстов М. Роч приводятся в переводе с испанского языка, который весьма близок к оригиналу. Данная статья была подготовлена на основе анализа текстов двух произведений М. Роч - «Золотой шпиль» и «Мое путешествие в блокаду», в которых она исследует и описывает жизнь и творчество Пушкина. При этом учитывался культурно-исторический контекст написания этих работ, те моменты, на которых писательница акцентировала свое внимание, а также выбор литературных и других источников, которые она использовала для написания своих работ. Важно выделить следующие аспекты исследования М. Роч: – она формирует у читателя ассоциативную связь между образом Пушкина и образом Санкт-Петербурга; – она впервые в истории испанской пушкинистики воспринимает произведения А.С. Пушкина с точки зрения реализма; – она рассматривает взаимоотношения поэта с женой с точки зрения феминистской идеологии.
Анисимова О.В. - Аллюзии в «Хрониках Эмбера» Роджера Желязны (цикл Корвина) c. 18-30

DOI:
10.7256/2409-8698.2017.1.22216

Аннотация: В качестве объекта исследования выступает интертекст цикла Корвина. Предметом исследования являются аллюзии в первых пяти частях романа "Хроники Эмбера" Роджера Желязны. В частности, речь идет о многочисленных отсылках к различным художественным и мифологическим текстам, среди которых произведения классиков английской литературы, а также кельтские и библейские легенды. Материал исследования составляют такие части цикла, как: «Девять принцев в Янтаре», «Ружья Авалона», «Знак Единорога», «Рука Оберона» и «Дворы Хаоса». Методологию исследования составляет использование таких методов, как метод интертекстуального анализа, а также метод текстологического и компаративистского анализа. Научная новизна исследования заключается в ранее никем не предпринятой попытке выявить закономерности в использовании Желязны аллюзий и реминисценций в своем творчестве и, в частности, в самом известном произведении - романе "Хроники Эмбера"; понять, как функционирует интертекст в корпусе текстов американского фантаста. Основными выводами проведенного анализа являются следующие положения. Согласно первому, каждая книга цикла Корвина может быть соотнесена с определенным памятником мировой литературы или рассмотрена в контексте той или иной мифологической системы. Согласно второму тезису, используемые Желязны отсылки к мифологии, выполняют сюжетообразующую функцию, помогая автору создать фэнтезийную основу вторичного мира цикла; узнаваемые литературные аллюзии призваны раскрыть внутренний мир центрального персонажа, продемонстрировать его психологическую эволюцию, а также сделать фантастических героев романа понятными современному читателю; в свою очередь, отсылки к Откровению Иоанна Богослова необходимы писателю для создания ключевого образа всего цикла - образа Апокалипсиса.
Гуань Л. - Трагические мотивы Великой отечественной. Интерпретация Василя Быкова c. 18-25

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.2.32558

Аннотация: В данной статье анализируется воссоздание трагических моментов Великой Отечественной войны в двух повестях Василя Быкова «Сотников» и «В тумане». При этом отмечается, что активное внимание к трагическому в науке и изображение трагических героев и ситуаций в искусстве в трагическом аспекте не всегда совпадало со временем, изображённым в тех или иных текстах. Основное внимание автор акцентирует на том ,что трагическое мироощущение или трагическая тональность присущи русской литературе в разные эпохи её существования и потому осмысление сущности трагического и его теория требуют дальнейшего исследования филологами, социологами и философами. Теоретической и методологической основой исследования послужили многочисленные работы теоретического характера, посвященные обсуждаемой проблематике. Помимо работ этих литературоведов, широко привлекаются современные литературоведческие и критические сочинения, способствующие пониманию указанных произведений В. Быкова. Актуальность и новизна исследования обусловливаются: во-первых, необходимостью дальнейшего осмысления сущности столь важного для литературоведения явления и соответствующего ему понятия ― «трагическое»; во-вторых, выбором произведений, весьма показательных для русской советской литературы 1920-х и 1960-1970-х годов и репрезентативных с точки зрения трактовки в них трагических аспектов русской жизни 1940-х годов ХХ века; в-третьих, потребностью вдумчиво и глубоко аналитически отнестись к изучаемым текстам и тем самым ― увидеть и объяснить сущность трагических характеров и ситуаций, какими они представали в реальной жизни и в русской литературе ХХ века.
Первушин М.В. - Два взгляда на княгиню Ольгу в древнерусской гимнографии c. 18-27

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.10.33861

Аннотация: Статья посвящена анализу сохранившихся богослужебных письменных памятников, посвященных святой равноапостольной великой княгине Ольге. Эти гимнографические памятники письменности, в современном понимании поэтическое искусство сочинения торжественных, хвалебных и главное церковных (т.е. богослужебных или литургических) песнопений, интересны тем, что позволяют в контексте поднятой темы проследить, как понималось представление о подвиге святости несколькими поколениями русских книжников, живших через столетия после нее, и как он воспринимается нами, их потомками. Эти представления раскрываются через анализ образов святой княгини, ее деяний, то есть за что в том или ином гимнографическом произведении прославляется Ольга песнотворцем.    Общий вывод, отражающий научную новизну работы, таков: начиная со второй половины XVI века в памятниках гимнографии и агиографии все чаще наблюдается закономерность — авторы (особенно памятников, посвященных князьям) все чаще и чаще стремятся показать не реального человека, достигшего святости, а святого, нисшедшего к реальности, а потому этот нисшедший есть уже то должное, которое нуждается в прославлении и требуюет неограниченного повторения этого. Пиком такого отношения уже не только ко святым, но и к живым власть предержащим был XVIII век, когда живых императоров не стеснялись ставить в один ряд с Богом, и порой заменяя Последнего первыми, а императриц, «именовать которых “Христом” было несколько неудобно», ставили выше Оного.
Москвин Г.В. - Очерк «Кавказец» как феномен экзистенциальной парадигмы в прозе М.Ю. Лермонтова c. 19-28

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.3.35041

Аннотация: Статья посвящена вопросу, впервые поднимаемому в лермонтоведении, - анализу произведения позднего периода прозы М.Ю. Лермонтова очерка «Кавказец» с позиции отражения в нем экзистенциальной проблематики литературы первой половины XIX в. В статье рассматривается идейно-художественная организация текста, представляющего социально-психологические аспекты адаптации человека к жизни. Автор показывает, что кавказский дискурс выбран Лермонтовым для выражения личных биографических переживаний и творческих идей романа «Герой нашего времени», совпадающих с периодом военной службы Лермонтова на Кавказе и пребыванием в отпуске в Петербурге в 1841 году.   Очерк «Кавказец» явился неким обобщением, вбирающим темы личной и общей судьбы, в нем собраны все возможные представляющие тему герои: настоящие, грузинские, статские кавказцы, среди них неназванные герои всего текстового пространства зрелой прозы Лермонтова (Максим Максимыч, Грушницкий, странствующий литератор, Григорий Александрович Печорин, женские образы (Бэла, ундина, казачка, Настя)). Финал очерка представляется эмоциональным итогом бесплодного существования человека. Автор прослеживает жизненный путь собирательного героя -русского кавказца от начальной повести «Бэла» до финала очерка «Кавказец» представляющийся эмоциональным итогом бесплодного существования человека, не насыщенного подлинным содержанием.
Жэнь С. - Тургеневские традиции и мотивы в сборнике Ба Цзиня «Драконы, тигры и собаки» c. 19-29

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.2.35042

Аннотация: Предметом исследования является наследование и развитие мотивов «Стихотворений в прозе» И. С. Тургенева в лирическом сборнике «Драконы, тигры и собаки» Ба Цзиня, которого называют «китайским Тургеневым». Основное внимание уделяется анализу художественных приемов, унаследованных Ба Цзинем у Тургенева, таких, как: способы повествования, мотивы сна, скрытый психологизм и глубокий психологизм пейзажа; приверженность символизму и фундаментальная музыкальность текста. В качестве материала исследования привлечены лирические циклы двух писателей, авторские комментарии, а также статьи журналов двух стран, посвященные изучению влияния Тургенева на китайских писателей. В ходе исследования использовались историко-функциональный и сравнительный методы анализа. Новизна работы заключается в том, что в ней впервые рассматривается влияние «Стихотворений в прозе» Тургенева на творчество Ба Цзиня. Внимательное изучение Ба Цзинем тургеневских «Стихотворений в прозе», когда он работал над переводами, проявилось в его творчестве как на уровне символики и выбора мотивов, так и на уровне языка и художественного стиля в целом. Музыкальность тургеневских стихотворений в прозе пробудила в Ба Цзине стремление к поискам новой художественной выразительности языка. Эстетические особенности тургеневских стихотворений в прозе созвучны традициям и эстетическим требованиям древнекитайской литературы, что объясняет неизменную популярность этих произведений Тургенева в Китае.
Ли А. - Лу Синь и Н.В. Гоголь: неисследованная область поэзии c. 19-28

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36666

Аннотация: Русская литература оказала большое влияние на творчество Лу Синя. Исследователи его прозы (в том числе синолог и переводчик Л.З. Эйдлин, литературовед Л.Д. Позднеева, писатель и литературовед Фэн Сюэ-фэн и др.) не раз сравнивали его творчество с произведениями русских писателей. Несмотря на то, что Лу Синь писал стихи на протяжении всей своей жизни, его поэтическое наследие изучено недостаточно. В статье проведен сравнительный анализ стихотворений Лу Синя и Н.В. Гоголя. Отмечается, что в поэзии обоих авторов нашли отражение их философские воззрения и взгляды на культуру. Сходство авторов заключается в том, что каждый использовал традиционное для своей культуры стихосложение. И если по содержанию и форме поэзии Гоголь, опирающийся на славянский фольклор и православную веру, представляет собой традиционного поэта, то Лу Синь, один из инициаторов «Движения за новую культуру», считается новатором в китайской литературе. Он писал прозу и стихи не на «вэньянь», языке, доступном только элите китайского общества, а на «байхуа», новом китайском литературном языке. Тем самым Лу Синь внес большой вклад в создание новой поэзии, и многие китайские литературоведы (Чан Цзао, 1962–2010, Чжу Цзыцин, 1898–1948) считают его основателем современного стихосложения в Китае. В статье установлены сходства и различия русских силлабо-тонических стихотворений и китайской новой поэзией.
Кукушкина Е.С. - Монодрама в национальной драматургии Малайзии: ретроспектива возникновения жанра c. 19-32

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.9.38753

EDN: UNCFEC

Аннотация: Объектом изучения в статье выступают известные тексты драматургии Малайзии, созданные в последней трети ХХ в. Предметом исследования становятся жанровые признаки монодрамы в данных пьесах. Целью выполняемого анализа является демонстрация монодраматического характера произведений и установление времени возникновения малайской монодрамы, а также причин, по которым жанр в течение долгого времени не получал адекватного наименования в местной критике и литературоведении. В ходе анализа применяются историко-культурный, аналитический и сопоставительный методы. Историко-культурный метод позволяет рассматривать изучаемый жанр в контексте пост-реалистического театра Малайзии, родившегося вследствие трагических для страны событий второй половины ХХ в. Аналитический метод применяется для выделения сущностных жанровых признаков изучаемых драматических текстов, тогда как с помощью сопоставительного метода художественные особенности этих текстов сополагаются с жанровыми характеристиками монодрамы. На сегодня малайская монодрама незаслуженно лишена внимания специалистов, хотя ее роль на сцене страны весьма заметна. Это предопределяет новизну и актуальность работы. Выполненное исследование показывает, что малайская монодрама много старше, чем принято считать, и существует уже почти полвека. Изучение пьес «Лазри Меон» Абдула Самада Саида и «Не самоубийство» Динсмана позволило выделить в них важнейшие черты монодрамы (предмет изображения, драматический сюжет и конфликт), тем самым отодвинув нижнюю границу существования этого жанра в малайской драматургии сначала до 1990-х, а затем – 1970-х гг. Появление неклассического жанра спустя менее четверти века после рождения малайской драматургии также позволяет сделать вывод о интенсивно ускоренном развитии этого рода литературы Малайзии.
Гречушкина Н.В. - Трагический эпос Великой Отечественной войны в рассказе М.А. Шолохова «Судьба человека» c. 20-29

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.4.32379

Аннотация: Предмет исследования данной статьи является анализ трагического и эпического в рассказе «Судьба человека» М.А. Шолохова. В развитии темы народной трагедии Великой Отечественной войны автор стремится представить ее трагическим этапом круговорота истории и бытия; связывает трагическое и эпическое в произведении с народно-патриотической позицией М.А. Шолохова, противостоянием личности судьбе, конфликтом добра и зла. Объектом исследования являются жанровые, сюжетно-композиционные, тематические особенности рассказа «Судьба человека». Цель данного исследования – выявить единство трагического и эпического в рассказе «Судьба человека», опираясь на композицию и проблематику произведения. Методологической основой работы стало развитие концепций Д. Благого, В. Заворского, К. Каспера, Э.Ф. Кондюриной, Н.Д. Котовчихиной, И.С. Леонова, М. Новикова, Л.Г. Сатаровой, Н.В. Стюфляевой. Автор статьи использует метод философско-религиозной интерпретации, системно-целостный и структурно-типологический методы. Новизна исследования видится в новых смыслах образа Андрея Соколова сквозь призму трагического и эпического начал. Таким образом, проделанный нами анализ рассказа «Судьба человека» позволяет говорить о широком диапазоне жизни народа во время Великой Отечественной войны и отождествлять рассказ М.А. Шолохова с эпосом. Трагическое является частью художественного пространства, характеризуется преемственностью традиций мировой литературы. Трагическое и эпическое начала утверждают ценность жизни человека, приоритет счастья и мира между народами.
Харитонова А.Е. - Андрей Мытищев и Леон Плошовский как выразители типа героя без догмата в прозе М.В. Крестовской и Г. Сенкевича c. 20-32

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33771

Аннотация: Настоящая статья рассматривает характерный тип героя в литературе эпохи рубежа XIX-XX вв. и обращается к малоизученному сюжету из истории русско-европейских литературных связей этого периода. В центре внимания автора оказываются два произведения: роман польского классика Г. Сенкевича «Без догмата» (1890) и повесть «Исповедь Мытищева» (1901) полузабытой русской писательницы М.В. Крестовской, на которую знакомство с книгой старшего современника оказало сильное впечатление. Оба произведения содержат ряд параллелей на уровне композиции, способа речевой организации повествования и самого сюжета, однако в корне их связи лежит внимание к новому типу европейского человека, порожденного эпохой конца века и страдающего ее «болезнями». Автор статьи сопоставляет главных героев произведений Сенкевича и Крестовской — Леона Плошовского и Андрея Мытищева — как представителей типа героя-скептика, героя без догмата, появление которого в литературе явилось органичным этапом эволюции героя-индивидуалиста. Время поставило перед ним свои вопросы, в частности — о необходимости руководствоваться моральными принципами и следовать каким-либо догматам. Названные произведения русской и польской литературы рубежа XIX-XX вв. впервые помещаются в единый историко-литературный контекст, а их главные герои рассматриваются как яркие выразители типа европейского человека той поры. Обращение современного читателя к этим художественным образам позволяет лучше понять культурно-исторические, философские и социальные предпосылки появления носителей подобного мировоззрения в конце XIX — начале XX в. Этим определяется новизна и актуальность данного исследования.
Стрельникова Е.С. - Инициатическая природа оппозиции «детское – взрослое» в мифотворческой парадигме ранних произведений Владимира Маяковского c. 20-29

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.8.36174

Аннотация: Ранние произведения Владимира Маяковского (1912-1916) анализируются в рамках неомифологического подхода, позволяющего восстановить индивидуально-авторский мифотворческий дискурс. В статье отмечается обусловленность включения художественных произведений Маяковского в философско-культурологический контекст, важность рассмотрения их как поэтико-миростроительного целого с собственными закономерностями трансформаций архетипического и мифологического. Соответственно, объектом исследования является индивидуальное мифотворчество автора. Описанное «дионисийство» лирического героя восходит к установленным автором и отмеченным также иными исследователями Маяковского типологическим сходствам, что позволяет говорить о закономерности обращения к ницшеанской диалектической оппозиции аполлонического и дионисийского. Автором отмечается многоаспектность категории пограничности как одной из определяющих доминант мифопоэтической картины мира лирического героя. Поэтому предмет исследования – один из конкретных уровней этой категории: особенность существования и эволюции Человека в парадигме Мира в рамках оппозиции «детское – взрослое».   Новизна исследования заключается, во-первых, в установлении инициатической природы категории пограничности произведений Маяковского. Это обусловливает особые, лиминальные свойства личности лирического героя и подтверждает намеченный в дооктябрьских текстах путь его дальнейшей мифотворческой эволюции. Во-вторых, автором прослеживается зависимость трансформации мифопоэтических конструкций от ряда коннотационных изменений в диалектическом соотношении детского и взрослого. Основной результат проведенного исследования – выявление причинно-следственных связей между неокончательностью преодоления лирическим героем собственной лиминальности и принципиальной незавершенностью процесса его инициатического «взросления». Особым вкладом автора в исследование мифотворческой структуры ранних текстов Маяковского является установление и утверждение определяющей роли оппозиции «детское – взрослое» в парадигме иных мифопоэтических характеристик. В качестве вывода автор намечает путь дальнейших исследований индивидуально-авторского мифологического дискурса произведений Маяковского в контексте последующих инициатических трансформаций Человека и Мира.
Денисова Е.А. - К вопросу об автобиографизме ранней драматургии М. Ю. Лермонтова (драмы «Menschen und Leidenschaften» и «Странный человек») c. 21-30

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.10.36462

Аннотация: Статья посвящена анализу двух ранних драм Лермонтова – «Menschen und Leidenschaften» и «Странный человек», рассматриваемых с точки зрения проявления в них автобиографического контекста; фоном для создания данных произведений послужили драматические события биографии Лермонтова 1830-1831 гг. – конфликт между бабушкой и отцом поэта, смерть отца, а также отношения Лермонтова с Н.Ф. Ивановой. В статье рассматриваются собственно сами тексты двух драм, а также биографическая ситуация, послужившая импульсом к их написанию; особое внимание при этом уделяется выявлению специфики соотношения биографического и художественного в ранней драматургии Лермонтова.   Обращение к драме как роду литературы в творчестве Лермонтова оказывается непосредственно связано с необходимостью художественного освоения биографического контекста; автор статьи подробно анализирует процесс преломления жизненных фактов в драматургическом тексте, а также специфику проявления автобиографического в сюжете, образах героев и идейно-тематическом аспекте произведения. Результатом проведенного исследования становится выявление эволюции образа главного героя, основанного на самопроекции личности автора, а также особенностей построения любовного конфликта, имеющего автобиографические основания. Два произведения представляют собой разный фокус взгляда на личность и поведение «странного» человека; автобиографическая точность в изображении любовного конфликта связана с возможностью передачи в драме истории отношений, в силу наибольшей близости данного литературного рода к эмпирической реальности. Сказанное позволяет рассматривать две драмы как систему художественного освоения биографических событий в драматическом дискурсе.
Ши Ю. - Жанровые разновидности рассказа и типология характеров в творчестве Николая Носова c. 21-30

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.36947

Аннотация: Цель данной работы заключается в выявлении и анализе жанровых разновидностей рассказа и типологии характеров в творчестве Н. Носова. В статье представлена жанровая система рассказов Н. Носова, на конкретных примерах показаны основные типы рассказов и их подтипы, отмечены типичные образы героев в каждом виде рассказа. При проведении исследования применены историко-литературный, дискурсивный, типологический, аналитический, сопоставительный и герменевтический методы.В статье выявлены три основных жанровых типа: рассказ-действие, рассказ-исследование и рассказ-размышление, а также выделены и проанализированы основные типы героев – герой-деятель и герой-мыслитель. Установлены соответствия типов персонажей и жанровых разновидностей рассказа. Теоретическая значимость работы заключается в определении жанровой специфики рассказов Н. Носова. Результаты исследования могут быть использованы при изучении проблемы жанровой специфики рассказа и творческого наследия Н. Носова. Практическая значимость связана с возможностью использования результатов для дальнейшего изучения творчества Н. Носова, а также преподавания курсов по истории русской детской литературы и теории литературы в вузах. Материалы исследования могут быть использованы не только для разработки специальных курсов по творчеству Н. Носова, но и для создания историко-литературоведческих и теоретических курсов, посвященных проблемам детской литературы.
Кузьмин Г.В. - "Моркинский текст" в марийской прозе (к постановке проблемы) c. 22-27

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26717

Аннотация: В работе актуализирована проблема локального (регионального) текста в рамках постановки вопроса о «моркинском тексте» в марийской национальной литературе, дано обоснование термина "моркинский текст" в контексте существующих понятий «петербургский текст», «московский текст», «северный текст» и др., определены ключевые факторы его формирования и развития. Особое внимание уделено географическому фактору в формировании «моркинского текста», определены основные признаки идейного, проблемно-тематического и композиционно-стилевого единства произведений, образующих данный сверхтекст. Статья носит теоретико-методологический характер. В ней актуализированы аналитический, системный и сравнительный методы изучения литературоведческого материала. В статье проанализированы имеющиеся в отечественной филологической науке научные подходы к системному и типологическому исследованию истории формирования, развития и современного состояния локальных сверхтекстов с точки зрения их актуальности и возможностей использования в обосновании понятия «моркинский текст» в марийской национальной прозе.
Семенова А.В. - Историческая основа поэмы М. М. Хераскова «Владимир» c. 23-37

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.3.23947

Аннотация: В статье рассматривается историческая составляющая поэмы М. М. Хераскова «Владимир». Произведение на тему российской истории предполагает опору автора на исторические источники, переработку исторического материала. Вместе с тем поэма не должна быть достоверной, автор волен трактовать исторические события в соответствии с замыслом произведения. Необходимо также принимать во внимание жанровые признаки эпической поэмы, которые требовали от автора следовать традиции: подчеркивать размах и значимость описываемых событий. В статье предпринята попытка выявить соотношение истории и вымысла в поэме Хераскова. Сопоставление поэмы Хераскова с историческими источниками позволяет определить, в каких случаях поэт более или менее вольно интерпретирует исторический материал либо вносит в произведение вымышленные подробности. Херасков во «Владимире» выдерживает героический пафос, создает образ сильного врага, акцентирует подвиги главного героя, сгущает краски, создавая полноценное батальное полотно, заполняет имеющиеся в свидетельствах историков пробелы яркими деталями. Историчность в поэме отступает на второй план, но остается фундаментом, на котором строится сюжет произведения. Поэме «Владимир» посвящено немного работ, историческая основа произведения не изучена, что определяет актуальность нашего исследования.
Кротовская Н.Г. - Набоков В. Лекции о зарубежной литературе. Роберт Луис Стивенсон. (Сокр. перевод) c. 24-66

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.2.132

Аннотация: Лекционный курс «Мастера европейской прозы», подготовленный для студентов Корнеллского университета и составивший основу книги, представляет Владимира Набокова как вдумчивого, проницательного и при этом весьма пристрастного исследователя, давшего своей аудитории превосходный урок «пристального чтения», для которого характерно исключительное внимание к художественным деталям повествовательных миров великих писателей. На примере известной повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Владимир Набоков анализирует блестящий стиль и художественные приемы Стивенсона, с помощью которых фантастическая история обретает убедительность и правдоподобие. Значительное место уделяется проблеме сложных взаимоотношений между добром и злом, их борьбе и взаимопроникновению.
Саитбатталов И.Р. - Тюркоязычные толкования Корана из Башкирии XIX в. как литературные памятники c. 25-33

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.37122

Аннотация: Предметом исследования являются литературно-эстетические характеристики толкований к одной седьмой части Корана, написанных башкирскими богословами Бахадиршахом ал-Кайнави и Тадж ад-Дином ибн Йалчигулом: наличие в них связных сюжетных повествований, основанных на авторском подходе к интепретируемому тексту, художественно-эстетические трактовки сюжетов и образов, представленных непосредственно в кораническом тексте, интертекстуальные связи толкований с произведениями в других жанрах. Целью исследования является выявление и описание значимых литературно-эстетических характеристик толкований к одной седьмой части Корана. В рамках исследования решаются следующие задачи: 1) определение ключевых характеристик жанра тафсир, 2) определение места рассматриваемых трудов в рамках традиции тюркоязычного толкования Корана, 3) выявление и описание литературно-эстетических характеристик толкований Бахадиршаха ал-Кайнави и Тадж ад-Дина ибн Йалчигула, 4) перевод на русский язык показательных в литературном отношении фрагментов их толкований. В рамках исследования применены сравнительно-исторический и сопоставительный методы, а также методы герменевтического, стилистического и интертекстуального анализа. Научная новизна и практическая значимость исследования состоят во введении в научный оборот двух ранее не исследовавшихся литературоведческими методами и не переводившихся на русский язык письменных памятников, существенно расширяющем представления о литературном процессе в Башкирии в первой половине XIX в. Основным выводом исследования является то, что толкования к фрагментам Корана могут и должны рассматриваться в контексте развития башкирской литературы донационального периода. Это открывает широкие возможности для исследования их интертекстуальных связей с более ранними произведениями литературы на языке тюрки в жанрах «хроники», «история пророков» и «чудеса сотворенного», а также с более поздней нравоучительной литературой.
Гусева Н.В., Кудрявцева Р.А. - Художественная реализация аксиологической проблематики в марийском рассказе второй половины 1940-х – начала 1980-х годов о Великой Отечественной войне (жанрово-стилевые тенденции) c. 26-34

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27307

Аннотация: В данной статье в рамках изучения ценностной парадигмы марийской национальной литературы рассматривается художественная реализация аксиологической проблематики в марийском рассказе второй половины 1940-х – начала 1980-х годов о Великой Отечественной войне. Главное внимание в ней уделено жанрово-стилевым решениям авторов (жанровым подвидам "военного" рассказа, а также стилевым доминантам, в частности, психологизму, его формам и приемам, используемым писателями), направленным на актуализацию аксиологического содержания их произведений. Методологию исследования определяют историко-типологический и структурно-семантический анализ произведений, что позволяет увидеть не только ценностные аспекты проблематики «военного» рассказа, но и реализующие их поэтологические аспекты жанра. В статье доказывается, что аксиологическая проблематика наиболее ярко выражена в таких жанровых подвидах марийского «военного» рассказа рассматриваемого периода, как лирико-драматические, лирико-философские и документально-биографические рассказы, что данная проблематика в немалой степени способствовала формированию таких стилевых доминант марийской малой прозы, как психологизм, драматизм и философизация повествования.
Ли А. - История изучения повести «Записки сумасшедшего» Лу Синя в Китае в контексте влияния одноимённого произведения Н.В. Гоголя c. 26-34

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30419

Аннотация: Предметом исследования данной статьи являются китайские научные статьи и книги, посвященные изучению творчества Лу Синя. Статья посвящена не только изложению основных историко-литературных проблем, связанных с произведениями китайского писателя Лу Синя в Китае, но и установлению связей между взглядами ученых разных лет. Автор приводит подробный профессиональный комментарий научных работ китайских филологов и прослеживает основные тенденции изучения творчества Лу Синя, сосредоточиваясь на истории вопроса о влиянии произведений Н.В. Гоголя на творчество китайского классика. Решение поставленных автором статьи цели и задач осуществлялось благодаря применению следующих научных методов: культурно-исторического, биографического, сравнительно-исторического, сравнительно-аналитического. Методологическую базу данного исследования составили работы китайских исследователей, обращавшихся к вопросу влияния творчества Н.В. Гоголя на произведения Лу Синя, а также авторитетная в лусиневедении статья китайского ученого Шао Бочжоу «Три вопроса о “Записках сумасшедшего”», в которой ученый большую роль отводит исследованию истории изучения повести Лу Синя. Новизна статьи обусловлена тем, что в ней впервые последовательно рассматривается история исследования вопроса связи двух названных произведений как научного процесса, а также показаны преемственность и различия во взглядах учёных на разных этапах развития лусиневедения в Китае. Обобщая взгляды китайский литературоведов, можно сказать Лу Синь не просто заимствовал «Записки сумасшедшего» Гоголя, а создал самостоятельное произведение в уникальном стиле, которое во многих отношениях является новаторским для китайской литературы.
Юй Л. - Эстетика безобразного в постмодернизме (романы В. Сорокина «Голубое сало» и Мо Яня «Страна вина») c. 26-33

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.11.39213

EDN: JVTQGB

Аннотация: В статье рассматриваются эстетические ориентиры в постмодернистской литературе. Акцент сделан на анализе эстетики безобразного в романах В. Сорокина «Голубое сало» и Мо Яня «Страна вина», выявляются сходства и различия творчества двух писателей. Сорокин и Мо Янь из двух совсем разных стран, тем не менее их литературный стиль и язык похожи. Творчество обоих отмечено наличием многомерными литературными экспериментами.В «Голубом сале» и «Стране вине» существует обилие сцен насилия, а также детальные описания жестоких кровавых сцен. Сексуальные сцены тоже широко представлены в обоих романах. Описание физиологических подробностей и тошнотворных деталей также занимает значительную часть в обоих романах.Кроме эстетики безобразного, оба писателя являются наследниками классической литературы своих стран. Оба писателя создают свой художественный мир на основе эстетики безобразного. В отличие от Сорокина, Мо Ян одержим изображением сравнения между добром и злом, прекрасным и безобразным. По мнению Мо Яня--мир жестокий, но зло никогда не сможет преобладать над добром. В «Голубом сале» существуют многие китайские элементы быта, что придает роману восточный колорит. Мо Ян тоже признаётся во влиянии русской классической и советской литературы на него: в романе «Страна вина» цитируются слова И. Ленина и Л. Толстого. Все это, как было показано в статье, доказывает то, что творчество Владимира Сорокина и Мо Яня имеют существующие сходства. Наследие и развитие традиционной литературы своей страны, переосмысление современного общества и его ценностей, самодостаточный художественный мир на основе эстетики безобразного, сопровождается обилием литературных экспериментов, что позволяет обоим писателям не только проявить свои таланы в литературных кругах, но и успешно продемонстрировать их собственно национальную ментальность.
Жорникова М.Н., Берёзкина Е.П. - Христианские мотивы и образы в лирическом цикле А. Г. Румянцева «У черного порога» c. 27-33

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.3.29730

Аннотация: Статья посвящена изучению христианской образности в лирическом цикле «У черного порога» народного поэта Бурятии А. Г. Румянцева. Предметом исследования является семантическая соотнесенность ключевых образов и мотивов цикла с христианскими ценностями. Объект исследования – художественное осмысление христианской символики в лирическом тексте. Центральная в цикле тема трагедии отца, потерявшего сына, реализуется в мотивных комплексах «тьма – свет», «проклятие – прощение», в мотиве апокалипсиса, а также в обращении к образам природного мира. В основе методологии исследования лежит аксиологический принцип, согласно которому определяющими в художественном сознании поэта являются его личностные ценности и приоритеты. При выявлении христианского кода образов и мотивов использован структурно-семиотический подход. Новизна исследования заключается в том, что в нем впервые предпринят мотивно-образный анализ лирического цикла А. Г. Румянцева «У черного порога» с позиций христианской символики. Сформулирован вывод о том, что христианская образность оформляет сквозную для всего цикла тему возрождения души лирического героя, путь из личного апокалипсиса и внутренней тьмы – через принятие и прощение – к свету
Денисова Е.А. - Биографическое и художественное в романе М. Ю. Лермонтова «Княгиня Лиговская» и драме «Два брата» c. 27-35

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.11.34198

Аннотация: Статья посвящена сопоставительному анализу двух лермонтовских произведений, представляющих собой интерпретацию общего биографического контекста. Предмет исследования - специфика трансформации биографического факта в художественное обобщение в творчестве М.Ю. Лермонтова. Объектом исследования являются драма «Два брата» и роман «Княгиня Лиговская», рассматриваемые в рамках парадигмы художественного осмысления ситуации измены, или поражения любви, как концептуально важного в творчестве М. Ю. Лермонтова конфликта. Такой подход, основанный на соотношении творческого и биографического, позволяет сделать некоторые важные замечания о специфике феномена автобиографизма в творчестве Лермонтова. Автор статьи подробно анализирует исходную биографическую ситуацию (отношения Лермонтова и В. А. Лопухиной) и приходит к выводу о том, что два художественных текста – драма и роман – представляют собой своеобразную систему творческой рефлексии биографического факта. Основным выводом проведенного исследования является следующее положение: при создании драмы, а вслед за нею романа, Лермонтов следует за необходимостью художественного осмысления и разрешения ситуации измены как частного случая и шире – как онтологической закономерности; однако конфликт не может быть разрешен в рамках данного сюжета. С определенного момента, после 1837 г., автобиографизм в творчестве Лермонтова перестает играть определяющую роль, т.е. личная ситуация и ее художественное осмысление перестают совпадать, что делает невозможным продолжение романа. Отмеченное обстоятельство позволяет понять причины незавершенности ранних произведений из-за невозможности разрешения любовных конфликтов в пользу позитивного перспективного продолжения.
Скальная Ю.А. - Жанровое новаторство пьесы Б. Шоу «Святая Иоанна»: У истоков документального театра c. 28-38

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26739

Аннотация: Предметом данного исследования является место ирландского драматурга Б. Шоу в истории формирования документального театра. Вопреки распространенному мнению, что родоначальником жанра докудрамы в постановочном аспекте является немецкий режиссер Э. Пискатор, а в методологическом – Б. Брехт, автор статьи указывает на то, что творчество Шоу предвосхищает их открытия. Материалом для доказательства этого тезиса служит пьеса «Святая Иоанна» (1923), созданная Шоу вскоре после Первой мировой войны. Структурно исследование делится на три части. Первая анализирует принципы работы драматурга с письменными свидетельствами эпохи и демонстрирует использование Шоу вербатима (парафраз и прямых цитат из исторических документов). Вторая часть статьи рассматривает расширительную трактовку «документа» в докудраме и приводит примеры влияния художественных изображений Жанны д’Арк и ее современников (живописные и скульптурные портреты) на внешний облик героев пьесы Шоу. Заключительная часть обращается к задаче сопряжения опыта прошлого и настоящего в документальном театре и прослеживает ее реализацию в «Святой Иоанне». В процессе исследования применяется историко-литературный метод, включающий изучение биографического, исторического и культурного контекста создания произведения, компаративный метод, сталкивающий различные точки зрения на предмет исследования; присутствуют элементы пристального чтения. Статья демонстрируют явное соответствие «Святой Иоанны» Шоу основным приемам и проблематике документальной драмы, что подтверждает новаторский характер этого произведения и объясняет причины неприятия пьесы современниками драматурга. В целом выводы, сделанные в ходе исследования, дают основания для пересмотра существующей хронологии развития жанров документальной драмы и театра трибунала.
Снигирева С.Д. - Хлыстовщина в контексте почвеннических воззрений Ф. М. Достоевского c. 28-37

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.31986

Аннотация: Предмет исследования данной статьи — мотивы творчества Ф. М. Достоевского, связанные с хлыстовщиной, а также его высказывания об этой секте. Объектом исследования являются статьи «Дневника писателя», текст романа «Идиот», черновые записи к поэме «Житие великого грешника», замысел романа «Атеизм», зафиксированный в письмах Достоевского, а также статьи периодических журналов 1860-х гг., посвященные изучению хлыстовской ереси. Цель исследования состоит в выявлении отношения писателя к хлыстовской ереси в контексте идеологии почвенничества. Применяя филологический и исторический методы, автор показывает соотнесенность центральных идей творчества Достоевского с историей неортодоксальных религиозных движений России XIX в.. В работе обобщается опыт изучения хлыстовской тематики в произведениях писателя, при этом последовательно и убедительно доказывается, что восприятие Достоевским феномена хлыстовщины обусловлено его почвенническими идеями, и этим определяется научная новизна исследования. Автор приходит к выводу о том, что интерес писателя к секте хлыстов объясняется тем, что он видел в ней самобытное, почвенное явление, в котором выразилась потребность мужика в умственной деятельности. В исследовании подчеркивается, что проводимая Достоевским параллель между учением лорда Редстока и штундизмом (чуждыми русскому человеку вследствие их протестантского происхождения), обществом Татариновой и хлыстовщиной отражает глубинную мысль писателя о духовном кризисе, возникшем вследствие разъединения интеллигенции и народа.
Гаврилова Н.В. - Тенденции в интерпретации пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня» в современном театре c. 28-36

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.10.33890

Аннотация: Cтатья посвящена анализу тенденций в интерпретации пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня» в современном театре. Предметом исследования являются четыре театральных постановки пьесы на отечественной сцене: «Дядя Ваня» Римаса Туминаса в Театре им. Евгения Вахтангова (2009), «Дядя Ваня» Андрея Щербана в Александринском театре (2009), «Дядя Ваня» Андрея Кончаловского в Театре им. Моссовета (2009) и «Дядя Ваня» Стефана Брауншвейга в Театре Наций (2019). Данные постановки отражают как извечные вопросы бытия, поднимаемые пьесой А. П. Чехова, так и актуальные изменения, происходящие с восприятием пьесы в современном мире. Исследование данных постановок и их анализ в контексте чеховской пьесы и современных реалий жизни по сравнению с XIX веком ранее никогда не становились самостоятельным объектом изучения, поэтому научная новизна данной работы заключается в осмыслении значения пьесы «Дядя Ваня», написанной в конце XIX века, для XXI века и определении актуальных для современного человека проблем и вопросов, поднимаемых в пьесе. С помощью смыслообразующих тем пьесы режиссеры говорят о вымирании доброты, о природном и человеческом вырождении, о человеческой разобщенности и непонимании. Актуализация данных вопросов отражает их сегодняшнюю злободневность. Тем самым пьеса «Дядя Ваня» свидетельствует о своей своевременности и непреходящей жизненности для XXI века.
Дулина А.В. - В центре круга: поэтика пространства в «Божественной комедии» Данте и романе «Моби Дик, или Кит» Г. Мелвилла c. 29-41

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.8.33584

Аннотация: Статья посвящена анализу особенностей организации пространства в «Божественной Комедии» Данте Алигьери и романе Германа Мелвилла «Моби Дик». На примерах обнаруженных в обоих произведениях структурообразующих мифологем «путешествие в себя» и «путь к центру круга» отмечается влияние Данте на Мелвилла и выявляются различия в поэтиках пространства авторов. Структурный, семантический и сравнительно-исторический анализ изучаемых текстов позволяет говорить о трансформации символики образов круга и его центра, кругового, вертикального и горизонтального движения, а также о переосмыслении значения категории хаоса и порядка, оппозиции «внешнее-внутреннее» от творчества Данте к картине мира авторов эпохи романтизма.   Новизна исследования состоит в сочетании рассмотрении влияния поэтики Данте на Мелвилла и сопоставительного анализа особенностей поэтики пространства обоих авторов для выявления глубинных изменений в представлениях об устройстве мирового пространства и пространства внутреннего мира человека. Символическая точка центра окружности - "центра мира" – в художественном мире Мелвилла больше не статична, она становится ненадежной: в ней оказываются головы персонажей-безумцев, а также объекты, в семантику образов которых входит концепт пустоты. Мотив утраты структурированности, а также мотив взаимообратимости пространственных измерений и характеристик отличает поэтику пространства Мелвилла, выстроенную в диалоге с отличительными характеристиками организации пространства у Данте.
Кукушкина Е.С. - От театра импровизации к созданию пьес: пути возникновения драматического текста в малайской литературе c. 30-46

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38366

EDN: NNFSQS

Аннотация: Предметом исследования в статье выступает процесс зарождения национальной драматургии Малайзии. Объектом исследования являются сведения по истории малайского и индонезийского городского театра и произведения малайской литературы первой половины ХХ в. Автор подробно рассматривает длительные изменения, происходившие в малайской театральной традиции, и факторы, которые способствовали возникновению письменных драматических текстов. Цель исследования состоит в определении механизма перехода от бесписьменной театральной традиции к драматургии. Особое внимание уделяется изменениям в репертуаре малайского городского театра, связанным с появлением сюжетов нового типа. Анализируются пути их проникновения в представления городского театра, рассматривается их влияние на характер представлений. Возникновение драматического текста в театральной традиции Британской Малайи еще не изучалось ни в отечественной малаистике, ни за рубежом, что предопределяет новизну работы. В исследовании используется комплексный подход, совмещающий рассмотрение данных по театру и по литературе. Культурно-исторический метод вписывает имеющиеся данные в контекст эпохи. Сравнительный метод позволяет определить результаты контактов между родственными театральными явлениями малайского мира (театром бангсаван и театром комиди стамбул). Рождение драматургии рассматривается как переход от бытования бесписьменных зрелищ к созданию пьес. В качестве теоретической основы анализа используются концепции переходности, позволяющие представить данное явление с учетом национальной специфики. Это определение переходного эстетического явления как художественной предсистемы, введенное А. В. Луковым, а также структурное градирование литературного перехода, представленное в работе А. А. Степановой на основе обобщения ряда предложенных ранее подходов. В результате исследования выявляется основной фактор, способствовавший рождению малайской драматургии – появление реалистических сюжетов в репертуаре прежде бесписьменного театра переходного типа. Согласно выводам исследования, существовало два источника этих сюжетов: внешние заимствования и взаимодействие театра с литературой.
Антонова М.С. - Запись Н. В. Гоголя в альбом М. А. Власовой: к проблеме датировки c. 31-36

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29395

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является запись Н. В. Гоголя в альбом М. А. Власовой, сестры З. А. Волконской, в которой проявляется талант писателя в литературных «безделицах». Рассматриваются тезисы статьи Б. Арутюновой и Р. Якобсона «An unknown album page by Nikolaj Gogol» ("Неизвестная альбомная страница Николая Гоголя"). Поднимается вопрос датировки записи, а также анализируются интертекстуальные связи с другими произведениями Гоголя, в том числе общие мотивы со вторым томом "Мертвых душ". Методом исследования является структурный анализ текста записи, а также анализ сведений о владелице альбома и датировке. Основными выводами проведенного исследования является систематизация информации о М. А. Власовой и ее отношениях с Гоголем. На основе поиска интертекстуальных связей с другими произведениями Гоголя, например, с несохранившимися главами ко второму тому "Мертвых душ", пьесами "Театральный разъезд" и "Отрывок", а также письмами из Рима расширены границы предполагаемой датировки альбомной записи.
Ли Ц. - Краткий обзор рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае c. 33-46

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.6.35839

Аннотация: Предметом исследования в статье стал процесс рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае. Анализируя исторические условия в Китае и сравнивая конкретную статистику в разные периоды, автор демонстрирует изменения в процессе рецепции русской литературы в целом и древнерусского памятника в частности по мере исторического развития общества Поднебесной. Новизна исследования обусловлена малой изученностью процесса рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае в качестве специального культурного явления, неотделимого от всеобщего процесса культурно-литературного развития страны. Методологической базой исследования стал системный подход. Рецепция русской литературы рассматривается автором статьи в общественно-исторической системе, в которой она органически взаимодействует с отечественной культурой и литературой. В исследовании используется описательный, содержательный и сравнительно-исторический методы для решения научной задачи, выделяются основные этапы в общем процессе рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае, раскрываются особенности каждого этапа с описанием главных достижений. В результате исследования автор приходит к выводу, что на протяжении почти двух веков древнерусский памятник переживал в Китае медленную пропедевтическую рецепцию, которая постепенно интенсифицируется после появления Движения 4 мая, переживает застой после выхода первого полного перевода «Слова» на китайский язык и перелом имиджа этого произведения в современной китайской науке, когда на сегодняшний день «Слово о полку Игореве» интерпретируется в Китае как литературно-исторический текст.
Лю Ц. - Субъектная структура нарративного художественного текста и персонажное «Я» c. 33-43

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38576

EDN: QMLKQD

Аннотация: Данная статья посвящена анализу построения и состава субъектной структуры нарративного художественного текста. В настоящее время вопрос о взаимодействии между нарратором и персонажем (автором и героем), как разными субъектами речи и субъектами сознания, уже не мало изучен, однако анализ позиций разных субъектных компонентов в субъектной структуре нуждается в дальнейшем уточнении. На основе разъяснения нарративной структуры в данной статье предпринята попытка построить субъектную структуру нарративного художественного текста. Уточнение уровневой иерархии субъектной структуры необходимо для распознания местоположения субъектных компонентов и анализа характера и типов коммуникации между субъектами. Взяв в качестве примера субъекта персонажа, в этой статье описывается несколько различных ситуаций, когда персонаж называет себя от первого лица «Я» в рамках субъектной структуры, а также объясняется разница между нарратором как говорящим и персонажем как говорящим. Отсюда делаем вывод, что персонажное «Я», появляющееся на плане дискурса, не полноценно и не обладает субъектностью в строгом смысле, а просто является стратегической операцией повествования нарратора в аспектах голоса, сознания и точки зрения. Функциональная сфера субъектности персонажа ограничена только на плане истории. Голос и сознание персонажей на плане дискурса принадлежат не «Я»-сфере, а «Он»-сфере, как какие-то приведенные нарратором. Соответственно, мнение о том, что «нарратор может войти в историю», также вводит в заблуждение. Персонаж-нарратор по существу имеет двойную идентичность – «персонаж» и «нарратор», и на плане истории или дискурса функционирует только одна из них.
Шукуров Д.Л. - Авторские стратегии в прозе К.К. Вагинова: «эйдос охоты» c. 33-46

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.9.38784

EDN: SVADVO

Аннотация: Проводится анализ метаповествовательной структуры произведений отечественного писателя и поэта К.К. Вагинова (1899–1934), исследуются стратегии авторского повествования. Большую часть предметного анализа занимают тексты романов «Козлиная песнь» и «Труды и дни Свистонова»: первого – как метатекстуального повествования, максимально насыщенного культурными кодами, а также автореминисценциями и аллюзиями раннего вагиновского творчества, и второго – как текста, обыгрывающего метаповествовательную модель первого. В рамках концепции «эстетического завершения героя» М.М. Бахтина подробно рассмотрен такой аспект темы как «автор – персонаж» . Особое внимание уделено сравнению повествовательных стратегий К.К. Вагинова и А.П. Чехова. В результате проведённого исследования сделан вывод о том, что романная дилогия «Козлиная песнь» и «Труды и дни Свистонова» повествует о парадоксах художественной реальности и раскрывает её суть на языке формального устроения вагиновских произведений. В связи со спецификой подобного языка форм данные романы требуют подробного текстологического и поэтологического анализа (рассмотрение романов «Бамбочада» и «Гарпагониана» отражает специфику авторских стратегий в структуре «единого текста» К.К. Вагинова). Сложная полиморфная композиция всего вагиновского литературно-поэтического компендиума, система взаимообратимых и взаимокоррелирующих комментариев, отсылок, семантическая насыщенность стиля, функциональность периферийных образов и деталей в структуре вагиновских произведений, – все эти стилистические особенности характеризуют оригинальные авторские стратегии.
Ефимов А.С. - Повесть «Фатальная жертва» А.А. Дьякова (А. Незлобина) и мотив «нечестивого собрания» c. 34-40

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.3.32711

Аннотация: В статье рассматривается влияние приёмов и элементов романтической и готической литератур XVIII-XIX вв. на антинигилистическую повесть «Фатальная жертва» (1876) А. А. Дьякова (А. Незлобина). В центре внимания – готико-романтический мотив «нечестивого собрания» и его адаптация к актуальному социально-политическому контексту России и «русского зарубежья» 1870-ых гг. Демонстрируется, как мифологический образ «ведьмовского шабаша» и присущие ему мотивы «жертвоприношения», «поклонения идолу» и т.п. оказываются приёмами для изображения в «Фатальной жертве» швейцарского «кружка» нигилистов, революционеров-социалистов, народников. В статье применяется биографический метод исследования, сравнительно-сопоставительный, мотивный анализ, исторический, анализ сюжетики и характерологии. Учитывается идеологическая составляющая нигилистически настроенной русской общественности 1860-1870 гг. Биография и творчество А. А. Дьякова – не исследованы. Повесть «Фатальная жертва», входящая в цикл повестей «Кружковщина» (1876-1879) – анализируется впервые. Специальной научной литературы по произведениям «Кружковщины» ни в отечественном ни в зарубежном литературоведении – нет. В этом заключается новизна данного исследования. Так же впервые ставится вопрос о влиянии на творчество А. А. Дьякова романтической и готической прозы. Влияние подобного рода оказывается связанным с двумя характерными для русской антинигилистической литературы смысловыми линиями: эсхатологической и профетической.
Шевченко А.Р. - Столкновение культур в малой прозе Чимаманды Нгози Адичи c. 34-47

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.37109

Аннотация: Объектом исследования является англоязычная мультикультурная проза конца XX–начала XXI вв. Предмет – ситуация столкновения культур. В качестве материала выступают отдельно взятые рассказы современной американо-нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи, опубликованные в сборнике «Штука вокруг твоей шеи» (The Thing Around Your Neck, 2009). Цель исследования – выявление и анализ особенностей художественного воплощения и функционирования ситуации столкновения культур в малой прозе писательницы. Актуальность исследования обусловлена следующими факторами. Во-первых, ситуация столкновения культур является характерной для взаимоотношений в современном многополярном мире эпохи глобализации, и необходимость ее осмысления в контексте литературного творчества авторов рубежа XX–XXI вв. не вызывает сомнений. Во-вторых, на сегодняшний день в литературоведении наблюдается все возрастающий интерес к освещению различных аспектов художественной мультикультурной прозы. В-третьих, Адичи является значимой фигурой в современном литературном процессе. Анализируемые нами рассказы автора отличаются обращением к знаковым тенденциям в развитии англоязычной литературы и представляют собой интересную почву для исследования в контексте обозначенной темы. Если произведения мультикультурных писателей второй половины ХХ века неоднократно становились объектом научных изысканий, то мультикультурная проза конца ХХ–начала XXI вв. – недостаточно изучена. В связи с этим новизна данного исследования заключается в том, что впервые в отечественном литературоведении производится анализ рассказов сборника Адичи "Штука вокруг твоей шеи", который на сегодняшний день не переведен на русский язык. В результате мы приходим к выводу, что в рассказах Ч. Н. Адичи ситуация столкновения культур становится фактором, провоцирующим ментальный кризис в сознании персонажей. В малой прозе Адичи не возникает продуктивного диалога культур, и их столкновение приводит героев или к утрате, или к подмене идентичности.
Середина А.О. - Особенности интерьера в художественной прозе Ап. Григорьева c. 35-45

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27369

Аннотация: Статья посвящена не исследовавшейся ранее теме - поэтике интерьера и ее становлению в художественной прозе Ап. Григорьева. В статье анализируются особенности восприятия и описания окружающего пространства героем мемуаров "Мои литературные и нравственные скитальчества" (1862, 1864) и прослеживается, как интерьер в доме Ап. Григорьева и сформировавшееся у него отношение к внешнему (предметному) миру отразились на поэтике ранней прозы середины 1840-х гг. Кроме того, ставится задача показать связь интерьера и психологического портрета героев. Основой для сравнительного анализа прозаических текстов Ап. Григорьева послужило первое в отечественном литературоведении теоретическое исследование интерьера, предпринятое И. С. Судосевой. Несмотря на то, что в большинстве случаев описание интерьера в прозе Григорьева сводится к указанию на наличие отдельных его элементов (освещения, кровати, двери), он помогает раскрыть внутренний мир героев. Универсальность описания, которая достигается отсутствием деталей, способствует созданию портрета типа. Мечтательность героя мемуаров, подпитывающаяся вечерами, проведенными на кровати без света, в ранней прозе воплощается в типе героев-мечтателей, описанию которых сопутствует кровать и свет нагоревшей свечи. Аудиальное восприятие пространства, свойственное герою мемуаров, оборачивается в ранней прозе в обостренное внимание к звукам героев-скитальцев, что помогает расширить пространство помещения и дать представление об его устройстве.
Гэ Ц. - Дракон меняет свой стиль: новый образ регионального телевидения Китая c. 35-42

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30441

Аннотация: Предметом исследования данной статьи являются особенности регионального телевещания в Китае. Автор доказывает, что в последние десятилетия различные региональные телевизионные станции занимались развитием новых медиаресурсов, созданием нового контента, использованием новых форм, также они провели крупные реформы в связи с развитием цифровых мультимедийных технологий, которые обогатили телевизионные программы красочными спецэффектами. Особые национальные условиях Китая влияют на процесс освещения новостей, и направления общественного мнения людей, что является явлением в телевизионной индустрии, которое необходимо изучать. Автор подчеркивает, что, продолжая индивидуализацию и специализацию в своих телепрограммах, телеканалы должны активно изучать и интересы и предпочтения различных слоев общества, проводить твердую линию политики радиотелевещания и укреплять свои уникальные преимущества в ожесточенной региональной конкуренции средств массовой информации. Статья выполнена на основе использования общенаучных методов познания - культурно-исторического, анализ, обобщение и синтез, и т.д. Новизна статьи обусловлена тем, что это первая попытка описать и классифицировать уникальность и разнообразие развития китайского телевидения на разных этапах в различных регионах страны. Статья показывает, что между телевизионными вещатилями и телезрителями, возникает двусторонее интерактивное межличностное общение, которое имеет существенное влияние в обе стороны. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: Пресса, телевидение, интернет и радио - все имеющиеся современные средства коммуникации считаются вразличных частях Китая каналами продвижения определённой государственной идеологии и политических взглядов текущего руководства КНР. Новости Китая является окном в мир, которое позволяет увидеть и проанализировать положительные внутренние изменения в Китае.
Морозов С.В. - Лара: источники, прообразы и прототипы главного женского образа романа "Доктор Живаго" c. 35-44

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.5.30996

Аннотация: Объектом исследования является образ Лары Гишар в романе Бориса Пастернака "Доктор Живаго". Предметом исследования является формирование образа Лары в творчестве писателя, включая внелитературные источники (письма Бориса Пастернака). Цель исследования заключается в выявлении основных источников формирования ее образа, а также ее прообразов и биографических прототипов. Особое внимание уделяется воплощению творческих концепций и аксиологических интенций Бориса Пастернака в образе Лары Гишар, установлению связей между ними в контексте представлений автора о культурологической, эстетической и литературной ситуации Серебряного века. Методология исследования складывается на основе сравнительного анализа текстов романа "Доктор Живаго", литературно-публицистических работ и писем Бориса Пастернака, а также его незавершенных произведений "Детство Люверс" и "Записки Патрика". Основные выводы проведенного исследования заключаются в установлении источников формирования образа Лары Гишар, а также ее прообразов и биографических прототипов в контексте творческих концепций и аксиологических интенций Бориса Пастернака, обусловленных принадлежностью автора к группе писателей Серебряного века, творивших уже в эпоху после Гражданской войны. Новизну, в частности, представляет установление факта формирования образа Лары Гишар на разных уровнях функционирования его источников, прообразов и прототипов в творчестве Бориса Пастернака, а также характер используемого материала, в первую очередь, писем писателя.
Служаева О.О. - Книга как жанр (на материале сборника А.М. Добролюбова «Из книги невидимой») c. 35-60

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.7.33319

Аннотация: В статье рассматривается жанровая специфика сборника Александра Добролюбова «Из книги невидимой». Автор подробно анализирует структуру сборника, сравнивая опубликованный вариант книги с рукописным сборником и последующими авторскими правками, выделяя основные жанры и выявляя общую сюжетную линию, связывающую произведения книги. Также автор исследует источники концепта «книга», самостоятельным фрагментом которой становится сборник. Отдельно рассматривается книжный сюжет и книжная иерархия в сборнике «Из книги невидимой». Также большое внимание уделяется исследованию восприятия сборника Добролюбова современниками. В статье впервые публикуются архивные материалы - письма последователей Александра Добролюбова - Николая Суткового и Петра Картушина. Автор статьи приходит к выводу, что в символистском сборнике «Из книги невидимой» Александра Добролюбова книга является самостоятельным жанром, восходя к апокалиптическим жанрам – откровению, видению. Другим заглавным жанром становится духовная песня. Сборник представляет собой фрагмент. К фрагменту можно отнести и сам сборник и его отдельные произведения. Концепт «книги» соотносится с книгой за семью печатями из Откровения Иоанна Богослова, с внутренней книгой из духовного стиха о Голубиной книге, «Животной книгой духоборов», идеальной книгой С. Малларме. «Из книги невидимой» последователи Добролюбова воспринимали как сакральную книгу, в которой отразились основы его вероучения. Интерес к сборнику вновь возрос спустя несколько лет после издания – в 1910-1912 гг., что совпало с кризисом символизма. Книга становится общим жанром сборника.
Воробьёва О. - История сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово» (на материале переписки с современниками) c. 36-44

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.2.22744

Аннотация: Объектом настоящего исследования является журнал графа Г.А. Кушелева-Безбородко – «Русское Слово». Предмет исследования – участие Ф.М. Достоевского в этом журнальном предприятии. На эпистолярном материале, принадлежащем писателю и его современникам, пошагово воссоздается история сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово». В статье уделяется внимание предпринятым попыткам писателя вернуться в литературу: Достоевский, с одной стороны, отдает свою первую послекаторжную повесть «Дядюшкин сон» в малоперспективный журнал «Русское Слово», с другой стороны, несмотря на свое затруднительное положение, диктует условия главам редакций. В работе используется психобиографический метод, позволяющий определить, по каким причинам и каким образом Ф.М. Достоевский пытался влиять на окружавших его людей, от которых зависела его писательская судьба. Историко-сравнительный метод, применяемый в статье, помогает сопоставить отношение писателей к журналу «Русское Слово», а также обозначить различия в принципах работы редакторов журнала. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: редакция «Русского Слова», предложив опубликовать произведение Достоевского, оказала помощь писателю в тяжелое для него время, а не наоборот, как это ранее трактовали отечественные исследователи. Несмотря на то, что участие в этом журнале было вынужденным шагом, а публикация повести «Дядюшкин сон» не нашла отклика у критиков, сотрудничество с «Русским Словом» дало импульс к возвращению Ф.М. Достоевского в литературный Петербург. Особый вклад автора в исследование темы заключается в том, что он прибегает к историческим реконструкциям, которые позволяют обнаружить отсутствующую информацию в череде имеющихся фактов. При таком подходе реконструкции неминуемо приобретают гипотетический характер, однако именно они позволяют представить историю сотрудничества писателя с журналом «Русское Слово» намного шире, то есть не ограничиваться комментариями Полного собрания сочинений Ф.М. Достоевского в 30-ти томах. В работе используются материалы Российского государственного исторического архива (РГИА) и Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ).
Коршунова Е.А. - Книга С.Н.Дурылина «В своем углу»: опыт прочтения и интерпретации c. 36-41

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.11.33377

Аннотация: В статье впервые рассматривается поэтика книги С.Н.Дурылина «В своем углу» (1924-1942) – главного итога литературного творчества писателя. Предложен целостный анализ поэтики жанра книги. Книга как жанр обеспечивает в данном случае единство и целостность формы и содержания в диалогическом соединении различных жанровых включений, упорядочивая бурлящую разноголосицу и «многоголосие» авторских личностных проекций. Поэтому, на наш взгляд, именно исследование жанра открывает перед исследователем тот спектр адекватных прочтений «В своем углу», которые могут быть сосредоточены не только на микроуровне высказывания (афоризма), но и на макроуровне повествования (системы мотивов, образующих разные сквозные сюжеты).   Автор приходит к выводам о том,что объединяющей макро- и микроуровни повествования является фигура автора, который пишет свою книгу «для всех и ни для кого». Это позволяет рассматривать проблему «я» автора и воспринимающего сознания в аспектах диалогичности, которые обосновывал М.М.Бахтин. Каждый слой или уровень прочтения при таком подходе рассматривается как "голос", участвующий в диалоге наравне с автором. Исследование данных уровней прочтения (выделяем философский текст, "домашний" текст", уровень литературно-критической дискуссии) проясняет механизмы формирования главной мифологемы «своего угла» как авторской модели культуры.
Волкова К.Б. - Эволюция образа женщины в творчестве Вачиравуда c. 37-44

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.9.36391

Аннотация: Объектом исследования статьи стал анализ эволюции образа женщины в творчестве тайского короля Рамы VI Вачиравуда, стоявшего у истоков современной тайской литературы. Предметом оценки выступают портреты героинь в оригинальных тайскоязычных произведениях монарха-сочинителя – как драматургических, так и эпических, позволяющих проследить художественные изменения женских образов. Используемые исторический и биографический методы дают ключ к пониманию положения женщины в новом тайском обществе в начале XX в. и демонстрируют трансформацию во взглядах самого автора. Проблематика «женственного» была связана с поиском автора нравственного идеала для тайской женщины. Подобного исследования на данный момент не предпринималось ни в тайской, ни в зарубежной историографии. Женский образ является сквозным во всех произведениях Вачиравуда – в них король поднимает вопрос о роли женщины в обществе и судьбе нации. Автор порывает с установленным каноном и представляет читателю новую женщину, которая, вопреки патриархальным устоям, заявляет о своих правах на свободу выбора. В то же время вся галерея женских образов – это попытка найти компромисс между прогрессом и традиционными ценностями и создать идеал тайской женщины, который наиболее ярко мог воплотиться в реальной жизни.
Волховская А.Г. - Жизнь и творчество А.С. Пушкина в восприятии испанских писателей «Поколения 98 года» c. 39-45

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.25457

Аннотация: В статье рассматриваются редкие случаи обращения испанских писателей «Поколения 98 года» к творчеству А. С. Пушкина; приводятся выявленные автором статьи немногочисленные фрагменты текстов Пио Барохи, Мигеля де Унамуно и Антонио Мачадо, в которых они цитируют или анализируют произведения А.С. Пушкина. Все приведенные цитаты публикуются в переводе автора статьи. Ее завершают выводы о новых ракурсах восприятия испанским читателем творчества А. С. Пушкина, привнесенных вышеназванными писателями. В статье используется метод сравнительно-исторического анализа. Автор рассматривает отдельные фрагменты произведений испанских писателей "Поколения 98 года", в которых упоминаются факты биографии или произведения А.С. Пушкина. Особым вкладом автора в исследование темы является выявление и перевод с испанского языка всех доступных на данный момент фрагментов текстов писателей "Поколения 98 года" о Пушкине. Основными выводами проведенного исследования является раскрытие новых ракурсов восприятия испаноязычным читателем жизни и творчества А.С. Пушкина.
Горелова О.О. - Художественно-документальный нарратив в вымышленном автобиографическом романе П. Теру «Моя тайная история» c. 39-49

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.5.32908

Аннотация: В статье поднимается проблема дифференциации фактологической информации и авторской фикции в вымышленной автобиографической прозе, интерферирующих друг с другом. Объектом исследования выступает вымышленная автобиографическая проза как особый тип текста, в структуре которого взаимодействуют коды систем разной нарративной природы. Предметом статьи являются признаки и особенности художественно-документального нарратива в вымышленном автобиографическом тексте. Цель работы состоит в том, чтобы показать двойственную природу вымышленной автобиографической прозы на примере художественно-документального романа П. Теру «Моя тайная история» (1989). В работе использовались следующие методы: биографический — для рассмотрения биографии и личности автора, герменевтический — для интерпретации особенностей художественно-документального текста и рецептивный — для установления предполагаемой реакции воспринимающего сознания. Основные результаты исследования отражены в следующих положениях: (1) вымышленный автобиографический нарратив как разновидность художественно-документального повествования характеризуется признаками описательности и подверженности имитации объективности при исследовании личности персонажа; (2) в указанном тексте присутствуют признаки реализации парадигм художественности и документальности. Научная новизна работы связана с применением нарратологического подхода к анализу текста, демонстрирующего специфические конституирующие сферы, ассоциируемые с симультанной реализацией стратегий беллетризации и документальной стилизации материала. Выявлено, что вымышленный автобиографический материал характеризуется субъективной обработкой репрезентуемых данных, значит, необходимо интерпретировать исследуемую прозу на основе доступной читателю контекстуальной информации (предлагаемый авторский контекст и исторический контекст).
Максименко Е.Д. - Проблемы читательского опыта и поиска писательского стиля в эссеистике В.С. Найпола c. 40-46

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.5.35357

Аннотация: В статье в хронологическом порядке восстанавливаются основные вехи читательского пути В.С. Найпола, а также рассматриваются проблемы его читательского опыта и поиска писательского стиля. Основное внимание уделяется творческим и личным взаимоотношениям В.С. Найпола с его отцом С. Найполом, который был его учителем и наставником, во многом сформировавшим литературный вкус, чутье и стиль будущего нобелевского лауреата. Творческий союз отца и сына представляет интерес из-за того, что именно С. Найпол открыл сыну мировую литературу, помогая ему выбирать книги и осмыслять иной социокультурный контекст. Обозначается влияние, которое оказали на писательский стиль В.С. Найпола русские писатели (Гоголь, Толстой) и испанский плутовской роман («Ласарильо с Тормеса»). Кроме того, в статье определяются читательские предпочтения В.С. Найпола в зрелом возрасте. Среди авторов, которые в разные годы представляли для В.С. Найпола наибольший интерес, —Р. Киплинг, Д. Дефо и Дж. Конрад. Аналитический обзор «библиотеки писателя» и его читательских предпочтений составляет важную часть изучения творчества В.С. Найпола, делая исследование более системным, последовательным и логичным. Представление о круге авторов и произведений, оказавших решающее влияние на творческую индивидуальность В.С. Найпола, дает ключ к анализу цитат, заимствований, аллюзий и реминисценций, словом, проблемы интертекстуальности в его художественной прозе. Эссеистика В.С. Найпола, рассматриваемая в данной статье, не не издавалась на русском языке, и обращение к ней способствует ее вводу в научный оборот отечественного литературоведения.
Кольцова Н.З., Мяовэнь Л. - Диалог искусств в романе В.Каверина «Художник неизвестен» c. 42-50

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33780

Аннотация: Проза о художнике достаточно популярна в мировой и русской культуре, но роман В. Каверина «Художник неизвестен» занимает в истории русской литературы особое место, и само его название для филологов является прецедентным – его упоминают каждый раз, когда речь заходит о жанре романа о художнике. Каверин не только создает яркий образ художника-живописца, но и воссоздает его манеру литературным стилем. В тексте преобладает живописное начало, однако можно обнаружить и ориентацию на иные виды искусства – прежде всего скульптуры и театра, что отражается и в персонажной сфере, и в самой композиции произведения. В романе «Художник неизвестен» театр и живопись глубинно связаны – и не только сцены спектакля вбирают в себя живопись, но и авторская «живопись» втягивает в себя театральную эстетику. Однако именно искусство живописи находится в центре внимания автора романа, а прием экфрасиса становится основополагающим принципом организации художественного материала. При этом необходимо подчеркнуть, что в центре внимания читателя оказывается мнимый экфрасис, описание картины, существующей лишь в воображении автора, благодаря чему обнажаются черты идиостиля самого Каверина, соотносящего те или иные литературные приемы с техникой живописца (автор мыслит такими категориями, как цвет, рисунок, фактура, перспектива). Таким образом, живопись становится метаязыком, способом постижения законов искусства как такового – а значит, и законов литературы, в том числе таких категорий, как повествовательный ракурс, композиция. Граница между жанрами романа о художнике и романа о романе в тексте Каверина более чем проницаема: судьба художника неотделима от судьбы его творения, а вопросы ремесла, цели и назначения творчества составляют саму суть коллизий романа.
Сангадиева Э.Г., Амгаланова М.В. - Репрезентация картины мира в бурятской национальной литературе первой трети XX века c. 42-50

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35384

Аннотация: В теоретико-методологических исследованиях национальных литератур одной из основополагающих проблем является анализ картины мира. В статье рассматривается национальная картина мира в творчестве бурятских писателей первой трети XX в. на примере творчества Б. Брадина (1878-1937) и П. Дамбинова, писавшего под псевдонимом Солбонэ Туя (1892-1938). Выявлены и рассмотрены ключевые концепты («пространство» и «время»), образы и поэтические метафоры. Их репрезентация в художественном творчестве в контексте зарождения национальной бурятской литературы была обусловлена близостью к общемонгольской культуре, специфике этнической культуры, конфессиональных взглядов, особенностей сознания и философских аспектов проблемы мира и человека в целом.   Сегодня литературное наследие первых писателей Бурятии практически не представлено в отдельных авторских изданиях, особенно это касается тех представителей словесного искусства, которые были репрессированы и чьи произведения не печатались на протяжении долгого времени. Творческое наследие этих авторов собирается буквально по крохам, по архивным документам и другим материалам. Основными методами анализа поэтического наследия писателей стали аксиологический, семиотический и структурно-семантический. Научная новизна заключается в анализе национальной концепции мира в творчестве основоположников бурятской литературы как уникального явления национальной словесности с выраженными этнокультурными элементами.
Линь И. - Жанр дневника сумасшедшего у Н.В. Гоголя и Лу Синя – анализ одноименных повестей «Записки сумасшедшего» с текста до контекста c. 44-59

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.3.37611

Аннотация: Предметом исследования являются жанр дневника сумасшедшего у русского писателя Н. В. Гоголя и китайского писателя Лу Синя и их одноименные повести «Записки сумасшедшего». Объектом исследования являются перволичное повествование, сознание героя и автора, и социальное сознание в дневниковом жанре. Автор подробно рассматривает типологические сходства и различия жанра дневника сумасшедшего у Н. В. Гоголя и Лу Синя, анализирует структуру текста, модусы художественности, личность героя и голос автора с психологической и культурно-исторической точек зрения, прослеживает тему безумия в русской и китайской литературной традиции. Основными выводами являются то, что жанр дневника сумасшедшего у Н. В. Гоголя и Лу Синя характеризуется трагичностью, лиричностью и полноценным изображением личности и внутреннего мира героя, и то, что оба писателя сочетают в своем творчестве рациональные и иррациональные факторы, сочетают точку зрения героя и голос автора в форме перволичного повествования от лица сумасшедшего. Особым вкладом автора в исследование темы является выявление различий типов мышления двух героев, двух писателей и двух стран, и указание психологического и культурно-исторического оснований появления данного жанра в русской и китайской литературе. Новизна исследования заключается в синтетическом исследовании, типологическом сравнении, и в использовании методов психоанализа и поструктурализма.
Марковненков Д.В. - Понятие индивидуальности и герой-художник в малой прозе Ч. Буковски: между модернистской и постмодернистской структурой чувства c. 44-51

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.11.39117

EDN: NKDSCS

Аннотация: Предметом исследования являются два рассказа американского писателя Чарльза Буковски «Последствия многословного отказа» и «Заметки о жизни престарелого поэта». Выбор этих рассказов обусловлен тем, что первый из них относится к началу творческого пути Буковски, а второй – к более позднему этапу его творчества, что, в свою очередь, позволяет не только проследить, как формировался фирменный почерк Буковски-творца, но также и рассмотреть, как художник способен улавливать дух актуальной ему исторической эпохи. В связи с этим объектом исследования выступает образ героя-художника, вокруг которого сосредоточено большинство произведений Буковски, в том числе, это касается и рассказов, выбранных для анализа. Цель настоящей статьи – проанализировать, как герой-художник в рассказах Буковски «Последствия многословного отказа» и «Заметки о жизни престарелого поэта» переживает своё историческое настоящее, отражая это в своём профессиональном положении и в своей творческой деятельности. Научная новизна исследования заключается в том, что эти рассказы не подвергались научному анализу в отечественном академическом дискурсе, и, соответственно, малая проза Буковски не рассматривалась, как корпус текстов, имеющий приметы модернистской и постмодернистской литературы. Используя в исследовании сравнительный, описательный и социологический методы, автор статьи приходит к выводу о том, что творчество Буковски охватывает собой специфическую историческую ситуацию в США, в которой осуществляется переход от модерных установок мышления к постмодерным, от индустриального способа производства – к постиндустриальному, что, собственно, Буковски наглядно и воплощает в образе своего героя-художника и его творческих практиках.
Попова В.Ю. - О роли революционного писателя в новом обществе: Уолдо Фрэнк на писательских конгрессах 1935 г. c. 45-50

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.2.26171

Аннотация: В статье рассматриваются два выступления американского писателя Уолдо Фрэнка (1889–1967): на Первом cъезде Лиги американских писателей (Нью-Йорк, 1935) и Международном конгрессе в защиту культуры (Париж, 1935) в период его наиболее плотного сотрудничества с СССР, а также взгляды Фрэнка на роль писателя в новом обществе. В статье исследуются источники из фондов Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), позволяющие получить представление о неизданных в СССР материалах писательских конгрессов. Применяются историко-литературный метод, включающий в себя изучение биографического и исторического контекста, текстологический метод, связанный с наличием нескольких версий выступления У. Фрэнка на Парижском конгрессе в защиту культуры, а также различных изданий на русском языке и изъятых из текста фрагментов. Научная новизна исследования заключается в том, что творчество У. Фрэнка и его контакты с СССР практически не изучены в отечественном литературоведении. Советские контакты Фрэнка позволяют установить связь между его литературными интересами и общественной позицией: тесное сотрудничество с СССР в 1930-е гг. совпадает с его активным участием в деятельности американских и европейских левых и антифашистских организаций; прекращение отношений с Советским Союзом после 1937 г. обозначило спад его общественной активности, отход от компартии США, выход из американской писательской Лиги.
Гусейнов М.А. - Тема репрессий в кумыкской постсоветской прозе (на основе творчества И. Керимова) c. 45-54

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.3.32335

Аннотация: Предметом исследования являются произведения прозы известного дагестанского писателя И. Керимова, посвященные репрессиям 1930-х годов, чаще других национальных авторов обращавшегося к данной теме. Особое внимание уделяется внесенному писателем весомому вкладу в развитие определенной тенденции литературы постсоветского периода - новому осмыслению неоднозначных событий периода строительства социализма, выявлению характерных художественных особенностей его произведений «Долгие годы, длинные дороги», «Беда от угля», «Сон мой или явь?» и др., определению наиболее употребительных средств, способствующих адекватному отражению гнетущей атмосферы тех лет, обусловивших кризис национального сознания. Литературоведческое рассмотрение творчества И. Керимова осуществляется в русле современных концепций российской науки о литературе, с использованием социокультурного и аналитического методов. Основные выводы проведенного исследования находят выражение в следующих аспектах: будучи опытным мастером слова и одновременно очевидцем описываемых событий, И. Керимов убедительно воспроизводит реалии прошлого сквозь призму судеб центральных образов, конфликтов; писатель свидетельствует о негативном воздействии перипетий 1930-х годов на нравственное состояние общества, способствовавших деформации традиционных культурных ценностей. Научная новизна исследования заключается в комплексном изучении произведений И. Керимова указанной проблематики, осуществленном впервые, с определением его места и роли в современном литературном процессе.
Демичева Н.А. - К проблеме историко-литературного изучения «Повести о Псковском взятии» c. 46-56

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26866

Аннотация: В статье рассматривается «Повесть о Псковском взятии», которая находится в Псковской I и Софийской I летописях. Объектом исследования является идеология и поэтика «Повести о Псковском взятии», а также позднего вступления к ней. Обращается внимание на то, что система изобразительных средств подчинена тем идеям, которые хотел донести автор (или редактор). «Повесть о Псковском взятии» рассматривается в контексте русского летописания, подробно анализируется трансформация фрагмента «Слова» Серапиона Владимирского в тексте произведения. В статье используется метод историко-литературного анализа древнерусских произведений, разработанный в трудах В. П. Адриановой-Перетц, Д. С. Лихачева, И. П. Еремина, А. С. Демина, А. А. Пауткина. Автором статьи делается вывод о том, что «Повесть о Псковском взятии» в Псковской I летописи отражает точку зрения псковича, лояльно относящегося к власти великого московского князя и резко негативно – к московским наместникам во Пскове. Во вступлении к «Повести о Псковском взятии» Псковской I летописи и «Повести о Псковском взятии» в Софийской I летописи более ярко выражается негативное отношение к присоединению Пскова к Москве, чем в самой «Повести о Псковском взятии» в Псковской I летописи, в нем подчеркивается независимость Пскова до событий 1509-1510 годов. Опираясь на анализ летописей, автор оспаривает точку зрения о новгородском происхождении вступления к «Повести о Псковском взятии» Псковской I летописи.
Ноговицын А.П. - Сопоставительный анализ произведений, изданных в периодической печати и в составе книг, с основными текстами А.Е. Кулаковского c. 47-60

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.34513

Аннотация: В статье рассматриваетсяисследование произведений А.Е. Кулаковского на основе теоретических положений Д.С. Лихачева и практических данных комментариев II тома А.Е. Кулаковского (автор П.В. Максимова) представляется сопоставительный анализ ранних вариантов с основными текстами А.Е. Кулаковского. Предметом исследования являются сопоставительный анализ ранних публикаций А.Е. Кулаковского с основными текстами. Цель работы –выявить и описать исправления и редактирование автора, что позволяет проследить движение авторской мысли, аргументировать причины и мотивы исправлений. Разночтения текстов ранних произведений с основным текстом отмечаются как доработки: добавления строк, изменения отдельных слов, перестановки строк и строфем.   Новизна исследования заключается в том, что она представляет обоснование ранних публикаций А.Е. Кулаковского и прижизненное издание как предмет текстологического исследования. С этой точки зрения, ранние публикации произведений А.Е. Кулаковского актуализируются как материалы исследований междисциплинарного характера: как свидетели этапа становления якутской литературы в целом и как варианты основных текстов писателя, раскрывающие историю его текстов. Актуальность исследования заключается в том, что в настоящее время особую значимость приобретают специальные текстологические исследования отдельных произведений поэта, в том числе углубленная разработка источниковедческой части его художественного наследия. За последнее десятилетие обнаружен значительный корпус новых документов, относящихся к его биографии, в том числе неизданные произведения и научные труды, что позволяет дополнить и по-новому анализировать ранее известные материалы в контексте исследования его творческой эволюции и истории издания его произведений в ХХ веке.
Кудрявцева Р.А., Беляева Т.Н. - Фольклорный интертекст романа С. Г. Чавайна «Элнет» (паремиологический уровень) c. 47-58

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.9.38803

EDN: XMZZIX

Аннотация: В статье в рамках изучения поэтики марийского романа рассмотрен паремиологический уровень фольклорного интертекста романа основоположника марийской литературы Сергея Григорьевича Чавайна «Элнет». Авторами статьи выделены разные смысловые типы пословиц и поговорок в тексте чавайновского произведения, выявлены их художественные функции в тексте. В данном аспекте романное творчество писателя исследуется впервые. Методологию исследования определяет структурно-семантический анализ произведений, который позволил выявить и подробно описать смысловые и типологические составляющие фольклорного интертекста романа Чавайна «Элнет» на паремиологическом уровне, его значение для выражения его художественного содержания.   В статье доказано, что пословицы и поговорки, используемые в романе «Элнет», в той или иной мере репрезентируют творческий портрет основоположника марийской национальной литературы Чавайна. Перед нами предстает писатель с народным мировосприятием, воспитанный на народной культуре и на живом языке марийского фольклора. Смысловая составляющая пословиц и поговорок, используемых автором, – это неотъемлемая часть концептуального мира романа и основа авторской аксиологии. Формируя в романе фольклорный интертекст, также они влияют на его повествовательную структуру, сюжетное движение, участвуют в процессе создания характеров персонажей, они важны и в контексте авторских оценок изображаемых событий и явлений.
Пападопуло М.М. - Оппозиция «живое-неживое» и античная образность в «Любовных повестях» Жанны Флор c. 49-57

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.8.33604

Аннотация: В статье рассматриваются не изученные ранее аспекты концепции истинной любви "Любовных повестей" Жанны Флор на материале второй новеллы сборника. Предметом исследования являются античные образы, посредством которых освещаются главные темы сборника – роль чувственности и связанные с ней опасности. Автор подробно рассматривает оппозицию "живого-неживого" в новелле, которая выстраивается через мотивы взгляда, слова, поцелуя и образ человека-статуи. В рамках новой концепции истинной любви, предписывающей отвечать взаимностью на чувства тех, кто ищет любви, опасность кроется не в чувственности, но в сопротивлении ей. Анализируемая в статье новелла стоит особняком в корпусе сборника, поскольку лишь эта конкретная «повесть» акцентирует внимание на сенсорике, с тем, чтобы предостеречь. Особое внимание в статье уделяется образам глаз и рта, которые маркируют границу между внешним и внутренним и играют ключевую роль в рамках мотива отравления. Когда происходит гибельный акт? Когда за живым скрывается «неживое» (чего возможно добиться, в художественном универсуме сборника, лишь колдовством) и наоборот. При помощи античных образов, автор новеллы демонстрирует читателям, как взгляд и речи героев могут быть ядовиты и при контакте с Другим способны транслировать характеристики внутреннего мира героя (холодность, статичность, безжизненность) на окружающих, тем самым «отравляя», убивая их. В качестве методов исследования были использованы семантический, структурный, сравнительно-исторический и текстологический анализ текста. Научная новизна работы состоит в том, что статья впервые анализирует оппозицию «живого-неживого» на материале отсылок к мифологии античности в «Любовных повестях».
Akamov A.T., Bekeeva A.M. - Koranic motives in Kumyk spiritual literature c. 49-62

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.4.35442

Abstract: The object of this study is the Kumyk literature of the Middle Ages, which, along with the enlightenment, is dominated by the ideas of religious unity. As a result of the adoption of Islam by the peoples of Dagestan, including the Kumyks, their written literature, which was based on the Koran, acquires a pronounced general Muslim character. The spiritual literature of the Kumyks had the forms of religiouspreachings, reflections, philosophizing and instructions, which are popularly known as "Turki". The concept of "Turki", which includes numerous spiritual poems of various contents and forms, is a single system of genres, namely religious poems. The authors of this study also revealed that along with the strengthening of the position of Islam in Dagestan in the XVI century, religious themes were increasingly introduced into literature, occupying an important place in the works of Kumyk poets and theologians. The authors of the article consider the koranic motifs in the spiritual literature of the Kumyks in the works included in the collection "Majmu ul-manzumat al-ajamiya". The eschatological motives in this work can be divided into two parts: edifying, prescribing how to behave, and descriptive - a description of the horrors that await people in the event of non-compliance with these instructions.
Ерёмина Е.А. - Мигель де Унамуно и его трагическое чувство жизни c. 50-67

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11281

Аннотация: Данная статья посвящена исследованию «агонической» философии испанского писателя, формирование которой обусловлено влиянием историко-социального контекста и личной биографией автора. Все произведения Мигеля де Унамуно, написанные после кризиса 1897 г., проникнуты раздумьями о вере и неверии, смерти и бессмертии, во всем творчестве писателя присутствует трагическая нота. Для Унамуно жизнь – это «агония», постоянное сомнение и борьба со смертью. В душе человека борются чувство, разум, вера и наука, и лишь это состояние «агонии» можно назвать истинной жизнью. Философские поиски Унамуно выходят за рамки его эссе и принимают форму нарратологических экспериментов с романной формой. Его философская система выстраивается вокруг вопроса о личном бессмертии. Желание жить вечно и разум, который говорит ему о неисполнимости этого желания, буквально раздирают Унамуно, но именно в борьбе этих непримиримых начал: чувства и разума, — он видит истинную жизнь — «агонию». Стремясь познать природу отношений человека и его Творца, Унамуно прибегает к воображению, как к последнему средству познания, и пользуется романом как макетом реальности.
Дробинин Г.Д. - Концепция юности в творчестве И.В. Кормильцева c. 50-61

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.3.27572

Аннотация: Предметом исследования является специфика репрезентации юности в поэзии И.В. Кормильцева в контексте её связи с рок-культурой в целом. Исследование основывается на рассмотрении концепции юности на материале на той части поэтических текстов И.В. Кормильцева, которую по традиции относят к рок-поэзии (в частности, текстов песен музыкальной группы «Наутилус Помпилиус»). Целью данной контекстуализации является сопоставление двух точек зрения на русский рок: во-первых, как на масштабный культурный феномен, ставший в том числе и «площадкой» для модернистской поэзии, и, во-вторых, как на субкультуру и явление неизбежно вторичное по отношению к высокому искусству Методологически исследование построено на анализе сюжетной составляющей и системы персонажей лирики И.В. Кормильцева и дальнейшем сопоставлении с гедонизмом как ключевой, с точки зрения социологии, составляющей рок-культуры в целом. Новизна исследования заключается как в неизученности материала, так и в системном описании взаимосвязи поэтики рок-текста с данными социологических исследований отечественной рок-культуры В результате было выявлено, что концепция юности формируется за счёт единой структуры сюжетов, включающей в себя опыт первой любви, ситуацию иерофанического откровения и неизбежную травму, ведущую, как правило, к обесцениванию всего дальнейшего существования героев.
Kirimov T.N. - Semiotic and linguo-stylistic aspects of the poems by H. Chergeyev “Heed What The Dead Man Says!” and “Fate” c. 50-67

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.5.32835

Abstract: This article examines the little-known facts of life and artistic legacy of the reputable Crimean Tatar poet-populist of the early XX century Hasan Chergeyev. In order to reveal the semantic and linguo-stylistic peculiarities of his works, namely the poems “Heed What The Dead Man Says!” (“Eşit, mevta ne sevleyur!”, 1909) and“Fate” (“Taqdir”, 1917), the author carries out a comparative typological, semiotic and textological analysis of the original texts. The strategic approaches in poet’s depiction of the authentic, and dramatic episodes from the life of people and the clergy are conceptualized. The article reveals phenomenon of the impact of idea, theme and plot upon the structure of H. Chergeyev’s poems. Due to lateral thinking and selected methods of representation of life material, his poetic works transform into living canvases. They reflect the depth of internal emotional experiences of the title characters, reveal the natural flavor of the national language, and demonstrate the energy and power of his poetic instrument. At the same time, the article outlines the prospects for studying journalistic activities in Crimean Tatar Soviet periodical press of prewar and wartime.
Кудрявцева Р.А. - Топос «мир» в контексте авторской аксиологии в современной марийской поэзии c. 51-69

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30568

Аннотация: В данной статье в рамках изучения ценностной парадигмы современной марийской национальной поэзии впервые рассмотрена лирика Василия Александровича Пектеева (стихотворения, вошедшие в его поэтический сборник «Человек из царства пчел», 2018), которая до настоящего времени еще ни разу не становилась объектом научного анализа. Основу исследования составляет внимание к художественному пространству стихотворений марийского поэта. Главное внимание уделено многосоставному и многозначному топосу “мир”, в котором наиболее ярко отражена авторская художественная аксиология. Методологию исследования определяют историко-типологический и структурно-семантический анализ произведений, что позволило выявить и подробно описать структурно-смысловые уровни топоса «мир», актуализирующие авторскую аксиологию в лирике В. Пектеева. В статье доказано, что пространственные составляющие топоса «мир», в том числе архетипические, глубоко и полно раскрывают пространство души лирического героя, приоткрывают главные ценностные установки автора, отражают характер художественной аксиологии современной марийской поэзии. Показано, что новейшая марийская лирика утверждает личностную свободу человека, его жизненную силу, красоту природы, творчество, а также природосообразность и духовность марийского мира. Все, что направлено на их уничтожение, подавление, осмысляется в ней как антиценности.
Снигирева С.Д. - Идея принятия страдания в творчестве Ф. М. Достоевского и ее связь с тематикой раскола и мифом о земле c. 51-63

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33788

Аннотация: Предмет исследования данной статьи — идея принятия страдания, представленная в творчестве Ф. М. Достоевского, и ее связь с темой неортодоксальных религиозных движений и мифом о земле. Объектом исследования являются произведения Ф. М. Достоевского («Записки из Мертвого дома», «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы») и подготовительные материалы к ним, а также статьи периодических журналов, посвященные старообрядчеству и сектантству («Святорусские двоеверы» В. И. Кельсиева, «Тайные секты» и «Белые голуби» П. И. Мельникова, «Земство и раскол. Бегуны», «Умственные направления русского раскола» А. П. Щапова). Целью данной работы является выявление связи идеи принятия страдания в творчестве Достоевского с тематикой раскола и мифом о земле. Научная новизна данного исследования заключается в том, что в нем впервые анализируются механизмы мифологизации категории земли и образа русского народа в творчестве Ф. М. Достоевского, связанные с идущей из раскола идеей принятия страдания. Особый вклад автора заключается в выявлении соотнесенности некоторых мотивов и образов романа «Бесы» с сектантством. Выводы: Мотив добровольного принятия страдания, связанный с религиозным контекстом, а именно с характерной для старообрядчества идеей принятия мук за веру, появляется уже в «Записках из Мертвого дома» и «Преступлении и наказании». Начиная с первого романа «великого пятикнижия» данный мотив, сопрягаясь с особой для творчества Достоевского мифологемой земли, реализуется в контексте идеи о всеобщей вине людей перед землей и друг перед другом и необходимости искупления этой вины через страдание. Мысль о страдании, необходимом для спасения души и обретения утраченной веры, тесным образом связана также и с идеологией почвенничества, так как ее доносят до оторванных от почвы атеистов представители простого народа.
Мельничук Е.П. - «Мы предчувствие… Предтеча…» Поэтические встречи у памятника Маяковскому в социокультурном контексте 1950–1960-х гг. c. 52-62

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.5.28194

Аннотация: В статье поэтические встречи у памятника Маяковскому рассматриваются как отдельный «сюжет», сыгравший важную роль в культурной жизни 1950-1960-х гг. и заслуживающий более пристального внимания, чем ему было принято уделять. Через призму истории встреч прослеживается, как происходили колебания маятника от Оттепели к заморозкам, как на смену терпимому отношению со стороны власти к «маяковцам» приходит враждебное. Исследование творческих групп, которые сформировались на «Маяковке», и наиболее ярких выступлений на площади позволило проследить изменения в настроениях и взглядах интеллигенции. Большинство участников чтений рассматривали свою поэзию как часть политической или гражданской борьбы. Боролись с пережитками прошлого, с культом личности Сталина, при этом выступления звучали в унисон идеям XX съезда КПСС. Отдельное внимание в статье уделено анализу самиздатовского журнала «Феникс», в котором были опубликованы стихи и проза «маяковцев». Анализ показал, что антисоветская направленность журнала заключалась не столько в выпадах против советской власти, сколько в попытках отстоять право выбора самостоятельного творческого метода и пути, который выходил за рамки социалистического реализма. Деятельность, которую вели «маяковцы», — издание самиздатовских журналов («Бумеранг», «Феникс», «Коктейль»), попытка создать клуб неофициальных искусств под сенью райкома и т.д. — в полной мере отражает, как интеллигенция в условиях Оттепели взаимодействовала с властью, завоевывала право на свободный творческий путь.
Маркова А.С. - Вне памяти: отсутствие духа («Парфюмер» П. Зюскинда) c. 52-61

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.2.37230

Аннотация: Целью данной статьи является выявление роли коллективной (М. Хальбвакс) и культурной (Я. Ассман) памяти в формировании внутреннего образа своего «я» как отражения восприятия «другого», духа (der Geist), у гениальной личности. Материалом исследования будет выступать роман П. Зюскинда «Парфюмер. История одного убийцы». Для достижения цели исследования предлагается выявить основы духовные и анатомо-физические основы гениальности, соотнести их с видами памяти, проследить влияние коллективной и культурной памяти (а точнее – отсутствие этого влияния) на формирование персонажа. А также определить роль феномена памяти в структуре произведения.   Исследование позволило выявить роль коллективной памяти как значимого архитектонического элемента в романе «Парфюмер. История одного убийцы». Разобщение Гренуя с обществом и с самим собой связано с невозможностью героя быть приобщенным к историческому и культурному наследию. Было также выявлено, что и само общество, утрачивая связь со своими истоками, неизбежно деградирует. Однако сам роман, несущий в себе сложный культурный код, дает внимательному читателю целостное восприятие, звучит как притча, предлагает выбор. Данная работа предлагает анализ природы гениальности как явления, неразрывно связанного с памятью. Такой подход позволяет не только обнаружить причины разобщённости главного героя роман с обществом, но и глубже проникнуть в саму структуру произведения. Обращение к коллективной памяти позволяет понять значимость прямых и косвенных отсылок к другим художественным произведениям как попытки диалога с культурами и эпохами. Данный концепт может быть использован для дальнейших исследований.
Ши Ю. - Лексические средства комического в юмористических рассказах Н.Н. Носова c. 53-63

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.32109

Аннотация: Статья посвящена изучению лексических средств комического в юмористических рассказах Николая Носова. В работе проводится системный анализ, рассмотрена реализация комического потенциала использованных писателем приемов на конкретных примерах: иронии, парадокса, олицетворения, тавтологии и слов, образованных в соответствии с детской этимологией. Поднимается вопрос о своеобразии носовского юмора и его лексического выражения. Особое внимание уделяется не только анализу психологии и поведения героев в определенных ситуациях, но и выявлению оригинального типа мышления ребенка, отличающегося от взрослых. В процессе исследования применяются следующие научные методы: структурно-типологический, герменевтический, теоретико-литературоведческий и сравнительно аналитический. Новизна исследования состоит в том, что впервые предпринята попытка системного анализа лексических средств создания комического эффекта в юмористических рассказах Николая Носова. Актуальность данного исследования, с одной стороны, обусловлена постоянным интересом российских и зарубежных исследователей к творчеству Носова, с другой стороны, заключается в осмыслении малоизученных лексических средств комического в рассказах писателя. Проведенный анализ показывает своеобычность носовского юмора в плане языка и доказывает существенную роль лексических средств в создании комического эффекта, раскрытии характера героев и особенности детского мышления.
Яшина К.И. - Образ Большого Болдина в русской литературе: особенности формирования локального текста c. 54-63

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.7.33656

Аннотация: Предмет рассмотрения в данной статье – Большое Болдино как знаковое пространство русской культуры. Цель исследования заключается в том, чтобы охарактеризовать образ Большого Болдина, сложившийся в русской литературе, и проанализировать возможность образования локального текста. Доказывается, что константные черты Болдина, такие как уединенность, отдаленность от большого мира, простота быта и размытость временных границ, сформировались благодаря письмам, произведениям и событиям жизни А. С. Пушкина, а впоследствии были осмыслены другими авторами. Отмечается, что корпус текстов о Болдине состоит из высказываний и интервью, произведений художественной литературы и фольклора.   Материалом исследования стали стихотворения и высказывания М. С. Петровых, Ю. В. Друниной, Д. С. Самойлова и Б. А. Ахмадулиной. На основании проведенного анализа делается вывод о том, что Большое Болдино в русской культуре – это место памяти, связанное с именем А. С. Пушкина, а также пространство, где человек способен достигнуть состояния понимания и осознания. Образ Болдина в рассмотренных произведениях двойственный: пространство трактуется как место спасения или как место, где берут начало трагические события жизни поэта. Высказывается предположение о том, что Болдинский текст находится в процессе формирования и обладает малой интенсивностью, что, по мнению автора, связано со значительной удаленностью Болдина от культурных центров.
Цзинь Т. - Чехов и географический детерминизм c. 55-62

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.3.35125

Аннотация: В последнее время наблюдается усиление интереса литературоведов к взаимосвязи мировоззрения и творчества Чехова. Настоящая работа посвящена данной проблеме. Вопрос о мировоззрении писателя давно вызывал острую полемику. О религиозном мировоззрении Чехова, естественнонаучном материализме и натурализме в творчестве Чехова много написано. Но тема Чехова и географического детерминизма мало изучена. Хотя идея географического детерминизма и тема влияния громадных просторов России на жизнь людей неоднократно встречаются в письмах и в произведениях Чехова. Предметом исследования служат произведения Чехова, содержащие идеологию географического детерминизма. Основными методами представляются описательный, аналитический и сопоставительный методы. Научная новизна предпринятой работы заключается в том, что в ней впервые дан системный и развёрнутый анализ идеи географического детерминизма в творчестве Чехова. К тому же установлено влияние точек зрения разных представителей географического детерминизма на мировоззрение Чехова. В заключении отметчено, что действительно есть связь между Чеховым и географическим детерминизмом существует. Апатия, тоска, бессилие, безысходность, одиночество и чередование возбудимости и усталости персонажей Чехова связаны с географическими особенностями России, с ее необъятными пространствами, суровыми зимами, серостью и монотонностью. Проведенное исследование подтверждает особенную значимость анализа связи Чехова и географического детерминизма при исследовании идиостиля Чехова.
Кирчанов М.В. - Языческие мотивы как проявления антимодерна в романах Н. Геймана «Американские боги» и А. Рубанова «Человек из красного дерева» c. 55-66

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.35266

Аннотация: Предметом исследования являются «языческие» образы в современной массовой культуре в контекстах романов «Американские боги» английского писателя Нила Геймана и «Человек из красного дерева» и современного российского писателя Андрея Рубанова. Целью статьи является анализ американского и российского опыта ассимиляции и интеграции языческого наследия в контекстах массовой культуры общества потребления является целью статьи. Методология исследования. Автор использует методы, предложенные Эриком Хобсбаумом в его теории «изобретения традиций», воспринимая языческие мотивы в анализируемых текстах как одну из «изобретенных традиций» современной массовой литературы общества потребления.    Новизна исследования заключается в проведении сравнительного анализа актуализации языческих образов в английской и российской литературе общества потребления в романах Н. Геймана "Американские боги" и А. Рубанова "Человек из красного дерева". Автор анализирует «языческие» образы в контекстах этнофутуристического дискурса, определяемого как альтернатива современным серийным идентичностям общества потребления. Показано, что языческие мотивы в литературных текстах массовой культуры имеют множественные и гетерогенные истоки и культурные генеалогии, локализуемые в классическом наследии и в массовой культуре одновременно. Автор полагает, что языческие образы в прозе массовой культуры актуализируют проблемы кризиса идентичностей, эрозию этнических традиционных культур в глобализирующемся обществе. Предполагается, что визуализация литературных текстов может стать основной тенденцией развития языческих образов в массовой литературе общества потребления.
Пороль О.А., Дмитриева Н.М. - «Слово о полку Игореве» в поздней лирике Н. Гумилева c. 55-62

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36781

Аннотация: Исследование посвящено пространственно-временному аспекту рассмотрения «Слова о полку Игореве» в поздней лирике Н. Гумилева. На материале лирических произведений 1913-1921-х гг. осуществлено осмысление значения древнерусского произведения для миропонимания поэта. Выдвигается гипотеза о тексте «Слова о полку Игореве» как одном из наиболее конструктивных в мировоззрении поэта. При исследовании произведений использовались сравнительно-исторический и структурно-семиотический методы (сопоставление фактов семантики, восходящих к тексту «Слова» и содержащихся в поэтических текстах Н. Гумилева) с целью установления соответствия или изменения значений слов древнего текста. Применялся поиск текстовых параллелей.    Проведен текстуальный анализ фрагментов произведений Н. Гумилева и «Слова о полку Игореве». Впервые выявлена и обоснована взаимосвязь стихотворения Н. Гумилева «Война» (1914) с текстом «Слова о полку Игореве», в частности, подробно проанализирован образ русских воинов «сеющих» и «жнущих». «Слово о полку Игореве» в сознании позднего Гумилева отождествлено с высшими этическими ценностями, с историей русской и мировой культуры, что позволяет заявить о историзме мышления Гумилева. Выявлено согласие текста «Слова о полку Игореве» и подлинной реальности самой жизни Н. Гумилева. Конь, воин, колчан, сабля, содержащиеся в тексте «Слова о полку Игореве» принадлежали подлинному бытию Н. Гумилева.
Разгулина Л.А. - Свободный труд и свободный танец: эстетическая идеология авангарда в версии Чарльза Олсона c. 56-67

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27535

Аннотация: В настоящей статье предметом исследования станет первый том «Поэм Максимуса» (The Maximus Poems, 1960), написание которого совпадает по времени с пребыванием Чарльза Олсона в колледже Черной горы в качестве преподавателя, затем ректора и на всех этапах – вдохновителя нарождающегося поэтического сообщества. Мы постараемся раскрыть связь между характером и направленностью олсоновского поиска в области поэтической формы с его усилиями воплотить в слове, слоге порядки человеческой социальности. В связи с междисциплинарностью заявленной тематики, исследовательский подход, используемый в статье, является синтетическим – совмещающим в себе историко-культурологический, поэтологический, медиологический методы анализа. Чарльз Олсон (1910-1970) – влиятельная фигура американского поэтического неоавангарда, в России практически не известная и совсем не исследованная. Также взаимодействие теории и практики свободного труда и свободного танца в авангардистском творчестве Чарльза Олсона не исследовалось ни в русскоязычной, ни в зарубежной науке. Данная статья призвана начать заполнять эти лакуны. В данной статье мы приходим к выводу, что эстетику письма Олсон уподобляет эстетике ремесленного труда и эстетике танца. В первой для него важно чувство природного материала, а также преемственности трудовых усилий, незаметно создающих историю. Во второй важно наслаждение координированным движением. Свой экспериментальный эпос Олсон пытается написать, базируясь на этих двух посылках. Можно сказать, что у Я-Максимуса, эпического героя Чарльза Олсона, – две ипостаси: он живет/трудится в истории и он живет/танцует в языке, в практиках рефлексивного речепользования.
Харитонова А.Е. - Фальсификация удовлетворенности: декадентство и опрощение как крайние формы внутреннего протеста героинь повести М. В. Крестовской «Вопль» c. 56-74

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.6.33121

Аннотация: Настоящая статья рассматривает повесть М. В. Крестовской «Вопль» (1900) в контексте рецепции феномена декадентства в отечественной литературе рубежа XIX-XX вв. Эта повесть ныне почти забытой писательницы, в своем творчестве прежде всего обращавшейся к женским темам (вопросам любви, семьи и профессии), представляет сегодня особый интерес с точки зрения отражения в ней культурных тенденций указанного периода. «Типичная женская история» о несчастливо сложившемся браке, направленная против власти денег, лицемерия и несвобод, помимо прочего выводит на авансцену повествования декаданс как культурную эмблему эпохи, обнажая внутренние мотивы и механизмы, приведшие одну из героинь к нарочито декадентскому типу поведения. В качестве же иной, контрастной формы протеста против буржуазного мира в повести представлена идеология опрощения.    Научная новизна настоящего исследования определяется малой изученностью творчества М. В. Крестовской и отсутствием в современном литературоведении специальных работ, посвященных ее писательскому наследию. Особый вклад автора в решение этой проблемы состоит в том, что повесть «Вопль» впервые вводится в широкий русско-европейский культурный, в частности историко-литературный, контекст и рассматривается с точки зрения мировоззренческих тенденций и эстетических веяний второй половины XIX — начала XX в. Исследование доказывает, что данный текст, являющийся не единственным обращением Крестовской к типу нового героя «конца века», может быть правомерно отнесен к корпусу произведений о героях-декадентах.
Гаврилова Н.В. - Исследование датировки пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня»: анализ основных точек зрения c. 59-65

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.2.26373

Аннотация: В предлагаемой статье рассматриваются основные точки зрения на проблему датировки пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня». Целью исследования является анализ существующих теорий о дате создания пьесы и подробный разбор их доказательств. В ходе работы автор использовал большой объем накопленных за столетие исследований отечественных ученых по вопросу времени переработки пьесы «Леший» в пьесу «Дядя Ваня». Сведения, оставленные Чеховым касательно точной датировки пьесы, противоречивы, поэтому в отечественном литературоведении возникло несколько групп исследователей, относящих «Дядю Ваню» к различным годам создания. В основу нашего исследования положены такие литературоведческие методы, как: сравнительный, аналитический, критический, биографический, культурно-исторический. В результате работы выявлены основные точки зрения исследователей творчества Чехова на датировку пьесы «Дядя Ваня», и проведен разбор подтверждающих их аргументов. Научная новизна статьи связана с тем, что проведенное нами исследование расширяет общее представление о проблеме датировки пьесы, анализируя не только классические трактовки проблемы, но и современный подход. Анализ изложенных теорий позволяет сделать вывод, что, несмотря на основательную изученность вопроса, датировка «Дяди Вани» продолжает оставаться окончательно не разрешенной проблемой. Однако, в связи с большим интересом к пьесе «Дядя Ваня» в наши дни как литературоведов, так и театроведов, в будущем исследователи творчества Чехова, возможно, смогут обнаружить новые факты, которые прольют свет на точную дату создания «Дяди Вани».
Чернов А.В. - Франсишку Са де Миранда: две традиции восприятия c. 61-68

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.28889

Аннотация: Предметом статьи являются две традиции восприятия образа и стиля поэта португальского Возрождения Франсишку Са де Миранды, в рамках которых сформировалось два направления интерпретации исторического значения наследия поэта. Первая из этих традиций - сложилась в среде младших современников Франсишку Са де Миранды, вторая - среди исследователей XIX, XX и XXI вв. В статье исследуются аспекты, в которых названные традиции противоречат друг другу. Основной задачей статьи является подробное описание и анализ названных противоречий. Ключевым методом, используемым в статье, является сопоставительный анализ текстов. При рассмотрении в компаративном контексте двух традиций восприятия образа и стиля Франсишку Са де Миранды выявляются принципиальные различия этих традиций. Новизна исследования заключается в том, что сопоставительный анализ текстов, в которых дается та или иная характеристика образу и стилю Франсишку Са де Миранды, распространяется на произведения младших современников поэта, охватывая, таким образом, тексты, датируемые XVI, XIX, XX и XXI вв. Особое внимание уделяется рассмотрению расхождений в интерпретации стиля поэта, которые формируют две традиции: ренессансную (XVI в.) и современную (XIX, XX и XX вв.). Констатация и подробный анализ идейных расхождений названных традиций впервые дается в настоящей статье, вследствие чего ее научная новизна представляется существенной, а выводы, сделанные в заключительной части статьи предоставляют полезный материал для дальнейших исследований в области литературы португальского Возрождения.
Воробьева С.Н., Оганова Е.А. - Любовные песни турецкого ашыка Караджаоглана: основные мотивы и система поэтической образности c. 63-77

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.34321

Аннотация: Целью статьи является изучение любовных мотивов и связанных с ними поэтических образов в творчестве крупнейшего турецкого ашыка XVII в. Караджаоглана и выявить характер взаимодействия в нем фольклорной и индивидуально-авторской традиции. В работе применен метод литературоведческого анализа текста, а также метод описания и сопоставления. На конкретных примерах рассматриваются основные мотивы любовной лирики Караджаоглана (мотив восхваления и любования красотой возлюбленной, мотив неверности возлюбленной, мотив расставания, мотив сомнения в чувствах возлюбленной и пр.) и связанную с этими мотивами систему образов: соловья, розы, журавля, «горящего сердца», «израненной души», пейзажные зарисовки (заснеженные горы, легкий ветерок и пр.). Отдельно анализируются художественные средства создания портрета красавицы: ее лица, глаз, бровей, волос, походки, а также ее одежды и аксессуаров. До настоящего момента творчество Караджаоглана не становилось объектом научного изучения в отечественной науке, что определяет новизну предпринятого исследования. Авторы пришли к выводам о том о том, что в творчестве Караджаоглана органично переплетаются традиции фольклора и диванной (суфийской) литературы, что определяет специфику поэтики ашыкской литературы не только XVII в., но и всего временного континуума. Данное исследование может внести некоторый вклад в уточнение типологии и поэтики ашыкского творчества, а также в определение характера взаимодействия фольклорной и индивидуальной традиции в рамках авторского произведения.
Чжу Я. - Мрачное двадцатилетие китайской пушкинистики (1957 – 1976) c. 63-74

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.4.36461

Аннотация: Изучение русской литературы в Китае началось в конце XIX и начале XX веков, причем из русской литературы первым переведено в Китае было произведение А.С. Пушкина. С этого момента постепенно сложилось китайское пушкиноведение. Но с 1957 года процесс популяризации и изучения Пушкина застопорился. Особое внимания уделяется китайской пушкинистики в 1957–1976 г. В статье рассмотрены причины упадка китайской пушкинистики в 1957–1976 годы. Особое внимания уделяется трагическим судьбам выдающихся китайских пушкинистов (Гэ Баоцюань, Люй Ин, Чжа Лянчжэн, и Ван Чжилян) в мрачное двадцатилетие в Китае. Научная новизна данной работы состоит в том, что она знакомит русских читателей с историей китайской пушкинистики и трагическими судьбами китайских пушкинистов, вписывая их в широкий культурный и политический контекст и показывая, как политические процессы и идеологические установки влияют на развитие гуманитарной науки. Основными выводами проведенного исследования является то, что творчество Пушкина поддерживало и вдохновляло лучших представителей китайской интеллигенции, несмотря на жестокий цензурный гнет и репрессии приобщавших своих соотечественников к высшим достижениям мировой культуры и отстаивавших свое право на свободное творчество.
Кропачева К.А. - Понятие "genre" во Франции XV-XVI веков: от лексического многообразия к кодификации термина c. 64-70

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33794

Аннотация: В статье речь идёт о формировании понятия «жанр» во Франции эпохи позднего Средневековья и Возрождения и о кодификации в литературном языке соответствующего термина. Предметом исследования являются наименования категории жанра, используемые авторами теоретических трактатов XV-XVI вв., и само понятие «genre», которое постепенно вводится во французскую теорию поэзии. Цель работы – выявить этапы становления категории жанра в рамках французских теоретических текстов XV-XVI вв., определить, какие обозначения использовали теоретики для наименования жанровых форм, выделить их сходства и различия, прояснить, в какой момент во французской теории возникает термин «genre» в понимании, близком к современному. Новизна исследования состоит в рассмотрении понятия жанра в диахронии на материале французских трактатов XV-XVI вв.. Большинство текстов, рассматриваемых в статье, практически не изучено в отечественном литературоведении, что делает исследование актуальным для углубления знаний о французской литературной теории Ренессанса. В результате очевидно, что авторы французских трактатов XV в. именовали интересующее нас понятие «rithme», «taille», «manière», «façon», «espèce», при этом практически не разграничивая между собой эти названия и употребляя их как синонимы в рамках одного и того же текста. Однако к началу XVI в. жанровая форма начинает рассматриваться как отдельная категория, соответственно, количество её наименований постепенно сокращается. Впервые термин «genre» был использован в литературном контексте в 1521 г. в трактате Пьера Фабри, однако в данном случае говорить о закреплении понятия преждевременно, поскольку оно частично сохраняет заимствованное из латыни значение. Термин кодифицируется позже, в 1555 г., благодаря «Поэтическому искусству» Жака Пелетье и отныне будет употребляться теоретиками литературы для обозначения различных видов жанровых форм.
Вепрев А.И. - Матрёшечный вариант русского верлибра c. 64-92

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35358

Аннотация: Автор, ссылаясь на возможность и необходимость эксперимента в литературоведении о чём писал в начале прошлого века теоретик литературы и стиховед Б. И. Ярхо, уделявший особое внимание в своих работах трансформации жанра, как, впрочем, и всего строя выразительных средств, анализирует новую форму русского верлибра, несколько его разновидностей наиболее вероятной формы, тем самым пытаясь определить наиболее характерную его типологию, а также внести в понятие матрёшечного верлибра такие две основные его разновидности, два его фундаментальных метафазиса и несколько подвидов: 1. Верлибр в верлибрах (Верлибр в нескольких верлибрах); 2. Верлибры в верлибре (Несколько верлибров в одном верлибре). При этом выделяя два его подвида, образующиеся из верлибра в верлибрах: 3. Вепрлибр (Большой верлибр в нескольких верлибрах); 4. Афористический верлибр (верлибр в нескольких афоризмах) и другие. Основными выводами проведённого анализа новой формы матрёшечного верлибра заключаются в том, что матрёшечный верлибр строится по типу цепочной сказки и относится к типу цепочной сказки (кумулятивной сказки, рекурсивной сказки, цепевидной сказки). Также верлибр, в котором диалоги или действия повторяются и развиваются в видоизменённой форме по мере развития сюжета — относится к матрёшечному верлибру. Эффект этих верлибров основан на повторах повествования, характерного образа и действия, меняющегося по той или иной причине и доходящей до кульминации. Семантическая дифференция текста, в данном случае, рассматриваемого как совокупность обоих его измерений, где любой компонент произведения мотивирован одновременно как связностью того элемента, который он создает с другими элементами, так и смысловым объединением одновременно элементов, подверженных деструкции, принадлежащих к разным компонентам всего произведения. Примером может служить матрёшка.
Доминенко Н.В., Кравинская Ю.Ю. - Точки пересечения пространственно-временных планов «чужого мира» в эпистолярной прозе английских романтиков c. 64-79

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.7.35780

Аннотация: Предметом исследования являются точки пересечения временных и пространственных отношений «чужого мира» в такой форме авторского самовыражения, как переписка английских поэтов-романтиков. Цель данного исследования – рассмотреть ключевые слагаемые хронотопа «чужого мира» и выявить особенности их функционирования в романтической эпистолярной прозе. Объектом исследования выступили 50 писем У. Вордсворта, 224 письма Дж. Г. Байрона, 67 писем П. Б. Шелли, 51 письмо Дж. Китса, 200 писем Р. Саути. В ходе исследования был использован комплекс общенаучных и специальных литературоведческих методов, среди которых: описательный, биографический, историко-генетический, историко-функциональный, структурно-семантический, сравнительно-типологический.   Авторами статьи было установлено, что «чужой мир» в корреспонденции английских поэтов-романтиков представлен такими точками пересечения пространственно-временных планов как: хронотоп дороги / дорожной встречи / дорожного происшествия; контакта / встречи / свидания; города / страны / деревни, где доминантными мотивами являются мотивы дороги и контакта. На основе анализа пространственно-временных планов «чужого мира» в переписке английских романтиков, был сделан вывод о том, что хронотоп «чужого мира» является определенным кодом доступа к модели мира английских романтиков, ключевой категорией, выводящей нас на картину мира определенной эпохи, в частности, романтизма. Научная новизна исследования заключается в том, что до настоящего времени, пространственно-временные отношения «чужого мира» в переписке английских романтиков, целенаправленно не анализировались. В дальнейшем представляется перспективным исследовать виды и особенности функционирования хронотопа «своего мира» корреспонденции английских романтиков, а также взаимодействие пространства и времени в переписке английских писателей-реалистов, сравнить и выявить интегральные и вариативные признаки, характерные для эпистолярной прозы в целом.
Царегородцева С.С., Агеносов В.В., Лобачева Н.А., Пинаев С.М. - Жанровые трансформации и стилевые «ключи» орнаментальной прозы Г.Д. Гребенщикова c. 66-74

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.38156

Аннотация: Цель данного исследования заключается в выявлении особенностей поэтики романа Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче», написанного в годы эмиграции. Первое издание романа состоялось в 1924 году. В статье отражена рецепция критиков русского зарубежья на это издание и на авторизированный перевод 1940-го года, который вышел в США. Основная гипотеза заключается в том, что этот роман на жанрово-стилевом уровне может быть соотнесен с русской орнаментальной прозой, их сближает былинная стилизация, сюжетная фрагментарность, большая роль отдельных мотивов, когда развертывание текста происходит в системе интертекстуальных отношений, отражающих мифологизированное мировосприятие автора. Орнаментальная проза - художественно-стилистическая разновидность словесного мастерства, соединяющая черты прозы и поэзии, поэтому в работе используется лингвопоэтический и контекстный анализ. Принимая во внимание, что орнаментальная проза – это понятие, не соотносимое с конкретным стилем, а орнаментальные поля постоянно модифицируется в зависимости от художественного метода автора, сделаны выводы об основных стилевых «ключах» и жанровых трансформациях романа Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче». Обновление художественного языка в первой половине XX столетия было характерным явлением не только для модернистских литературных направлений, но и для традиционализма, с которым можно соотнести эстетические установки и художественную практику Г.Д. Гребенщикова.
Дин И. - Отчуждение как свойство личности применительно к образам врачей в произведениях А.П. Чехова c. 66-73

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38637

EDN: RFQHXM

Аннотация: Целью данного исследования стало выявить, как отчуждение в произведениях А.П. Чехова связано с образами врачей. С помощью системного, сравнительно-исторического методов и метода художественного анализа были рассмотрены образы врачей в рассказах «Жена» и «Враги», в пьесе «Дядя Ваня» и других произведениях. Отчуждение, понимаемое как невозможность полноценного контакта с другими людьми, отдаление от общества и от близких, утрата способности сочувствовать чужим проблемам, для А.П. Чехова было одним из важнейших мотивов, сквозь призму которого воспринимались образы самых разных персонажей. В контексте образов врачей отчуждение приобретало особое звучание.   Научная новизна исследования состоит в том, что в нём впервые рассмотрены созданные А.П. Чеховым образы врачей в контексте отчуждения, выявлено влияние отчуждения на личностное и профессиональное развитие врача. Писатель считает, что врач не имеет права испытывать отчуждение, отдаляться от людей. Отчуждение губительно для врача и ведёт к деградации его как личности и профессионала; он перестаёт испытывать сочувствие и утрачивает способность помогать людям, врачуя их физически и духовно. Причиной отчуждения могут стать негативные социальные факторы: тяжёлый труд, постоянная усталость, материальная нужда. В рассказе «Враги» А.П. Чехов показывает, как зарождается отчуждение, в пьесе «Дядя Ваня» – как деградирует поддавшийся отчуждению врач. В рассказе «Жена» доктор Соболь избавляет от отчуждения главного героя, инженера Асорина. Гуманистический характер профессии врача, по мнению писателя, не может сочетаться с отчуждением.
Мамукина Г.И., Минова М.В., Маркова А.С. - Борьба с высокомерием как основная идея "Песни о Нибелунгах" c. 67-77

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.36668

Аннотация: Целью данной статьи является определение основного мотива и идеи написания поэмы «Песнь о Нибелунгах». Для достижения задачи исследования предлагается воспользоваться стратегией «антикваризма» – обратиться к ценностям эпохи создания произведения, обосновать историко-культурные предпосылки написания поэмы. Опираясь на теоретическую и историческую поэтику, мы можем аргументировать присутствие автора как категории текста в произведении эйдетической эпохи, что позволяет проанализировать художественное целое на уровнях его организации и выбора лексических единиц, а также сопоставить персонажей, используя категорию зеркальности как структурообразующего элемента. Исследование позволило выявить закономерность появления и реализации мотива борьбы с высокомерием как одной из основных идей «Песни о Нибелунгах», определить данный мотив как общий для всех персонажей, определяющим сюжет и структуру произведения, что нашло отражение на разных уровнях организации художественного единства текста. Стратегия «антикваризма» позволила нам проанализировать «Песнь о Нибелунгах», согласуясь с воззрениями эпохи создания произведения, вычленить основной мотив поэмы как значимый аспект жизни человека того времени – гармоничное понимание и принятие своей судьбы. В «Песне о Нибелунгах» нашла воплощение идея борьбы с гордыней и высокомерием, которой противопоставляется служение благородному делу и исполнение долга. Теоретическая поэтика позволяет говорить о смене модуса художественности (с героического на трагический). Опора на историческую поэтику позволяет выявить основную идею произведения, которая необходима для структурирования и завершения художественного целого в эйдетическую эпоху. Таким образом, высокомерие как основной мотив произведения обусловливается исторически и текстологически.
Жиркова М.А. - Рождественские сказки Х.К. Андерсена «Ель» и А.И. Куприна «Жизнь» в историко-литературном диалоге c. 68-78

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.5.30798

Аннотация: В статье представлен сопоставительный анализ сказок Х.К. Андерсена «Ель» и А.И. Куприна «Жизнь». Обе сказки сюжетно связаны с Рождеством, празднование которого становится кульминационным моментом в жизни ели. В сказках Андерсена и Куприна есть общие элементы: описание жизни деревьев в лесу, появление людей, рождественский праздник. У каждого писателя сказка творится в мире действительном. Сказка датского писателя движется к смерти, гибели дерева, которое можно принять как наказание за равнодушие и честолюбие, неумение радоваться тому, что дано судьбой. Сказка Куприна идет в разрез с андерсеновской традицией. У него принципиально иная писательская позиция – это утверждение жизни в противовес смерти. В центре внимания анализ не только сюжета, но и жанровых особенностей; уточняется определение жанра каждого произведения. Сказки аллегоричны, их можно назвать философскими сказками-притчами, подталкивающими читателя к размышлениям о собственной жизни. Научная новизна работы заключается в том, что текст сказки А.И. Куприна анализируется впервые. Она рассматривается в соотнесенности с традицией, заложенной андерсеновскими сказками, как рождественский текст, а также обозначено ее место в творчестве писателя.
Григорян Г.А. - И. С. Тургенев в восприятии персонажей ранних рассказов А. П. Чехова c. 70-78

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30578

Аннотация: Статья посвящена упоминаниям о Тургеневе в произведениях Чехова. Тургенев как ближайший предшественник был всегда в центре внимания Чехова. Многочисленные высказывания разных лет, зафиксированные в эпистолярии Чехова, свидетельствуют о непреходящем интересе к Тургеневу и показывают, как на разных этапах творческого пути менялось чеховское восприятие художественного наследия предшественника. Тургенев зримо и скрыто присутствует и в художественных текстах Чехова. О нем вспоминают чеховские персонажи ранних рассказов и герои поздних повестей и пьес. Объектом исследования являются ранние рассказы Чехова как наиболее репрезентативные в рамках затронутой темы. Цель исследования — выявить роль упоминаний имени Тургенева в произведениях Чехова. В ходе анализа заявленной темы автором статьи были использованы следующие методы исследования: системно-целостный, описательно-аналитический и метод сопоставительного анализа, включающий приемы интерпретации. В результате исследования устанавливается, что Чехов в своих ранних рассказах с помощью Тургенева показал не только тех персонажей, которые открыто высказываясь о писателе демонстрировали свое невежество, но и тех, кто будто бы отстаивал Тургенева, но на ином уровне был также не способен по-настоящему понять и оценить масштаб писателя.
Кондрашева Е.В. - Любовь как макроконцепт художественной концептосферы В. Токаревой (на примере сборников произведений «Короткие гудки», «О том, чего не было», «Сказать – не сказать…») c. 70-77

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.3.37635

Аннотация: Статья посвящена анализу любви как доминирующего концепта художественного мира В. Токаревой на материале сборников произведений писателя, вышедших в издательстве «Азбука-Аттикус»: «Короткие гудки» (2015), «Сказать – не сказать…» (2019), «О том, чего не было» (2021). Цель данного исследования заключается в том, чтобы рассмотреть через призму концепта «любовь» художественный мир писателя. Достижению обозначенной цели способствует решение следующих задач: исследовать концепт «любовь» как макроконцепт, выявить его наиболее значимые смысложизненные ориентиры, проанализировать структуру образов, наполняющих данный концепт новым содержанием и смыслами. Методология исследования опирается на концептуальный и функциональный методы, присутствуют элементы сопоставительного и описательного методов, компонентный анализ текста. В исследовании установлено, что писатель возвращается к концепту «любовь» в рассказах и повестях, исследуя это чувство на разных уровнях человеческих взаимоотношений; рассматривается любовь к предметам материального мира. Макроконцепт «любовь» – центр концептосферы писателя. Именно он скрепляет концептосферу В. Токаревой и позволяет воспринять многоплановый художественный мир как единый. Творчество писателя с точки зрения влияния художественных концептов на формирование концептосферы изучено спорадически и требует дальнейшей разработки. Результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы в практике вузовского преподавания специальных курсов, посвященных художественному концепту, а также при ведении семинаров, посвященных истории отечественной литературы. Научная новизна исследования заключается в предложенной интерпретации макроконцепта «любовь».
Сухих О.С. - Утопия и антиутопия как две грани художественной реальности в романе В. П. Крапивина «Ампула Грина» c. 70-82

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.9.38832

EDN: PSHXUO

Аннотация: Объектом литературоведческого анализа в данной статье является роман В. П. Крапивина «Ампула Грина», предметом же исследования становятся черты утопии и антиутопии в художественном мире этого произведения. Его жанровая природа сложна и многогранна, однако признаки утопии и антиутопии, с точки зрения автора работы, явно просматриваются в тексте. Ведётся исследование социальной и нравственно-философской проблематики, характерной для названных выше жанров. Анализируются также черты поэтики этого произведения, которые работают на создание образов антиутопического и утопического миров. Метод целостного анализа помогает выявить взаимосвязь между двумя топосами: Империей и городом Инском – и чертами двух жанров: антиутопии и утопии. Исследование этих жанровых составляющих «Ампулы Грина» проводится впервые и позволяет прийти к следующим выводам. Образ Империи, который связан с антиутопической составляющей романа, является воплощением тоталитаризма, и жизнь этой страны отмечена глубоким противоречием интересов личности и государства. Образ Вольного Города Инска несёт в себе черты утопии. Описывая его жизнь, автор использует приём нарушения ожиданий. Предположения читателя и героя, играющего роль путешественника в утопическом мире, мотивируются закономерностями, типичными для общества, далеко не идеального, и они опровергаются действительностью Инска, где царят добро и гармония в человеческих отношениях. Не случайно в романе излагается гипотеза о том, что Инск возник из материализовавшейся фантазии детей. Если образ Империи имеет черты мира начала ХХI века, когда и создавался роман, то образ Инска изобилует деталями, связанными с прошлым. Закономерно предположить, что антиутопические черты для автора воплощены в настоящем, а утопические – в прошлом, в воспоминаниях и впечатлениях детства, то есть антиутопическим представлен мир взрослости, а утопическим – мир детства.
Аржанцева К.В. - «Пинтереска» как художественный метод. Театр Гарольда Пинтера. c. 71-82

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.31232

Аннотация: Гарольд Пинтер – признанный реформатор театра, создавший свой собственный уникальный стиль, получивший в критике название «пинтереска», в котором обыгрывается фамилия самого драматурга и художественное своеобразие его пьес. Предметом данной статьи является исследование «пинтерески» как особой формы драмы, созданной Г. Пинтером. В ходе исследования также уделяется внимание влиянию творчества Франца Кафки на художественный метод драматурга, которое прослеживается как на уровне создания образов героев, так и на уровне общей философской концепции. Специфика материала исследования обусловила применение комплексной методологии анализа пьес Г. Пинтера, включающей рецептивный и интерпретационный методы. Новизну данной работы обуславливает обращение к феномену «пинтерески» как способу воплощения особенностей художественного метода драматурга. В результате выделен ряд принципов, его составляющих и определяющих особенности мира пьес Г. Пинтера – одновременно реального и абсурдного, – в котором над человеком ежедневно нависает угроза, истоки которой остаются вне его понимания, и совершается насилие, которому ему нечего противопоставить.
Петишева В.А. - Под защитой 108 псалма. («Маленький человек» в романах Леонида Леонова) c. 75-82

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.4.36532

Аннотация: Предметом специального исследования является рассмотрение различных подходов к изображению жизни социально униженных персонажей. Появление «маленьких людей» в творчестве писателей XIX-XX вв. литературоведы склонны были объяснять «страшной действительностью николаевской России», «социальной атмосферой», которая определяла характерные черты человека, оказавшегося под воздействием сложных обстоятельств, жизненных противоречий. Это бесправная личность, которая бессильна перед жизнью и ее обстоятельствами. Это «маленький» человек в социальном плане, «незаметный» герой, который вынужден жить на нижнем этаже общественной пирамиды. «Маленький человек» не лишен духовно-нравственных и гуманистических начал, поэтому писатели начали уделять им место в своих произведениях. С каждым последующим произведением жизнь людей «низшего» класса проявлялась в новых интерпретациях. Актуальность избранной темы определяется реалиями времени, тем, что и в современных условиях тема «маленького человека» является злободневной. Цель работы – проследить эволюцию темы «маленького человека» в произведениях русских писателей XIX – первых десятилетий XX века, а также соотношение понятий «маленький человек» – «праведник». Объект исследования – произведения А. Пушкина, Н. Гоголя, Ф. Достоевского, Л. Леонова. Предмет исследования – образ «маленького человека» как тип литературного героя в русской литературе XIX-XX вв. Наиболее точной методологической основой работы стали труды известных отечественных ученых, таких как К. Мочульский, А. Газизова, А. Степанов и др., методами исследования являются сравнительно-типологический и культурно-исторический. Основным выводом проведенного исследования является доказательство того, что в каждой эпохе были, есть и будут «маленькие люди», которые зачастую оказываются морально выше людей, занимающих лучшее положение в социуме; разграничиваются понятия «маленькие люди» – «бедные люди», устанавливается авторское отношение к синонимичному или антонимичному ряду «маленький» («бедный») герой, герой-праведник.
Вэй С. - Как отличить пьяного от голодного? (К интерпретации стихотворения Н.А. Некрасова «Филантроп») c. 75-83

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.38087

Аннотация: Стихотворение Н.А. Некрасова «Филантроп» (1853) остается малоизученным. Советские литературоведы уделяли внимание в первую очередь датировке произведения, прототипу его заглавного героя, созданию реального комментария к тексту. Говоря о содержании текста, исследователи (как советские так в целом постсоветские) видят в стихотворении сатиру либо на известного писателя, просветителя и филантропа князя В.Ф. Одоевского, либо на филантропию, благотворительность в целом. Такое понимание авторской идеи представляется поверхностным и неверным, опирающимся на априорные представления о «революционных» взглядах Некрасова. В настоящей статье предлагается новое прочтение стихотворения, как описывающего невозможность для человека выйти за пределы сословных отношений, пронизывающих всю общественную жизнь России 19-го века. При проведении исследования применены сравнительно-исторический подход, методы обобщения, интерпретации результатов. При этом, как показывает приведенный в статье анализ, сама идея благотворительности Некрасовым не подвергается сомнению или обличению. Выводы статьи подтверждаются сопоставлением стихотворения «Филантроп» с произведениями Н.В. Гоголя («Шинель») и Ф.М. Достоевского («Бедные люди»), в которых имеются эпизоды, близкие к центральной «сцене» «Филантропа». Это сопоставление позволяет в частности показать, насколько оригинально трактует Некрасов сюжет, ставший практически «архетипическим» для русской литературы середины 19 века: столкновение «маленького человека» с разгневанной на него «важной персоной».
Окулова Т.Н. - Страницы истории русской журнальной публицистики последней трети XVIII века: на пути к XIX столетию c. 76-85

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27148

Аннотация: В работе исследуются некоторые избранные страницы истории публицистики последней трети XVIII в. Дается общая характеристика некоторых «сквозных» публицистических тем, помогающих глубже понять причины поворота в общественном сознании, который происходил в 1770-1780 гг. и нашел яркое выражение в новой русской литературе на ее пути от европейских влияний к подлинной исторической, культурной самостоятельности. В работе также сделана попытка обозначить отсвет ряда национально-самобытных идей публицистики последней трети XVIII вв. русских журналах кануна и самой эпохи Отечественной войны 1812 года. Метод: историзм, многосторонний подход к оценке историко-литературного процесса, социокультурный метод, диалектичность исследования, требующая рассматривать предметы изучения в развитии. Новизна исследования заключается в том, что в нем рассматривается ряд национально-самобытных идей, тем русской публицистики последней трети XVIII в., дающих возможность пристальнее вглядеться в происходивший тогда плодотворный процесс обретения новой русской литературой идейной, художественной зрелости. Особенностью данной работы является и то, что здесь впервые предпринята попытка проследить отражение некоторых весьма значимых в национальном контексте идей публицистики последней трети XVIII в. в русской литературе первой четверти XIX в. Этот историко-литературный аспект (и целый пласт вводимых в данной работе в научный оборот материалов консервативной направленности) долгие годы у нас оставался в тени исследовательского внимания. Все это позволяет составить более цельное представление об истории русской публицистики, русской литературы XVIII-XIX вв.
Захарова Е.М. - Принципы положительной эстетики В.С. Соловьева в литературной критике И.Б. Роднянской c. 77-83

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.36607

EDN: HEBJEC

Аннотация: В наиболее полном собрании работ И.Б. Роднянской «Движение литературы» имя В.С. Соловьева в разных контекстах встречается более 50 раз. Воздействие основателя философской критики на укрепление данного направления в работах Роднянской обеспечено как теоретико-методологическими трудами («Красота в природе», «Общий смысл искусства», «Первый шаг к положительной эстетике» и др.), так и частными литературно-критическими наблюдениями («Судьба Пушкина», «Поэзия Ф.И. Тютчева», «Буддийское настроение в поэзии» и др.). Цель настоящей статьи – выявить и проанализировать те принципы положительной эстетики, которые в наибольшей степени повлияли на критический метод Роднянской.     Отсутствие целостного учения об эстетике у Соловьева не препятствовало тому, что основные принципы были использованы Роднянской в частных литературно-критических наблюдениях. Основными выводами проведенного исследования являются данные, позволяющие говорить о сближении Роднянской и Соловьева не только на уровне методологии, но и в аспекте поэтики литературно-критического высказывания. Общим для Соловьева и Роднянской следует считать сюжет, заключающийся в решении проблемы, связанной со сферой духовности или, в узком смысле, с исследованием души художника. Работы представителей философского направления критики отличаются наличием двух временных пластов.
Мохаммади З. - «Смерть поэта» Лермонтова на персидском языке: внеязыковые сложности перевода и уровень эквивалентности с оригиналом c. 78-83

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.6.31318

Аннотация: Целью данной статьи является анализ персидского перевода поэмы Лермонтова «Смерть поэта» и рассмотрение уровня эквивалентности перевода с оригиналом. На основе теории Комиссарова об эквивалентности, также рассматриваются внеязыковые (в основном, культурные) сложности на пути перевода поэмы Лермонтова на персидский язык. Культурные события и реалы литературной жизни России, отражающие в литературных произведениях сложно передать иранской аудитории. Социально-общественная жизнь России 19-ого века также не непонятна и не знакома для иранского читателя. Возможность незнания истории литературной жизни 19-ого века также осложняет задачу переводчика поэзии Лермонтова. В данной статье рассматривается персидский перевод поэмы Лермонтова с точки зрения теории эквивалентности и анализируются внеязыковые сложности при переводе на персидский язык. Несмотря на все сложности, которые в первую очередь связаны с культурными понятиями и социальными событиями, языковые возможности персидского языка и владение переводчика русским и персидским языками и историей культуры России дает возможность создание перевода с высоким уровнем эквивалентности с оригиналом. Можно сказать, что персидский перевод «Смерти поэта» эквивалентен с русским текстом на уровне сообщения, и местами даже на уровне языковых знаков.
Колягина Т.Ю. - Герои Е. Д. Айпина в поисках идентичности (по роману «В поисках Первоземли») c. 78-88

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36826

Аннотация: Предметом исследования в работе является проблема идентичности героев в романе регионального хантыйского писателя Е. Айпина «В поисках Первоземли». Цель публикации — представление основных векторов размышлений главных героев романа о личной и национальной идентичности. В задачи исследования входит анализ пути духовного и социального становления, «обретение себя» в мире и социуме главных действующих лиц романа — «человека рода» Матвея Тайшина и героя «без рода и племени» Романа Романова. Представленное исследование базируется на междисциплинарном комплексном подходе, предполагающем использование инструментария культурно-исторического, типологического, этнокультурного, аксиологического и имагологического методов анализа. Научная новизна работы заключается в рассмотрении героев литературного произведения с позиций их идентичности и идентификации. Анализируются два варианта пути обретения героями «себя» в малом и большом мире. Путь «человека рода» — это постижение возможностей своего пребывания в мире, укрепление незыблемой веры в себя как в необходимое звено цепи жизни, природы, Космоса, человечества. Путь героя «без роду и племени» — череда инициаций (по В. Я. Проппу), в результате которых герой поэтапно обживает и осваивает «круги земного мира», обретая опыт слияния с социумом. Доказывается, что решение вопросов о личностной, социальной и национальной идентичности героев романа тесно связано с традиционалистским миропониманием автора. Делается вывод о том, что в кризисной исторической ситуации герои романа интуитивно устремляются к пракультурной памяти человечества, видя в ней спасительную основу для восстановления идентичности.
Наср М.Т. - Литературный герой в современном российском интеллектуальном романе XXI века c. 78-90

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.37224

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является специфика современного российского интеллектуального романа Андрея Аствацатурова «Не кормите и не трогайте пеликанов». Рассмотрено место этого произведения в современном литературном процессе. Актуальность исследуемой проблемы заключается в том, что в интеллектуальной литературе XXI века поднимаются те же вопросы, какими задавались писатели прошедших эпох, но в специфике современного российского интеллектуального романа, мы отмечаем некоторые противоречия, которые отличают его от данной жанровой разновидности прошлых лет. Следует отметить, что интеллектуальный роман как жанр обладает рядом признаков – концептуальность текста произведения, литературные эксперименты с текстом, активное вовлечение читателя в текст, интертекстуальность, мифотворчество, стилистическая избыточность. В работе наглядно иллюстрируется этапы развития современного российского интеллектуального романа. Результаты исследования имеют практическое значение и могут быть использованы при написании курсовых работ по истории современной литературы и в вузовских курсах о современных литературных авторах. Основными выводами проведенного исследования является: 1. Место романа Андрея Аствацатурова «Не кормите и не трогайте пеликанов» в современном литературном процессе находится на границе постмодернистского и диджимодернистского направления, потому что у этого произведения есть много черт произведений постмодерна, и главный герой живет в своем собственном обособленном диджимире. Этот роман, как и большинство произведений, создан на стыке жанров. 2. Текст романа обладает рядом признаков интеллектуального романа, как жанра - концептуальность текста произведения, литературные эксперименты с текстом, активное вовлечение читателя в текст, интертекстуальность, мифотворчество и стилистическая избыточность. 3. Структура литературного героя А.Асвацатурова – это повторяющиеся свойства его характера, которые делают его узнаваемым среди других героев произведения.
Цзинь Л. - Сопоставительно-семантический анализ наречия частоты времени в китайском и русском языках c. 80-89

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.7.36030

Аннотация: Исследование посвящено сопоставительному изучению наречия со значением времени в русском и китайском языках. В работе анализируется наречие времени русского языка, дается характеристика макро- и микроаспектов. Макроописание – это попытка определить и классифицировать наречия времени. Микроаспект подразумевает в первую очередь семантический анализ конкретного временного наречия. Предметом исследования является наречие времени ‘всегда’ в русском языке в сравнении с соответствующим наречием китайского языка. Цель исследования – провести анализ семантических характеристик и зависимых от семантики грамматических и прагматических свойств наречия частоты времени ‘всегда’ в русском языке в сопоставлении с китайским языком. Для реализации цели в работе используются следующие методы: описательный метод, метод семантического анализа, метод компонентного анализа, метод подтверждения примером. Научная новизна данного исследования заключается в том, что в нем дана характеристика макро- и микроаспектов, выявлены семантические и сочетаемостные характеристики наречия частоты времени ‘всегда’ в русском языке в сопоставлении с соответствующим наречием в китайском языке — 总是 [цзун ши] ‘всегда’. Согласно обобщенным в заключении результатам работы, использование наречия ‘всегда’ со значением долгосрочности или частотности требует выполнения определенных условий. Работа может быть полезной при проведении дальнейших исследований на данную тему, в теории и практике перевода, а также при обучении китайских студентов русскому языку как иностранному.
Гун Х. - Ли Цинчжао и А.П. Бунина: сложные судьбы женской поэзии c. 81-96

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.8.36313

Аннотация: Несмотря на то, что Ли Цинчжао и Анна Петровна Бунина не были связаны ни по географическому ни по временному признаку, современники называли их китайской и русской Сафо. Причиной тому служила созвучность их стихотворений лирике древнегреческой поэтессы, чувственность написанных ими стихов, а также их независимая позиция, не характерная для женщин их эпох. Данная статья посвящена сопоставлению биографий двух выдающихся поэтесс, каждая из которых в своей стране считается основоположницей женской поэзии. Несмотря на известность обеих поэтесс и их статус пионеров женской литературы, их творчество сопоставляется едва ли не впервые. Помимо высокого социального статуса и хорошего образования обеих поэтесс связывает то, что их судьбы нарушали традиционный канон поведения женщины: вместо патриархальной семейной жизни они выбрали самореализацию в творчестве. Исключительность их положения, ставившая их в фокус общественного внимания и делавшая в своем роде париями, с другой стороны, давала свободу выбора проблематики и художественного языка. Это позволило им стать основоположницами женской поэзии, выработать собственную художественную манеру. Именно это обстоятельство типологически сближает творчество двух поэтесс, отстоящих друг от друга на восемь столетий. Тематика их творчества удивительно похожа, а вот образность совершенно разная, поскольку обусловлена литературной традицией каждой страны.
Кудряшов И.В. - К вопросу о провидческом характере поэзии Николая Клюева c. 83-91

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33681

Аннотация: Предмет исследования данной статьи — провидческий характер поэзии Н. А. Клюева. В публицистической и отчасти научной литературе утвердилась точка зрения, согласно которой истоки поэтического дара пророчества Николая Клюева коренятся в неординарной личности поэта, обладающего неким оккультным знанием, дающим ему исключительную способность предвидения будущих национальных катастроф. Сложившийся в массовом сознании миф о Клюеве базируется на недостаточной изученности особенностей этико-философских воззрений олонецкого поэта, творчески воспринявшего богатые традиции отечественной мифологии, фольклора и древнерусской культуры. Опираясь на системный анализ творческого наследия Клюева, автор исследования по-новому трактует пророческие строки поэта, закономерно объясняя их особенностями мировоззрения поэта 20—30–х гг. XX в. Автор статьи приходит к выводам, что многочисленные апокалипсические мотивы и образы в поэзии Н. А. Клюева, воспринимающиеся сегодня как пророческие, были порождены его убеждением в несовместимости цивилизации и культуры, в их противостоянии, начавшемся еще в ХVII веке, во времена раскола Русской православной церкви и обострившемся в 20—30-е гг. ХХ в. Цивилизация понималась поэтом как явление регрессивное, чуждое, пришедшее на Русь с запада. Проникновение чужой для России западной цивилизации, разрушающей самобытность нашей национальной культуры, неминуемо приведет страну к катастрофе. Трагедия ХХ века, по мнению Клюева, заключается в том, что происходит разрушение традиционных национальных устоев, за которым последует неминуемая гибель всего русского мира, а в дальнейшем и всего человечества. Глубокие знания основ и закономерностей национальной жизни позволили поэту заглянуть сквозь десятилетия в будущее России.
Mysovskikh L.O. - Existential type of artistic consciousness:
genesis and ways of development in the literature of the XIX century
c. 83-92

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.4.37521

Abstract: The article traces the origins of existentialism on the examples of writers and philosophers of the XIX century. The history of the study of the category «artistic consciousness» and the category «existential consciousness» is considered. The theoretical substantiation of the concepts of «artistic consciousness» and «existential consciousness» is proposed. The terms «existential» and «existentialist» are distinguished. The term «existential» is applied to writers and philosophers of the XIX century. S. Kierkegaard, M. Lermontov, F. Tyutchev, A. Schopenhauer, F. Dostoevsky, L. Tolstoy, A. Chekhov, F. Nietzsche are represented as existential writers. It shows the path that existential consciousness took in literature in the XIX century from Kierkegaard's «Knight of Faith» to Nietzsche's «Antichrist». The author makes an assumption about the existence of an existential type of artistic consciousness, considered as a type of artistic and aesthetic interaction of a person with the world, expressed in artistic creativity. It is suggested that in the twentieth century, the existential consciousness of a free person who found himself in a world where «God died» fell into an enchanted circle of absurdity. The opposite approach, considering human freedom as a gift from God, suggests using it in the name of creative improvement. Such a path leads to harmony with God, elevating the human creator to the role of a co-author of Divine creativity. Only this way is able to bring existential consciousness out of the dead end of the absurd.
Черникова Н.А. - Болгария в жизни и творчестве Ю.В.Трифонова c. 83-89

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.9.38838

EDN: PWAWYE

Аннотация: Статья посвящена творчеству Ю.В. Трифонова в болгарской русистике, а также некоторым периодам жизни автора, которые связывают его судьбу с Болгарией. В статье представлены переводы произведений писателя на болгарский язык и также имена тех, кто популяризировал творчество автора в Болгарии. В связи с переводной рецепцией выделяются периоды читательской активности, и выявляется интерес к творчеству писателя в определенные годы. В статье рассматриваются принципы оценки творчества писателя в гуманитарной мысли: болгарские ученые ищут различные подходы к изучению творчества Трифонова. Проза писателя становится объектом исследования в смежных областях научного знания: социологии и публицистике. Также анализируется очерк «Самый маленький город», имеющий автобиографический характер:произведение совмещает изображение личной трагедии (его биографическая основа — путешествие в Болгарию вместе с дочерью после смерти жены) и подробное описание культуры Болгарии и менталитета болгарского народа. Научная новизна статьи заключается в том, что в ней рассматриваются основные аспекты изучения творчества писателя в Болгарии, приводятся наиболее характерные выдержки из высказываний болгарских литераторов о Трифонове: многие из упомянутых в статье болгарских исследователей знали писателя лично и делятся своими воспоминаниями о встречи с ним. Цитируется интервью с Трифоновым, данное журналистам на кинофестивале в Варне и ранее публиковавшееся только на болгарском языке. В интервью обсуждается тематика и проблематика прозы автора. Речь также заходит о героях произведений писателя и особенностях его творчества. Статья раскрывает важность «болгарского периода» в творчестве Трифонова, показывает, что Болгария становится для автора неотъемлемой частью его творческого пути.
Ламзина А.В. - К проблеме рецепции шекспировских мотивов в драматургии А.А. Ахматовой c. 84-91

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.33685

Аннотация: Предметом исследования является комплекс шекспировских мотивов в драматических произведениях Анны Ахматовой. В качестве материала исследования выбраны поздние драматические произведения – набросок киносценария «О летчиках, или слепая мать» и уничтоженная и впоследствии восстановленная автором драма «Энума Элиш» с многочисленными авторскими комментариями и примечаниями. Ахматова тщательно изучала «шекспировский вопрос», была знакома с текстами Шекспира в подлиннике, а также выполнила перевод отрывка из «Макбета». Она глубоко разбиралась в исторической подоплеке трагедий Шекспира, считая Марию Стюарт прототипом королевы Гертруды и леди Макбет и одновременно отвергала этот образ в применении к себе самой и своим «альтер эго» в литературе. Методология исследования включает сравнительно-исторический и компаративистский методы, с привлечением компонентного анализа используемых лексем, биографических и текстологических данных.   Основными выводами данного исследования является выявление особого семантического звучания комплекса мотивов, связанного с «Гамлетом» и «Макбетом», в драматургии Анны Ахматовой. Этот комплекс включает в себя мотивы узурпации власти и зависти к законному наследнику, конфликта матери и сына, проецируемого не только на шекспировскую драматургию, но и на мифологию, а через нее – на поэзию автора, мотив «драмы в драме», в которой маски и псевдонимы скрывают подлинную сущность автора. Прямые и косвенные цитаты из «Гамлета» и «Макбета» в «О летчиках, или слепая мать» и «Энума Элиш» связывают указанный комплекс мотивов с биографией поэта, что обусловливает новизну исследования.
Дарбасова С.Д., Егорова С.И. - Творчество А.Е. Кулаковского в оценке якутской литературной критики 20-х годов XX века c. 84-95

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.1.34766

Аннотация: Статья посвящена изучению критических статей 1920-х годов, посвященных анализу художественных произведений основоположника якутской литературы А. Е. Кулаковского на основе историко-культурологического подхода. Поиск ранее не выявленных материалов периодической печати данного периода, систематизация проанализированного материала литературной критики раскрывает восприятие художественных произведений первого поэта критиками и писателями зарождающейся якутской литературы. Предпринята попытка анализа критического материала в аспекте влияния эпохи, менталитета народа саха и господствующей идеологии на критику произведений литературы. Мнения в работах критиков и писателей продиктованы культурно-историческим и общественно-политическим положением в стране, когда молодая якутская литературная критика становится на противоречивый путь перехода из литературоведческой области в область политической борьбы.     Актуальность исследования заключается в том, что в настоящее время специальных работ, посвященных оценке критики периода становления якутской литературы произведений А. Е. Кулаковского, недостаточно.Исследования в этой области позволяют дополнить материалы истории развития якутской критики в контексте изучения художественного и научного наследия А. Е. Кулаковского. В статье представлены ранее неопубликованные критические статьи, также статьи, не вошедшие в биобиблиографический указатель А.Е. Кулаковского Методологическую основу исследования составляет системно-комплексный подход в изучении явлений литературы, следование принципам и методам конкретно-исторического анализа, раскрытие причинно-следственных связей в критической литературе.
Нечаева А.Л. - Отношения мира и Другого в романе А. Николаенко "Убить Бобрыкина. История одного убийства" c. 84-90

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.36780

EDN: HMNSSZ

Аннотация: В статье рассматривается проблема тотальной несостоятельности диалога между миром и Другим в романе А. Николаенко "Убить Бобрыкина. История одного убийства". Особое внимание уделяется признакам этого исковерканного диалога, посредством которого транслируется образ главного героя и деконструируется образ мира, подстраивающегося под искаженное человеческое сознание. Автор рассуждает о причинах общемирового хаоса, которые кроются в бытии всех, кого объединяет художественное пространство романа. Подробному анализу подвергается мир "здесь" и мир "там", взаимодействие этих миров в произведении. Также рассматриваются апокалиптические мотивы, которые критики связывают с изображением конца советской эпохи, тоской по отжившему. Произведение А. Николаенко отражает устойчивую тенденцию к изображению Другого в современной литературе. Образ главного героя произведения Саши Шишина демонстрирует несостоятельность и зыбкость мира, который вместе с героем находится на распутье. Отношения мира и Другого в романе Николаенко заканчиваются на точке непонимания и строятся по принципу развертывания мотива разрушения. Диалог в мире "там" складывается причудливым и иллюзорным, в мире "здесь" – отсутствует. По Николаенко, мир тотально разрушен, вместе с ним и человеческое сознание. Деконструкция реальности становится свидетельством мирового беспорядка, в котором Бог мертв, а маленький человек им стать не в состоянии. Невозможность полноценно жить в реальности – единственный способ существования человека в мире "здесь".
Нефёдова Н.И. - Образ Буэнос-Айреса в книге О. Чернявской «Что такое Аргентина, или Логика абсурда» c. 84-95

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.38178

Аннотация: В отечественном литературоведении всё большее внимание обращают на современную литературу на русском языке, созданную за пределами нашей страны. Часто этот корпус текстов называют «русскоязычной литературой», «литературой на русском языке» или «литературой русофонии». По этой причине материалом для данной работы стало творчество Оксаны Чернявской, автора, которая живёт в Аргентине, но пишет на русском языке. Стоит отметить, что произведения этого автора на данный момент являются практически неизученными. Предметом исследования является образ Буэнос-Айреса, который создаётся в книге О. Чернявской «Что такое Аргентина, или Логика абсурда». В работе используется метод литературного анализа, сравнительно-сопоставительный метод.   На основе изучения трудов отечественных и зарубежных учёных, посвящённых образу Буэнос-Айреса в произведениях латиноамериканских писателей, а также книги О. Чернявской делается вывод о том, что частично представление о столице Аргентины в произведении на русском языке совпадает с образом Буэнос-Айреса в латиноамериканской поэзии и прозе XX века. Также в тексте О. Чернявской присутствует образ Буэнос-Айреса, который видят туристы, иммигранты. Образ столицы создаётся также благодаря дихотомии «север / юг» и «столица / провинция». Результаты данного исследования могут быть использованы студентами и преподавателями школ, средних специальных учебных заведений и вузов, в которых изучается современная русская литература (литература на русском языке XXI века).
Киктёва К.Д. - Миф о Дон Хуане в легендах Хосе Соррильи. c. 86-94

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27217

Аннотация: Предметом исследования является миф о Дон Хуане в легендах испанского писателя Хосе Соррильи. Целью статьи является показать, что образ насмешника и соблазнителя, преступающего общественные устои, появлялся в творчестве Соррильи еще до постановки на сцене драмы «Дон Хуан Тенорьо» (1844), в частности, присутствовал в его легендах «Капитан Монтойя» и «Сестра Маргарита» (1840-1841 гг.), в которых автор обнаруживает очевидные параллели с более поздней драмой. Данные произведения демонстрируют авторскую рефлексию над образом и являются важной вехой в истории интерпретаций мифа в испанской литературе. В основе методологии лежит метод сравнительного анализа текстов, существующих в рамках единой традиции. Для объяснения изменений, претерпеваемых одним и тем же образом в рамках разных литературных направлений (в статье упомянуты произведения испанского романтизма, барокко), также привлечен историко-культурологический метод. Новизна исследования заключается в обращении к малоизученным в российском литературоведении трактовкам мифа о Дон Хуане. Основным выводом работы является заключение о преемственности между фигурой Дон Хуана Тенорьо, выведенной в религиозно-фантастической драме Соррильи, и образами обольстителей, появляющимися в творчестве драматурга несколькими годами ранее. Выведя свою собственную формулу, описывающую компоненты мифа о Дон Хуане, автор доказывает родство с ним фигур насмешников из легенд Соррильи.
Маркова А.С. - Транскультура и транскультурный символ голубого цветка c. 86-97

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.6.35760

Аннотация: В статье рассматривается проблема определения транскультуры как самостоятельного надкультурного явления, постижение которого требует от эстетического субъекта позиции вненаходимости и целостного сознания. Также транскультура представляется как особая модель культуры, способная репрезентировать транскультурные символы. На материале образа голубого цветка рассматривается транскультурный символ как явление, имеющее мифическую основу, формирующееся беспрестанным процессом культурного трансфера. Для определения транскультуры как самостоятельного явления анализируются современные дефиниции, представленные в научном дискурсе, производится их сопоставительный анализ с определением транскультуры, данным М. Н. Эпштейном. Формирование транскультурного символа освещается с использованием генетического метода и с точки зрения процесса культурного трансфера (М. Эспань). В данной статье представлены доказательства в пользу теории М. Н. Эпштейна о представлении транскультуры как особой модели культуры, надкультурного явления. Рассматриваются особенности формирования транскультурного символа и приводятся примеры вариации данного символа (на материале образа голубого цветка в англоязычном литературном дискурсе). Данная работа вносит свой вклад в понимание транскультуры как надкультурного, общечеловеческого, общенационального, целостного явления. В современном мире такое определение транскультуры необходимо для ведения межкультурного диалога и сохранения уважительного отношения к своему национальному коду. На примере образа голубого цветка рассматриваются вариации транскультурного символа в англоязычной литературе, анализируется конкуренция парадигм, особенности палимпсеста данного образа, преодоление стереотипов восприятия и последовательное прохождение через культурные пространства; находит отражение идея всеобщности, заложенная в поэтологии Новалиса.
Пулаки П. - Анализ переводов романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» на персидский язык (на примере текстов М. Бех-Азина и А. Шамлу) c. 87-96

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30380

Аннотация: В данной статье впервые на русском языке излагается история перевода романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» на персидский язык и дается сопоставительный анализ двух наиболее значимых переводов (работы М. Этемад-Заде (Бех-Азин) и А. Шамлу), отражающих два противоположных подхода к переводческой деятельности – идеологический и языковой. Автор статьи анализирует первый перевод романа «Тихий Дон» на фарси, выполненный крупнейшим иранским переводчиком коммунистических взглядов Бех-Азином в 1965 году, в контексте социально-политической ситуации в Иране 1960-х годов, отмечая его достоинства и недостатки. Особое внимание уделяется «Тихому Дону» в переводе выдающегося переводчика и поэта А. Шамлу и его рецепции в Иране. Шамлу, следуя переводческой стратегии доместикации и стремясь передать все богатство живого народного персидского языка, за семь лет работы создал настоящий памятник персидской литературы. В данной статье впервые на русском языке излагается история перевода романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» на персидский язык и дается сопоставительный анализ двух наиболее значимых переводов (работы М. Этемад-Заде (Бех-Азин) и А. Шамлу), отражающих два противоположных подхода к переводческой деятельности.
Кудряшов И.В. - Глеб Успенский о национальной духовности (На материале цикла «Очерки переходного времени») c. 87-97

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.8.33658

Аннотация: На материале итогового цикла Г. И. Успенского «Очерки переходного времени» анализируются этико-философские взгляды писателя на национальную духовность, русский мир и его будущность. Для писателя Успенского великая миссия России заключается в стремлении стать объединяющим духовным центром всей мировой цивилизации. Однако Россия, вследствие своего «неопределенного» положения между Западом и Востоком, духовно умирает и вместе с ней в мировом хаосе и вражде цивилизаций Запада и Востока гибнет всё человечество. Положение, которое занимает Россия в духовном противостоянии Востока и Запада, писатель характеризует как «неопределенное»: Россия хочет, но не может противостоять надвигающейся духовной смерти человечества. И в этой «неопределенности» заключена уже духовная трагедия самой России, оказавшейся в таком «странном» положении неясности своих мировых целей и задач.   В статье предложен новый подход к осмыслению цикла Г. И. Успенского "Очерки переходного времени", опирающийся на специфику философско-этических взглядов писателя, связанных с идеей русского мессианства, избранности России в контексте противостояния западной и восточной цивилизаций. Проведённый автором статьи системный анализ цикла "Очерки переходного времени" показал, что Успенский всесторонне отобразил собственное понимание духовной трагедии русской жизни, основанное на глубоком проникновении в окружающую пореформенную российскую действительность 50–х — 80–х гг. ХIХ в. Выявленная автором характерная особенность мировоззрения писателя открывает новую перспективу для всесторонней научной оценки последнего периода творчества Успенского.
Исаева Л.Ф., Попова Л.Г. - Экспликация центральных признаков концепта "верность" в немецких и русских художественных текстах c. 87-94

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.10.38955

EDN: FYSGRE

Аннотация: Целью статьи является выявление и установление общих и отличительных центральных признаков концепта "верность" на материале немецких и русских художественных текстов первой половины ХХ века. Объектом исследования выступают лексемы, представляющие ценностную отображенность лингвокультурного концепта верность в русском и немецком языках. Предметом предлагаемого исследования выступает лексико-семантическая экспликация понятийного компонента концепта "верность" в немецких и русских художественных текстах, направления реализм в первой половине двадцатого века. В исследовании применялись такие методы как: дефиниционный анализ, компонентный анализ, сопоставительный метод, а также приём количественных подсчетов. В работе в качестве научной новизны предлагается впервые изучить вербализацию понятийного компонента концепта "верность" на материале художественных текстов в сопоставительном аспекте. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что понятийный компонент концепта может быть вербально репрезентирован в виде синонимов ядерных лексем, которые, согласно своим значениям, могут представлять центр и периферию концепта. Также в результате проведенного исследования было установлено наличие отличительных центральных концептуальных признаков концепта "верность", а именно: в немецких художественных текстах — это преданность и привязанность, а в русских текстах - постоянство.
Высокович К.О. - Легкая комедия и водевиль: специфика жанра c. 91-97

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.37247

Аннотация: Предметом исследования выступает легкая (салонная, светская, благородная) комедия «Своя семья, или Замужняя невеста», написанная в соавторстве А. А. Шаховским, Н. И. Хмельницким, А. С. Грибоедовым, а также водевиль А. С. Грибоедова и П. А. Вяземского «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом». Цель – проанализировать сходные жанровые модели: легкую комедию и водевиль – вариант салонной комедии. Основным методом исследования выступает мотивно-образный анализ, который позволит выделить ряд общих мотивов, рассмотреть образы героев. Сравнительно-сопоставительный метод необходим для установления общего и различного между рассматриваемыми жанровыми моделями.    Новизна исследования заключается в сравнении двух близких жанровых моделей, выявление в их структуре общего и частного. В ходе исследования мы пришли к выводу, что водевиль и легкая комедия тесно связаны с большим количеством жанров: анекдотом, басней, комической оперой, интермедией, мелодрамой, а также зачастую выступают средством ведения литературной полемики. Внешним отличительным признаком водевиля является наличие куплета. Помимо этого, несмотря на схожесть фабулы, стоит отметить, что легкая комедия в большей степени тяготеет к высокой литературной традиции, внешний действенный комизм редуцирован, он выражается через манеру речи героев, остроумность диалогов, афористичность речи. Героями, как правило, являются светские молодые люди, место действия также ограниченно: это светские гостиные, помещичий дом и приусадебная территория. В свою очередь водевиль не ограничен рамками светской условности, его героями могут быть офицеры, актеры, слуги, крепостные и т.д. Помимо этого весь комизм положений героев усиливается внешними эффектами: буффонадой, множественными переодеваниями, стремительным и непредсказуемым развитием действия.
Ли С. - Чеховская традиция в драматическом творчестве Лай Шэнчуаня c. 91-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.38001

Аннотация: Настоящая статья посвящена одному из аспектов истории взаимодействия русской и китайской литературы XXI в. В данной статье исследуется чеховская традиция в драматическом творчестве современного китайского драматурга Лай Шэнчуаня. Предметом исследования служит отражение чеховской традиции в пьесах Лай Шэнчуаня (1954–). Основными методами представляются описательный, аналитический и сопоставительный методы. Во многих исследованиях рассматриваются чеховские традиции в творчестве китайских писателей середины XX в. таких как Лу Синь, Цао Юй, Ба Цзинь, а проблема влияния Чехова на творчество китайских писателей с конца XX в. до XXI в. мало изучена. Научная новизна настоящей работы заключается в том, что в ней впервые дан системный анализ влияния Чехова на драматическое творчество Лай Шэнчуаня. Чеховская традиция в творении драмы Лай Шэнчуаня в основном отражается в трех аспектах – статичных драматических художественных характеристиках, выражениях философии непостоянной жизни, а также уникальной концепции комедии. Лай Шэнчуань рассматривает Чехова в качестве своего друга и сознательно заимствует и использует чеховскую драматическую концепцию и метод создания драмы в своём творчестве, что является эффективным доказательством непрерывного влияния Чехова на китайскую современную драматургию, отражает не только своего рода крепкую охрану традиционной классики китайских современных драматургов перед тенденцией коммерческого развлечения в текущей драматургии, но и их апелляцию и ожидание для развития драматургического новаторского духа.
Любимов Н.И. - Философия природы в лирике Альберта Васильева c. 91-101

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38466

EDN: HWOFXZ

Аннотация: В статье в рамках изучения поэтики современной марийской философской лирики рассмотрена художественная натурфилософия Альберта Васильева. На материале стихотворений, вошедших в его сборник «Ош лумышто чевер полан» («Красная калина на белом снегу», 2017), выявлены семантика и художественные функции природных образов, которые репрезентируют философское мироощущение и мировосприятие автора и определенным образом характеризуют его лирического героя. В данном аспекте лирика Альберта Васильева в региональном литературоведении анализируется впервые. Методологическую базу исследования составляет структурно-семантический анализ стихотворений марийского поэта; такой подход позволяет определить и описать структурно-смысловые уровни природных образов, приоткрывающих художественно-философскую концепцию автора и особенности личности лирического героя.    В статье доказано, что природные образы в лирике Альберта Васильева занимают значительное место, они являются не только ярким эмоциональным фоном его произведений (в этом смысле они, как правило, выражают психоэмоциональное состояние лирического героя), но и воссоздают натурфилософские взгляды автора и его лирического героя (в этом смысле они большей частью символичны, спроецированы на человеческую жизнь, аккумулируют в себе как универсальные, так и этнозначимые ценностные установки поэта). Благодаря природным образам-символам (явлениям и процессам), использованным автором в сборнике «Красная калина на белом снегу», высвечивается натурфилософия Альберта Васильева, вписанная в контекст социально-философских размышлений автора; содержательную ее основу составляют естество и мощь, порядок и гармония, всеобщая связь и взаимозависимость, искусство диалога, личностная определенность и внутренняя свобода.
Байгужин И.Г. - Жанры мактуб и хитап в башкирской литературе в начале ХХ века c. 92-100

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.6.33086

Аннотация: В данной статье рассматриваются творчества просветителей, новаторов и агитаторов в башкирской литературе в начале ХХ века. В произведениях в жанрах мактуб и хитап анализируются мотивы, образы и идейно-тематические планы поэтов. Как выясняется, они в обращениях и призываях поднимают проблемы свободы, просвещения, угнетения народа, протеста войны и т.д. Подвергаются к анализу литературные образцы творчества поэтов, в которых отражаются мотивы того времени. Агитационные, манифестационные, публицистические, революционные идеи раскрываются в образах войны, так как агитаторы призывали народ стремиться к свободе и развитию. Именно жанры мактуб и хитап способствовали к изложению мыслей, желаний, целей новаторов в начал ХХ века. Борьба за свободу, равенство, образование переплетались идеями революции и просвещения. Некоторые поэты утверждали что, именно безграмотность, непрофессионализм народной массы являются препятствиями в процессе развития общества. Поэтому обращения сыграли огромную роль в творчестве поэтов, в которых господстовали гуманистический дух, и стремление к совершенству, идеалам.            Научная новизна работы состоит в том, что углубленно рассмотрены жанры мактуб и хитап в творчестве башкирских писателей начала ХХ века. Учтены также современные подходы к оценке эстетического состояния исследуемых жанров. Таким образом, произведения в жанрах маткуб и хитап обладают свойством манифестировать свое мнение, отношения (или одобрительный, или отрицательный, ненавистный или насмешливый) к различным проблемам и ситуациям того времени. Они пронизаны глубокими и напряженными мыслями и чувствами, которые могут формировать мир взглядов и переживаний поэта-гражданина, поэта-борца, который имеет активный подход к жизни и своему времени.
Демирал Х. - Структурно-содержательная динамика художественного концепта «культура» в творчестве В.С. Маканина c. 92-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.9.33809

Аннотация: Статья посвящена описанию художественного концепта «культура», одного из основных в концептосфере В.С. Маканина. В контексте эволюции творчества автора рассматривается и наполнение концепта. Исследуется характер трансформации каждого слоя художественного концепта «культура» в контексте становления маканинской концепции человека, устанавливаются взаимосвязи и взаимовлияние мотивов творчества писателя и их роли в формировании изучаемого концепта; отдельное внимание уделяется выявлению значения прецедентных фактов, в том числе литературных образов, сюжетов, тем, мотивов в развитии структуры и содержания концепта «культура» в различные периоды творчества В.С. Маканина. Составляя приядерную зону и ближнюю периферию данного концепта, они способствуют формированию культурного фона, а их переосмысление автором отражает объективные процессы, происходившие и происходящие в культурном дискурсе последние 50 лет; по мере развития творчества эти образы наполняются новыми смыслами; происходит переакцентировка в интерпретации их классического содержания, обусловленная необходимостью расставить аксиологические акценты. Автор приходит к выводу о чрезвычайной сложности структуры и содержания художественного концепта «культура» в творчестве В.С. Маканина, динамически изменяющихся на протяжении всего творчества. Впервые делается попытка описать структуру данного концепта и проследить динамику ее трансформации в диахронии, на материале наиболее значимых произведений В.С. Маканина.
Спиваковский П.Е. - Трагическое в русской метамодернистской литературе c. 95-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27068

Аннотация: Статья посвящена трагической метанаррации в современной русской метамодернистской литературе и теоретическому обоснованию нового понимания трагизма в культуре последних десятилетий, отчасти связанного с постмодернистской эпистемологией и в то же время основанного на преодолении ограничений, налагаемых ортодоксальной постмодернистской теорией. Рассмотрены высказывания ряда современных исследователей культуры, связанные с критикой недостатков теории постмодернизма. В статье анализируются произведения Виктора Пелевина и Владимира Сорокина, а также дается междисциплинарный анализ метамодернистского трагизма на материале венской постановки оперы Джузеппе Верди «Травиата» на Зальцбургском фестивале 2005 г. Особое внимание уделено соотношению классической постмодернистской теории и более современной метамодернистской теоретической системы как феномена эпохи постмодерности. Благодаря использованию метамодернистской теории становится понятно, что многие произведения современной русской литературы, считавшиеся постмодернистскими, разумнее осмысливать в метамодернистском контексте, снимающем постмодернистские запреты на серьёзность, глубину и трагизм. Это позволяет обнаружить в произведениях последнего времени новые семантические пласты, остававшиеся вне поля зрения исследователей.
Демичева Н.А. - Повесть особого состава «Взятие Псковское»: проблематика, текстология, стиль c. 95-100

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27637

Аннотация: В статье рассматривается повесть особого состава «Взятие Псковское», которая находится в двух рукописных сборниках: ГПНТБ СО РАН, собр. Тихомирова, № 373 и РГБ, ф. 228 (собр. Пискарева), № 183. Объектом исследования является идеология и поэтика повести особого состава «Взятие Псковское». Данный текст рассматривается в контексте древнерусских произведений, посвященных присоединению Новгорода и Пскова к Московскому государству. Акцентируется внимание на генетической и идеологической неоднородности произведения, а также на особенностях композиции, образной структуры и стиля повести «Взятие Псковское». В статье используется метод историко-литературного анализа древнерусских произведений, разработанный в трудах В. П. Адриановой-Перетц, Д. С. Лихачева, И. П. Еремина, А. С. Демина, А. А. Пауткина, Н. В. Трофимовой. Автором статьи делается вывод о том, что в повести особого состава «Взятие Псковское» присутствуют как маркеры отрицательного отношения к присоединению Пскова к Москве, так и приемы, говорящие о московской позиции автора произведения по отношению к событиям 1509-1510 гг. Выдвигается гипотеза о том, что «Взятие Псковское» в Тих. 373 и Писк. 183 не является первоначальной редакцией этого текста, чем объясняется конфликт различных точек зрения внутри одного произведения.
Гадылшин Т.Р. - Черты творчества Р. Киплинга в натуралистской прозе Ф. Норриса c. 95-105

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.10.39055

EDN: FXNTUQ

Аннотация: Статья посвящена оценке влияния фигуры Редъярда Киплинга на произведения его младшего современника, американца Фрэнка Норриса. Автор приходит к выводу о том, что английский писатель решительным образом определил вектор развития своего последователя. Киплинг, ставший крайне популярным среди американских читателей, зарождает в Норрисе интерес к неромантической новелле. Ранняя стадия творчества Норриса отмечена мощным влиянием Киплинга, и при сопоставлении произведений двух авторов выявляются общие сюжетные, композиционные и стилевые элементы. Писателей объединяют художественные идеалы: в своих рассказах Киплинг и Норрис делают акцент на экзотическом и криминальном и схожим образом трактуют понятие маскулинности. Актуальность и научная новизна исследования обусловлены тем, что в статье впервые рассматриваются ранее неизученные в российском литературоведении рассказы Норриса. Автор делает попытку определить значение наследия романтизма для творчества Норриса, продемонстрировать его тесную взаимосвязь с натурализмом, и привлекает к анализу малую и крупную прозу Р. Киплинга. В статье используются следующие методы: элементы биографического метода; историко-культурная оценка теоретических воззрений Норриса; сопоставительный анализ произведений двух авторов. Результаты работы могут быть использованы при преподавании истории зарубежной (в частности, американской) литературы в высших учебных заведениях.
Борунов А.Б. - Травестия как циклообразующий прием «фандоринского корпуса» Б. Акунина. c. 97-104

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.8.33711

Аннотация: Предметом анализа в настоящем исследовании является комплекс циклообразующих приемов, используемых Б. Акуниным при формировании единства «фандоринского корпуса» - произведений, посвященных детективу Эрасту Фандорину. Одним из таких приемов является травестия, «смена пола», проявляющаяся как на образном, так и на языковом уровне. Ряд персонажей романов и повестей о Фандорине маскируются под представителей другого пола, причем это свойственно серийным преступникам, совершившим множество правонарушений. Травестия находит свое проявление и на лингвистическом уровне: некоторые персонажи цикла, хорошо владея русским языком, сознательно говорят или пишут, путая мужской и женский род. При этом травестия всегда сопровождается типичным детективным мотивом: персонаж-преступник введен в текст с самого начала и маскирует свою истинную сущность, так что сыщику приходится приложить немало усилий, чтобы его вычислить. Новизна исследования заключается в выделении двух базовых стратегий травестии, используемых Акуниным в «фандоринском корпусе» и прослеживании их последовательной реализации в различных повестях, рассказах и романах об Эрасте Фандорине. Травестия как на уровне образа, так и на уровне семантики более свойственна «герметичному» типу детектива, в котором подозреваемый находится среди ограниченного круга лиц и постепенно раскрывает свою истинную сущность. При этом реализация этой стратегии в ряде текстов последовательна (герой постоянно применяет смену облика / смену грамматического рода), в ряде текстов проявляется спорадически.
Пахтусова В.Н. - Жанровый синкретизм в рассказе Ю. М. Нагибина «Огненный протопоп»: к вопросу о лесковской традиции в русской прозе второй половины XX в. c. 97-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29956

Аннотация: Статья посвящена изучению литературной параллели Лесков – Нагибин, не рассматривавшейся в более ранних критических статьях и научных работах, несмотря на всю её очевидность, подтверждающуюся в том числе признаниями самого Нагибина. Творчество двух писателей анализируется в аспекте жанровых традиций. Доказывается, что Нагибин использует лесковские принципы жанрового синкретизма. На примере рассказа Нагибина «Огненный протопоп» показывается, как писатель работает с уже существующей жанровой моделью Лескова, разработанной, в частности, в его повести «Однодум». Методологическую базу данной статьи составляют теоретико-литературоведческие работы М.М. Бахтина, Н.Л. Лейдермана, Н.Д. Тамарченко, Ю.Н. Тынянова, В.Е. Хализева, Л.В. Чернец и других учёных, в чьих трудах на современном уровне рассматриваются проблемы жанра, а также затрагиваются вопросы жанровых традиций. Делается вывод, что Нагибин вслед за Лесковым соединяет в своём произведении черты биографического очерка, фельетона, жития, анекдота. Достаточно последовательно разрабатывая лесковскую жанровую модель и расширяя возможности жанровой формы, Нагибин привносит в неё ряд изменений на уровне жанрового содержания. Проявившийся в текстах Нагибина жанровый синкретизм в целом отражает тенденции, характерные для литературы второй половины XX в., а связь с текстами Лескова позволяет выявить истоки этой традиции в русской литературе и актуальность жанровой модели, основанной на синтезе разных жанровых форм.
Полетаева Е.А. - Общие основы художественной картины мира поэтов литературной группы «Московское время» c. 97-108

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30373

Аннотация: Предметом исследования являются общие основы художественной картины мира поэтической группы «Московское время». Рассматривается творчество основных поэтов группы: С. Гандлевского, Б. Кенжеева, А. Сопровского, А. Цветкова, Т. Полетаевой, А. Казинцева с точки зрения основных линий художественной картины мира. Это представления о месте и назначении человека, его ценностных ориентациях (куда входят такие аспекты как человек и общество, взаимоотношения личности и государства); отношения человека и природы; взаимосвязь художественной картины мира с научной. В основе методологии статьи – положения Б.С. Мейлаха об основных линиях художественной картины мира. Основным выводом работы является утверждение о наличии общих основ художественной картины мира группы «Московское время». Картина мира поэтов группы появилась в противоположность советскому мировоззрению – атеистическому и материалистическому, – и была идеалистической в своей основе, а также связанной с картиной мира русской классической литературы. Однако, у части авторов это изменилось со временем. Тем не менее, на протяжении творческого пути всех основных поэтов группы важную роль играют тема бескорыстной и трудной творческой работы; поиск полнокровной жизни; восприятие природы как живой и одухотворенной; библейские аллюзии и образы (особенно характерно сопоставление Адама и поэта – как дающих имена созданиям Бога); мотив чуда; тема отчужденности лирического героя, уходящая корнями в традицию романтизма; этическая составляющая; представление об особенной значимости литературы в жизни человека, о ее свойствах предсказывать будущее и сохранять прошлое.
Куликова Д.Л. - Вампиры А. В. Иванова в свете готической традиции русской литературы c. 98-107

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.6.35873

Аннотация: Объектом исследования является роман А. В. Иванова “Пищеблок” и реализация в нем эстетики жанра “ужасов”. Целью исследования является выявление связей между готической традицией русской литературы и современной литературой ужасов на примере произведений указанных авторов. Рассмотрено влияние готической романтической традиции на композицию и образную систему повести Толстого. На материале романа Иванова изучены свидетельства обращения к литературной традиции на уровне композиции и отдельных образов, в целом же очевиден исторический опыт, накопленный жанром за десятилетия, значительное влияние кинематографа, проявляющееся на уровне кинематографических техник.    Выводы из исследования можно сделать следующие: в романе Иванова мистические атрибуты вампиризма, совпадающие с пионерской символикой, имеют политические смыслы, что идет вразрез с традициями “ужасов” в готике. “Упырь” и “Семья вурдалаков” представляются результатом аккумулирования готических мотивов, таких как семейное проклятье, мистический дом, сон и оживший портрет. Сравнение приемов создания произведения литературы ужасов помогает проследить пути литературной эволюции и сделать выводы о модернизации жанра на современном этапе. Новизна исследования заключается в недостаточной разработанности темы типологических и генетических связей между готикой и современными ужасами, в частности, в творчестве А. В. Иванова.
Высокович К.О. - Образ светского молодого человека в легкой комедии конца XVIII – начала XIX века c. 98-105

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.37262

Аннотация: Предметом исследования выступают комедии: Н. И. Хмельницкого «Светский случай» (1826), «Говорун» (1817), А. И. Писарева «Наследница» (1824), А. С. Грибоедова «Молодые супруги» (1815), а также совместная комедия А. С. Грибоедова и А. А. Жандра «Притворная неверность» (1818). Цель исследования: выявить характерные для образа черты светского молодого человека в легкой комедии конца XVIII – начала XIX века. Методы: 1. Мотивный анализ необходим для определения основной мотивации героя. 2. Культурно-исторический метод нужен для установления связей между литературной традицией (образ светского молодого человека) и реальным историческим типом. Новизна исследования: Впервые делается анализ легкой комедии конца XVIII – начала XIX века с целью определения характерных черт светского молодого человека. Результаты исследования: При анализе легких комедий было установлено, что для реализации образа светского молодого человека характерен мотив ‘мнимого и истинного’. Герою важнее собственная выгода. Он готов придерживаться правил светской игры для поддержания внешних приличий. В произведении А. С. Грибоедова «Молодые супруги» Арист в своих рассуждениях доходит до оправдания измены, считая это тоже частью светской нормы. Таким образом, герой салонной комедии добивается поставленных целей при помощи обмана, оправдывая это нормами высшего света.
Сангадиева Э.Г. - Концепция мира в поэтическом сборнике Баира Дугарова «Сага Сансары» c. 101-112

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.6.32901

Аннотация: В литературоведении проблема концепции мира в художественном произведении всегда была одной из основополагающих. В данной статье рассматривается понятие концепции мира в поэтическом творчестве, на примере сборника Баира Дугарова «Сага сансары». Рассмотрены ключевые концепты, такие как «пространство» и «время», их анализ в структуре сборника, в свою очередь выявил внимание поэта к концептам национального мира монголоязычных народов с учетом, как специфики традиционной этнической культуры, конфессиональных взглядов, так и особенностей сознания и философских аспектов проблемы мира и человека в целом. Методологическую основу работы составил семиотический подход, основными методами стали структурно-семантический, аксиологический и нарративный методы. Научная новизна заключается в анализе концепции мира в творчестве Б. Дугарова как уникального явления бурятской поэзии с выраженными этнонациональными и религиозно-сакральными признаками. Основным выводом становится то, что через рассматриваемые концепты осуществляется выход на надвременную сущность человека – человек как неотъемлемая часть народа, как носитель этических, нравственных ценностей, способный оценить себя и весь мир.
Лисицин М.Е. - Феномен журналистики данных в зарубежных СМИ (на материале призёров конкурса ''Data Journalism Awards'') c. 102-115

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.29056

Аннотация: Предметом исследования являются зарубежные проекты в области журналистики данных (дата-журналистики) на материале победителей конкурса «The Data Journalism Awards» в период с 2014 по 2017 г. Несмотря на то что сам термин «журналистика данных» появился лишь в 2010 г., работы подобного толка создавались задолго до этого времени. Цель этой статьи – определить основные аспекты феномена с точки зрения зарубежных СМИ. Особое внимание уделяется стилистическим характеристикам феномена и техническим особенностям производства контента. Методы контент-анализа и индукции позволяют прийти к выводу о том, что журналистика данных предполагает наличие двух условий: база данных как источник контента и визуализация данных как способ рассказать «историю». Научная новизна исследования заключается в выявлении автором общих характеристик и особенностей проектов, что позволяет прийти к целостному пониманию феномена «журналистика данных», научный статус которого в России на данный момент не определён. Также автором выявляются ключевые различия между понятиями «инфографика», «журналистское расследование» и «журналистика данных».
Жигалов А.Ю. - "Несторова летопись" в пражских "Лекциях..." А. Л. Бема c. 102-110

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.34758

Аннотация: Межвоенная Прага была подлинной академической столицей эмиграции. Сто лет назад там сложилась уникальная научная среда, благотворная для исследования русской литературы – в том числе древнейших её образцов. Среди филологов, эмигрировавших в Чехословакию, был Альфред Людвигович Бем – известный современной науке как талантливый исследователь творчества Пушкина, Достоевского, Блока, Гумилёва и Маяковского. Однако мало кто помнит о Беме-медиевисте. В статье анализируются полузабытые сегодня «Лекции по истории древней русской литературы (до середины XVII века), читанные студентам Русского педагогического института имени Яна Ам. Коменского в Праге в зимнем семестре 1923 года», настоящая библиографическая редкость. Тираж этого уникального издания невелик и представляет собой лишь несколько копий, снятых множительным аппаратом с машинописного оригинала, в котором встречаются и опечатки, и исправления, сделанные автором.     «Лекции...» – полноценный учебник по истории русской литературы XI – первой половины XVII веков. Значительная его часть посвящена «Повести временных лет». Взгляд на «Несторову летопись», предложенный А. Л. Бемом в пражских «Лекциях…», анализируется в рамках изучения широкой историографической темы «Исследование древнерусской литературы в Чехословакии 1920-1930-ых гг.». В этом и заключается новизна данной работы. Основные выводы автора таковы: Альфред Бем внёс существенный вклад в изучение главной русской летописи; дал замечательную по глубине и точности общую характеристику «Повести временных лет», определив историко-литературное значение ПВЛ, а также всего корпуса летописных текстов; его суждения, связанные с жанровым и стилистическим своеобразием «Первоначальной повести», впоследствии нашли отражение в трудах русских и зарубежных медиевистов; кроме того, учёный уделил особое внимание истории возникновения Свода, тем самым затронул вопрос, окончательно не решённый даже сегодня.
Mysovskikh L.O. - Existential and Religious Concepts of Fyodor Tyutchev's Poetry as Proof of the Existence of God c. 102-110

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38487

EDN: HWUSUS

Abstract: The philosophical nature of Tyutchev's poetry was noted by researchers of his work during the poet's lifetime. The study of Tyutchev's work makes it possible to trace the origin of a unique direction of philosophical thought in Russian poetry of the XIX century – religious existentialism. The research carried out within the framework of this article allowed us to trace the genesis of the original direction of religious existentialism in the poetry of F. Tyutchev, who interpreted Nature in his work in philosophical categories. In his poetic works, Tyutchev does not just depict the splendor of Nature, but shows his own idea of the essence of the universe and tries to solve the riddle of human existence through the knowledge of the secrets of Nature, which is presented as proof of the existence of God. Thus, Tyutchev's poetry of Nature is regarded as existential poetry, since it gives a person an answer to the question of the meaning of his existence. In Tyutchev's poetry, the tragedy of human existence correlates with a similar theme developed in the philosophical treatises of the founder of existentialism, S. Kierkegaard, and subsequently continued in the works of the German existential philosopher K. Jaspers. Kierkegaard imagined a gloomy reality where a person is doomed to exist, plunged into the abyss of despair. At the same time, the founder of existentialism offered man a way out of tragic existence through the process of self-improvement, that is, the formation of his own personality, and striving for God. However, the process of becoming a personality is also a path to the tragedy of being, as it leads to a violation of harmony between man and Nature. It is this existential problem, which is related to the borderline situation of Jaspers, that lies in the focus of Tyutchev's attention, who described in poetic form the relationship between man and Nature and showed the only possible way out of this situation through making an existential choice in favor of accepting faith in the true God.
Житенев А.А. - Сенсорные и аффективные коды в поэзии С. Попова c. 103-112

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27162

Аннотация: Цель работы – выявить принципы формирования художественного мира в лирике воронежского поэта Сергея Попова. Предмет исследования - сенсорные и аффективные мотивы в поэтическом тексте. Установлено, что принципы отражения чувственной и эмоциональной памяти в структуре художественного мира С. Попова определяются стремлением к преодолению хаотического состояния мира. Работа памяти имеет «терапевтический» характер, но он связан не с восстановлением разорванной личной истории, а с иррациональным приобщением к творящим силам бытия. Главным инструментом анализа является мотивный анализ в соединении с элементами подходов, выработанных в «истории эмоций» и практике анализа репрезентаций телесности. В лирике С. Попова память восстанавливает субъектность через интенсивность чувственной детали, когда «я» переживает свою растворенность в природном мире, через замену «обратного» зрения зрением «детским». Самое важное в этом опыте – столкновение с языком вне языка, с переживанием «огня» или «реки» как высказывания, в которых знак и вещь не разделены. Чувственное созерцание, всегда связанное с воспоминанием, изображается «экстатически», как состояние, предполагающее телесное обновление «я».
Пэй Ц. - Художественные особенности стихотворных переводов басен И. А. Крылова в Китае (на примере басни «Стрекоза и Муравей») c. 103-110

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.38018

Аннотация: Настоящая статья посвящена художественным особенностям китайских стихотворных переводов басен Крылова. В отличие от традиционных китайских прозаических басен басни Крылова были написаны стихами, об этом мало кто знает в Китае. Так как первые переводы басен Крылова были сделаны в прозах переводчиками Линь Лэчжи, Жэнь Тинсюем, Мэн Хаем и У Янем до 1980-х годов. Ситуация изменилась в 1983 г. благодаря замечательным переводам Гу Юя и Хэ Шиина, которые творчески перевели басни Крылова китайскими стихами. Автор выбирает одну из самых популярных в Китае басен Крылова «Стрекоза и Муравей», анализирует ее переводческие особенности хороших переводов Гу Юя, Хэ Шиина, Чжу Сяньшэна и Цю Цзинцзюаня, пытается подвести соответственные приёмы перевода басенного творчества Крылова. Цель исследования – выявить конкретные подходы при переводе басен Крылова с точки зрения китайского стихосложения. Научная новизна заключается в том, что в статье изучены и сравнены разные китайские стихотворные переводы басенного творчества Крылова. При анализе китайских переводов и стихосложения применены сравнительный подход, методы анализа, интерпретации и обобщения. В результате выявлено, что все больше китайских переводчиков предпочитали перевести стихи стихами в последние годы. В процессе перевода они использовали стопно-паузную теорию для передачи русского силлабо-тонического стиха, решая вопросы о ударении, стопе и т. д. Материал статьи можно использовать при изучении рецепции басен Крылова за рубежом, особенно их перевода в Китае.
Сулайманов М.У. - Этнокультурный код в крымскотатарской литературной критике (на примере литературно-критической статьи Ш. Селима «О Шамиле Алядине, чарыках и перочинном ноже»). c. 104-117

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35485

Аннотация: В статье посредством анализа причинности и логичности доводов таких литературоведов, как Ш. Селим и Ш. Алядин, делается попытка выявления этнокультурного кода крымскотатарской литературной критики. В работе применяется подход методологического плюрализма, с применением методов герменевтического, логического, историко-генетического, сравнительно-типологического, феноменологического, психологического анализа. Таким образом, рассматриваются и оцениваются различные точки зрения вышеупомянутых литературоведов по поводу вариантов критического анализа творческого наследия классика крымскотатарской литературы М. Нузета. Определяются базовые принципы литературной критики, провозглашаемые Ш. Селимом и Ш. Алядином и их обусловленность от этнокультурного кода крымских татар. Научная новизна статьи заключается в том, что впервые была предпринята попытка комплексного герменевтического анализа литературно-критического произведения Ш. Селима «О Шамиле Алядине, чарыках и перочинном ноже» посредством методологического плюрализма в аспекте этнокультурного кода. Основным вкладом автора в исследование, в контексте этнокультурного кода крымскотатаркой литературной критики, является то, что в ней отражен “конфликт мнений” трёх литературных критиков – это критическая статья Шакира Селима, по ответу Пирае Кадри-заде, написанному на критический очерк Шамиля Алядина, где критик анализирует стихотворение классика крымскотатарской литературы - Мемета Нузета.
Овчеренко У. - «Ночные голоса» Роллана Сейсенбаева как метароман. c. 105-113

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.8.36110

Аннотация: Объектом исследования является роман казахстанского русскоязычного прозаика Роллана Сейсенбаева «Ночные голоса». Предметом исследования является метароманная структура, реализованная Р. Сейсенбаевым в поле текста. В статье производится анализ пластов повествования, переход от романного к метароманному уровню, выстраивается четкая схема взаимодействия этих уровней. Рассматривается вопрос автора и «авторской маски», исследуются приемы, позволяющие намеренно запутать читателя при различении этих фигур. Предметом анализа также становится необходимость использования метароманной структуры в произведении, написанном в рамках направления реализма. Анализируется важная для творчества Р. Сейсенбаева тема соотношения искусства и жизни. Новизна исследования заключается в том, что, творчество Р. Сейсенбаева времен СССР весьма широко исследовано советскими критиками, однако его работы постсоветского периода редко попадают в поле научного интереса современных исследователей, в то время как его произведения новейшего периода демонстрируют отход писателя от тенденций реализма и тяготение к приемам полистилистики, при которой происходит смешение приемов разных литературных направлений. В статье анализируется роман Р. Сейсенбаева «Ночные голоса», демонстрирующие использование метароманной структуры. Писатель использует указанный жанр для реализации рефлексии над творческим актом и природой творчества.
Деменюк В.М. - Трансформация фронтирной мифологии в малой прозе Амброза Бирса (на материале сборника "О солдатах и гражданских" 1891 г.) c. 106-113

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.37346

Аннотация: В данной статье рассматривается определенный тип национального мышления США, явившийся следствием исторического фронтирного освоения континента, и специфика его репрезентации в текстах американского писателя рубежа XIX-XX веков Амброза Бирса. Объектом исследования становятся тексты сборника "О солдатах и гражданских" Амброза Бирса. В соответствии с целью проанализировать трансформацию основных мифологем фронтирной мифологии в текстах автора, предметом исследования становятся категория циклического времени, бинарная оппозиция "свое/чужое" и система персонажей в сборнике А.Бирса "О солдатах и гражданских", проводится интерпретация символических образов анализируемых текстов через фронтирную мифологию.   Научная новизна исследования определяется тем, что в статье творчество Амброза Бирса впервые рассматривается не только в контексте собственно литературной традиции, но в русле мифологии фронтира, определяющей специфику американской национальной картины мира. В результате комплексного анализа устанавливается, что А. Бирс обращается к ряду ключевых для фронтирного мифа паттернов (оппозиция своего/чужого, образ фронтисмена, трансформационное перемещение, религиозная символика и мотивировка), что позволяет автору не только выявить собственно национальные черты современных ему американцев, переживших монументальное потрясение событиями Гражданской войны, но и исследовать общечеловеческую природу, создать универсальный образ человека, утратившего связь с миром и с собственной идентичностью.
Ковлеков К.И. - Образ «повелителя демонов» в японском фэнтези: традиции, формульность, самобытность c. 106-114

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.10.38135

EDN: FTQMCC

Аннотация: Современное японское фэнтези характеризуется определенным набором образов персонажей. Одним из них является образ “повелителя демонов” или "мао:" (яп. 魔王). Учитывая растущую популярность романов, полагающихся на него в композиции произведения, а также их манга-адаптаций и аниме-экранизаций, представляется актуальным изучение ключевых образов японского фэнтези. В данной связи целью исследования является определение роли образа повелителя демонов, при этом предметом исследования выступает современное японское фэнтези. Для достижения поставленной цели были использованы методы сравнительно-исторического анализа, формульного подхода Дж. Г. Кавелти, контент-анализа.   Основным результатом работы стало выявление характерных особенностей и роли образа повелителя демонов в его диахроническом и синхроническом аспектах. Областью применения результатов исследования является литературоведение, востоковедение, изучение массовой литературы современной Японии. Сделан вывод о том, что образ повелителя демонов восходит к традиционным буддийским истокам, но возвращается к ним уже в новом качестве после адаптации в японскую массовую культуру, отвечая запросам современного человека. В условиях современной массовой литературы образ повелителя демонов выступает в роли своего рода стандарта японского фэнтези как важный элемент конвенциональной структуры литературной формулы.
Пэй Ц. - Об именах и псевдонимах переводчиков русской литературы в Китае (на примерах переводчиков И. А. Крылова, А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя) c. 107-113

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.37926

Аннотация: В данной статье рассмотрены особенности имен и псевдонимов трех известных китайских переводчиков русской литературы – У Янь, Му Дань и Лу Синь. Автор исследует составные части китайских имен до создания КНР, разъясняет главные причины формирования первоначальных китайских псевдонимов, и в основном выделяет взаимосвязь псевдонимов и настоящих имен переводчиков И. А. Крылова, А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя. Цель исследования – выявить источники формирования, значения имен и псевдонимов этих известных китайских переводчиков. При анализе характеристик имен и псевдонимов переводчиков применены сравнительно-исторический подход, методы анализа, интерпретации.    Научная новизна заключается в том, что в статье впервые изучены псевдонимы китайских переводчиков русской классики в подробностях с позиции псевдонимии. В результате выявлено, что традиция псевдонимов в Китае имеет долгую историю, и имена «Хао» древних китайцев были похожи на сегодняшние псевдонимы. В конце ⅩⅨ и начале ⅩⅩ веков в Китае начали переводить художественных произведений русской литературы. По политическим и социальным причинам все больше и больше этих переводчиков стали использовать псевдонимы для публикации своих работ, и до 1880-х годов мало кто публиковал свои работы под своими настоящими именами. Результаты и выводы можно использовать при изучении истории перевода русской литературы в Китае и проблемы псевдонимии.
Ли Г. - Отражение судьбы эмигранта в образе главной героини романа Д. А. Пригова «Катя китайская» c. 108-115

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.6.35899

Аннотация: Статья посвящена анализу особенностей репрезентации эмигрантской судьбы в романе современного русского писателя Д. Пригова «Катя китайская». Предметом исследования является система персонажей произведения (преимущественно, образы главной героини — Кати и ее няни). Данная работа выполнена в междисциплинарном ключе, с преимущественной опорой на культурно-исторический и герменевтический методы. Сюжет романа разворачивается вокруг жизни девочки Кати — дочери русского белого эмигранта в Китае. Посредником в адаптации героини к цивилизационному пространству Китая становится ее няня. Именно она выступает типичным представителем «народа» и одновременно — образцовым носителем традиционной культуры Китая. В статье предпринимается первый системный опыт изучения сюжета романа через призму процессов культурной ассимиляции, что обуславливает новизну исследования. Вывод работы заключается в обобщении стадий вхождения героини в культурное пространство Китая: языковой, социальной, поведенческой и духовной. В заключительной части работы обосновывается продуктивность изучения романа в контексте истории русской эмиграции. Отъезд героини из Китая заставляет ее переосмыслить свою идентичность, во многом, уже ставшую «китайской». Через историю девочки Кати автор показывает читателю пример судьбы эмигранта, вынужденного проводить жизнь в пути и постоянной адаптации к иным культурным пространствам.
Октябрьская О.С. - Жанр древнерусской летописи и его воплощение в поэме Н.П. Кончаловской «Наша древняя столица» c. 109-115

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.6.31625

Аннотация: Предметом исследования является анализ жанровых элементов летописного сказания, реализовавшихся в исторической поэме Н. Кончаловской, преемственности поэмы Кончаловской традициям древнерусского летописи и выявление вневременного характера провозглашаемых поэтом ХХ века нравственных ценностей, выявление в поэме Н. П. Кончаловской характерных для летописи фактографической основы поэмы, хронологического принципа изложения материала с частичной ретардацией, яркой портретной живописи, мозаичного характера стыковки разноплановых эпизодов и одновременно воссоздание единого исторического процесса развития российской государственности, культуры, экономики и т. д. Основными методами исследования являются сравнительно-исторический , структурно-типологический, герменевтический методы, историко-литературный и теоретико-литературоведческий подходы сочетались с системным анализом. Научная новизна данной работы заключается в необходимости обновлённого взгляда на поэму «Наша древняя столица», которая остаётся важной составляющей нравственного воспитания современного ребёнка и подростка и продолжает лучшие традиции русской литературы. В результате исследования автор приходит к выводам о солидной фактографической основе поэмы Кончаловской,её полижанровой структуре, максимально точному и полному воспроизведению исторического колорита каждой конкретной эпохи, сложной портретной и событийной живописи.
Алхлавова И.Х., Акамов А.Т. - Суфийские традиции в позднем творчестве Джаминат Керимовой c. 111-123

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.31924

Аннотация: Предметом исследования являются художественные особенности поэтических текстов религиозно-философского содержания современной кумыкской поэтессы конца ХХ – начала XXI вв. Джаминат Керимовой. Объектом исследования является позднее творчество поэтессы. Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью создания целостной картины последнего периода творческого пути исследуемого автора, где превалируют религиозно-философские аспекты. На основе филологического анализа стихотворений выявляются религиозно-философские мотивы, рассматривается проблема отношения человека к религии, бренному миру, отношения детей к родителям. В ходе исследования нами был применен сравнительно-исторический метод, ряд произведений подверглись структуральному методу («Ангел смерти не дремлет», «Четки»). Основными выводами проведенного исследования является выявление религиозно-этических мотивов в позднем периоде (1990–2000). Особым вкладом авторов в исследовании темы является анализ особенностей языка поэтических текстов религиозно-философского характера поэтессы, позволяющих глубже понять и осознать специфику суфийского фактора. В итоге нам удалось выявить, что в позднем творчестве доминирующей является тема религии, где наиболее ярко определяются особенности употребления и функционирования суфийской лексики. Новизна исследования заключается в обращении к позднему периоду творчества Дж. Керимовой, так как ее литературное наследие, в частности произведения религиозного характера, до сих пор остается не исследованным в целостном виде, в контексте духовной литературы народов Дагестана. На наш взгляд, исследование данной темы позволит нам восполнить пробел в современной кумыкской поэзии, тем самым обогатить не только кумыкскую, но и дагестанскую литературу.
Жигалов А.Ю. - Концепция русской святости в книге Б. К. Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» c. 111-119

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.34803

Аннотация: Книга Бориса Константиновича Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» впервые была опубликована в 1925 году в Париже. А. В. Амфитеатров-Кадашев полагал, что это «лучшее произведение писателя, проникнутое тёплою всечеловечностью, но, в то же время, истинно национальное, русское по духу». Со словами критика трудно не согласиться: в книге Б. К. Зайцева не просто описан путь Преподобного Сергия Радонежского, но и отразилась своеобразная концепция русской святости. Судьба Преподобного Сергия – путь России. Главные черты подлинного национального характера, души русской соединились в образе мудрого старца. В нём писатель воплотил идею святости древней Руси и современной ему России – внутренне, духовно неизменной Родины. В статье предпринята попытка определить суть этой концепции, коротко описать основные её особенности. Именно в этом заключается новизна исследования. Основные выводы, к которым пришёл его автор, таковы: в облике мудрого старца Сергия отразился лик самой Руси, передавшей святому скромность, простоту, чистоту и лёгкость, мужественность и прямоту, любовь к «тихому деланью», «плотничеству духа» и нелюбовь к бунту, крайностям, смирение и кротость, живую и непосредственную связь с Богом, любовь к отчему дому и родителям, к родной земле, внешнюю неприметность и внутреннюю красоту, искреннюю веру; всё это от рождения присуще душе русской; разглядеть в себе эти природные духовные богатства непросто, но необходимо; лишь они укажут верный путь, приведут к подлинной святости; к ней пришёл Преподобный Сергий Радонежский, образ которого в книге Б. Зайцева излучает мягкий и спокойный свет; лик праведного старца чист и ясен; написан он нежными красками, светлыми полутонами, или сошедшими с иконы, или навеянными русским северным пейзажем.
Волкова К.Б. - Жанровое своеобразие романа короля Вачиравуда «Сердце юноши» c. 111-119

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.7.38491

EDN: HOYQRZ

Аннотация: Объектом данного исследования выступает анализ жанра романа «Сердце юноши» тайского короля Рамы VI Вачиравуда (1881-1925) – монарха, который стоял у истоков становления современной национальной литературы Сиама / Таиланда. Предметом оценки стали композиционно-стилистические особенности произведения короля-сочинителя. Новаторство Вачиравуда в области жанра позволило не только правдиво изобразить личные переживания главного героя произведения, но в то же время поставить важную проблему – человек и общество в эпоху глобальных перемен. Для детального анализа жанрового своеобразия романа использовались биографический, исторический и сравнительный методы. Это первое оригинальное тайскоязычное эпическое произведение монарха, представляющее безусловный интерес и художественную ценность. Ранее роман не переводился на западные языки и не становился темой отдельного исследования как национальных тайских литературоведов, так и зарубежных. В «Сердце юноши» Вачиравуд проявил себя как талантливый художник-новатор, создав оригинальный жанровый синтез: сентиментальный роман в письмах с элементами реалистического психологического романа. Форму западноевропейского сентиментального романа в письмах XVIII в. Вачиравуд использует для выражения актуальной проблематики – связь социального и личного в судьбе отдельного человека. На материале «Сердца юноши» исследуется сюжетно-композиционная организация эпистолярного романа, своеобразие типологических черт жанра (Предисловие, указание места и даты написания, обращение к адресату, подпись и др.), его хронотопа и отношений между героем – повествователем – автором, а также особенности изображения внутреннего мира главного героя и его духовной эволюции. Показано, что, унаследовав традицию европейской литературы XVIII – ХIХ вв., Вачиравуд предвосхитил в своем романе одно из доминантных линий развития тайской словесности ХХ в.
Ким Л.Р. - Теоретико-литературный анализ понятия "сетевая литература" c. 112-118

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27817

Аннотация: Предметом исследования, представленного в статье, является теоретико-литературная структура явления сетевой словесности, этого важного литературного факта новейшего времени. В ходе исследования рассматриваются и отвергаются как недостаточные несколько теорий сетевой литературы, основанные на подходе поиска необходимых и достаточных оснований. В частности критикуется постмодернистская теория сетевой литературы как гипертекста и историческая теория сетевого произведения как текста, размещенного в сети Интернет и созданного с помощью технических средств этой среды. Эти теории, однако, отвергаются не полностью, их элементы используются автором в интегральной теории сетевой словесности, основанной на теории открытого понятия. Основу методологии работы является концептуальный и логический анализ релевантных литературоведческих терминов, теория языковых игр позднего Л. Витгенштейна и антиэссенциализм П. Зиффа и М. Вейца, структуралистская и постструктуралистская рефлексия над историко-литературным содержанием понятия «сетевая литература». Итогом исследования является теоретическое описание интенсионала понятия «сетевая литература», объединяющее концептуальный, исторический, постмодернистский и витгенштейнианский подходы. Результаты работы могут быть использованы в теоретико-литературных и историко-литературных исследованиях современной литературы, а также при преподавании соответствующих курсов. Научная новизна работы заключается в формировании основ теоретико-методологического аппарата исследования сетевой словесности.
Кирдяева О.И. - О. Уайльд «Портрет Дориана Грея»: картина, портрет или .. ? c. 114-122

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.1.37353

Аннотация: Предметом данного исследования является контекстуальный ряд синонимов picture-portrait-painting в романе О. Уайльда «Портрет Дориана Грея». В работе подробно рассматривается взаимосвязь выбранных лексем с содержательным и сюжетным уровнями художественного произведения. Автор анализирует различные аспекты реализации смыслов основных значений исследуемых лексем в повествовании, обращая особое внимание на то, что из существующего ряда синонимов со значением картины как произведения изобразительного искусства именно лексема picture вынесена в сильную позицию заглавия единственного романа О. Уайльда. Так как заглавие является наиболее значимой формой выражения авторского замысла и понимания собственного художественного произведения, возникает необходимость точной интерпретации авторской интенции и обоснования выбора лексемы picture в качестве сюжетообразующей по сравнению с portrait и painting. Научная новизна исследования заключается в выборе и рассмотрении триады лексических единиц в их семантической, сюжетной и содержательной взаимообусловленности в романе О. Уайльда, в выстраивании синонимического ряда в приоритетной последовательности, значимой для верной интерпретации авторской позиции, в выявлении дополнительной триады смыслов, а также в указании на латентную динамическую составляющую заглавной лексемы романа. Полученные результаты исследования показали, что в исследуемом ряде синонимов picture-portrait-painting мы наблюдаем использование приема восходящей градации, где доминантой становится слово picture, вынесенное автором в заглавие романа и формирующее мета-тему художественного произведения. Данные контекстуальные синонимы детерминируют появление новой триады: орудия, предмета и образа творения. Исследуемые лексические единицы, находящиеся априори в отношениях синтагматической связи, трансформируются в парадигму идейных смыслов романа.
Зипунов А.В. - Макросемантические ритмические структуры в бардовском творчестве А. Мирзаяна c. 114-128

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.38151

Аннотация: Ранее в нескольких текстах авторской песни 1950-80-х гг. были обнаружены семантические ритмы, определяемые оппозициями «частное-всеобщее» (ЧВ-структура) и «порядок-хаос» (ПХ-структура). В процессе анализа этих произведений был выработан метод категориальных макросемантических структур. Ранее данный подход был применен в системном исследовании культурных направлений. В рамках же текущей работы с помощью этого метода рассматриваются песни известного барда Александра Мирзаяна. Проанализирована генеральная совокупность творчества этого автора. С позиций семантических ритмов проведен структурный анализ песни «Странники» на стихи А. Мирзаяна, а также рассмотрены несколько песенных адаптаций по текстам И. Бродского, В. Сосноры и Т. Клэнгсора. В исследуемых произведениях прослеживается общая тема конфликта некой альтернативной системы с государственной линией. Интерес Мирзаяна к данной тематике вероятно связан с общественными процессами позднего СССР. Кроме того, сопоставлено наличие семантических ритмов в песнях на стихи А. Мирзаяна и на стихи других авторов. В итоге выяснилось, что показатели ЧВ-ритмики в песенных адаптациях превышают показатели данных структур в поэзии А. Мирзаяна. Таким образом, метод категориальных макросемантических структур помог уточнить, по какому принципу Мирзаян подбирает стихотворения других авторов и каковы методы их адаптации.
Чередниченко Л.В., Лапко А.В. - Формы представления контента в просветительских медиа (на примере просветительского медиапроекта Arzamas) c. 115-131

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.5.35663

Аннотация: Предметом исследования в статье стали формы представления контента в просветительских медиа, которые являются весьма объемной развивающейся типологической группой и составляют значительный сегмент российского информационного рынка. Редакции данных ресурсов используют современные форматы предъявления научно-просветительской информации из разных областей знания в соответствии с тенденциями развития журналистики и следуя за интересами и потребностями аудитории. Гипотезой исследования является мысль, что просветительские медиа для решения творческих задач и реализации своего функционально-целевого назначения используют преимущественно форматы, обладающие большей вовлекающей способностью. На примере публикаций сетевого медиапроекта Arzamas автор рассматривает возможности различных форм представления просветительской информации. В статье представлено разведывательное исследование форм представления контента в просветительских медиа. Новизна исследования обусловлена малой изученностью форматов сетевых изданий этого типа и заключается в выявлении и характеристике основных форм представления контента в просветительских медиа в контексте развития форматов сетевой журналистики. Методологической базой исследования стал системный подход. Формы контента просветительских медиа рассматриваются автором статьи в контексте развития журналистики и характеристик современного медиатекста. В исследовании используется описательный, содержательный, сравнительный и структурно-функциональный методы для решения научной задачи, выделяются основные формы представления контента просветительского медиапроекта Arzamas, раскрываются их особенности и функциональное назначение. В результате исследования автор приходит к выводу, что для реализации своего функционально-целевого назначения просветительские медиа используют комбинированные формы, позволяющие решать просветительские и рекреационные задачи. Редакция просветительского медиапроекта Arzamas создает гипертекстуальную и мультимедийную образовательную среду, обращаясь как к традиционным журналистским жанрам, так и к форматам новых медиа.
Му А. - О героическом образе в эпосе «Давид Сасунский» c. 115-127

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.10.38675

EDN: IQTRPA

Аннотация: Статья посвящена героическому образу в «Давиде Сасунском». «Давид Сасунский» представляет собой армянский героический эпос, являясь вершиной древней устной литературы. Предметом исследования является героический образ четырех поколений богатырей Сасуна. Цель данной работы – изучить типологические особенности героев Сасуна, объяснить их происхождение и трансформацию характеров, обусловленную территориальными особенностями. В статье показано, что в большой степени они близки образам ранних древнегреческих героев, обладающих примитивными чертами характера, и благородным происхождением, а также удивительной божественной силой. Они мужественные и могущественные, добрые и простые, полны справедливости, не жадны до славы и богатства, им свойственны сострадание, сильное чувство патриотизма и коллективизма. В целом, образ сасунских героев отражает глубокое стремление армянского народа, долгое время подверженного иностранной агрессии, к миру, национальной независимости и сильному национальному защитнику. Но в то же время в статье автором выявлены те особенности, которые отличают их от героев других эпосов. Дело в том, что с течением времени, так как сказания о них передавались из уст в уста, они «локализовались» на территории Армянского Нагорья и приобрели качества, присущие данному народу с принципиально иным мышлением, деятельностью и представлениями о храбрости, о войне. Цель статьи – показать сходства и отличия героев армянского и греческого эпосов. Были проанализированы те свойства и качества характера и поступков, которые наделяют героев армянского эпоса уникальными, отличающими их от других чертами личности. Основными методами являются описательный, аналитический и сопоставительный методы.
Ибрагимова К.Р. - Патетическая речь в «Кентерберийских рассказах» Джеффри Чосера c. 116-123

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36972

Аннотация: Статья посвящена особенностям патетики в «Кентерберийских рассказах» Джеффри Чосера и риторическим приемам, с помощью которых автор насыщает ей речь повествователя и ряда действующих лиц. На примере «Рассказа Юриста» и «Рассказа Второй Монахини», где в фокусе повествования оказываются перипетии судеб страдающих героинь, рассматривается специфика патетической речи у Чосера, её функции в тексте. Целью исследования является установление причины, по которой Чосер использует патетическую речь в этих двух произведениях. Методология работы включает в себя структурный, семантический и историко-культурный методы анализа художественного текста.   Научная новизна исследования состоит в обращении к анализу риторических приемов в поэтике Чосера, вписанных в контекст категорий трагического и патетического, которые не подвергались детальному изучению в отечественной и зарубежной исследовательской традиции. Основными выводами работы являются следующие: обилие патетической речи служит средством привлечения внимания читателей, благодаря ее повышенной экспансивности достигается эмоциональный отклик, которого автор ждет от аудитории. В большинстве случаев подобная речь принадлежит положительным персонажам историй, ею пользуется также повествователь, комментирующий действия персонажей и тем самым подчеркивающий трогательные эпизоды в их судьбах. Напротив, речь отрицательных персонажей в этих двух историях нейтральна, в некоторых случаях их высказывания заменяются речью повествователя. Дарование же слова отрицательному действующему лицу у Чосера означает расширение его роли, позволяет слушателям и читателям взглянуть на него не только как на орудие зла.
Набигулаева М.Н., Муртазалиев А.М. - Детская поэзия Расула Гамзатова c. 117-130

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.10.34165

Аннотация: Объектом исследования творчество Р. Гамзатова. Предметом исследования является поэтика и стиль детских стихов Р. Гамзатова. Автор подробно рассматривает жанровые и идейно тематические особенности детских стихов Р. Гамзатова. Особое внимание акцентировано на приемах и средствах выразительности художественного изображения. Детская поэзия Р. Гамзатова на сегодняшний день не становилась объектом глубокого и всестороннего исследования. На сегодняшний день мы сталкиваемся с недостатком научных работ, свидетельствующих об объеме и качестве этой стороны деятельности поэта, в первую очередь о содержательных, формальных и художественных особенностях его детских стихов. Данная тема нуждается в глубоком научном исследовании. Основным итогам проведенного исследования является вывод о широком представлении детской поэзии в творчестве Р. Гамзатова, главными мотивами которой стали трудолюбие, просвещение, патриотизм, любовь к матери, призыв к миру на земле, пропаганда традиционного горского воспитания. Научная новизна заключается в том, что статье впервые предпринята попытка целостного изучения поэтики, жанровых, стилистических и идейно-тематических особенностей детской поэзии. Особым вкладом автора в исследование является то, что настоящая работа проливает свет на на малоизученный аспект творчества Р. Гамзатова, вызывая интерес к дальнейшему исследованию его наследия, способствует более широкой научной разработке заявленной темы.
Полетаева Е.А. - Дружеская лирика поэтов литературной группы «Московское время» c. 118-125

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29294

Аннотация: Предмет исследования – основные тенденции в дружеской лирике литературной группы «Московское время». Объектом исследования являются стихи поэтов «Московского времени», посвященные друзьям этого творческого круга или затрагивающие тему дружбы. Дружеская лирика литературной группы «Московское время» ранее специально не рассматривалась в литературоведении. Цель работы – показать основные закономерности в стихах с посвящениями друзьям поэтов «Московского времени». Особое внимание уделяется интертекстуальным перекличкам в рамках дружеской лирики литературной группы. В основу нашего исследования положены сравнительно-исторический и аналитический методы. Используются теоретические положения из трудов Л. Гинзбург. Отличие «Московского времени» как группы – стремление поэтов к объединению, создание образа дружеского братства, родственного лицейскому пушкинскому кругу или трем мушкетерам А. Дюма. Черты этого братства – противостояние чуждому окружающему миру; шутливость; использование традиции дружеского послания; обсуждение политики, религии, философии; поэты вспоминают совместную молодость; чтут память погибших друзей.
Янь К. - Воображение и реальность: зеркальная симметрия в романе Газданова «Призрак Александра Вольфа» c. 118-127

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30534

Аннотация: В романе «Призрак Александра Вольфа» Гайто Газданов критикует широко распространенное среди тогдашних русских эмигрантов мироощущение двоемирия, где царствует приоритет воображения и воспоминания о прошлом над реальностью. В целях выражать соотношение двух миров, воображаемый и реальный миры, писатель использует зеркальную симметрию в качестве основного принципа сюжетосложения, сформирования системы персонажей и особенности характера главного героя. И на финале писатель «разбил» зеркало трех вышеприведенных аспектов через фабулу «главный герой убивает его двойника». Значения структуры зеркальной симметрии и его разрушения является предметом исследования. В статье автор использует семиотический метод и метод интертекстуальности, чтобы рассматривать соотношение между авторским сознанием и созданным им художественным пространством. Внимательный анализ позволяет заметить, что по мере того как зеркальная симметрия произведения разрушалась, зеркальное отношение между прошлым, основанным на памяти и воображении, и настоящим реальным миром, тоже исчезло. Через это автор раскрывает опасности взаимопроникновения субъективного и объективного миров, вторжения воображения на реальность и замены «настоящего» «прошлым». Писатель предлагает возвращение в реальность через самореализацию субъекта в реальном мире.
Грешилова А.В. - Мифы о Петре I и Ленине в прозе Т. Н. Толстой c. 119-124

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27867

Аннотация: Статья посвящена историческим мифам в прозе Т.Н. Толстой: центральными для художественной мифологии писательницы оказываются мифы о Петре I и Ленине — их функционирование в тексте и является объектом исследования. В статье рассматривается мотивная структура каждого из мифов, их авторская трактовка и соотношение между собой. Особое внимание уделяется образу Петербурга, так как в первую очередь в рамках петербургского пространства и выстраиваются параллели между Петром I и Лениным. В процессе анализа применяются сопоставительный и культурно-исторический методы, поскольку необходимо актуализировать «петербургский текст» русской литературы, также используется биографический контекст. В результате работы выявляется аксиологический и онтологический статус мифов о Петре I и Ленине, в чем и заключается научная новизна статьи. Делаются выводы о том, что ключевым для трактовки мифа о Петре I является «фрактальный» миф о Петербурге, который представлен в рассказах Толстой онейроцентрически и литературоцентрически. Также существенно, что оба исторических мифа становятся важной частью национальной концепции Толстой. Миф о Петре I, при всей своей темной мистической неоднозначности, оказывается своего рода воплощением конструктивного национального начала, тогда как мифологический образ Ленина, напротив, — реализует разрушительную тенденцию.
Надуда Н.В. - Национальный характер в аллегорической прозе М. Тарковского и А. Бушковского c. 120-127

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.34830

Аннотация: В статье осуществляется анализ русского национального характера как основного предмета изображения в художественных произведениях М. Тарковского и А. Бушковского. Критерием для выбора материала исследования стали дата публикации (2019 год) и наличие аллегорического сюжета, главная функция которого, по мнению автора статьи, – в иносказательной форме показать традиционность, духовность, противоречивость и одновременно цельность, чувство юмора и глубину национального характера. Автор подробно рассматривает национальный характер как основу художественного мира в исследуемых произведениях. Осуществляется характеристика ключевых мотивов: веры, труда, испытания, противостояния исконного привнесенному извне, чуждому, несвойственному русскому человеку.   В работе впервые использован системно-целостный подход для выявления типологических признаков современной традиционалистской прозы М. Тарковского и А. Бушковского. В основе исследования – компаративистика, позволяющая выявить общие тенденции и оригинальность каждого автора. Выявляются инвариантные конструкции и образы (портрет, пейзаж, деталь, язык). Элементы биографического метода использованы для соотнесения героя с личным опытом и мировоззрением автора. Структурно-семантический метод позволяет сосредоточиться на произведении как эстетическом объекте, выявляя смысловое значение использованных авторами способов создания образа. Герменевтика позволяет охарактеризовать аллегорию и символ как основополагающие средства выражения авторской идеи, отражающие идейные и эстетические изменения художественной системы. Впервые художественные тексты современных авторов рассматриваются с позиции этнопоэтики.
Середина А.О. - Экфрасис как средство выражения религиозных взглядов Ап. Григорьева c. 122-135

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27345

Аннотация: В работе рассматривается, как религиозные и эстетические взгляды Ап. Григорьева отразились на поэтике его художественной прозы и эпистолярного наследия. В центре внимания оказывается религиозный экфрасис, то есть описания икон, изображений Мадонны, фресок, храмов и монастырей. Привлекается обширный материал: тексты ранней прозы Григорьева середины 1840-х гг., очерки и письма рубежа 1850-х-1860-х гг., а также итоговое произведение писателя - мемуары "Мои литературные и нравственные скитальчества". Теоретической основой для имманентного сопоставительного анализа являются труды Н.В. Брагинской, Н.Г. Морозовой, Е.В. Яценко, посвященные экфрасису. В результате исследования обнаруживается, что Ап. Григорьевым выдвигались разные требования при оценке светского произведения искусства и произведения, претендующего на статус сакрального. Также в статье прослеживаются особенности взаимодействия категорий народности и сакральности в представлениях Ап. Григорьева. Статья продолжает исследование автором темы экфрасиса в прозаическом наследии Ап. Григорьева, ранее не привлекавшей специального внимания литературоведов.
Ефимов А.С. - «Тайны современного Петербурга» В. П. Мещерского и «Уединённый домик на Васильевском» В. П. Титова и А. С. Пушкина c. 124-134

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.32153

Аннотация: В статье рассматривается влияние романтико-готической повести «Уединённый домик на Васильевском» (1829) В. П. Титова и А. С. Пушкина на антинигилистический роман В. П. Мещерского «Тайны современного Петербурга: Записки магистра Степана Боба» (1877). В центре внимания эволюция и социально-политическая адаптация романтико-готических мотивов «приглашение в дом нечисти» и «нечисть, одержимая любовной страстью к человеку». Демонстрируется, как религиозно-мифологический образ «нечисти» (разрушительное начало) проходит через «идеологическую трансформацию» и в условиях развития реалистического искусства в середине XIX века «сливается» на художественном уровне антинигилистического романа с образом «нигилиста». В статье используется биографический метод исследования, сравнительно-сопоставительный, мотивный анализ, исторический. Учитывается социально-политический контекст 1870-ых гг. Проблематика преемственности пушкинской сюжетики, характерологии и системы мотивов в творчестве В. П. Мещерского – область неисследованная. Ранее не демонстрировалось влияние конкретно повести «Уединённый домик на Васильевском» на антинигилистический роман «Тайны современного Петербурга: Записки магистра Степана Боба», не проводился необходимый сопоставительный анализ. Вместе с этим, в статье комментируется историософская идея, с которой Мещерский переосмыслил «пушкинский сюжет» и адаптировал его к актуальным социально-политическим реалиям 1870-ых гг.
Алхлавова И.Х. - Гендерные особенности языка поэзии Джаминат Керимовой (на материале любовной лирики) c. 126-136

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29787

Аннотация: Предметом исследования являются гендерные особенности языка поэзии современной кумыкской поэтессы конца ХХ – начала XXI вв. Дж. Керимовой. Объектом исследования является любовная лирика поэтессы. Автор статьи рассматривает такие аспекты темы как "женская поэзия", маскулинный взгляд на мир, отличие "женской" поэзии от "мужской". Так, представительницам женского пола, в отличие от мужского, свойственно передавать картины окружающей действительности, личной и семейной жизни более эмоционально, патетически, так как женщины инсценируют ту сферу жизни, которая близка и понятна им самим.Также рассматриваются значимые мотивы: мотив неразделенной любви, разрушенных иллюзий, не сложившейся семейной жизни, не сбывшиеся мечты о материнстве и др. В ходе работы нами были применены такие методы исследования как сравнительно-сопоставительный, психологический и описательный. Основными выводами проведенного исследования являются: выявление особенностей "женского" письма, где характерными чертами являются преобладание патетики и обращение к голосу сердца, выявление специфики идейно-художественного отражения произведений поэтессы в жанровой структуре и образной системе. Особым вкладом автора в исследовании темы является анализ особенностей языка поэтических текстов женщины-автора, позволяющих глубже понять и осознать специфику гендерного фактора. В итоге нам удалось выявить, что в «женской» поэзии доминирующей является тема любви, где наиболее ярко определяются гендерные особенности поэтики. Новизна исследования заключается в обращении к творчеству Дж. Керимовой, ибо ее литературное наследие до сих пор остается не исследованным в целостном виде, в контексте кумыкской и дагестанской литературы.
Дулова С.А., Николаев Н.И. - Проза Гайто Газданова в контексте меняющейся художественной картины мира c. 128-134

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30501

Аннотация: В современном литературоведении первая волна русской эмиграции ХХ века рассматривается как неоднородное явление. Принято различать два поколения: «старшее» (И. Бунин, И. Шмелев, Б. Зайцев, З. Гиппиус и др.) и «младшее», к которому наряду с В. Набоковым, В. Варшавским, В. Яновским принадлежал и Г. Газданов. Проблема художественного своеобразия творчества каждого из них остается не вполне проясненной. Описание новаторских, экспериментальных поисков отдельных представителей младшего поколения, изучение влияния современной европейской литературы, которое они на себе испытывают, не привели до сих пор к выводам, характеризующим общие для них тенденции. Однако уже накопленные данные вполне укладываются в выдвигаемую авторами статьи гипотезу о принципиальной смене художественной картины мира, которая определяет вектор творческих исканий «младшего» поколения. Вопрос о меняющейся картине мира фрагментарно затрагивался в отдельных работах, посвященных данной эпохе и творческому наследию Г. Газданова. Наиболее распространенный в современной исследовательской практике подход к этой проблеме состоит в стремлении описать изменения «картины мира» через ее конкретные содержательные аспекты («ощущение катастрофы, кризиса, одиночества» и т. д.). Такого рода наблюдения могут свидетельствовать о расширении, уточнении, детализации традиционной картины мира, и не всегда о ее принципиальном, качественном изменении. Новизна исследовательских подходов в данной публикации состоит в понимании исходной причины изменения художественной картины мира как поиска и нахождения принципиально новой позиции по отношению к изображаемому миру, которая позволяет иначе моделировать его как целое в сравнении с традиционным подходом.
Апалькова Е.С. - Образ венецианского зеркала в магических сюжетах П. П. Муратова и А. В. Чаянова c. 128-136

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.12.37065

Аннотация: В статье рассматривается роль образа венецианского зеркала в новелле П. Муратова «Венецианское зеркало» и повести А. Чаянова «Венецианское зеркало, или Диковинные похождения стеклянного человека», а также их связь с литературной традицией изображения зеркала. Представление о зеркале как носителе сверхъестественной силы берет начало в фольклоре, образ зеркала и принцип зеркальности занимают важное место в поэтике писателей-романтиков, символистов и актуализируются в литературе 1920-х гг. Анализ образа венецианского зеркала в произведениях Муратова и Чаянова показывает, что оба текста вписываются в традицию венецианского текста русской литературы, а также обнаруживают сходные мотивы, позволяющие говорить об их типологичности для малой магической прозы. Однако выявляются и индивидуальные интерпретации места магической вещи в жизни главных героев: если венецианское зеркало в повести Чаянова изменяет привычный порядок вещей, то в новелле Муратова оно задает тон повествованию. Научная новизна статьи заключается в функциональном сопоставлении текстов с магическими сюжетами, в центре которых - образ венецианского зеркала. Делается вывод о том, что широкое использование Чаяновым магических элементов в романтическом контексте противоположно нейтральным интонациям Муратова. Отмечено, что Чаянов создает неомифологическую повесть об обретении человеком собственного «я», самопознании и утверждении личности, тогда как в новелле Муратова реализуется миф об утраченной гармонии.
Акамов А.Т., Гашарова А.Р. - Образ Кази-Муллы в поэмах А. И. Полежаева (К 225-летию со дня рождения имама Гази-Мухаммада) c. 130-140

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.34417

Аннотация: Объектом исследования являются поэмы («Эрпели» и «Чир-Юрт») А. И. Полежаева. Авторы подробно рассматривают такие аспекты темы как особенности художественного воплощения и авторской интерпретации образа мусульманского ученого и богослова, первого имама Дагестана и Чечни, предводителя кавказских горцев – имама Гази-Мухаммада (Кази-Мулла) в поэмах А. И. Полежаева. Актуальность исследуемого вопроса вызвана необычайным интересом и неутихающими спорами вокруг темы Кавказской войны и ее предводителей. Отмечается, что в работах А. И. Полежаева можно проследить эволюцию взглядов по отношению к освободительному движению горцев во главе с Гази-Мухаммадом.   При попытке выявления авторских обобщений и художественного вымысла в поэмах, нами раскрывается, что поэт воспринимает «деятельность» имама как выражение религиозного фанатизма. Наряду с этим, в поэмах А. И. Полежаева представлен идеализированный образ Кази-Муллы в гиперболизированной форме, поэт объективно изображает и указывает на его положительные качества. Новизна исследования заключается в том, что рассмотрение образа имама Гази-Мухаммада через художественные произведения способствует осознанию героической концепции реального лица в литературе и глубокому осмыслению проблемы историзма в целом. В основе статьи применяется контрастивный метод, где имеет место сравнительно-сопоставительный анализ (субъективно-личностные авторские рефлексии и проявления соотнесены с рядом исторических фактов).
Похаленков О.Е., Никуличева С.Е. - Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища» c. 131-140

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.10.36379

Аннотация: В данной работе представлен анализ женских образов в романе Э. М. Ремарка «Триумфальная арка». В основании исследования лежит теория Н. Павлович о том, что каждый образ имеет несколько сходных с ним инвариантов, восходящих к единому архетипу. Нами было выдвинуто предложение о том, что персонажей в произведениях Ремарка можно разделить на две группы: связанные с общеизвестными литературными архетипами и собирательные живые образы. Отдельно нами были рассмотрены образы женщин, не существующих на взятый в произведении временной этап, но которые имеют сюжетное и художественное значение в тексте. Образ Патриции Хольман в романе связан с мифологическим архетипом, на что указывают некоторые детали в описании ее внешности, особенности поведения, а также события, с ней связанные. Это является вполне закономерным, так как все ключевые женские образы в текстах Ремарка имеют связь с мистическими персонажами мифов и легенд.    Научная новизна работы заключается в том, что мы проследили эволюцию в описании публичных девушек в сравнении с другим романом – «Триумфальная арка». Нами была изучена и иная сюжетная параллель между двумя романами: сходные истории двух семей, рожденные конкретным историческим временем. Одним из основных заключений, к которым мы пришли, является вывод о том, что фабула многих романов Эриха Марии Ремарка строится по определённой схеме. Нами была совершена попытка по воссозданию упомянутой схемы. Во многом мы подтвердили предположения, выдвинутые в ранних работах.
Шестакова Ю.Ю. - Особенности мотивной организации романа М. Шишкина «Венерин волос» c. 135-142

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30651

Аннотация: В статье анализируется мотивная структура романа М. Шишкина «Венерин волос». На основании анализа конкретных образов-лейтмотивов обосновывается положение о том, что они являются не просто конструктивными элементами повествования, скрепляющими между собой нарративные пласты, но и интеграторами целого спектра символических значений, которыми образ «обрастает» в процессе своего перемещения между сюжетными линиями. Подобная динамика в развитии инвариантов, сквозных мотивов и «бродячих» сюжетов позволяет говорить об их особой онтологической перспективе, потенциале к бесконечному развертыванию и перевоплощению. Данное свойство эмблематически маркирует преодоление смерти как одну из магистральных тем романа. В статье используется описательный метод исследования, а также сравнительно-сопоставительный метод, позволяющий выявить интертекстуальную основу изучаемого произведения. Новизна данного исследования заключается в выявлении неявного изоморфизма поэтических и прозаических структур в романе "Венерин волос", а также анализе основных черт идиостиля М. Шишкина. В связи с этим в статье анализируются звуковые мотивы и ритмико-акустические эффекты романа, сближающие прозаический строй текста с поэзией.
Лушникова Г.И., Чибирева Е.И. - Два Неаполя в художественном контексте: контрастный образ города c. 135-149

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.32030

Аннотация: Предметом исследования являются особенности репрезентации города Неаполь в произведении Элены Ферранте «Неаполитанский квартет». Объектом исследования является тетралогия итальянской писательницы Элены Ферранте «Неаполитанский квартет». Целью исследования являются описание, анализ и выявление противоречивого образа Неаполя в произведении Элены Ферранте «Неаполитанский квартет» в сопоставлении с текстами некоторых русских и зарубежных писателей различных эпох. Особое внимание уделяется негативной характеристике города, отражающей профанный хронотоп, повседневный образ города глазами главных героинь романа. Методологическую основу исследования составили следующие методы: 1. интертекстуальный, так как анализ предполагает сравнение образа Неаполя в конкретных произведениях; 2. компаративный, благодаря которому можно увидеть общности и отличия в образе Неаполя. Основными выводами проведенного исследования являются: 1. Противоположные интерпретации города, положительная и отрицательная характеристики зависят от конкретного наблюдателя: является ли он туристом или местным жителем. 2. Неаполь Элены Ферранте представлен как источник нравственного и духовного разложения. Это «второй» Неаполь, представляющий собой дегуманизированный, закулисный образ, изнанку красивого города. Новизна исследования заключается не только в том, что в нем рассматривается дуалистичность Неаполя, но и самим произведением современной итальянской писательницы Элены Ферранте «Неаполитанский квартет», который ранее не попадал в поле зрения литературоведов.
Ли Г. - Геокультурный образ Маньчжурии в повести М. Пришвина «Жень-шень» c. 135-144

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35230

Аннотация: Статья посвящена изучению геокультурного пространства Маньчжурии в повести «Жень-шень» М. Пришвина. В начале 1930-х годов писатель участвовал в этнографической экспедиции на Дальний Восток. Являясь профессиональным этнографом и высококвалифицированным агрономом, художник пристально вглядывался в природу Маньчжурии, интерпретируя ее одновременно с позиций «европейской» (рационалистической) и «восточной» (мифологической) картин мира. «Геокультурный дуализм», образовавшийся в результате контакта двух разноприродных культур, расширил границы произведения, раскрыв в нем широкое философское содержание: проблему сотворчества природы и человека. В статье приводится перечень геокультурных маркеров восточной провинции Китая и дается подробное истолкование художественного содержания всех аутентичных атрибутов древнекитайской культуры (среди них: олень-цветок, панты, жень-шень и проч.). Предлагается интерпретация основных философских концептов произведения: «родственного внимания» китайского традиционализма, концепта сотворчества человека и природы; отдельное внимание уделяется натурфилософским воззрениям М. Пришвина. Выводы разворачиваются на материале зоологических, ботанических и сезонно-климатических описаний Маньчжурии. Новизна научного исследования заключается в культурологической и философской интерпретации заглавного символа – «корня жизни». «Жень-шень» стягивает на себя весь смысловой заряд произведения и сводит воедино его геокультурный план. Весь геокультурный инвентарь, собранный по итогу проведенного исследования (натуралистические заметки о жизни пятнистых оленей, ботанические и энтомологические наблюдения Пришвина, уклад древнекитайской культуры), включается в диалектическую структуру центрального символа, подразумевающего конструктивное взаимодействие восточной и западной типов миросозерцания. «Корень жизни» как созидательный потенциал, раскрываемый в акте индивидуального творчества, есть первоначальное единство человека («жень») и природы («шень») в процессе усовершенствования мироздания. Для подтверждения этой гипотезы в статье привлекаются методы культурологического анализа поведения главного героя, переживающего нравственный перелом в ходе общения с носителем китайской мифологической культуры.
Бороздина М.А. - Поэма Н. А. Чаева «Надя». К вопросу о трансформации жанра поэмы в русской литературе 1870-х годов c. 136-142

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27353

Аннотация: Настоящая статья посвящена вопросу о трансформации жанра поэмы в русской литературе 1870-х годов. Объектом исследования является поэма «Надя» Н. А. Чаева — русского писателя, который в литературной среде в большей степени известен как автор исторических драм и хроник из древней русской истории. Цель нашего исследования — подтвердить мысль о том, что в 1870-е годы писатели пытаются своеобразно возродить, казалось бы, изживший себя жанр поэмы, существенно трансформировав его. В ходе анализа заявленной темы автор работы опирается на следующие литературоведческие методы: культурно-исторический, сопоставительный, жанрово-исторический. В результате автор настоящего исследования устанавливает, что Н. Чаев при написании «Нади» скрещивает две линии русской поэмы XIX века — усадебную и народную, создавая таким образом во второй половине 1870-х годов новый тип поэмы, наилучшим образом отвечающий требованиям времени.
Ефимов А.С. - Антинигилистический роман и роман готический: к постановке вопроса c. 137-152

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.2.29893

Аннотация: Статья посвящена малоисследованной проблематике связи русского антинигилистического романа (1860-1880) с романом готическим, или, если шире – с готической литературой европейского и русского образца. В фокусе исследования – ряд избранных отечественных и зарубежных трудов, прямо или косвенно затрагивающих линию «антинигилистический роман – готический роман». Автор, придерживаясь цели и задачам исследования, даёт представление о степени изученности обозначенной проблематики, формулирует и подробно рассматривает необходимые направления предстоящей исследовательской работы. Преимущественно в статье применяется метод библиографического, биографического, мотивного, сюжетного анализа; сравнительно-типологического и сравнительно-исторического литературоведения. К сформулированным направлениям исследования проблематики "русский антинигилизм - готика" относятся: вопрос о существовании готического сюжета в антинигилистическом романе; вопрос о влиянии готической литературы на творческий метод отдельных авторов антинигилистического романа; вопрос о задачах готической поэтики в русском антинигилистическом романе; вопрос о связи готической поэтики с практическим воплощением приёма «демонизации» в антинигилистическом романе; вопрос о взаимодействии готической поэтики с эсхатологическими мотивами Апокалипсиса в русском антинигилистическом романе. Стремясь, в конечном итоге, к формулированию общего смысла обращения авторов-антинигилистов к поэтике готического романа, автор приходит к концепции «высшей аналитики» антинигилистического романа, когда выводы оказываются мистическими пророчествами, и возникает необходимость анагогического толкования текста. Таким образом, обращение антинигилистического романа к готике выходит за рамки одного лишь заимствования приёмов достижения художественного эффекта, и оказывается в области «русской эсхатологии».
Ши Ю. - Театральная традиция в рассказах Николая Носова c. 139-146

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.34351

Аннотация: Статья посвящена исследованию театральной традиции, являющейся проявлением игрового начала в рассказах Н.Н. Носова и тесно связанной с жизненным опытом и увлечениями самого писателя. В статье проводится системный анализ, рассматривается воплощение традиций театра на конкретных примерах и выявляется, что в произведениях Н.Н. Носова театральное начало проявляется в усвоении особенностей драматических жанров (диалогизация, чётко обозначенный конфликт, преимущество действия перед описанием, использование декламации, ролевой игры в качестве сюжетных элементов). Эти средства помогают создать комический эффект, изобразить оригинальные характеры героев, передать яркий и творческий мир детства. Научная новизна данной работы заключается в том, что в ней впервые осуществлено подробное исследование театральной традиции в творчестве Н.Н. Носова. Актуальность исследования обусловлена не только недостаточной изученностью проблемы театральной традиции в рассказах Н.Н. Носова, но и обостренным и все возрастающим интересом к творчеству писателя. Полученные выводы в данной работе могут быть использованы при изучении творческого наследия писателя. Интерпретации текстов, предложенные в настоящей статье, могут быть востребованы в практике постановок произведений Н.Н. Носова на сцене и в кинематографе.
Высокович К.О. - Мотивный комплекс обмана в комедии У. Уичерли «Деревенская жена» c. 141-147

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.10.36644

Аннотация: Предметом исследования выступает мотивно-образный анализ комедии У. Уичерли «Деревенская жена». В работе использовался метод мотивного анализа, который позволил выявить ключевые мотивы, а также рассмотреть их реализацию в тексте, структурный метод, позволяющий выявить закономерности и связи между мотивами. Особое внимание уделено не только анализу мотивного комплекса, но и образам героев. Отдельно рассматривается главный герой комедии мистер Хорнер, чей образ по-разному трактуется исследователями от хитроумного развратника до драматурга пьесы. Помимо этого, У. Уичерли выводит на сцену целую галерею лицемеров, где каждый из них пытается реализовать свои скрытые мотивы.    Комедия «Деревенская жена» считается вершиной творчества У. Уичерли и не раз была предметом научного рассмотрения, тем не менее, новизна исследования обусловлена тем, что впервые делается анализ мотивного комплекса обмана комедии У. Уичерли. В ходе исследования был выявлен целый комплекс мотивов, связанных с обманом: мотив обмана, мотив переодевания, мотив написания / передачи записки, мотив измены, мотив боязни измены (страх стать рогоносцем), мотив театра, который непосредственно связан с образом героя-лицемера Хорнера. Все эти частные мотивы создают общий фон произведения и являются составными частями мотива истинного / мнимого. Тип персонажа также значим для реализации мотивного комплекса, согласно классификации У. Янц в рассматриваемой комедии явно преобладает два вида лицемерия: моральное (леди Фиджет, миссис Дейнти Фиджет и миссис Скуимиш, мистер Спаркиш, мистер Пинчуайф) и интеллектуальное (мистер Хорнер).
Наср М.Т. - Многослойность сюжета романа Михаила Елизарова «Земля» c. 141-151

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36749

Аннотация: Автор обращается к исследованию романа современного русского писателя Михаила Елизарова«Земля». Сюжет романа Михаила Елизарова развивается в контексте философских взглядов писателя с постмодернистской идеей о танатологической концепции мира. Целью статьи становится рассмотрение сюжета произведения через организующую силу «мотивов» и их модификаций. Актуальность исследования обусловлена тем, что ещё не проведен мотивный анализ многослойного сюжета романа «Земля». Впервые в статье рассматривается танатологический мотив, организующий сюжет произведения и связанный с другими мотивами – антропологическим, философским, взросления, любовным и производственно-криминальным. Материалом для исследования послужил сюжет романа Михаила Елизарова «Земля». В работе использованы аналитический метод, проблемно-тематический и интерпретационный метод исследования. В ходе исследования доказано, что 1. Произведение «Земля» демонстрирует жанровые признаки романа и балансирует на границе между реализмом и деконструкцией. Роман «Земля» многослойный, мотивный анализ доказывает наличие в произведении статических и динамических мотивов. Тема галлюциногенного повествования романа «Земля» - жизнь, смерть и судьба. 2. Мотивы в романе М.Ю. Елизарова «Земля» тесно связаны между собой в виде наложений друг на друга и дополнений. Основным мотивом романа мы считаем танатологический мотив, проявляющийся на нескольких уровнях, связанный с персонажами романа и с большинством эпизодов. Этот мотив организует как сюжет и тему, так и другие мотивы произведения – философский, антропологический, взросления, любовный, и производственно-криминальный. 3. Лирическим мотивом романа «Земля» является любовный мотив. Эпическим мотивом романа «Земля» является поединок между двумя братьями Кротышевыми. Драматический мотив это – танатологический и философский мотив в романе, рассказывает об увядании, кратковременности и быстротечности жизни. К индивидуальному мотиву относится мотив взросления и антропологический мотив.
Красноярова А.А. - «КИТАЙСКИЙ ТЕКСТ» В СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 1920-х гг. (на примере творчества С.М. Третьякова) c. 143-152

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.4.30676

Аннотация: Предметом исследования данной статьи являются художественные представления русских писателей советской литературы 1920-х годов. На примере творчества писателя-футуриста С.М. Третьякова (пьеса и поэма «Рычи, Китай!», книга очерков «Чжунго», роман «Дэн Ши-хуа», поэма «Ли Ян упрям»), хорошо знавшего Китай, автор статьи выявляет особенности «китайского текста» в 1920-е гг. Объектом исследования является «китайский текст» русской литературы и созданный в нём многообразный образ Поднебесной. Краткий анализ ряда произведений советской литературы 1920-х гг., в которых описывается Китай в целом. «Китайский текст» советской литературы 1920-х гг. выполнял важные задачи своего времени. Произведения, написанные С. Третьяковым, демонстрируют глубокое понимание автором китайской культуры, а также знание китайской действительности начала 1920-х гг.; в них можно найти точное описание исторических фактов, документальные материалы. Сочетание в его творчестве обобщённо-поэтических и конкретно-аналитических принципов позволило облечь идеологические задачи своего времени в художественную форму. Писатели 1920-х гг. честно стремились – каждый в меру своего таланта – выполнять «социальный заказ» и одновременно донести до читателей правдивую информацию о соседней стране.
Анисимова О.В. - Портрет писателя: особенности художественного метода Роджера Желязны c. 145-153

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35298

Аннотация: Предметом настоящего исследования является своеобразие художественного метода известного американского фантаста Роджера Желязны, автора таких всемирно известных произведений, как "Хроники Эмбера", "Этот Бессмертный", "Бог Света" и др. В частности речь идет о выявлении ключевых особенностей поэтики его творчества. Основное внимание уделяется характеристике литературного пути автора, его периодизации, анализу влияния на прозу Желязны как произведений его предшественников - авторов научной фантастики, так и текстов классической мировой литературы. В ходе изучения подчеркивается интерес писателя к различным мифологическим системам таким, как египетская, греческая, скандинавская, кельтская и христианская мифологии.     Научная новизна предлагаемого исследования заключается в попытке выявить и систематизировать наиболее значимые особенности малоизученного в рамках отечественного литературоведения творчества американского фантаста, чье влияние на современную мировую фантастическую литературу трудно переоценить. Предпринятый анализ поэтики знаковых произведений Роджера Желязны, созданных в рамках четырех основных этапов, указывает на использование такого литературного постмодернистского приема, как интертекстуальность. Художественному методу Желязны также присущ психологизм, понимаемый как внимание автора к детальному воссозданию внутреннего космоса героя, что является результатом увлеченности писателя идеями психоанализа. Как и другие представители Новой волны, Желязны был склонен к экспериментам с формами, а также к синтезу различных фантастических жанров - как следствие, многие его произведения демонстрируют сочетание научной фантастики, фэнтези, космооперы, мистики и детектива.
Попова М.П., Окорокова В.Б. - Поэтический мир Андрея Кривошапкина c. 147-158

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.34735

Аннотация: В данной статье предметом исследования является поэтика стихотворений народного писателя Якутии Андрея Васильевича Кривошапкина. А.Кривошапкин является крупным писателем не только эвенской литературы, но и национальных литератур народов Севера. Талант его многогранен: он – поэт, прозаик, публицист. Вершинными достижениями писателя считаются его этнографические поэмы – «Мир эвена», «Священный олень». Авторы статьи подробно рассматривают такие аспекты темы, как, отражение священных образов эвенского народа, национальное видение мира в поэтическом мире А.Кривошапкина. Особое внимание уделяется поэтическое описание писателем подвига родного народа, впервые освоившего Крайний Север и в течение многих столетий ведшего борьбу за выживание в его суровых условиях.   После проведенного исследования авторы статьи пришли к следующему выводу: в своих поэмах «Священный олень», «Мир эвена» Андрей Васильевич Кривошапкин наиболее глубоко раскрыл силу души, непоколебимость северного человека перед суровой природой, его мудрость. Изображая особый мир эвена и его национальный характер, он создает полнокровное изображение всего уклада жизни родного народа. Новизна работы заключается в том, что авторы смогли раскрыть особенный поэтический мир Андрея Кривошапкина, где через реалистичные описания будней эвенов представлены духовно-нравственные ценности всех северных народов. Поэт становится выразителем их чаяний и надежд на будущее.
Фолимонов С.С. - Фольклорные истоки в поэтике повести В. Ф. Тендрякова "Чистые воды Китежа" c. 149-158

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.23927

Аннотация: Статья посвящена анализу фольклорных основ поэтики повести В. Ф. Тендрякова «Чистые воды Китежа». Предметом исследовательского интереса является выявление особенностей функционирования жанра устной несказочной прозы в художественной иносреде. Обращение известного русского прозаика к социально-утопической легенде о граде взыскуемом обусловлено необходимостью поиска своеобразной символической формы, «эзопова языка», без которого невозможно себе представить правдивого отображения советской действительности в 1970–1980-е гг. Однако насущная необходимость такого инструмента в условиях тотальной цензуры открыла перед писателем большие возможности для решения художественных задач, связанных с формированием уникального авторского стиля. Методология исследования базируется на идеях, выдвинутых в работах П. С. Выходцева, А. А. Горелова, Д. Н. Медриша, И.А. Оссовецкого, Ю. А. Трыковой и др. и представляет собой комплексный анализ фольклорно-литературных взаимодействий на всех уровнях художественного текста. Проведенное исследование позволяет утверждать, что жанровая специфика народной утопии дала возможность автору свободно интерпретировать легенду, используя ее в качестве смыслового ядра, вокруг которого аккумулируются прецедентные тексты из мира устной поэзии и прозы. Выбранная писателем модель творческого взаимодействия заимствованного материала нашла свое отражение на всех уровнях повести, определив особенности композиционной структуры, приемов создания образов персонажей, ритма повествования. Кроме того, детальное изучение фольклоризма данного произведения закладывает методологические предпосылки для более глубокого прочтения тендряковского литературного наследия в целом.
Kirimov T.N. - The specificities of artistic way of thinking of Mehmet Nuzhet c. 150-159

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.1.32230

Abstract:   The goal of this article consists in determination of peculiarities and origins of artistic thinking of the Crimean Tatar writer of the XX century M. Nuzhet. Methodological and theoretical basis of the research is comprised of the works of U. Ipchi, E. Shemizade, J. Bekirov, A. Altanly, I. Kerimov, Y. Kandymov, and others. The aforementioned authors made an indisputable contribution to the development of Crimean Tatar literature and literary criticism. The creative heritage of M. Nuzhet is versatile and peculiar. His poetic, prosaic and translation works are fused with national spirit. The actions and feelings of the central characters of the artist’s lyrical works directly reflect his psychological state. Special attention is given to the psychological type of the lyricist. Comparative and textual analysis allow viewing the published and original manuscripts of M. Nuzhet. It is established that the writer systematically worked on studying feelings, emotions and ways of their expression. Using the traditional folk poetic forms, genres and images, he creates new patterns for affecting the audience. Speaking of the eternal anthropological topics, he transforms into a wise folk storyteller and preacher. For depicting the everyday reality, the writer assumes the masks of an old beggar or street drunkard. The poetic alliterations and assonances enliven the poet’s images even more. In the process of declamation of such poems, the audience actively uses various mimic emotions anticipated by the context.  
Курьянова В.В. - Толстовский миф в творчестве В.В. Маяковского c. 152-167

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27927

Аннотация: Предметом статьи является изучение биографического мифа в творчестве В. Маяковского. Исследование биографического мифа, не осмысленного пока в должной мере теоретически, является одной из важных проблем современного литературоведения. Настоящая статья также не претендует на теоретическое осмысление данного явления. Она нацелена на рассмотрение генезиса и оформления толстовского биографического мифа в творчестве В. В. Маяковского. Толстовский миф – сложное явление в русской литературе и культуре XX века, представленный в различных вариантах у разных авторов. В исследовании используются методологические принципы, выработанные в работах посвященных сверхтексту и его мифологической основе. Лев Николаевич Толстой – одна из самых мифогенных личностей, породившей легенды о себе при жизни, порождающей легенды после смерти и закрепившейся в мифологизированном виде в творчестве поэтов и писателей XX–XXI веков. В творчестве В. В. Маяковского мифологизируется личность Л.Н. Толстого и его учение (толстовство), но не его произведения или персонажи.
Горелов О.С. - Структура революционного фем-сюрреализма в поэтической практике Г. Рымбу c. 152-164

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.5.32797

Аннотация: Объектом исследования является сюрреалистический код новейшей русской поэзии. Предметом исследования является авторский вариант революционного сюрреализма и способы его реализации в поэзии Г. Рымбу. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как женская оптика, феминистское письмо, гендерная проблематика, а также взаимодействие эстетического и политического, образного и эмпирического, субъектного и объектного. Особое внимание уделяется последствиям дивергенции сюрреалистических линий развития – эстетического и революционного сюрреализма – в поэтической практике Рымбу, а также усилению антисюрреалистических тенденций в ее поэзии. Методология работы основывается на сравнительно-сопоставительном подходе, в рамках которого непосредственно филологический анализ текста выполняется с помощью нарратологического, мотивного, феноменологического и элементов герменевтического методов. Научная новизна исследования заключается в прочтении новейшей левой поэзии и конкретно феминистской поэтики Рымбу через сюрреалистический код. Позиция женщин(ы) в сюрреалистической истории и теории деконструируется новыми реализациями революционного сюрреализма, сопряженными с феминистским проектом и гендерной проблематикой. Особенно важным оказывается проведенный анализ концептов преображения и детства, а также частотной нарративной инстанции (сюрреалистический тип женщина-ребенок) в поэтических текстах Рымбу.
Малахевич Д.Е. - Цзо Сы (250-305 гг.) как основоположник традиции стихотворений о дочерях в классической китайской поэзии c. 152-160

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.11.36904

Аннотация: Цзо Сы (250-305) был одним из наиболее крупных поэтов раннесредневекового Китая, но его поэтическое наследие в отечественной синологии практически не изучено, а переводы фрагментарны. Его творчество характеризуется ярко выраженной индивидуальностью, изображенной, что естественно для указанного периода, в строгих рамках традиции. Особого внимания заслуживают женские образы в лирике Цзо Сы. Наиболее яркий пример их уникальности – стихотворение «Мои любимые дочери», которое явилось первым в китайской традиции стихотворением о дочерях и положило начало целому поджанру, просуществовавшему вплоть до династии Цин (1644-1912). В данной статье анализируется поэтика стихотворения Цзо Сы «Мои любимые дочери».     Делается вывод о том, что основной чертой данного стихотворения, определившей поэтику и всех подражаний ему, является использование в описании дочерей классических приемов, характерных для поэзии гунтиши (宫体诗), т.н. «стихов дворцового стиля», за счёт чего создаётся комический эффект и подвергаются сомнению традиционные гендерные стереотипы. Новизна исследования заключается в рассмотрении творчества раннесредневекового поэта Цзо Сы с точки зрения гендерной поэтики. Особым вкладом автора в исследование темы является также полный подстрочный перевод стихотворения Цзо Сы «Мои любимые дочери», впервые выполненный на русском языке.
Старовойтов И.Д. - Книга статей Андрея Белого "Арабески" как метатекст c. 154-161

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35371

Аннотация: В работе автором рассматриваются возможные способы организации метатекста в книге статей Андрей Белого «Арабески», помимо основных, выделенных в трудах В. С. Киселева и М. Н. Дарвина (особая роль рамочных компонентов, детерминированное расположение текстов в оглавлении). Внимание автора сосредоточено на внутренней композиции текстов, включённых в «Арабески», а именно на их образной системе и системообразующих концептах. Анализ статей позволил выделить повторяющиеся ключевые антиномии «верх/низ», «свет/тьма», укрепляющие единый смысловой каркас «Арабесок». Установка на сверхъединство обнаружена и на синтаксическом уровне при постоянном обращении Белого к приему «иронической паузы».    В современном литературоведении проблема метатекста (особенно в литературоведческом и семиотическом понимании термина) рассматривается довольно часто, достаточно вспомнить исследования М. Н. Дарвина, В. С. Киселева, В. Е. Прусенко, А. Г. Кулик. Однако в контексте книг статей Андрея Белого вопрос об их метатекстуальности ранее не поднимался. Новизна работы заключается в заполнении данной лакуны. В результате исследования автор пришел к выводу: помимо основных способов организации метатекста «Арабески» Андрея Белого предлагают ряд дополнительных средств создания смыслового сверхъединства – использование общих для книги статей образов-антиномий, постоянное обращение к приему «иронической паузы».
Житенев А.А. - К вопросу о «литературности» в теории русского формализма: В. Шкловский о писателях XVIII века c. 159-167

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.28519

Аннотация: В теории русского формализма литературность как набор качеств, позволяющих отличать художественный текст от нехудожественного, была постоянным предметом рефлексии. В работах В. Шкловского рубежа 1920-1930-х гг. осмысление литературности было связано с интересом к маргинальным явлениям литературного процесса XVIII века, к феноменам массовой словесности. При этом особенности этих примеров всегда прочитывались в контексте реалий 1920-1930-х гг., дискуссий о «социальном заказе» и «литературном быте», выступая, таким образом, специфической формой рефлексии над актуальной литературной практикой, статусом писателя и задачами творчества. Методология исследования носит комплексный характер и предполагает соединение сравнительно-исторического, герменевтического, феноменологического подходов, а также отдельных элементов «истории понятий». Научная новизна исследования заключается в попытке рассмотреть научно-популярные книги В. Шкловского о литераторах XVIII века М. Комарове, В. Левшине, М. Чулкове как своеобразный способ автоинтерпретации, призванный преодолеть личный творческий кризис и создать возможности для использования методологии русского формализма в анализе литературного быта разных эпох.
Чжу Ц. - Странствие Клэр в творчестве Гайто Газданова: анализ типа женского образа Клэр в произведениях “Вечер у Клэр”, “Хана” и “Судьба Саломеи”. c. 162-170

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.4.35410

Аннотация: Статья посвящена анализу женского образа Клэр и его вариантов в произведениях Гайто Газданова. Данный тип персонажей в творчестве Газданова нередко выступает в качестве конкретного представления “прошлого” в настоящем, т.е. важной части “того утраченного мира" для главного героя. Однако пристальное изучение позволяет заметить, что авторское отношение к типу Клэр и раскрытый за ней мир в воображении постепенно изменяются в творческом пути. В романе «Вечер у Клэр» автор ещё поддерживает приоритет того прошлого мира над настоящим, а в рассказе позднего периода «Судьба Саломеи» повествователь уже стремится к освобождению от тени прошлого. Причина того изменения заключается в переход Газданова от романтического теургического миропонимания в феноменальное. В поздний период писатель переоценивал реальный мир и оправдал земное бытие в силу того, что углубление в собственный внутренний мир может приводить к одиночеству и растворению свой “Я” в воображении. Целью нашего исследования оказываются проследование изменения роля типа Клэр в творчестве Газданова и раскрытие разных типов отношений главного героя и героиней, чтобы доказывать эволюцию размышления писателя о проблеме “Двоемирие”. В качестве материалов исследования выбираем роман «Вечер у Клэр», рассказы «Хана» и «Судьба Саломеи». Актуальность работы заключается в раскрытии роля типа Клэр в газдановской художественной системе “Двоемирие” как определенный литературный прием, а также в новом аспекте изучения эволюции миропонимания Гайто Газданова.
Похаленков О.Е., Никуличева С.Е. - Женские образы в романе Эриха Марии Ремарка «Триумфальная арка» c. 165-173

DOI:
10.25136/2409-8698.2021.5.35263

Аннотация: В статье предлагается анализ женских образов в романе Э.М. Ремарка «Триумфальная арка», в частности, их символического смысла, заложенного автором в некоторых из героев. В качестве исследовательской задачи выступает анализ женских образов в культурном, художественном и литературоведческом аспектах. В работе применяется структурный анализ с опорой на методологию Н.В. Павлович. Особое внимание уделено отсылкам к мифам в описании того или иного образа. Обосновывается идея о связи каждой из героинь со временем и местом ее первичного пребывания или происхождения. В частности рассматриваются: Жоан Маду – посредственная актриса и певица, любовница главного героя; Кэт Хегстрем, являющаяся пациенткой Равика и его близкой подругой; Сибилла – возлюбленная немецкого доктора, погибшая в гестапо.      Научная новизна вышеприведенного исследования заключается в рассмотрении образов героинь с точки зрения ассоциативно-образного, метафорического значения прототипов, используемых автором при создании и описании персонажей. Дается сравнение композиционных ролей вышеназванных героинь. Отдельно рассматриваются девушки из публичного дома «Озирис», (который является немаловажной локацией в романе и играет значительную композиционную роль в тексте) и их «хозяйка» Роланда. Замечается сходство заведения с пансионатом для благородных девиц и несколько других сопоставлений девушек легкого поведения с воспитанными в духе викторианский эпохи леди. В представленной работе выявляются некоторые интертекстуальные связи в историко-литературном и культурно-историческом контексте. Некоторое внимание также уделено рассмотрению философских взглядов романиста и процесс их реализации посредством разработки идей героев. В работе отмечается влияние идей философии «потерянного поколения» на действующих лиц романа и их жизненную позицию. Затронута тема любовных отношений и поведения в них героинь.
Михеева Г.В. - Специфика художественного пространства сказок С. Г. Писахова c. 168-174

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.28028

Аннотация: Предметом исследования является художественное пространство сказок С. Г. Писахова, чье творчество посвящено Русскому Северу. Автор рассматривает такие аспекты темы: структура художественного пространства, приемы создания пространственных образов на основе сочетания реального и фантастического, своеобразие пространственных локусов, взаимосвязь символьного значения пространственных образов с мировосприятием и мироотражением писателя. Особое внимание уделяется характеристике локусов замкнутого пространства — деревне Уйма и дому главного героя, а также оппозиции «свой — чужой», посредством которой репрезентуются нравственные смыслы. В основу исследования положен структурно-семиотический подход к анализу художественного пространства литературного произведения. Теоретической основой исследования стали работы Ю. М. Лотмана, в частности положение о том, что пространство в тексте является языком моделирования различных значений. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: в структуре единого художественного пространства сказок С. Г. Писахова сосуществуют два пространственных уровня: реальный и фантастический, между которыми не только отсутствует строгая граница, но и обнаруживается феномен взаимопроникновения. Такая организация пространства создает смысловую насыщенность текстов. Новизна исследования заключается в том, что впервые предпринят анализ художественного пространства сказок С. Г. Писахова.
Бакула В.Б. - Сюжетно-композиционная организация романа Н. Большаковой «Алхалалалай» c. 168-175

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.28859

Аннотация: Работа посвящена произведению саамской писательницы Н. Большаковой – роману «Алхалалалай». Цель исследования – определить особенности сюжетно-композиционной организации произведения. Роман «Алхалалалай» – первый роман в литературе российских саамов, рождение которой связано с появлением письменности в последней трети XX века. Литература восточных саамов относится к литературам малочисленных финно-угорских народов и является новописьменной, одной из самых молодых, мало известных и мало изученных финно-угорских литератур. Этим объясняется актуальность исследования. Основными методами исследования являются структурно-описательный и формальный как отвечающие цели анализа сюжетно-композиционной организации произведения. Новизна исследования заключается в том, что в нем впервые анализируются сюжет и композиция романа. Проведенное исследование позволило выделить такие особенности сюжетно-композиционной организации произведения, как лирический тип сюжета, ярко выраженное событийное начало, свободную композицию, многофункциональность пейзажа. Основными приемами выражения авторского сознания в романе являются прием сюжетного параллелизма, большое количество внесюжетных элементов (мифов, легенд, лирических отступлений), прием задержанной экспозиции. Роман имеет ярко выраженный этнический колорит. Автор насыщает произведение этнографическим материалом, который помогает познакомиться с культурами саамов и ительменов. Композиционное единство образной системы является отражением представлений Н. Большаковой о единстве мира и взаимосвязи в нем всего. Своеобразие сюжетно-композиционной организации произведения раскрывает черты авторской индивидуальности писателя, особенности его миропонимания.
Зипунов А.В., Валганов С.В. - Ритмические семантические структуры "частное-всеобщее" в текстах авторской песни и алгоритмы их поиска c. 168-176

DOI:
10.25136/2409-8698.2020.12.34391

Аннотация: Культурные явления и их корреляция с социальными процессами вызывают особый научный интерес. Одно из подобных культурных течений – авторская песня 1950-80-х. Именно она является предметом исследования в данной статье. Для адекватной интерпретации содержания произведений и их связи с общественной жизнью требуется особый инструментарий. Тем более, в некоторых текстах авторской песни ранее нами обнаружены интересные семантические структуры. При прочтении произведений выявлено чередование фрагментов с противоположными смыслами. Если обобщить данные смыслы до абстрактных понятий, выясняется, что они образуют семантический ритм. Одной из таких ритмических структур является чередование частного и всеобщего, или ЧВ-ритм. В данной статье описан и формализован алгоритм, по принципу работы напоминающий LR(к)-анализатор контекстно-свободных грамматик. С его помощью проведен анализ двух авторских песен: «Десять звезд» А. Круппа и «Романс старости» А. Суханова на основе поэзии О. Хайяма. В произведениях выявлены общие структуры в виде ЧВ-ритма и мотива преодоления (П-структура.) Кроме того, обнаружены некоторые структурные особенности. В анализируемых песнях различается степень выражения диалектического противоречия «частного» и «всеобщего». Также в них варьируются формы воплощения данного семантического ритма: он может выражаться через непересекающиеся множества, дополнительные ортогональные измерения, а также через сюжетное расширение по шкалам пространства-времени.
Беляева Т.Н. - Аксиологическая проблематика пьес Юрия Байгузы c. 171-177

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27408

Аннотация: Предметом данного исследования стали ценностные составляющие проблематики в драматургических произведениях марийского писателя Юрия Байгузы. Их изучение позволяет увидеть основные смыслообразующие понятия бытия и отдельной человеческой личности «постперестроечного поколения». Представленный в статье анализ пьес «Золотая утка» написана в соавторстве с Василием Пектеевым), «Шелковые качели», «Заря над пропастью», «Сегодня – день рождения», которые в основном являются философски направленными, показывает, что важнейшими составляющими их проблематики являются ценностные характеристики общества, народа и человека. В работе использованы структурно-семантический и историко-генетический методы исследования, которые позволяют выявить как ценностные аспекты проблематики пьес, так и реализующие их поэтологические аспекты текстов. В статье впервые показаны аксиологические аспекты проблематики ключевых драматургических произведений Юрия Байгузы в их универсальном, народно-мировоззренческом, религиозном и индивидуально-творческом выражении; выявлена художественная специфика проявления ценностной концепции автора в каждом из текстов; проанализировано проявление аксиосферы в идейном мире произведений и персонажной системе.
Семёнов В.Б. - Гильом Трубадур и энглины (к построению «валлийской» гипотезы происхождения европейских рифмованных строф) c. 171-186

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38539

EDN: SQZWOC

Аннотация: Предметом исследования являются реальные и вероятные связи аквитанской (и в частности пуатевинской) поэзии Высокого средневековья с традициями раннесредневековой кельтской (и в частности валлийской) словесности. Более узкой темой исследования оказалось влияние на ранние образцы поэзии Гильома IX валлийских стихотворений в форме энглинов, прежде всего в ранних формах englyn milwr и englyn penfyr. Дополнительным предметом исследования оказались метрические особенности указанных ранних форм энглинов. В то же время более широкой темой исследования стала тема возможного происхождения точных рифм в континентальной поэзии всех следующих исторических периодов из древневаллийского поэтического источника.   Новизна исследования заключается в том, что, во-первых, в его рамках впервые в европейском литературоведении были рассмотрены конкретные черты метрики ранних валлийских энглинов, а во-вторых - впервые в стиховедении была представлена гипотеза о возможном валлийском источнике происхождения точных рифм поэзии трубадуров и их последователей, и эта гипотеза была подтверждена отдельными историко-литературными фактами, а также были в общих чертах указаны направления работы с ней. Важными выводами автора являются: 1) гипотеза о валлийском происхождении европейских рифм была рассмотрена на фоне "арабской" и "латинской" гипотез и найдена не менее состоятельной, 2) рассмотренные ранние образцы валлийских энглинов продемонстрировали намного большую расшатанность метра, чем представляли писавшие о них исследователи, были установлены точные метрические формулы для каждой из двух упомянутых ранних форм, и с помощью этих формул был доказан несиллабический характер ранних энглинов.
Татаринова Л.Н., Татаринов А.В. - Феномен старости в художественном мире Уильяма Фолкнера c. 175-181

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.28023

Аннотация: На материале прозы У. Фолкнера (прежде всего, романов «Сарторис» и «Сойди, Моисей») исследуется феномен старости как литературная проблема. Объектом работы стали мировоззренческие аспекты геронтологического сюжета в фолкнеровской прозе. Предмет – авторский художественный мир, конкретные эстетические движения в создании образов пожилых людей. Концепция Фолкнера рассматривается в сопоставлении с его современником и антагонистом Эрнестом Хемингуэем, у которого художественное время - момент настоящего, в котором пребывают не только молодые герои его ранних произведений, но и такие, как Сантьяго из повести «Старик и море». Методологическая основа исследования - принципы философского литературоведения, позволяющие оценить художественный мир изучаемого писателя как состоявшуюся мировоззренческую целостность. Сделаны выводы о том, что старость для Фолкнера - не просто возрастная категория, а определенное состояние - образ эмоциональной памяти, уравновешенности и мудрости, согретой добротой. Память и старость у Фолкнера связаны с категорией вечности, молодость и безрассудство - с категорией временности и случайности.
Борунов А.Б., Пинаев С.М., Сильчева А.Г. - Мотив «чужого ребенка» как сквозной код в прозаических макроциклах Бориса Акунина и Дины Рубиной c. 175-182

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.6.38358

EDN: PKESPA

Аннотация: Предметом исследования является сквозной код, объединяющий прозаические макроциклы современных авторов как сверхтекстовое единство. Объектом исследования является макротекст как формат литературного произведения в творчестве писателей Дины Рубиной и Бориса Акунина. Авторы подробно рассматривают такие аспекты темы, как сквозная тема чужого / усыновленного / приемного / не-узнанного / незаконнорожденного ребенка и его связь с родом и семьей, и реализация этой темы в романах, объединенных в трилогии или макроциклы. Особое внимание уделяется такому аспекту мотива, как ономастический код – искажение, изменение, переогласовка имени и фамилии главного героя становится повторяющимся мотивом.   Основными выводами проведенного исследования являются: констатация гомологического сходства сверхтекстовых единств произведений современных авторов-прозаиков, выделение в качестве точки бифуркации макротекста мотива взаимодействия генеалогического древа семьи с чужим ребенком, его самоидентификации как части семьи и вплетения в ткань рода и его истории. Особым вкладом авторов в исследование темы является рассмотрение указанного мотива в его диверсифицированной интерпретации в различных произведениях и связь данного мотива с ономастическим кодом произведений. Новизна исследования заключается в сопоставлении творчества Бориса Акунина и Дины Рубиной, которые ранее не рассматривались в сопоставительном аспекте.
Арстанова В.А. - Мотив близкородственной любви в раннем творчестве М. Ю. Лермонтова c. 176-184

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.1.28990

Аннотация: Предметом исследования является мотив близкородственной любви в раннем творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова (в период с 1829 по 1834 год). Данный мотив прослеживается в следующих произведениях: новонайденной поэме, приписываемой Лермонтову, "Евгений", трагедии "Испанцы", драме "Menschen und Leidenschaften", неоконченном романе "Вадим". Мотив близкородственной любви является одним из основных мотивов в раннем творчестве Лермонтова, он берет свое начало не только в романтической традиции, но и в биографии самого писателя. В статье также выявляются связи мотива близкородственной любви в раннем творчестве Лермонтова с французской и английской литературой (творчество Франсуа Рене де Шатобриана и Джорджа Гордона Байрона). И проводится параллель с развитием мотива в XX веке. Основными выводами данного исследования являются объяснение происхождения мотива литературной традицией и биографическими предпосылками, прослеживание его развития и постепенный отказ от него. Лермонтов после 1834 года больше не возвращается к данному мотиву, так как он теряет для автора свою ценность и актуальность.
Левицкая Т.В. - Сказочные и притчевые мотивы в творчестве Н.А. Лухмановой периода русско-японской войны. c. 184-193

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.26212

Аннотация: В статье рассматривается творчество Надежды Александровны Лухмановой (1841 – 1907) периода русско-японской войны. На сегодняшний день не существует полного обзора творческого наследия писательницы, которое, несмотря на его богатство и многообразие, практически незнакомо современному читателю. В возрасте 64 лет писательница в качестве военного корреспондента приняла участие в русско-японской войне. Во время своего пребывания на войне и позже в Японии Лухманова писала не только путевые заметки и статьи для газет, но также создала короткие пьесы для солдат («Денщик Кузьменко»), рассказы, основанные на реальных событиях («Шаман», «Черная полоса», «Ёлка во дворце Чизакуин»), несколько китайских и японских сказок («Единственный понятный женщине язык», «Душа человека», «Тайфун», «Золотая лисичка»). Произведения Лухмановой приобретают более широкое и неоднозначное значение благодаря сказочной и притчевой форме выражения. Писательница прибегает к аллегориям для более наглядной иллюстрации волнующей ее проблемы, расширения и обобщения вложенных в образ смыслов. Статья представляет собой разбор нескольких произведений Лухмановой русско-японского периода. Новизна исследования заключается в попытке анализа творчества Н.А. Лухмановой, которое на сегодняшний день является практически неизвестным. В статье рассматриваются публицистические работы, не переиздававшиеся со времен первой публикации, а также рассказы, находящиеся в архиве. Обращение к столь редкому материалу позволяет по-иному рассмотреть личность автора.
Шаповалов А.В. - Формы авторского присутствия и история ментальностей: проблемы изучения (на материале славянского исторического повествования рубежа XI-XII вв.) c. 184-191

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.37771

Аннотация: Предметом исследования является применение методологии истории ментальностей для изучения авторских экспликаций в текстах славянского исторического повествования рубежа XI-XII вв. Последовательно рассматриваются социальное и психологическое направления истории ментальностей, представленные в трудах М. Блока, Л. Февра, Ж. Ле Гоффа, Ж. Дюби, А. Буро, Р. Шартье, а затем анализируются основные подходы исторической антропологии. В качестве источников выбраны тексты «Повести временных лет», «Чешской хроники» Козьмы Пражского, «Хроники и деяний князей или правителей польских» Галла Анонима. Акцентируется внимание на таких формах авторского присутствия, как упоминания книжников о себе или о событиях своей жизни, субъективно-эмоциональные высказывания, оценочные суждения, устойчивые выражения. Обсуждаются проблемы и перспективы применения методов истории ментальностей и исторической антропологии при выявлении и интерпретации высказываний средневековых книжников, а также в случае использования ими различных выразительных средств и устойчивых формул. Отмечаются привлекательность истории ментальностей, которая позволяет объяснять проявления средневекового сознания посредством языковых средств изучаемой эпохи, а также сложность решения проблемы соотношения отдельного человека и «среднего индивида». Делается вывод о перспективности микроисторического подхода к изучению форм авторского присутствия в славянских памятниках исторического повествования рубежа XI-XII вв. и о целесообразности компаративистических исследований при изучении единичных высказываний книжников.
Гашарова А.Р. - Дагестанские фольклорные мотивы в творчестве А.А. Бестужева-Марлинского c. 185-196

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.6.28555

Аннотация: Предметом исследования являются прозаические произведения А.А. Бестужева-Марлинского, связанные с дагестанским фольклором и этнографией. На примере творчества писателя автором предпринята попытка показать своеобразное отражение и трансформирование дагестанского фольклора в русской литературе. Сила и оригинальность таланта Марлинского заключается в том, что он, используя различные средства художественного изображения, в том числе и фольклорные, трансформирует их в своем духе и стиле. В его произведениях мы видим пример того, как самобытное народное творчество при его творческом восприятии обогащает всяческий писательский талант. Использованием описательного, сравнительно-сопоставительного, герменевтического методов анализа охарактеризованы те моменты в прозе Марлинского, которые сопряжены с дагестанскими фольклорными мотивами, и даже определенными памятниками народного творчества. Это позволило раскрыть смысловую и выразительно-изобразительную функцию фольклорности и этнографизма в повестях писателя. Таким образом, «дагестанские» произведения Марлинского – живой пример взаимообогащения через взаимодействие русской литературы и устного народного творчества народов Дагестана еще в первой половине XIX века. Интерес писателя к дагестанскому фольклору и этнографии способствовал глубокому проникновению в историю северокавказских народов, их мировоззрение, раскрытию внутреннего мира горцев и выражению особенностей нравов этих народов, мало знакомых русскому читателю. Научная новизна исследования заключается в комплексном анализе дагестанских повестей Марлинского, что способствовало выявлению в них специфических особенностей выражения фольклорных истоков и принцип их авторской интерпретации.
Поринец Ю.Ю. - Мотив удивления в творчестве Г. К. Честертона c. 187-195

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38664

EDN: UKREJL

Аннотация: В статье подробно рассматривается значение мотива удивления в творчестве Г. К. Честертона. В литературоведении данный аспект его творчества никогда не рассматривался подробно. Материалом исследования послужили эссе, рассказы, литературные биографии, романы и трактаты английского писателя. Показана взаимосвязь мотива удивления с мотивами чуда, радости, любви, рая. В связи с мотивом удивления затрагивается значимый для автора прием парадокса. Исследуется полемика Честертона с современной литературой, в частности, с литературой реализма. Подробно мотив удивления раскрывается в статье на примере романов «Возвращение Дон Кихота» и «Жив-человек». В творчестве Г. К. Честертона мотив удивления является одним из центральных. Он неразрывно связан с мотивом чуда. Мир для писателя является чудом, остро переживаемым в сравнении с небытием. Удивление перед миром – неотъемлемая часть мировоззрения Честертона, которое он сам называл «философией феи крестной». Для Честертона удивительными являются не только необыкновенные вещи, но и обыденные. Его герои, открывая привычный мир заново, делятся своим восприятием с другими. Мир, обретенный заново, часто раскрывается через любовь, которая неразрывно связана в творчестве Честертона с мотивом удивления.
Садовникова Ю.М. - Амбивалентность как карнавальная категория в романе Барри Ансуорта «Моралите» c. 192-197

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.5.37847

Аннотация: В статье рассматривается основная категория карнавала – амбивалентность на материале романа, в котором обнаруживаются черты карнавального миропонимания, характерной особенностью которого является представление о диалогичном характере истины. В романе английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995) реализуется основная цель карнавала, заключающаяся в том, чтобы вывернуть наизнанку привычные представления о мире как о разумной иерархической системе, поставить с ног на голову обычный порядок вещей, осмеять все привычное и застывшее, с тем, чтобы через отрицание, осмеяние (символическую смерть) способствовать возрождению и обновлению мира. В ходе анализа системы персонажей романа английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995) были выявлены парные образы, характерные для карнавального мышления: священник Никлас Барбер – духовник лорда Симон Дамиан; Маргарет Корнуолл – глухонемая девушка; Брендан – Томас Уэллс. Парные по контрасту и сходству сцены и персонажи оказывают воздействие на образную систему и поэтику романа. Полученные выводы позволяют утверждать, что карнавальная традиция глубоко проникает в структуру романа, воздействуя на сюжет и фабулу, формирует комический эффект, сохраняя уникальности амбивалентного карнавального смеха.
Семенова А.В. - Внутренняя хронология в поэме М.М. Хераскова "Владимир" c. 194-210

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27392

Аннотация: Предметом исследования является внутренняя хронология в поэме "Владимир". В статье предпринят анализ текста поэмы Хераскова с целью установить, насколько время во «Владимире» соответствует времени историческому. Первый четкий временной ориентир в произведении – появление и гибель варягов-христиан, запись об этом приведена в "Повести временных лет" под в 983 годом, за этим следует выбор вер в 986 году и поход на Херсон, где Владимир принимает крещение в 988 году. В данном временном диапазоне разворачиваются основные события поэмы. В исследовании поэма М.М. Хераскова сопоставлена с известными поэту историческими источниками. Проследив внутреннюю хронологию произведения, прибегая к методу Ю.М. Лотмана, примененному при разборе и комментировании "Евгения Онегина", мы сможем установить, к какому времени автор относит описываемые во "Владимире" события. В настоящем исследовании установлено, что последовательность событий в поэме "Владимир" совпадает со свидетельствами историков. При этом внутреннее время в произведении не соответствует времени историческому. Херасков сглаживает хронологические дыры, характерные для летописей, сжимая повествование. Даже с учетом нескольких пробелов во времени все, что происходит в Киеве с момента начала повествования – 983 года: поход и завоевание Херсона, крещение и брак Владимира, – не растягивается на 5-6 лет, как в источниках.
Селимов М.Г. - Роль кинематографа в развитии творческой мысли японского писателя Танидзаки Дзюнъитиро c. 196-203

DOI:
10.25136/2409-8698.2022.8.38676

EDN: TXUOPU

Аннотация: Предметом исследования является творчество крупнейшего японского писателя XX в. Танидзаки Дзюнъитиро (谷崎潤一郎, 1886–1965), в частности эссе «Настоящее и будущее кино» (活動写真の現在と将来, Кацудо:сясин-но гэндзай то сё:рай, 1917). Этот труд можно охарактеризовать как рубежный, ибо он маркирует начало эволюции творческой мысли Танидзаки Дзюнъитиро – увлеченность модернизмом, прогрессом, кинематографом. После выхода в свет эссе «Настоящее и будущее кино» наблюдается возросший интерес писателя к визуальным приемам, характерным для киносценариев; в начале 1920-х годов появляется серия произведений («Голубой цветок» (青い花, Аой хана, 1921), «Аве Мария» (アヴェ・マリア, Авэ Мариа, 1922), «Жители портового города» (港の人々, Минато-но хитобито, 1926), «Любовь глупца» (痴人の愛, Тидзин-но ай, 1924) и др), наполненных кинематографическими сценами, отсылками к голливудским актрисам и западным кинокартинам. Объектом исследования являются женские образы в творчестве писателя, которые создавались с оглядкой на голливудских актрис. Научная новизна исследования заключается в том, что знаковое эссе «Настоящее и будущее кино» не переводилось на русский язык и не подвергалось научному анализу в отечественном литературоведении, соответственно, творчество Танидзаки Дзюнъитиро рассматривалось без учета влияния на него кинематографа. Автор статьи приходит к выводу, что писатель стал не только одним из создателей нового женского образа «модан га:ру» (от англ. modern girl) – современных женщин, копирующих внешний облик и повадки голливудских актрис – в японской культуре, но и создал женский лик, проникший в ткань японской культуры, влияя на ее действительность.
Татаринов А.В., Татаринова Л.Н. - Современная мениппея как дидактический жест (О романе Дж. Сондерса «Линкольн в бардо») c. 197-203

DOI:
10.25136/2409-8698.2019.6.31715

Аннотация: Статья посвящена вопросу о современной мениппеи и анализу романа американского писателя Джорджа Сондерса в контексте указанной жанровой традиции. Объектом исследования являются нравственно-дидактические интенции менипповой сатиры наших дней. Предмет - совокупность идейно-художественных признаков, позволяющих говорить о мениппее XXI века. Материалом исследования стал роман Сондерса "Линкольн в бардо", удостоенный в 2017 году Букеровской премии. Цель работы - в единстве двух аналитических движений. Во-первых, мениппея трактуется как жанр, сочетающий апофатические и катафатические платформы поэтики, соединяющий сакральные и профанные контексты, создающий катарсические эффекты в гротескной речи о смерти и путях ее преодоления. Во-вторых, анализируется авторская стратегия и реальный дидактический потенциал романа "Линкольн в бардо". Основным методом исследования является акцентированный анализ художественного текста, позволяющий определить мениппейные черты романа Сондерса "Линкольн в бардо" и высказать обоснованные суждения о дидактическом потенциале современного американского романа, сочетающего "слово о Линкольне" со словом о "гротескной смерти". Сделаны выводы о системе дидактических жестов романа "Линкольн в бардо". Это и антитоталитарные жесты против политического трампизма и классического богословия, и жест в пользу безграничной риторической свободы, допускающей активное использование ненормативной лексики, и жест освобождения от страха смерти через утверждение философии ее пустотности, и эмоциональный жест в пользу переносимости разноплановых этических действий («глубина Линкольна» и «пустота мертвых»).
Рахматова А.М. - Телесная фрагментарность как выражение нецелостности образа лирического субъекта/персонажа в неклассической лирике c. 209-219

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.28113

Аннотация: В объектную область исследования в данной статье входят телесные образы, представленные в лирике неклассического этапа поэтики художественной модальности (конец XIX - XX вв.). Предмет исследования - изображённое во фрагментарности тело лирического субъекта или персонажа в стихотворениях, относящихся к данной стадии поэтики. Статья направлена на выявление определённых художественных смыслов, выражаемых в произведениях неклассической лирики образами телесной фрагментарности. В статье явление телесной фрагментарности в лирике неклассического этапа поэтики художественной модальности рассматривается на материале стихотворений Д. Мережковского, И. Бродского, С. Плат. Явление телесной фрагментарности рассматривается в данной статье с позиций исторической поэтики. Основными методами исследования являются метод имманентного анализа образной структуры произведения, направленный на выявление смысла конкретных образов, а также сравнительный метод, связанный с выявлением и описанием схожих особенностей поэтики произведений, относящихся к неклассической стадии поэтики художественной модальности. Научная новизна исследования определяется, во-первых, тем, что семантика телесных образов в произведениях неклассической лирики остаётся недостаточно изученной; во-вторых, тем, что остаётся непрояснённой художественная специфика образов телесной фрагментарности в лирических произведениях неклассического этапа поэтики художественной модальности. В статье впервые выявляются и описываются смысловые параметры образов телесной фрагментарности в неклассической лирике.
Сафарова З.А. - Нарративные стратегии в романе Натаниэля Готорна «Алая буква» c. 211-216

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.3.27405

Аннотация: Автор подробно рассматривает такие аспекты как особенности творчества Натаниэля Готорна, а именно его роман "Алая буква". Также объектом исследования является синтетическая структура романа, его историческое и психологическое содержание. Дается характеристика главных героев, их цели и действия, особенности повествования, такие как краткость и лаконичность описываемых событий, "скользящая" авторская позиция, проявляющаяся в непостоянстве изображаемых событий, в отношении оценок, в жизненных целях главных героев, степени воздействия на самого читателя. Методологию исследования составили биографический, формальный и историко-теоретический методы, а также контекстуальный и культурологические принципы исследования. Особым вкладом автора в исследование темы является попытка анализа повествовательных стратегий Натаниэля Готорна, их отображение в романе "Алая буква". Выводы, к которым пришел автор, это краткость стиля писателя, его (писателя) неоднозначное субъективное отношение к героям своего романа, историческая и психологическая природа романа.
Васильева Т.Н. - Художественные особенности жанровой формы танка в творчестве И.Баишева c. 237-243

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.28375

Аннотация: Предметом исследования являются стихотворения, написанные японской жанровой формой танка в творчестве поэта, члена Союза писателей Якутии Ильи Гаврильевича Баишева. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как особенности соответствия канонам японской поэзии: следование основным правилам и традициям (стилистические, строфические и композиционные критерии), эстетическим принципам и категориям. А также изучается национальная специфика освоения жанровой формы, что может проявляться в раскрытии образа, звукописи, стремлении к выражению национального мировосприятия. В статье основным методом исследования выбраны описательный и сравнительно-сопоставительный анализы стихотворений, написанных в жанровой форме танка. Основными выводами проведенного исследования являются выявление особенностей освоения танка в якутской поэзии на основе сравнения типологии оригинала (формальные и композиционные принципы,тема и проблематика) и индивидуально-авторского своеобразия. Общее типологическое сходство изучаемых танка с японской поэтикой находим в следовании эстетическим принципам (юген, сиори, энго), использовании сезонных слов, недосказанности и иносказании. Отличие якутских произведений в появлении особой рифмовки, роли аллитерации и национальной интерпретации образов.
Раевская М.М. - Феноменология иберийского пространства в книге Дж. Борроу «The Bible in Spain» c. 266-279

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27456

Аннотация: Статья посвящена исследованию феноменологии иберийского пространства в относящейся к жанру травелога книге Джорджа Борроу «The Bible in Spain» (1842) с целью изучения особенностей творческих приемов автора, представившего британскому читателю на тот момент малоизвестную иберийскую действительность. В качестве опорной позиции в статье также представлено рассмотрение жанра путешествия как собирательной многоуровневой литературной формы, имеющей многомерную специфику и являющейся результатом субъективного познания образов существующего в определенных географических границах пространства. Включение гносеологической и исторической перспектив в методологию исследования помимо традиционных биографического, сравнительно-сопоставительного методов, метода стилистического анализа, обобщения и описания позволяет более масштабно оценить замысел автора, который репрезентирует иберийскую геокультуру при помощи определенных процедур наблюдения. Научная новизна статьи обусловлена отсутствием в отечественной филологической традиции исследований, посвященных иберийскому травелогу. Новым является также подход к изучению пространственного образа иберийской цивилизации в литературе путешествий, позволяющий оценить его особенности не только в литературоведческом, но и гносеологическом аспектах. В статье рассматриваются различные направления изучения пространства с точки зрения их типологической разработанности в отечественной и зарубежной гуманитарной традиции, показана специфика интерпретации иберийской действительности, связанная с авторским осмыслением реальности. Работа позволяет составить представление о системности публицистической образности и творческих приемов Дж. Борроу в данном произведении, а также вносит вклад в презентацию тематики иберийского травелога для отечественных исследователей.
Завьялова А.И. - Литературная топография «Казанской истории» и оперы «Грозный, или Покорение Казани» Г.Р. Державина c. 280-286

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27625

Аннотация: Статья посвящена изучению текстов оперы «Грозный, или Покорение Казани» Г.Р. Державина и древнерусского памятника - «Казанской истории». Неизвестный книжник XVI в. повествует об истории разных земель и казанского края, в его произведении содержатся многие топонимы. Следуя за автором «Казанской истории», Державин в своей опере создаёт яркий литературный образ Казани XVI в. Одна из поставленных задач данной работы - рассмотреть, как писатель работал с источником для построения оперного сюжета. Методом исследования в статье является сопоставительный анализ оперы «Грозный, или Покорение Казани» и «Казанской истории». В результате сопоставительной характеристики двух произведений сделан вывод о том, что «Казанскую историю» можно по праву считать одним из главных литературных источников державинской оперы. Писатель заимствует из древнерусского текста рассказ об основании Казани и по- своему перерабатывает его, и это предание становится сюжетной основой его драматического сочинения.
Бочкина М.В. - Тенденции современной литературы в романе Ю. Полякова «Любовь в эпоху перемен». c. 287-292

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27807

Аннотация: В статье исследуется вопрос о традициях и новаторстве в понимании феномена времени в романе Ю. Полякова «Любовь в эпоху перемен». В романе прослеживается не только реалистический метод в изображении событий, но и влияние постмодернистского и неомодернистского направления, в первую очередь, на идейно-содержательном уровне. В работе анализируется мотив разрыва во времени как результат культурной травмы, а также мотив онтологической пустоты, отражающий природу эпохи перемен, описываемую в романе. Методом исследования данной работы является культурно-исторический подход. Теоретической базой данного исследования являются работы М. Липовецкого, А. Шопенгауэра, М. Бахтина. Таким образом, в романе были выявлены такие черты романа Ю. Полякова «Любовь в эпоху перемен», как полифония, превалирование смехового начала, элементы языковой игры, маски автора-повествователя, характерные для современной литературы. На содержательном уровне романа была проанализирована оппозиция исторической связанности и фрагментации времени, объединяющая целый ряд романов немодернистского направления.
Романова К.С. - Формирование экзистенциальных взглядов Гайто Газданова (на материале "константинопольской" прозы) c. 293-299

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.27892

Аннотация: В статье анализируются тексты Гайто Газданова, воссоздающие картины жизни русской эмиграции в Константинополе. «Константинопольская» проза Газданова описывает пограничную ситуацию, в которой с особой остротой звучат экзистенциальные вопросы: о цели человеческого существования, границах индивидуального «я», соотношении природного и культурного начал в человеке, возможности нахождения точки опоры в ситуации тотального отчуждения. В «константинопольском» фрагменте повести «История одного путешествия» писатель отрицает возможность построения счастья, укорененного во внешнем бытии. Ощущение счастья крайне субъективно и складывается из отдельных душевных переживаний, сиюминутных прозрений, острота и интенсивность которых зависят от индивидуальной степени восприимчивости к красоте. В рассказе «Слабое сердце» газдановский повествователь поначалу захвачен эстетическим обаянием города. Однако вскоре фокус его внимания смещается: от панорамного «сверкающего вида Босфора и прохладных ночей над мечетями» в сторону подаваемых крупным планом ситуаций бытовых лишений и психологических драм русского эмигранта, которые подводят его к экзистенциальным обобщениям о сути человеческого существования в целом. В статье используются описательный и биографический методы исследования, а также сравнительно-сопоставительный метод при анализе прозы Газданова и Ж. П. Сартра. Автор приходит к выводу, что наблюдения писателя за тяжелым бытом русской эмиграции в Константинополе стали важнейшим импульсом для формирования его экзистенциальных взглядов. Суровая константинопольская действительность помогла Газданову обнаружить ту неустранимую «червоточину» бытия, которая, с его точки зрения, обусловливает неизбывный трагизм человеческой жизни.
Кононова А.В. - Общеевропейская литературная традиция в творчестве Шеймаса Хини: диалог с античной литературой c. 300-305

DOI:
10.25136/2409-8698.2018.4.28057

Аннотация: Предметом исследования является творчество ирландского поэта Шеймаса Хини, одного из крупнейших представителей современной англоязычной поэзии. Цель статьи заключается в изучении роли и функций античной литературы как в прозе, так и в поэзии Хини. Автор статьи обращается к произведениям, критическим статьям, интервью самого поэта, а также к теоретическим работам ведущих мировых исследователей проблемы традиции в литературе, а также ученых, занимающихся изучением непосредственно жизни и творчества Хини. Методология статьи определяется установками литературной компаративистики. В статье используются такие методы, как сравнительно-исторический, контекстный, текстологический и др. Новизна исследования состоит в том, что, несмотря на растущий интерес к поэзии Хини, в отечественном литературоведении практически отсутствуют работы, посвященные данному аспекту творчества поэта. В статье делается вывод, что античная литература становится важным звеном в развитии творческого пути Хини и обязательным материалом для понимания творчества Хини в аспекте его взаимодействия с литературным наследием предшествующих эпох. Исследование данного феномена не только в контексте других произведений Хини, но и в широком контексте европейской литературы позволяет рассмотреть творчество ирландского поэта в «большом времени» и выявить особенности его взаимодействия с общеевропейской литературной традицией.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"