Статья 'Ли Цинчжао и А.П. Бунина: сложные судьбы женской поэзии' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Ли Цинчжао и А.П. Бунина: сложные судьбы женской поэзии

Гун Хэнсин

аспирант, кафедра истории русской литературы филологического факультета, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы 1, 52

Gong Heng Xing

Postgraduate student, the department of History of Russian Literature, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory 1, 52

nadia_np@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.8.36313

Дата направления статьи в редакцию:

19-08-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: Несмотря на то, что Ли Цинчжао и Анна Петровна Бунина не были связаны ни по географическому ни по временному признаку, современники называли их китайской и русской Сафо. Причиной тому служила созвучность их стихотворений лирике древнегреческой поэтессы, чувственность написанных ими стихов, а также их независимая позиция, не характерная для женщин их эпох. Данная статья посвящена сопоставлению биографий двух выдающихся поэтесс, каждая из которых в своей стране считается основоположницей женской поэзии. Несмотря на известность обеих поэтесс и их статус пионеров женской литературы, их творчество сопоставляется едва ли не впервые. Помимо высокого социального статуса и хорошего образования обеих поэтесс связывает то, что их судьбы нарушали традиционный канон поведения женщины: вместо патриархальной семейной жизни они выбрали самореализацию в творчестве. Исключительность их положения, ставившая их в фокус общественного внимания и делавшая в своем роде париями, с другой стороны, давала свободу выбора проблематики и художественного языка. Это позволило им стать основоположницами женской поэзии, выработать собственную художественную манеру. Именно это обстоятельство типологически сближает творчество двух поэтесс, отстоящих друг от друга на восемь столетий. Тематика их творчества удивительно похожа, а вот образность совершенно разная, поскольку обусловлена литературной традицией каждой страны.


Ключевые слова: Ли Цинчжао, китайская поэзия, женская поэзия, жанр ши, жанр ци, Анна Петровна Бунина, русская поэзия, лирика, творчество, самопознание

Abstract: Despite the fact that Li Qingzhao and Anna Petrovna Bunina were bound by neither geographical affiliation or time, their contemporaries called them the Chinese and Russian Sappho. This is substantiated by the consonance of their poems with the lyrics of the Ancient Greek poetess, sensuality of their poems, as well as their independent position atypical for the women of their eras. This article draws parallels between the biographies of the two prominent poetesses, each of whom is considered the founder of women's poetry in their homeland. Although both poetesses are widely known and considered the pioneers of women's literature, their works are compared virtually for the first time. Besides the high social status and good education, the poetesses are interrelated by the fact that their fates transgressed the traditional canon of women's behavior: instead of patriarchal family life, they have chosen creative self-realization. The uniqueness of their position, which placed them in the focus of public attention, and in a way made them pariahs, on the other hand gave them the freedom in choosing problematic and literary language. This allowed them to become the founders of women's poetry and develop their own literary style. Namely this circumstance typologically apposes the works of the two poetesses, which are eight centuries apart from each other. The theme of their poetry is remarkably similar; however, the imagery differs significantly, since it is justified by the literary tradition of their country.



Keywords:

lyrics, Russian poetry, Anna Bunina, genre ci, genre shi, Women's Poetry, Chinese Poetry, Li Qingzhao, creativity, self-knowledge

Несмотря на то, что Ли Цинчжао и Анна Петровна Бунина не были связаны ни по географическому ни по временному признаку, современники называли их китайской и русской Сафо. Причиной тому служила созвучность их стихотворений лирике древнегреческой поэтессы, чувственность написанных ими стихов, а также их независимая позиция, не характерная для женщин их эпох. Однако, у всего есть цена. Судьбы Ли Цинчжао и Анны Буниной были очень непростыми. И, хотя, их биографии не слишком похожи, им обеим довелось испить чашу страданий до дна. Каждой – свою.

Данная статья посвящена сопоставлению биографий двух выдающихся поэтесс, каждая из которых в своей стране считается основоположницей женской поэзии. Несмотря на известность обеих поэтесс и их статус пионеров женской литературы, их творчество сопоставляется едва ли не впервые, что определяет актуальность данной статьи.

Тема женского творчества чрезвычайно интересна и еще мало исследована как в китайском, так и русском литературоведении. Лишь начиная с 1980-х гг. российскими учеными уделяется довольно много внимания китайской литературе, но пока еще намного меньше – китайской женской поэзии. Аналогичная ситуация наблюдается в китайском литературоведении в отношении русской литературы. Несмотря на то, что исследования на эту тему пока не образуют целостной системы, это тенденция, важная для обеих стран – России и Китая – с точки зрения укрепления культурного диалога.

С лирикой китайских поэтесс советский читатель впервые смог познакомиться в 1986 г., когда в переводе М.И. Басманова вышел сборник «Строки любви и печали – Лирика китайских поэтесс» [13], где были представлены лучшие поэтессы Китая от династии Тан до династии Цин. В 1993 г. было выпущено расширенное издание сборника «Встречи и расставания – Лирика китайских поэтесс I–XX вв.» [3]. О переводах произведений «китайской Сафо» писали Г.В. Куликова [8], А.В. Калашникова [6, 7], Ю.А. Сорокин [12].

В Китае широко известны всего две русские поэтессы – А.А. Ахматова и М.И. Цветаева. Их лирика переведена на китайский язык и вышла в нескольких сборниках. Однако русская женская поэзия не ограничивается этими именами. Существовало немало поэтесс XIX в.: А.П. Бунина, Е.П. Ростопчина, З.А. Волконская, К.К. Павлова и другие. Их творчество известно в России гораздо меньше, хотя является неотъемлемой частью истории русской литературы, а в Китае неизвестно вообще: его только предстоит открыть; их творчество еще ждет своих переводчиков.

Ли Цинчжао (1084-ок.1155) – единственная поэтесса императорского Китая, которая известна широкому кругу любителей китайской поэзии. Лирика Ли Цинчжао высоко оценивалась при ее жизни и признается одним из замечательных образцов поэтического творчества Китая и в наши дни.

Поэзия в Китае той эпохи была чем-то большим, чем просто род искусства. И дело не только в том, что стихосложение было одним из испытаний, которое должны были пройти кандидаты на должность чиновника. В поэзии присутствовали философия, этика, даже политика, другие стороны общественной жизни; сам человек и природа воспринимались китайским интеллектуальным обществом поэтически. Собственно, интеллектуальный слой Китая и состоял из поэтов, более или менее одаренных, о чьих моральных качествах можно было судить в первую очередь по их стихам. Китайский поэт был не просто поэтом, а совестью нации, возможно, самым значимым членом общества, а поэзия была невероятно популярна, играла огромную роль в жизни общества и имела множество функций. Конечно, тем более важно изучать поэтическое творчество того или иного поэта в контексте истории и культуры соответствующей эпохи.

Классическая китайская поэзия – это жанр ши, формирование которого берет начало в конфуцианстве. Традиционно основоположником этого жанра считается Конфуций. Для Конфуция и его последователей поэзия ши была своеобразным инструментом пропаганды учения. В стихах излагались морально-этические принципы конфуцианства, проповедовались добродетели и высокие помыслы, а стихосложение было престижным занятием. В отличие от западной традиции, поэзия ши не была индивидуальной, в ней можно было увидеть не душу не конкретного автора, с его эмоциями, характером, желаниями и сомнениями, а некую идеальную в понимании конфуцианства личность. Целью поэзии конфуцианства было не желание показать внутренний мир отдельного человека, а обратить внимание на общественные пороки. Автор ши – не рефлексирующая личность, а сдержанный, благородный муж, не проявляющий эмоций, которые невозможно контролировать и которые сродни животным инстинктам. Форма ши – строго установлена и представляет собой строки длиной в 5 или 7 иероглифов.

Возвращаясь к контексту эпохи, обратим особое внимание на то, как изменение отношения к человеческой личности привело к возникновению нового поэтического жанра. В эпоху Тан (618-907) растет интерес к переживаниям и чувствам человека. Любовь и личное счастье в раннетанскую эпоху по-прежнему считались недостойными внимания образованного человека, поскольку воспринимались как естественные потребности наравне с нуждой в пище и воде, удовлетворение которых не стоит поэтического воспевания. Собственно любовная лирика, цы, появляется в позднем периоде правления династии Тан, когда конфуцианство переживает некоторый кризис. В это время в обществе формируется убеждение, что стремление к личному счастью – неотъемлемое и достойное уважение право каждого человека. Изначально цы возникает в форме песенной лирики, исполняемой под аккомпанемент музыкальных инструментов. Меняется и структура стихов: вместо строго установленной формы появляется форма свободная – число строк, иероглифов в каждой строке, ритмический рисунок могли быть любыми и зависели от мелодии. Нам известно более 600 мелодий, послуживших основой для создания цы. В эпоху Тан цы обычно исполнялись на банкетах женщинами, но с течением времени становятся все более популярными и в период Пяти династий (907-960) перестают ассоциироваться исключительно с развлечением и женскими голосами и становятся самостоятельным видом творчества. В это время к цы обращаются все больше и больше поэтов.

Важнейшая особенность жанра заключается в том, что личность поэта становится главным героем каждого цы и активным участником всех событий, о которых рассказывается в стихотворении. Более того, повествование, как правило, ведется от первого лица. Цы обычно состоит как минимум из двух строф, но каждая из них несет законченную мысль и может выступать в качестве самостоятельного произведения. Это еще одно важное отличие нового жанра от жанра ши. В цы есть рифма, они очень выразительны и музыкальны. Многие цы имеют выражающие главную идею произведения названия, авторские или более поздние, добавленные комментаторами. Нам известны произведения, созданные в жанре цы, многих великих поэтов Древнего Китая – Ли Бо, Бо Цзюйи и других.

Эпоха Сун (960-1279) внесла в жизнь Китая огромные перемены, касающиеся как социальной, экономической, так и интеллектуальной сфер. Если танский правящий класс состоял в основном из военной аристократии, проводившей свободное время в охоте и верховой езде, то высшие слои эпохи Сун представляли собой класс образованных состоятельных людей, относившихся с презрением к любым занятиям, требовавшим физических усилий. В это время количество богатых семей, живущих на доходы со своих поместий, существенно увеличивается, города активно растут, а в социальной жизни общества все большее значение обретает интеллектуальное и созерцательное времяпровождение. С этого времени главными развлечениями образованных кругов Китая становятся живопись и литература, коллекционирование книг и произведений искусства, каллиграфия, создание садов и другие подобные занятия.

В это время цы становится самостоятельным и важным жанром классической поэтической традиции Китая. Он перестает служить исключительно для выражения любовных чувств, становится более разнообразным. Сунские поэты начинают видеть в нем форму, с помощью которой можно выразить все главные темы и образы, присущие китайской поэзии: размышления о быстротечности жизни, расставание с близкими людьми, радость встреч, тоска по родным краям, смена времен года. В стихотворениях цы теперь можно найти глубокие философские идеи.

В этот период и возникает удивительное творчество Ли Цинчжао, одной из немногих поэтесс Китая, где стихотворчество с давних времен считалось мужским занятием и использовалось образованными членами общества для обращения с поучениями к правителям и равным себе. Женщины считались существами чрезмерно чувственными и поэтому не способными выдержать в стихах нужную степень безэмоциональной назидательности. Произведения Ли Цинчжао, с их удивительной глубиной и тонкостью, смогли занять достойное место в мужском поэтическом мире.

Ли Цинчжао родилась в 1084 г. в городе Миншуй (сейчас это Чжанцюй, провинция Шаньдун). Ее отец занимал одну из ключевых должностей в правительстве Китая – пост заместителя руководителя Ведомства ритуалов, был известным писателем и членом Императорской Академии, входил в литературный кружок знаменитого поэта Су Ши. Занималась литературным творчеством и мать Цинчжао. Оба родителя будущей поэтессы происходили из знатных семей.

Благодаря этому Ли Цинчжао получила прекрасное домашнее образование: ей позволяли делать все то, от чего обычно молодых девушек той эпохи ограждали, дабы они не отвлекались от воспитания женской добродетели. Цинчжао могла много читать, изучала историю, занималась каллиграфией и другими видами искусства. Ее отец говорил: «Если бы моя дочь была мальчиком, она легко бы сдала государственный экзамен на чиновничью должность». И действительно, у Цинчжао был аналитический ум и глубокие знания по многим предметам. Удивительно, но при всем при том она была большим романтиком. Еще совсем юной она любила гулять в окрестностях города, любуясь природой и передавая свои чувства в стихах – конечно, тогда еще очень наивных, но уже талантливых. Когда ей было 15 лет, отец взял ее в столицу Бяньцзин (современный Кайфэн) и познакомил с писателями, поэтами и учеными своего литературного кружка. Под их влиянием Ли Цинчжао начала писать свои первые «взрослые» стихи. Темы ее лирики вполне традиционны – в стихах Цинчжао есть любовь и грусть, ностальгия и одиночество.

В 18 лет Ли Цинчжао выдали замуж. Традиционно, о браке договаривались родители, жених и невеста ничего не решали, однако для Цинчжао это оказался очень удачный выбор. Ее супругом стал Чжао Минчэн, сын министра и ученика Императорской Академии. Молодой человек был страстным коллекционером: он собирал антиквариат, старинные книги, каллиграфические свитки и другие предметы искусства. Увлечение мужа передалось и Ли Цинчжао. Их собрание древних артефактов, по свидетельствам современников, было одной из самых крупных частных коллекций того времени. В своих воспоминаниях Цинчжао писала: «Через два года после свадьбы он получил должность, но мы жили на рисе и овощах и одевались в простые одежды. <…> Все жалование он тратил на научные исследования <…> Он отправлялся в самые отдаленные места, по бездорожью, дабы удовлетворить свой интерес к древним текстам и необычным рукописным шрифтам. <…> Когда он покупал каллиграфические и живописные свитки, кубок или треножник, мы неторопливо и детально все это изучали, подмечая малейшие повреждения. Так продолжалось до тех пор, пока не догорала последняя свеча» [18].

Любовь к коллекционированию была не единственной сферой, объединявшей молодых супругов. Они наслаждались обществом друг друга, устраивая между собой поэтические состязания и читая древние шедевры. Атмосфера, сопровождавшая эти милые интеллектуальные игры, очень хорошо ощущается в воспоминаниях поэтессы: «Всякий раз в случае выигрыша я поднимала чашку с чаем и смеялась так сильно, что чай проливался мне на колени, – пишет Цинчжао. – <...> Я была рада стареть в таком мире» [18].

В этот период ее стихи очень умиротворенны и тонки, они все пронизаны ощущением личного счастья. И все же мы можем встретить в строфах этого времени и печаль расставания: Чжао Минчэну часто приходилось уезжать по служебным делам. Исследователи творчества Ли Цинчжао предполагают, что известное стихотворение об одиночестве поэтесса написала именно во время одной из разлук с мужем.

Еще одна тема в творчестве Ли Цинчжао – тема сравнения своей красоты с красотой цветов. По свидетельствам современников нам известно, что Цинчжао была красавицей и вполне осознавала свое обаяние. И все же, как любая женщина, она жаждала признания этой красоты от своего супруга и переживала, что, как и любой цветок, со временем увянет.

Счастье ее, впрочем, продлилось совсем недолго. Всего через год после свадьбы целый ряд чиновников попал в опалу, в их числе был и отец Ли Цинчжао, которому запретили служить в столице, а позже уволили с государственной службы. В 1103 г. по специальному указу дети этих чиновников тоже обязывались покинуть столицу. Ли Цинчжао возвращается в Шаньдун и расстается с мужем, отец которого, напротив, быстро делал карьеру. Политические перемены создали настоящую пропасть между Цинчжао и ее мужем, которую им уже было не суждено преодолеть.

История самого политического конфликта, который, кстати, отразился на жизни не только Ли Цинчжао, но и всего китайского общества, началась еще до рождения поэтессы, в 60-х гг. XI в. Тогда видный поэт и ученый Ван Аньши предложил императору Шэньцзуну провести реформы, которые кардинально меняли жизнь богатых слоев общества. Они были названы Новыми законами и предусматривали введение государственного регулирования торговли, производства и денежного обращения, а также первую систему налогообложения состоятельных граждан. Целью реформ было создание сильного государства, которое могло противостоять так называемым «северным варварам», захватившим часть территории Китая. Реформы Ван Аньши были приняты императором, а сам Ван Аньши и его единомышленники заняли важные посты в правительстве. Несмотря на то, что реформы предоставили определенные льготы крестьянскому населению, большей частью общества они были восприняты очень болезненно, в том числе и потому, что ущемляли частное предпринимательство.

После смерти Шэньцзуна во главе государства встал его сын, восьмилетний Чжэцзун. Регентом при малолетнем правителе стала его бабушка, императрица Гао, отменившая Новые законы и заменившая реформаторов консервативными чиновниками, в числе которых был и отец Ли Цинчжао.

В 1093 г. императрица скончалась, и новый монарх восстановил все законы, предложенные реформаторами, а чиновников-консерваторов подверг гонениям. Его преемник, император Хуэйцзун (годы правления 1100-1125), придерживался этой же политики.

Но вернемся к Ли Цинчжао. В Шаньдуне она провела два года, время от времени посещая мужа, который по-прежнему жил в столице и занимал высокий пост. Разлад между семьями, которые занимали разные политические стороны, повлиял на их отношения. Чжао Минчэн оставался холоден и после того, как Цинчжао смогла вернуться в Бяньцзин окончательно. Стихи этого периода наполнены болью: только так поэтесса могла выразить свои страдания и ревность, которая считалась низким чувством и проявление которой могло стать поводом для развода.

1107 г. принес очередные политические изменения: теперь уже опале подверглась семья Чжао Минчэна. Он был уволен и вынужден покинуть Бяньцзин. Супруги переезжают в Цинчжоу (провинция Шаньдун), где следующие 10 лет живут скромной, но спокойной жизнью. Перемены вновь сближают их и оживляют угасшие чувства. Как и прежде, они проводят время в интеллектуальных играх, соревнуются в умении цитировать наизусть классику, читают [1].

В этот период своей жизни Ли Цинчжао пишет не только стихи, но и критику, эссе «Наброски о цы» («Лунь цы»). Это произведение содержат очень смелые для женщины того времени высказывания об известных поэтах Китая. Вот, например, цитата о цы Ли Юна, Оуян Сю и Су Ши, которые «хотя и записаны строками разной длины, часто не гармонируют с мелодией». Главные вопросы, которые исследуются в этом эссе – разница между цы и ши и смысл цы. По мнению Ли Цинчжао, суть поэзии ши – это выражение воли, что лаконично и емко сформулировано в известном высказывании «ши янь чжи» («стихи говорят о воле»), которое приписывается легендарному императору Шуню, жившему в XXIII в. до н.э. Цы, напротив, передает чувства. Это эссе считается шедевром критической литературы.

В 1117 г. политическая ситуация в империи стабилизируется, и Чжао Минчэн получает новую должность. К сожалению, для Цинчжао это значило очередное расставание. Отношения с мужем снова становятся прохладными, а в стихотворениях поэтессы сквозят муки и горечь. Исследователи полагают, что следующее произведение написано накануне отъезда Чжао Минчэна к месту своего нового назначения.

Прошло еще 10 лет, и китайская империя столкнулась с очередным мощным нашествием варварских кочевых племен, пришедших с северо-востока. В 1127 г. столицу захватили чжурчжэни, создавшие в Северном и Центральном Китае свое государство – Цзинь. Император попал в плен, а те, кто мог, бежали на юг, за реку Янцзы, где была основана Южно-Сунская империя, долгие годы выплачивавшая варварам дань. Столицей этого нового образования стал Линьань (современный Ханчжоу). В трудное и долгое путешествие пришлось отправиться и Ли Цинчжао вместе с мужем. Часть своей прекрасной коллекции предметов искусства супруги вынуждены были бросить, забрали только самые ценные книги, которые были погружены на 15 возов. Многие раритеты были утеряны в пути.

Это было очень трудное время. Чжао Минчэн получил довольно скромную должность в новой столице, но вскоре был вынужден оставить и ее. Семья переехала в Чиян, где жила до 1129 г., когда император Южно-Сунского государства решил назначить Чжао Минчэна на ответственный пост. Чжао Минчэн уезжает в Линьань на личную аудиенцию к императору, но тяжело заболевает. Получив письмо мужа, Ли Цинчжао спешит увидеться с ним, но застает уже на смертном одре [17]. Ее печальная дорога, 160 километров по реке в нанятой лодке, прекрасно описана в стихотворении.

Теперь она осталась совсем одна. Детей у супругов не было, а отец и мать умерли еще раньше. Не было у Ли Цинчжао и средств к существованию. Возможно, именно поэтому она согласилась выйти замуж за бывшего однокурсника Чжао Минчэна по Императорской Академии, Чжан Жучжоу, несмотря на то, что вдова, снова вышедшая замуж, была в глазах общества аморальной женщиной. Это было в 1132 г., Цинчжао тогда жила в Ханчжоу, обретя наконец некое подобие покоя после долгих скитаний в поисках лучшей доли. Когда приехал Чжан Жучжоу, она была тяжело больна и совершенно беспомощна, – какие уж тут приличия. Кстати, любопытно, что китайские ученые, изучавшие биографию поэтессы и ее творчество, категорически отрицали факт повторного замужества или считали его клеветой. Современные исследователи считают этот факт доказанным, ссылаясь в том числе на письма Ли Цинчжао [16].

Второй брак оказался еще более неудачным. Цинчжао очень скоро поняла, что целью Чжан Жучжоу было не желание помочь ей, а завладеть коллекцией антиквариата. Едва он понял, что от богатого когда-то собрания почти ничего не осталось, он совершенно потерял к ней интерес. Ничего удивительного, что когда Ли неожиданно стало известно, что ее новый супруг в свое время нечестно сдал государственный экзамен на чиновничью должность, она сообщила об этом властям и подала на развод [20], допустив тем самым очередную ошибку. Властей не интересовали чувства обиженной женщины, желающей справедливости, они действовали по закону, который запрещал жене доносить на мужа. Ли Цинчжао оказалась в тюрьме и провела бы там два года – срок, положенный женщине за доносительство на супруга, если бы не ее влиятельный друг, высокопоставленный чиновник Цы Чунли, который добился для нее помилования.

О последних годах жизни поэтессы нам известно совсем мало, а год смерти точно не известен. Большинство исследователей считают, что Ли Цинчжао умерла в возрасте 71 года. Стихи этого периода ее жизни наполнены нежными и светлыми воспоминаниями – о любимом муже и любимой родине, которую ей пришлось покинуть.

О том, насколько существенное влияние оказало творчество Ли Цинчжао на формирование китайской поэзии в последующие века, можно судить хотя бы по вступлению к стихотворению-подражанию «Праздника фонарей», написанному поэтому Лю Чэньвэнем. В этом вступлении говорится: «Прошло три года с тех пор, как я впервые прочитал стихотворение И Ань на мелодию “Радость вечного союза”, и с тех постоянно перечитываю его. Я написал свое, используя ее рифмы; оно конечно гораздо хуже с точки зрения поэтического языка и стиля. Но оно тем не менее проникнуто печалью даже больше» [19]. Лю Чэньвэн жил в последние годы правления династии Сун. Со времен Ли Цинчжао прошло почти 100 лет – но китайский народ все еще очень тяжело переживал потерю Северного Китая и иго чжурчжэней.

И Ань – это не опечатка и не имя, речь идет о собственном стиле Ли Цинчжао («стиле Иань»), сдержанном и элегантном, оказавшем огромное влияние не только на современных ей, но и на более поздних поэтов. Стиль Иань – важнейший вклад поэтессы в развитие классической традиции китайской поэзии. Не меньшей ее заслугой является введение в высокую поэзию разговорного языка. В отличие от своих предшественников и современников с их витиеватым поэтическим слогом, включавшим аллюзии и сложные параллелизмы, Ли писала просто и легко, но именно эта простота и делает ее произведения такими изящными и эмоциональными.

Большинство произведений Ли Цинчжао были объединены в сборник под названием «Шуюй цы». Знаток восточной литературы и один из лучших российских переводчиков китайской классической поэзии М.И. Басманов перевел это название как «Строфы из граненой яшмы». Мы считаем, что более правильным переводом было бы «Стихи из источника чистого нефрита» и приведем два аргумента в пользу такого названия. Во-первых, в Китае драгоценные и полудрагоценные камни не гранили, считая этот способ обработки разрушительным, не позволяющим сохранить естественный облик камня. Во-вторых, шуюем («чистым», «промытым» нефритом) назывался родник рядом с домом поэтессы в Цзинане, в провинции Шаньдун. В юности Ли Цинчжао любила умываться прозрачной водой из этого родника и любоваться на яркие краски «промытого» камня. Если вы поедете в Китай, вы сможете услышать нежное журчание родника – он существует и сегодня.

До нас дошли 80 стихотворений северо- и южносунского периодов творчества Ли Цинчжао, из которых, по данным последних исследований, только для 36 произведений можно с высокой степенью достоверности установить ее авторство [16]. К такому выводу пришел Р. Иган, исследователь жизни и творчества Ли Цинчжао, развенчавший многие мифы, которыми была окутана фигура поэтессы. Ранее Цинчжао приписывалось 43 стихотворения [19]. Впрочем, вне зависимости от точного количества произведений, признаваемых принадлежащих перу Ли, ее творческий гений не подлежит сомнению.

В Китае творчество Ли Цинчжао ценится очень высоко. Ее гражданская лирика, проникнутая любовью к своей стране и родным местам, была всегда популярна среди патриотически настроенных людей. Вся ее жизнь, включая, конечно, творчество, это вызов традиции, ставившей женщину в подчиненное положение, не позволявшей ей говорить о своих чувствах и переживаниях. Ее стихи очень личные, но те эмоции, которые в них выражены, может ощущать каждый человек, вне зависимости от своего социального статуса, пола и даже национальной принадлежности. В каждом стихотворении мы видим героиню, автора, но легко можем поставить себя на ее место.

Ли Цинчжао широко известна на родине и за ее пределами. Ее творчество переведено на многие языки, в том числе на русский, благодаря чему россияне тоже могут прикоснуться к тем чувствам, которые она так тонко и глубоко выразила в строфах цы.

***

Известный русский писатель И.А. Бунин писал в автобиографии: «Я происхожу из старого дворянского рода, давшего России немало видных деятелей, как на поприще государственном, так и в области искусства, где особенно известны два поэта начала прошлого века: Анна Бунина и Василий Жуковский...» [2].

Анна Петровна Бунина родилась 18 января 1774 г. в селе Урусово Ряжского уезда Рязанской губернии (теперь Чаплыгинский район Липецкой области) в дворянской семье. Она рано лишилась матери (ей был всего год и два месяца) и воспитывалась сначала у теток, а потом – у старшей сестры в Урусове. Там будущая поэтесса не только научилась читать и писать, но и на всю жизнь полюбила русскую природу средней полосы России. Биографы А.П. Буниной говорят о ее литературных способностях, проявившихся еще в детстве. Писать стихи она начала в тринадцатилетнем возрасте.

В Урусове Анна Петровна прожила до 1802 г., после чего уехала в Петербург. Здесь она деятельно принялась за самообразование, стала учиться французскому, немецкому и английскому языкам, физике, математике и, главным образом, российской словесности, пробуя свои силы в литературе. Ее учителем становится П.И. Соколов – автор «Начальных оснований российской грамматики», член и секретарь Императорской российской академии, преподаватель российской грамматики, логики и риторики в Училище корабельной архитектуры. Обучение было недешевым, по воспоминаниям самой поэтессы, оно ее буквально разорило, но Соколов не только исправил ее «совершенное невежество в правописании», но и по всей видимости познакомил Бунину с известными писателями и государственными деятелями того времени

Начало творческой деятельности А.П. Буниной пришлось на тот период, когда к женщине-литератору относились в лучшем случае со снисходительной усмешкой. Женское творчество было в глазах современника чем-то вроде рукоделия: очаровательно, но совершенно несерьезно. Всю суть отношения «коллег по цеху» к поэтессам и писательницам можно передать фразой из сатирического «Начертания уложения для республики литтераторов» из «Вестника Европы» (1805 г.): «Мать семейства, которая часто отлучается и не радеет о своем хозяйстве, желая в республике литераторов блистать дарованиями, остроумием и глубокомыслием, и которая сочиняет метафизические и философические романы, осуждается на три месяца мыть белье и полоскать столовую посуду»[1].

В 1806 г. стихотворения поэтессы публикуют сразу несколько московских и петербургских журналов – «Вестник Европы», «Московский зритель», «Любитель словесности», «Московский курьер» и «Лицей». На творчество Буниной обращают внимание и известные поэты (Г.Р. Державин, И.А. Крылов, А.С. Шишков) и высокопоставленные лица (в том числе императрицы Мария Федоровна и Елизавета Алексеевна), которые начинают оказывать ей покровительство.

В 1807 г. Анна Бунина занимается переводом и переложением применительно к русской поэзии отдельных мест из «Курса изящной словесности» аббата Ш. Баттё. В 1809-1810 гг. были изданы сборник стихотворений «Неопытная муза» и поэма «О счастии». Творчество поэтессы развивалось в русле русского классицизма. Кумиром и образцом для нее был Г.Р. Державин, которому она посвятила стихотворение «Сумерки».

Современники высоко ценили творчество А.П. Буниной. Ее избирали почетным членом «Беседы любителей русского слова», членом Российской Академии наук. Один за другим вышли из печати новый сборник ее стихов «Сельские вечера» и второе издание «Неопытной музы».

Вот характерный отрывок из стихотворения А.П. Буниной «На истребление французов, нагло в сердце России вторгнувшихся» [1]:

О росс! ликуй, – твоя победа!

Ликуй и пой: попрал врагов!

Нет буйству их отныне следа!

Из их поверженных рядов

Твоя изникла прочна слава!

Ты змия сокрушил стоглава, –

Стоока Аргуса сразил;

Очистил землю от разбоев,

И свету указав героев,

В нем мир погибший водворил.

Это одно из патриотических стихотворений А.П. Буниной об Отечественной войне 1812 г., которое принесло ей «высшие лавры»... Но это были, по существу, последние ее радости: вскоре «у нее открылся рак в груди, который всю остальную жизнь ее превратил в непрерывную цепь страданий...» [2].

Предложенные врачами средства лечения оказались не эффективны, и в 1815 г. А.П. Бунина вынуждена была уехать на лечение в Англию. Но и английская медицина надежды на выздоровление не оправдала, и Анна Петровна возвратилась на родину.

После издания «Собрания стихотворений» в 3-х частях (1819-1821) Бунина жила в Тамбовской и Рязанской губерниях: то в селе Денисовке, расположенном неподалеку от села Урусово, то в городе Липецке. В деревенском уединении она переводила с английского проповеди Блэра «Нравственные и философические беседы». В 1826-1827 гг. поэтесса лечилась на Кавказе, в Горячеводске, где ею был завершен перевод проповедей Блэра, однако издана эта книга была только в июне 1829 г., а спустя несколько месяцев – 16 декабря – поэтесса скончалась в селе Денисовка Рязанской губернии. Похоронена она была, по её завещанию, у стен Никольского храма в с. Урусово, рядом с родителями.

Следует отметить, что в 20-30-е гг. XIX в. отношение к женщинам-литераторам меняется: становится более серьезным и свободным от предубеждений. Исследователи убеждены, что в этом несомненно велика заслуга А.П. Буниной, которая ради поэзии отказалась от личного женского счастья, упорно стремилась стать признанным профессиональным поэтом и послужила примером не только для современниц, но и последующих поколений писательниц и поэтесс. Сделать литературное творчество своей основной профессией ей удалось лишь отчасти: ее признали в литературных кругах, ей оказывали покровительство многие высокопоставленные люди, а также вдовствующая императрица, но главным источником доходов поэзия для нее так и не стала. Однако еще долгое время литературные критики, скорее, принижали роль поэтессы в развитии русской поэзии, не отдавая ей должного и не пытаясь соотнести ее творчество с эпохой. Так, В.Г. Белинский сводил вклад Буниной в развитие женской литературной традиции к подготовке почвы для появления «серьезной» женской литературы, поднимающей «серьезные» вопросы.

***

Они начинали свой жизненный путь по-разному: Ли Цинчжао, воспитанная девушка из привилегированной семьи, первая половина жизни которой была пропитана теплом любви родителей и друзей и заботой, и Анна Бунина – взрослевшая без родительской опеки, в юности умевшая и знавшая только то, что мнению воспитывавшей ее тетки было необходимо благовоспитанной девушке – плести кружева и вышивать. Но пришли в итоге к одному и тому же – судьбе художника-одиночки. Анна Бунина так и не нашла свое женское счастье – у нее не было ни мужа, ни детей. Ли Цинчжао нашла – и потеряла. Все, что у них было, это их творчество. Чисто женская самореализация – в браке, семье, детях – заменяется реализацией в поэзии, а страдания придают ей невероятную эмоциональность.

Психологическая истощенность или физическая болезнь – и то, и другое находят свое место в лирических произведениях, воплощаются в лирических героинях – стройных, емких, целостных образах, которые создают поэтессы. В творчестве обеих, как в зеркале, отразился их суровый жизненный путь – более ярко и четко в произведениях Ли Цинчжао, менее выраженно – в лирике Анны Буниной. Они были великими мастерами поэзии, но в первую очередь – женщинами. А любой женщине предельно важно поделиться своими эмоциями, дать выход и своей радости, и своему горю. Отсюда – биографичность любой женской поэзии.

Бунина и Ли Цинчжао принадлежали разным социальным слоям: русская поэтесса родилась в семье мелкого помещика, а китайская – в семье высокопоставленного чиновника, принадлежавшего к культурной элите своего времени. И все же к образованию стремились они обе – только Анне Буниной пришлось добиваться всего самой, а Ли Цинчжао впитывала знания из окружающей ее обстановки – и обе были замечательно образованы, что позволяло им не только сочинять стихи, но и заниматься теорией стихосложения, благодаря чему от Ли Цинчжао нам остался труд «Рассуждения о цы», а от А. Буниной – «Правила поэзии» и переводы теоретика классицизма Никола Буало.

Молодые годы поэтесс были достаточно беззаботными, поэтому первый период их творчества более светел и наполнен радостными мотивами. Впрочем, это не значит, что Цинчжао и Бунина не испытывали иных переживаний: в ранних произведениях обеих поэтесс можно встретить и печаль, и тоску, и даже горечь. В некоторых работах последних лет, посвященных творчеству Ли Цинчжао, в которых наблюдается отход от автобиографического прочтения ее поэзии, появление этих мотивов в ранней лирике трактуется также с позиций «маскулинности», присущей творчеству поэтессы. Исследователь считает это доказательством того, что впервые в китайской женской поэзии присутствует не только лирическое «я» автора, но и «придуманные» лирические героини, персонажи, отражающие не непосредственные переживания поэтессы, а являющиеся образами, составляющими представление о женской душе в целом. Для русской женской поэзии эпохи, в которую творила А. Бунина, это явление было уже не столь новым и необычным, но по сравнению со своими предшественницами Анна Бунина также дает более широкий спектр эмоциональных состояний и проявлений лирической героини. Особенно ярко это проявляется также в любовной поэзии, где Бунина, стремясь завуалировать свое авторское «я», вводит в повествование четко отделенные от него женские образы, которым позволяет выражать эмоции, по тем или иным причинам постыдные или слишком интимные для нее самой.

Впрочем, личное так же присутствует в лирике Ли Цинчжао, как и в произведениях Буниной. Во второй период жизни и Ли Цинчжао, и Буниной доведется испытать немало горести и пройти через испытания, которые могли бы сломить любую женщину. Отзвуки этих испытаний ясно проявляются в творчестве обеих поэтесс: лирика Ли Цинчжао становится более эмоционально-пронзительной и наполненной мотивами скорби по родине, умершему мужу, своей молодости; произведения Анны Буниной прямо отражают соответствующие события – стихотворение «Сон с корабля» пишется во время морского путешествия на целебные воды в Англии, «Призывание Мальвины из Брайтона в Бат» – «крик души» поэтессы, трогательное обращение к подруге из Бата, где она пребывала в совершенном одиночестве и в весьма стесненном положении, последнее стихотворение «Ближним» – трогательное прощание с родными и близкими людьми.

В этой связи будет немаловажно отметить, что, несмотря на устоявшееся мнение, что в произведениях средневекового Китая практически не существует «я» автора, в поэзии Ли Цинчжао оно безусловно присутствует, более того, прослеживается его трансформация, которая отражает жизненный путь автора. На раннем этапе творчества поэтессы он очень условен, в это время она еще ориентируется на канон танской классической поэзии. Но со временем лирическое «я» Ли Цинчжао приобретает удивительную пронзительность и становится биографичным отражением конкретной личности. В творчестве Буниной подобной трансформации нет, но в целом оно характеризуется очень ярким лирическим «я», раскрывающим внутренний мир поэтессы. В этом заключается еще одно сходство поэзии русской и китайской поэтесс.

Событийно в биографиях русской и китайской поэтесс практически нет ничего одинакового. Причиной тому не столько человеческая индивидуальность, сколько огромный разрыв во времени и месте их жизни. Но то, как каждая из них рассказывала о своей жизни в поэтических произведениях, похоже удивительно. В обоих случаях, вдумавшись в стихотворные строки и посмотрев на них чуть более пристально, можно обнаружить не примечательную поэтессу, а обычную женщину, жалующуюся на болезнь или одиночество, кокетливо засматривающуюся на молодого мужчину или представляющую себя предметом обожания, страшащуюся неминуемой старости и с печалью вспоминающую давно ушедшие годы юности. Вполне откровенно Ли Цинчжао и более сдержанно Анна Бунина – обе они рассказывают в своей поэзии о себе самих, о том, что им довелось испытать, что они думают, чем живут сейчас. Поэтессы признаются в своем стремлении к любви и привязанности, беспомощности перед лицом судьбы и зависимости от мужчин, женской слабости и опасениях, что будут сломлены жизненными невзгодами. По-девичьи наивным романтизмом наполнены их первые произведения и зрелыми философскими размышлениями – более поздние.

Но не стоит думать, что о своем жизненном пути они рассказывают одинаковым языком: и причиной тому – литературные традиции разных стран. А.П. Бунина, как правило, говорит прямо и открыто – у нее мы знакомимся с целыми стихотворными историями. Ли Цинчжао никогда не говорила о себе прямо. В силу китайской поэтической традиции, которая гласила, что поэзия должна характеризовать описываемое, но при этом воздерживаться от прямого выражения тех чувств, которые стремится передать. Поэтому стихи-песни китайской поэтессы изобилуют символами, в том числе природными образами. О ее чувствах говорят растения (слива, хризантема, пальма, лотос), животные (гуси, цапли, чайки), явления природы (дождь, ветер, снег, роса, облака), что создает своеобразное «послевкусие» при прочтении ее произвдений.

Эмоции, с которыми мы встречаемся в строках Ли Цинчжао и Анны Буниной, производят потому такое сильное впечатление, что это эмоции искренние – они пережиты и выстраданы. В каждой стихотворение вложен уникальный эмоциональный опыт конкретной, живой женщины, и это стало одной из причин того, что творчество и китайской, и русской поэтессы обращает на себя внимание, не оставляет равнодушным, вызывает неподдельный интерес и симпатию.

Живя в обществе, в котором доминируют мужчины, женщина с яркой индивидуальностью – а именно таковыми были обе поэтессы – не в состоянии существовать в навязанных ей рамках. Эта индивидуальность стремится найти выход и обязательно его находит – в данном случае в особенном стихотворном стиле (а как мы уже увидели ранее, и Ли Цинчжао, и Анна Бунина не слепо копировали мужчин, как делали многие поэтессы до них, а творчески перерабатывали поэтическое наследие прежних эпох, внося в него частичку своей личности, не боясь экспериментировать, создавая авторские средства художественной выразительности). В результате обе они преуспели в поэзии и внесли большой вклад не только в формирование литературных традиций, но и изменили отношение к женскому литературному творчеству в целом.

Несмотря на то, что творчество Ли Цинчжао и Анны Буниной было признано и высоко оценено уже их современниками, поэзия во времена жизни обеих поэтесс все еще считалась сугубо мужским занятием. С этой точки зрения особенно любопытны заключения целого ряда исследователей о «мужском» стиле поэзии Цинчжао и Буниной. Так, А.В. Дащенко говорит о «мужских» ценностях в произведениях Ли Цинчжао [4: 75-76], которые выводят ее стихотворения за круг традиционной китайской женской лирики и ставят наравне с поэтами-мужчинами. Разделение творчества А.П. Буниной на «женские» и «мужские» жанры встречаем у М.А. Нестеренко: «Условно тексты Буниной можно разделить на два типа: собственно женский тип, сюда относится «Майская прогулка болящей», «С приморского берега», «На разлуку» и т. д. Второй: условно-мужской тип, где она не первооткрыватель, а соперник мужчинам и такой же поэт, как и они» [9: 61].

Эта особая стилевая двойственность поэзии русской и китайской поэтесс тоже роднит их и делает возможным сравнительный анализ. Обнаружение в их поэтическом творчестве черт, присущих мужской и женской поэзии, позволяет сделать любопытные выводы о том, что поэтессы в силу гендерных особенностей психики и мировосприятия не могли полностью избегнуть поэтического типа выражения эмоций и мыслей, присущих женщине, но в то же время, благодаря стремлению ни в чем не уступать мужчинам-поэтам и таланту высочайшего уровня, вышли за рамки банального подражательства мужской поэзии и органично вплели ее художественные особенности в свое творчество.

Библиография
1.
Бунина А.П. Неопытная муза: Собрание стихотворений. М.: Б.С.Г.-Пресс, 2016. 560 с.
2.
Бунин И.А. Собрание сочинений: в 9-ти т. М.: Худож. лит, 1967.-Т. 9.
3.
Встречи и расставанья: Лирика кит. поэтесс, I-XX вв. / В пер. М. Басманова. М. 1993. 350 с.
4.
Дащенко А. В. Личностное измерение стиля И-ань: ценностные установки Ли Цинчжао // RESPECTUS PHILOLOGICUS 2013 № 24 (29). Vilnius: Vilnius University, Uniwersytet Jana Kochanowskiego, 2013. Рр. 72–86.
5.
Дащенко А.В. Жанрово-стилевое своеобразие творчества Ли Цинчжао: автореф. канд. ... филол. наук: 10.01:01 / Дащенко Анна Владимировна. М., 2015. 24 с.
6.
Калашникова А.В. Переводы-интерпретации как форма рецепции инолитературного явления (русские переводы лирики Ли Цинчжао) // Русский язык и литература в пространстве мировой культуры. материалы XIII Конгресса МАПРЯЛ: в 15 томах.-2015.-С. 132-137
7.
Калашникова А.В. Картина мира в русских и итальянских переводах лирики Ли Цинчжао // Картина мира через призму китайской и белорусской культур. Сборник статей международной научно-практической конференции.-Минск.-2019. С. 133-138.
8.
Куликова Г.В. Солдат, дипломат, поэт и переводчик (к 95-летию М.И. Басманова) // Проблемы Дальнего Востока.-2013.-№ 5.-С. 154-161.
9.
Нестеренко М.А. Анна Петровна Бунина и женская поэзия XIX века // В сборнике: ПУШКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ-2015. Художественные стратегии классической и новой литературы: жанр, автор, текст. Материалы XX международной научной конференции. под общ. ред. В.Н. Скворцова; отв. ред. Т.В. Мальцева. 2015. С. 59-65.
10.
Пуряева Н.Н. А.П. Бунина на страницах «Дамского журнала» / Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Русская филология. 2018. № 5. С. 220-229.
11.
Пуряева Н.Н. Серия публикаций «Русские писательницы» Н.И. Билевича (1847) // Вестник Башкирского университета. 2020. Т. 25, № 3, с. 615-622.
12.
Сорокин Ю.А. Перевод старокитайской лирики: реальность или фантом? // Жанры речи.-1997.-№1.-С. 195-205.
13.
Строки любви и печали. Стихи китайских поэтесс в пер. М. Басманова. Предисл. и примеч. Басманова. — Москва : Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986. — 143 с.
14.
Biographical Dictionary of Chinese Women. N.Y., 2014.
15.
Dictionary of the World Biography: the Middle Ages. Vol. 2. N.Y., 1998.
16.
Egan R. The Burden of Female Talent: the Poet Li Qingzhao and Her History in China. Cambridge, 2014.
17.
Hansen V., Curtis K.R. Voyages in World History. Vol. 1. To 1600. Boston, 2010.
18.
Li Qingzhao’s Epilogue to Records on Metal and Stone. N.Y., 1996.
19.
Wang Jaosheng. The Complete Ci-poems of Li Qingzhao: A New English Translation with the Original Texts in Chinese Calligraphy. // Sino-Platonic Papers. Philadelphia, 1989. № 13.
20.
Ward J.E. Li Qingzhao. 2008.
21.
Women Writers of Traditional China. An Anthology of Poetry and Criticism. Stanford, 1999.
References (transliterated)
1.
Bunina A.P. Neopytnaya muza: Sobranie stikhotvorenii. M.: B.S.G.-Press, 2016. 560 s.
2.
Bunin I.A. Sobranie sochinenii: v 9-ti t. M.: Khudozh. lit, 1967.-T. 9.
3.
Vstrechi i rasstavan'ya: Lirika kit. poetess, I-XX vv. / V per. M. Basmanova. M. 1993. 350 s.
4.
Dashchenko A. V. Lichnostnoe izmerenie stilya I-an': tsennostnye ustanovki Li Tsinchzhao // RESPECTUS PHILOLOGICUS 2013 № 24 (29). Vilnius: Vilnius University, Uniwersytet Jana Kochanowskiego, 2013. Rr. 72–86.
5.
Dashchenko A.V. Zhanrovo-stilevoe svoeobrazie tvorchestva Li Tsinchzhao: avtoref. kand. ... filol. nauk: 10.01:01 / Dashchenko Anna Vladimirovna. M., 2015. 24 s.
6.
Kalashnikova A.V. Perevody-interpretatsii kak forma retseptsii inoliteraturnogo yavleniya (russkie perevody liriki Li Tsinchzhao) // Russkii yazyk i literatura v prostranstve mirovoi kul'tury. materialy XIII Kongressa MAPRYaL: v 15 tomakh.-2015.-S. 132-137
7.
Kalashnikova A.V. Kartina mira v russkikh i ital'yanskikh perevodakh liriki Li Tsinchzhao // Kartina mira cherez prizmu kitaiskoi i belorusskoi kul'tur. Sbornik statei mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii.-Minsk.-2019. S. 133-138.
8.
Kulikova G.V. Soldat, diplomat, poet i perevodchik (k 95-letiyu M.I. Basmanova) // Problemy Dal'nego Vostoka.-2013.-№ 5.-S. 154-161.
9.
Nesterenko M.A. Anna Petrovna Bunina i zhenskaya poeziya XIX veka // V sbornike: PUShKINSKIE ChTENIYa-2015. Khudozhestvennye strategii klassicheskoi i novoi literatury: zhanr, avtor, tekst. Materialy XX mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. pod obshch. red. V.N. Skvortsova; otv. red. T.V. Mal'tseva. 2015. S. 59-65.
10.
Puryaeva N.N. A.P. Bunina na stranitsakh «Damskogo zhurnala» / Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Russkaya filologiya. 2018. № 5. S. 220-229.
11.
Puryaeva N.N. Seriya publikatsii «Russkie pisatel'nitsy» N.I. Bilevicha (1847) // Vestnik Bashkirskogo universiteta. 2020. T. 25, № 3, s. 615-622.
12.
Sorokin Yu.A. Perevod starokitaiskoi liriki: real'nost' ili fantom? // Zhanry rechi.-1997.-№1.-S. 195-205.
13.
Stroki lyubvi i pechali. Stikhi kitaiskikh poetess v per. M. Basmanova. Predisl. i primech. Basmanova. — Moskva : Glavnaya redaktsiya vostochnoi literatury izdatel'stva «Nauka», 1986. — 143 s.
14.
Biographical Dictionary of Chinese Women. N.Y., 2014.
15.
Dictionary of the World Biography: the Middle Ages. Vol. 2. N.Y., 1998.
16.
Egan R. The Burden of Female Talent: the Poet Li Qingzhao and Her History in China. Cambridge, 2014.
17.
Hansen V., Curtis K.R. Voyages in World History. Vol. 1. To 1600. Boston, 2010.
18.
Li Qingzhao’s Epilogue to Records on Metal and Stone. N.Y., 1996.
19.
Wang Jaosheng. The Complete Ci-poems of Li Qingzhao: A New English Translation with the Original Texts in Chinese Calligraphy. // Sino-Platonic Papers. Philadelphia, 1989. № 13.
20.
Ward J.E. Li Qingzhao. 2008.
21.
Women Writers of Traditional China. An Anthology of Poetry and Criticism. Stanford, 1999.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Ли Цинчжао и А.П. Бунина: сложные судьбы женской поэзии», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно является актуальной.
В своей статье автор касается вопросов развития женской поэзии, а именно творчества Ли Цинчжао и А.П. Буниной, чье творчество созвучно лирике древнегреческой поэтессы Сафо, а также чувственность написанных ими стихов, а также их независимая позиция, не характерная для женщин их эпох.
Женщины - поэтессы и их творчество является малоизученными, поэтому статья является важным вкладом автора развитие данной темы. Подобные работы малочисленны в отечественном литературоведении.
Данная статья посвящена сопоставлению биографий двух выдающихся поэтесс, каждая из которых в своей стране считается основоположницей женской поэзии. Несмотря на известность обеих поэтесс и их статус пионеров женской литературы, их творчество сопоставляется едва ли не впервые, что является актуальностью.
Однако, стоит отметить, что объем статьи неравнозначно разделен между двумя поэтессами, внимание автора смещено к Ли Цинчжао. Кроме того, заявленная тема сопоставления биографий двух поэтесс слабо отражена в статье. Скорее всего читателю представлен текст двух статей, которые не связанны друг с другом.
Статья написана живым языком, легко читается.
Однако, во введении не представлены традиционные для научной статьи обзор точек зрения по рассматриваемому вопросу, что является не позволяет вычленить научные лакуны, делая статью описательной, а не научно-исследовательской. В статье отсутствует научная абстракция, классификации, систематизация представляемого материала. Однако, содержание статьи, цели и выводы слабо коррелируются между собой. Выводы являются сами собой разумеющимися, не отражают новизну исследования.
Библиография статьи насчитывает 10 источников на английском и русском языках. Говоря о качестве используемых источников литературы, отметим, что в библиографии отсутствуют ссылки на авторитетные работы, такие как монографии, докторские и/ или кандидатские диссертации, которых было защищено по данной тематике достаточное количество. Цитирования и отсылки к библиографии почти отсутствуют в тексте статьи.
Насовсем понятна логика построения списка литературы, как правило первоначально принято выстраивать русскоязычные источники, а затем зарубежные.
Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. В общем и целом, следует отметить, что статья написана научным языком, хорошо структурирована, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Работа может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК только после доработки, уточнения выводов, внесения правок в список использованной литературы и текст статьи.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
«Ли Цинчжао и А.П. Бунина: сложные судьбы женской поэзии» (журнал “Litera”)
Рецензируемая работа предлагает тематику женского поэтического творчества в китайском и русском литературоведении.
Представленное в статье исследование выполнено в русле литературоведения и ставит целью сопоставление биографий двух выдающихся поэтесс-основоположниц женской поэзии. Тема рецензируемой статьи, несомненно, актуальна, поскольку ее автор предлагает впервые концепцию сопоставления биографий литературных деятелей Китая и России; такие кросс-культурные исследования, как видится автору, будут способствовать укреплению диалога двух стран – России и Китая.
Итогом исследования выступает компаративное исследование биографий и как отражение поэтического творчества двух поэтесс, основоположниц женской поэзии в Китае и России.
Статья разделена на две части: первая посвящена биографии Ли Цинчжао; вторая – биографии А.П. Буниной. Материал изложен структурировано и развернуто. Статья читается легко и будет интересна, безусловно, профессиональному кругу читателей.
Исследование литературоведческое; стилистика предлагаемой публикации больше научно-популярная.
Научная новизна определяется следующими результатами:
– работа представляет собой литературоведеческое исследование с привлечением зарубежных научных концепций (англоязычных, непереведенных и неопубликованных на русском языке).
– теоретическая значимость выполненного исследования, безусловно, важна и заключается в обогащении китайского и русского литературоведения предлагаемой автором концепцией компаративного биографического анализа.
Обоснованность и достоверность полученных результатов обеспечивается теоретической базой исследования.
Библиография. Автор в ходе исследования приводит актуальные научные и литературные источники, соответствующие заявленной теме. В Библиографии присутствуют научные работы по исследуемой проблеме за последние 5 лет, в том числе и зарубежные.
Вместе с тем, при всей состоятельности и важности результатов для филологической науки, прочтение статьи наводит на ряд вопросов дискуссионного характера:
1. На взгляд рецензента, в первой части статьи необходимо проработать методологию исследования, тем самым несколько «снизить» научно-популярный крен публикации. Для автора не составит труда сформулировать цель, описать методы во Введении, определиться c основными литературоведческими понятиями или терминами исследования. Расширить Актуальность в соответствии c предметом исследования. Литературоведение призвано неуклонно придерживаться общенаучных установок.
2. Согласимся c автором в том, что литературоведению «подведомственны» процессы творческой деятельности писателей, их биографии, литературные «общности» – жанры, национальные литературы и литературные эпохи. Вместе c тем, дискуссионным выступает компаративный анализ c привлечением характерного отрывка из стихотворения А.П. Буниной «На истребление французов, нагло в сердце России вторгнувшихся» наряду c отсутствием отрывков произведений Ли Цинчжао на китайском языке или переводных вариантов в статье. Хотя автор в выводном абзаце по первой части статьи пишет, что «Ли Цинчжао широко известна на родине и за ее пределами. Ее творчество переведено на многие языки, в том числе на русский, благодаря чему россияне тоже могут прикоснуться к тем чувствам, которые она так тонко и глубоко выразила в строфах цы». (цит. автора). Это еще один аргумент в пользу первого замечания – отсутствия описания методологии исследования. Данное замечание считаем одним из ключевых.
3. В чем заключается «созвучность стихотворений» Ли Цинчжао и А.П. Буниной помимо гендерной составляющей, описанной другими исследователями? Возможно ли привести примеры и отразить это в выводах?
4. В статье имеются пунктуационные недочеты.
Подчеркнем, что вопросы носят дискуссионный характер, а замечания не влияют на общее положительное впечатление от результатов исследования и самой статьи.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"