Статья 'Краткий обзор рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Краткий обзор рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае

Ли Цзивэй

аспирант, кафедра Кафедра история русской литературы, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

119234, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Li Ziwei

Postgraduate student, the department of History of Russian Culture, M. V. Lomonosov Moscow State University

119234, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

zwli1563107653@outlook.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.6.35839

Дата направления статьи в редакцию:

30-05-2021


Дата публикации:

08-06-2021


Аннотация: Предметом исследования в статье стал процесс рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае. Анализируя исторические условия в Китае и сравнивая конкретную статистику в разные периоды, автор демонстрирует изменения в процессе рецепции русской литературы в целом и древнерусского памятника в частности по мере исторического развития общества Поднебесной. Новизна исследования обусловлена малой изученностью процесса рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае в качестве специального культурного явления, неотделимого от всеобщего процесса культурно-литературного развития страны. Методологической базой исследования стал системный подход. Рецепция русской литературы рассматривается автором статьи в общественно-исторической системе, в которой она органически взаимодействует с отечественной культурой и литературой. В исследовании используется описательный, содержательный и сравнительно-исторический методы для решения научной задачи, выделяются основные этапы в общем процессе рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае, раскрываются особенности каждого этапа с описанием главных достижений. В результате исследования автор приходит к выводу, что на протяжении почти двух веков древнерусский памятник переживал в Китае медленную пропедевтическую рецепцию, которая постепенно интенсифицируется после появления Движения 4 мая, переживает застой после выхода первого полного перевода «Слова» на китайский язык и перелом имиджа этого произведения в современной китайской науке, когда на сегодняшний день «Слово о полку Игореве» интерпретируется в Китае как литературно-исторический текст.


Ключевые слова: рецепция художественного произведения, взаимодействие переводов, прагматизм литературы, идеология, перевод, перевод древнерусской литературы, сравнительное литературоведение, рецепция русской литературы, древнерусская литература, средневековые эпосы

Abstract: The subject of this research is the process of reception of “The Tale of Igor's Campaign” in mainland China. The analysis of China’s historical conditions and comparison of the statistics at different periods indicate changes in the process of reception of Russian literature as a whole, and the Old Russian literary landmark in particular in the course of historical development of Celestial Empire. The novelty of this research is defines by insufficient coverage of the process of reception of “The Tale of Igor's Campaign” in China as a special cultural phenomenon, inseparable from the overall process of cultural and literary development of the country. Reception of the Russian literature is viewed in the socio-historical system, in which it organically interacts with the national culture and literature. The article employs descriptive, conceptual, and comparative-historical methods for solving the scientific task; determines the key stages in the general process of reception of “The Tale of Igor's Campaign” in China; and reveals the peculiarities of each stage with description of the major achievements. The author concludes that for almost two centuries, the Old Russian literary landmark has undergone a propaedeutic reception in China, which gradually intensified after the May Fourth Movement. It experienced stagnation after the first complete translation of the “Tale” into Chinese language, and a breakthrough in the image of this work in modern Chinese science, which currently interprets “The Tale of Igor's Campaign” as a literary-historical text.



Keywords:

medieval epics, interaction between the translations, reception of fiction works, translation, translations of ancient Russian literature, ideology, pragmatism of literature, comparative literary studies, reception of Russian literature, ancient Russian literature

I. Пропедевтический этап рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае

Первое описание древнерусского шедевра для китайской аудитории сделал известный китайский литературовед Чжоу Цзожэнь. В третьем томе его «Истории европейской литературы» [46] – «Средневековье и Возрождение (中古与文艺复兴) » – дается краткое представление об этом произведении. Книга была написана в 1918 г. и опубликована в январе 1919 г. в рамках преподавания курса «История европейской литературы» в Пекинском университете. Чжоу указывал: «В России издревле существовал такой поэтический жанр как "былина", где рассказывается о древних героических деяниях. Представителем этого жанра является "Слово о полку Игореве"» [46, с. 116]. В своей монографии Чжоу коротко пересказал основное содержание произведения. Он подчеркнул, что в нем замечаются явные следы анимизма и отметил особую красоту плача Ярославны [там же]. Кроме того, он также освещает основные черты того времени, когда возникло «Слово»: «В тот период страны и народы разделялись, постоянно возникли войны <…> Поэтому историки называли этот период темной эпохой» [46, с. 113].

Таково было первое впечатление китайской аудитории от этого древнерусского произведения. Оно далеко не всесторонне, но относительно объективно и не только обращает внимание на литературную красоту древнего шедевра, но и раскрывает «темный» характер времени, отраженного в нем.

Однако, как свидетельствует советский китаист Б. Л. Рифтин, первый экземпляр «Слова о полку Игореве» был привезен в Китай русской духовной делегацией уже во времена Династии Цзин, в 10-м году Даогуан (т. е. в 1830 г.) [9,с. 5]. Это значит, что китайцы обратили внимание на этот памятник только век спустя. Причина этого явления заключается в том, что хотя рецепция иностранных литератур в Китае началась уже после 1840 г., русская литература в то время еще не была ведущим ориентиром. В тогдашнем Китае роль литературы стала резко актуальной для другой, весьма значимой сферы: освобождения от феодального мировоззрения. Своеобразной идеологической востребованностью определяется прагматическое отношение китайских образованных людей к литературе, которое укоренилось в китайском мировоззрении уже во времена Конфуция (VI в. д. н. э.), говорившего, что «Ши» (это понятие обозначает почти то же, что «литература» в современной терминологии. – Ц.Л.) позволяет человеку выразить свою мысль с помощью приемов искусства, дает ему особый аспект для наблюдения и созерцания жизни, помогает общаться с себе подобными и критиковать недостатки окружающего мира (诗,可以兴,可以观,可以群,可以怨). Такое отношение также влияет на рецепцию иностранной литературы.

В конце 1910-х гг. ситуация в континентальном Китае изменилась. В силу двух исторических событий литературные круги в континентальном Китае постепенно стали ориентироваться на русскую литературу [6, с. 274]: появление Движения 4 мая 1919 г. вызвало большой спрос на «передовую» иностранную литературу в Китае, а революция в России показала возможность заимствовать именно у соседа. Статистика показывает, что переводы русских и советских произведений занимают 28% среди всех литературных переводов в период с июня 1919 г. по октябрь 1949 г. [14, с. 364].

Таким образом, следует обратить внимание на то, что, высокая художественная ценность русской литературы не являлась первоначальным или самым важным толчком для ее быстрой и бурной популяризации на китайской континентальной территории в первые десятилетия XX в. Приведем один яркий пример. В 1927 г. была издана работа «Русская литература» китайского общественного деятеля и писателя Цзян Гуансы. Книга разделена на два тома: «Том первый. Октябрьская революция и русская литература» и «Том второй. Русская литература до Октябрьской революции». В предисловии объясняется причина такого необычного разделения: «автор книги предполагает, что русская литература после Октябрьской революции важнее и в большей степени интересует <китайских> читателей, поэтому мы начинаем с нее» [44, с. 1].

Несмотря на то, что в дальнейшем отношения между Китаем и Россией (СССР) время от времени менялись, общая атмосфера для рецепции русскоязычной литературы сохранялась. Положительное восприятие русской литературы способствовало ее более интенсивным литературоведческим интерпретациям в Китае. А прагматически-ориентированная модель интерпретации русской литературы континентальными китайцами проявляется почти во всем этом процессе и часто помогает объяснить его отдельные явления. Именно на таком фоне знания о «Слове о полку Игореве» начали распространяться в Китае более активно.

II. Постепенная интенсификация рецепции «Слова о полку Игореве» в Китае в период до образования КНР

В первые десятилетия после Движения 4 мая в Китае на древнюю русскую литературу обращали внимание лишь отдельные литературоведы и общественные деятели для того, чтобы проследить историческую основу ее современного развития. Их представления отражаются в отдельных статьях и монографических работах по истории русской литературы, большинство из которых были переводами и пересказами англоязычных исследований.

В 1921 г. журналом «Сяошуо юэбао» был издан специальный номер «Исследования русской литературы». В него были включены две работы, упоминающие «Слово о полку Игореве»: Чжэн Чжэньдо написал статью «Изначальная эпоха русской литературы» [49] на материале «Очерка истории русской литературы» ("An Outline of Russian Literature") М. Бэринга, а литературный критик Шэнь Цзэминь перевел предисловие к работе И. Ф. Хэпгуд «Русские эпические поэмы» (“The Epic Songs of Russia”) [52].

В своей статье Чжэн высоко оценивал этот древний памятник, считая, что среди всех древнерусских произведений он уступает только «Повести временных лет» по значимости для дальнейшей русской литературы, а по известности – занимает первое место [49]. А в переводе Шэнь представляется краткая история исследования русских эпосов, в том числе, и «Слово о полку Игореве» [52].

В отличие от Чжэн, который считал «Слово о полку Игореве» произведением XII в. [49], в статье, выбранной и переведенной Шэнь, предлагается гипотеза о том, что «можно датировать записывание произведения XIV-XV вв.», хотя исследователь тоже признает тот факт, что поэма была составлена на основе исторических событий 1185 г., говорит о том, что во время ее составления главные ее персонажи были еще живы [52]. Разница же во времени объясняется предположением о том, что тексты подобного рода часто фиксировались письменно «после передачи в устной форме в течение сотни или более лет» [там же].

Кроме того, их мнения о фольклорной традиции древнерусского памятника также расходятся. Чжэн отметил особую роль мифологических элементов в произведении: когда Игорь терпит поражение, вся природа грустит, а когда он бежит из плена, силы природы ему помогают [49]. В переводе Шэнь указывается, что «Слово» принадлежит поэту, характер которого явственно проявляется в произведении; героями в нем предстают обычные люди, в нем нет элементов волшебства, эпизоды, о которых повествуется, исторические» [52].

В переводе Шэнь также приводится гипотеза о том, что «автор памятника, по-видимому, был авторитетным поэтом той эпохи» [там же]. Его мнение сходится с взглядами Чжэн. В 1924 г. Чжэн была издана монография «Сокращенная история русской литературы», в которой он отмечал: «Структура этого исторического эпоса монолитна, его содержание исполнено поэтической красоты. Очевидно, что он был составлен <профессиональным> писателем» [50, с. 6]. По поводу автора «Слова о полку Игореве» Цюй Цюбо и Цзян Гуансы высказали другое мнение, т. к. полагали, что «вероятно, автор был дружинником» [44, с. 137].

Кроме того, китайский писатель Цзинь Шишэн комментировал исторический фон составления древнерусского памятника [43]. Также разные ученые анализировали поэтику произведения с самых разных точек зрения. Например, Цюй и Цзян подчеркивали, что в древнем шедевре мы обнаруживаем не только красивый художественный язык, но и анализ причин поражения, а также советы современным князям [44, с. 137]. Китайские переводчики также переводили научные труды иностранных авторов, таких, как М. Бэринг, П. А. Кропоткин и др., которые давали китайской аудитории дополнительное представление об этом произведении.

Судя по росту известности «Слова о полку Игореве» среди континентальных читателей, оно действительно постепенно расширяло масштаб своего влияния. Однако если сравнивать «Слово» с памятниками новой и новейшей русской и советской литератур, то его рецепция все-таки шла медленнее и менее интенсивно. С июня 1919 г. по октябрь 1949 г. появилось 1045 наименований переводов русскоязычных художественных произведений [14, с. 364], но пока не появился полный перевод «Слова о полку Игореве». Сложность древнерусского языка лишь частично объясняет эту ситуацию, потому что первый перевод Вэй Хуанъну (1957) был осуществлен на основе переводов на современный русский и английский языки. Более логичным объяснением данной ситуации служил тот факт, что древний памятник не соответствовал или мало отвечал запросам китайского общества того периода. Его восприятие определялось представлением о том, что древняя русская литература, в частности и «Слово о полку Игореве», были истоком современной русской литературы и культуры в целом.

Более того, своеобразие представлений китайских читателей о русской литературе также приводило к ограничению ее понимания. Например, в ноябре 1934 г. в специальном номере «Исторические эпосы мира» Гонконгского журнала «Хундоу манькань» был издан перевод самых известных отрывков памятника. В предисловии к специальному номеру журнала «Хундоу манькань» дается общее представление о переведенных эпосах: «мы также считаем, что выражение "борьба за выживание нации" <…> никогда не устаревает; даже на сегодняшний день мы не можем похвастаться миролюбием наций <…> Эти "мировые эпосы" <…> полны крови, убийств и жестокости. Они не такие "нежные" и "цивилизованные", как в наше время» [24]. Представление о средневековой Руси, отраженное в описании, сходится с мнениями Чжэн Чжэньдо. Сравнивая с их пониманием, нам несложно заметить, что континентальные интерпретаторы после 1920-х гг. уделяли мало внимания «дикости» и «жестокости» общества того периода. Цюй и Цзян также не считаются исключением в этом плане: они раскрывали темноту средневековой литературы для того, чтобы потом объяснить, что именно из этой темноты появились такие свойства русского характера, как «бескорыстность, самоотверженность, терпеливость и решительность» [44, с. 125]. Иными словами, общий тон интерпретации древнерусского памятника в этот период уже в определенной степени оказывается однозначным.

III. Появление первого полного перевода «Слова о полку Игореве» на китайский язык и его последствия

После образования КНР его активный культурный диалог с СССР еще сильнее способствовал популяризации русскоязычных произведений среди китайских читателей. На фоне взаимодействия стран социалистического лагеря изучение русского языка и русскоязычной литературы в материнском Китае достигло больших масштабов. Постепенно появлялось все больше и больше учебных заведений, где преподается русский язык и русская литература. Но из-за нехватки специалистов на начальном этапе в качестве учебных пособий приходилось переводить русскоязычные работы, в том числе такие, как «Русская литература» Н. Поспелова и П. Шаблиовского [26]. Из этой монографии китайские читатели и будущие специалисты получили более подробное представление об этом древнерусском произведении.

На фоне беспрецедентного интереса к русской литературе в континентальном Китае еще активнее и инициативнее осуществлялась переводческая работа. Так в поле зрения китайских переводчиков попадают не только современные или классические русские авторы, но и «Слово о полку Игореве». В 1957 г. был издан первый полный перевод «Слова о полку Игореве» на китайский язык [31]. Переводчик Вэй Хуанъну использовал перевод Д. С. Лихачева на современный русский язык [30], учел он также работу «Слово о полку Игореве» под ред. В. П. Адриановой-Перетц [29] и английский перевод Л. А. Магнуса [28]. К переводу на китайский язык приложены некоторые гравюрные иллюстрации В. А. Фаворского из «Слова о полку Игореве», изданного издательством Детгиз в СССР в 1953 г. [30], карта похода Игоря и генеалогическая таблица древнерусских князей из «Слова о полку Игореве», изданного Ленинградским отделением АН СССР в 1950 г. [29], а также 224 примечания, составленных на основе комментариев Д. С. Лихачева [30]. В послесловии к переводу Вэй Хуанъну дал читателям обзор исторической обстановки, охарактеризовал общественно-историческое значение «Слова», образы основных персонажей и художественные особенности произведения. Следует заметить, что в самом переводе Вэй наблюдаются явные идеологические следы его времени. В послесловии к своему переводу он цитировал мало наблюдений различных литературоведов или историков, но не раз ссылался на высказывания философа К. Маркса [31]. Кроме того, в 1957 г. был издан перевод на китайский язык оперы «Князь Игорь», написанной также на основе древнерусского памятника о походе Игоря [2].

Отрывки перевода Вэй были использованы в разных учебных пособиях по истории русской и мировой литератур, таких, как «История европейской литературы» [53], «Хрестоматия зарубежной литературы» [41] и т. д. Кроме того, его обзор служил основным источником для освещения и анализа памятника в разных учебных пособиях, в частности, «Пятьдесят пять лекций по зарубежной литературе» [27] и др. В 1982 г. был издан «Том иностранной литературы» общей «Китайской энциклопедии», в который также включена статья о «Слове о полку Игореве», написанная Вэй Хуанъну [2].

Помимо того, в 1980-е гг. среди китайских исследователей возникла дискуссия о патриотической теме и идеологическом характере «Слова о полку Игореве». Дискуссия началась в 1982 г. статьей Лю Вэньсяо «Спор о патриотизме "Слова о полку Игореве"». Китайский исследователь проанализировал историческую обстановку похода и пришел к выводу, что данный поход имел агрессивный характер [18]. Дальше автор на трех страницах комментирует оценочные слова К. Маркса, которые широко цитировались в посвященных «Слову» исследованиях, созданных после 1950-х гг., объясняя, как правильно принимать его оценку «патриотического» характера похода Игоря [18, с. 56-59]. Оппонентом Лю был историк профессор Бао Лянцюнь. Его позиция видна из его ответной статьи «"Слово о полку Игореве" является патриотическим». Бао анализирует общественно-исторические причины похода Игоря и междоусобиц того периода, рассматривая отношения между русскими и половцами в более общем плане [1]. Следует заметить, что Бао ссылался не только на мнения Д. С. Лихачева, А. М. Панкратовой, Б. Д. Грекова и других ученых, но и на слова К. Маркса, В. И. Ленина и И. В. Сталина [там же].

Появились также переводы специальных работ, посвященных «Слову о полку Игореве», в том числе, в 1984 г. было переведено предисловие к изданию «Слова» издательства Детгиз в СССР [17], по изданию которого сделал перевод Вэй.

Казалось бы, в рецепции древнерусского памятника наступил довольно активный период. Появление полного перевода привлекло больше внимания к древнерусскому памятнику в китайском научном обществе и тем самым стимулировало знакомство китайских исследователей и читателей с этим произведением. Но в то же время кругозор читателей ограничился этим единственным источником, а изложение сведений о «Слове» в разных научных работах и статьях в основном превратилось в монотонный пересказ представления о «Слове» переводчика. Мы видим в исследованиях того периода точно такой же подход к интерпретации произведения, как у Вэй и следовательно, отсутствие более широкого круга мнений. Таким образом, расцвет, по сути, оказывается своеобразным «застоем», что объясняется неровными отношениями между резко возрастающим спросом на русские и советские произведения и нехваткой квалифицированных специалистов в области русского языка того периода на континентальной территории. Как указывает Ли Дин, преподавание русского языка в Китае вошло в норму только после 1956 г., но нормальное состояние продолжалось лишь 4 года и опять сошло на нет на 20 лет [14, 376]. Иными словами, большинство китайских исследователей того периода еще не были в состоянии читать оригинальные работы, посвященные «Слову о полку Игореве», а Вэй Хуанъну стал их единственным поводырем.

IV. Перелом имиджа «Слова о полку Игореве» в китайской науке на рубеже XX-XXI вв.

Несмотря на нестабильность ситуации с подготовкой русистов, на рубеже XX-XXI вв. континентальные читатели все еще не потеряли интереса к русскоязычной литературе благодаря воспитанию любви к ней со школьного возраста. А в силу того, что после 1980-х гг. подготовка русистов в системе китайского образования опять вернулась в норму, число образованных русскоговорящих китайцев увеличивалось. Более того, в таких вузах, как Пекинский университет, Пекинский университет иностранных языков, Хэйлунцзянский университет и др., начали преподаваться курсы по старославянскому или древнерусскому языкам. В результате китайские исследователи начали обращаться к различным источникам и постепенно избавлялись от стандартной модели интерпретации «Слова о полку Игореве». Рецепция древнерусского памятника постепенно оживилась.

Начиная со статьи Лю Вэньсяо и до наших дней появилось почти 10 статей, посвященных теме войны и патриотизма в древнерусском произведении. Эти работы показательно иллюстрируют процесс изменения имиджа «Слова о полку Игореве» в китайской науке.

На рубеже XX-XXI вв. идеологический аспект произведения опять привлек внимание китайских исследователей. Однако в этот раз мы видим в их работах неоднозначные выводы. Обобщая разные мнения по поводу характера похода Игоря, среди которых назывались и потребность в защите своей территории, и варварское нападение для славы и обогащения (по мнению Б. А. Рыбакова), и безумная авантюра для завоевания большей территории (против чего выступил А. А. Гогешвили), и дипломатическая поездка с целью женитьбы сына (по мнению А. Л. Никитина), Ван Жэньфа пришел к выводу, что нельзя однозначно определить идеологическую направленность произведения [4, 23-26]. С его мнением сходятся взгляды Чжу Хунвэнь [47].

В дальнейшем китайские континентальные исследователи еще больше расширили свой кругозор. Война в «Слове» обсуждается в китайской науке не только с общественно-исторической, но и с литературоведческой точки зрения: Фэн Юйчжы и Хау Куй рассматривают «Слово» в аспекте развития русской военной литературы [39] [40], Чжан Кэ обсуждает «Слово» как воинский исторический эпос [45], Ли На анализирует характер русского народа, отраженный в военной литературе, в том числе, и «Слове о полку Игореве» [15], а Лю Инцзе раскрывает «русское воображаемое сообщество» на примере «Слова» с помощью теории Б. Андерсона [19]. Благодаря многообразному восприятию «Слова о полку Игореве» в китайской науке памятник начал рассматриваться исследователями в большей степени как литературно-исторический источник, чем публицистический.

О переломе имиджа также свидетельствует появление нового перевода древнерусского памятника на китайский язык и активное взаимодействие между двумя переводами. В 1999 г. был издан еще один полный перевод «Слова о полку Игореве» [34], сделанный другим специалистом в области русского языка, Ли Сиинем, на основе учебного пособия, созданного им еще в 1991 г. для внутреннего пользования в Хэйлунцзянском университете. В 2018 г. перевод Ли Сииня был переиздан [38]. В 2003 г. на основе этого перевода была издана отдельная книжка с сопоставительными текстами на древнерусском и китайском языках [36]. А перевод Вэй был переиздан в 1983, 1990, 2000 и 2017 гг. [32] [33] [35] [37], причем в каждом издании замечается немало изменений по сравнению с предыдущим.

Взаимодействие между двумя переводами «Слова» в первую очередь отражается в соперничестве между ними: переводчики старались разными способами отличаться друг от друга. Если Вэй заявлял, что делал свой перевод на основе современного русского и английского переводов произведения, Ли Сиинь сообщает, что он переводил непосредственно с древнерусского текста, реконструированного В. В. Колесовым. К своему переводу «Слова» Вэй приложил перевод подражательного текста «Задонщины» во втором издании в 1983 г., а Ли в своем предисловии добавил перевод повествования о походе Игоря из Ипатьевской летописи. Вэй переводил текст Д. С. Лихачева по строчкам, в то время как Ли выстроил переводной текст по абзацам – «предложение по предложению, а не слово по слову», причину такого построения Ли также специально объяснил в предисловии: «потому что буквальный перевод часто передает только внешний образ, а не внутренний дух, особенно когда речь идет о поэме» [36, с. 12]. Кроме того, Ли добавил короткие пояснения в поле самого текста, а в примечания к тексту он включил больше мнений по поводу толкования отдельных вопросов, чем представил в своем издании Вэй. С другой стороны, в 2000 г. Вэй добавил к изданию еще две статьи, опубликованные в 1987 и 1993 гг. [8] [9], показывая более широкое и глубокое знакомство с исследованиями этого произведения.

Более того, их взаимодействие также проявляется в сознательном или несознательном сходстве переводных текстов. Например, в новых изданиях перевода Вэй обнаруживается не одно место, где он изменил свой вариант перевода по аналогии с Ли. С другой стороны, хотя Ли стремился избежать влияния Вэй, его понимание отдельных конкретных моментов может сходиться с его предшественником.

Кроме двух главных переводчиков в этом процессе также принял участие Ван Жэньфа. Он заметил любопытное место в переводе Вэй («Прысну море полунощи … вежи ся половецкии подвизаша») и предложил свой вариант перевода с учетом данных из области сейсмологии [3]. Он также предположил, что слово «плъкъ» в названии произведении следует перевести как «войско» с акцентом на несчастье воинов, а не «поход» как переводится у Вэй и Ли [5].

Все эти исследования и усилия не только способствовали позитивному развитию рецепции «Слова» в Китае, но и стали важным опытом для поиска новых способов и образов перевода памятника.

В новом веке «Слово о полку Игореве» стало все чаще изучаться как художественное произведение. Современные китайские исследователи рассматривают стилевые и композиционные особенности «Слова» [16] [20] [54], толкуют культурные и религиозные коннотации произведения [13] [21] [25] [42] [54], интерпретируют образы природы [7] [12] [56] и женскую тему [10] [22] [23] [57] в нем и т. д. Древнерусский памятник рассматривается также в магистерских диссертациях [11] [48] [51]. Его литературная ценность постепенно проявилась перед китайскими континентальными читателями.

Таким образом, на протяжении почти двух веков «Слово о полку Игореве» переживало неоднородный процесс рецепции в китайской аудитории в силу меняющей прагматической востребованнсти. Из-за того, что до 1920-х гг. русская литература еще не являлась приоритетным ориентиром для китайцев, этот древнерусский памятник тоже мало привлекал внимание китайских читателей. После Движения 4 мая по мере популяризации русской литературы на континентальной территории китайские образованные люди постепенно начали все чаще обращать взгляды на это древнерусское произведение. Разные ученые предлагали разные мнения по вопросам его текстологии, авторства, поэтики, а также исторических условий его создания. После образования КНР под влиянием общей благоприятной атмосферы для перевода русских и советских произведений появился первый полный перевод «Слова». Однако в дальнейшем исследователи толковали произведение по стереотипной модели первого переводчика. Застой процесса рецепции древнерусского шедевра объясняется неровной динамикой процесса подготовки профессиональных специалистов в области русского языка и литературы. На рубеже XX-XXI вв. по мере умножения квалифицированных русскоговорящих специалистов в Китае ситуация изменилась и улучшилась. Благодаря уменьшению востребованности публицистических и идеологических трактовок русской литературы, китайские читатели воспринимают «Слово» как древнерусское литературно-историческое произведение. А появление второго полного перевода «Слова» и других связанных с этим памятником исследований также свидетельствует о переломе в его восприятии. Тенденция рецепции «Слова о полку Игореве» соответствует общему процессу рецепции русской литературы в Китае в последнее столетие.

Библиография
1.
Бао Л. «Слово о полку Игореве» является патриотическим // Советская история. – 1984. – № 1. – С. 33-37. (鲍良骏.《伊戈尔远征记》是爱国主义的 // 苏联历史. – 1984. – № 1. – 33-37页.)
2.
Бородин А. П. пер. Чэнь М., Цзинь Ц. Князь Игорь. – Пекин (Китай): Народное издательство музыки. – 1957. – 127 с. (A. P. 鲍罗丁. 陈棉,靳参译. – 北京 (中国): 人民音乐出版社. – 1957. – 127页.)
3.
Ван Ж. Как сейсмолог интерпретирует «Слово о полку Игореве» – Комментарий к переводу «Слова о полку Игореве» на китайский язык // Вестник Аньканского педагогического специального курса (Комплексный номер). – 1998 (02). № 20. – С. 19-22. (王人法. 地震学家如何解释《伊戈尔远征记》——兼评《伊戈尔远征记》// 安康师专学报(综合版). – 1998 (02). № 20. – 19-22页.)
4.
Ван Ж. О теме «Слова о полку Игореве» // Вестник Аньканского педагогического специального курса. – 1999 (02). Vol. 11 № 2. – С. 22-26. (王人法. 关于《伊戈尔远征记》的主题问题 // 安康师专学报. – 1999 (02) 第11卷第2期. – 22-26页.)
5.
Ван Ж. «Слово о полку Игореве» должно перевести как «Слово о войске Игоревом» // Вестник Аньканского педагогического специального курса. – 1999 (04). Vol. 11 № 4. – С. 13-15. (王人法.《伊戈尔远征记》应译为《伊戈尔卫队记》// 安康师专学报. – 1999 (04). Vol. 11 № 4. – С. 13-15.)
6.
Ван Ц. М. Горький в Китае // Русская литература в Китае. – Чжы Лян и др. Шанхай (Китай): Издательства Восточно-китайского университета. – 1991. – С. 272-308. (汪介之. 高尔基与中国 // 俄国文学与中国. – 智量等. – 上海 (中国): 华东师范大学出版社. – 1991. – 272-308页.)
7.
Ван Ю. Красочный мир – анализ природных пейзажей в «Слове о полку Игореве» // Любование известных произведений. – 2015. – № 11. – С. 10-11. (王玉珠. 灵动的世界——《伊戈尔远征记》中的自然图景分析 // 名作欣赏. – 2015. – № 11. – 10-11页.)
8.
Вэй Х. «Слове о полку Игореве» в Китае // Исследования иностранной литературы. – 1985. – № 4. – С. 14-21. (魏荒弩.《伊戈尔远征记》在中国 // 外国文学研究. – 1985. – № 4. – 14-21页.)
9.
Вэй Х. Очерки о «Слове о полку Игореве» // Исследования иностранной литературы. – 1993. – № 4. – С. 3-9. (魏荒弩.《伊戈尔远征记》漫笔 // 外国文学研究. – 1993. – № 4. – 3-9页.)
10.
Гао С. Беглый анализ плача Ярославны в «Слове о полку Игореве» // Анйхой – литература. – 2017. – № 4. – С. 46-47. (高筱. 浅析《伊戈尔远征记》中雅罗斯拉夫娜的哭泣 // 安徽文学. – 2017. – № 4. – 46-47页.)
11.
Дай К. «Слово о полку Игореве» и русская литература: дисс. … маг-та филол. наук. – Хунань (Китай). – 2007. – 53 с. (戴可可.《伊戈尔远征记》与俄罗斯文学. 硕士学位论文. – 湖南 (中国). – 2007. – 53 页.)
12.
Ду Г., Цзинь И. Символические коннотации русской земли в «Слове о полку Игореве». // Критика мировой литературы (Для высшего образования). – 2013. – № 1. – С. 47-51. (杜国英. 秦怡.《伊戈尔远征记》中罗斯大地的象征意蕴 // 世界文学评论(高教版)– 2013. – № 1. – 47-51页.)
13.
Жэнь Г. «Слово о полку Игореве» и двоякая вера, отраженная в нем // Зарубежная литература. – 1994. – № 1. – С. 96-99. (任光宣.《伊戈尔远征记》及其表现得双重信仰 // 国外文学 – 1994. – № 1. – 96-99页.)
14.
Ли Д. Перевод русской литературы в Китае // Русская литература в Китае / Чжы Л. и др. – Шанхай (Китай): Издательства Восточно-китайского университета. – 1991. – С. 335-383. (李定. 俄国文学翻译在中国 // 俄国文学与中国 / 智量等. – 上海 (中国): 华东师范大学出版社. – 1991. – 335-383页.)
15.
Ли Н. Анализ характера русского народа, отраженного в военной литературе // Вестник Сианского института гуманитарных и естественных наук (социальные науки). – 2009 (04). Vol. 12. № 4. – С. 26-28. (李娜. 从战争文学看俄罗斯民族性格 // 西安文理学院学报(社会科学版). – 2009 (04). Vol. 12. № 4. – 26-28页.)
16.
Ли Ю, Ян М. Интерпретация текста «Слова о полку Игореве» и особенности его композиции // Вестник Север-западного педагогического университета (социальные науки). – 2004 (03) Vol. 41. № 3. – С. 30-32. (李玉君. 杨明明.《伊戈尔远征记》的文本解读与写作特色 // 西北师大学报(社会科学版). – 2004 (03) Vol. 41. № 3. – 30-32页.)
17.
Лихачев Д. С. пер. Ли Ц. Золотое слово русской литературы / Зарубежная литература. – 1984. – № 2. – С. 63-98. (利哈乔夫. 陆嘉玉译. 俄罗斯文学的金言 // 外国文学. – 1984. – № 2. – 63-98页.)
18.
Лю В. Спор о патриотизме «Слова о полку Игореве» // Вестник Куньминского педагогического колледжа (Социальные науки). – 1982. – № 3. – С. 54-59. (刘文孝.《伊戈尔远征记》“爱国”辨 // 昆明师范学院学报(哲学社会科学版). – 1982. – № 3. – 54-59页.)
19.
Лю И. Стратегия воображения русского сообщества – на примере «Слова о полку Игореве» // Русская художественная литература. – 2019. – № 1. – С. 104-111. (刘颖洁. 罗斯共同体的想象策略——以《伊戈尔远征记》为例 // 俄罗斯文艺. – 2019. – № 1. – 104-111页.)
20.
Лю Т. Полифоническая структура «Слова о полку Игореве» // Вестник Хуайянского педагогического колледжа (социальные науки). – 2007 (04). Vol. 29. – С. 474-478. (刘涛.《伊戈尔远征记》的复调式结构 // 淮阳师范学院学报(哲学社会科学版). – 2007 (04). Vol. 29. – P. 474-478.)
21.
Ge Лю Ш. Встреча монотеизма с политеизмом на Древней Руси – «Слово о полку Игореве» в религиозном аспекте // Вестник Северо-восточного сельскохозяйственного университета (Социальные науки). – 2014. Vol. 12 № 1. – С. 72-77. (刘淑梅. 上帝与诸神相遇——宗教视野中的《伊戈尔远征记》// 东北农业大学学报(社会科学版). – 2014. Vol. 12 № 1. – 72-77页.)
22.
Ма Л. Рассмотрение китайской и русской культуры на основании сравнения плача дамы Мэн Цзян и Ярославны // Анйхой – литература. – 2011. – № 10. – С. 72-73. (马玲. 由孟姜女与雅罗斯拉夫娜的哭的比较透视中俄文化 // 安徽文学. – 2011. – № 10. – 72-73页.)
23.
Мин Ю. Плач дамы Мэн Цзян и Ярославны // Теория и творчество. – 1999. – № 2. – С. 42. (明羽. 孟姜女与雅罗斯拉夫娜的“哭夫”// 理论与创作. – 1999. – № 2. – 42页.)
24.
Мо У. Русский эпос. Слово о полку Игореве // Хундоу манькань. Специальный номер «Исторические эпосы мира». – 1923. Vol. II. № 3. (默无. 俄国史诗. 义葛出征记 // 红豆漫刊. 世界史诗专号. – 1923. Vol. II. № 3.)
25.
Му А. К политеистическим элементам в «Слово о полку Игореве» // Русский язык. – 2007. – № 6. – С. 6-10. (牧阿珍. 探寻《伊戈尔远征记》中的多神教元素 // 俄语学习. – 2007. – № 6. – 6-10页.)
26.
Поспелов Н. И., Шаблиовский П. В. Русская литература: Учебник для VIII класса сред. школы // Под. общ. ред. Н. Л. Бродского – 12-е изд. – Москва: Учпедгиз. – 1952. – 392 с.
27.
Пятьдесят пять лекций по зарубежной литературе. Том I. / ред. редакционный совет «Пятьдесят пять лекций по зарубежной литературе». – Гуйчжоу (Китай): Гуйчжоуское народное издательство. – 1980. – 462 c. (外国文学五十五讲.《外国文学五十五讲》编委会. 贵州(中国): 贵州人民出版社. – 1980. – 462页.)
28.
Слово о полку Игореве. Русский исторический эпос. // ред. и перевод. Л. А. Магнуса. – Лондон, Амен Корнер, Э. С. Эдинбург, Нью-Йорк, Торонтo, Мельбурн, Бомбей. – 1915. (The Tale of the Armament of Igor. A Russian Historical Epic / Ed. and trans. by L. A. Magnus. – London, Amen corner, E. C. Edinburgh, New-York, Toronto, Melbourne, Bombay. – 1915.)
29.
Слово о полку Игореве / АН СССР; под ред. В. П. Адриановой-Перетц. – М.; Л.: Изд-во АН СССР. – 1950. – С. 291–319.
30.
Слово о полку Игореве / Вступ. статья, ред. текста, дословный и объяснит. пер. с древнерус. и примеч. Д. C. Лихачева; Ил.: В. А. Фаворский и М. И. Пиков. – Москва: Детгиз. – 1953. – 220 c.
31.
Слово о полку Игореве / пер. Вэй Х. Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 1957. – 66 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1957. – 66页.)
32.
Слово о полку Игореве / пер. Вэй Х. Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 1983. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1983. – 67页.)
33.
Слово о полку Игореве / пер. Вэй Х. Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 1990. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1990. – 67页.)
34.
Слово о полку Игореве // Беовульф. Песнь о Роланде. Эль Сид. Слово о полку Игореве. / пер. Чэнь Ц. и др. – Нанькин (Китай): Издетельство Илинь. – 1999. – 661 с. (伊戈尔出征记 // 贝奥武甫 罗兰之歌 熙德之歌 伊戈尔出征记,陈才宇等译. – 南京: 译林出版社. – 1999. – 661 页.)
35.
Слово о полку Игореве / пер. Вэй Х. Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 2000. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 2000. – 67页.)
36.
Слово о полку Игореве / пер. Ли X. – Пекин (Китай): Коммерческая пресса, 2003. – 128 с. (伊戈尔出征记 / 李锡胤译. – 北京 (中国): 商务印书馆, 2003. –128页.)
37.
Слово о полку Игореве // Переводы Вэй Хуанъну. Слово о полку Игореве. Стихотворения Некрасова / пер. Вэй Хуанну. – Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 2017. – С. 1-83. (伊戈尔远征记 // 魏荒弩译伊戈尔远征记. 涅克拉索夫诗选 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 2017. – 1-83页.)
38.
Слово о полку Игореве / пер. Ли Сиинь. – Нанькин (Китай): Издетельство Илинь. – 2018. – 54 с. (伊戈尔出征记 / 李锡胤译. – 南京 (中国): 译林出版社, 2018. – 54页.)
39.
Фэн Ю., Ян Ш. От панорамного эпоса к тотему жизни – об эволюции русской военной литературы // Исследования иностранных языков. – 2018 (05). № 171. – С. 98-103. (冯玉芝. 杨淑华. 从全景史诗到生命图腾——论俄罗斯战争文学流变 // 外语研究. – 2018 (05). № 171. – 98-103页.)
40.
Хау К. «Слово о полку Игореве» в аспекте военной литературы // Дом драмы. – 2017 (17). – № 257. – С. 233-234. (郝葵. 战争文学视域下的《伊戈尔远征记》// 戏剧之家. – 2017 (17). – 总257期. – 233-234页.)
41.
Хрестоматия зарубежной литературы. Том I. Древняя литература. / ред. Чжоу С. и др. – Шанхай (Китай): Шанхайское издательство переводов. – 1979. – 380 с. (外国文学作品选 (第一卷 古代文学部分) / 周煦良 等选编. – 上海 (中国): 上海译文出版社. – 1979. – 380 页.)
42.
Цао Х. Красочные эмоции – к эмоциональному миру в «Слове о полку Игореве» // Русский язык. – 2011. - № 3. – С. 47-50. (曹海艳. 灵动的情感——浅探《伊戈尔远征记》中的情感世界 // 俄语学习. – 2011. - № 3. – 47-50页.)
43.
Цзинь Ш. Очерки европейской литературы. – Шанхай (Китай): Издательство Шэньчжоу гуогуан. – 1931. – 351 с. (金石声. 欧洲文学史纲. – 上海 (中国): 神州国光社. – 1931. – 351页.)
44.
Цзян Г. Русская литература. – Шанхай (Китай): Издательское отделение Сообщества творчества. – 1927. – 255 с. (蒋光慈. 俄罗斯文学. – 上海 (中国): 创造社出版部. – 1927. – 255页.)
45.
Чжан К. К обсуждению «Слова о полку Игореве» как древнего воинского эпоса // Вестник Хейхэ. – 2018 (04). – №. 238. – С. 88-89. (张柯. 浅谈《伊戈尔远征记》的古代战争史诗性 // 黑河学刊. – 2018 (04). – 总第238期. – 88-89页.)
46.
Чжоу Ц. История европейской литературы. / ред. Чжи А. – Шицзячжуан (Китай): Хэбэйское образовательное издательство. – 2001. – 180 c. (周作人. 欧洲文学史 / 止庵校订. – 石家庄 (中国): 河北教育出版社. – 2001. – 180 页.)
47.
Чжу Х. Дуэт патриотизма и экспансионизма – по поводу темы «Слова о полку Игореве» // Русская художественная литература. – 2002. – № 5. – С. 3-7. (朱洪文. 爱国主义与扩张主义的二重奏——关于《伊戈尔远征记》的主题 // 俄罗斯文艺. – 2002. – № 5. – 3-7页.)
48.
Чжэн И. Влияние «Слова о полку Игореве» на процесс образования национального духа: дисс. … маг-та филол. наук. – Хэйлунцзян (Китай). – 2017. – 53 с. (郑义梅.《伊戈尔远征记》的民族精神建构及影响. 硕士学位论文. – 黑龙江 (中国). – 2017. – 53 页.)
49.
Чжэн Чж. Изначальная эпоха русской литературы // Специальный номер Ежемесячного журнала художественной литературы. Исследования русской литературы. – 1921. Vol. 12. (郑振铎. 俄国文学的启源时代 // 小说月报号外. 俄国文学研究. – 1921. Vol. 12.)
50.
Чжэн Чж. Сокращенная история русской литературы. – Шанхай (Китай): Шанхайская коммерческая пресса. – 1924. –189 с. (郑振铎. 俄国文学史略. – 上海 (中国): 上海商务印书馆. – 1924. – 189页.)
51.
Чэнь К. Образы героев во французских и русских героических эпосах Средневековья: дисс. … маг-та филол. наук. – Хунань (Китай). – 2007. – 48 с. (陈康. 论中世纪法、俄两国英雄史诗中的英雄形象. 硕士学位论文. – 湖南 (中国). – 2007. – 48 页.)
52.
Шэнь Цз. Русские эпические поэмы и // Специальный номер Ежемесячного журнала художественной литературы. Исследования русской литературы. – 1921. Vol. 12. (沈泽民. 俄国的叙事诗歌 // 小说月报号外. 俄国文学研究. – 1921. Vol. 12.)
53.
Ян Чж., У Д., Чжао Л. История европейской литературы. Том I. – Пекин (Китай): Народное литературное издательство. – 1964. – 321 с. (杨周翰, 吴达, 赵萝蕤. 欧洲文学史(上). – 北京 (中国): 人民文学出版社 – 1964. – 321页.)
54.
Ян М. Спор о жанре «Слова о полку Игореве» // Мир теории. – 2008. – № 8. – С. 120-121. (杨明明.《伊戈尔远征记》的体裁之争 // 理论界. – 2008. – № 8. – 120-121页.)
55.
Ян Ж. Культурное происхождение пространственно-временной картины пейзажа в «Слове о полку Игореве» // Русская художественная литература. – 2005. – № 2. – С. 19-21. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中时空图景的文化溯源 // 俄罗斯文艺. – 2005. – № 2. – 19-21页.)
56.
Ян Ж. Гуманитарные коннотации природных пейзажей в «Слове о полку Игореве». // Русский язык в Китае. – 2006 (04). Vol. 25. № 4. – С. 56-58. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中自然图景的人文意蕴 // 中国俄语教学. – 2006 (04). Vol. 25. № 4. – 56-58页.)
57.
Ян Ж. Культурная интерпретация женских образов в «Слове о полку Игореве» // Любование известных произведений. – 2012. – № 29. – С. 98-100. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中女性意象的文化解读 // 名作欣赏. – 2012. – № 29. – 98-100页.)
References (transliterated)
1.
Bao L. «Slovo o polku Igoreve» yavlyaetsya patrioticheskim // Sovetskaya istoriya. – 1984. – № 1. – S. 33-37. (鲍良骏.《伊戈尔远征记》是爱国主义的 // 苏联历史. – 1984. – № 1. – 33-37页.)
2.
Borodin A. P. per. Chen' M., Tszin' Ts. Knyaz' Igor'. – Pekin (Kitai): Narodnoe izdatel'stvo muzyki. – 1957. – 127 s. (A. P. 鲍罗丁. 陈棉,靳参译. – 北京 (中国): 人民音乐出版社. – 1957. – 127页.)
3.
Van Zh. Kak seismolog interpretiruet «Slovo o polku Igoreve» – Kommentarii k perevodu «Slova o polku Igoreve» na kitaiskii yazyk // Vestnik An'kanskogo pedagogicheskogo spetsial'nogo kursa (Kompleksnyi nomer). – 1998 (02). № 20. – S. 19-22. (王人法. 地震学家如何解释《伊戈尔远征记》——兼评《伊戈尔远征记》// 安康师专学报(综合版). – 1998 (02). № 20. – 19-22页.)
4.
Van Zh. O teme «Slova o polku Igoreve» // Vestnik An'kanskogo pedagogicheskogo spetsial'nogo kursa. – 1999 (02). Vol. 11 № 2. – S. 22-26. (王人法. 关于《伊戈尔远征记》的主题问题 // 安康师专学报. – 1999 (02) 第11卷第2期. – 22-26页.)
5.
Van Zh. «Slovo o polku Igoreve» dolzhno perevesti kak «Slovo o voiske Igorevom» // Vestnik An'kanskogo pedagogicheskogo spetsial'nogo kursa. – 1999 (04). Vol. 11 № 4. – S. 13-15. (王人法.《伊戈尔远征记》应译为《伊戈尔卫队记》// 安康师专学报. – 1999 (04). Vol. 11 № 4. – S. 13-15.)
6.
Van Ts. M. Gor'kii v Kitae // Russkaya literatura v Kitae. – Chzhy Lyan i dr. Shankhai (Kitai): Izdatel'stva Vostochno-kitaiskogo universiteta. – 1991. – S. 272-308. (汪介之. 高尔基与中国 // 俄国文学与中国. – 智量等. – 上海 (中国): 华东师范大学出版社. – 1991. – 272-308页.)
7.
Van Yu. Krasochnyi mir – analiz prirodnykh peizazhei v «Slove o polku Igoreve» // Lyubovanie izvestnykh proizvedenii. – 2015. – № 11. – S. 10-11. (王玉珠. 灵动的世界——《伊戈尔远征记》中的自然图景分析 // 名作欣赏. – 2015. – № 11. – 10-11页.)
8.
Vei Kh. «Slove o polku Igoreve» v Kitae // Issledovaniya inostrannoi literatury. – 1985. – № 4. – S. 14-21. (魏荒弩.《伊戈尔远征记》在中国 // 外国文学研究. – 1985. – № 4. – 14-21页.)
9.
Vei Kh. Ocherki o «Slove o polku Igoreve» // Issledovaniya inostrannoi literatury. – 1993. – № 4. – S. 3-9. (魏荒弩.《伊戈尔远征记》漫笔 // 外国文学研究. – 1993. – № 4. – 3-9页.)
10.
Gao S. Beglyi analiz placha Yaroslavny v «Slove o polku Igoreve» // Anikhoi – literatura. – 2017. – № 4. – S. 46-47. (高筱. 浅析《伊戈尔远征记》中雅罗斯拉夫娜的哭泣 // 安徽文学. – 2017. – № 4. – 46-47页.)
11.
Dai K. «Slovo o polku Igoreve» i russkaya literatura: diss. … mag-ta filol. nauk. – Khunan' (Kitai). – 2007. – 53 s. (戴可可.《伊戈尔远征记》与俄罗斯文学. 硕士学位论文. – 湖南 (中国). – 2007. – 53 页.)
12.
Du G., Tszin' I. Simvolicheskie konnotatsii russkoi zemli v «Slove o polku Igoreve». // Kritika mirovoi literatury (Dlya vysshego obrazovaniya). – 2013. – № 1. – S. 47-51. (杜国英. 秦怡.《伊戈尔远征记》中罗斯大地的象征意蕴 // 世界文学评论(高教版)– 2013. – № 1. – 47-51页.)
13.
Zhen' G. «Slovo o polku Igoreve» i dvoyakaya vera, otrazhennaya v nem // Zarubezhnaya literatura. – 1994. – № 1. – S. 96-99. (任光宣.《伊戈尔远征记》及其表现得双重信仰 // 国外文学 – 1994. – № 1. – 96-99页.)
14.
Li D. Perevod russkoi literatury v Kitae // Russkaya literatura v Kitae / Chzhy L. i dr. – Shankhai (Kitai): Izdatel'stva Vostochno-kitaiskogo universiteta. – 1991. – S. 335-383. (李定. 俄国文学翻译在中国 // 俄国文学与中国 / 智量等. – 上海 (中国): 华东师范大学出版社. – 1991. – 335-383页.)
15.
Li N. Analiz kharaktera russkogo naroda, otrazhennogo v voennoi literature // Vestnik Sianskogo instituta gumanitarnykh i estestvennykh nauk (sotsial'nye nauki). – 2009 (04). Vol. 12. № 4. – S. 26-28. (李娜. 从战争文学看俄罗斯民族性格 // 西安文理学院学报(社会科学版). – 2009 (04). Vol. 12. № 4. – 26-28页.)
16.
Li Yu, Yan M. Interpretatsiya teksta «Slova o polku Igoreve» i osobennosti ego kompozitsii // Vestnik Sever-zapadnogo pedagogicheskogo universiteta (sotsial'nye nauki). – 2004 (03) Vol. 41. № 3. – S. 30-32. (李玉君. 杨明明.《伊戈尔远征记》的文本解读与写作特色 // 西北师大学报(社会科学版). – 2004 (03) Vol. 41. № 3. – 30-32页.)
17.
Likhachev D. S. per. Li Ts. Zolotoe slovo russkoi literatury / Zarubezhnaya literatura. – 1984. – № 2. – S. 63-98. (利哈乔夫. 陆嘉玉译. 俄罗斯文学的金言 // 外国文学. – 1984. – № 2. – 63-98页.)
18.
Lyu V. Spor o patriotizme «Slova o polku Igoreve» // Vestnik Kun'minskogo pedagogicheskogo kolledzha (Sotsial'nye nauki). – 1982. – № 3. – S. 54-59. (刘文孝.《伊戈尔远征记》“爱国”辨 // 昆明师范学院学报(哲学社会科学版). – 1982. – № 3. – 54-59页.)
19.
Lyu I. Strategiya voobrazheniya russkogo soobshchestva – na primere «Slova o polku Igoreve» // Russkaya khudozhestvennaya literatura. – 2019. – № 1. – S. 104-111. (刘颖洁. 罗斯共同体的想象策略——以《伊戈尔远征记》为例 // 俄罗斯文艺. – 2019. – № 1. – 104-111页.)
20.
Lyu T. Polifonicheskaya struktura «Slova o polku Igoreve» // Vestnik Khuaiyanskogo pedagogicheskogo kolledzha (sotsial'nye nauki). – 2007 (04). Vol. 29. – S. 474-478. (刘涛.《伊戈尔远征记》的复调式结构 // 淮阳师范学院学报(哲学社会科学版). – 2007 (04). Vol. 29. – P. 474-478.)
21.
Ge Lyu Sh. Vstrecha monoteizma s politeizmom na Drevnei Rusi – «Slovo o polku Igoreve» v religioznom aspekte // Vestnik Severo-vostochnogo sel'skokhozyaistvennogo universiteta (Sotsial'nye nauki). – 2014. Vol. 12 № 1. – S. 72-77. (刘淑梅. 上帝与诸神相遇——宗教视野中的《伊戈尔远征记》// 东北农业大学学报(社会科学版). – 2014. Vol. 12 № 1. – 72-77页.)
22.
Ma L. Rassmotrenie kitaiskoi i russkoi kul'tury na osnovanii sravneniya placha damy Men Tszyan i Yaroslavny // Anikhoi – literatura. – 2011. – № 10. – S. 72-73. (马玲. 由孟姜女与雅罗斯拉夫娜的哭的比较透视中俄文化 // 安徽文学. – 2011. – № 10. – 72-73页.)
23.
Min Yu. Plach damy Men Tszyan i Yaroslavny // Teoriya i tvorchestvo. – 1999. – № 2. – S. 42. (明羽. 孟姜女与雅罗斯拉夫娜的“哭夫”// 理论与创作. – 1999. – № 2. – 42页.)
24.
Mo U. Russkii epos. Slovo o polku Igoreve // Khundou man'kan'. Spetsial'nyi nomer «Istoricheskie eposy mira». – 1923. Vol. II. № 3. (默无. 俄国史诗. 义葛出征记 // 红豆漫刊. 世界史诗专号. – 1923. Vol. II. № 3.)
25.
Mu A. K politeisticheskim elementam v «Slovo o polku Igoreve» // Russkii yazyk. – 2007. – № 6. – S. 6-10. (牧阿珍. 探寻《伊戈尔远征记》中的多神教元素 // 俄语学习. – 2007. – № 6. – 6-10页.)
26.
Pospelov N. I., Shabliovskii P. V. Russkaya literatura: Uchebnik dlya VIII klassa sred. shkoly // Pod. obshch. red. N. L. Brodskogo – 12-e izd. – Moskva: Uchpedgiz. – 1952. – 392 s.
27.
Pyat'desyat pyat' lektsii po zarubezhnoi literature. Tom I. / red. redaktsionnyi sovet «Pyat'desyat pyat' lektsii po zarubezhnoi literature». – Guichzhou (Kitai): Guichzhouskoe narodnoe izdatel'stvo. – 1980. – 462 c. (外国文学五十五讲.《外国文学五十五讲》编委会. 贵州(中国): 贵州人民出版社. – 1980. – 462页.)
28.
Slovo o polku Igoreve. Russkii istoricheskii epos. // red. i perevod. L. A. Magnusa. – London, Amen Korner, E. S. Edinburg, N'yu-Iork, Toronto, Mel'burn, Bombei. – 1915. (The Tale of the Armament of Igor. A Russian Historical Epic / Ed. and trans. by L. A. Magnus. – London, Amen corner, E. C. Edinburgh, New-York, Toronto, Melbourne, Bombay. – 1915.)
29.
Slovo o polku Igoreve / AN SSSR; pod red. V. P. Adrianovoi-Peretts. – M.; L.: Izd-vo AN SSSR. – 1950. – S. 291–319.
30.
Slovo o polku Igoreve / Vstup. stat'ya, red. teksta, doslovnyi i ob''yasnit. per. s drevnerus. i primech. D. C. Likhacheva; Il.: V. A. Favorskii i M. I. Pikov. – Moskva: Detgiz. – 1953. – 220 c.
31.
Slovo o polku Igoreve / per. Vei Kh. Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 1957. – 66 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1957. – 66页.)
32.
Slovo o polku Igoreve / per. Vei Kh. Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 1983. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1983. – 67页.)
33.
Slovo o polku Igoreve / per. Vei Kh. Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 1990. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 1990. – 67页.)
34.
Slovo o polku Igoreve // Beovul'f. Pesn' o Rolande. El' Sid. Slovo o polku Igoreve. / per. Chen' Ts. i dr. – Nan'kin (Kitai): Izdetel'stvo Ilin'. – 1999. – 661 s. (伊戈尔出征记 // 贝奥武甫 罗兰之歌 熙德之歌 伊戈尔出征记,陈才宇等译. – 南京: 译林出版社. – 1999. – 661 页.)
35.
Slovo o polku Igoreve / per. Vei Kh. Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 2000. – 67 c. (伊戈尔远征记 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 2000. – 67页.)
36.
Slovo o polku Igoreve / per. Li X. – Pekin (Kitai): Kommercheskaya pressa, 2003. – 128 s. (伊戈尔出征记 / 李锡胤译. – 北京 (中国): 商务印书馆, 2003. –128页.)
37.
Slovo o polku Igoreve // Perevody Vei Khuan''nu. Slovo o polku Igoreve. Stikhotvoreniya Nekrasova / per. Vei Khuannu. – Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 2017. – S. 1-83. (伊戈尔远征记 // 魏荒弩译伊戈尔远征记. 涅克拉索夫诗选 / 魏荒弩译. – 北京 (中国): 人民文学出版社. – 2017. – 1-83页.)
38.
Slovo o polku Igoreve / per. Li Siin'. – Nan'kin (Kitai): Izdetel'stvo Ilin'. – 2018. – 54 s. (伊戈尔出征记 / 李锡胤译. – 南京 (中国): 译林出版社, 2018. – 54页.)
39.
Fen Yu., Yan Sh. Ot panoramnogo eposa k totemu zhizni – ob evolyutsii russkoi voennoi literatury // Issledovaniya inostrannykh yazykov. – 2018 (05). № 171. – S. 98-103. (冯玉芝. 杨淑华. 从全景史诗到生命图腾——论俄罗斯战争文学流变 // 外语研究. – 2018 (05). № 171. – 98-103页.)
40.
Khau K. «Slovo o polku Igoreve» v aspekte voennoi literatury // Dom dramy. – 2017 (17). – № 257. – S. 233-234. (郝葵. 战争文学视域下的《伊戈尔远征记》// 戏剧之家. – 2017 (17). – 总257期. – 233-234页.)
41.
Khrestomatiya zarubezhnoi literatury. Tom I. Drevnyaya literatura. / red. Chzhou S. i dr. – Shankhai (Kitai): Shankhaiskoe izdatel'stvo perevodov. – 1979. – 380 s. (外国文学作品选 (第一卷 古代文学部分) / 周煦良 等选编. – 上海 (中国): 上海译文出版社. – 1979. – 380 页.)
42.
Tsao Kh. Krasochnye emotsii – k emotsional'nomu miru v «Slove o polku Igoreve» // Russkii yazyk. – 2011. - № 3. – S. 47-50. (曹海艳. 灵动的情感——浅探《伊戈尔远征记》中的情感世界 // 俄语学习. – 2011. - № 3. – 47-50页.)
43.
Tszin' Sh. Ocherki evropeiskoi literatury. – Shankhai (Kitai): Izdatel'stvo Shen'chzhou guoguan. – 1931. – 351 s. (金石声. 欧洲文学史纲. – 上海 (中国): 神州国光社. – 1931. – 351页.)
44.
Tszyan G. Russkaya literatura. – Shankhai (Kitai): Izdatel'skoe otdelenie Soobshchestva tvorchestva. – 1927. – 255 s. (蒋光慈. 俄罗斯文学. – 上海 (中国): 创造社出版部. – 1927. – 255页.)
45.
Chzhan K. K obsuzhdeniyu «Slova o polku Igoreve» kak drevnego voinskogo eposa // Vestnik Kheikhe. – 2018 (04). – №. 238. – S. 88-89. (张柯. 浅谈《伊戈尔远征记》的古代战争史诗性 // 黑河学刊. – 2018 (04). – 总第238期. – 88-89页.)
46.
Chzhou Ts. Istoriya evropeiskoi literatury. / red. Chzhi A. – Shitszyachzhuan (Kitai): Khebeiskoe obrazovatel'noe izdatel'stvo. – 2001. – 180 c. (周作人. 欧洲文学史 / 止庵校订. – 石家庄 (中国): 河北教育出版社. – 2001. – 180 页.)
47.
Chzhu Kh. Duet patriotizma i ekspansionizma – po povodu temy «Slova o polku Igoreve» // Russkaya khudozhestvennaya literatura. – 2002. – № 5. – S. 3-7. (朱洪文. 爱国主义与扩张主义的二重奏——关于《伊戈尔远征记》的主题 // 俄罗斯文艺. – 2002. – № 5. – 3-7页.)
48.
Chzhen I. Vliyanie «Slova o polku Igoreve» na protsess obrazovaniya natsional'nogo dukha: diss. … mag-ta filol. nauk. – Kheiluntszyan (Kitai). – 2017. – 53 s. (郑义梅.《伊戈尔远征记》的民族精神建构及影响. 硕士学位论文. – 黑龙江 (中国). – 2017. – 53 页.)
49.
Chzhen Chzh. Iznachal'naya epokha russkoi literatury // Spetsial'nyi nomer Ezhemesyachnogo zhurnala khudozhestvennoi literatury. Issledovaniya russkoi literatury. – 1921. Vol. 12. (郑振铎. 俄国文学的启源时代 // 小说月报号外. 俄国文学研究. – 1921. Vol. 12.)
50.
Chzhen Chzh. Sokrashchennaya istoriya russkoi literatury. – Shankhai (Kitai): Shankhaiskaya kommercheskaya pressa. – 1924. –189 s. (郑振铎. 俄国文学史略. – 上海 (中国): 上海商务印书馆. – 1924. – 189页.)
51.
Chen' K. Obrazy geroev vo frantsuzskikh i russkikh geroicheskikh eposakh Srednevekov'ya: diss. … mag-ta filol. nauk. – Khunan' (Kitai). – 2007. – 48 s. (陈康. 论中世纪法、俄两国英雄史诗中的英雄形象. 硕士学位论文. – 湖南 (中国). – 2007. – 48 页.)
52.
Shen' Tsz. Russkie epicheskie poemy i // Spetsial'nyi nomer Ezhemesyachnogo zhurnala khudozhestvennoi literatury. Issledovaniya russkoi literatury. – 1921. Vol. 12. (沈泽民. 俄国的叙事诗歌 // 小说月报号外. 俄国文学研究. – 1921. Vol. 12.)
53.
Yan Chzh., U D., Chzhao L. Istoriya evropeiskoi literatury. Tom I. – Pekin (Kitai): Narodnoe literaturnoe izdatel'stvo. – 1964. – 321 s. (杨周翰, 吴达, 赵萝蕤. 欧洲文学史(上). – 北京 (中国): 人民文学出版社 – 1964. – 321页.)
54.
Yan M. Spor o zhanre «Slova o polku Igoreve» // Mir teorii. – 2008. – № 8. – S. 120-121. (杨明明.《伊戈尔远征记》的体裁之争 // 理论界. – 2008. – № 8. – 120-121页.)
55.
Yan Zh. Kul'turnoe proiskhozhdenie prostranstvenno-vremennoi kartiny peizazha v «Slove o polku Igoreve» // Russkaya khudozhestvennaya literatura. – 2005. – № 2. – S. 19-21. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中时空图景的文化溯源 // 俄罗斯文艺. – 2005. – № 2. – 19-21页.)
56.
Yan Zh. Gumanitarnye konnotatsii prirodnykh peizazhei v «Slove o polku Igoreve». // Russkii yazyk v Kitae. – 2006 (04). Vol. 25. № 4. – S. 56-58. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中自然图景的人文意蕴 // 中国俄语教学. – 2006 (04). Vol. 25. № 4. – 56-58页.)
57.
Yan Zh. Kul'turnaya interpretatsiya zhenskikh obrazov v «Slove o polku Igoreve» // Lyubovanie izvestnykh proizvedenii. – 2012. – № 29. – S. 98-100. (杨蓉.《伊戈尔远征记》中女性意象的文化解读 // 名作欣赏. – 2012. – № 29. – 98-100页.)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая работа представляет собой достаточно качественный / компилятивный вариант критических работ по рецепции «Слова о полку Игореве». Как видно и композиционной структуры автор пытается максимально объективировать имеющиеся данные, сложить их в некую строгую систему, позволяющую достоверно оценить значимость одного из ключевых памятников древней русской литературы в режиме китаистики. На мой взгляд, предмет исследования выбран вполне удачно, причем заметно, что автор заинтересован в качестве раскрытия темы. Основные методологические принципы верификации научной проблемы актуальны, системный характер повествования налицо, алгоритмизация данных сделано показательно. Хорошо, что хронологический принцип манифестации аргументов оценки «Слова о полку Игореве» является для работы ведущим. Думается, что это позволяет дать полновесный анализ актуальности данного текста, который в современном мире, как ни печально, но забывается. Работа дробится на т.н. смысловые блоки, на мой взгляд, подобный расклад дает возможность потенциально заинтересованному читателю следить за строго развивающейся авторской мыслью. Текст максимально научен, оценка той или иной критической работы дается в позиционном ключе, у читателя есть возможность определить самостоятельно ценз положительного, либо отрицательного грейда. Цитаты по ходу работы формально верны, ссылки вводятся с учетом требований издания. Суждения имеют не формальный, но содержательный тон: например, «в своей статье Чжэн высоко оценивал этот древний памятник, считая, что среди всех древнерусских произведений он уступает только «Повести временных лет» по значимости для дальнейшей русской литературы, а по известности – занимает первое место. А в переводе Шэнь представляется краткая история исследования русских эпосов, в том числе, и «Слово о полку Игореве», или «в переводе Шэнь также приводится гипотеза о том, что «автор памятника, по-видимому, был авторитетным поэтом той эпохи» [там же]. Его мнение сходится с взглядами Чжэн. В 1924 г. Чжэн была издана монография «Сокращенная история русской литературы», в которой он отмечал: «Структура этого исторического эпоса монолитна, его содержание исполнено поэтической красоты. Очевидно, что он был составлен <профессиональным> писателем». По поводу автора «Слова о полку Игореве» Цюй Цюбо и Цзян Гуансы высказали другое мнение, т. к. полагали, что «вероятно, автор был дружинником» и т.д. Профессиональный характер разбора присущ всему сочинению, текст может стать подспорьем при формировании работ смежной методологической направленности. Статья затрагивает разные уровни оценки «Слова о полку Игореве» - это и собственно рецепции, и трактовка / понимание памятника дистантными странами, и вопрос перевода «Слова…» на китайский язык, и роль древнерусского памятника в мировой литературе…. Таким образом, спектр вопросов должен привлечь большее количество читателей, либо дать возможность ту или иную грань исследования продолжить в ином / новом ключе дешифровки. Работа органична, самостоятельна, нетривиальна, интересна; материал имеет явную научную новизну, он востребован и актуален. Основные позиции, высказанные в работе, могут быть использованы в формате изучения гуманитарных дисциплин. Текст не нуждается в специальной правке и корректуре, объем достаточен. Главное, на мой взгляд, что вопрос рецепции «Слова о полку Игореве» в китайской филологической науке показан / представлен полновесно и объективно. Работу завершает вывод, его тон созвучен основному блоку – автор, так или иначе, оговаривает, что «Слово….» становится вновь востребованным, ибо появляется ряд переводов древнерусского памятника, которые пролонгируют жизнь этой важной книги. Библиография к тексту полностью отображается в основном массиве; серьезных фактических ошибок в сочинении не выявлено. Рекомендую статью «Краткий обзор рецепции «Слова о полку Игореве» в континентальном Китае» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"