Статья 'Жанр древнерусской летописи и его воплощение в поэме Н.П. Кончаловской «Наша древняя столица»' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Жанр древнерусской летописи и его воплощение в поэме Н.П. Кончаловской «Наша древняя столица»

Октябрьская Ольга Святославовна

доктор филологических наук

доцент, кафедра истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса, Московский Государственный университет имени М. В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, оф. 967

Oktyabr'skaya Ol'ga Svyatoslavovna

Doctor of Philology

Docent, the department of Contemporary Russian Literature and Modern Literary Process, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 967

svyatolga@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.6.31625

Дата направления статьи в редакцию:

01-12-2019


Дата публикации:

08-12-2019


Аннотация: Предметом исследования является анализ жанровых элементов летописного сказания, реализовавшихся в исторической поэме Н. Кончаловской, преемственности поэмы Кончаловской традициям древнерусского летописи и выявление вневременного характера провозглашаемых поэтом ХХ века нравственных ценностей, выявление в поэме Н. П. Кончаловской характерных для летописи фактографической основы поэмы, хронологического принципа изложения материала с частичной ретардацией, яркой портретной живописи, мозаичного характера стыковки разноплановых эпизодов и одновременно воссоздание единого исторического процесса развития российской государственности, культуры, экономики и т. д. Основными методами исследования являются сравнительно-исторический , структурно-типологический, герменевтический методы, историко-литературный и теоретико-литературоведческий подходы сочетались с системным анализом. Научная новизна данной работы заключается в необходимости обновлённого взгляда на поэму «Наша древняя столица», которая остаётся важной составляющей нравственного воспитания современного ребёнка и подростка и продолжает лучшие традиции русской литературы. В результате исследования автор приходит к выводам о солидной фактографической основе поэмы Кончаловской,её полижанровой структуре, максимально точному и полному воспроизведению исторического колорита каждой конкретной эпохи, сложной портретной и событийной живописи.


Ключевые слова: Кончаловская, древнерусская летопись, былинный эпос, жанр поучения, становление государственности, тропеический язык, фактографическая точность, колорит эпохи, исторический портрет, историческая деталь

Abstract: The subject of this research is the analysis of genre elements of the annals realized in the historical poem by Natalya Konchalovskaya, continuity of Konchalovskaya’s poem to the traditions of Kievan Rus' annals and determination of the timeless character of the moral values proclaimed by this XX century poet, determination in Konchalovskaya’s poem characteristic to the annals factographic foundation of the poem, chronological principal of expression with partial retardation, bright portraiture, mosaic character of coupling of multifaceted episodes and simultaneous reproduction of unified historical process of development of Russian statehood, culture, economy, etc.. The scientific novelty of this research consists in the need for renewed examination of the poem “Our Old Capital”, which remains an important component of moral upbringing of modern child and teenager, and continues the best traditions of Russian literature. The author concludes that there is a solid factographic foundation to Konchalovskaya’s poem, its polygenre structure, most precise and complete reproduction of historical coloration of every particular era, as well as complex portraiture and eventive painting.



Keywords:

color of the era, factographic accuracy, tropic language, the formation of statehood, the genre of teachings, epic epics, Old Russian annals, Konchalovskaya, historical portrait, historical detai

Обзор литературы

Современные исследователи-медиевисты сходятся на том, что именно жанр летописи являлся одним из основных жанров древнерусской литературы, что и обеспечило его жанровую устойчивость и одновременно определённую неоднородность этого явления: «Летопись относится к числу “объединяющих жанров” (термин Д.С. Лихачёва), подчиняющих себе жанры своих компонентов: исторической, преимущественно воинской повести, жития Святого, поучения, похвального слова, различных документов» [1, с. 181]. О полижанровой структуре летописи рассуждают Н. С. Трубецкой [7], Д. С. Лихачёв [4], А. А. Пауткин [5], А. Ранчин [6] и многие другие исследователи. Так, А. Пауткин утверждает, что «важнейший, и возможно даже центральный, жанр древнерусской литературы являлся открытой структурой, способной принимать в себя разноплановые текстовые фрагменты» [5, с. 1]. Трубецкой сравнивает летописные сказания с «медальонной живописью, где яркие медальоны то тут, то там прорисованы по одноцветному спокойному фону» [7, с. 568].

Все исследователи едины и в том, что магистральным принципом летописи «выступает погодное изложение» [5, с. 1]. Известный учёный-медиевист В.В. Кусков делал акцент на двух основных типах летописных записей: лаконичную погодную запись, «ограничивающуюся лишь констатацией факта» [3, с.57], и развёрнутую запись, «фиксирующую не только “деяния” князя, но и их результаты» [3, с.57]. Неизменными темами летописных сказаний считаются знаковые для князя и книжника события, воинские походы, княжеские семейно-родственные отношения, отражение необычных природных явлений, летописных известий о преступлениях и т.д. В основе летописного сказания оказывается достаточно подробное и выпуклое изображение конкретных исторических событий, происходивших на глазах летописца, или тех, о которых он знает или слышал. Изображаемое событие для хрониста или князя, которому служит летописец, становится важным и знаковым, явно чем-то маркированным в ряду других. Однако непосредственная интерпретация такого рода событий может быть неоднозначной и чётко зависящей от позиции книжника. Данное событие в конкретном летописном сказании оказывается смысловым стержнем, на который может быть накручена периферийная информация – топонимические легенды, астрономические сюжеты, элементы сказочного, и былинного эпоса, данные современной на то время науки, культурные и бытовые маркеры, обрядовую и календарную поэзию, а также изображение нравов, обычаев и суеверий русского народа и т.д. В. Кусков делает акцент на изображении военных походов и кампаний в связи с чем выделяет как особый жанровый маркер летописи «дух героического эпоса» [3, с. 61], которым проникнуты сказания о военных победах русских воинов. Каждая летопись «вырабатывает идеал князя-правителя» [3, с. 62], что исследователь справедливо соединяет с «общими патриотическими идеями летописи» [3, с. 62]. Таким образом, исследователи заявляют о стержневой фактографической составляющей этого жанра, прочной фольклорной основе летописных сказаний, эклектичной природе летописи и общем патриотическом пафосе изложения событий в рамках этого жанра.

Организация исследования

Жанровая система русской детской поэзии ХХ века становится подвижной и гибкой благодаря заимствованиям из предшествующих художественных эпох, трансформации существующей системы жанров и созданию принципиально новых жанровых моделей. Поэзия советского периода при своей известной консервативности активно заимствует весьма своеобразные жанровые элементы из русской и мировой литературы. В 1940-е годы актуализирует жанры древнерусской литературы Н. П. Кончаловская, которая к юбилею основания Москвы создаёт поэму «Наша древняя столица» (1947). В этом произведении нашли своеобычное воплощение жанровые черты народной сказки, былинного богатырского эпоса, исторического романа, воинской повести, а также древнерусской летописи. Однако рецепция их в произведениях писателей ХХ века изучена не до конца. Этим обусловлена необходимость обновлённого взгляда на поэму Н. Кончаловской с позиции выявления в ней жанровых черт древнерусского летописного сказания. Композиция этого произведения напоминает композицию летописных сказаний. В поэме представлено линейное повествование с частичной ретардацией сюжета в особых случаях, когда автору необходимо более подробно остановиться на том или ином моменте и что-то объяснить читателю. Основной принцип построения поэмы хронологический. Кончаловская отталкивается от конкретной исторической даты и ведёт повествование о знаковом и ярком историческом событии. Поэт опирается в изображении тех или иных исторических событиях не на собственные симпатии и антипатии, а объективно на те события, которые связаны с возвышением Москвы и ее историей. В этом плане Кончаловская является продолжателем традиций исторического письма для детей А. О. Ишимовой, которая в XIX веке создаёт фундаментальный историко-художественный труд «История России в рассказах для детей». Однако обе писательницы идут разными путями к «сердцу и разуму» своего адресата. Ишимова прочно опирается на личностно-биографическое начало и выстраивает свое повествование на основе изображения свершений того или иного князя и сопрягает конкретный исторический период со временем правления определённого властителя. Таким образом, развитие истории предстаёт как череда правления князей и царей. В этом Ишимова прочно опирается на традиции Н. М. Карамзина.

У Кончаловской иной принцип. Она не игнорирует личностно-биографический элемент, но и не делает его приоритетным. Кончаловской важно показать сам исторический процесс, для которого подходит именно летописный принцип организации материала. Поэт ставит в центр изображения важное историческое событие и даёт собственную его интерпретацию, привлекая самые разнообразные жанровые элементы. Свою основную задачу Кончаловская видит в создании целостного широкоформатного повествования о ярких страницах русской истории.

Изображение конкретного исторического события в поэме «Наша древняя столица» может начинаться двояко – либо представлена историческая обстановка, что является своеобразным историко-художественным вступлением к изображению основного события, либо оно начинается с указания конкретной его даты, когда необходимо сосредоточить внимание маленького читателя на значимости и грандиозности того или иного события. Однако в любом случае обращение к конкретной эпохе и связь с определенной исторической датой у Кончаловской обязательны. Обращение поэта ХХ века к датам исторических событий напоминают летописные источники и имеют сходство с погодными летописными свидетельствами, в которых представлено определённое историческое событие, рассказано о его основных участниках и сообщён результат или намечен дальнейший ход развития событий. Таких событий в поэме множество. Это и 1237 год – начало ордынского ига («Разоряя города, шла монгольская Орда»), и 1242 год («Слово о побоище Ледовом»), и 1380 год («Слово о поле Куликовом»), и 1552 год («Быль о том, как наш народ на Казань в поход пошёл»), и т.д. Выделяя конкретный год и связывая его с историческим событием, Кончаловская показывает место и роль этого явления в истории России в целом, а также тот резонанс, который доходит и до наших дней. Вместе с тем выделено не только само событие, но и показана его подоплёка, причины, ход и следствие. Так, к примеру, поэт выделяет Куликовскую битву как знаковое событие Средневековой Руси. Поэт обозначает причины битвы – «Сбросить иго не пора ли?» [2, с. 29], даёт точную расстановку сил:

Собралось в лесную глушь

Полтораста тысяч душ <…>

Большую, тысяч в триста, рать

Привёл Мамай на Дон …[2, с. 30].

Поэт, используя оригинальные сравнения и яркие образы, высказывает и собственное отношение к происходящему. Так, войско Мамая метафорически соотносится с «драконом в сто голов» [2, с. 29]. Лаконично и ярко представлены ход Куликовской битвы, цена победы с обеих сторон («был в багрец окрашен Дон / До самого низовья…» [2, с. 33], а также выявлен и образно представлен кульминационный момент битвы, окрашенный авторским отношением:

И стали русские сдавать –

Ордынцев было вдвое!

Вот тут-то памятный урок

Был дан врагам-татарам:

Вдруг вывел конницу Боброк,

Что прятал он недаром… [2, с. 33-34].

Кончаловская точно следует за историческими событиями и представляет их максимально точно, зримо и доступно для понимания их читателем-ребёнком. Вместе с тем поэт создаёт хорошо запоминающуюся картину яркого исторического события, воссоздан колорит эпохи и самой битвы, упомянуто оружие ордынцев и русичей, даже передана гортанная речь татарских воинов. Меткое и верное изображение исторической детали позволяет автору создать широкое историческое полотно максимально правдиво и с летописной тщательностью. Актуализация характерной предметно-бытовой и портретной детали, образной картины, тропеического языка, апелляции к слуху и глазу, кинематографичность повествования помогают поэту с летописной точностью и тщательностью воспроизвести события ушедших эпох и представить их на понятном юному читателю уровне.

Автор сосредотачивает свое внимание не только на батальных сценах и изображении военных походов, его привлекают и другие события русской истории, что в летописных сказаниях оказывается знаковым фоном, а в произведении Кончаловской выступают наравне с батальными картинами. Так, поэт воспроизводит значительные события общекультурного характера, сохраняя хронологический порядок их появления. Так, под пером художника ХХ века оживают события, связанные с личностью и деятельностью первопечатника Ивана Фёдорова, появлением первого судебника на Руси и последствиями этого. С помощью объемной и красочной картины, максимально точной детали и яркой образности воспроизводятся важные технические достижения, свидетельствующие об экономическом развитии нашей страны в Средние века: создание курантов на Спасской башне, нового водопровода в Москве, появление первого тульского оружейного завода и первой доменной чугуноплавильной печи и т.д.

Авторская манера изложения материала не ограничивается изображением конкретного эпизода, факта, детализированного изложения события, а проецируется на те последствия, которые то или иное явление получило. Так, последствия разорения Тохтамышем Москвы наиболее доходчивы для читателя-ребёнка не столько изложением фактов, а воссозданием горькой участи маленькой русской полонянки («Как баюкала турчонка наша русская девчонка»). В то же время в отличие от летописца, который остается частью своего или чуть более позднего времени, Кончаловская может не только посмотреть на событие прошлого с высоты своей эпохи, но и сообщить о дошедших до ее современников свидетельствах древности и соотнести их не только с определенной эпохой, но и конкретным событием прошлого. Так, в ознаменование победы над Казанью был построен Покровский собор, до сих пор украшающий главную площадь страны:

О победе над Казанью

Двум умелым мастерам

Царь велел построить храм <…>

Пёстрый сказочный собор,

Что стоит и до сих пор [2, с. 83].

Или объясняет происхождение дошедших до наших дней названий московских улиц – Покровские ворота, Никитские ворота и т.д.:

Зодчему Федьке поручено дело <…>

И на восьмой знаменательный год

Кончил он стену и девять ворот <…>

Нет и следа от стены этой старой –

Вместо стены зеленеют бульвары <…>

Наших Арбатских ворот и Петровских,

Наших Никитских ворот и Покровских.

Все они были в стене, как в венце,

Ныне – названья в Бульварном кольце [2, с. 119-120].

В этом можно увидеть некоторое отступление от летописного жанра, но и создание собственно авторской картины истории.

Соединяя черты летописного сказания, проявляющиеся в фактографическом изложении событий, создании ярких и необычных портретов государственных деятелей с вниманием к их поступкам, речевой характеристике, деталях одежды и линии поведения с личностным отношением к тому или иному персонажу, Кончаловская воссоздаёт исторические портреты героев. Однако авторское личностное отношение к тому или иному персонажу во многом определяется его ролью и миссией в историческом процессе и отношением к другим персонажам. Так, Каземир сопоставлен с хитрой и жадной «лисой-сиводушкой» [2, с. 66], а юный Иван IV предстаёт одиноким брошенным всеми трогательным «мальчуганом занятным» [2, с.78], с ярким маркером - горящим огнём взором будущего царя. На страницах книги постепенно складывается образ непростого противоречивого человека, чьё детство искалечено «боярскими кознями» [2, с. 78]. Кончаловская изображает умного и дальновидного политика, но взрывного и капризного человека, не скрывая его недостатков и отмечая достоинства. Элементы житийной литературы часто использовались летописцами по отношению к портретам русских князей: «Когда древнерусские книжники описывали жизнь правителей, то под их пером она неизменно превращалась в житие: светской биографии древнерусская литература не знала вплоть до своего заката» [6]. Однако Кончаловская воссоздаёт именно светскую биографию своих персонажей-властителей, максимально приближая их к читателю. Особое место уделено портретам русских воинов, чьё изображение сопряжено с жанровыми элементами былины. Так, подвиг Евпатия Коловрата оценен не только русичами, но и ордынцами:

И хан Батый бормочет тихо:

«Когда б тот воин был моим,

Близ сердца я б держал такого!..» [2, с. 16].

Выводы

Таким образом, Н. П. Кончаловская создает яркое и неоднозначное широкоформатное историческое полотно, используя жанровую модель древнерусской летописи. В основе произведения оказывается характерная фактография, позволяющая максимально полно и точно отразить значимые события прошлого, воплотить характерный для определённой эпохи исторический колорит и воссоздать сложные и противоречивые портреты известных исторических деятелей. Отличительной особенностью почерка Кончаловской становится по-летописному точная, исторически верная деталь (портретная, бытовая, деталь интерьера, одежды и т.д.), а также выразительная подробность, с помощью которых воссоздаётся картина определенной эпохи прошлого. Летописная традиция позволила Кончаловской создать уникальное линейное повествование, складывающееся из отдельных исторических эпизодов, объединённых хронологическим принципом. Летописная «мозаичная живопись» способствует в поэме Кончаловской отражению самостоятельной авторской позиции, благодаря которой созданы запоминающиеся и понятные даже ребёнку-читателю исторические события и фигуры прошлого, а также воссоздан особый «дух» времени. Вместе с тем показан единый исторический процесс развития российской государственности, культуры, экономики и т.д. Изображение исторических событий подчинены социально-идеологическим установкам автора, его патриотическим воззрениям. Поэма Кончаловской удачно вписана в историческую литературу для детей первой половины ХХ века. Но только Кончаловской удалось запечатлеть ход истории поэтически.

Библиография
1.
Буланин Д. М. Летописи // Литературный энциклопедический словарь. // Д. М. Буланин, – М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 181-182.
2.
Кончаловская Н. П. Наша древняя столица // Н. П. Кончаловская, – М.: Стрекоза, 2015. 256 с.
3.
Кусков В. В. История древнерусской литературы: Учеб. для филол. Спец. вузов // В. В. Кусков, – 8-е изд. – М.: Высшая школа, 2008. – 336 с.
4.
Лихачёв Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение // Д. С. Лихачев, – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1947, 499 с.
5.
Пауткин А. А. Древнерусские летописи XI-XIII вв.: вопросы поэтики Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д.филол.н. // А. А. Пауткин, – М., 2003. 47 с.
6.
Ранчин А. М. Своеобразие древнерусской литературы // А. М. Ранчин, https://www.portal-slovo.ru/philology/42393.php. Дата обращения-06.12.2019.
7.
Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык // Н. С. Трубецкой, – М.: Прогресс, 1995. 799 с.
References (transliterated)
1.
Bulanin D. M. Letopisi // Literaturnyi entsiklopedicheskii slovar'. // D. M. Bulanin, – M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1987. – S. 181-182.
2.
Konchalovskaya N. P. Nasha drevnyaya stolitsa // N. P. Konchalovskaya, – M.: Strekoza, 2015. 256 s.
3.
Kuskov V. V. Istoriya drevnerusskoi literatury: Ucheb. dlya filol. Spets. vuzov // V. V. Kuskov, – 8-e izd. – M.: Vysshaya shkola, 2008. – 336 s.
4.
Likhachev D. S. Russkie letopisi i ikh kul'turno-istoricheskoe znachenie // D. S. Likhachev, – M.-L.: Izdatel'stvo AN SSSR, 1947, 499 s.
5.
Pautkin A. A. Drevnerusskie letopisi XI-XIII vv.: voprosy poetiki Avtoref. dis. na soisk. uchen. step. d.filol.n. // A. A. Pautkin, – M., 2003. 47 s.
6.
Ranchin A. M. Svoeobrazie drevnerusskoi literatury // A. M. Ranchin, https://www.portal-slovo.ru/philology/42393.php. Data obrashcheniya-06.12.2019.
7.
Trubetskoi N. S. Istoriya. Kul'tura. Yazyk // N. S. Trubetskoi, – M.: Progress, 1995. 799 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования представленной статьи – претворение черт жанра древнерусской летописи в поэме Н.П. Кончаловской «Наша древняя столица». Новизна исследования связана с предложенным новым подходом в изучении сочинения для детей, созданного в советское время. Актуальность работы обусловлена осмыслением исторического прошлого народа в его интерпретации для детского восприятия. Автор опирается на культурно-исторический, структурно-типологический и аналитический методы исследования.
Автор статьи в соответствии с предметом изучения осуществляет обзор исследовательской литературы и на этой основе выявляет основные черты, присущие жанру древнерусской летописи. Отдельно автор конкретизирует контекст создания поэмы Н.П. Кончаловской «Наша древняя столица», сопоставляя подходы Н.П. Кончаловской и А.О. Ишимовой в интерпретации исторических событий для детского восприятия. В соответствии с выявленными чертами жанра летописи автор статьи рассматривает характерные позиции в поэме Н. Кончаловской, подкрепляя аналитическое описание строками из поэмы. При этом автор статьи также отмечает детали, характеризующие поэму как сочинение ХХ века. Анализ структуры летописного жанра автор совмещает с рассмотрением особенностей «поэтической подачи» исторических событий для детского восприятия (в чем проявляется и дидактический подход).
Выводы автора статьи обоснованы. Библиография соответствует содержанию статьи.
Работа представляет интерес для читательской аудитории.
Однако работа требует небольшой редакторской правки:
- лишние запятые: «… стержнем, на который может быть накручена периферийная информация – топонимические легенды, астрономические сюжеты, элементы сказочного, и былинного эпоса»;
- пропущены запятые: «юный Иван IV предстаёт одиноким брошенным всеми трогательным «мальчуганом занятным»»;
- несогласование окончаний: «данные современной на то время науки, культурные и бытовые маркеры, обрядовую и календарную поэзию, а также изображение нравов»; «Поэт опирается в изображении тех или иных исторических событиях»; «с вниманием к их поступкам, речевой характеристике, деталях одежды и линии поведения»; «Изображение исторических событий подчинены».
В целом, статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"