Статья 'Репрезентация картины мира в бурятской национальной литературе первой трети XX века' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Репрезентация картины мира в бурятской национальной литературе первой трети XX века

Сангадиева Эржен Гэндэновна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра литературы и языкознания, Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования Восточно-Сибирский государственный институт культуры

670031, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Терешковой, 1

Sangadieva Erzhen Gendenovna

PhD in Philology

Docent, the department of Literature and Linguistics, East-Siberian State Institute of Art

670031, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Tereshkovoi, 1

erzhen.sang@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Амгаланова Мария Викторовна

кандидат искусствоведения

доцент, кафедра культурологии и искусствоведения, Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования "Восточно-Сибирский государственный институт культуры

670031, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Терешковой, 1

Amgalanova Mariya Viktorovna

PhD in Art History

Docent, the department of Culturology and Art History, East-Siberian State Institute of Culture

670031, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Tereshkovoi, 1

amgalanova@rambler.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.4.35384

Дата направления статьи в редакцию:

31-03-2021


Дата публикации:

09-04-2021


Аннотация: В теоретико-методологических исследованиях национальных литератур одной из основополагающих проблем является анализ картины мира. В статье рассматривается национальная картина мира в творчестве бурятских писателей первой трети XX в. на примере творчества Б. Брадина (1878-1937) и П. Дамбинова, писавшего под псевдонимом Солбонэ Туя (1892-1938). Выявлены и рассмотрены ключевые концепты («пространство» и «время»), образы и поэтические метафоры. Их репрезентация в художественном творчестве в контексте зарождения национальной бурятской литературы была обусловлена близостью к общемонгольской культуре, специфике этнической культуры, конфессиональных взглядов, особенностей сознания и философских аспектов проблемы мира и человека в целом.   Сегодня литературное наследие первых писателей Бурятии практически не представлено в отдельных авторских изданиях, особенно это касается тех представителей словесного искусства, которые были репрессированы и чьи произведения не печатались на протяжении долгого времени. Творческое наследие этих авторов собирается буквально по крохам, по архивным документам и другим материалам. Основными методами анализа поэтического наследия писателей стали аксиологический, семиотический и структурно-семантический. Научная новизна заключается в анализе национальной концепции мира в творчестве основоположников бурятской литературы как уникального явления национальной словесности с выраженными этнокультурными элементами.


Ключевые слова: поэтический мир, национальная культура, картина мира, концепт, бурятская поэзия, природа, пространство, герой, дом, фольклор

Abstract: One of the fundamental problems within the theoretical and methodological research of national literatures is the analysis of the worldview. This article explores the national worldview in the works of Buryat writers of the early XX century on the example of B. Baradin (1878-1937) and P. Dambinov under the pseudonym Solbone Tuya (1892-1938). The author reveals the key concepts (space and time), images, and poetic metaphors. Their representation in artistic pursuits in the context of genesis of the national Buryat literature is substantiated to their closeness to the Mongolian culture, speciticity of ethnic culture, confessional views, features of consciousness and philosophical aspects of the topic of the world and human overall. As of today, the literary heritage of the first Buryat writers is virtually not covered in the separate authorial publications; it particularly pertains to the repressed representatives of oral lore, whose works were not published for a long time. The artistic heritage of these authors is confessional views through archival documents and other materials. The key research methods of the poetic heritage of the writers became axiological, semiotic, and structural-semantic. The scientific novelty consists in the analysis of the national concept of the world in works of the founders of Buryat literature as a unique phenomenon of the national oral lore with sound ethnocultural elements.



Keywords:

nature, Buryat poetry, concept, worldview, national culture, Poetic world, space, hero, home, folk

Трактовка понятия «картина мира», осмысление его сущности и содержания исходит из анализа различных аспектов, таких как мифология, религия, идеология, язык, восприятие мира, быт и т.д., выбираемых в качестве объекта исследования. В литературоведении объектом изучения становится художественный текст. В процессе исторического развития границы познания мира расширялись, что определило понимание многообразия культур и культурно-исторических особенностей бытования разных народов. Немецкий философ И. Гердер в XVIII веке первым предложил употреблять термин «культура» во множественном числе, подчеркивая тем самым уникальность различных национальных культур [см.: 6]. Введение в научный дискурс понятия «картина мира» принадлежит немецкому физику Г. Герцу, рассматривающего его в контексте естественнонаучного подхода в начале XX века [см.: 7]. С этого момента исследование картины мира прочно вошло в орбиту теоретико-методологических изысканий различных наук. В большей степени картина мира рассматривается через язык, однако, по мнению отечественного исследователя А.А. Залевской, «подобный ракурс – весьма современный и актуальный – останется пустой декларацией при попытках оставаться в рамках лингвистики или даже этнолингвистики» [10]. В данной статье речь пойдет о национальной картине мира, которая является отражением культурно-исторической специфики жизнедеятельности, особенностей восприятия мира, специфики мировоззрения, этических и ценностных установок, эстетики конкретного этноса.

Глобализация, вызвавшая культурную унификацию, обусловила актуализацию в социально-гуманитарных науках проблемы изучения национальной картины мира отдельных народов, как значимого компонента уникальности исторического и социокультурного развития этноса. И это легко увидеть при анализе любой национальной картины мира. Сегодня национальная картина мира осмысливается как часть культурного наследия народа, а ее изучение служит сохранению и трансляции этого наследия. Одно из главных мест в репрезентации национальной картины мира принадлежит литературе, поскольку художественное произведение одновременно является отражением социокультурных условий и факторов жизнедеятельности этноса, эстетики, символики, а также мировосприятия автора. Кроме того, национальная картина мира передается посредством языка как «субъективный образ объективного мира, она несет в себе черты человеческого способа миропостижения, то есть антропоцентризма» [11, с. 53]. Это в полной мере относится и к художественным произведениям бурятских писателей, для которых особенности кочевой культуры, закрепленные в картине мира, стали важнейшим ориентиром в формировании не только молодой национальной литературы, но и в целом национальной бурятской культуры.

К началу XX в. бурятская литература, несмотря на наличие буддийских сочинений разных жанров на старомонгольском алфавите и санскрите, практически не имела светской литературы, не получили развития проза и драматургия. По этой причине советские литературоведы отнесли ее к младописьменным литературам, прошедшим ускоренный путь развития как «стяжение разностадиальных типов мышления» [5, с. 102]. Самой доступной художественной формой для первых писателей был фольклор, сюжеты, герои, язык которого способствовал сохранению национального своеобразия. В целом роль фольклора в условиях кочевого быта, не способствовавшего хранению письменно зафиксированной информации, была очень велика. Он становился родовой памятью всех монгольских народов, а улигершины – сказители, хранители устной эпической традиции были самыми уважаемыми членами общества.

Обращение к фольклору позволяло отобразить жизнь народа и его проблемы в понятных и близких мировоззренческих формах, а также выявить в произведениях устного народного творчества новые грани и возможности для формирования жанровой системы новой литературы. Кроме того, обращение к эпической традиции было обусловлено тем, что «поэтика младописьменных литератур всего мира строится на национальных фольклорных традициях, и даже если младописьменные литературы развиваются до крупной прозы, все равно ее лексика, тематика и содержание будут культурно, географически и исторически обусловлены национальными корнями автора» [12, с. 127-128]. Использование художественных и языковых особенностей фольклора позволяло «ускоренными темпами» сформировать национальное художественное сознание, отраженное в эстетике, символике, ценностях, религиозной сакральности бурятской национальной картины мира.

В период 1920-х гг., в отличие от русской литературы, бурятская литература избегла наличия каких-либо направлений и группировок. Но при этом именно в этот период видными становятся находки молодой национальной литературы: отношение писателей к слову, усложнение поэтики в силу историко-культурных контекстов и новых реалий, которые потребовали создания новых форм, изменений традиционных художественных средств языка, образности и символики. Насущным становится анализ и новое прочтение произведений этого периода, поскольку они подготовили почву для дальнейшего развития бурятской литературы, ее национальной образности, специфических и уникальных приемов, сочетающих восточную и западную классическую традицию.

В качестве эмпирического материала мы остановились на художественных произведениях первых бурятских писателей Б. Барадина, С. Туя, которые служат не только отражением литературного процесса рассматриваемого периода, но и наиболее ярко демонстрируют использование элементов картины мира. Характерной особенностью названого периода бурятской литературы было развитие малых жанров литературы, и, прежде всего, поэзии, поэтому нами был выбран стихотворный материал. Также был применен языковой принцип отбора: Б. Барадин писал на бурятском языке, С. Туя – на русском. Но особенное внимание при выборе произведений было обращено на художественную ценность поэтических текстов. Понимая невозможность рассмотрения всех элементов национальной картины мира в рамках статьи, мы выбрали концепты пространства – горы, степь, дом, родина, «герой», обращая внимание на использование и языковых средств, в частности поэтических метафор.

Пространство и время являются важнейшими категориями национальной картины мира, образующими основную систему координат. Пространство разделяется на физическое, то есть, включающее в себя видимый окружающий человека мир, где культурно значимыми образами являются гора, земля, степь, река, Байкал и другие элементы. Ментальное пространство, невидимое, но осознаваемое, включает «родину», «верхний» и «нижний» миры. Показ пространства в бурятской литературе на начальном этапе реализовывался в первую очередь через природу. Это неудивительно, поскольку, живя в конкретных природно-географических условиях, человек определял рамки картины мира, исходя из своего непосредственного окружения.

Гора – базовый элемент ландшафта, который в национальной картине мира осмысливается не только исключительно как пространственный, но и как религиозный компонент. Так, согласно шаманским представлениям, гора «в системе аксиологических оценок, выступает координатой абсолютного верха в возрастной временной модели, используется для выражения идей оппозиции жизнь – смерть» [3, с. 15]. Горы – это не только естественная преграда, для внешних врагов, а также границы родных территорий, но и место рождения стихии воды.

И не здесь ли природа воздвигнула горы – преграду

Для набегов воинственных, злобных врагов,

И высокие шлемы вершин, обращенных к закату,

Отблеск молний хранят от раската громов [1, с. 11].

Родной, необъятный и властный Байкал,

Волною рожденный меж каменных скал [1, с. 23]

Концепт «земля» понимается не только буквально как совместная территория проживания этноса или рода, но и осмысливается как земная жизнь.

Мать-земля распростерла в пространстве зеленые крылья

И откликнулся ливнем отец-небосвод,

Чтобы горы и долы щедроты природы копили

И себя продолжал человеческий род [1, с. 11].

Степь – ключевой элемент национальной картины мира, воспринимаемый как природное богатство, источник блага. Выражение «хээрын ногоон амтатай» дословно переводится как «трава в степи вкусная», воплощает образ благодатной Земли, дарующей жизнь номаду. Кочевник всегда с любовью описывают ее просторы, бесконечность. Особенно это видно в цикле С. Туя. Он с уверенностью смотрит вдаль, ступая босыми ногами по траве, что является показателем степени близости человека с природой. Так, мы понимаем, что природа существует независимо от человека, но их взаимодействие важно для его существования. В бурятской картине мира с древнейших времен природа является неотъемлемой частью жизнедеятельности. Буряты испокон веков проживали в гармонии с ней, не стремясь к ее кардинальному преобразованию, где «силам природы придавался личностный характер, и на этой основе человек верил в наличие родственных связей с природой» [8].

Я слагаю в степи песнопенье свое

Я пою о степи, о родимой степи,

Потому, что в родимой просторно.

Потому, что душа здесь не знает тоски...

Потому, что в душе так привольно! [1, с. 16]

В сборнике «Цветостепь» С. Туя воссоздает онтологическую картину мира номада. Ее ценность и заключается в незыблемости и круговороте вечности жизни степняка, независящей от временных преобразований.

На степи родимой и травах цветостепи

Разыгрались табуны!

Степи степят юрты… Юрты юртят степи…

Неразрывные мои! [1, с. 17]

Глубоким мифопоэтическим смыслом наполнена «Ангара», в основу которой легла бурятская легенда, недаром это подчеркнуто в названии «Ангара (Бурятская легенда)». Солбонэ Туя подчеркивает вольнолюбие и своенравность юной красавицы, решившейся ослушаться отца и убежать в степные просторы. Огромный утес, брошенный вслед Байкалом, навсегда закрыл ей дорогу в степь, но при этом оградил степняков от страшной стихии воды. Так, переосмысливается древняя легенда в понимании гармонии существования номада с природой.

Вкупе эти концепты дают обобщенное представление о мире номада, воплощая образ Родины, дома. Родиной может являться то место, к которому человек испытывает сильную эмоциональную привязанность: это не только фактическое место, но и люди, оказавшие гостеприимство, подарившие незабываемые эмоции. Главное родина – место, которое необходимо защищать, место, которое дает защиту.

Сам простор от хребтов баргузинских до высей Хухэя

Стал щитом для земли заповедно родной,

И Байкал, от серебряных стай лебединых светлея,

Обнимал берега поднебесной волной.

Да продолжатся древние корни моей родословной,

Да исполнятся все пожеланья мои,

Осененные светом богов - голубым Небосводом

И дыханьем любви материнской Земли!» [1, с. 11-13]

Концепт «дом» в национальной литературе представлен в основном через традиционное жилище бурят – юрту, которая представляла собой обобщенный образ природного пространства и множества ритуальных традиций и верований. Важное место в юрте принадлежало очагу, осмысливаемом как «главный сакральный объект каждого человеческого жилища, начиная с тех самых пор, когда человек научился добывать огонь, поддерживать его постоянно и сделал его символом своего дома» [9, с. 7]. В картине мира бурят очаг – это еще и символ Родины и рода, дома, дающий защиту и умиротворение.

И огонь в очаге, что зажжен от сиянья Байкала,

Суждено тебе, сын, на века сохранить.

Это – родина, вечный огонь и начало начала,

Родословной земли неразрывная нить [1, с. 13]

Таким образом, в рамках данных концептов сочетаются материальные и духовные ценности, которые оказали влияние на формирование «кочевого мира» национальной культуры. Он ориентирован, прежде всего, на гармонию с природой. В основе этого концепта лежит понимание смысла бытия, смерти и жизни человека, который неразрывно связан с пониманием всех основных природных циклов, функционированием и устройством окружающего мира.

Особое место в картине мира отводится герою. В мировоззрении воина-кочевника, которое формировалось с раннего детства, ведущая роль отводилась воспитанию патриотизма, чувству гордости за свою Родину. В передаваемых из поколения в поколение предания о легендарных героях Гэсэре, Аламжи-мэргэне, Барга-баторе, Хоридое, Амарсане и других получала практическое воплощение проблема самоидентификации. Основным сюжетом становили борьба со злом, с силами природы, жизнь и идеология рода, прославление физической и нравственной силы героя. Так, Б. Барадин обратился к мифу о первопредке бурят.

Был он телом могуч,

словно кедр с высокой вершины,

Ликом светел, с орлиною искрой в глазах.

С малых лет показал он себя настоящим мужчиной,

О котором слагается песня в веках.

Поэма изобилует красочными описаниями действий, свидетельствующими о борьбе за народное счастье, защиты родины от гнета завоевателей и простого народа. Для создания художественного образа любимого в веках героя, используются поэтические метафоры, демонстрирующие его лучшие человеческие качества: доброту, острый ум, отвагу, великодушие. В дальнейшем этот образ был взят многими писателями в формировании образа нового положительного героя.

Особенное место в устной эпической традиции отводилось женщине – мудрой и верной спутнице героя. Главным героем стихотворной пьесы «Великая сестрица шаманка» Б. Барадина является шаманка Эреэхэн, которая воплощает лучшие качества монгольской женщины. Это произведение стало совершенно новым словом в литературном процессе, отличительной чертой которого стало использование специфики национальной поэтики шаманов. В течение многих десятилетий поэма вызывала критику именно из-за введения в текст шаманских призываний и гимнов, сцен-видений, монологов-предсказаний, мистических представлений. Духовная сила главной героини заключается в том, что, даже предчувствуя свою гибель, она охвачена героической идеей освобождения своего народа и отправляется в далекое путешествие, в котором погибнет.

Я должна свое дело завершить.

Когда мой народ бедствует,

И я должна бедствовать.

За дело народа

Не должна своей жизни жалеть [2, с. 162].

Б. Барадин в образе главной героини, в использовании поэтики, близкой и понятной простым аратам, стремился выразить морально-этические взгляды народа, особенности «художественно-языкового литературного стиля и в области сценического искусства, музыки и пения» [4, с. 80].

Сегодня творчество первых бурятских писателей с полным правом можно считать частью культурного наследия бурятского народа, отразивших этнокультурную специфику, национальное самосознание, традиционные нормы и ценности, миф и фольклор. Зафиксировав и показав в своих произведениях различные элементы картины мира бурят, они в целом способствовали сохранению и трансляции особенностей национальной бурятской культуры. В конце 1920-х-1930-х гг. произведения Б. Барадина и С. Туя получили негативную общественно-политическую оценку и были изъяты из социокультурного пространства Бурятии. Однако современное прочтение позволяет сделать вывод, что произведения их произведения представляют собой богатейший и неиссякаемый источник информации о материальной и духовной жизни этноса.

Библиография
1.
Антология литературы Бурятии XX века – начала XXI века. В 3 т. Т.1. Поэзия / сост. Б.С. Дугаров; вст. Ст. Л.С. Дампиловой, Б.С. Дугарова. – Удэ-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. – 608 с. – ил.
2.
Барадин Б. Шэлэгдэмэл зохеолнууд / Б. Барадин. – Улан-Удэ : ИМБИТ СО РАН, Бур. кн. изд-во, 1999. – 242 с.
3.
Бардамова Е. А. Пространство и время в языковой картине мира бурят : автореф. дис. …. д.филол.н. / Е.А. Бардамова. – Улан-Удэ, 2012. – 41 с.
4.
Батуев Б. Б. Базар Барадин. Штрихи к политической биографии / Б. Б. Батуев // Неизвестные страницы истории Бурятии: из архивов КГБ. – Улан-Удэ : Обществ.-науч. центр «Сибирь», 1991. – Вып.1. – С. 6-23.
5.
Гачев Г. Д. Ускоренное развитие литературы (на материале болг. литературы первой половины XIX в.) / Г. Д. Гачев. – М. : Наука, 1964. – 311 с.
6.
Гердер И. Идеи к философии истории человечества / И. Гердер. – М. : Наука, 1977. – 704 с.
7.
Герц Г. Принципы механики, изложенные в новой связи / Г. Герц ; под ред. И. И. Артоболевского. – М. : Изд-во Академии Наук СССР, 1959. – 388 с.
8.
Григорьев А.Ф. Культурный ландшафт – стержневая картина мира гребенских казаков [Электронный ресурс] / А. Ф. Григорьев // Теория и практика общественного развития, 2011. № 7. – Режим доступа : https://cyberleninka.ru/article/n/kulturnyy-landshaft-sterzhnevaya-dominanta-kartiny-mira-grebenskih-kazakov/viewer. (дата обращения: 29.03.2021)
9.
Жуковская Н. Л. Судьба кочевой культуры / Н. Л. Жуковская. – М. : Наука, 1990. – 112 с.
10.
Залевская А. А. Национально-культурная специфика картины мира и различные подходы к ее исследованию [Электронный ресурс] А. А. Залевская // Языковое сознание и образ мира. – Режим доступа: https://iling-ran.ru/library/psylingva/sborniki/Book2000/html_204/1-5.html. (дата обращения: 13.02.2021)
11.
Маслова В. А. Когнитивная лингвистика / В. А. Маслова. – Минск : ТетраСистемс.-256 с.
12.
Полторацкий И. С. Некоторые теоретические аспекты изучения младописьменных литератур / И. С. Полторацкий, И. В. Силантьев, Н. Н. Широбокова // Сибирский филологический журнал. – 2010. – № 1. – С. 124-128 .
References (transliterated)
1.
Antologiya literatury Buryatii XX veka – nachala XXI veka. V 3 t. T.1. Poeziya / sost. B.S. Dugarov; vst. St. L.S. Dampilovoi, B.S. Dugarova. – Ude-Ude : Izd-vo BNTs SO RAN, 2010. – 608 s. – il.
2.
Baradin B. Shelegdemel zokheolnuud / B. Baradin. – Ulan-Ude : IMBIT SO RAN, Bur. kn. izd-vo, 1999. – 242 s.
3.
Bardamova E. A. Prostranstvo i vremya v yazykovoi kartine mira buryat : avtoref. dis. …. d.filol.n. / E.A. Bardamova. – Ulan-Ude, 2012. – 41 s.
4.
Batuev B. B. Bazar Baradin. Shtrikhi k politicheskoi biografii / B. B. Batuev // Neizvestnye stranitsy istorii Buryatii: iz arkhivov KGB. – Ulan-Ude : Obshchestv.-nauch. tsentr «Sibir'», 1991. – Vyp.1. – S. 6-23.
5.
Gachev G. D. Uskorennoe razvitie literatury (na materiale bolg. literatury pervoi poloviny XIX v.) / G. D. Gachev. – M. : Nauka, 1964. – 311 s.
6.
Gerder I. Idei k filosofii istorii chelovechestva / I. Gerder. – M. : Nauka, 1977. – 704 s.
7.
Gerts G. Printsipy mekhaniki, izlozhennye v novoi svyazi / G. Gerts ; pod red. I. I. Artobolevskogo. – M. : Izd-vo Akademii Nauk SSSR, 1959. – 388 s.
8.
Grigor'ev A.F. Kul'turnyi landshaft – sterzhnevaya kartina mira grebenskikh kazakov [Elektronnyi resurs] / A. F. Grigor'ev // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya, 2011. № 7. – Rezhim dostupa : https://cyberleninka.ru/article/n/kulturnyy-landshaft-sterzhnevaya-dominanta-kartiny-mira-grebenskih-kazakov/viewer. (data obrashcheniya: 29.03.2021)
9.
Zhukovskaya N. L. Sud'ba kochevoi kul'tury / N. L. Zhukovskaya. – M. : Nauka, 1990. – 112 s.
10.
Zalevskaya A. A. Natsional'no-kul'turnaya spetsifika kartiny mira i razlichnye podkhody k ee issledovaniyu [Elektronnyi resurs] A. A. Zalevskaya // Yazykovoe soznanie i obraz mira. – Rezhim dostupa: https://iling-ran.ru/library/psylingva/sborniki/Book2000/html_204/1-5.html. (data obrashcheniya: 13.02.2021)
11.
Maslova V. A. Kognitivnaya lingvistika / V. A. Maslova. – Minsk : TetraSistems.-256 s.
12.
Poltoratskii I. S. Nekotorye teoreticheskie aspekty izucheniya mladopis'mennykh literatur / I. S. Poltoratskii, I. V. Silant'ev, N. N. Shirobokova // Sibirskii filologicheskii zhurnal. – 2010. – № 1. – S. 124-128 .

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования рецензируемой работы – «репрезентация картины мира в бурятской национальной литературе первой трети XX века». Подобные варианты научных изысканий встречаются довольно часто, правда, базис исследования явно нов и нетривиален. Отмечу, что новизна данного материала также в сегментации изучаемого временного рубежа, а это перспектива новых работ смежной тематической направленности. Статью отличает выверенный научный стиль, правильная доминанта методологии. Удачно в начале исследования автор конкретизирует такие понятия как «картины мира», «миропонимание», «антропоцентризм», «текст», «дискурс»: «трактовка понятия «картина мира», осмысление его сущности и содержания исходит из анализа различных аспектов, таких как мифология, религия, идеология, язык, восприятие мира, быт и т.д., выбираемых в качестве объекта исследования». Для более точного и правильного понимания вопроса это необходимо. Поддержание собственно научной стези удается ссылками на серьезные, авторитетные, академические труды. Автор стремится сформировать условия для правильного, концептуального диалога с оппонентами. При этом суждения по ходу текста не вызывают серьезных нареканий и сомнений: например, «к началу XX века бурятская литература, несмотря на наличие буддийских сочинений разных жанров на старомонгольском алфавите и санскрите, практически не имела светской литературы, не получили развития проза и драматургия», или «в целом роль фольклора в условиях кочевого быта, не способствовавшего хранению письменно зафиксированной информации, была очень велика. Он становился родовой памятью всех монгольских народов, а улигершины – сказители, хранители устной эпической традиции были самыми уважаемыми членами общества» и т.д. Ряд позиций, которые требуют уточнений, комментируются автором: «в качестве эмпирического материала мы остановились на художественных произведениях первых бурятских писателей Б. Барадина, С. Туя, которые служат не только отражением литературного процесса рассматриваемого периода, но и наиболее ярко демонстрируют использование элементов картины мира. Характерной особенностью названого периода бурятской литературы было развитие малых жанров литературы, и, прежде всего, поэзии, поэтому нами был выбран стихотворный материал». Это сделано для достоверности изысканий, а также для того, чтобы потенциально заинтересованный читатель не терял нити рецепции вопроса. Методология исследования традиционна и объективно-понятна, вариация «классики» подходит для объективной оценки «картины мира» в бурятской литературе: «пространство и время являются важнейшими категориями национальной картины мира, образующими основную систему координат. Пространство разделяется на физическое, то есть, включающее в себя видимый окружающий человека мир, где культурно значимыми образами являются гора, земля, степь, река, Байкал и другие элементы». На мой взгляд, актуальность работы в популяризации интереса к национальной культуре Бурятии, конкретизации важных литературных форм бурятской поэзии. Примеры рассмотрены на должном уровне, следование текстовым пределам есть показатель качества. Объективно в работе воспроизведены культурные концепты Бурятии – «дом», «кочевой мир», «Ангара»… Автор уточняет сущность данных категорий, выходит при этом на научную новизну с учетом современной продуктивности. Стиль работы собственно научный, структура выдержана в рамках работ подобного тира, содержание информативно. Стоит обозначить, что цель исследования достигнута, а полученные (обобщенные) данные можно использовать далее при написании работ смежной направленности. Цитаты по ходу научного повествования оформлены в соответствии с требованиями журнала. Итоги созвучны основному блоку, противоречий не выявлено. Работа будет интересна специалистам в области национальной литературы Бурятии, а также всем заинтересованным в изучении данной культуры. Текст не нуждается в правке и дополнении, материал полновесен и самодостаточен. Рекомендую статью «Репрезентация картины мира в бурятской национальной литературе первой трети XX века» к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"