Статья 'Полемика об идейной направленности вокруг альманаха «Мнемозина»' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Полемика об идейной направленности вокруг альманаха «Мнемозина»

Оспанова Эвелина

аспирант, кафедра истории русской литературы, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, стр. 51, ауд. 958

Ospanova Evelina

Post-graduate student of the Department of the History of Russian Literature at Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory str., p. 51, room 958

evelina20.06@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.11.39080

EDN:

AUHKGD

Дата направления статьи в редакцию:

31-10-2022


Дата публикации:

19-11-2022


Аннотация: Статья представляет собой анализ полемики, которая происходила на страницах альманаха «Мнемозина», издаваемом А. С. Грибоедовым, В. К. Кюхельбекером и В. Ф. Одоевским в 19 веке. Объектом исследования выступают негативные критические отзывы, посвященные альманаху «Мнемозина». Целью исследования является выявление влияния негативных критических отзывов на восприятие альманаха «Мнемозина». Основная часть работы посвящена негативным отзывам об альманахе. В статье также имеется краткое описание истории создания самого альманаха для более полного и подробного понимания материала. При рассмотрении критических отзывов об альманахе «Мнемозина» в первую очередь стоит упомянуть личность Ф. Б. Булгарина, знаменитого своей громкой полемикой с издателями «Мнемозины», а также А. Ф. Воейкова и князя Шаликова, имевшего непосредственное отношение к данному альманаху. Новизна данной статьи заключается в более подробном рассмотрении негативных критических отзывов на альманах «Мнемозина», а также влиянии данной полемики на выход альманаха. Необходимо отметить, что «Мнемозина» за небольшой, но довольно активный период издания приобрела как идейных сторонников, разделявших взгляды издателей, так и противников, активно критиковавших альманах, среди которых были Ф. Б. Булгарин, А. Ф. Воейков и князь П. И. Шаликов. Полемика издателей «Мнемозины» с критиками не прекращалась вплоть до прекращения выхода альманаха. Данне критические отзывы вызвали бурную полемику по ряду вопросов: начиная от внешнего вида «Мнемозины», и заканчивая отдельными комментариями к произведениям альманаха. Данные обсуждения не только не испортили репутацию «Мнемозины», но и помогли привлечь к ней внимание общественности.


Ключевые слова:

Мнемозина, полемика, Грибоедов, Кюхельбекер, Одоевский, Шаликов, отзывы, издательство, критика, Воейков

Abstract: The article is an analysis of the controversy that took place on the pages of the almanac "Mnemosyne", published by A. S. Griboyedov, V. K. Kyukhelbeker and V. F. Odoevsky in the 19th century. The object of the study is the negative critical reviews devoted to the almanac "Mnemosyne". The aim of the study is to identify the influence of negative critical reviews on the perception of the almanac "Mnemosyne". The main part of the work is devoted to negative reviews about the almanac. The article also contains a brief description of the history of the creation of the almanac itself for a more complete and detailed understanding of the material. When considering critical reviews of the almanac "Mnemosyne", first of all it is worth mentioning the personality of F. B. Bulgarin, famous for his loud polemics with the publishers of "Mnemosyne", as well as A. F. Voeykov and Prince Shalikov, who was directly related to this almanac. The novelty of this article lies in a more detailed consideration of the negative critical reviews on the almanac "Mnemosyne", as well as the impact of this controversy on the output of the almanac. It should be noted that "Mnemosyne" for a short but rather active period of publication acquired both ideological supporters who shared the views of the publishers and opponents who actively criticized the almanac, among whom were F. B. Bulgarin, A. F. Voeykov and Prince P. I. Shalikov. The controversy of the publishers of Mnemosyne with critics did not stop until the publication of the almanac was discontinued. These critical reviews caused a heated debate on a number of issues: starting from the appearance of "Mnemosyne", and ending with individual comments on the works of the almanac. These discussions not only did not spoil the reputation of Mnemosyne, but also helped to attract public attention to it.



Keywords:

Mnemosyne, controversy, Griboedov, Kyukhelbeker, Odoyevsky, Shalikov, reviews, publishing house, criticism, Voeikov

В 20-е годы ХІХ в. происходит «журнализация» русской литературы [6, с. 13]. Особую роль данном процессе играло издание альманахов, получивших широкое распространение в печати. Их издание в рамках условий того времени было проще выпуска журналов. Именно эта форма публикации художественных произведений стала наиболее популярной, и в период с 1825 г. по 1832 г. каждый год выходили в печать около двух десятков альманахов [17, с. 224]. Так, А. С. Пушкин в 1827 г. отмечал, что «альманахи сделались представителями нашей словесности. По ним со временем станут судить о ее движении и успехах» [20, с. 1]. Позже В. Г. Белинский охарактеризовал данную эпоху как «альманачный период»: «Успех «Полярной звезды» произвел в нашей литературе альманачный период, продолжавшийся с лишком десять лет» [9, с. 76].

В. К. Кюхельбекер намеревался заниматься именно журналом, но в этом деле были определенные сложности. П. А. Вяземский писал В. А. Жуковскому 27 августа 1823 г. о намерениях Кюхельбекера: «Он собирается издавать журнал, но и тут беда: имя его, вероятно, под запрещением у цензуры... Надобно будет помочь ему, если начнет издавать, то возьмемся поднять его журнал. План его журнала хороший и Европейский, материалов у него своих довольно; он имеет познания. Кажется, может быть прок в его предприятии» [15, с. 190]. О планах Кюхельбекера узнал и А. С. Пушкин. В письме к П. А. Вяземскому от 20 декабря 1823 г. он спрашивал: «Что журнал Анахарсиса-Клоца-Кюхельбекера?» [17, с. 77].

Кюхельбекер прислушался к совету П. Плетнева «подружиться с кем-нибудь из московских журналистов, имеющих уже довольное число подписчиков», и принял решение привлечь к изданию «Мнемозины» главу общества любомудров В. Ф. Одоевского, который и сам нуждался в отдельном издании. Примечательно, что Пушкин воспринимал альманах как издание именно Кюхельбекера; Одоевского он не указывает, при том, что на обложке первым стоит имя Одоевского, лишь потом Кюхельбекера [23, с. 36].

В декабре 1823 года В. К. Кюхельбекер и В. Ф. Одоевский в «Вестнике Европы» сообщают о выходе их совместного альманаха «Мнемозина»: «Сие издание, в роде немецких альманахов, будет иметь главнейшею целию — удовлетворение разнообразным вкусам всех читателей. Посему в состав «Мнемозины» будут входить: повести, анекдоты, характеры, отрывки из комедий и трагедий, стихотворения всех родов и краткие критические замечания» [2, с. 316].

Кюхельбекер с Одоевским намеревались издавать по четыре части альманаха в год. Изначально у альманаха было 157 подписчиков, но при этом «Мнемозина» не затерялась на фоне более известных альманахов. Уже после издания первой части «Мнемозины», имевшей громкий успех, Кюхельбекер подмечал в одном из писем, что все расходы по этой части полностью покрыты, и он намеревался «отпечатать еще до 600 экземпляров первой части, а остальных частей сразу 1200». До этого случай с таким большим тиражом значился только у «Полярный звезды». Издание выходило не только в Москве и Петербурге, но также и в регионах [5, с. 153]. Всего вышло в свет четыре книжки «Мнемозины»: три из них в 1824 г., а последняя часть – в 1825 г. [25, с. 483–484]. Кюхельбекер с Одоевским планировали продолжить дальнейшее издание альманаха, но этого не удалось сделать из-за ряда причин, в числе которых значился арест Кюхельбекера.

В «Мнемозине» также активно принимали участие Грибоедов, Пушкин, Денис Давыдов, Вяземский, но направление альманаха задавалось именно Кюхельбекером и Одоевским [17, с. 230]. М. С. Акимова отмечает, что В. К. Кюхельбекер отвечал за поэзию и критику, а В. Ф. Одоевский заведовал областью философии, беллетристики и публицистики, также в его руках находилась административная и редакционная деятельность [1, с. 5].

С течением времени мнения о дальнейшем направлении журнала разнились все больше и больше, а отношения издателей становились все более непростыми. Четвёртую часть «Мнемозины» Одоевский формировал без помощи Кюхельбекера, хотя произведения последнего также и в данном выпуске являются значимыми.

В довольно небольшой, но при этом активный период своего издания «Мнемозина» получила множество положительных отзывов: громким был не только её анонс в «Вестнике Европы», но также и последующие отзывы литературных критиков, касающиеся как отдельных публикаций альманаха, так и всего выпуска в целом. При этом, стоит также отметить, что «Мнемозина» не раз подвергалась критике со стороны современников. Самым ярым критиком издания оказался Ф. В. Булгарин. Если поначалу Булгарин был склонен присоединиться к Кюхельбекеру и даже последовал его принципам при написании фельетона «Литературные призраки» [11, с. 401], то после резкой отповеди «романтика» на булгаринскую рецензию в «Литературных листках» превратился в ярого оппонента Кюхельбекера. Вместе с Одоевским Кюхельбекера поддержал и Евгений Баратынский, назвавший рассуждения критика «неоспоримо справедливыми» [21, с. 377]. По другую сторону поэтических баррикад оказались П. А. Вяземский и А. И. Тургенев: «Читал ли ты Кюхельбекериаду во второй „Мнемозине“? Я говорю, что это упоение пивное, тяжёлое» [18, с. 69].

«Мнемозина» Одоевского и Кюхельбекера встретила самого непримиримого противника в лице Ф. В. Булгарина, заявлявшего, что «Мнемозина» является экстрактом «греческого, римского, еврейского, халдейского и немецкого любомудрия, и если бы глубокомысленный мыслитель … понимал то, о чем он писал, и что почтенный издатель „Мнемозины“ поместил в сей книжке, то, может быть, и мы бы чему-нибудь понаучились» [24, с. 85]. П. Н. Сакулин также отмечал, что «в качестве поддужного Булгарина выступал Вас. Ап. Ушаков» [22, с. 276].

Е. Э. Вишневская в своей статье «В. Ф. Одоевский и альманах «Мнемозина» в истории книжной культуры России XIX века» [3, с. 68] отмечает, что В. Ф. Одоевский описывал настроения того времени в одном из своих произведений так: «…литературная брань выходила из границ всякой благопристойности», это была «площадная битва площадных шуток, двусмысленностей, самой злонамеренной клеветы и обидных применений…» [11, с. 37].

Среди негативных отзывов на альманах также необходимо упомянуть комментарии А. Ф. Воейкова. С середины 1820-х годов Воейков вел литературную полемику с В. К. Кюхельбекером и его альманахом «Мнемозина». Стоит, однако, отметить, что изначально у Воейкова с Кюхельбекером были хорошие дружеские отношения, которые позже ухудшились.

После выхода альманаха в свет, Воейков в разгромной рецензии возмущался тем, что «Мнемозина» «явилась в свет в лиловой обертке, с двумя худо литографированными картинками и премножеством опечаток. Мы не знаем, к какому разряду книг причислить Мнемозину . Если к Календарикам Муз ; то формат, лубочные картинки и плохие литеры совсем не соответствуют сему названию – и старшая сестра ея, Полярная звезда , перед нею красавица! По внутреннему достоинству, она еще менее принадлежит к ним. Если назвать Журналом ; то она не содержит в себе ничего современного, свежего ; ничего такого, почему б можно было догадаться, что она издана в 1824-м году. Elle ne palpate de l’interêt du moment» [13, с. 22].

Данная рецензия Воейкова вызвала ответное негодование издателей альманаха. Так, Кюхельбекер иронично вспоминал в своей заметке «Минувшего 1824 года военные, ученые и политические достопримечательные события в области Российской словесности» о словах Воейкова по поводу обложки первой части «Мнемозины»: «Строгая критика, которой подвергается гг. С., В. и Булгариным обвертка “Мнемозины”» [7, с. 499].

Позднее, во второй части «Мнемозины» в разделе «Статьи особенные» было напечатано «Письмо в Москву к В. К. Кюхельбекеру» Одоевского, в котором зло и остроумно высмеян Воейков, подписавший литерой В резкий отзыв о первой части альманаха [10, с. 165-185].

Также в этой части альманаха было опубликовано «Письмо в Москву к В. К. Кюхельбекеру о затеях „Новостей литературы“ и „Инвалида“ Воейкова» В. Ф. Одоевского, в котором он негативно отзывается о критической статье Воейкова. Одоевский пишет, что «”Мнемозину” бранят без пощады только в двух журналах: в “Новостях Литературы”, издаваемых А. Ф. Воейковым, и в восхитительном “Дамском журнале”, издаваемом кн. Шаликовым» [10, с. 165-185].

Князь Шаликов также активно вступал в полемику с издателями «Мнемозины». Шаликов издавал журналы «Московский зритель» (1806), «Аглая» (1808-1812), «Дамский журнал» (1823-1833). В 1813-1838 гг. был редактором «Московских ведомостей». Позже, В. К. Кюхельбекер, не раз отмечавший «великолепную ахинею» «плохого писаки» Ш., признавался, что не мог читать «Историческое известие о пребывании в Москве французов» Ш. «без того, чтобы не зашевелилось в сердце». «Таковы еще его известия о бедных», – писал В. К. Кюхельбекер – «тут всякий раз видно, что он принимает в них искреннее участие» [8, с. 128].

Также во второй части «Мнемозины» Одоевский в своем письме «Нечто в роде опечатки, или ответ Издателю «Дамского журнала» иронически обращается к князю: «Как жить в свете – право не понимаю. От искреннего сердца благодарил я Кн. Шаликова за похвалы Мнемозине – а это его огорчило; обещал ему прислать чувствительную пьесу для Дамского Журнала (см. Сын От. № 12), что этого нежнее? – а это его огорчило. Принявши на себя тон оскорбленной невинности, которая так к лицу Дамскому Журналу, он грозно называет меня любомудрым – что этого страшнее?

Полно-те Г. Издатель Дамского Журнала! Зачем называешь меня столько ненавистным для вас именем? Зачем огорчаться? Горесть расстраивает сердца чувствительные. Возьмите в руки книжку Revue Encyclopédique, в которой именно написано, что вы даже издаете Дамский Журнал (и только!); киньте нежный, отеческий взгляд на собрание своих сочинений – и утешьтесь! Что вам до завистников?

Видите ли Г. Издатель Дамского Журнала – с какою я рожден нежною душею: Вы на меня гневаетесь, а я вас хвалю! Впрочем вы сами тому причиною; вы сами тому причиною, что на вас уже нельзя сердиться, что пред вами умолкает и гнев, и Логика!

Как бы то ни было, мои приятели чрезвычайно сожалеют обо мне: ”Зачем” говорят они ”избрал ты соперника столь страшного? Зачем не нападаешь на них, которые подобно Литературных наростов; у которых в продолжении целого полстолетия ничего в голове, кроме фиалок и роз не вертелось, и которых слава сплочена из насмешек, на их же счет сказанных?” - Как вы об этом думаете Г. Издатель Дамского Журнала? – Впрочем честь имею быть и проч.

P.S. Почтенный Издатель Дамского Журнала спрашивает у меня, как мне угодно, чтобы он отвечал мне? – Все по прежнему, Г. Издатель, все по прежнему! Только Бога ради не хвалите меня» [10, 189-190].

Кн. Шаликов не менее иронически отвечает на письмо Одоевского: «Советую г-ну Одвск., Автору Опечатки (прим. автора: Полный титул бессмертного творения: «Нечто в роде опечатки (?!) «или ответ» (который, между нами, хуже всякой опечатки) «Издателю Дамского журнала» . См. опечатки так именуемой Мнемозины, Ч. II), посмотреть полуденными глазами своего товарища по изданию так именуемой Мнемозины (Ч. II, стран. 53) на то, что я сказал в похвальном Ответе на чувствительную благодарность великого трансценденталиста … Другие советы были бы конечно полезны новому Канту так именуемой Мнемозины – или, лучше сказать, подлинно Мнемозины: les extrêmes se touchent» [4, с. 99 – 100]. Князь постоянно добавляет «так именуемая Мнемозина», когда говорит об альманахе, подчеркивая свое негативное отношение к происходящему.

В своем последующем «Ответе Князя Шаликова на чувствительнейшую благодарность г-на Одвск.», опубликованном в «Дамском журнале», кн. Шаликов упрекает Одоевского за предыдущее письмо: «Ежели бы человек охотнее внимал голосу собственной пользы, всегда верному, а не воплям самолюбия, всегда предательским; то любомудрый сотоварищ Издателя так именуемой Мнемозины, вместо жалких шуточек и натянутой декламации, долженствовал бы благодарить меня весьма искренне за все, сказанное мною – не о любомудрии , которое, вопреки г-ну Одвск., весьма уважаю, но о так именуемой Мнемозине; но о том, кто сам себя называет любомудрым ; но о том, кто в любомудрии своем досаждал столь долго и столь ужасно днями досад и досаждает столь нестерпимо своими примечаниями в так именуемой «Мнемозине»: ибо все, что я ни сказал было бы для него полезнее , чем собственная его статья, которою доказал он только счастливую память свою, пересчитывая по пальцам давно забытое , и которая заключается вопросами – кто бы ожидал от великого трансцеденталиста? – похожими на вопросы караульного при известных случаях: «Кого? Как? За что?» [16, с. 198-199].

В августовском номере «Дамского журнала» была помещена заметка Н… Мгл… («правдолюбивого сочинителя», как его называет Шаликов в примечании). В данной статье было подробно разобрано письмо Одоевского, опубликованного в «Сыне Отечества» ранее: «Г. Одвск. предполагает в заглавии своего письменного произведения изъявление чувствительнейшей благодарности Издателю Дамского журнала, а г. Издатель Сына Отечества называет (даже (!!)) благодарность его критикою.

La raisom dit Virgile et la rime Quinault! Прочитав письменное изъявление чувствительнейшей благодарности – оно же будет и критика (!!) – мы, к вашему удивлению, не нашли в нем ни изъявления чувств благодарности, ни истинной и полезной критики . Если подобные произведения должны озарять человеческий ум; если думают сочинители оных и издатели заставить доброе сердце разделить чувства благодарности: то можно решительно сказать, что ум никогда не выйдет из мрака невежества, и сердце должно закрыться для участия… Блеснув щеголеватыми эпитетами, наряженными (à la folie), не думает ли Сочинитель прослыть ценителем талантов? Определить достоинство и погрешности сочинений? Показать истинный вкус и здравые суждения?.. Но мы… мы думаем, что сказать напр. давно забытое путешествие, послания в стихах, до сих пор нечитанные, и т.п., столь же недостаточно для хорошей критики и для хорошего критика (И для превосходного Журнала каков С.О. – Замечено, что в том превосходном Журнале самая решительная и лучшая критика состоит в том, чтобы воскликнуть: «Бедный Егор! Бедный Роман. Бедный читатель!» С.О., № 2, стран. 238. Соч.) , как школьнику, который в первый раз слышит Французский язык, невозможно понять Вольтерова стиха:

Tout m’ètonne dans vous, mais aussi tout m’outrage.

И так, к какому роду сочинений должно пристроить сие письменное изъявление чувствительнейшей благодарности, или критико-благодарности (!!)? Какая была побудительная причина к напечатанию оной? Какую цель имеет оно?.. О времена! о нравы! – Жалкая благодарность! жалкая критика!.. и странная для всякого рассудительного читателя.

Г. Сочинитель чувствительнейшей благодарности увлекся и сам за Издателем Сына Отечества, и забыв обещание, с арнадскою невинностью (!!) сказал: «Позвольте мне, г. Издатель Д.ж., принести вам нежнейшую (!!) благодарность…» - Где же истина?

Разрешите, милостивые государи, что значат эти вариации? Мы позабыли, как называются они в Риторике Г-на Мерзлякова.

Далее: Сочинитель «боялся восхищений.» - «Ну! пропал я!» восклицает он: «Кн. Шаликов подарит меня фразою, подобною (!!) смычку г-на Буше (!!) … или нарисует восхитительную картину (?), или наконец (!!) поставит (?) меня на одну доску с фигляром и проч. – Вот и еще вам любомудрственная вариация !.. Почему думает Сочинитель неопределеннейшей – критико – чувствительнейшей благодарности, что после восхищений всегда дарят фразою, подобною смычку?

После этого весьма естественно думать Сочинителю, что в Дамском журнале все как-то (!!) идет на выворот. Трудно понять других, когда самих себя не понимаем!

Из сего сделали мы заключение, что трактат, или любомудрственное исследование отношений, существующих между корсетом и поддевальным (!!) платьем, с эпиграфами, мадригало – эпиграммами, выносками, ссылками и цитациями (?), требует лучшей ясности и точности в мыслях и слоге (См. Риторику г-на Мерзлякова. Соч. ); чего не надеемся мы от Сочинителя и думаем, что возьмется не за свое.

Далее г. Одвск. забылся до такой степени, что велит нам заглянуть в №7 Д.ж. на 30 страницу. По его мнению, там «есть (?) люди, собирающиеся (!!) брать звезды с горизонта (??) и без дальних околичностей класть их под микроскоп!» Скажите ему, милостивые государи, что это мечта; что мы нарочно заглядывали в №7 Д.ж. и не нашли в нем людей, которые могут существовать только в предположениях Мнемозины; что мы видим в нем на 30 странице в примечании продолжение похвалы сей красавице, столь ею заслуживаемой!..» [12, с. 183-187].

Необходимо отметить, что «Мнемозина» за небольшой, но довольно активный период издания приобрела как идейных сторонников, разделявших взгляды издателей, так и противников, активно критиковавших альманах, среди которых были Ф. Б. Булгарин, А. Ф. Воейков и князь П. И. Шаликов. Полемика издателей «Мнемозины» с критиками не прекращалась вплоть до прекращения выхода альманаха. Данне критические отзывы вызвали бурную полемику по ряду вопросов: начиная от внешнего вида «Мнемозины», и заканчивая отдельными комментариями к произведениям альманаха. Данные обсуждения не только не испортили репутацию «Мнемозины», но и помогли привлечь к ней внимание общественности.

Библиография
1.
Акимова М. С. Публицистическая направленность альманаха 1820-х гг. (на примере альманаха “Мнемозина”) // Очерки истории русской публицистики первой трети XIX века / Отв. ред. О.А. Крашенинникова. – Москва: ИМЛИ РАН, 2021. 816 с.
2.
Вестник Европы. Декабрь, 1823. С. 316.
3.
Вишневская Е. Э. В. Ф. Одоевский и альманах «Мнемозина» в истории книжной культуры России XIX века. / «Библиотековедение», 2009, № 2. С. 64 – 71.
4.
Вопрос г-ну Булгарину и совет г-ну Одоевскому. Дамский журнал. Ч. 7. № 15. С. 99 – 100.
5.
Гирченко И. В. Мнемозина (Московский литературно-художественный альманах В.К. Кюхельбекера и В.Ф. Одоевского) // Декабристы в Москве: труды музея истории и реконструкции Москвы. – М., 1963. — Вып. 8. С. 150 – 161.
6.
Зыкова Г. В. Журнал Московского университета «Вестник Европы» (1850-1830 гг.): Разночинцы в эпоху дворянской культуры. М.: Диалог-МГУ, 1998. 129 с.
7.
Кюхельбекер В. К. Минувшего 1824 года военные, ученые и политические достопримечательные события в области Российской словесности» // В. К. Кюхельбекер. Путешествие. Дневник. Статьи. С. 499.
8.
Кюхельбекер В. К. Путешествие. Дневник. Статьи / Изд. подготовили Н.В. Королева, В.Д. Рак. Л.: Наука, 1979. 787 с.
9.
Лотман Ю. М. Пушкин: Биография писателя. Статьи и заметки / Ю.М. Лотман. – СПб., 1995. С. 21 – 184.
10.
Мнемозина, 1824. Ч. 2. 201 с.
11.
Мордовченко Н. И. Русская критика первой четверти XIX века. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959. 431 с.
12.
Нечто о чувствительнейшей благодарности г-ну Издателю Дамского журнала, за лестный его отзыв о Мнемозине. Дамский журнал. 1824. Ч. 8. № 23. С. 183 – 187.
13.
Новости литературы, 1824. Кн. 8. № 15. С. 22.
14.
Одоевский В. Ф. Новый год // Одоевский В.Ф. Последний квартет Бетховена. — М.: Моск. рабочий, 1982. С. 42 – 50.
15.
Остафьевский архив князей Вяземских. Издание гр. С. Д. Шереметева. Под ред. и с примеч. В. И. Саитова. – Т. 3. // Переписка кн. П. А. Вяземского с А. И. Тургеневым (1824-1836) – СПб., 1901. 346 с.
16.
Ответ Князя Шаликова на чувствительнейшую благодарность г-на Одвск. Дамский журнал. Ч. 6. № 11. С. 198 – 199.
17.
Очерки истории русской литературной критики. Т. 1 (XVIII - первая четверть XIX в.) / Ред. Ю. В. Стенник. СПб.: Наука, 1999. 367 с.
18.
Письмо П. А. Вяземского А.И. Тургеневу. // Остафьевский архив князей Вяземских. Т. 3. С. 69.
19.
Пушкин А. С. Собрание соч.: В 10 т. – М.: Наука., 1964. – Т. 10. С. 77.
20.
Пушкин А.С. Об альманахе «Северная лира» // Пушкин и его современники, 1916, вып. XXIII—XXIV. С. 1.
21.
Русская старина, 1875. № 7. С. 377.
22.
Сакулин П. Н. Из истории русского идеализма. Князь В.Ф. Одоевский. Мыслитель-писатель: в 2 ч. М., 1913. – Т. 1. – Ч. 1. 617 с.
23.
Тереховская A. B. В.К. Кюхельбекер — литературный критик (Идеи. Жанры. Стиль): Дис. канд. филол. наук: 10.01.02 / Таврический национальный ун-т им. В. И. Вернадского. Симферополь, 2004. 185 с.
24.
Турьян М. А. Странная моя судьба: о жизни Владимира Федоровича Одоевского / М. А. Турьян. — М.: Книга, 1991. 400 с.
25.
Федотова С. Б. "Мнемозина, собрание сочинений в стихах и прозе" // Пушкин в прижизненной критике, 1820—1827. СПб, 1996. С. 483 – 484.
References
1.
Akimova M. S. Journalistic orientation of the almanac of the 1820s. (on the example of the almanac "Mnemosyne") // Essays on the history of Russian journalism in the first third of the 19th century / Ed. ed. O.A. Krasheninnikov. - Moscow: IMLI RAN, 2021. 816 p.
2.
Bulletin of Europe. December, 1823. S. 316.
3.
Vishnevskaya E. E. V. F. Odoevsky and the almanac "Mnemosyne" in the history of the Russian book culture of the XIX century. / "Library Science", 2009, No. 2. P. 64 - 71.
4.
Question to Mr. Bulgarin and advice to Mr. Odoevsky. Ladies magazine. Part 7. No. 15. P. 99 - 100.
5.
Girchenko I. V. Mnemozina (Moscow Literary and Artistic Almanac of V.K. Kuchelbecker and V.F. Odoevsky) // Decembrists in Moscow: Proceedings of the Museum of History and Reconstruction of Moscow. - M., 1963. - Issue. 8. P. 150 - 161.
6.
Zykova G.V. Journal of Moscow University "Bulletin of Europe" (1850-1830): Raznochintsy in the era of noble culture. M.: Dialogue-MGU, 1998. 129 p.
7.
Kyuchel’beker V. K. Military, scientific and political landmark events in the field of Russian literature of the past 1824 // V.K. Küchelbeker. Travel. A diary. Articles. P. 499.
8.
Kuchelbeker VK Journey. A diary. Articles / Ed. prepared by N.V. Koroleva, V.D. Crayfish. L.: Nauka, 1979. 787 p.
9.
Lotman Yu. M. Pushkin: Biography of the writer. Articles and notes / Yu.M. Lotman. - SPb., 1995. P. 21 - 184.
10.
Mnemosyne, 1824. Part 2. 201 p.
11.
Mordovchenko N. I. Russian criticism of the first quarter of the XIX century. M.; L.: Publishing House of the Academy of Sciences of the USSR, 1959. 431 p.
12.
Something about the most sensitive gratitude to Mr. Publisher of the Ladies' Magazine, for his flattering review of Mnemosyne. Ladies magazine. Part 8. No. 23. P. 183 - 187.
13.
News of literature, 1824. Book. 8. No. 15. P. 22.
14.
Odoevsky V.F. New Year // Odoevsky V.F. Beethoven's last quartet. — M.: Mosk. worker, 1982. P. 42 - 50.
15.
Ostafievsky archive of princes Vyazemsky. Edition gr. S. D. Sheremeteva. Ed. and with note. V. I. Saitova. - T. 3. // Correspondence of the book. P. A. Vyazemsky with A. I. Turgenev (1824-1836) - St. Petersburg, 1901. 346 p.
16.
Reply of Prince Shalikov to Mr. Odvsk's most sensitive gratitude. Ladies magazine. Part 6. No. 11. P. 198 - 199.
17.
Essays on the history of Russian literary criticism. T. 1 (XVIII-first quarter of the XIX century) / Ed. Yu. V. Stennik. St. Petersburg: Nauka, 1999. 367 p.
18.
Letter from P.A. Vyazemsky to A.I. Turgenev. // Ostafievsky archive of princes Vyazemsky. T. 3. P. 69.
19.
Pushkin A. S. Collection of works: In 10 vols. - M .: Nauka., 1964. - T. 10. P. 77.
20.
Pushkin A.S. About the almanac "Northern Lyre" // Pushkin and his contemporaries, 1916, no. XXIII-XXIV. P. 1.
21.
Russian antiquity, 1875. No. 7. P. 377.
22.
Sakulin P. N. From the history of Russian idealism. Prince V.F. Odoevsky. Thinker-writer: in 2 hours M., 1913. - T. 1. - Part 1. 617 p.
23.
Terekhovskaya A. B. V.K. Kuchelbecker - literary critic (Ideas. Genres. Style): Dis. cand. philol. Sciences: 10.01.02 / Taurida National University. V. I. Vernadsky. Simferopol, 2004. 185 p.
24.
Turyan M. A. My strange fate: about the life of Vladimir Fedorovich Odoevsky / M. A. Turyan. - M .: Book, 1991. 400 p.
25.
Fedotova S. B. "Mnemosyne, collected works in verse and prose" // Pushkin in lifetime criticism, 1820-1827. St. Petersburg, 1996. P. 483 - 484.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья «Альманах «Мнемозина» в оценке А. Ф. Воейкова и князя П. И. Шаликова» написана на актуальную тему и содержит элементы научной новизны. Однако сразу отмечу, что тема, заявленная в названии статьи, не получила должного развития. В основном тексте статьи переданы уже известные сведения об истории сотрудничества В.К. Кюхельбекера и В.Ф. Одоевского, о месте «Мнемозины» в литературном процессе, дано объяснение, почему в русской литературе этого периода преобладали альманахи, представлен обзор критических отзывов о «Мнемозине», перечислены авторы, сотрудничающие с изданием. Все это очерчивает необходимый контекст, который подводит к главной теме исследования – оценкам А.Ф. Воейкова и князя П.И. Шаликова «Мнемозины», однако именно она представлена фрагментарно, эскизно, отрывочно и носит, скорее, информативный, чем аналитический характер. Вероятно, данный дисбаланс является следствием того, что отчетливо не сформулирована цель исследования. Получается, что либо надо менять название статьи, либо менять ее структуру и усиливать освещение заявленной темы.
В целом же, в работе представлен интересный материал, который крайне важен при изучении таких вузовских курсов, как «История русской литературы», «История литературной критики», «История русской журналистики». Также статья будет интересна культурологам, специалистам по книжному и издательскому делу. Отмечу подачу материала – статья написана живо, в ней есть «интрига», поэтому читается она на одном дыхании. Список литературы показывает глубокое погружение в тему исследования, литературный контекст. Ссылки на работы предшественников носят не формальный характер (когда даются отсылки к исследованиям списочно, без какого-либо аналитического комментария), они уместны, служат для уточнения наблюдений и выводов автора статьи.
Таким образом, статья может быть рекомендована к публикации после доработки. Кроме того, необходимо внести следующую правку:
1. Сделать правильную ссылку в предложении «Издание выходило не только в Москве и Петербурге, но также и в регионах [Гирченко, с. 153]».
2. Уточнить согласование в причастном обороте в предложении «… Кюхельбекером и Одоевским, владевших значительной частью литературного материала…»
3. В предложении «Акимова М. С. отмечает…» инициалы лучше поставить перед фамилией.
4. Убрать ненужный знак в слове «ли¬тографированными».
5. Выделить с обеих сторон занятыми оборот с «несмотря на» в предложении «…что несмотря на небольшой период издания «Мнемозина» была довольно популярным альманахом».
6. В заключении не нужна запятая между однородными деепричастными оборотами в предложении «…начиная от внешнего вида «Мнемозины», и заканчивая отдельными комментариями…»

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Историко-культурное значение литературы, на мой взгляд, необходимо чаще вводить в круг научных дискуссий. В ходе подобных разборов происходит некая конкретизация того или иного автора, того или иного текста, того или иного периодического издания. Рецензируемая статья касается полемики об идейной направленности альманаха «Мнемозина». Как отмечает автор в начале работы, «в декабре 1823 года В. К. Кюхельбекер и В. Ф. Одоевский в «Вестнике Европы» сообщают о выходе их совместного альманаха «Мнемозина»: «Сие издание, в роде немецких альманахов, будет иметь главнейшею целию — удовлетворение разнообразным вкусам всех читателей. Посему в состав «Мнемозины» будут входить: повести, анекдоты, характеры, отрывки из комедий и трагедий, стихотворения всех родов и краткие критические замечания», «Кюхельбекер с Одоевским намеревались издавать по четыре части альманаха в год. Изначально у альманаха было 157 подписчиков, но при этом «Мнемозина» не затерялась на фоне более известных альманахов. Уже после издания первой части «Мнемозины», имевшей громкий успех, Кюхельбекер подмечал в одном из писем, что все расходы по этой части полностью покрыты, и он намеревался «отпечатать еще до 600 экземпляров первой части, а остальных частей сразу 1200». До этого случай с таким большим тиражом значился только у «Полярный звезды». Издание выходило не только в Москве и Петербурге, но также и в регионах. Всего вышло в свет четыре книжки «Мнемозины»: три из них в 1824 г., а последняя часть – в 1825 г. Кюхельбекер с Одоевским планировали продолжить дальнейшее издание альманаха, но этого не удалось сделать из-за ряда причин, в числе которых значился арест Кюхельбекера». Так называемая историческая справка вполне оправдана, она дает возможность целостно представить судьбу издания, определиться с временными рубежами выхода альманаха. Оценка статуса «Мнемозины» в культурной жизни России XIX века, определение ее роли, обозначение авторского состава – все это дано в статье грамотно, продумано, концептуально. Исследование вообще имеет классический наукоемкий вид, и это не может не радовать. Потенциальный читатель, надеюсь, с удовольствием сможет прочитать материал, взять для себя «что-то» новое. Стиль сочинения соотносится с научным типом речи, основной блок тезисов точен, объективен. Например, «в «Мнемозине» также активно принимали участие Грибоедов, Пушкин, Денис Давыдов, Вяземский, но направление альманаха задавалось именно Кюхельбекером и Одоевским. М. С. Акимова отмечает, что В. К. Кюхельбекер отвечал за поэзию и критику, а В. Ф. Одоевский заведовал областью философии, беллетристики и публицистики, также в его руках находилась административная и редакционная деятельность», или «среди негативных отзывов на альманах также необходимо упомянуть комментарии А. Ф. Воейкова. С середины 1820-х годов Воейков вел литературную полемику с В. К. Кюхельбекером и его альманахом «Мнемозина». Стоит, однако, отметить, что изначально у Воейкова с Кюхельбекером были хорошие дружеские отношения, которые позже ухудшились», или «необходимо отметить, что «Мнемозина» за небольшой, но довольно активный период издания приобрела как идейных сторонников, разделявших взгляды издателей, так и противников, активно критиковавших альманах, среди которых были Ф. Б. Булгарин, А. Ф. Воейков и князь П. И. Шаликов. Полемика издателей «Мнемозины» с критиками не прекращалась вплоть до прекращения выхода альманаха» и т.д. Основной блок работы сориентирован на разверстку вопроса идейной направленности «Мнемозины», следовательно, тема как таковая раскрывается на протяжении всего сочинения. В работе достаточное количество примеров, автор частотен в ссылках и апелляциях к критическим источникам, наблюдения, письмам, отзывам. Библиография к тексту вариативна, формальный ценз издания выдержан. Считаю, что материал может быть использован в русле изучения курса истории русской литературы, русской культуры XIX века. Текст не нуждается в серьезной правке, дополнения излишни. Рекомендую статью «Полемика об идейной направленности вокруг альманаха «Мнемозина» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.