Статья 'Чехов и географический детерминизм' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Чехов и географический детерминизм

Цзинь Тяньхао

кандидат филологических наук

аспирант, кафедра истории русской литературы, Московский Государственый Университет

119991, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Jin Tianhao

PhD in Philology

Postgraduate student, the department of History of Russian Literature, Moscow State University

119991, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

mynameisdestiny@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.3.35125

Дата направления статьи в редакцию:

26-02-2021


Дата публикации:

18-03-2021


Аннотация: В последнее время наблюдается усиление интереса литературоведов к взаимосвязи мировоззрения и творчества Чехова. Настоящая работа посвящена данной проблеме. Вопрос о мировоззрении писателя давно вызывал острую полемику. О религиозном мировоззрении Чехова, естественнонаучном материализме и натурализме в творчестве Чехова много написано. Но тема Чехова и географического детерминизма мало изучена. Хотя идея географического детерминизма и тема влияния громадных просторов России на жизнь людей неоднократно встречаются в письмах и в произведениях Чехова. Предметом исследования служат произведения Чехова, содержащие идеологию географического детерминизма. Основными методами представляются описательный, аналитический и сопоставительный методы. Научная новизна предпринятой работы заключается в том, что в ней впервые дан системный и развёрнутый анализ идеи географического детерминизма в творчестве Чехова. К тому же установлено влияние точек зрения разных представителей географического детерминизма на мировоззрение Чехова. В заключении отметчено, что действительно есть связь между Чеховым и географическим детерминизмом существует. Апатия, тоска, бессилие, безысходность, одиночество и чередование возбудимости и усталости персонажей Чехова связаны с географическими особенностями России, с ее необъятными пространствами, суровыми зимами, серостью и монотонностью. Проведенное исследование подтверждает особенную значимость анализа связи Чехова и географического детерминизма при исследовании идиостиля Чехова.


Ключевые слова: Чехов, географический детерминизм, мировоззрение, русские просторы, народный характер, славянская апатия, Бокль, Дядя Ваня, Астров, Иванов

Abstract: Literary scholars have recently shown growing interest in interrelation between Chekhov’s worldview and creativity. This article is dedicated to this topic. The question of the writer's worldview has long caused intense debate. There are multiple works dedicated to Chekhov's religious worldview, natural science materialism, and naturalism; however, the topic of Chekhov and geographical determinism is poorly studied. Although the idea of geographical determinism and the impact of vast expanses of Russia upon people’s lives occurs in the correspondence and works of Chekhov at various times. The subject of this research is Chekhov's works that contain the ideology of geographical determinism. The scientific novelty consists in the systematic and comprehensive analysis of the idea of geographical determinism in Chekhov's works. The influence of the opinions of different representatives of geographical determinism upon Chekhov's worldview is established. The author observes a connection between Chekhov and geographical determinism. Apathy, yarn, exhaustion, hopelessness, loneliness and alternation of excitability and fatigue of Chekhov's characters are associated with the geographical peculiarities of Russia, its vast expanses, severe winters, dullness, and monotony. The conducted research confirms the value of analysis of the connection between Chekhov and geographical determinism in the context of studying Chekhov's writing style.



Keywords:

Buckle, Slavic apathy, national character, worldview, Russian expanses, Uncle Vanya, geographical determinism, Chekhov, Astrov, Ivanov


В истории науки сформированы два основных направления, определяющих главную направляющую силу развития общества и формирования народного характера: либо географическое влияние, либо культурное влияние. Отдавая приоритет влиянию природы, представители географического детерминизма Ш. Монтескье и Д. Дидро выдвигают идею об определении характера народа, прежде всего, посредством климатического условия [1].

Географический детерминизм представляется мировоззренческой концепцией, объясняющей развитие народа географическими факторами — географическим положением, рельефом местности, климатом и естественными запасами [2, c. 624].

В России первые рассуждения в рамках географического детерминизма относятся к летописи «Повесть временных лет». Географическое положение поселения не только определяет тип хозяйствования и пищу жителей, но и влияет на выбор названия племени. Например: племя «поляне», это род, живущий в лесу и охотящийся на зверей.

А в качестве примера рассуждений в русле географического детерминизма из русских ученых чеховского времени приведём слова Н. А. Бердяева: в судьбе России огромное значение имели географические факторы. Ввиду необъятных пространств, русский народ был принужден к образованию огромного государства [3, c. 62]. Согласно Н. А. Бердяеву, русский человек — это человек, который привык быть в пути. Помимо того, чтобы преодолевать громадные расстояния, русский человек весьма не жалеет время, не ценит её [4, c. 223]. Данная точка зрения совпадает с мнением М. Погодина. Считая непривязанность к настоящему месту как типичный русский характер, М. Погодин называет русский народ скитальцем и бродягой. Мнение о том, что характер русского народа определяет географическая черта России утверждает и Н. Гоголь. Он писал, что характер народа напрямую зависит от вида земли.

Чехов часто в своих произведениях и письмах упоминает Г. Т. Бокля. Бокль в своей монографии утверждает главные факторы, определяющие развитие общества — еда, климат, почва и природное состояние [5]. О влиянии идеи Бокля на Чехова утверждает П. Н. Долженков. По его мнению, более всего влияет на Чехова идея Бокля о воздействии «общего вида природы» на жизнь народа, который предрасполагает человека к известному образу мыслей и таким образом дает особый оттенок религии, искусству и литературе. Согласно Боклю, величественная природа одновременно и заставляет человечество проникаться скорбным сознанием собственного ничтожества, им тяготит подчиненность [6, c. 102]. Действительно, громадные просторы иногда внушают русскому народу пессимизм и апатию.

Стоит отметить иронические контексты, нередко возникающие при выражении идей географического детерминизма (в частности, имя Бокля часто звучит иронически). Например: в последнем произведении Чехова, в «Вишневом саде», фамилия Бокля предстает уже в ироническом контексте. Конторщик Епиходов представляется малограмотным человеком с плохой дикцией. Сначала разговорил о пауке и таракане, а вслед спросил Дуняшу «Вы читали Бокля»? Здесь с помощью упоминания о «Бокле» подчеркнуто настойчивое стремление Епиходова казаться «ужасно» образованным. Хотя у него вообще-то не хватает интеллекта для полного понимания содержания книги. Труд Бокля «История цивилизации Англии» и его учение о влиянии климатических условий и природных особенностей на развитие общества и формирование национального характера пользовался популярностью в тогдашней России. Хотя из-за своего низкого культурного уровня о России с точки зрения географического детерминизма Епиходов лишь может сказать «мороз в три градуса», «Наш климат не может способствовать в самый раз» и «скрипящие сапоги». Конторщик Епиходов упоминает о Бокле и своем мнении о географическом детерминизме, чтобы выдержал авторитет перед Дуняшей. Хотя его поступки приносят лишь иронический эффект. Часто бывает так, что Чехов специально создает персонажей с противоестественной чертой для иронического и комического эффекта. Или в рассказе «Человек в футляре» создается образ Беликова как человека порядочного, мыслящего, читающего труд Бокля, но одновременно подчиняющемуся любому окружающему влиянию. Он боится жизни до патологической степени.

Вернемся к воззрению Чехова на суровый климат и простор равнин как причины славянской апатии и пессимизма. Чехов в своем письме Д. В. Григоровичу от 5 февраля 1888 года отмечает «необъятная равнина, суровый климат <...> сырость столиц» [7, c. 190] как одна из главных причин самоубийства русского юноши. В этом письме говорится и о пространстве, «простора так много, что маленькому человечку нет сил ориентироваться». О влиянии громадной русской природы на народ часто встречается и в произведениях Чехова. Единый и стройный эпический образ, пронизывает художественную жизнь Чехова — образ русской земли. Еще до первого путешествия по Европе Чехов размышлял о своеобразии русской природы, о долгих суровых зимах, о бескрайних пространствах, порождающих чувство заброшенности и одиночества. Как написано в рассказе «Жена»: «Посмотрите вы на окружающую природу: высунь из воротника нос или ухо - откусит; останься в поле один час - снегом засыплет <...> Только и знаем, что горим, голодаем и на все лады с природой воюем» [7]. Здесь появляется мотив противоборства природы и человечества. Природа мощна и жестока. Человек ощущает свою слабость и ничтожность перед неодолимой силой природы.

Или «Громадные пространства, длинные зимы, однообразие и скука жизни вселяют сознание беспомощности, положение кажется безнадежным, и ничего не хочется делать, - все бесполезно... Это все равно, что в степи, которой конца не видно, убить одну мышь или одну змею». В самом начале рассказа «В родном углу» даётся описание дорожного пейзажа, описание степи. Героиня Вера едет домой через степь и мечтает слиться с этой степью в правильной осмысленной жизни. Но ее план не осуществляется. Степь поглощает Веру, и девушка становится похожей на остальных пошлых жителей степной усадьбы. Настоящая жизнь проходит мимо, как проходит мимо Веры степной пейзаж. Предполагаем, что в данном рассказе образ степи сыграл свою роль в деградации героини. Когда Вера ехала в родное гнездо через степь. Нескончаемая равнина, монотонная, без одной живой души, пугает Веру. Спокойное зеленое чудовище поглотит жизнь героини, обратит в ничто. На фоне того, что в рассказе нет объяснения причин деградации главной героини, можно предполагать, что действительно равнодушное «зеленое чудовище», степь, «поглотила» ее, сыграло свою роль в ее деградации.

Образ степи как воплощение мощной силы равнодушной природы встречается и в повести «Степь». Несмотря на красоту степной природы, громадная, безграничная степь одновременно и угнетает слабое человечество. Можно сказать, что все персонажи повести по-своему одиноки и по-разному трагичны. Какая-то неизвестная сила препятствует им сливаться с гармонией степи. Суровость и красота степи (родины) неразделимы.

Одним из первых русских историков, кто всерьёз вводил географические факторы в свое исследование по истории и развитию общества стал С. М. Соловьёв. Он утверждает чрезвычайную роль однородности ландшафта России (примерно две трети территории России занимают равнины) в схожих бытовых деятельностях отдельных славянских племен и их соединении в конце концов. Чехов воспринимает позицию С. М. Соловьева об однообразии русского ландшафта и концентрирует своё внимание на монотонности русской жизни. Как мы видим, серость русской жизни угнетает героев Чехова. Уехать, бежать отсюда куда-то в другое место, в другой мир — одна из важнейших черт чеховских персонажей. О побеге от серой жизни и бессмысленности существования мечтают сестры из пьесы «Три сестры», а также Надя из рассказа «Невеста». Жажда побега от давящего настоящего характерна для героев Чехова, связывающая с чертой мироощущения русского народа. Чеховские персонажи хотят убежать, но никому не удастся. Несмотря на громадные просторы, человеку убежать некуда. Двойной побег — либо от себя, либо от монотонной жизни — оказывается вдвойне бессмысленным: от себя не убежите, а от жизни тем более.

Влияет на творчество Чехова и теория В. О. Ключевского: сезонные особенности России заставляют русских крестьян спешить, усиленно работать коротким летом, а затем оставаться без дела осенью и зимой. Таким образом, русский народ приучится к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил. И привыкает к быстрому чередованию возбудимости и усталости [8, c. 574].

Объяснение неровного ритма жизни русского народа Ключевского с точки зрения географического детерминизма отражается в произведениях Чехова, в том числе, через образы неврастенических «учёных». Например: о неврастеническом типе личности Чехов писал в «Иванове». Для главного героя Иванова характерны быстрая возбудимость, вовлечение в свою работу, а затем быстрая усталость и утомляемость. И Дж. Таллок даже сделает вывод о том, что целью чеховской пьесы «Иванов» является изображение «социальной психологии неврастеника» [9]. Следует отметить, что не все из указанных персонажей являются «учеными» в прямом смысле этого слова, но они воспринимают научные идеи, пытаются построить свою жизнь с их учетом. Конечно, нельзя не признать такие факторы в формировании такого характера русского народа как тяжелая история России, татарщина, бедность народа и чиновничество. Но суровый климат, длинная зима и серая столица также непосредственно приводят народ к славянской апатии [10]. Особую роль климата акцентирует и Л. И. Мечников в своей работе «Цивилизация и великие исторические реки» [11].

Следует отметить, что мысль о том, что счастья нет, очень русская. Как сказал Пушкин: «На свете счастья нет». И Чехов подводит нас к выводу: счастья нет, но и не будет, и не на что надеяться. Надо научиться жить в несчастливом мире. Пессимистическая идеология русского народа ярко отражается в повести «Огни» Чехова. Персонаж Ананьев чувствует страшное одиночество и гордость, доступные «только русским людям, у которых мысли и ощущения так же широки, безграничны и суровы, как их равнины, леса, снега» [7].

По мнению Бокля, в странах с величественной природой воображение преобладает над рассудком. Совпадая с этим, персонажи Чехова живут в основном не рассудком, а эмоциями и воображением. Например: Иванов в пьесе «Иванов» — горячий человек, он плакает от грусти и сердится за зло. в «Чepнoм мoнaxe» Коврин, cтpaдaющий мaниeй вeличия, во время oбocтpeния своей бoлeзни cтaнoвитcя мeчтaтeлeм, oпьянeнным кpacoтoй и великолепностью миpa. А кoгдa бoлeзнь зaтyxaeт и исчезает чepный мoнax, Коврин cтaнoвитcя самовольным и жестоким. А в «Пaлaтe № 6» даже изображается «вceoбщee бeзyмиe», кoтopoe cчитaeтcя oбыдeнным пopядкoм тогдашней жизни.

Идея географического детерминизма ярко отражается в пьесе «Дядя Ваня», в образе Астрова. Астров считает, что лес смягчает суровый климат России. Согласно Астрову, жители страны с мягким климатом меньше тратят силы на борьбу с природой. Поэтому у них сформирован нежный, гибкий, и более позитивный характер. Помимо того, они и могут отдавать силы развитию науки и искусства. Мысль Астрова о том, что климатическое условие влияет на формирование характера народа, совпадает с идеологией сторонников географического детерминизма.

Следует отметить, что географический детерминизм Астрова распространен на мир эстетических переживаний в связи с его любовью к красоте лесов [12, c. 40]. По его мнению, лес представляется украшением родной земли и учит народ понимать прекрасное.

Астров — умный, талантливый доктор, имея целью счастья всего человечества. По его мнению, данное счастье зависит именно от физиологического воздействия окружающей среды (леса). Мнение Астрова совпадает с учением Ключевского о том, что гармоничное развитие общества возможно только в его согласии с природой. И Астров страдает оттого, что связь человека и природы дисгармонична.

Связь убеждений Астрова с географическим детерминизмом и лежит в том, что его образ — первый в мировой литературе образ борца за экологию. Рубка леса, высыхание рек, вымершие биологические виды вызывают боль в его душе. Чехов был первым писателем, затрагивающим тему экологии в XIX веке. Это не только связано с острой ситуацией разрушения природы в конце XIX века из-за быстрого развития промышленности. Но и связан с давним стремлением Чехова к единству и гармонии природы и человечества. Единство русской души и величественной природы отражается и в других классиках. Например: в «Записках охотника» И. С. Тургенева или в романе-эпопее «Война и мир» Л. Н. Толстого [13, c. 141].

Разрушение природы встречается и в рассказе «Скрипки Ротшильда». Главный герой Яков жалеет о рубке березового леса и запущенном сосновом боре. На самом деле, Яков жалеет не только о погибших сокровищах природы, но и о своей трагической судьбе. Но уже поздно, и в его жизни ничего изменить невозможно. В отличие от него, Астров хотя бы найдет способ бороться с нарушением баланса природы. Он озеленяет лес и на его душе стало легче.

В итоге можно сказать, что географический детерминизм как философская концепция, не только оказывает влияние на развитие науки, но и влияет на литературу, в том числе, на творчество Чехова. Следы идеи географического детерминизма найдем в его произведениях и письмах.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что географические черты России, ее положение на земле, ее необъятные пространства, суровые климаты, длинные зимы, серость и монотонность влияют на формирование характеров чеховских персонажей, и, следовательно, определяют их трагические судьбы. Проведенная работа свидетельствует о том, что тщательное исследование связи между Чеховом и географическим детерминизмом необходимо при изучении мировоззрения писателя и полном понимании его произведений.

Библиография
1.
Монтескье Ш. Насколько люди различны в различных климатах // Монтескье Ш. Избранные произведения. М. 1955. С. 350–352.
2.
Горкин А.П. География. Современная иллюстрированная энциклопедия. М.: Росмэн-Пресс, 2006. 624 с.
3.
Бердяев Н. Судьба России: опыты по психологии войны и национальности. М. 1918. V [3]. С. 62.
4.
Кореновска Л. Русские стереотипы в глазах иностранцев // Русский язык в современном мире. г. Краков (Польша). 2009. № 1. С. 223.
5.
Бокль. Г.Т. История цивилизации в Англии. Тип. Газ. Новости. Санкт-Петербург. 1895. 196 с.
6.
Долженков П.Н. Чехов и позитивизм. 2-ое изд. М., Издательство «Скорпион». 2003. С. 102.
7.
Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем в 30-ти томах. М. Изд. Наука. 1974-1983.
8.
Ключевский В.О. О русской истории. М. 1993. Просвещение, 574 с.
9.
Tulloch J. Chekhov: A Structuralist Study. London, 1980. P. 6-9.
10.
Варченко Н.А. Русский человек в творчестве А.П. Чехова // Филологические науки. №8. Николаевский государственный университет имени В.А. Сухомлинского.
11.
Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. М. 1924. Голос труда. 255 с.
12.
Флоря А.В. Система образов и философские нюансы драмы Чехова А.П. «Дядя Ваня» // Libri Magistri. 2017. № 4. С. 40.
13.
Худякова Л.В. Природа как феномен культуры и фактор формирования нравственности в концепции Лихачева Д.С. // межвузовский сборник научно-методических статей IX Кирилло-Мефодиевские чтения «Человек в пространстве православной культуры». 2017. С. 141.
References (transliterated)
1.
Montesk'e Sh. Naskol'ko lyudi razlichny v razlichnykh klimatakh // Montesk'e Sh. Izbrannye proizvedeniya. M. 1955. S. 350–352.
2.
Gorkin A.P. Geografiya. Sovremennaya illyustrirovannaya entsiklopediya. M.: Rosmen-Press, 2006. 624 s.
3.
Berdyaev N. Sud'ba Rossii: opyty po psikhologii voiny i natsional'nosti. M. 1918. V [3]. S. 62.
4.
Korenovska L. Russkie stereotipy v glazakh inostrantsev // Russkii yazyk v sovremennom mire. g. Krakov (Pol'sha). 2009. № 1. S. 223.
5.
Bokl'. G.T. Istoriya tsivilizatsii v Anglii. Tip. Gaz. Novosti. Sankt-Peterburg. 1895. 196 s.
6.
Dolzhenkov P.N. Chekhov i pozitivizm. 2-oe izd. M., Izdatel'stvo «Skorpion». 2003. S. 102.
7.
Chekhov A.P. Polnoe sobranie sochinenii i pisem v 30-ti tomakh. M. Izd. Nauka. 1974-1983.
8.
Klyuchevskii V.O. O russkoi istorii. M. 1993. Prosveshchenie, 574 s.
9.
Tulloch J. Chekhov: A Structuralist Study. London, 1980. P. 6-9.
10.
Varchenko N.A. Russkii chelovek v tvorchestve A.P. Chekhova // Filologicheskie nauki. №8. Nikolaevskii gosudarstvennyi universitet imeni V.A. Sukhomlinskogo.
11.
Mechnikov L.I. Tsivilizatsiya i velikie istoricheskie reki. M. 1924. Golos truda. 255 s.
12.
Florya A.V. Sistema obrazov i filosofskie nyuansy dramy Chekhova A.P. «Dyadya Vanya» // Libri Magistri. 2017. № 4. S. 40.
13.
Khudyakova L.V. Priroda kak fenomen kul'tury i faktor formirovaniya nravstvennosti v kontseptsii Likhacheva D.S. // mezhvuzovskii sbornik nauchno-metodicheskikh statei IX Kirillo-Mefodievskie chteniya «Chelovek v prostranstve pravoslavnoi kul'tury». 2017. S. 141.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Проблема, к которой обращается автор рецензируемой статьи, является перспективной и интересной. В работе систематизированы высказывания Чехова об обусловленности географическими факторами русского характера, истории России, преобладающих в социуме настроений и показано, как, в каких формах в его произведениях выражаются идеи географического детерминизма. В связи с этим автор статьи приводит фрагмент письма Чехова Григоровичу (в нем писатель в суровом климате, просторе равнин видит причины апатии и самоубийств), а затем показывает, как эти идеи ретранслируются в рассказах «Жена», «В родном углу», «Невеста» и др. Идеи географического детерминизма, по наблюдениям автора статьи, звучат, во-первых, в прямых высказываниях героев, которые связывают свои депрессивные состояния с особенностями русской природы, во-вторых, на эту идею работает чеховский пейзаж настроения, когда беспредельные, монотонные пространства как бы поглощают человека, лишая его воли к поступку, действию, в-третьих, важны упоминания в произведениях Чехова имен философов, ученых – приверженцев идеи географического детерминизма. Так, например, в статье выявлено, что в произведениях Чехова часто звучит имя Г.Т. Бокля, считавшего, что главными факторами, определяющими развитие общества, являются еда, климат, почва и природное состояние. В связи с этим отметим, что в работе дан обзор целого ряда трудов русских философов и ученых, высказывающих аналогичные мнения. Автор статьи уместно цитирует труды И. Мечникова, Н. Бердяева, С. М. Соловьева , В. О. Ключевского и др. В результате в статье творчество Чехова оказывается вписанным в круг идей своего времени и в этом контексте начинает выявляться его диалогическая природа, а в произведениях проступают полемические пласты.
Логичным в ряду этих наблюдений становится выделение еще одного способа выражения идей географического детерминизма – введение образа неврастенического ученого. В этом ключе рассмотрены такие пьесы Чехова, как «Иванов», «Дядя Ваня», рассказы «Черный монах», «Палата № 6». Безусловно, не все из указанных персонажей являются «учеными» в прямом смысле этого слова, но они воспринимают научные идеи, пытаются построить свою жизнь с их учетом.
Вывод, к которому приходит автор, логично вытекает из всего хода его рассуждений. В статье доказано, что географический детерминизм как философская концепция оказал влияние на творчество Чехова, а потому его необходимо учитывать при изучении мировоззрения писателя и при анализе его произведений. Выскажем одно соображение. На наш взгляд, автору статьи стоит учесть иронические контексты, нередко возникающие при выражении идей географического детерминизма (в частности, имя Бокля часто звучит иронически).
Статья «Чехов и географический детерминизм» интересна концепцией и конкретными наблюдениями, но она нуждается в кардинальной редакторской и корректорской правке. А потому ее необходимо вернуть на доработку.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Чехов и географический детерминизм» представляет собой анализ географического влияния на формирование характеров персонажей А.П. Чехова. Формулировка темы совершенно точно отражает содержание статьи, в самом начале которой автор определяет понятие «географический детерминизм» и совершенно справедливо отмечает, что история его развития в России начинается с летописи «Повесть временных лет». Анализ проводится на достаточно обширном материале, а именно на основе писем и произведений А.П. Чехова: «Вишневый сад», «Человек в футляре», «В родном углу», «Жена», «Степь», «Три сестры», «Невеста», «Иванов», «Огни», «Черный монах», «Скрипка Ротшильда» и «Палата №6». В каждом произведении выявляются элементы, связанные с природой, окружающим миром, географическими особенностями, которые в той или иной мере оказывают влияние на формирование характеров персонажей, их чувства, поведение и поступки. Невозможно не согласиться с той точкой зрения, что большое влияние при этом оказывают необъятные пространства, громадная русская природа нашей страны. Вывод, полученный автором, что географические черты России, ее положение на земле, ее необъятные пространства, суровые климаты, длинные зимы, серость и монотонность влияют на формирование характеров чеховских персонажей, и, следовательно, определяют их трагические судьбы, является, на мой взгляд, совершенно достоверным. Результаты данного исследования будут полезны всем, кто интересуется мировоззрением писателя и его произведениями. Проведенное в рамках данной статьи исследование характеризуется логичностью, имеет введение, основную часть и выводы. Список литературы также отражает содержание работы и совершенно релевантен проблематике исследования, количество источников вполне позволяет достичь поставленной цели исследования. Тем не менее, в данной научной статье ввиду определенной жанровой принадлежности необходимо сформулировать и прописать актуальность, методы исследования и его научную новизну. В работе также достаточно много предложений, которые требуют стилистической правки, например 1 абзац: «В истории науки сформированы два основные направления, определяющие главную направляющую силу развития общества и формирования народного характера» (сформированы, формирования, два основных); 3 абзац «В России первые рассуждения в рамках географического детерминизма относятся к летописи «Повести временных лет» (Повесть); 6 абзац «Или в рассказе «Человек в футляре» создается образ Беликова как человек порядочный, мыслящий, читающий труд Бокля, но одновременно подчиняющийся любому окружающим влиянию» (как человека порядочного, …); 7 абзац «Чехов в своем письме Д.В. Григоровичу от 5 февраля 1888 года отмечает «необъятная равнина, суровый климат <...> сырость столиц» как одной из главных причин самоубийства русского юноши»; 8 абзац «Настоящей жизнь проходит мимо, как проходит мимо Веры степной пейзаж»; 10 абзац «Одним из первых русских историков, кто всерьёз вводил географические факторы в свой исследование по истории и развитии общества стал С.М. Соловьёв» (свои исследования); 10 абзац «Чеховские персонажи хотят убежать, но никто не удастся»; 12 абзац «И Дж. Таллок даже выведет вывод о том, что…»; 14 абзац «в «Чepнoм мoнaxe» Коврин…» (предложение нужно начать с заглавной буквы); 16 абзац «географический детерминизм Астрова распространен на мир эстетических переживаний в связи с его любовь к красоте лесов»; 18 абзац «Чехов был первым писателем, затрагивающим тему экологии в XIX веке. Это не только связано с острой ситуацией разрушения природы в конце XIX века из-за быстрого развития промышленности. Но и связан с давним стремлением Чехова к единству и гармонии природы и человечества». Данные замечания достаточно легко устранимы, не оказывают большого влияния на ценность проведенного исследования. В целом работа получилась интересной, логичной и глубокой, с точки зрения количества анализируемого материала и качества проведенного исследования. Работа соответствуем основным требованиям, предъявляемым к подобным публикациям, и может быть опубликована.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"