по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

История сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово» (на материале переписки с современниками)
Воробьёва Оксана

аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, стр. 51, ауд. 958

Vorobyova Oxana

post-graduate student at Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moscow, str. Leninskie Gory, 1, bld. 51, room No. 958

o.a.vorobjova@gmail.com

Аннотация.

Объектом настоящего исследования является журнал графа Г.А. Кушелева-Безбородко – «Русское Слово». Предмет исследования – участие Ф.М. Достоевского в этом журнальном предприятии. На эпистолярном материале, принадлежащем писателю и его современникам, пошагово воссоздается история сотрудничества Ф.М. Достоевского с журналом «Русское Слово». В статье уделяется внимание предпринятым попыткам писателя вернуться в литературу: Достоевский, с одной стороны, отдает свою первую послекаторжную повесть «Дядюшкин сон» в малоперспективный журнал «Русское Слово», с другой стороны, несмотря на свое затруднительное положение, диктует условия главам редакций. В работе используется психобиографический метод, позволяющий определить, по каким причинам и каким образом Ф.М. Достоевский пытался влиять на окружавших его людей, от которых зависела его писательская судьба. Историко-сравнительный метод, применяемый в статье, помогает сопоставить отношение писателей к журналу «Русское Слово», а также обозначить различия в принципах работы редакторов журнала. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: редакция «Русского Слова», предложив опубликовать произведение Достоевского, оказала помощь писателю в тяжелое для него время, а не наоборот, как это ранее трактовали отечественные исследователи. Несмотря на то, что участие в этом журнале было вынужденным шагом, а публикация повести «Дядюшкин сон» не нашла отклика у критиков, сотрудничество с «Русским Словом» дало импульс к возвращению Ф.М. Достоевского в литературный Петербург. Особый вклад автора в исследование темы заключается в том, что он прибегает к историческим реконструкциям, которые позволяют обнаружить отсутствующую информацию в череде имеющихся фактов. При таком подходе реконструкции неминуемо приобретают гипотетический характер, однако именно они позволяют представить историю сотрудничества писателя с журналом «Русское Слово» намного шире, то есть не ограничиваться комментариями Полного собрания сочинений Ф.М. Достоевского в 30-ти томах. В работе используются материалы Российского государственного исторического архива (РГИА) и Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ).

Ключевые слова: Достоевский, Дядюшкин сон, Русское Слово, Кушелев-Безбородко, братья Достоевские, письма, переписка, гонорар, журналистика, история сотрудничества

УДК:

82.6

DOI:

10.25136/2409-8698.2017.2.22744

Дата направления в редакцию:

25-04-2017


Дата рецензирования:

22-04-2017


Дата публикации:

12-07-2017


Abstract.

The object of the present research is the journal The Russian Word published by Grigory Kushelyov-Bezborodko. The subject of the research of Fyodor Dostoevsky's participation in that journal project. Based on the analysis of the epistolary material of the writer with his contemporaries, Vorobieva step-by-step develops the history of Fyodor Dostoevky's cooperation with the Russkoye Slovo Journal. In this article Vorobieva focuses on the writer's attempts to return to literature: on the one hand, Dostoevsky published his novel 'Uncle's Dream' which he had written after the forced-labor camp in a journal of little promise 'Russkoye Slovo'. On the other hand, despite his difficult situation, Dostoevsky dictates his own terms to editors. In her research Vorobieva uses the psychobiographical method to define for which reasons and in what manner Fyodor Dostoevsky tried to affect people his creative fate depended on. The historical comparative method used by the author also helps to compare other writers' attitudes to the journal 'Russkoye Slovo' and outline differences in the principles followed by the journal editors. The main conclusions of the research are as follows: the editors of Russkoye Slovo helped Dostoevsky in his difficult times by publishing his novel but not vice versa as literary experts used to believe. Despite the fact that Dostoevsky's participation in that jornal was forced and his novel 'Uncle's Dream' was not approved by critics, Fyodor Dostoevsky's cooperation with Russkoye Slovo gave impulse to Fyodor Dostoevskyt to return to the literary community of St. Petersburg. The author's special contribution to the topic is that he uses historical reconstructions that allows to cover gaps in a number of successive facts. When such approach is applied, reconstructions inevitably attains a hypothetic nature, however, they allow to describe the history of the writer's cooperation with the journal 'Russkoye Slovo' in a wider sense without just limiting to the comments made in the 30-volume 'Complete Set of Fyodor Dostoevsky's Works'. In her research Vorobieva has used materials from the Russian State Historical Archive and the Manuscript Department of the Russian State Library. 

Keywords:

Grigory Kushelyov-Bezborodko, brothers Dostoyevsky, letters, correspondence, earned income, journalism, history of cooperation, Russkoye Slovo, Uncle's Dream, Fyodor Dostoevsky

Введение

Из всех проблем и аспектов изучения жизни и творчества Ф.М. Достоевского период его деятельности в журнале «Русское Слово» не был подробно рассмотрен в отдельном труде. В многочисленных работах о повести «Дядюшкин сон» участие Достоевского в указанном журнале литературоведы фиксировали только вскользь – как факт биографии. А Л.Э. Варустин в труде «”Русское слово”. 1859–1866» [1], который принято считать наиболее информативным об этом журнале, Достоевского упомянул только однажды, причем в таком ключе: «Редакции удалось заручиться поддержкой Ф.М. Достоевского» [1, с. 11]. Автор исследования не берет во внимание, что в это самое время в поддержке нуждался сам Ф.М. Достоевский. И он получил ее от графа Г.А. Кушелева-Безбородко.

О взаимодействии этих двух исторических фигур речь шла в работе Р.Г. Назирова «Герои романа “Идиот” и их прототипы» [2]. Но и в этом труде нет подробных сведений о сотрудничестве писателя с «Русским Словом». Известного исследователя Достоевского интересовал другой круг вопросов, а именно то, какие детали внешнего облика и биографии Кушелева-Безбородко Достоевский использовал при создании образа князя Мышкина. Между тем, задача настоящей статьи заключается в том, чтобы по письмам воссоздать историю участия писателя в редакции графа и определить причины разрыва с ней. Собранный материал и итоги работы могут представлять интерес не только для исследователей Ф.М. Достоевского, но и для историков российской журналистики.

1.

Первые документы, свидетельствующие о том, что граф Г.А. Кушелев-Безбородко решил основать журнал, относятся к 1856 году. 31 октября он написал поэту Н.Ф. Щербине, что «следует приняться скорее по устройству самой сущности журнала, то есть статей» [1, с. 8]. Но даже после получения графом разрешения на открытие журнала в том же 1856 году [3, д. 112. оп. 2], первая книжка «Русского Слова» вышла в свет только спустя два с небольшим года – в январе 1859 года.

Поиски сотрудников и материалов для журнала не были гладкими. В сохранившихся письмах современников графа содержится информация, свидетельствующая о том, что к предприятию Г.А. Кушелева-Безбородко литературное сообщество не относилось серьезно. Так, например, еще 5 ноября 1856 года Г.Н. Чернышевский писал Н.А. Некрасову, что, по его мнению, журнал «Русское Слово» «будет до крайности пошлый и глупый» [4, с. 328-329]. Такая репутация не могла быть привлекательной для писателей с именем, поэтому многие отказывались от участия, даже несмотря на большие гонорары. Например, И.А. Гончарову в 1858 году было предложено десять тысяч рублей за публикацию романа «Обломов» в «Русском Слове», но он отдал предпочтение «Отечественным запискам» А.А. Краевского, который заплатил автору произведения семь тысяч рублей [5, с. 114]. Причину своего выбора Гончаров объяснил в письме к Дружинину: «… я, конечно, от этого уклонился: что за журнал [«Русское Слово» – О.В.] будет, как он пойдет и проч. До сих пор все это довольно карикатурно» [6, с. 79].

И если для Гончарова важно было печататься в проверенных изданиях, и материальная сторона в этом вопросе не имела значения, то Я.П. Полонский признавался, что участвует в деле Кушелева-Безбородко только потому, что «оставалось в кармане несколько франков» [7, с. 2].

Мы приводим это краткое ознакомительное вступление о начальном периоде журнала «Русское Слово», чтобы показать, какие обстоятельства сводили или, напротив, разводили поэтов и писателей с указанным журналом.

2.

В 1854 году Ф.М. Достоевский покинул пределы Омского острога. Еще три года у него не было права публиковать свои произведения. Такая возможность появилась только в апреле 1857 года, когда Достоевскому вернули права потомственного дворянина. Почти сразу писатель стал пытаться налаживать связь с литературным Петербургом.

Ф.М. Достоевский выступил в журнале «Русское Слово» только однажды – в 1859 году. Его повесть «Дядюшкин сон» с подзаголовком «Из Мордасовских летописей» была опубликована в мартовской книжке в первом отделе. Этот отдел журнала характеризовался тем, что в нем помещались художественная проза и поэзия, а также статьи научного содержания.

Из письма Достоевского к М.Н. Каткову от 11 января 1858 года становится ясно, что переговоры об участии писателя в журнале «Русское Слово» вел сотрудник графа – Егор Моллер [8, Т. 28. Ч. 1. С. 295-298]. Эта же информация подтверждается в письмах к Е.И. Якушкину и М.М. Достоевскому. К сожалению, писем Е. Моллера, обращенных к М.М. Достоевскому, не сохранилось, поэтому о том, как велись переговоры об участии писателя в этом журнальном предприятии, мы можем судить из писем братьев Достоевских, А.Н. Плещеева и Кушелева-Безбородко. Вот как Ф.М. Достоевский рассказывал о начале своего взаимодействия с редакцией: «… один граф Кушелев задумал издавать с будущего года журнал “Русское слово”. Его factotum некто г-н Моллер пришел к брату и просил через него моего сотрудничества. Зная, что мне нужны деньги, брат мой, не зная намерений моих, но зная, что я пишу роман, вздумал продать его в будущее “Русское слово”» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 297]. В письме к Каткову Достоевский описал стесненность своего положения, он признался, что только нужда в деньгах толкнула его согласиться печататься в этом журнале: «… я не знаю, что такое будет “Русское слово”, ни редакции, ни направления – ничего» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 298]. Подтверждением тому, что Достоевского интересовала только возможность заработать деньги, служит и то, что даже после договоренности с «Русским Словом» о публикации материала, после оплаты за повесть и даже после получения письма от главы редакции, писатель не вникал в сущность самого журнала, он не знал элементарных сведений об издателе: «Подпиши подле слова “граф” его имя, ибо я не знаю, как его зовут» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 317]. Достоевский не знал подробностей о журнале и после того, как там уже опубликовали его повесть. Обращаясь к брату с просьбой прислать ему экземпляр с напечатанным «Дядюшкиным сном», он писал: «А то представь себе, что я не буду и понятия иметь о том журнале, который печатает мою повесть» [8, Т. 28. Ч. 1. с. 321].

По дате написания письма (11 января), в котором Ф.М. Достоевский впервые сообщил Каткову о «Русском Слове», мы можем судить, что процесс договоренности о сотрудничестве с журналом Е. Моллер начал еще в 1857 году. Объясняется это тем, что в 1858 году Достоевский был в Семипалатинске, по его свидетельству, «почта из Петербурга в Семипалатинск ходит обыкновенно 22 или 25 дней (между этими числами)» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 313]. Кроме этого, писатель признавался, что к первому января ему уже необходимы были деньги в размере 1000 рублей: «Об этих деньгах я писал моему брату в Петербург. Две недели назад я получил от него письмо. Он пишет, что достал мне только 500 руб. серебр<ом>, войдя моим именем в некоторые литературные обязательства» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 297]. И из письма к брату – М.М. Достоевскому – мы предполагаем, что окончательной договоренности с редакцией удалось достигнуть именно в конце года: «Три письма от тебя, дорогой мой друг, я получил; одно от 25 ноября, два другие от 17-го и 19-го декабря» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 299]. Таким образом, в одном из этих писем, в каком именно – неясно, М.М. Достоевский сообщил об успехе сделки, информация в письме также свидетельствует о том, что за «Дядюшкин сон» Кушелев-Безбородко заплатил 500 рублей авансом, об этой же сумме говорится и в письме к Каткову: «Пятьсот рублей дали вперед и с обеих сторон написали и подписали условие» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 297]. А из письма к Е.И. Якушкину известно, что «Русское Слово» за один лист платило Достоевскому 100 рублей серебром, в то время как другие журналы предлагали ему только 50 рублей за лист.

Судя по всему, Ф.М. Достоевский, узнав от брата, что редакция принадлежит богатому человеку («Но неужели деньгами можно создать редакцию?» и «Денег на него [журнал – О.В.] дал некто граф Кушелев» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 299; 302]), пытался найти для себя выгоду за счет увеличения страниц в задуманном произведении: «… если я, наприм<ер>, пришлю тебе роман в апреле для “Русского слова” и листов печатных (в сравнении с листами других журналов) будет в нем более 5 (так и будет), то пришлют ли мне из “Русского слова”, за остальные листы, немедленно, в апреле же м<еся>це, деньги или будут ждать до будущего года, то есть до напечатания?» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 300]. Однако написание «Дядюшкиного сна» затянулось. Достоевскому не удавалось окончить повесть наскоро. И хоть, согласно письму к Якушкину от 8 февраля, между издателем и писателем была договоренность прислать произведение к концу 1858 года, уже в начале июля Г.А. Кушелев-Безбородко написал Ф.М. Достоевскому письмо, в котором крайне тактично намекал, что уже готов получить написанную повесть: «Пишу к Вам не с тем, чтобы напоминать о Вашем обещании и торопить Вас, а единственно из желания сказать, что участие Ваше в предпринимаемом мною периодическом издании весьма приятно мне» [9, к. 5, ед. хр. 160]. Однако повесть не была готова и в середине декабря: «Уведомлял я тебя [М.М. Достоевского – О.В.] в октябре, что 8-го ноября непременно вышлю тебе повесть. Но вот уже декабрь, а моя повесть не кончена» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 319]. По нашим расчетам, редакция «Русского Слова» получила «Дядюшкин сон» в лучшем случае в конце января 1859 года.

3.

Несмотря на то, что изначально Достоевского не привлекала перспектива сотрудничества с журналом с не самой положительной репутацией, к публикации своего произведения в «Русском Cлове» он относился серьезно. Писателя занимал вопрос, как в литературных кругах приняли его творение. Он неоднократно просил брата узнать, понравилось ли сочинение самому Кушелеву-Безбородко и всей редакции. О том, что граф остался доволен произведением, Ф.М. Достоевский узнал от самого издателя [8, Т. 28. Ч. 1. С. 323]. Об отзывах сотрудников «Русского Слова» ничего неизвестно. Были ли они вообще – открытый вопрос, во всяком случае, в письмах участников журнального предприятия нам не встречались какие-либо упоминания об этой повести. Наверняка, если бы М.М. Достоевский располагал такими сведениями, то он, вне зависимости от характера отзывов, все-таки передал бы их брату. Ведь сообщил же он в письме от 21 октября 1859 года, что А.А. Краевский «не мог дочитать» повесть до конца [9, оп. 48, к. 29].

Передавать мнения о своем сочинении писатель просил и А.Н. Плещеева, который признался: «Посторонних отзывов не слышал. Нынче, впрочем, Некрасов мне говорил, что он слышал, что повесть очень хороша» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 497]. Мнение же самого А.Н. Плещеева сводилось к тому, что повесть «отзывается спешностью... Некоторые сцены шаржированы» [8, Т. 2. С. 514].

«Дядюшкин сон», напечатанный в «Русском Cлове», остался почти никем не замеченным. О том, как вписалась повесть в общее направление журнала, нам говорить не приходится. Мы считаем, что начальный период деятельности журнала, по причине разнородного состава редакции, характеризовался отсутствием выдержанного направления.

4.

В третьем номере журнала «Русское Cлово» имя Ф.М. Достоевского фигурировало и в разделе «От редакции». В коротком сообщении, под которым стояли подписи графа Г. Кушелева-Безбородко, Я. Полонского и А. Григорьева, говорилось, что в будущем на страницах журнала появится большой роман автора «Дядюшкиного сна». О том, почему заявленному анонсу не дано было воплотиться в жизнь, попробуем дать предположительные ответы в этой части статьи.

В декабрьском письме за 1858 год Ф.М. Достоевский обратился к брату с просьбой поговорить с графом Кушелевым-Безбородко, чтобы тот выслал писателю еще денег – 1000 рублей в счет будущего романа: «… хлопочи об этом займе. Скажи, что я им всегдашний буду работник, <…>. Без этих денег я пропал» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 319]. В марте следующего года писатель отправил брату благодарственное письмо, из содержания которого становится ясно, что сделка состоялась, и граф готов выплатить 1000 рублей. Подтверждению этой договоренности служит и письмо А.Н. Плещеева: «Кушелев, как сказал мне М<ихаил> М<ихайлович>, тот час же обещал выслать Вам 1000 сереб<ром> – без слова. Это делает ему честь» [10, с. 443]. Уже в апреле Ф.М. Достоевский уведомил брата, что Кушелев-Безбородко прислал деньги. После этого между писателем и главой редакции завязалась короткая переписка, из которой известно, что в письмах действительно обсуждался вопрос дальнейшего участия в редакции автора «Дядюшкиного сна»: «… он [граф – О.В.] мне писал в своем письме, что с великим нетерпеньем будет ждать от меня моей будущей повести» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 325]. Примечательно, что в этом письме (от 9 мая 1859 года) Ф.М. Достоевский уже не так торопился «быть всегдашним работником» «Русского Cлова». Брату он поясняет, что хочет выпросить у графа целых полтора года на то, чтобы сначала решить дела с «Русским вестником», для которого уже начал писать повесть «Село Степанчиково и его обитатели». Вероятно, писатель чувствовал расположенность графа, так как кроме отсрочки на продолжительное время, он хотел попросить повысить плату до 300 рублей за лист и «сверх того, чтоб жить во время работы – 3000 руб. сереб<ром> вперед» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 325]. Внимания заслуживает и тот факт, что на предложение М.М. Достоевского продать графу взамен обещанного произведения готовый роман «Бедные люди», Федор Михайлович склонялся дать отрицательный ответ. Писатель считал, что выгоднее будет издавать двухтомное собрание сочинений, куда, по замыслу, и должен был войти указанный роман.

Таким образом, первую причину, по которой дальнейшее сотрудничество с «Русским Cловом» приостановилось, указывает сам писатель: ему не хватало времени, чтобы работать сразу на несколько редакций. Кроме этого, он ожидал триумфального возвращения в литературу с публикацией в «Русском вестнике» повести «Село Степанчиково и его обитатели», после чего планировал предложить другие условия сотрудничества с Кушелевым-Безбородко – в три раза выгоднее писателю (300 рублей за лист, вместо бывших 100 рублей). Еще до выхода в свет «Села Степанчикова» Ф.М. Достоевский сменил тон в письмах к брату: «С ним [графом – О.В.] уже имеет дело не тот писатель, который написал только “Дядюшкин сон”» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 326].

Вероятно, веры в собственный успех Достоевскому стали добавлять и поступающие предложения к сотрудничеству от «Современника». В апреле 1859 года, после выхода в свет «Дядюшкиного сна», Плещеев передавал Достоевскому: «Некрасов <…> предложил написать Вам – не пришлете ли им чего; обещаясь заплатить 125 руб. за лист» [10, с. 443]. К слову, предложения от «Современника» поступали и раньше, но они носили характер благотворительности – желание помочь нуждающемуся писателю. Так в августе 1858 года Плещеев сообщал Достоевскому: «Они [Некрасов и Панаев – О.В.] с большим участием расспрашивали меня о вас и говорили, что если вы желаете, они тотчас пошлют вам денег; и не станут вас тревожить пока вы не будете иметь возможность написать для них что-либо» [9, к. 7, ед. хр. 87]. Но Достоевский был все еще обижен на «Современник»: «… на их предложение я не в состоянии решиться. Разве буду в последней крайности. <…> мне не хочется, чтоб и они подумали обо мне худо теперь: только посулили денег, так уж я и бросился» [8, Т. 28. Ч. 1. С. 315].

Достоевский в этот период просчитывал каждый шаг, он возлагал большие надежды на «Село Степанчиково». Однако все пошло не так, как ожидал писатель: Катков не ответил на его предложение повысить гонорар за повесть. В итоге произведение было опубликовано в «Отечественных записках».

Закономерно задаться вопросом, почему после отказа Каткова повесть «Село Степанчиково и его обитатели» не попала на страницы «Русского Слова», ведь такой шаг позволил бы Достоевскому выполнить обещание перед графом. Из сохранившихся писем мы не можем судить, шел ли какой-либо процесс договоренности о публикации этой повести в журнале Кушелева-Безбородко. Есть информация лишь о том, что М.М. Достоевский вел переговоры с редакторами других журналов: «Светоча», «Современника» и «Отечественных записок». Вероятно, что к «Русскому Слову» именно в это время Достоевские не обращались в связи с тем, что это было материально невыгодно писателю, ведь Г.А. Кушелев-Безбородко уже одалживал 1000 рублей, а значит, публикация в этом журнале не позволила бы писателю получить круглую сумму на руки. Сколько бы ни заплатило «Русское Слово» за повесть, автор получил бы сумму с вычетом из нее 1000 рублей.

Доподлинно неизвестно и то, как поступил Ф.М. Достоевский с деньгами, которые он получил от редакции графа в счет будущего романа, ведь повесть «Дядюшкин сон» – единственное произведение, опубликованное на страницах журнала. На этот вопрос мы можем дать предположительный ответ.

Мы уже писали, что граф Кушелев-Безбородко платил Ф.М. Достоевскому 100 рублей за лист. Журнал «Русское Cлово» выходило форматом 1/16 площади печатного листа. Повесть «Дядюшкин сон» занимала 145 страниц – это приблизительно девять печатных листов. Таким образом, выходит, что за повесть редакция «Русского Cлова» должна была заплатить 900 рублей. Если из 1500 рублей вычесть эту сумму, то выходит, что в конечном итоге Ф.М. Достоевский остался должен Кушелеву-Безбородко 600 рублей.

Есть факты, указывающие на то, что М.М. Достоевский пытался договориться с Кушелевым-Безбородко об издании собрания сочинений своего брата. Такая сделка могла бы способствовать денежному расчету. 17 октября 1859 года он сообщал: «Я думаю, что удастся продать твои сочинения. Я был нынче у Майкова и говорил с ним об этом. Он сказал, что ждут Кушелева и что он поговорит с ним» [9, оп. 48, к. 29]. Неясно, состоялся ли разговор Майкова с графом, известно лишь, что прижизненное двухтомное собрание сочинений Достоевского вышло на деньги другого издателя – Н.А. Основского.

На начальных этапах существования журнала «Русское Cлово» граф Г.А. Кушелев-Безбородко не отличался скрупулезностью и жестким спросом с сотрудников. Так А.Н. Плещеев сообщал: «А сколько мерзостей тут творится. Кушелева, например, надувают безбожнейшим образом! Один господин взял с него деньги за роман и в то же время продал его другому и сам уехал в Париж. Ведь уж это просто – воровство?» [9, к. 7, ед. хр. 87]. Мы не исключаем того, что граф, ожидая будущий роман, действительно мог дать отсрочку Достоевскому, а затем и вовсе простить долг в 600 рублей. Документального подтверждения этому нет, как и нет фактов, указывающих на то, что Ф.М. Достоевский вернул долг графу.

Если же Кушелев-Безбородко дал отсрочку Достоевскому, то не исключено, что дальнейшее сотрудничество не продолжилось в связи с тем, что в 1860 году после Я.П. Полонского, А.А. Григорьева и А.И. Хмельницкого редактором «Русского Cлова» стал Г.Е. Благосветлов, придерживавшийся революционно-демократических взглядов. При нем в редакции стали происходить кадровые изменения: почти сразу же со страниц журнала исчезли имена Де Пуле, Казембека, Лохвицкого и Моллера. Л.Э. Варустин в своей монографии проводит мысль, что Де Пуле и Моллера Благосветлов уволил по идеологическим соображениям [1, с. 61]. Причину увольнения других сотрудников Благосветлов объяснил сам: «Его превосходительство профессор Казембек получал, кроме полистной платы, 150 р. в месяц только за ту честь, которую он оказывал своим именем и статьями журналу; г. Лохвицкий за ту же честь получал 100 р. в месяц и т.д. <…> такая честь дорого обходится журналу» [11, кн. 9, с. 6]. Во-первых, не исключено, что Благосветлов мог быть не согласен с условиями Достоевского, который хотел получать в «Русском Слове» 300 рублей за лист. Во-вторых, Ф.М. Достоевский идеологически мог не подходить для редакции под управлением Благосветлова. Эта причина прекращения участия Достоевского в журнале «Русское Слово» кажется нам наиболее существенной. Но мы не исключаем и того, что препятствием к дальнейшему сотрудничеству с «Русским Словом» могла послужить поглощенность Достоевского журнальным предприятием брата [12].

Заключение

Благодаря сохранившимся письмам Ф.М. Достоевского и его современников мы восстановили историю эпизодического сотрудничества писателя в «Русском Cлове». Изучение участия Ф.М. Достоевского в указанном журнале позволило нам обратить внимание на то, как писатель, находившийся в непростых материальных условиях, вынужден был рассматривать предложения, которые не гарантировали ему громкого возвращения в литературную жизнь (здесь мы имеем в виду не только «Русское Слово», но и «Светоч», организация которого приходилась на этот же период), но зато гарантировали деньги, в которых остро нуждался писатель. Одновременно с этим, Ф.М. Достоевский не шел на компромиссы с редакциями, в которых с ним не считались (писатель не согласился участвовать в «Современнике», который некогда высмеял его, и не согласился на условия «Русского вестника», занижавшего гонорар за публикацию). Кроме этого, эпистолярное наследие братьев Достоевских и их современников позволило нам проследить то, как нелегко начинала свои первые шаги редакция графа Г.А. Кушелева-Безбородко.

Библиография
1.
Варустин Л.Э. Журнал «Русское слово». 1859–1866. – Л., 1966. 252 с.
2.
Назиров Р.Г. Герои романа «Идиот» и их прототипы // О мифологии и литературе, или Преодоление смерти: Статьи и исследования разных лет. – Уфа: Уфимский полиграфкомбинат, 2010. 408 с.
3.
Российский государственный исторический архив (РГИА) ф. 777.
4.
Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений: В 15 т. – М.: Гослитиздат, 1939–1953.
5.
Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем в 15 т. (22 книгах) – Л.: Наука, 1981–2000.
6.
Гончаров И.А. Письмо к А.В. Дружинину от 22 июля 1858 г., № 7 // Письма к А.В. Дружинину (1850-1863) / ред. и коммент. П.С. Попов. – М.: Гос. лит. музей, 1948. С. 72-80
7.
Русская земля. СПб., 1904. № 3. С. 2.
8.
Достоевский Ф.М. Полн. акад. собр.соч. в 30-ти томах. – Л.: Наука, 1972– 1990.
9.
Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ) ф. 93/II.
10.
Достоевский Ф.М. Материалы и исследования / Академия наук СССР. Институт русской литературы; Под ред. А.С. Долинина – Л.: АН СССР, 1935. 603 с.
11.
Благосветлов Г.Е. От издателя // Русское Слово. СПб., 1865. № 9. С. 1-10.
12.
Нечаева В.С. Журнал М.М. и Ф.М. Достоевских «Время». 1861–1863. – М.: Наука, 1972. 308 с.
References (transliterated)
1.
Varustin L.E. Zhurnal «Russkoe slovo». 1859–1866. – L., 1966. 252 s.
2.
Nazirov R.G. Geroi romana «Idiot» i ikh prototipy // O mifologii i literature, ili Preodolenie smerti: Stat'i i issledovaniya raznykh let. – Ufa: Ufimskii poligrafkombinat, 2010. 408 s.
3.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv (RGIA) f. 777.
4.
Chernyshevskii N.G. Polnoe sobranie sochinenii: V 15 t. – M.: Goslitizdat, 1939–1953.
5.
Nekrasov N.A. Polnoe sobranie sochinenii i pisem v 15 t. (22 knigakh) – L.: Nauka, 1981–2000.
6.
Goncharov I.A. Pis'mo k A.V. Druzhininu ot 22 iyulya 1858 g., № 7 // Pis'ma k A.V. Druzhininu (1850-1863) / red. i komment. P.S. Popov. – M.: Gos. lit. muzei, 1948. S. 72-80
7.
Russkaya zemlya. SPb., 1904. № 3. S. 2.
8.
Dostoevskii F.M. Poln. akad. sobr.soch. v 30-ti tomakh. – L.: Nauka, 1972– 1990.
9.
Otdel rukopisei Rossiiskoi gosudarstvennoi biblioteki (OR RGB) f. 93/II.
10.
Dostoevskii F.M. Materialy i issledovaniya / Akademiya nauk SSSR. Institut russkoi literatury; Pod red. A.S. Dolinina – L.: AN SSSR, 1935. 603 s.
11.
Blagosvetlov G.E. Ot izdatelya // Russkoe Slovo. SPb., 1865. № 9. S. 1-10.
12.
Nechaeva V.S. Zhurnal M.M. i F.M. Dostoevskikh «Vremya». 1861–1863. – M.: Nauka, 1972. 308 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"