Культура и искусство - рубрика Экранная культура и экранные искусства
по
Культура и искусство
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Журнал "Культура и искусство" > Рубрика "Экранная культура и экранные искусства"
Экранная культура и экранные искусства
Севастьянова С.С. - Музыкально-биографический фильм: проблемы жанра
Аннотация: В этой статье предпринимается попытка осмыслить некоторые проблемы музыкально-биографического фильма. В какой мере этот жанр можно рассматривать как документальное произведение? По какому критерию происходит отбор музыкального материала в подобной картине? Как сказывается временной формат на аналогичной координате художественной ленты? Явление феномена рассматривается в жанровом пространстве музыкального фильма.
Разлогов К.Э. - Парадоксы глобализации: кино на пересечении искусства и промышленности
Аннотация: В статье рассматриваются различные формы глобализации кинематографической культуры на рубеже 20-21-го веков. Прослеживаются пути превращения Голливуда из явления американской культуры в транснациональную корпорацию, производящую фильмы, изначально рассчитанные на планетарное распространение. Анализируются частные варианты глобальных процессов в кино, от Болливуда в Индии до зарубежных работ отечественных кинематографистов.
Торопыгина М.Ю. - Каннские параллели
Аннотация: Статья написана по материалам Каннского фестиваля 2011 года. Пользуясь своим правом главного фестиваля мира, Канн ежегодно отбирает для своих программ все самое лучшее и интересное, что сделано в кино за последний год. Дело здесь не только в эстетическом качестве произведений – в каннской програме можно найти отголоски тем и сюжетов, имеющих отношение как к актуальной общественной тематике, так и к вопросам искусства. При этом сама программа фестиваля срежиссирована таким образом, что сквозные темы прочитываются от фильма к фильму, и если сюжетные совпадения оказываются явными и почти намеренными, то параллели в отдельных мотивах и деталях кажутся на первый взгляд скорее случайными, но от этого не менее интересными.
Севастьянова С.С. - Кульминация в произведениях экранного музыкального театра
Аннотация: Развитие новых технологий привело к образованию в искусстве ХХ века нового художественного феномена, который можно обозначить как экранный музыкальный театр. Рассматриваемые особенности воплощения кульминации в различных жанрах (фильм-опера, мультипликационные опера, мюзикл, концерт и др.) позволяют указать на широкую практику ее появления в точке золотого сечения. Однако помимо случаев параллельной кульминации, имеют место и примеры расхождения аудиальной и визуальной кульминаций. Возможности аудиовизуального контрапункта, техника комбинированных съемок, разнообразие монтажных ритмов во многом преображает перенесенные на экран сценические произведения музыкального театра. Кульминация в масштабном произведении не может быть сведена к «точке», одиночной мелодической вершине, яркому, но единственному аккорду-кадру. Она должна представлять собой зону, в которой наиболее интенсивно переплетаются и тесно взаимодействуют смысловые акценты, динамичное действие и выразительные средства.
Рейфман Б.В. - Путь к "понятию" в сопровождении "образа" (некоторые аспекты кинотеории С.М. Эйзенштейна)
Аннотация: В статье исследуются некоторые аспекты кинотеории С.М.Эйзенштейна, устанавливаемые при ее рассмотрении в контексте определенной концепции «киномодернизма». Внимание фокусируется на важнейшей в эйзенштейновской эстетике проблеме конфликтных взаимоотношений в «адекватной» зрительской рецепции фильма «образа» и «понятия». Методологические основания активизации понятийного мышления зрителя, «конструировавшиеся» теоретиком как следствие создания «образа» и его одновременного остранения, соотносятся с иррационалистской и рационалистской формами «киномодернистского» противостояния «кинореализму», оппонировавшими друг другу, но и сосуществовавшими в тесной взаимосвязи.
Богатырёва Е.А. - "Куда едем? Тема дороги в современном европейском кино"
Аннотация: Интерпретации темы дороги в современном европейском кино рассматриваются на материале немецкого кино рубежа ХХ-ХХI вв. Путешествия, передвижения - традиционные темы киноискусства. Но каждая новая их трактовка свидетельствовала о распространении новых умонастроений. В статье обсуждается вопрос о новых смыслах в истолковании темы дороги и путешествий в современном киноискусстве.
Кёпник Л.-. - Фашизм и непредвиденные обстоятельства кинематографического времени
Аннотация: в статье рассматривается вопрос о том, насколько национал-социализм и итальянский фашизм были созданы посредством кино и насколько большое значение они придавали кино, какую роль играл кинематограф в пропаганде политически нужных символов и эмоций, какие были выработаны ответы на парадоксы кинематографического времени. Автор исходит из того, что и нацистская, и фашистская идеология обращались к логике эпохи кинематографа в надежде связать настоящее с какой-то более крупной идеологической необходимостью, и аргументирует свою позицию, анализируя «Первый манифест футуризма» Филиппо Томмазо Маринетти 1909 г., речь А. Гитлера на открытии «Большой выставки немецкого искусства» 1937 г., творчество итальянского скульптора Умберто Боччони и др.
Потокина О.В. - Киноформула: поэтика гонконгского полицейского фильма
Аннотация: Кинематограф Гонконга является одной из мало изученных в отечественной науке культурных явлений, история которого тесно связана как с традиционной китайской культурой, так и новейшими достижениями массмедиа ХХ-ХХI вв. К изучению обширного пласта жанра популярного полицейского фильма применим типологический метод анализа материала. Автор данной статьи приходит к выводу, что в построении и художественном языке исследованных кинофильмов наличествует формульность, укладывающаяся в определенный жанровый канон. Канон соединяет в себе и старые наивысшие достижения кино Гонконга и новые удачно найденные элементы. Кинематограф в одном из своих важнейших жанров выступает выражением состояния современного общества Гонконга.
Севастьянова С.С. - Музыка Прокофьева на экране
Аннотация: Вопросы, которые поставлены в этой статье, касаются прокофьевских кинопартитур. Почему композитор так мало работал в кино? Как в целом относился к кинематографу? Каковы основные принципы его киносочинений? Из фильмов, в которых звучит его музыка, сегодня вспоминают только картины Эйзенштейна «Александр Невский» и «Иван Грозный». Однако многие фильмы с музыкой Прокофьева остаются важными историческими документами его эпохи, в том числе «Поручик Киже», «Тоня», «Котовский», «Партизаны в степях Украины».
Разлогов К.Э. - Продолжатель великой традиция
Аннотация: в статье книга Р. Казаряна «Эстетика кино» рассматривается как продолжение традиции отечественного искусствоведения, связанной с тем, что о закономерностях творчества серьезно размышляют и пишут люди, непосредственно создающие художественные произведения. Отмечается новаторство автора книги в анализе звука, в подходе к кинофонографии с точки зрения синтеза звука и изображения. Как плодотворные оцениваются предлагаемый им пространственный подход и его размышления о соотношении пространства диегезиса (того мира, который показывается в произведении) и пространства зрительного зала.
Хилько Н.Ф. - Сравнительный анализ языка социального кино и телевидения
Аннотация: В статье дается развернутый анализ эволюции изобразительного языка кинодокументалистики и телевизионных фильмов, отражающих важнейшую тематику социального признания таланта. На примере фильмов Международного кинофестиваля «Встречи в Сибири», проходившем в г. Омске в ноябре 2011 г. выявляются стилистические и композиционные характеристики картин социально-брендового репертуара. Исследуются важнейшие аспекты развития языкового сознания как появление новых жанров, операторских приемов и особенностей монтажа.
Караваев Д.Л. - Отечественная война 1812 года. Пути и тупики экранной интерпретации

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.3.7678

Аннотация: В статье рассматьривается опыт создания кино- и телефильмов. посвященных Отечественной войне 1812 года - от немых фильмов, созданных в Европе и России ("Гренадер Ролан" Л.Маджи, "1812 год" В.Гончарова) до современных экранизаций "Войны и мира" и российских коммерческих постановок. приуроченных к 200-летию Отечественной войны. Анализируется роль экранных искусств в феномене мемориализации Отечественной войны 1812 года.
Хренов Н.А. - «Фауст» А. Сокурова: анатомия демонизма
Аннотация: статья посвящена кинематографическому шедевру, связанному с попыткой режиссера А. Сокурова использовать гениальное создание Гете – трагедию «Фауст» для высказывания о самых острых явлениях ХХ в., связанных с возникновением массы, массовых обществ и, как следствие этого, вождей и диктаторов. Фильм А. Сокурова не является экранизацией в привычном и традиционном смысле этого слова. Казалось бы, использование трагедии Гете для высказывания о современности способно привести к вульгарному и поверхностному толкованию классики. Но идея режиссера включить свой новый фильм в то, что он называет тетралогией, т. е. в группу его фильмов, посвященных диктаторам ХХ в. (В.И. Ленину, А. Гитлеру, Хирохито), пробуждает необходимость углубиться в замысел Гете и понять, почему эта трагедия писалась им так трудно и так долго и не вся была напечатана при жизни автора. Пытаясь разобраться в первичных интенциях замысла поэта, мы обнаруживаем исходную точку комплекса демонизма в западной культуре, объясняющего и восприятие нами политических вождей ХХ в.
А. В. Головнёв - Антропология плюс кино. c. 0-0
Аннотация: статья посвящена анализу феномена антропологического кинематографа. Дан краткий очерк его истории и современного состояния (в социокультурном контексте), представлены две школы российского антропологического кино — «московская» (во главе с Е. В. Александровым) и «уральская», представляемая автором статьи, а также фестивальное движение, обозначена перспектива дальнейшего развития.
К. Э. Разлогов - Парадоксы глобализации: кино на пересечении искусства и промышленности. c. 0-0
Аннотация: в статье рассматриваются различные формы глобализации кинематографической культуры на рубеже XX–XXI вв. Прослеживаются пути превращения Голливуда из явления американской культуры в транснациональную корпорацию, производящую фильмы, изначально рассчитанные на планетарное распространение. Анализируются частные варианты глобальных процессов в кино, от Болливуда в Индии до зарубежных работ отечественных кинематографистов.
Н. А. Лапкина - Репрезентация информации по культуре и гуманитарным дисциплинам в электронных СМИ: методология анализа c. 0-0
Аннотация: исследуются существующие методики анализа ресурсов по культуре, в частности по этнологии, в глобальной сети. Особое внимание уделяется интеллектуальным ресурсам, способным за счет достоверного, грамотного контента не только противостоять этнонационалистическому дискурсу этничности, превалирующему на данный момент в Интернете, но и прививать молодежи, как основному пользователю сети, идеи межкультурного уважения, толерантности. В статье представлены различные методики анализа информации, распространяемой в электронных ресурсах, проведен их сравнительный анализ для выявления наиболее эффективных, затронуты вопросы повышения качества представленной в глобальной сети информации.
Луговцев А.Ю. - Понятие объектного дизайна в экранных искусствах c. 1-16

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.3.22371

Аннотация: В статье раскрывается объем понятия объектного дизайна в экранных искусствах и специфическая применимость термина «объект дизайна» в теории экранных искусств через сравнение, взаимосвязь и взаимовлияние понятий «артефакт», «симулякр», «объект дизайна», «трансмедиа», «спецэффект», «виртуальная реальность». Подчеркивается влияние объектного дизайна на структурно-семиотическую, драматургическую и зрелищную сторону экранного произведения. Дается краткий обзор прикладного применения объектного дизайна в экранных произведениях. Рассматриваются технологические аспекты производства объектов дизайна, и психофизиологические аспекты их восприятия, в том числе звукового сопровождения. Также сквозной темой статьи является трансмедийная сущность объектного дизайна. Кроме системного и сравнительно-исторического метода в исследовании были использованы методы формального и контекстуального анализа, структурный метод, отвлеченное логическое рассуждение. Новизна исследования заключается в выявлении значимости объектов дизайна как дискретных единиц визуального контента любого экранного произведения и в обосновании гипотезы о многоплановой самостоятельной роли объектов дизайна в тексте экранного произведения: семиотической, зрелищной, идейно-драматургической. В заключении автор предлагает рассматривать объектный дизайн как отдельное направление теории экранных искусств, исследующее художественно-пространственное и идейно-эстетическое наполнение реальной, псевдореальной, и виртуальной среды экранных произведений.
Мурадов А.Б. - Великая Отечественная война в многосерийных фильмах: эпос, миф и историческая достоверность. c. 1-10

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.6.22385

Аннотация: В статье анализируется традиции исследований художественных фильмов о Великой Отечественной войне. Автор показывает противоречие двух подходов в современной критике, возникшее на стыке разных традиций - концепции эпического повествования и принципа исторической достоверности. Образы войн в ХХ веке, и Великой Отечественной в том числе, сформированы в медиа, в первую очередь, в телевидении и в кино. Телевизионные многосерийные фильмы о войне как художественные, так и документальные, стали отражением одновременно как идеологических требований, так и общественных запросов к этой теме. При этом, спустя 70 лет, анализ отражения этого образа на телеэкране неразрывно связан с понятием «эпоса», а также взаимодействием этого понятия с проблемой исторической и человеческой памяти. Именно визуальные средства массовой коммуникации подменяют нам, чаще всего, нашу собственную память памятью «коллективной», что ведет впоследствии к проблеме мифологизации. Нарратив о войне, как бы превращаясь в эпос, то героический, то «народный», а зачастую, - и в тот, и в другой, при этом «эпосом» как таковым не является. Требование исторической достоверности в современных фильмах возникает из-за противопоставления эпоса мифу. С учетом как эпически-былинного подхода, так и исторически-документального, каждый многосерийный фильм вызывает критику, основанную на этих противоположных принципах. Чем более временное расстояние между событиями, тем глубже конфликт между исторической достоверностью и попыткой создать новый эпос.
Бакуменко Г.В. - Персоноцентризм и социоцентризм как маркеры символизации успеха в художественной реальности фильмов кинопроката США c. 1-8

DOI:
10.7256/2454-0625.2019.4.29419

Аннотация: В центре исследовательского внимания динамика популярности персоноцентричных и социоцентричных символов успеха, выраженных содержанием популярных фильмов кинопроката США. На примере анализа массива популярных художественных фильмов 1980–2019 гг., представленных в Топ 10 лидеров кассовых сборов по статистике Box Office Mojo, предпринята попытка типологии вырабатываемых массовой культурой США мотиваций деятельности на основе диспозиции символов успеха автономной деятельности (персоноцентризм) и коллективного взаимодействия (социоцентризм). Маркирование персоноцентризма и социоцентризма (двух различных стратегий достижения успеха) в художественной реальности кинофильма предполагает определение транслируемых посредством кинокоммуникации стереотипов поведения. В основе исследования лежит метод типологии кинофильмов как персноцентричных и социоцентричных символов успеха, подразумевающий комплекс неопросных методов качественного и количественного анализа сюжетного содержания. Новизна исследования заключается как в инновационном авторском подходе к анализу социокультурных процессов, так и в интерпретации общедоступных эмпирических данных кассовых сборов кинопроката. Полученные результаты позволяет утверждать, что маркирование популярности социоцентричного либо персоноцентричного содержания фильмов в отличии от идеального образа культурного героя (в отечественной традиции — это коллективист, в американской — индивидуалист) отражает ценностную динамику символов успеха коллективного взаимодействия или автономной деятельности индивида в массовой культуре США.
Эвалльё В.Д. - Советские идеологические фильмы и поиски нового кинематографического языка в 1960–1980-х годах c. 1-10

DOI:
10.7256/2454-0625.2019.8.30328

Аннотация: Статья посвящена наиболее ярким экспериментам с полиэкраном и его внедрением в киноматерию советскими режиссерами в свои фильмы в период застоя. Целью исследования стало выявление эстетических задач, выполняемых полиэкраном, их влияние на поэтику киноматерии. Особое внимание уделяется выявлению семантических функций полиэкрана, характерных для советского кинематографа рассматриваемого периода. В статье рассматриваются работы разных жанров с целью сравнения функциональной и эстетической природы полиэкрана в научно-популярных фильмах К. Домбровского, документальных А. Шейна и художественных ("Победа", Е. Матвеев) В качестве методологической базы были выбраны компаративный, структурно-функциональный и семиотический методы, позволяющие достигнуть поставленных целей. Впервые предложена идея, что в кинематографе Эпохи застоя полиэкранный прием характеризуется своими узко-функциональными и поверхностно-формальными функциями. Самой востребованной является визуализация симультанного развития параллельных сюжетных линий, и как следствие – придание разветвленной повествовательности более эффектной зрелищности. В работах Кирилла Домбровского полиэкран позволял усилить выразительность, наладить причинно-следственные связи, продемонстрировать значимость центральных сегментов. Фильмы Александра Шейна характеризуются утрированной патриотичностью, с упором на господствующую идеологию. Его полиэкран стал манифестом ультрасовременности социалистического строя, его способностью говорить и на «новом», высокотехничном языке. У Евгения Матвеева полиэкранность работает на придание его фильму ауры эпического произведения, монументального, масштабного. Можно заключить, что в Эпоху застоя технологические и визуальные новинки, в частности, полиэкран призваны были характеризовать не только фильмы, но и саму советскую идеологию как ультрасовременную и активно развивающуюся, но не пребывающую в фактическом застое.
Быкова Н.И. - Эволюция выразительных средств в искусстве кино и проблемы киноэстетики (на примере анализа экранизаций романа Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби») c. 18-32

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.11.24527

Аннотация: Предметом исследования является динамика развития изобразительных средств в искусстве кино. Объект исследования - роман Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби» и его экранизации. Подробно рассматриваются три последние экранизации: фильмы Джека Клейтона (1974), Роберта Марковица (2000), База Лурмана (2013). Роман интересен многоплановым подходом к идее американской мечты, так как не столько идеализирует американскую мечту, сколько развенчивает миф об этой мечте. Именно благодаря концептуальной неоднозначности произведение привлекает читателей и зрителей. Особое внимание в статье уделяется языку кино, при помощи которого раскрываются образы главных героев и символика романа. Основными методами исследования являются сравнительно-исторический и аналитический. Сопоставительный анализ кинематографических произведений разных лет позволяет проследить динамические процессы, происходящие в искусстве кино. В исследовании впервые анализируются художественные особенности экранизаций романа Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби». Рассматриваются процессы эволюции киноязыка. Изучаются выразительные средства, позволяющие создать многоплановые художественные образы главных героев. Осмысляются особенности композиции, цветовая символика, основные монтажные примы в сопоставлении с новыми технологиями в области видеосъемки и обработки материала.
Калениченко М.В. - Творчество Ленинградской киностудии научно-популярных фильмов "Леннаучфильм" в 1970-1980-е гг. c. 19-29

DOI:
10.7256/2454-0625.2021.4.35584

Аннотация: Статья посвящена изучению творчества режиссеров Ленинградской киностудии научно-популярных фильмов «Леннаучфильм» в 1970–1980-е гг. На основе архивных документов, представленных в Центральном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга, анализируется работа киностудии: проведена классификация фильмографии по формально-содержательному критерию, а также выявлены ключевые процессы, характерные в рассматриваемый период. Были выделены следующие основные направления: естественнонаучное, технико-пропагандистское, историко-революционное, военно-патриотическое, социально-бытовые, история искусства и культуры. Особое внимание в статье уделяется кинокартинам, которые затрагивают темы, ранее не включенные в поле научно-популярного кинематографа.   Новизна научного исследования заключается в типологизации тематических направлений ленинградской киностудии, как целостной творческой системы, а также сравнение сюжетов научно-популярных кинотекстов по каждому направлению в течение двух десятилетий. В результате определены основные направления, которые не только расширили тематическое поле в работе студии, но и в корне изменили представление о целях и задачах научно-популярного кинематографа. В период перестройки меняется основной объект научно-популярного кино. В центре внимания не наука и технические достижения, а человек и общество. Режиссеры через свое творчество выражали отношение общества к науке, поднимая вопросы трансформации нравственности и морали при научно-технической революции. Получает развитие идея вреда научных достижений и ответственности ученых перед обществом. Творчество ленинградских режиссеров несомненно расширило идейно-художественный диапазон, предложив свое видение специфики научно-популярного кинематографа в СССР.
Осипов С.В. - Меняющаяся Россия и меняющаяся бондиана: страна и люди в зеркале медийной франшизы (1962-2015 гг.) c. 25-54

DOI:
10.7256/2454-0625.2018.6.26463

Аннотация: Предметом исследования является меняющийся образ СССР/России в отражении популярной медийной франшизы о Джеймсе Бонде в период с 1962 по 2015 гг. Отслеживаются насыщенность, целесообразность и особенности использования советской/российской тематики на протяжении 50 с лишним лет в контексте динамики отношений СССР/России и Запада, включая политические, социальные, культурные и пр. компоненты. Выделяются разные периоды обращения бондианы к советской/российской тематике с разной степенью глубины и критичности отражения СССР/России. Междисциплинарное исследование, рассматривающее произведение массовой культуры в контексте политической истории второй половины 20 - начала 21 вв. Исследование отталкивается от инициатив российских властей по применению "мягкой силы", которые, как представляется, используют слишком узкий набор форматов. Автор обращает внимание на успешность формата мультимедийной франшизы, практикуемого западной массовой культурой. Бондиана берется как пример успешной франшизы с политическим подтекстом. Изучение обращений бондианы к образу СССР/России помогает понять механизмы успеха франшизы и что именно за образ она формирует; оценивает ее стереотипность/оригинальность. Автор заключает, что, вопреки мнению советской кинокритики, бондиана не несла в себе образа врага и тяготела к нейтрально-положительному образу СССР. Негативный образ России 90-ых гг. объективно обоснован, в дальнейшем российский компонент уходит из бондианы в связи со смещением фобий Запада в сторону мирового терроризма. Пиками интереса к советской/российской тематике были 2-я пол. 70 - сер. 80-ых гг. и сер. 90-ых гг., что имело четкую взаимосвязь с политическими процессами в реальном мире.
Шелест В.В. - Травестирование культового образа Ленина в постсоветском кино на материале фильмов "Комедия строгого режима"и "Деревня Хлюпово выходит из союза" c. 27-42

DOI:
10.7256/2454-0625.2020.1.30366

Аннотация: Статья написана в рамках исследования темы "Образ Ленина в художественном кинематографе России XX – XXI веков". Исследуется период слома эпох, когда в 1991 году закончил своё существование СССР и на политической карте мира появилось новое государство Российская Федерация. В центре внимания две картины, снятые в 1992 году. В этих фильмах подвергается травестированию культовый образ Ленина, созданный основоположниками художественной ленинианы на сцене и на экране. Поскольку фильмы были сняты на сломе исторических эпох в них просматриваются черты нового художественного мышления – постмодернизма, которые также исследуются в данной статье. Цель данной статьи — на материале фильмов «Комедия строго режима» и «Деревня Хлюпово выходит из союза» доказать, что стилистический приём травестирования используется кинематографистами постсоветского периода, чтобы подвергнуть развенчанию и осмеянию культовый образ Ленина, созданный основоположниками светской ленинианы. Новизна исследования в том, что эти картины в таком аспекте ранее никто из исследователей не рассматривал. Практическое значение в том, что статья может послужить фундаментом к дальнейшему исследованию постсоветской ленинианы. Автор статьи приходит к выводу, что осмеянию и развенчанию подвергается не личность В. И. Ульянова-Ленина, а образ, созданный мастерами советской ленинианы. По идейной направленности оба исследуемых фильма относятся к категории «иконоборческих», в них авторы обращаются к центральной для постмодернизма проблеме освобождения человека от тоталитарной системы и подают её в ироническом ключе.
Б. В. Рейфман - Путь к понятию в сопровождении образа: некоторые аспекты кинотеории С. М. Эйзенштейна c. 45-55
Аннотация: в статье устанавливаются некоторые аспекты кинотеории С. М. Эйзенштейна, рассматриваемой в контексте концепции киномодернизма. Внимание фокусируется на важнейшей в эйзенштейновской эстетике проблеме конфликтных взаимоотношений образа и понятия в зрительской рецепции фильма. Способы активизации понятийного мышления зрителя, конструировавшиеся теоретиком как методы такого создания образа, которое сопровождалось бы одновременным его остранением, соотносятся с иррационалистской и рационалистской формами киномодернистского противостояния тотально-повествовательному кинореализму.
Кидакоева Н.З., Сиюхова А.М. - Роль экранных СМИ и кино в распространении моды в регионе в 1960-1980 гг. (на материале Республики Адыгея и Краснодарского края) c. 49-58

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.10.24469

Аннотация: В статье рассматривается вопрос о роли СМИ и киноискусства в распространении моды в регионе. Актуальность исследования обосновывается тем, что большинство работ, посвященных теме моды в России опираются на данные больших городов, в то время, как процессы распространения моды в провинции имеют свои особенности. В представленном исследовании анализируется восприятие моды у молодежи брежневской эпохи в зависимости от их социальных признаков - уровню образования, места жительства. В качестве примера разбирается коллекция костюмов из французского фильма 1970 г. "Человек оркестр", во многом повлиявшего на распространение модных образцов одежды. В исследовании реализуется междисциплинарный подход, сочетающий методы искусствоведческого анализа образцов модной одежды, представленных в кино, диахронический подход культурологии, метод социологического опроса в форме фокусированного интервью. В выводах формулируется мысль о том, что восприятие моды через СМИ и кино имело отличия в среде городского и сельского населения, а также зависело от уровня его образованности. Подчеркивается мысль, что именно через модную одежду в 1960-1980 гг. легче всего можно было реализовать потребность в личностной свободе, а зарубежные печатные и экранные СМИ и кино давали многообразные примеры того, как этого достичь.
Янковский А.Н. - Игра «квест» как синтез литературных и кинематографических традиций c. 50-58

DOI:
10.7256/2454-0625.2018.9.27465

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является феномен популярного в медиакультуре и культурной жизни мегаполисов жанра «квест». Происхождение этого жанра связано с литературными и кинематографическими традициями, однако современные видеоигры начали оказывать обратное влияние на кинематограф. Жанр «квеста» в кино сегодня является имитацией видеоигр или прямым заимствованием сюжетов и принципов драматургии компьютерных игр. Предпринятый автором анализ материала по данному аспекту актуален в контексте общей тенденции современной культуры - виртуализации человека и общества. В работе был использован культурологический метод исследования включающий описание, сравнение, анализ, а также применен герменевтический подход. Основными выводами проведенного исследования являются: квест как художественно-игровая форма востребована как в игровой индустрии, так и в экранной культуре. Драматургия квеста выстраивается по принципам авантюрного романа и задействует такие основные архетипы, как модель замкнутого пространства и стремление пересечь границу, а также мотивы трагического, которые нейтрализуются идеей «хэппи-энда». Кроме того, этот процесс становится частью общей тенденции виртуализации человека и общества, что многие ученые считают стадией, предшествующей появлению «постчеловека», как представителя новой антропологии.
Попова Л.В. - «Черное» и «белое» в фильмах немецких экспрессионистов c. 51-64

DOI:
10.7256/2454-0625.2023.10.39993

EDN: GIBTAO

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является творчество немецких режиссеров-экспрессионистов. Актуальность данного исследования связана с тем, что экспрессионисты оказали большое влияние на весь кинематограф в области открытия света и тени. В советской науке этому вопросу уделялось мало внимания. В настоящее время исследователи обращаются к теме экспрессионизма, но вопрос соотношения света и тени недостаточно изучен. Цель исследования – показать важность открытия немецких экспрессионистов в области света и тени, их влияние на мировой кинематограф, а также влияние советских режиссеров на немецких экспрессионистов в области монтажа. Новизна данного исследования заключается в изучении соотношения света и тени у экспрессионистов, а также в выявлении влияния советских режиссеров на немецких экспрессионистов в области монтажа. Эти аспекты остаются малоизученными. В данном исследовании использован комплексный подход. Применяются сравнительный, феноменологический, интертекстуальный методы в их сочетании и взаимодополнительности. Основными выводами данного исследования являются выводы об открытии немецких экспрессионистов в области света и тени, их влиянии на мировой кинематограф, а также о влиянии советских режиссеров на немецких экспрессионистов. Фильмы, исполненные в традициях экспрессионистов, часто имеют и коммерческий успех.
Шелест В.В. - Приближение к Ленину. Кинолениниана С. И. Юткевича и Е. И. Габриловича c. 53-68

DOI:
10.7256/2454-0625.2019.4.29059

Аннотация: Статья посвящена изучению эволюции образа Ленина в кинолениниане С. И. Юткевича и Е. И. Габриловича. В статье исследуется период с 1937 по 1987 годы, от зарождения культа личности Сталина до его развенчания и кратковременного возрождения культа Ленина. В центре внимания кинофильмы «Ленин в Польше» и «Ленин в Париже». Также затрагивается история создания картины «Свет над Россией» как пример давления официальной идеологии на художника. Цель данного исследования — сформулировать основные этапы развития образа Ленина в кинолениниане Юткевича в культурно-историческом контексте советской эпохи. В ходе анализа выявляются особенности структуры и композиции фильмов, их жанровая принадлежность. В статье прослеживается, как соотносятся между собой время историческое, мифическое и субъективно-художническое, и как в связи с этим в разные периоды советской действительности изменяется образ вождя. Новизна исследования заключена в попытке взглянуть на фильмы Юткевича без идеологических шор. Cтатья может послужить фундаментом к дальнейшему исследованию постсоветской ленинианы. Автор приходит к выводу, что художественный образ Ленина формировался двумя встречными мировоззренческими потоками: «снизу» — из недр народного сознания, как религиозный архетип, и «сверху», как политический заказ, что в итоге привело к ослаблению в вырождению культа Ленина.
Смирнов А.В., Беззубова О.В. - «Школьное кино» середины 1970-х: «воспитание чувств» и любовный дискурс (на примере фильма «Сто дней после детства») c. 54-67

DOI:
10.7256/2454-0625.2022.11.36792

EDN: RZCMWR

Аннотация: Объектом исследования является кинофильм «Сто дней после детства», один из наиболее известных советских фильмов середины 1970-х гг., посвященных школе и школьникам (так называемое «школьное кино»). Предметом исследования являются новые для данного жанра культурные смыслы, транслируемые фильмом, феномены советской культуры, сделавшие эту трансляцию возможной и значимой для советского киноискусства, а также выразительные средства фильма, свидетельствующие об изменениях в советской культуре и, в частности, в педагогических стратегиях по сравнению с началом 1960-х гг. («эпоха оттепели»). Цель проведенного исследования заключалась в выявлении роли, которую сыграл данный фильм в развитии темы школы в советском кино, а также в установлении тех трендов советской культуры 1960–1970-х гг., которые сделали это развитие возможным. В качестве основного метода исследования был использован теоретико-культурный анализ наиболее значимых элементов сюжета, репрезентировавших как ключевые идеи советского «школьного кино», так и наиболее значимые для советской культуры 1960–1970-х гг. явления. В результате исследования была установлена роль классической русской литературы в воспитании наиболее значимых для рассматриваемого периода человеческих качеств советских школьников. Кроме того, сам факт появления данного фильма говорит о том, что модель социализации, свойственная советской школе вплоть до начала 1960-х гг., утратила свою актуальность, а новая модель еще находилась в стадии становления.
Кузина Н.В., Кузина Л.Б. - "Этюды о свободе" В.Мирзоева как триптих драмы абсурда и цикл киноновелл c. 55-65

DOI:
10.7256/2454-0625.2018.6.26582

Аннотация: Предметом исследования являются киноязык и художественные особенности кино-новелл В.Мирзоева "Наставники", "Опасный человек", "Рай" с точки зрения отражения стилистики абсурдистской драмы западноевропейской (С.Беккет и др.) и отечественной (В.Набоков, А. Вампилов и др.) традиции. Анализируются в традициях нарратологии структура повествования, модель художественного мира и вторичная семантизация (символическая деталь) отображенного в кадре, интертекстуальность (ссылки на образы социального бессознательного прежде всего) и архетипические конструкты. Используется традиционная методология семиотики и структурализма, а именно: проводится анализ художественной модели произведения как фрейма, состоящего из заполненных или не заполненных слотов, отсылающих к художественным традициям, архетипу, социальным традиционным конструктам. Новизна заключается в научном анализе современного киноязыка с использованием методологии русского структурализма и семиотики, реконструкция смыслов, наличие и попытки ревизии которых в произведении становятся главной темой центральной новеллы В.Мирзоева ("Опасный человек"). Уделено внимание художественному пространству, времени, новеллистическим приемам построения киноповествования, образам персонажей, символической детали (в том числе цвету, фактуре материала в кадре и др.), звуко-зрительному контрапункту, в том числе музыке и речи в кадре, разделению на "планы".
Попова Л.В. - М. Антониони, Ж. Виго и Д. Вертов: опыт диалога c. 57-66

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.7.22254

Аннотация: Предметом исследования является творчество Дзиги Вертова, Жана Виго и Микеланджело Антониони, которое достаточно хорошо изучено как в России, так и за рубежом. Автор уделяет особое внимание такому малоизученному аспекту, как влияние Дзиги Вертова на творчество Ж. Виго и М. Антониони. Анализируя различные источники — литературные и кинематографические, автор подтверждает эту преемственность. Большое внимание также уделяется связи творчества Ж. Виго и М. Антониони с французской и итальянской кинематографической традицией. В данном исследовании применяется сравнительный метод для анализа связей между режиссерами. Также применяется феноменологический метод. Новизна данного исследования состоит в выявлении связи между Дзигой Вертовым, Жаном Виго и Микеланджело Антониони, в применении комплексного подхода к анализу кинематографических произведений. Сделан вывод о том, какие именно наработки Д. Вертова оказались наиболее ценными для западного кинематографа, а также о новаторстве М. Антониони.
Попова Л.В. - Поиск Бога в творчестве А. Хичкока и И. Бергмана c. 60-77

DOI:
10.7256/2454-0625.2022.8.37734

EDN: TNAUNZ

Аннотация: Предметом исследования данной статьи являются творчество А. Хичкока и И. Бергмана, которые хорошо изучены как в России, так и за рубежом. Актуальность данного исследования обусловлена тем, что до сих пор среди исследователей не было сделано попытки исследовать влияние творчества А. Хичкока на И. Бергмана. Целью данного исследования является сравнительный анализ творчества А. Хичкока и И. Бергмана, выявление сходства и различий, в том числе, в вопросах религиозной веры; изучение такого малоизвестного аспекта, как влияние А. Хичкока на творчество И. Бергмана. Автор также уделяет внимание рассмотрению религиозных взглядов А. Хичкока, чему исследователи уделяли мало внимания. В данном исследовании применяется комплексный подход, включая сравнительный метод для анализа связей между режиссерами, феноменологический метод, а также метод психоанализа в их сочетании и взаимодополнительности. Новизна данного исследования состоит в выявлении связей между режиссерами, в применении комплексного подхода к анализу их произведений. Сделан вывод о религиозных взглядах А. Хичкока и И. Бергмана, их сходстве и различии. Религиозные взгляды Бергмана претерпели длительную трансформацию в течение всей его жизни. Религиозные взгляды Хичкока были более консервативными и устойчивыми, что сказывается на ритме его картин.
С. С. Севастьянова - Музыка С. С. Прокофьева на экране c. 61-70
Аннотация: поставленные в статье вопросы касаются кинопартитур С. С. Прокофьева. Почему композитор так мало работал в кино? Как в целом относился к кинематографу? Каковы основные принципы его киносочинений? Из фильмов, в которых звучит его музыка, сегодня вспоминают только картины С. М. Эйзенштейна «Александр Невский» и «Иван Грозный». Однако многие фильмы с музыкой композитора и ныне остаются важными историческими документами его эпохи: «Поручик Киже», «Тоня», «Котовский», «Партизаны в степях Украины» и др.
О. В. Потокина - Киноформула: поэтика гонконгского полицейского фильма c. 62-66
Аннотация: кинематограф Гонконга является одним из малоизученных в отечественной науке культурных явлений, история которого тесно связана как с традиционной китайской культурой, так и с новейшими достижениями массмедиа ХХ–ХХI вв. В изучении обширного пласта популярного жанра полицейского фильма применим метод типологического анализа материала. Автор статьи приходит к выводу, что в построении и художественном языке исследуемых фильмов наличествует формульность, укладывающаяся в определенный жанровый канон. Канон соединяет в себе и наивысшие достижения кино Гонконга и новые удачно найденные элементы. Кинематограф в одном из своих важнейших жанров выступает выражением состояния современного общества Гонконга.
Н. Ф. Хилько - Сравнительный анализ языка социального кино и телевидения c. 64-68
Аннотация: в статье дан развернутый анализ эволюции изобразительного языка кинодокументалистики и телевизионных фильмов, отражающих важнейшую тематику социального признания таланта. На примере фильмов Международного кинофестиваля «Встречи в Сибири», проходившего в Омске в ноябре 2011 г., выявляются стилистические и композиционные характеристики картин социально-брендового репертуара. Исследуются такие аспекты развития языкового сознания, как появление новых жанров, операторских приемов и особенностей монтажа.
С. С. Севастьянова - «Картинки с выставки» М. П. Мусоргского на экране c. 65-75
Аннотация: в условиях развития новых технологий представление многих произведений классического искусства в ХХ в. поистине преображается. Как совершенно новое явление формируется экранный музыкальный театр, в ресурсах которого находится масса уникальных образцов, среди них — и экранизации фортепианного цикла М. П. Мусоргского «Картинки с выставки». Авторская программа композитора в фильме-балете Б. Хебера, М. Пендлетона и Ч. Дютуа, а также в мультипликационных балетах И. Ковалевской, О. Тэдзуки и А. Алексеева пересматривается, а аудиовизуальный текст выходит на совершенно новые обобщения. Экранные версии «Картинок с выставки» представляют собой оригинальные интерпретационные версии, во многом вписывающиеся в характерный для искусства постмодернизма деривационный процесс «игры с текстом».
Паулюс П.Й. - Феномен скандинавского мифа в современной массовой культуре на примере сериала «Викинги» c. 66-75

DOI:
10.7256/2454-0625.2018.6.26540

Аннотация: Предметом исследования является рассмотрение проблемы использования мифологических сюжетов, имеющих философские коннотации в современной кинопродукции. Объектом исследования развитие современной киноиндустрии. Анализируется отображение и трансформация в массовом сознании феномена «скандинавского мифа». Акцент сделан на его фатализацию, прослеживающуюся в развитии современной массовой культуры. Автор демонстрирует специфику указанного процесса на примере кинопродукта — сериала «Викинги», демонстрируя активный синтез исторических и мифологических сюжетов, формирующих особый культурный ландшафт, имеющий богатейшие философские коннотации. Автор в своем исследовании опирается на сравнительно-исторический и хронологический методы исследования, позволяющие проследить активное применение деструктивного стереотипа восприятия скандинавской культуры, именуемого нами "скандинавским мифом" Научная новизна исследования заключается в обращении к практике включение мифологического концепта в реалии современной мультикультурной традиции как особом факторе становления нового историко-культурного пространства, порождающего феномен инструментализации предыдущих культурно-исторических практик, видоизменяющихся в глобальном дискурсе. На основании всего вышесказанного мы пришли к следующим выводам: 1. Неотъемлемой частью современной киноиндустрии является активное использование комплекса клише, формирующих как особую культурную реальность специфический скандинавский миф, базирующийся на фаталистической провиденциальности и демонстрирующий при этом цикличность существования всего сущего. 2. Подобного рода философская концепция уже превратилась в самостоятельный архетип массового сознания и в рамках современной массовой культуры вышла за пределы Скандинавского полуострова, превратившись в мультикультурный феномен.
Пудов А.Г. - Киноформа как эффективный инструмент выражения и модернизации этнической культуры

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.1.21640

Аннотация: Работа представляет обобщение авторской рефлексии по произведениям значимых современных якутских кино деятелей, так и собственно процессу творения киноформы в социокультурном пространстве Северо-восточного региона России. Киноискусство, будучи фабрикой грез и инструментом самоанализа общества пришлась весьма ко двору для органической саморефлексии и самоидентификации этнокультуры на рубеже столетий. Комплиментарность кино и этнокультуры продиктована также механизмом трансляции мифологем, что было и остается живительным инструментом культуры, еще не утратившей фольклор, ритуалы и обряды традиционной эпохи. Объектом исследования является кинопродукция в Республике Саха (Якутия) последних пяти лет, авторами которой является новая волна кинодеятелей региона. Предметом в данной статье является специфика киноформы, сочетающая синтез символических конструктов универсальной и локальной этнической культуры и соответственно результирующие особенности воздействия данной формы на этнокультуру. В работе использован анализ конкретных кинофильмов, проведенный через призму наличия в киноформе символов разной природы конципирования, философское обобщение культурных процессов региона в целом. Новизна работы заключена в философской оценке качественно нового этапа якутского кинематографа, впервые заявившего о себе как на всероссийском, так и международном уровне. Автор сделал выводы об онтологических причинах регионального бума в кинопроизводстве, его самоидентификационном и культурном потенциале, особенностях формирования нового социокода региональной культуры.
Пудов А.Г. - Киноформа как эффективный инструмент выражения и модернизации этнической культуры c. 67-73

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.1.68566

Аннотация: Работа представляет обобщение авторской рефлексии по произведениям значимых современных якутских кино деятелей, так и собственно процессу творения киноформы в социокультурном пространстве Северо-восточного региона России. Киноискусство, будучи фабрикой грез и инструментом самоанализа общества пришлась весьма ко двору для органической саморефлексии и самоидентификации этнокультуры на рубеже столетий. Комплиментарность кино и этнокультуры продиктована также механизмом трансляции мифологем, что было и остается живительным инструментом культуры, еще не утратившей фольклор, ритуалы и обряды традиционной эпохи. Объектом исследования является кинопродукция в Республике Саха (Якутия) последних пяти лет, авторами которой является новая волна кинодеятелей региона. Предметом в данной статье является специфика киноформы, сочетающая синтез символических конструктов универсальной и локальной этнической культуры и соответственно результирующие особенности воздействия данной формы на этнокультуру. В работе использован анализ конкретных кинофильмов, проведенный через призму наличия в киноформе символов разной природы конципирования, философское обобщение культурных процессов региона в целом. Новизна работы заключена в философской оценке качественно нового этапа якутского кинематографа, впервые заявившего о себе как на всероссийском, так и международном уровне. Автор сделал выводы об онтологических причинах регионального бума в кинопроизводстве, его самоидентификационном и культурном потенциале, особенностях формирования нового социокода региональной культуры.
Прокудин Г.А. - Фильмы жанра космический хоррор, как попытка помыслить мир–не–для–нас. c. 68-78

DOI:
10.7256/2454-0625.2024.1.69444

EDN: CLZCGE

Аннотация: В статье рассматривается проблема закрытости мира-в-себе в силу непреодолимости человеческой субъективности в процессе познания мира. В философии позитивизма и спекулятивизма тезис о фундаментальной непознаваемости реальности позволяет вывести целый аспект мира, недоступный к познанию аналитическими методами. Эта часть мира в силу своей фундаментальной сокрытости сопротивляется всякому рациональному познанию, но, тем не менее, может проявляться особым образом, имеющим больше общего с мистическим опытом, чем с объективным познанием. Цель статьи – предложить образный язык кинотекстов жанра космического ужаса в качестве способа помыслить мир-в-себе, иначе недоступный для познания. Анализ производится на примере двух текстов – «Сквозь Горизонт» (реж. Пол У. С. Андерсон, 1997) и «Пекло» (реж. Д. Бойл, 2007). В качестве метода исследования выбран системный киноанализ. Экранные произведения анализируются с точки зрения того, как предмет исследования раскрывается через структурные элементы кинопроизведения. Основными выводами исследования являются тезисы о том, что экранные произведения в жанре ужасов, в частности космического хоррора, могут быть использованы как способ помыслить аспект мира, недоступный познанию рациональными методами. Это возможно в силу того, что фундаментальная сокрытость мира-не-для-нас с одной стороны делает его недоступным для традиционного анализа, а с другой - сближает с мистическим опытом. Фильмы жанра космического ужаса, и в особенности те из них, которые являются продолжателями т. н. лавкрафтовской традиции используют характерную пугающую образность чтобы вызвать у зрителя ощущение потустороннего, мистического, создать то же ощущение жуткого, которое возникает когда мир-не-для-нас проявляет себя. Но кроме образов, сама структура повествования фильма и его средства выразительности работают на то, чтобы направить мысль зрителя в сторону осмысления этого странного скрытого от нас мира.
Е. А. Богатырёва - Куда едем? Тема дороги в современном европейском кино c. 70-77
Аннотация: интерпретации темы дороги в современном европейском кино рассматриваются на материале немецкого кино рубежа ХХ–ХХI вв. Путешествия, передвижения — традиционные темы киноискусства. Но каждая новая их трактовка свидетельствует о распространении новых умонастроений. В статье обсуждается вопрос о новых смыслах в истолковании темы дороги и путешествий в современном киноискусстве.
В. П. Руднев - Пушкин и постмодернизм: о фильме В. Мирзоева «Борис Годунов» c. 71-84
Аннотация: новый фильм режиссера В. Мирзоева «Борис Годунов» анализируется в статье с применением метода психомотивного анализа, позволяющего раскрыть глубинные интертекстуальные мотивы как фильма, так и одноименной трагедии А. С. Пушкина. Фильм и трагедия существуют в едином постмодернистском пространстве-времени, где нет прошлого и будущего: Пушкин так же воздействует на Мирзоева, как Мирзоев на Пушкина. Анализ, в частности, показал скрытые глубинные идентификации между героями и их «историческими прототипами» «в будущем» постмодернисткого дискурса. Однако подлинное новаторство фильма Мирзоева — в преодолении постмодернизма в поисках новой киноэстетики ХХI в.
Рябчикова Н.С. - Поэтика и политика сиквела в советском кино 1920-х гг.: «Красные дьяволята» и его продолжения c. 72-79

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.4.18154

Аннотация: В отличие от общепринятого взгляда, «сиквелы» или фильмы с продолжением не являются новым элементом отечественного кинематографического ландшафта; их возникновение не относится и к периодам оттепели или застоя. На примере фильма «Красные дьяволята» (1923) и их продолжений, поставленных режиссером Иваном Перестиани в 1920-е гг., статья рассматривает причины, вызвавшие к жизни эти фильмы, а также условия их выхода в прокат, их составные частей и реакциию на них зрителей и критиков. В статье впервые предпринимается анализ всех известных продолжений «Красных дьяволят» и их рецепции на основе материала самих фильмов, а также прессы и рекламных буклетов к ним. Основным выводом исследования является заключение о том, что, выполняя «партийный» заказ на создание авантюрно-приключенческих картин на темы, связанные с недавно окончившейся Гражданской войной, Перестиани одновременно опирался на популярные в советском прокате на момент создания фильма французские и американские сериалы. Продолжения «Красных дьяволят» становились «ответом» как на политические, так и на эстетические, формальные требования момента. Среди таких эстетических требований статья рассматривает построение сиквелов на основе отдельных, повторяющихся приемов и элементов: знакомых персонажей, ориентацию на низовую культуру (лубок), пародийность, метотекстуальные отсылки и прием «кино в кино», элементы экзотики, сознательную жанровую эклектику. Именно это позволило «сиквелам» «Красных дьяволят» отвечать интересам сразу нескольких сегментов киноаудитории двадцатых годов. Подобный анализ позволяет не только расширить наше представление о кино 1920-х гг. (в частности, увидеть кинопроизведения того времени как конгломерат часто противоречивых «классовых» и «кассовых» требований), но и проливает свет на причины успеха современных сиквелов.
Осипов С.В. - Играя со стереотипами: Россия и русские в анимационном сериале «Симпсоны» (1989-2020 гг.) c. 76-100

DOI:
10.7256/2454-0625.2021.5.33404

Аннотация: Предметом исследования является образ СССР/России в отражении популярного анимационного телесериала "Симпсоны" на протяжении последних 30 лет, учитывая как способ подачи заложенной в медиатексте информации, так и сложность/простоту декодирования этой информации зрителем, многозначность/однозначность трактовок и т.д. Выделяются следующие связанные с СССР/Россией темы: иммиграция в США и жизнь иммигрантов на новой родине, холодная война, коммунизм и антикоммунизм, русская культура, Россия как соперник Соединенных Штатов. Отслеживаются динамика, разнообразие и специфика использования советской/российской тематики на протяжении 30 с лишним лет в контексте динамики отношений СССР/России и Запада, включая политические, социальные, культурные и пр. нюансы. Междисциплинарное исследование, рассматривающее произведение массовой культуры в контексте политической истории конца XX - начала XXI вв. Новизна исследования заключается как в выявлении основых тем "русского присутствия" в сериале (на основании анализа почти 700 телевизионных эпизодов), так и в определении способов подачи этих тем (нивелирование устоявшихся стереотипов или же разоблачение их прямым текстом ради противодействия манипуляциям с общественными настроениями). Оспаривая утверждение об идеологии "Симпсонов" как о чисто неолиберальной, автор указывает на более сложную и критичную по отношению к американскому обществу картину мира "Симпсонов". Россия занимает в этом мире особое место в силу сложных двусторонних отношений со времен холодной войны, чье наследие так до конца и не преодолено. Неискоренимым рудиментом холодной войны является ассоциация России с коммунизмом, причем «коммунизм» становится синонимом любого инакомыслия. Россия также ассоциируется с богатой культурой, но культурой highbrow, малоинтересной большинству обычных граждан. Культурное несовпадение лишь усиливает общие сложности взаимопонимания, основанные на политическом противостоянии и неизжитых идейных предрассудках, против которых и направлен основной сатрический запал "Симпсонов".
Попова Л.В. - "Дантово путешествие" в творчестве Ф.Феллини c. 113-120

DOI:
10.7256/2454-0625.2017.6.21659

Аннотация: Предметом исследования является творчество Ф. Феллини, которое достаточно хорошо изучено как в России, так и за рубежом. Автор уделяет внимание малоизученному аспекту, такому как, как связь Ф. Феллини с итальянской культурной традицией, а именно, с творчеством Данте Алигьери. Анализируя различные источники — литературные и кинематографические, автор подтверждает эту преемственность. Особое внимание уделяется кинематографическим произведениям Ф. Феллини. Кинематографическое пространство Ф. Феллини рассматривается как «символическое пространство», что открывает новые возможности для анализа киноязыка. В данном исследовании применяется подход Ю. М. Лотмана, то есть семиотический метод, а также метод психоанализа, в частности, К. Г. Юнга Новизна данного исследования состоит в выявлении связи Ф. Феллини и Данте Алигьери, в применении комплексного подхода к анализу кинематографических произведений Ф. Феллини. Сделан вывод о том, что применение семиотического подхода вместе с психоаналитическим открывает большие возможности для анализа кинематографического произведения.
Иващенко Т.C. - Особенность музыкально-звукового континуума в киноэпопее «Война и мир» Сергея Бондарчука c. 156-165

DOI:
10.7256/2454-0625.2023.12.43495

EDN: PDSWYG

Аннотация: На примере отечественной экранизации романа-эпопеи Льва Толстого «Война и мир» исследуются особенности звуковой составляющей фильма. Проводится сравнительный анализ авторского текста писателя и его кинематографической интерпретации. Значительная часть статьи посвящена вопросам звукорежиссуры, организации акустической (шумовой) среды фильма. Затронуты также проблемы современной реконструкции киноклассики, сложности «перевода» оригинала в новый цифровой формат. Поднимаются вопросы сохранения и популяризации кинематографического наследия России. Отмечается роль региональной системы кинопроката в продвижении отечественной киноклассики, воспитании молодого поколения кинозрителей. Область применения результатов исследования – культурология, теория и практика киноведения, искусствоведение. Научная новизна исследования состоит в анализе музыкально-звукового континуума киноэпопеи Сергея Бондарчука. Впервые предпринята попытка изучить особенности не только музыкального контекста фильма, но и шумовой среды, акустического своеобразия разговорной речи. Проведен подробный анализ закадровых монологов, играющих важную драматургическую роль в киноповествовании. Особое внимание уделено истории отечественной цифровой реконструкции киноэпопеи «Война и мир», предпринятой в 1990-х годах. Отмечается роль современных технологий, позволивших сохранить музыкально-акустическую среду фильма. Также ставится вопрос о необходимости популяризации новой цифровой версии экранизации эпического романа Льва Толстого. Рассматривается перспектива введения в российскую систему образования специального курса по истории отечественного кино.
Н. А. Хренов - «Фауст» А. Сокурова: анатомия демонизма c. 190-206

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.2.62493

Аннотация: статья посвящена кинематографическому шедевру, связанному с попыткой режиссера А. Сокурова использовать гениальное создание И. В. Гете — трагедию «Фауст» — для высказывания о самых острых явлениях ХХ в., связанных с возникновением массы, массовых обществ и, как следствие этого, вождей и диктаторов. Фильм А. Сокурова не является экранизацией в привычном и традиционном смысле этого слова. Казалось бы, использование трагедии Гете для высказывания о современности способно привести к вульгарному и поверхностному толкованию классики. Но идея режиссера включить свой новый фильм в то, что он называет тетралогией, т. е. в группу его фильмов, посвященных диктаторам ХХ в. (В. И. Ленину, А. Гитлеру, Хирохито),потребовала углубиться в замысел Гете и понять, почему эта трагедия писалась им так трудно и так долго и не вся была напечатана при его жизни. Пытаясь разобраться в первичных интенциях замысла поэта, мы обнаруживаем исходную точку комплекса демонизма в западной культуре, объясняющего и восприятие нами политических вождей ХХ в.
Обручников И.М. - Влияние звука на репрезентацию художественного времени экранного произведения. Опыт японского кинематографа.

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.2.18332

Аннотация: Предметом исследования является звуковой компонент звукозрительного образа в японском кинематографе. В статье рассматриваются звуковые свойства и прочие аспекты аудиоинформации, влияющие на процесс формирования художественного времени кинопроизведения. Поскольку звуковая ипостась кино имеет темпоральную характеристику и проявлена в реальном времени реципиента, становится возможным предпринять попытку поиска глобальных зависимостей между кинозвуком как феноменом и аспектом времени в звуковом образе. Современный японский кинематограф, будучи частью японской эстетической системы, наследует ее особенности, позволяющие более подробно рассмотреть искомые факторы. Данное исследование использует в своей основе феноменологический подход к звуку как явлению кинематографической реальности, применяются некоторые концепции традиционной японской эстетики. Новизна исследования заключается в формулировании системы зависимостей свойств комплексного звукового решения кинематографического произведения в его связи с хронотопом. Данная система зависимостей "звук -- художественное время" на практическом уровне носит универсальный характер, открывая новый спектр возможностей для звуковой выразительности в художественном кино.
Обручников И.М. - Влияние звука на репрезентацию художественного времени экранного произведения. Опыт японского кинематографа. c. 205-212

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.2.67608

Аннотация: Предметом исследования является звуковой компонент звукозрительного образа в японском кинематографе. В статье рассматриваются звуковые свойства и прочие аспекты аудиоинформации, влияющие на процесс формирования художественного времени кинопроизведения. Поскольку звуковая ипостась кино имеет темпоральную характеристику и проявлена в реальном времени реципиента, становится возможным предпринять попытку поиска глобальных зависимостей между кинозвуком как феноменом и аспектом времени в звуковом образе. Современный японский кинематограф, будучи частью японской эстетической системы, наследует ее особенности, позволяющие более подробно рассмотреть искомые факторы. Данное исследование использует в своей основе феноменологический подход к звуку как явлению кинематографической реальности, применяются некоторые концепции традиционной японской эстетики. Новизна исследования заключается в формулировании системы зависимостей свойств комплексного звукового решения кинематографического произведения в его связи с хронотопом. Данная система зависимостей "звук -- художественное время" на практическом уровне носит универсальный характер, открывая новый спектр возможностей для звуковой выразительности в художественном кино.
Д. Л. Караваев - Отечественная война 1812 года: пути и тупики экранной интерпретации c. 314-320

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.3.62832

Аннотация: в статье рассматривается опыт создания кино– и телефильмов. посвященных Отечественной войне 1812 года — от немых фильмов, созданных в Европе и России («Гренадер Ролан» Л. Маджи, «1812 год» В. Гончарова) до современных экранизаций «Войны и мира» Л. Н. Толстого и российских коммерческих постановок, приуроченных к 200-летию Отечественной войны. Анализируется роль экранных искусств в феномене ее мемориализации.
Хренов Н.А. - Кино и город: фольклорный образ праздничного разгула в ранней кинематографической рецепции.

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.3.17481

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов-архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических и архетипических подтектов в рецепции кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом праздничного разгула как синонима свободы; в. проецируемая массовым сознанием на город аура определяет, в том числе, и рецепцию кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с распознаванием образа кино, на который переносится миф города. Новизна исследования заключается в выявлении существующих в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых при восприятии кино.
Хренов Н.А. - Кино и город: фольклорный образ праздничного разгула в ранней кинематографической рецепции. c. 339-351

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.3.67825

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов-архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических и архетипических подтектов в рецепции кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом праздничного разгула как синонима свободы; в. проецируемая массовым сознанием на город аура определяет, в том числе, и рецепцию кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с распознаванием образа кино, на который переносится миф города. Новизна исследования заключается в выявлении существующих в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых при восприятии кино.
Разлогов К.Э. - Канны – Москва: опыт культурологического анализа фестивальной жизни

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.4.9300

Аннотация: Аннотация: настоящая статья посвящена сравнительному анализу двух международных кинофестивалей (МКФ), принадлежащих к одному (ныне условному) классу А, но принципиально различных по структуре и ориентации в мировом кинопроцессе. С одной стороны, Каннский и Московский МКФ не похожи друг на друга с точки зрения их внутренней конструкции, с другой — они нередко сближаются и переплетаются в своем художественном содержании, что позволяет ввести искусствоведческий анализ в контекст анализа культурологического. И на Московском, и Каннском МКФ активна профессиональная и деловая жизнь – сюда приезжают специалисты в области кино со всего мира, но Московский смотр в первую очередь ориентирован на зрителя. Автор рассматривает как общие закономерности фестивального движения и исторический путь каждого из двух фестиваля, так и конкретные программы выпусков 2013 года в их связи и взаимодействии. Особое внимание уделяется Конкурсным программам, с одной стороны, и ретроспективам — с другой.
К. Э. Разлогов - Канны – Москва: опыт культурологического анализа фестивальной жизни c. 426-438

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.4.63014

Аннотация: настоящая статья посвящена сравнительному анализу двух международных кинофестивалей (МКФ), принадлежащих к одному (ныне условному) классу А, но принципиально различных по структуре и ориентации в мировом кинопроцессе. С одной стороны, Каннский и Московский МКФ не похожи друг на друга с точки зрения их внутренней конструкции, с другой — они нередко сближаются и переплетаются в своем художественном содержании, что позволяет ввести искусствоведческий анализ в контекст анализа культурологического. И на Московском, и Каннском МКФ активна профессиональная и деловая жизнь – сюда приезжают специалисты в области кино со всего мира, но Московский смотр в первую очередь ориентирован на зрителя. Автор рассматривает как общие закономерности фестивального движения и исторический путь каждого из двух фестиваля, так и конкретные программы выпусков 2013 года в их связи и взаимодействии. Особое внимание уделяется Конкурсным программам, с одной стороны, и ретроспективам — с другой.
Хренов Н.А. - Кино и миф. Рецепция кино в городской культуре России начала ХХ века.

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.4.17467

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. В исследовании рецепции раннего кино (преимущественно отечественного) использована методология таких направлений в психологической науке, как психоанализ и аналитическая психология, а также психология масс в варианте Г. Лебона и С. Московичи. Основными выводами проведенного исследования являются следующие выводы: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы, б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом восприятия города как праздника, в. аура, проецируемая массовым сознанием на город, определяет отношение массовой публики к кино. Вклад автора в исследование рецепции кино связан с восприятием кино как мифа города.Сюжеты раннего кино воспроизводят мотивы праздничного мифа. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых в рецепции кино.
Хренов Н.А. - Кино и миф. Рецепция кино в городской культуре России начала ХХ века. c. 473-484

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.4.68083

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. В исследовании рецепции раннего кино (преимущественно отечественного) использована методология таких направлений в психологической науке, как психоанализ и аналитическая психология, а также психология масс в варианте Г. Лебона и С. Московичи. Основными выводами проведенного исследования являются следующие выводы: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы, б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом восприятия города как праздника, в. аура, проецируемая массовым сознанием на город, определяет отношение массовой публики к кино. Вклад автора в исследование рецепции кино связан с восприятием кино как мифа города.Сюжеты раннего кино воспроизводят мотивы праздничного мифа. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых в рецепции кино.
Кириллова Н.Б. - Макромир Михаила Булгакова в зеркале экранной культуры

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.4.19550

Аннотация: В статье на примере творчества М.А. Булгакова (писателя и драматурга) рассматриваются проблемы экранной интерпретации литературных произведений. Автор подходит к экранизации как к «переводу» художественного произведения с языка одного искусства на язык другого. А это значит, что интерпретация любого литературного первоисточника на экране (в кино и на телевидении) – акт творческий, близкий к философско-культурологическому анализу, а не к работе копировальщика, иллюстратора. Автор доказывает также, что интерпретация классики – это еще и «диалог культур» (по терминологии М.М. Бахтина), в данном случае – печатной (книжной) и экранной (аудиовизуальной). Рассматривая проблемы экранной интерпретации произведений М.А. Булгакова, автор опирается на историко-сравнительный и междисциплинарный методы, объединяя в исследовании искусствоведческий и культурологический анализ с методом филологического анализа текста. Актуальность и новизна темы исследования обусловлена не только возрастанием роли экранной (аудиовизуальной) культуры, ставшей феноменом информационной эпохи, но и повышением научного интереса к экранной интерпретации литературной классики. «Экранная культура» - понятие достаточно широкое. Она включает в себя все экранные формы творчества: кино, телевидение, видео, компьютерные технологии, Интернет и сетевое искусство и др. Вот почему столь актуальна проблема экранной интерпретации (экранизации) литературных произведений — эпических, поэтических, драматических. Экранизация — это не что иное как «перевод» художественного произведения с языка одного искусства на язык другого. Рассматривая произведения экранной культуры (фильмы А. Алова и В. Наумова, В. Басова и Л. Гайдая, В. Бортко и Ю. Кары, С. Снежкина, А. Эфроса и др.), интерпретирующие творчество М.А. Булгакова, автор делает вывод о том, что задача интерпретатора необычайно сложна, ибо через аудиовизуальные (звукозрительные) образы надо передать не только содержание, но и авторскую идею, «дух» произведения, приблизив их к к современному восприятию.
Кириллова Н.Б. - Макромир Михаила Булгакова в зеркале экранной культуры c. 485-497

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.4.68084

Аннотация: В статье на примере творчества М.А. Булгакова (писателя и драматурга) рассматриваются проблемы экранной интерпретации литературных произведений. Автор подходит к экранизации как к «переводу» художественного произведения с языка одного искусства на язык другого. А это значит, что интерпретация любого литературного первоисточника на экране (в кино и на телевидении) – акт творческий, близкий к философско-культурологическому анализу, а не к работе копировальщика, иллюстратора. Автор доказывает также, что интерпретация классики – это еще и «диалог культур» (по терминологии М.М. Бахтина), в данном случае – печатной (книжной) и экранной (аудиовизуальной). Рассматривая проблемы экранной интерпретации произведений М.А. Булгакова, автор опирается на историко-сравнительный и междисциплинарный методы, объединяя в исследовании искусствоведческий и культурологический анализ с методом филологического анализа текста. Актуальность и новизна темы исследования обусловлена не только возрастанием роли экранной (аудиовизуальной) культуры, ставшей феноменом информационной эпохи, но и повышением научного интереса к экранной интерпретации литературной классики. «Экранная культура» - понятие достаточно широкое. Она включает в себя все экранные формы творчества: кино, телевидение, видео, компьютерные технологии, Интернет и сетевое искусство и др. Вот почему столь актуальна проблема экранной интерпретации (экранизации) литературных произведений — эпических, поэтических, драматических. Экранизация — это не что иное как «перевод» художественного произведения с языка одного искусства на язык другого. Рассматривая произведения экранной культуры (фильмы А. Алова и В. Наумова, В. Басова и Л. Гайдая, В. Бортко и Ю. Кары, С. Снежкина, А. Эфроса и др.), интерпретирующие творчество М.А. Булгакова, автор делает вывод о том, что задача интерпретатора необычайно сложна, ибо через аудиовизуальные (звукозрительные) образы надо передать не только содержание, но и авторскую идею, «дух» произведения, приблизив их к к современному восприятию.
Токмачев К.Ю. - Насладись "Левиафаном"

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.5.16852

Аннотация: Статья посвящена эстетической оценке фильма режиссера А. Звягинцева «Левиафан». Автор (несколько провокативно) доказывает, что по жанру фильм является классической античной трагедией, где протагонист Коля становится жертвой роковых обстоятельств, олицетворенных библейским чудовищем Левиафаном. Автор находит ряд качеств, сближающих героев фильма с героями античных трагедий (пластичность и цельность образов, отсутствие рефлексии на свои поступки, иррациональность поведения и амехания – бездействие в острых ситуациях). Фабула фильма – тоже напоминает трагедию большим числом сюжетных нестыковок и случайностей («узнавания и перипетии»), роковой цепью необратимых событий, потоком несчастий, который явно незаслуженно обрушивается на невиновного героя. Автор полагает, что у фильма А. Звягинцева – два слоя. Классическая античная трагедия «замаскирована» некой злободневной драмой – конфликтом «коррумпированного» мэра и «честного» предпринимателя, разворачивающимся среди величественных красот заполярья и скромных прелестей провинциальных городков. Автор отмечает, что этот внешний конфликт буквально разделил зрительскую аудиторию на сторонников и противников фильма. Автор доказывает, что этот конфликт – не суть дела, но лишь декорация и обстоятельства, в которых разыгрывается экзистенциальная трагедия. А. Звягинцев исключает из окончательной версии фильма эпизод «бунта Коли против мэра», который был в первоначальном сценарии. В главные моменты герой бездействует, пребывает в состоянии амехании. Это означает, что его противник - не персонифицируется. Не мэр и не церковь виноваты в несчастьях Коли, в них вообще никто не виноват. Автор напоминает, что логика античной трагедии отлична от логики иудео-христианского мифа, здесь нет причинно-следственных связей, выражаемых формулой «преступление и наказание». Выход за рамки иудео-христианского мифа и даже за рамки причинно-следственных связей позволяют А. Звягинцеву «остановить колесо сансары», «вывинтить» героя из многочисленных «диспозитивов власти». Увидеть его как цель, а не как средство, говоря словами И. Канта. Именно это позволяет зрителю глубоко сопереживать герою и даже испытать катарсис, а не мелкие корыстные чувства, связанные с подтверждением или опровержением своих политических предпочтений. Это роднит фильм А. Звягинцева с лучшими произведениями русской философии и литературы.
Токмачев К.Ю. - Насладись "Левиафаном" c. 624-631

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.5.68264

Аннотация: Статья посвящена эстетической оценке фильма режиссера А. Звягинцева «Левиафан». Автор (несколько провокативно) доказывает, что по жанру фильм является классической античной трагедией, где протагонист Коля становится жертвой роковых обстоятельств, олицетворенных библейским чудовищем Левиафаном. Автор находит ряд качеств, сближающих героев фильма с героями античных трагедий (пластичность и цельность образов, отсутствие рефлексии на свои поступки, иррациональность поведения и амехания – бездействие в острых ситуациях). Фабула фильма – тоже напоминает трагедию большим числом сюжетных нестыковок и случайностей («узнавания и перипетии»), роковой цепью необратимых событий, потоком несчастий, который явно незаслуженно обрушивается на невиновного героя. Автор полагает, что у фильма А. Звягинцева – два слоя. Классическая античная трагедия «замаскирована» некой злободневной драмой – конфликтом «коррумпированного» мэра и «честного» предпринимателя, разворачивающимся среди величественных красот заполярья и скромных прелестей провинциальных городков. Автор отмечает, что этот внешний конфликт буквально разделил зрительскую аудиторию на сторонников и противников фильма. Автор доказывает, что этот конфликт – не суть дела, но лишь декорация и обстоятельства, в которых разыгрывается экзистенциальная трагедия. А. Звягинцев исключает из окончательной версии фильма эпизод «бунта Коли против мэра», который был в первоначальном сценарии. В главные моменты герой бездействует, пребывает в состоянии амехании. Это означает, что его противник - не персонифицируется. Не мэр и не церковь виноваты в несчастьях Коли, в них вообще никто не виноват. Автор напоминает, что логика античной трагедии отлична от логики иудео-христианского мифа, здесь нет причинно-следственных связей, выражаемых формулой «преступление и наказание». Выход за рамки иудео-христианского мифа и даже за рамки причинно-следственных связей позволяют А. Звягинцеву «остановить колесо сансары», «вывинтить» героя из многочисленных «диспозитивов власти». Увидеть его как цель, а не как средство, говоря словами И. Канта. Именно это позволяет зрителю глубоко сопереживать герою и даже испытать катарсис, а не мелкие корыстные чувства, связанные с подтверждением или опровержением своих политических предпочтений. Это роднит фильм А. Звягинцева с лучшими произведениями русской философии и литературы.
Хренов Н.А. - Кино как интертекст: от мифа города как праздничного разгула к апокалиптическим образам.

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.5.17514

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными и фольклорными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических, фольклорных и архетипических подтекстов в рецепции города, а затем и кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, семиотика культуры, социология искусства, психология масс, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают слои городского населения, сохраняющие в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным архетипом праздничного разгула; в. фольклорная аура, проецируемая вчерашним крестьянином - мигрантом на город, определяет отношение массовой аудитории к кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с осознанием восприятия кинематографа в соответствии с мифом города, существовавшего в доиндустриальной культуре. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, в том числе, религиозного характера, актуализируемых в рецепции кинематографа 1900-1910-х годов.
Хренов Н.А. - Кино как интертекст: от мифа города как праздничного разгула к апокалиптическим образам. c. 632-642

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.5.68265

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными и фольклорными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических, фольклорных и архетипических подтекстов в рецепции города, а затем и кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, семиотика культуры, социология искусства, психология масс, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают слои городского населения, сохраняющие в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным архетипом праздничного разгула; в. фольклорная аура, проецируемая вчерашним крестьянином - мигрантом на город, определяет отношение массовой аудитории к кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с осознанием восприятия кинематографа в соответствии с мифом города, существовавшего в доиндустриальной культуре. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, в том числе, религиозного характера, актуализируемых в рецепции кинематографа 1900-1910-х годов.
Чистякова В.О. - Анализ экрана в аспекте медиальности (перспективы screen studies)

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.6.13282

Аннотация: Предметом исследования выступает экран как формообразующий принцип в культуре, а также отдельные воплощения экрана. При всем многообразии современных экранов, гигантских и малых, приватных и публичных, интерактивных и линейных, динамичных и статичных, нами легко узнается экранная форма как таковая: она довольно четко отграничена от визуальных явлений другого порядка. Экран узнается по нескольким признакам: по наличию у него рамки (видимой границы между ним и прочими частями пространства), по наличие поверхности, по демонстрируемой им диалектике сокрытия и обнаружения и по свойству полиэкранности. Последнее из свойств выводит нас на иной уровень анализа экрана: в аспекте медиального. Экран предстает как частный случай медиального, в отношении которого можно только частично реконструировать его «движение», данное нам в момент его «изменения. В исследовании используются подходы media studies, а также методы screen studies, или screenology, рассматривающих экран как «средство» (medium), то есть множественность условий, в том числе материальных, связанных с характеристиками конкретного «носителя» (но не сводимых к ним), которые позволяют состояться видению. Новизна исследования заключается в том, что впервые понятие медиальности было применено к феномену экрана, что позволило объяснить эффект видения, объектом которого выступает изображение как существующее в границах того или иного конкретного экрана. В качестве дискуссионного был поставлен вопрос о материальном характере медиума (metaxu), равно как и о степени связанности с материальным медиальности как таковой. Был сделан вклад в разработку перформативного понимания медиального (иными словами, понимания медиа как практики). Был сделан вывод о том, что экран есть частный случай медиального, у которого нет онтологии и которое уклоняется от хронологической определяемости. В этом смысле экран не существует, а «находится в становлении».
Чистякова В.О. - Анализ экрана в аспекте медиальности (перспективы screen studies) c. 687-695

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.6.65706

Аннотация: Предметом исследования выступает экран как формообразующий принцип в культуре, а также отдельные воплощения экрана. При всем многообразии современных экранов, гигантских и малых, приватных и публичных, интерактивных и линейных, динамичных и статичных, нами легко узнается экранная форма как таковая: она довольно четко отграничена от визуальных явлений другого порядка. Экран узнается по нескольким признакам: по наличию у него рамки (видимой границы между ним и прочими частями пространства), по наличие поверхности, по демонстрируемой им диалектике сокрытия и обнаружения и по свойству полиэкранности. Последнее из свойств выводит нас на иной уровень анализа экрана: в аспекте медиального. Экран предстает как частный случай медиального, в отношении которого можно только частично реконструировать его «движение», данное нам в момент его «изменения. В исследовании используются подходы media studies, а также методы screen studies, или screenology, рассматривающих экран как «средство» (medium), то есть множественность условий, в том числе материальных, связанных с характеристиками конкретного «носителя» (но не сводимых к ним), которые позволяют состояться видению. Новизна исследования заключается в том, что впервые понятие медиальности было применено к феномену экрана, что позволило объяснить эффект видения, объектом которого выступает изображение как существующее в границах того или иного конкретного экрана. В качестве дискуссионного был поставлен вопрос о материальном характере медиума (metaxu), равно как и о степени связанности с материальным медиальности как таковой. Был сделан вклад в разработку перформативного понимания медиального (иными словами, понимания медиа как практики). Был сделан вывод о том, что экран есть частный случай медиального, у которого нет онтологии и которое уклоняется от хронологической определяемости. В этом смысле экран не существует, а «находится в становлении».
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.