Психология и Психотехника - рубрика Философия и психология
по
Психология и Психотехника
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Журнал "Психология и Психотехника" > Рубрика "Философия и психология"
Философия и психология
Краснопольская А.П. - Проблема свободы мышления и софистический метод
Аннотация: Деятельность древнегреческих софистов, а также тех, кто использует софистические приемы, можно рассматривать как создание особой позиции по отношению к процессу мышления. Такие софистические приемы как эристика, «забрасывание» в парадокс, игра на многозначности, доведение до абсурда можно использовать для активизации воображения, интуиции, борьбы с догматической аксиоматикой. Ценность двусмысленного стиля софистической коммуникации состоит в том, что в ней потенциально заложен выход за рамки спора, в котором четко выделены две позиции в спор с множественными позициями, в котором была бы видна дефициентность спорящих.
Печенин Н.К. - Филогенез habitus`а
Аннотация: Статья знакомит со взглядом на видовое развитие habitus`а, в основу которого положено представление о совмещении нескольких протоличностей в личности человека на начальных стадиях его становления. Показана зависимость изменений форм освоения природы и общения людей от развития нравственных норм, которые со временем перенимают главную роль у протоличностей. Показана связь развития личности человека с развитием общества от племени через город к государству.
Нури Т.Г. - Феномен толерантности в контексте психологии личности
Аннотация: В данной статье предпринята попытка сформулировать исходные идеи для построения психологии толерантности. Психологическое содержание толерантности – это сложный, многоаспектный и многокомпонентный феномен, имеющий несколько «базовых измерений». В статье рассматривается феномен толерантности в контексте психологии личности
Баксанский О.Е. - Когнитивная наука: моделирование человеческого интеллекта.
Аннотация: Анализируются программа и методология моделирования человеческого интеллекта в контексте междисциплинарного контекста. Основное внимание уделяется вычленению базовых категорий, в частности, категории информация.
Омельчук Р.К. - Типы эгоизма как ситуации потери веры
Аннотация: В статье исследуется проблема эгоизма, которая бытийно-ценностно осмысливается через призму онтологического подхода к вере. Рассматриваются индивидуальный, социальный, культурный и духовные типы эгоизма, понимаемые как ситуации потери бытийной веры. Обосновывается, что вера, реализуясь как самоидентификация, ценностное отношение, преемственность ценностей и служение, является механизмом преодоления эгоизма. Данная статья будет интересна не только философам, педагогам и психологам, но и всем, интересующимся проблемами личностного становления.
Пархоменко Р.Н. - К. Шмитт о психологических корнях романтизма
Аннотация: Целью данной статьи является реконструкция размышлений известного немецкого философа Карла Шмитта (1888-1985) о метафизических и психологических корнях течения романтизм в европейской духовной традиции. Шмитт, который известен сегодня в России как теоретик государства и сторонник авторитарных методов в государственной политике, в своих ранних работах основательно исследовал понятие романтизма и дал собственную оценку этого понятия. Особый интерес идеи Шмитта сегодня вызывают потому, что он, помимо психологических корней этого понятия, пытался выявить теоретический потенциал и практические последствия, вытекающие из этого понятия, столь важные для общества и для политики. В результате проведенного исследования было показано, что романтическое мировоззрения глубоко повлияло на духовное развитие Германии и, не в последнюю очередь, было использовано для создания и теоретического обоснования тоталитарного режима в этой стране. Методом данной работы послужило исследование малодоступных оригинальных текстов К. Шмитта, не переведенных на русский язык. Также долгая исследовательская работа в Германии автора данной статьи помогла лучше разобраться в теоретических построениях Шмитта. Областью применения результатов статьи может стать их использование в курсах по истории духовных и политический учений Европы, а также в научных исследованиях, занимающихся рассмотрением понятия романтизма.
Дубовицкий В.В. - Феномены страха и уважения в эстетике возвышенного Эдмунда Бёрка И Иммануила Канта (сравнительный анализ)
Аннотация: Феномены прекрасного и возвышенного (кардинальное различие которых было выявлено в эстетике 18 века), как в природе, так и в искусстве, требуют существенно различных способов описания. Сравнительный анализ эстетики возвышенного Канта и Бёрка даёт возможность уяснить различие и одновременно взаимосвязь эмпирико-психологического, философско-сенсуалистического (Бёрк) и трансцендентального, метафизического (Кант) способов описания и анализа эстетических феноменов. Внимание в этой связи фиксируется на чувствах страха и уважения как, по мнению автора, решающих в интерпретации феномена возвышенного у Канта. Это обстоятельство позволяет прояснить теснейшую взаимосвязь морального и эстетического сознания. В этой связи рассматривается интенциональная структура чувства уважения как аналога эстетического чувства возвышенного. Современная эстетика нуждается в прояснении психологических и трансцендентальных (метафизических) оснований эстетического чувства возвышенного. Особенно актуальной эстетика возвышенного (эстетика непредставимого) является в контексте концептуализации практики постклассического искусства.
Розин В.М. - Методологические практики как одно из условий антропологической революции
Аннотация: В статье рассматриваются несколько тем. Анализируется вклад методологии в современную антропологическую революцию. Он связан прежде всего с технологическим подходом и проектной установкой по отношению к мышлению. Обсуждается понятие "методологическая практика". Автор показывает, что это понятие отчасти марксистское, оно задает целое в плане изучения, причем такое которое предполагает деятельностный подход, развитие и реформирование. Эти положения иллюстрируются и раскрываются на материале истории Московского методологического кружка. На примере проекта новой сексуальности М.Фуко демонстрируется в том числе и негативное влияние на человека методологии.
Щелокова Ю.В. - АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ ЭРИХА ФРОММА
Аннотация: Имя Эриха Фромма давно уже стало знаковым. Он олицетворяет целую эпоху, которая противостояла тоталитаризму и раболепию, пытаясь придать социальной истории гуманистическое измерение. Популярность Фромма во всем мире и влияние его идей на современное сознание значительны. За последние годы работ о Фромме выпущено немало. Они в основном характеризуют американского исследователя как одного из видных представителей гуманистической психологии. В данном случае автор пытается включить Фромма в летопись философской антропологии.
Карпов А.О. - ЭПИСТЕМИЧЕСКАЯ ВЕЩЬ И ЕЕ АРТЕФАКТЫ
Аннотация: В исследовании природы социального действия возникает задача выделения уни-версальных эпистемических конструктов и символических механизмов их функциониро-вания, которые стоят за познавательным актом, включающим психокультурную контекстность. В работе рассматривается проблема генеза эпистемической вещи как системы культурных практик, обращенных на конкретный вопрос. Ее артефакты – эпистемическая коллекция и культурный имплант – организованы в универсальные эпистемические конструкты, которые служат матрицей для любой познавательной деятельности. Они способны к передаче человеческого значения в психокультурной нагруженности познавательного акта, осуществляемого на макросоциальном уровне. Сама эпистемическая вещь опирается на работающий диспозитив, являющийся формой институализации культурных практик, основой их легитимности и генератором эпистемической активности. Начало, обеспечивающее эпистемогенез, определяется через эпистемическую функцию, которая в качестве коллективной психической силы входит в центральную зону культуры. Предпринятое исследование опирается на культурно-исторический материал и социокультурные модели современной гуманитаристики.
Пархоменко Р.Н. - «Метафизический универсализм» Бориса Чичерина
Аннотация: Метод и сферу философских интересов известного российского правоведа, философа и общественного деятеля Бориса Николаевича Чичерина (1828-1904) можно обозначить как «научную метафизику», поскольку он всегда стремился выйти как за границы позитивизма и эмпиризма, так и отечественной религиозно-мистической традиции. Чичерин полагал, что любые идеальные начала могут и должны быть объяснены с помощью опыта и что реальный мир должен быть озарен «светом» философских истин. Особую роль в познании мира он отводил логике и науке. В данной статье реконструирован методологический аспект философии Чичерина, который можно условно охаректиризовать как „метафизический универсализм“.
Пархоменко Р.Н. - Дихотомия политического К. Шмитта
Аннотация: В статье рассматривается теория политики Карла Шмитта (1888-1985), которую он развивал, помимо прочего, в следующих двух работах: «Политическая теология» (1922) и «Понятие политического» (1927). По мысли Шмитта, понятие политического можно определить только тогда, когда мы сформулируем специфически политические критерии и категории. В качестве такого специфически «политического различения» Шмитт вводит понятия «друга» и «врага», чтобы обозначить высшую степень интенсивности соединения и разделения, ассоциации и диссоциации. По его мнению, подобное различение может существовать как теоретически, так и практически, независимо от того, используются ли одновременно моральные, эстетические, экономические или иные виды различений. При этом речь не идет о моральной или эстетической оценке «врага» - самым важным здесь является тот момент, что враг выступает как «чужой» по отношению к определенной политической системе. В ходе рассмотрения политической мысли Шмитта показывается, что понятие политического, описываемого с помощью дихотомии «друг-враг», определило весь ход дальнейшего развития его теоретической мысли. Шмитт всю свою жизнь свято верил в необходимость создания политически сильного, даже авторитарного типа государства. Эта установка, в конечном итоге, повлияла как на его концепцию философии права, так и вызвала неприятие им традиций либерализма западного образца.
Грязнова Е.В. - Идентификация человека в информационной реальности

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.5.7893

Аннотация: В условиях информационного общества социальный опыт уже не может передаваться только традиционными методами. Современный человек вынужден с раннего возраста погружаться в информационно-компьютерное взаимодействие, происходящее в поле информационной реальности, создаваемой современными компьютерными системами. Таким образом, уже в первый период социализации личности – идентификации все интенсивней используются современные компьютерные технологии. В статье рассматриваются возможные негативные последствия идентификации, когда социальный опыт передается не через реального субъекта социализации, а через информационные квазисубъекты, создаваемые современными компьютерно-информационными системами.
О.Н. Бушмакина - Интерпассивность психоанализа c. 0-0
Аннотация: в статье рассматриваются критерии научного знания. Отмечается, что существование абсолютного знания как поля истинного знания множества других позволяет конституировать его как истинное. Оценивается концепция Ж.Лакана, анализируется феномен интерпассивности психоанализа.
И.А. Бескова - Пространство телесности: человек в мире и мир в человеке c. 0-0
Аннотация: Аннотация: В статье рассматривается вопрос о форме глубинного взаимодействия человека и мира. Высказывается предположение о том, что влияние мира на человека не исчерпывается теми формами, которые мы привычно признаём за пассивным агентом взаимодействия. Постулируется, что реальность жизненных ситуаций субъекта разворачивается из глубинной в ответ на обращенные к ней преддиспозиции субъекта. Исследуется, как в пространстве человеческой телесности такое взаимодействие оказывается представлено и проявлено.
Д.Л. Родзинский - Суть человеческой идентичности c. 0-0
Аннотация: Аннотация: в статье делается попытка обнаружить единый, универсальный источник человеческого существования, опираясь на который можно было бы в дальнейшем обнаружить причины, превращающие его в уникальную личность
Ю.В. Щелокова - Антропологичесое содержание культуры в истолоковании Эриха Фромма c. 0-0
Аннотация: Культура рассматривается в статье через призму философской антропологии. Прослеживается история понятия «культура». Раскрывается антропологический аспект культуры.
Воронин А.Н. - Методологические проблемы исследования субъектности сетевых сообществ c. 1-14

DOI:
10.7256/2454-0722.2019.3.30388

Аннотация: Статья посвящена экспликации методологических проблем эмпирического психологического исследования сетевых сообществ. Разнообразие теоретических представлений о сетевом обществе, конституирующих характер взаимодействий и отношений между участниками сетевого сообщества определяют проблему неопределенности объекта исследования: участники сетевого сообщества, функциональные сети, презентующие их взаимодействие и конкретные социальные медиа, определяющие характер взаимодействия в них. Другой методологической проблемой конкретного психологического исследования является многозначность конструкта «субъектность», индуцированная неопределенностью размера сообщества (численность от малой до большой социальной группы), что не позволяет использовать характеристики субъектности реальных сообществ, непосредственно связанные с их размером. В исследовании использовался дескриптивный анализ существующих концепций сетевого общества с целью выделения объекта конкретно-психологических исследования и сравнительный анализ концепций коллективного субъекта, позволивший выявить проблемы релятивизма конструкта «субъектность». Научная новизна исследования заключается в экспликации методологических проблем при психологическом изучении сетевых сообществ: неопределенность объекта исследования, релятивизм конструктов, описывающих свойства сетевых сообществ, выступающих в качестве предмета исследования и др. В статье предлагается подход к анализу субъектности сообщества, основанный на дискурсивной парадигме, где в качестве объекта исследования рассматривается контент сетевого сообщества, а субъектность, как предмет исследования базируется на ее дискурсивных признаках при условии верификации психометрической модели проявления дискурсивных маркеров в качествах коллективной субъектности.
Березина Т.Н. - Понимание как связь слова и образа (в аспекте психических образов высших порядков).

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.6.8863

Аннотация: В статье анализируется феномен понимания наглядной информации, находящейся в образах высших порядков. Автор опирается на разработанную ранее модель образов- интеграторов различных порядков, согласно которой, наглядная информация обобщается независимо от вербальной, формируя все более усложняющиеся образования. В модели утверждается, что образы первого порядка - фотографические образы, второго порядка – классические вторичные образы; третьего порядка – обобщенные образы , образы четвертого порядка – пространственно- подобные образования; образы пятого порядка – невербальные эталоны моральных, философских, математических обобщений. Согласно авторскому предположению, образы высших порядков – полимодальны, и включают в себя не только обобщенную образную, на и аудиальную информацию, иначе говоря, обладают своим звучанием; звучание может быть представлено бессвязными звуками, обобщенными частями слов, а также механически запечатленными словосочетаниями. Согласно классическим представлениям, понимание происходит, когда слово соединяется с образом, это положение в статье дополняется условием, что подлинное понимание происходит, если запечатленные первосигнальные звучания в составе образов высших порядков хотя бы частично совпадают со звучаниями слов, которыми данная категория определяется.
Омельчук Р.К. - Алексей Фёдорович Лосев: жизнь в мифе

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.5.8302

Аннотация: В статье исследуются некоторые аспекты философского наследия Алексея Фёдоровича Лосева. За сложным научным понятийно-категориальным аппаратом его трудов сегодня чётко прослеживаются лейтмотивы веры, некогда скрытые от цензуры Советской России. Рассматриваются категории имени, мифа, истины, взятые в контексте важнейших трудов русского философа и древнейших религиозно-философских учений. Как современный человек поймёт важнейший постулат А.Ф. Лосева, утверждающий Имя в качестве Мифа, если в нашем сознании укоренилось, что миф – это искажённое представление о мире, иллюзия ослабшего ума, приравненная ко лжи сказка? Обосновывается, что философская система А.Ф. Лосева по-прежнему актуальна как в религиозно-философском, так и в социокультурном смысле. Философия Имени А.Ф. Лосева создана не как теоретический труд, но как результат обретённого в процессе ежедневной практики имяславия понимания сущности человеческой личности, божественной личности и их отношений посредством Имени Бога.
В.М. Розин - Методологические практики как одно из условий антропологической революции c. 5-12
Аннотация: в статье рассматриваются несколько тем. Анализируется вклад методологии в современную антропологическую революцию. Он связан, прежде всего, с технологическим подходом и проектной установкой по отношению к мышлению. Обсуждается понятие «методологическая практика». Автор показывает, что это понятие отчасти марксистское, оно задает целое в плане изучения, причем такое, которое предполагает деятельностный подход, развитие и реформирование. Эти положения иллюстрируются и раскрываются на материале истории Московского методологического кружка. На примере проекта новой сексуальности М. Фуко демонстрируется в том числе и негативное влияние на человека методологии.
Глинчикова Е.В. - По ту сторону «я»: в поисках невиртуальной реальности.

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.7.8045

Аннотация: В данной статье представлена попытка рассмотреть виртуальное пространство как пространство, рожденное на основании декартовского разделения мысленной и протяженной субстанций. Мысленная субстанция, развернутая наглядными схемами в виртуальном пространстве, показывает, что она сама представляет собой не более чем зеркало социального мира. В человеке этот пласт «виртуального» выражен в «я». Известна знаменитая формула Фрейда о том, что «я» - это Другой. Остается вопрос: что же существует в субъекте помимо этого «я»? Именно в этом «помимо» и кроется непосредственное ощущение реальности. В то же время, если эта реальность остается только неким довеском к субъективности, кантовской вещью в себе, то человек оказывается целиком во власти внечеловеческого, случайного. В тоже время именно это случайное, чрезвычайное и является основанием для ощущения себя реальным. Реальность оказалась темным пятном потустороннего, она то коренится на дне бессознательного, то, по теории Бадью, сосредоточена в событии как «блуждающем избытке». И в том и другом случае она недоступна человеческой воле, и человек оказывается неспособен выйти за грань самого себя к непосредственности собственного существования. Желание оказывается изначально расчлененным структурностью собственного «я», cogito. Его непосредственность, которую Делез называл «вечным двигателем», невозможно осязать вне функционирующего «я», которое существует как тень, всегда налагающаяся границами на событие жизни, так человек оказывается неспособным вместить событие собственного существования, искажая его в травматических сцеплениях. Но в попытке рассмотреть событие как субъективное и субъекта, как имеющего перспективную возможность ухода от искажений, можно предположить субъективность без «я», субъективность в раскрытии непосредственности желания, выражающегося не через схематизм образа Другого, но через видение себя как Иного, через видение себя как неструктурного Я. Здесь простираются возможности для осознания мистического опыта философов (Соловьева, Булгакова, Трубникова) и прозрений психоаналитиков (Юнга и Лэнга). По ту сторону «я» оказывается безграничная божественная субъективность, которая при этом остается сугубо человеческой.
Р.К. Омельчук - Типы эгоизма как ситуации потери веры c. 6-16
Аннотация: в статье исследуется проблема эгоизма, которая бытийно-ценностно осмысливается через призму онтологического подхода к вере. Рассматриваются индивидуальный, социальный, культурный и духовные типы эгоизма, понимаемые как ситуации потери бытийной веры. Обосновывается, что вера, реализуясь как самоидентификация, ценностное отношение, преемственность ценностей и служение, является механизмом преодоления эгоизма. Данная статья будет интересна не только философам, педагогам и психологам, но и всем, интересующимся проблемами личностного становления.
В.В. Дубовицкий - Феномены страха и уважения в эстетике возвышенного Эдмунда Бёрка и Иммануила Канта (Сравнительный анализ) c. 6-14
Аннотация: феномены прекрасного и возвышенного (кардинальное различие которых было выявлено в эстетике XVIII века), как в природе, так и в искусстве, требуют существенно различных способов описания. Сравнительный анализ эстетики возвышенного Канта и Бёрка даёт возможность уяснить различие и одно- временно взаимосвязь эмпирико-психологического, философско-сенсуалистического (Бёрк) и трансценденталь- ного, метафизического (Кант) способов описания и анализа эстетических феноменов. Внимание в этой связи фиксируется на чувствах страха и уважения как, по мнению автора, решающих в интерпретации феномена возвышенного у Канта. Это обстоятельство позволяет прояснить теснейшую взаимосвязь морального и эстетического сознания. В этой связи рассматривается интенциональная структура чувства уважения как аналога эстетического чувства возвышенного. Современная эстетика нуждается в прояснении психологических и трансцендентальных (метафизических) оснований эстетического чувства возвышенного. Особенно актуальной эстетика возвышенного (эстетика непредставимого) является в контексте концептуализации практики постклассического искусства.
Д.Н. Аверкиева - Творчество как психологическая проблема (концепция Н.А. Бердяева) c. 7-19
Аннотация: цель статьи — систематизировать взгляды Бердяева на творчество и выделить те эстетико-философские смыслы, которые философ выразил в своих основных трудах. Н.А. Бердяев ощущает «мир», в котором мы живем, злом, а от зла необходимо избавляться, отсюда возникает идея преодоления «мира». Подлинный мир — мир космический, смысл которого заключается в освобождении от «мира», свобода. Именно творчество призвано к преодолению обыденного, вот почему свобода и творчество — две взаимосвязанные тайны, лежащие в онтологических основаниях человека.
А.О. Карпов - Эпистемическая вещь и ее артефакты c. 7-28
Аннотация: В исследовании природы социального действия возникает задача выделения универсальных эпистемических конструктов и символических механизмов их функционирования, которые стоят за познавательным актом, включающим психокультурную контекстность. В работе рассматривается проблема генеза эпистемической вещи как системы культурных практик, обращенных на конкретный вопрос. Ее артефакты — эпистемическая коллекция и культурный имплант — организованы в универсальные эпистемические конструкты, которые служат матрицей для любой познавательной деятельности. Они способны к передаче человеческого значения в психокультурной нагруженности познавательного акта, осуществляемого на макросоциальном уровне. Сама эпистемическая вещь опирается на работающий диспозитив, являющийся формой институализации культурных практик, основой их легитимности и генератором эпистемической активности. Начало, обеспечивающее эпистемогенез, определяется через эпистемическую функцию, которая в качестве коллективной психической силы входит в центральную зону культуры. Предпринятое исследование опирается на культурно-исторический материал и социокультурные модели современной гуманитаристики.
Т.Г. Нури - Феномен толерантности в контексте психологии личности. c. 8-15
Аннотация: в данной статье предпринята попытка сформулировать исходные идеи для построения психологии толерантности. Психологическое содержание толерантности — это сложный, многоаспектный и многокомпонентный феномен, имеющий несколько «базовых измерений». В статье рассматривается феномен толерантности в контексте психологии личности.
М.Р. Шагиахметов - Системная философия образования. c. 8-14
Аннотация: Предлагаемый взгляд на процесс воспитания и образования основан на системном подходе, который рассматривает человека, как систему индивида в системе общества, являющегося активным элементом взаимодействия с природой. В соответствии с системным подходом растущий индивид проходит те же этапы, которое прошло человеческое общество в процессе исторического развития, а средством передачи достигнутого уровня развития общества является усвоение индивидом господствующей системы представлений.
Ю.В. Щелокова - Человек в трактовке Эриха Фромма. c. 8-17
Аннотация: имя Эриха Фромма давно уже стало знаковым. Он олицетворяет целую эпоху, которая противостояла тоталитаризму и раболепию, пытаясь придать социальной истории гуманистическое измерение. Популярность Фромма во всем мире и влияние его идей на современное сознание значительны. За последние годы работ о Фромме выпущено немало. Они в основном характеризуют американского исследователя как одного из видных представителей гуманистической психологии. В данном случае автор пытается включить Фромма в летопись философской антропологии.
Р.Н. Пархоменко - К. Шмитт о психологических корнях романтизма c. 8-14
Аннотация: Шмитт, который известен сегодня в России как теоретик государства и сторонник авторитарных методов в государственной политике, в своих ранних работах основательно исследовал понятие романтизма и дал собственную оценку этого понятия. Особый интерес идеи Шмитта сегодня вызывают потому, что он, помимо психологических корней этого понятия, пытался выявить теоретический потенциал и практические последствия, вытекающие из этого понятия, столь важные для общества и для политики. В статье показано, что романтическое мировоззрения глубоко повлияло на духовное развитие Германии и, не в последнюю очередь, было использовано для создания и теоретического обоснования тоталитарного режима в этой стране.
Р.Н. Пархоменко - "Метафизический универсализм " Бориса Чичерина c. 8-15
Аннотация: Метод и сферу философских интересов известного российского правоведа, философа и общественного деятеля Бориса Николаевича Чичерина (1828-1904) можно обозначить как «научную метафизику», поскольку он всегда стремился выйти как за границы позитивизма и эмпиризма, так и отечественной религиозно-мистической традиции. Чичерин полагал, что любые идеальные начала могут и должны быть объяснены с помощью опыта и что реальный мир должен быть озарен «светом» философских истин. Особую роль в познании мира он отводил логике и науке. В данной статье реконструирован методологический аспект философии Чичерина, который можно условно охарактеризовать как «метафизический универсализм».
В.М. Розин - анализ схем в философии и других гуманитарных науках (на материале книги Э. сведенборга) c. 9-16
Аннотация: В статье разводятся понятия знак и схема. Задаются основные характеристики схем. Анализируются схемы в книге Э.Сведенборга. На материале этого анализа вводятся методологические схемы, характеризующие схемы Сведенборга, и описывается процедура методологической схематизации.
А. Вайнштейн - "Когда точка в самом начале" (или актуальные рассуждения на далекую тему) c. 9-31
Аннотация: Если бы Творец пожелал всерьез напомнить о себе, он не нашел бы лучшего способа, чем позволить «довершить» здание научного мировоззрения, причем, не только в сознании продвинутого ученого, но и в сознании каждого, кто в поисках жизненных ориентиров пробует опираться на авторитет науки. Признаки такого «довершения» появились с того недавнего времени, как наука словно бы стала подводить итоговый «баланс», составляя полную «опись» природы: расшифровывая геном человека, вычисляя общее количество вещества в мире и даже долю в нем «темной» и недоступной познанию материи, ощупывая границы Вселенной, определяя ее возраст и поминутный сценарий развития, всерьез говоря о том времени, когда и времени самого еще не было, и о пространстве, возникшем буквально из ничего
А. Шажинбатын - Учение В. Гумбольдта о сравнительной антропологии c. 9-16
Аннотация: Рассматривается проект сравнительной антропологии, изложенный немецким ученым В. Гумбольдтом более двухсот лет назад. Он рассматривал ее как новую науку. По его убеждению, сравнительная антропология направления на изучение индивидуальных характеров. Однако это (в отличие от физиологической антропологии) не погоня за многочисленными различиями, а выявление отношения отдельных своеобразий к общему идеалу человечества. Отграничивая эту науку и от человековедения, изучающего человека вообще (или отдельных особо интересных индивидуумов), Гумбольдт вводит в сферу своего исследования «характеры человеческих сообществ». По сути дела, речь идет об этничности.
Косилова Е.В., Дворецкий В.А. - Субъект-субъектная коммуникация в общении психиатра и больного c. 10-17

DOI:
10.7256/2454-0722.2019.2.26663

Аннотация: В статье рассматривается проблема коммуникации психиатра и больного психическим заболеванием. Авторы рассматривают специфику психиатрии как науки. Особое внимание уделяется методам постановки диагноза по МКБ-10 и проблеме терапии «понимающего» характера. Авторы подробно освещают проблему коммуникации психиатр-больной. Уделяется внимание речевой коммуникации и ее герменевтическому характеру. Подробно рассматривается позиция психиатра по отношению к больному, а также искаженная субъектность больного и методы ее коррекции. Уделяется внимание также современным методам общения психиатра с больным (интернет). Методология исследования носит феноменологический и герменевтический характер. Специфика психиатрии исследуется историческим методом и методами философии науки. Основными выводами исследования являются: двойственность психиатрии как науки и возможность субъект-субъектной коммуникации врач-больной на основе феноменологического метода в психиатрии. Особым вкладом авторов в исследование темы является анализ искаженной субъектности больного и нормотипической субъектности психиатра. Установлено, что психиатр может на основе герменевтического подхода найти резонанс с больным и достичь с ним коммуникации на уровне эмпатии.
С. А. Дудин - Философские основы западной и тибетской медицин (опыт основополагающих различий). c. 10-14
Аннотация: В статье рассматриваются медицинские системы Востока и Запада и их философские основы. Показано, что современная западная медицина ориентирована на изучение структурных элементов человеческого тела. Это выражается в детальном исследовании анатомических структур, хирургии, точнейшей количественной дозировке лекарств, “рафинировании” действующих веществ. Тибетская медицина ориентирована на изучение качественных признаков феноменов реальности, в частности материи, которые выражаются через понятия “махабхуты” (“первоэлементы”, или “стихии” греков) и которые описывают свойства лекарств и болезней человеческого тела. Это выражается в оценке и прогнозе действия природных факторов на организм, биоритмологии, и т.д.
Руднев В.П. - Мышление и Реальное Лакана c. 11-21

DOI:
10.7256/2454-0722.2018.2.25573

Аннотация: Предметом исследования является соотношение человеческого мышления с одним из самых сложных концептов Жака Ланка - Реальное. Непосредственного доступа в Реальному нет, только через Символическое, то есть через язык. Мышление связано с Реальным через инстинкт смерти, поскольку Лакан в семинаре "Этика психоанализа" отождествляет эти два концепта. Исходя из этого, можно предположить, что мышление является галлюцинаторным феноменом, поскольку оно действует в поле "согласованного бреда", как автор статьи в своей книге "Логика бреда" (М., 2015) называет нашу обыденную реальность. Как показывает автор статьи, Реальное для европейского человека ассоциируется с основателем христианства. Мышление связано с преодолением фрустраций. Поэтому мышление будет не нужно, когда человек станет полностью сознательным в смысле Г. И. Гурджиева и его школы. Но это очень долгий и мучительный путь. Методология исследования связана со структурным психоанализом Лакана, а также с методом психосемиотики, выработанным автором статьи на протяжении многих лет его работы на стыке психологии и фундаментальной философии. Новизна исследования - в сопоставлении мышления и Реального Лакана. Автор приходит к выводу, что мышление человека носит галлюцинаторный характер, т. к. Лакан связывает Реальное с инстинктом смерти, а инстинкт смерти также имеет галлюцинаторный характер. Поэтому мы должны работать над преодолением мышления в поисках Сознательности в смысле Г. И. Гурджиева и его школы. Сознательному человеку мышление как операция с арбитрарными знаками не нужно.
Бойко Д.В. - Логика абсурда

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.1.10514

Аннотация: Статья посвящена 100-летию со дня рождения французского писателя и философа Альбера Камю. Среди основных источников возникающего чувства, а затем и самого абсурда обозначаются: построение идеальной картины мира человеческим разумом, существование человека в имманентном и трансцендентном мирах, формирующееся сознание новорожденного, созидательное и разрушительное начало в человеке. Абсурд обладает собственной, противоречивой, иррациональной, безумной логикой. Положительная роль абсурда заключается в возникающей возможности мыслить глубже и шире при встрече с абсурдом. Показана роль абсурда в новых, парадоксальных открытиях в науке. Творчество подпитывается абсурдом и использует его в своих целях. При помощи метода герменевтического анализа в работе исследуются истоки, формы проявления и различные функции абсурда. Наряду с абсурдом всегда существует обычное, неабсурдное бытие. Абсурд несёт относительный характер и всегда исторически конкретен. Сегодня абсурд присутствует во всех сферах человеческого бытия: от социально-политической, до научной, религиозной и культурной. Требуется противопоставление абсурду в социально-политической сфере здравого смысла и гражданского мужества.
Бойко Д.В. - Логика абсурда c. 12-21

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.1.63932

Аннотация: Статья посвящена 100-летию со дня рождения французского писателя и философа Альбера Камю. Среди основных источников возникающего чувства, а затем и самого абсурда обозначаются: построение идеальной картины мира человеческим разумом, существование человека в имманентном и трансцендентном мирах, формирующееся сознание новорожденного, созидательное и разрушительное начало в человеке. Абсурд обладает собственной, противоречивой, иррациональной, безумной логикой. Положительная роль абсурда заключается в возникающей возможности мыслить глубже и шире при встрече с абсурдом. Показана роль абсурда в новых, парадоксальных открытиях в науке. Творчество подпитывается абсурдом и использует его в своих целях. При помощи метода герменевтического анализа в работе исследуются истоки, формы проявления и различные функции абсурда. Наряду с абсурдом всегда существует обычное, неабсурдное бытие. Абсурд несёт относительный характер и всегда исторически конкретен. Сегодня абсурд присутствует во всех сферах человеческого бытия: от социально-политической, до научной, религиозной и культурной. Требуется противопоставление абсурду в социально-политической сфере здравого смысла и гражданского мужества.
Ефремова С.К., Кавун Л.В. - Взаимосвязь эмоционального состояния и смысложизненных ориентаций у женщин в период адаптации к родительству c. 14-28

DOI:
10.7256/2454-0722.2022.2.37798

Аннотация: Актуальность исследования обусловлена увеличением количества эмоционально-аффективных расстройств у молодых родителей в период адаптации к родительству. Если рассматривать ожидание ребёнка и период адаптации к роли родителя как кризисную ситуацию, когда женщина сталкивается с неопределённостью будущего, с изменением своего статуса, представляется важным рассмотреть роль смысложизненных ориентаций в социально-психологической адаптации к родительству. Объект исследования - социально-психологическая адаптация к родительству у женщин. Предмет исследования – роль смысложизненных ориентаций в процессе адаптации женщин к роли родителя. Целью - определение роли смысложизненных ориентаций в процессе социально-психологической адаптации женщин к родительству.   В результате проведенного исследования было выявлено, что существует взаимосвязь между эмоциональным состоянием и степенью осмысленности жизни, жизнестойкости у женщин в период адаптации к роли родителя. В дальнейшем, на основе результатов исследования будет составлена коррекционная программа для профилактики эмоционально-аффективных расстройств у молодых родителей. Новизна заключается в том, что коррекционная программа будет направленна на работу с ценностно-смысловой сферой: работая с характеристиками смысловой сферы, можно будет корректировать эмоциональное состояние женщин (программа будет рассчитана на два месяца; будет возможность встречаться очно или онлайн).
Андреев И.Л. - Нелинейная логистика родства: парадоксы африканских межпоколенческих отношений

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.1.18197

Аннотация: Генеалогической скрепой африканского общества выступают внутри - и межпоколенческие отношения. Африканец шагает по ступеням традиционного бытия не в одиночку, а будучи прочно впрессованным в свое возрастное братство или сестринство, а также в обозначенное обычаем их место в общей структуре социума. При этом вертикальная связь «горизонтальных» возрастных группировок не означает игнорирования гендерного принципа дифференциации и архитектоники африканского социума. Последний вовсе не выглядит тривиально-унылой возрастной лестницей, хотя возраст, во многом обусловливает не только набор социальных функций, но и общественный статус индивида. Связи возрастных групп, осложнённые специфическими межвозрастными переходами, мало понятными европейскому менталитету, образуют специфическую пирамиду и до сих пор играют важную системообразующую роль. Выверенная эмпирическим опытом предков, такая модель жизнеустройства позволяет более гибко учитывать специфику гендерных и возрастных психофизиологических особенностей членов этно-племенной общности. Она опирается на физиологически обусловленную активизацию в разном возрасте тех или иных отделов головного мозга, и в связи с возрастными социальными статусами делит локальный социум на две примерно равные части. Одну из них составляют взрослые, трудоспособные и половозрелые индивиды. Другую - дети и старики, нуждающиеся в поддержке и опеке с их стороны. Исходя из такой антропологической диспозиции, многие проблемы и парадоксы африканского социума выглядят иначе, нежели при безоговорочном рассмотрении в качестве его психологического фундамента только противоречия между полами или только между возрастными когортами сверстников. Одно, впрочем, не исключает другого. Однако, пространственно-временные поля этих отношений и связей во многом различаются и потому не могут совпадать по определению. Соотношение факторов возраста и пола в организации первичного социума и его современных архаических форм - предмет научной дискуссии, в связи с чем автор высказывает точку зрения, подчас не совпадающую с мнением уважаемых коллег.
Андреев И.Л. - Нелинейная логистика родства: парадоксы африканских межпоколенческих отношений c. 20-30

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.1.67638

Аннотация: Генеалогической скрепой африканского общества выступают внутри - и межпоколенческие отношения. Африканец шагает по ступеням традиционного бытия не в одиночку, а будучи прочно впрессованным в свое возрастное братство или сестринство, а также в обозначенное обычаем их место в общей структуре социума. При этом вертикальная связь «горизонтальных» возрастных группировок не означает игнорирования гендерного принципа дифференциации и архитектоники африканского социума. Последний вовсе не выглядит тривиально-унылой возрастной лестницей, хотя возраст, во многом обусловливает не только набор социальных функций, но и общественный статус индивида. Связи возрастных групп, осложнённые специфическими межвозрастными переходами, мало понятными европейскому менталитету, образуют специфическую пирамиду и до сих пор играют важную системообразующую роль. Выверенная эмпирическим опытом предков, такая модель жизнеустройства позволяет более гибко учитывать специфику гендерных и возрастных психофизиологических особенностей членов этно-племенной общности. Она опирается на физиологически обусловленную активизацию в разном возрасте тех или иных отделов головного мозга, и в связи с возрастными социальными статусами делит локальный социум на две примерно равные части. Одну из них составляют взрослые, трудоспособные и половозрелые индивиды. Другую - дети и старики, нуждающиеся в поддержке и опеке с их стороны. Исходя из такой антропологической диспозиции, многие проблемы и парадоксы африканского социума выглядят иначе, нежели при безоговорочном рассмотрении в качестве его психологического фундамента только противоречия между полами или только между возрастными когортами сверстников. Одно, впрочем, не исключает другого. Однако, пространственно-временные поля этих отношений и связей во многом различаются и потому не могут совпадать по определению. Соотношение факторов возраста и пола в организации первичного социума и его современных архаических форм - предмет научной дискуссии, в связи с чем автор высказывает точку зрения, подчас не совпадающую с мнением уважаемых коллег.
Спектор Д.М. - От психологии смысла к смыслу психологии. Экзистенциальные архетипы

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.1.13679

Аннотация: По ту сторону натурализма не существует залогов того, что часто упоминаемые экзистенции извечны и исходят из единого сознания, наделены единым смыслом и погружены в унифицированный процесс мышления. Аргументом в пользу такого утверждения выступает общность языка; но семантические структуры так сложно устроены не в ориентации на «отражение мира», но в видах коммуникации онтологически различных экзистенций и их продуктивного связывания. Тип экзистенции конституирован осмыслением, и неизбежно направлен на выявление метафизики (трансцендентности) предметной сферы; но в рамках базальных экзистенций варьируются мотив и ракурс осмысляемого. Уже эта схематическая экспозиция позволяет говорить о типологии смыслов экзистенции и намечать их онтологические различия – вместе с тем удерживая вопрос о смысле их связи, очевидно, не предшествующем реальной общности (общине), но вместе с нею возникшем и в ней непосредственно воплощенном. Назовем базальные архетипы, «вытесняемые» в сферу бессознательного не в силу их чужеродности сознанию, но по причинам их онтологической диспозиции в составе психического, роли «призм», пред- сознательных установок, привносящих в миро- окружность «смысл», не сводимый к наличным формам и априори выступающий субъектом их внятности: - архетип Всевышнего, Бога-Отца, Абсолюта, Единого и пр.; - архетип Власти; - архетип Капитала; - архетип Сервера.
Спектор Д.М. - От психологии смысла к смыслу психологии. Экзистенциальные архетипы c. 22-32

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.1.66079

Аннотация: По ту сторону натурализма не существует залогов того, что часто упоминаемые экзистенции извечны и исходят из единого сознания, наделены единым смыслом и погружены в унифицированный процесс мышления. Аргументом в пользу такого утверждения выступает общность языка; но семантические структуры так сложно устроены не в ориентации на «отражение мира», но в видах коммуникации онтологически различных экзистенций и их продуктивного связывания. Тип экзистенции конституирован осмыслением, и неизбежно направлен на выявление метафизики (трансцендентности) предметной сферы; но в рамках базальных экзистенций варьируются мотив и ракурс осмысляемого. Уже эта схематическая экспозиция позволяет говорить о типологии смыслов экзистенции и намечать их онтологические различия – вместе с тем удерживая вопрос о смысле их связи, очевидно, не предшествующем реальной общности (общине), но вместе с нею возникшем и в ней непосредственно воплощенном. Назовем базальные архетипы, «вытесняемые» в сферу бессознательного не в силу их чужеродности сознанию, но по причинам их онтологической диспозиции в составе психического, роли «призм», пред- сознательных установок, привносящих в миро- окружность «смысл», не сводимый к наличным формам и априори выступающий субъектом их внятности: - архетип Всевышнего, Бога-Отца, Абсолюта, Единого и пр.; - архетип Власти; - архетип Капитала; - архетип Сервера.
Фоминых Е.С., Шаповал И.А. - Трансформации хронотопа и границ личности как диспозиции деструктивности выбора: между возможностью и закономерностью c. 23-36

DOI:
10.7256/2454-0722.2017.4.24486

Аннотация: Предметом исследования является деструктивность выбора и условия его перехода из категории возможности в категорию закономерности. Цель исследования: анализ взаимосвязи хронотопа и психологических границ личности в контексте их диспозиций в осуществлении жизненного выбора в ситуации неопределенности. Основанием жизненных выборов человека определена матрица хронотопа, в которой психологические границы выполняют функции сетки координат: она обеспечивает самоопределение человека во взаимодействиях и соизменениях пространственного и временного измерений его жизни и их смыслового контекста. Решение задач исследования осуществляется путем обращения к идеям и концептам системно-антропологического и междисциплинарного подходов. Научная новизна исследования заключается в обосновании диспозиционного значения деформаций и дисфункций хронотопа и психологических границ человека в переходе деструктивности жизненного выбора из категории возможности в категорию закономерности. Основные выводы представлены в ряде заключений. Хронотопирование в ситуации выбора и бифуркаций системы описано как деконструкции и реконструкции хронотопа и границ: утрата, переоценка и переосмысление части имевшихся конструктов, появление новых эмерджентных качеств, перестройка самой матрицы. На процесс хронотопирования влияют внутренние (личностные переменные и “память системыˮ) и внешние (ситуация и флуктуации) факторы.
Иванов Д.В. - Экстерналистская парадигма в когнитивной науке c. 27-37

DOI:
10.7256/2454-0722.2018.4.28292

Аннотация: Предметом исследования является экстерналистская парадигма понимания психических процессов. Данная парадигма изучается с точки зрения ее применения в когнитивной науке. Особый акцент делается на исследовании потенциала экстернализма для решения «трудной проблемы сознания» - проблемы натуралистического объяснения феноменальных аспектов сознательного опыта. В работе рассматриваются разные варианты экстернализма и делается вывод о том, что только экстернализм относительно содержания в варианте, предложенном Дж. Макдауэлом, способен прояснить с позиций натурализма природу как ментального содержания, так и феноменальных качеств, обнаруживаемых в сознательном опыте. Исследование ведется в контексте современной аналитической философии сознания и философии когнитивной науки, что предполагает активное использование метода концептуального анализа и таких методологических приемов, как анализ мысленных экспериментов. Новизна исследования заключается в демонстрации, что для понимания природы психических процессов достаточно выделить два вида экстернализма: экстернализм относительно ментальных состояний и экстернализм относительно содержания. При этом отмечается, что основную роль в понимании природы сознания играет экстернализм относительно содержания, экстернализм относительно ментальных состояний, набирающий благодаря энактивизму популярность в когнитивной науки, играет лишь вспомогательную роль.
Будякова Т.П., Батуркина Г.В. - Применение статистических методов в исследовании личности инвалидов c. 27-37

DOI:
10.7256/2454-0722.2020.2.32431

Аннотация: Предмет исследования. В работе изучается вопрос баланса в применении количественных и качественных методов исследования при изучении проблем инклюзивного образования и личности с особыми образовательными потребностями. Цель работы: показать, что применение качественных методов исследования дает объективные результаты даже на небольшой выборке испытуемых. Новизна исследования заключается в доказательстве того, что качественные методы исследования имеют существенный приоритет при изучении инклюзивных проблем инклюзивной личности. Метод, методология исследования. В исследовании использовались логические методы: анализ, сравнение, обобщение, а также автобиографический метод, скомпилированный с текстом утверждений из копинг-опросника. Для обработки эмпирически полученных данных был применен метод качественного контент-анализа. Результаты работы. В эмпирическом исследовании было показано, что можно эффективно выявлять копинг-стратегии обучающихся с ограниченными возможностями здоровья и с нормой здоровья с помощью автобиографического метода на небольшой выборке испытуемых. Заключение. Изучение проблем инклюзивного образования, ориентированного на изучение инклюзивных потребностей особых обучающихся, может эффективно осуществляться с помощью методов, не предполагающих изучение большого массива данных и большого числа участников исследования. Отсутствие количественной обработки данных при качественном исследовании проблем инклюзивного образования не является недостатком такого исследования.
Костригин А.А., Мазилов В.А. - Отечественная дореволюционная философская психология как целостный подход к исследованию души человека c. 38-52

DOI:
10.7256/2454-0722.2020.2.33035

Аннотация: Авторы статьи обращаются к истории дореволюционной психологии в России. В этой области рассматривается отечественная дореволюционная философская психология как особое направление в психологической науки на рубеже XIX-XX вв. Показывается наличие проблемы как и терминологического обозначения, так и содержательного понимания психологических идей данного направления в истории российской психологии. Авторы определяют философскую психологию как широкое самостоятельное направление в отечественной психологической науке конца XIX – начала XX в., в рамках которого, в частности, развиваются идеи субстанциальности души, несводимой только к материи и проявляющейся в различных аспектах (духовных, душевных, материальных (физиологических)), обладающей особыми свойствами, свободой воли и самосознанием. В данном теоретическом исследовании ставится цель определения и анализа концепции российской философской психологии на рубеже XIX-XX вв. Методами данного исследования являются теоретический анализ, синтез, обобщение и систематизация психологических идей, проблемологический анализ, категориально-понятийный анализ. Опираясь на идеи С.С. Гогоцкого, В.А. Снегирева, С.Н. Трубецкого, С.Л. Франка, Г.И. Челпанова, Г.Г. Шпета и П.Д. Юркевича, обозначаются основные положения отечественной дореволюционной философской психологии как целостного подхода к исследованию и пониманию души человека: 1) философская психология рассматривает душу как субстанцию, как особое измерение бытия, которое не может быть сведено только к содержанию сознания, процессам, функциям или конкретным душевным явлениям; 2) философская психология обосновывает «живость» души, ее живое течение, постоянное изменение; 3) философская психология отличает душевные явления от физических, описывая их особые свойства; 4) философская психология определяет ведущей особенностью душевных явлений осознанность и осмысленность; 5) философская психология считает субъектом души человеческую личность или человеческое «Я»; 6) философская психология является комплексным изучением души, включающих себя исследование различных ее сторон (духовное измерение, душевное измерение (сознание), физиологические реакции), философская психология является метапсихологией; 7) философская психология определяет ведущим методом психологии самонаблюдение (интроспекцию). Обозначается актуальность обращения к наследию философской психологии как для истории и методологии психологии, так и для решения современных научных, духовных и практических проблем психологии.
Kryuchkov K.S. - Hermeneutics of Love: New Ground for Psychological and Social Practice c. 48-58

DOI:
10.7256/2454-0722.2018.1.25701

Abstract: In the present paper, the authors will scrutinize the ‘hermeneutics of love’, the concept, which is being developed by the representatives of humanistic psychology (Selig, Robbins) as well as clinical-community psychology (McInerney). The authors deductively consider this approach from different points: ontological, axiological and gnoseological. The authors try to compare and contrast ‘hermeneutics of love’ to ‘hermeneutics of suspicion’. In addition, the authors analyze a more traditional approach to understanding. The authors consider their role as a basis for social and psychological practice and discuss different practices that are being developed under the framework of hermenutics of suspicion and, on the other hand, the hermenutics of love. The authors also introuce hermenutics of love as a basis of psychology in ‘human science’ in contrast to that in  ‘natural science’.
Суетин Т.А. - Многоликая реальность

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.2.18450

Аннотация: Предметом исследования является воззрения на реальность с точки зрения человека и общества. Автор рассматривает действительность не как константу объективного окружающего человека мира, а в виде разумного союза психического и материального пластов реальности. В этой связи возникают рассуждения на тему квантовой парадигмы в гуманитарной науке и возможности её применения в жизни каждого индивида на примере виртуального мира. Также рассматривается конструирование реальности обществом, социальных паттернов действительности и их влияние на миропредставление человека. Исследование представлений об окружающем мире и многоликости реальности проводятся в рамках теоретически-философских идей естественной науки, философии постмодернизма, а также психоанализа и трансперсональной психологии. Ключевым моментом исследования является неоднозначность реальности как таковой, обособленная связь психического и материального мира. При этом, автор обращает внимание на проблемы современного общества, связывая их с подменой содержания реального иллюзиями. Новизна состоит в интерпретации первичной реальности, как особого, базисного фундамента подлинного бытия, на котором зиждутся бесчисленные воплощения социальной и антропологической действительности.
Суетин Т.А. - Многоликая реальность c. 111-123

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.2.67759

Аннотация: Предметом исследования является воззрения на реальность с точки зрения человека и общества. Автор рассматривает действительность не как константу объективного окружающего человека мира, а в виде разумного союза психического и материального пластов реальности. В этой связи возникают рассуждения на тему квантовой парадигмы в гуманитарной науке и возможности её применения в жизни каждого индивида на примере виртуального мира. Также рассматривается конструирование реальности обществом, социальных паттернов действительности и их влияние на миропредставление человека. Исследование представлений об окружающем мире и многоликости реальности проводятся в рамках теоретически-философских идей естественной науки, философии постмодернизма, а также психоанализа и трансперсональной психологии. Ключевым моментом исследования является неоднозначность реальности как таковой, обособленная связь психического и материального мира. При этом, автор обращает внимание на проблемы современного общества, связывая их с подменой содержания реального иллюзиями. Новизна состоит в интерпретации первичной реальности, как особого, базисного фундамента подлинного бытия, на котором зиждутся бесчисленные воплощения социальной и антропологической действительности.
Бойко Д.В. - Человек трепещущий

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.3.19141

Аннотация: Предметом исследования является чувство трепета в различных его проявлениях. Объектом исследования являются различные проявления чувства трепета: оно рассматривается не только с точки зрения традиционной, как трепет религиозный, но и в качестве особого чувства, которое не включает в себя страх как таковой, а заключает в себе возможность инициации духовной трансформации личности, пробуждение чувства возвышенного. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как генезис чувства трепета, его функционирование и роль в жизни человека, влияние чувства трепета на личностный и духовный рост человека. В качестве методологии исследования автор использует герменевтический анализ различных текстов: религиозной, экзистенциальной и социальной философии, а также литературных произведений. Основными выводами проведённого исследования являются: чувство трепета выступает в качестве религиозного переживания далеко не всегда, зачастую это чувство имеет другую модальность и окраску, освобождённую от негативного страха; исследование данного чувства позволяет глубже и полнее понять человека; трепет является тем чувством, которое помогает раскрыть и понять природу человека. Новизна исследования заключается в попытке показать, что чувство трепета одновременно является выражением различных, зачастую непохожих и не пересекающихся между собой глубинных духовных состояний.
Бойко Д.В. - Человек трепещущий c. 225-232

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.3.67864

Аннотация: Предметом исследования является чувство трепета в различных его проявлениях. Объектом исследования являются различные проявления чувства трепета: оно рассматривается не только с точки зрения традиционной, как трепет религиозный, но и в качестве особого чувства, которое не включает в себя страх как таковой, а заключает в себе возможность инициации духовной трансформации личности, пробуждение чувства возвышенного. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как генезис чувства трепета, его функционирование и роль в жизни человека, влияние чувства трепета на личностный и духовный рост человека. В качестве методологии исследования автор использует герменевтический анализ различных текстов: религиозной, экзистенциальной и социальной философии, а также литературных произведений. Основными выводами проведённого исследования являются: чувство трепета выступает в качестве религиозного переживания далеко не всегда, зачастую это чувство имеет другую модальность и окраску, освобождённую от негативного страха; исследование данного чувства позволяет глубже и полнее понять человека; трепет является тем чувством, которое помогает раскрыть и понять природу человека. Новизна исследования заключается в попытке показать, что чувство трепета одновременно является выражением различных, зачастую непохожих и не пересекающихся между собой глубинных духовных состояний.
Герасимова И.А., Мильков В.В. - Народная медицина в Древней Руси

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.3.14524

Аннотация: Предметом философского исследования является феномен народной медицины в эпоху Древней Руси, объект исследования - мировоззренческие и когнитивные основы традиционного целительства. Проводится историографический анализ проблематики исследований народных верований и врачевательных практик, привлекаются данные этнографии, фольклора, истории традиционной культуры. Основное внимание уделено методологическим и когнитивным основам целительских практик: способам распознавания, диагностики и воздействия в целительской магии. Существенное значение имеет вопрос о символической картине мире и трансформациях архетипов в христианскую эпоху. Основу подхода авторов составил комплекс историко-методологических, психологических и когнитивных методов анализа. Значительное место занимают методы сравнительного анализа. Основными выводы исследования следующие: целительство представляло собой сложный комплекс, сочетающий разные виды терапевтического, физиологического, хирургического и психотерапевтического воздействия. В символической картине мира магиотерапии природная среда мыслилась как арена действия живых сил, дар целительства проявлялся в возможности знахаря контактировать с незримыми сферами бытия. Вера в единство зримой и незримой (сакральной) природы служила мощнейшим средством саморегуляции и самовосстановления жизненных сил. В целительстве развивается искусство визуализации и искусство владения ритмическим словом и телодвижениями. Осознание действенности слова и мысли в архаические времена дает пищу для обсуждения вопроса о нетехногенных возможностях цивилизационного развития.
Герасимова И.А., Мильков В.В. - Народная медицина в Древней Руси c. 245-258

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.3.66361

Аннотация: Предметом философского исследования является феномен народной медицины в эпоху Древней Руси, объект исследования - мировоззренческие и когнитивные основы традиционного целительства. Проводится историографический анализ проблематики исследований народных верований и врачевательных практик, привлекаются данные этнографии, фольклора, истории традиционной культуры. Основное внимание уделено методологическим и когнитивным основам целительских практик: способам распознавания, диагностики и воздействия в целительской магии. Существенное значение имеет вопрос о символической картине мире и трансформациях архетипов в христианскую эпоху. Основу подхода авторов составил комплекс историко-методологических, психологических и когнитивных методов анализа. Значительное место занимают методы сравнительного анализа. Основными выводы исследования следующие: целительство представляло собой сложный комплекс, сочетающий разные виды терапевтического, физиологического, хирургического и психотерапевтического воздействия. В символической картине мира магиотерапии природная среда мыслилась как арена действия живых сил, дар целительства проявлялся в возможности знахаря контактировать с незримыми сферами бытия. Вера в единство зримой и незримой (сакральной) природы служила мощнейшим средством саморегуляции и самовосстановления жизненных сил. В целительстве развивается искусство визуализации и искусство владения ритмическим словом и телодвижениями. Осознание действенности слова и мысли в архаические времена дает пищу для обсуждения вопроса о нетехногенных возможностях цивилизационного развития.
Андреев И.Л. - Солнце или часы? Психологические парадоксы африканского времени

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.4.11424

Аннотация: Предметом статьи является философско-антропологическое рассмотрение этнопсихологического феномена «мира без времени» и «времени без часов», выступающего одним из ключевых моментов различия менталитета европейцев и африканцев, ведущих традиционный общинно-племенной образ жизни или культорологически с ним достаточно тесено связаны. Ярким примером стойкой психологической антипатии коренных сельских жителей Тропической Африки к европейскому образу жизни, до сих пор ассоциирующему у многих из них с эпохой колониализма, является их отвращение к часам, особенно наручным,как средству внешнего управления ритмом жизни свободного от природы человека. Основным методом исследования было включенное наблюдение в процессе полевой и преподавательской работы автора в 15 странах Северной и Троопической Африки. Научная новизна проведенного исследования заключается в выявлении зависимости характера отношения традиционных африканцев ко времени от типа хозяйственной деятельности и племенной принадлежности, а также от уровня развитости товарно-денежных отношений и степени втянутости населения того или иного региона в рыночные и управленческие структуры.
Андреев И.Л. - Солнце или часы? Психологические парадоксы африканского времени c. 387-403

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.4.64215

Аннотация: Предметом статьи является философско-антропологическое рассмотрение этнопсихологического феномена «мира без времени» и «времени без часов», выступающего одним из ключевых моментов различия менталитета европейцев и африканцев, ведущих традиционный общинно-племенной образ жизни или культорологически с ним достаточно тесено связаны. Ярким примером стойкой психологической антипатии коренных сельских жителей Тропической Африки к европейскому образу жизни, до сих пор ассоциирующему у многих из них с эпохой колониализма, является их отвращение к часам, особенно наручным,как средству внешнего управления ритмом жизни свободного от природы человека. Основным методом исследования было включенное наблюдение в процессе полевой и преподавательской работы автора в 15 странах Северной и Троопической Африки. Научная новизна проведенного исследования заключается в выявлении зависимости характера отношения традиционных африканцев ко времени от типа хозяйственной деятельности и племенной принадлежности, а также от уровня развитости товарно-денежных отношений и степени втянутости населения того или иного региона в рыночные и управленческие структуры.
Р.К. Омельчук - Алексей Фёдорович Лосев: жизнь в мифе c. 424-432

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.5.62749

Аннотация: В статье исследуются некоторые аспекты философского наследия Алексея Фёдоровича Лосева. За сложным научным понятийно-категориальным аппаратом его трудов сегодня чётко прослеживаются лейтмотивы веры, некогда скрытые от цензуры Советской России. Рассматриваются категории имени, мифа, истины, взятые в контексте важнейших трудов русского философа и древнейших религиозно-философских учений. Как современный человек поймёт важнейший постулат А.Ф. Лосева, утверждающий Имя в качестве Мифа, если в нашем сознании укоренилось, что миф — это искажённое представление о мире, иллюзия ослабшего ума, приравненная ко лжи сказка? Обосновывается, что философская система А.Ф. Лосева по-прежнему актуальна как в религиозно-философском, так и в социокультурном смысле. Философия Имени А.Ф. Лосева создана не как теоретический труд, но как результат обретённого в процессе ежедневной практики имяславия понимания сущности человеческой личности, божественной личности и их отношений посредством Имени Бога.
Андреев И.Л., Назарова Л.Н. - Звуковое воздействие на сознание человека: феномен аудионаркотиков

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.5.15022

Аннотация: Предметом статьи выбрано изучение влияния мощного технологически отработанного и психологически продуманного направленного влияния профессионально оформленного и мастерски сфокусированного звука на мозг и психику юных слушателей, у которых не завершилось формирование прочных стенок черепа, слухового аппарата и не сложилось адекватное социально значимое представление об окружающем мире и о своем месте в нем. Авторы показывают, что аудионаркотики как комплексный биопсихосоциальный феномен звуковой среды цифровой эпохи, а также как специфический вариант невидимого целенаправленного психотехнического воздействия на мозг, сознание и психическое здоровье человека, требуют междисциплинарного исследования, в частности, с позиций истории философской антропологии и подростковой психиатрии. Анализ свидетельствует о скрытой во внешне безобидных «развлечениях» с собственным сознанием серьезной опасности реального всплеска психических и суицидальных последствий передозировки этих невидимых и нехимических виртуальных наркотиков, а также о возможности их криминального использования в коммерческих и политических целях. Авторы показывают, что аудионаркотики как комплексный биопсихосоциальный феномен звуковой среды цифровой эпохи, а также как специфический вариант невидимого целенаправленного психотехнического воздействия на мозг, сознание и психическое здоровье человека, требуют междисциплинарного исследования, в частности, с позиций истории философской антропологии и подростковой психиатрии.
Андреев И.Л., Назарова Л.Н. - Звуковое воздействие на сознание человека: феномен аудионаркотиков c. 449-458

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.5.66550

Аннотация: Предметом статьи выбрано изучение влияния мощного технологически отработанного и психологически продуманного направленного влияния профессионально оформленного и мастерски сфокусированного звука на мозг и психику юных слушателей, у которых не завершилось формирование прочных стенок черепа, слухового аппарата и не сложилось адекватное социально значимое представление об окружающем мире и о своем месте в нем. Авторы показывают, что аудионаркотики как комплексный биопсихосоциальный феномен звуковой среды цифровой эпохи, а также как специфический вариант невидимого целенаправленного психотехнического воздействия на мозг, сознание и психическое здоровье человека, требуют междисциплинарного исследования, в частности, с позиций истории философской антропологии и подростковой психиатрии. Анализ свидетельствует о скрытой во внешне безобидных «развлечениях» с собственным сознанием серьезной опасности реального всплеска психических и суицидальных последствий передозировки этих невидимых и нехимических виртуальных наркотиков, а также о возможности их криминального использования в коммерческих и политических целях. Авторы показывают, что аудионаркотики как комплексный биопсихосоциальный феномен звуковой среды цифровой эпохи, а также как специфический вариант невидимого целенаправленного психотехнического воздействия на мозг, сознание и психическое здоровье человека, требуют междисциплинарного исследования, в частности, с позиций истории философской антропологии и подростковой психиатрии.
Маслова В.А. - Тема меланхолии во французском символизме

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.5.11621

Аннотация: В статье рассматриваются причины и следствия актуализации темы пессимизма, уныния, отчаяния во французском символизме в конце XIX века, а также анализируются причины развития феномена меланхолии в XX веке на материале художественной практики французских символистов, рассматриваемой преимущественно в поэзии, критических статьях символистов, а также аналитических искусствоведческих, исторических, литературно-философских работ, посвященных французскому символизму или касающихся темы меланхолии. Данная тема, а более широко ее можно охарактеризовать и как сплин, печаль, тоска, разочарование, неудовлетворенность, безнадежность, исключительно характерна для творчества поэтов символистов и декадентов. Это обусловлено как общей интеллектуальной атмосферой конца XIX в., так и теми задачами в искусстве, которые ставили перед собой представители течения символизма. Методами исследования послужили описательный, системный, сравнительный и культурно-исторический подход. Французский символизм рассматривается с феноменологической точки зрения. Постановка проблемы обусловлена не столько поводом для обращения к анализу данной темы в частных примерах лирики французского символизма, хотя данная тема не изучена пока в достаточной степени, а сколько тем, что, как нам представляется, эсхатологические настроения того времени дали проекций в XX в. гораздо больше, чем принято считать, причем не только в искусстве, но и в теоретическом осмыслении оного.
Маслова В.А. - Тема меланхолии во французском символизме c. 483-492

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.5.64996

Аннотация: В статье рассматриваются причины и следствия актуализации темы пессимизма, уныния, отчаяния во французском символизме в конце XIX века, а также анализируются причины развития феномена меланхолии в XX веке на материале художественной практики французских символистов, рассматриваемой преимущественно в поэзии, критических статьях символистов, а также аналитических искусствоведческих, исторических, литературно-философских работ, посвященных французскому символизму или касающихся темы меланхолии. Данная тема, а более широко ее можно охарактеризовать и как сплин, печаль, тоска, разочарование, неудовлетворенность, безнадежность, исключительно характерна для творчества поэтов символистов и декадентов. Это обусловлено как общей интеллектуальной атмосферой конца XIX в., так и теми задачами в искусстве, которые ставили перед собой представители течения символизма. Методами исследования послужили описательный, системный, сравнительный и культурно-исторический подход. Французский символизм рассматривается с феноменологической точки зрения. Постановка проблемы обусловлена не столько поводом для обращения к анализу данной темы в частных примерах лирики французского символизма, хотя данная тема не изучена пока в достаточной степени, а сколько тем, что, как нам представляется, эсхатологические настроения того времени дали проекций в XX в. гораздо больше, чем принято считать, причем не только в искусстве, но и в теоретическом осмыслении оного.
Т.Н. Березина - Понимание как связь слова и образа (в аспекте психических образов высших порядков) c. 546-555

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.6.62803

Аннотация: В статье анализируется феномен понимания наглядной информации, находящейся в образах высших порядков. Автор опирается на разработанную ранее модель образов-интеграторов различных порядков, согласно которой, наглядная информация обобщается независимо от вербальной, формируя все более усложняющиеся образования. В модели утверждается, что образы первого порядка — фотографические образы, второго порядка — классические вторичные образы; третьего порядка — обобщенные образы, образы четвертого порядка — пространственно-подобные образования; образы пятого порядка — невербальные эталоны моральных, философских, математических обобщений. Согласно авторскому предположению, образы высших порядков — полимодальны, и включают в себя не только обобщенную образную, на и аудиальную информацию, иначе говоря, обладают своим звучанием; звучание может быть представлено бессвязными звуками, обобщенными частями слов, а также механически запечатленными словосочетаниями. Согласно классическим представлениям, понимание происходит, когда слово соединяется с образом, это положение в статье дополняется условием, что подлинное понимание происходит, если запечатленные первосигнальные звучания в составе образов высших порядков хотя бы частично совпадают со звучаниями слов, которыми данная категория определяется.
Попова В.С. - Психологизм как логико-методологическая проблема: исторические корни в русской философии начала XX века и современное значение

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.6.15508

Аннотация: Определяется содержание проблемы психологизма в интерпретации логики. Проблема психологизма рассматривается в связи с логико-методологическими исследованиями некоторых русских философов в перекличке с зарубежными разработчиками этой темы (Владиславлев-Милль, Введенский-Лосский, Шпет-Зигварт-Вундт). Актуальность парадигмы психологизма выражается в нескольких логико-методологических тенденциях (значимость эмпирического субъекта познания в современной гуманитарной эпистемологии;современная конвергенция логики, аргументорики, когнитивных наук, исследований по искусственному интеллекту;возрастающая роль неформальной логики и её подходов к анализу аргументации). Обращение к проблеме психологизма внутри различных философских систем показательно с точки зрения развития методологии гуманитарной эпистемологии, становления самосознания гуманитарных дисциплин. Выделяются проблематические контексты, в которых велись споры относительно демаркации логического и психологического. Современные эпистемологические подходы (например, культурно-историческая методология) актуализирует значимость диалогизма различных ракурсов авторского научного исследования и вневременность постановки вопросов, затрагивающих проблемы определение предмета научного знания (логики, психологии, философии).
Попова В.С. - Психологизм как логико-методологическая проблема: исторические корни в русской философии начала XX века и современное значение c. 570-578

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.6.66635

Аннотация: Определяется содержание проблемы психологизма в интерпретации логики. Проблема психологизма рассматривается в связи с логико-методологическими исследованиями некоторых русских философов в перекличке с зарубежными разработчиками этой темы (Владиславлев-Милль, Введенский-Лосский, Шпет-Зигварт-Вундт). Актуальность парадигмы психологизма выражается в нескольких логико-методологических тенденциях (значимость эмпирического субъекта познания в современной гуманитарной эпистемологии;современная конвергенция логики, аргументорики, когнитивных наук, исследований по искусственному интеллекту;возрастающая роль неформальной логики и её подходов к анализу аргументации). Обращение к проблеме психологизма внутри различных философских систем показательно с точки зрения развития методологии гуманитарной эпистемологии, становления самосознания гуманитарных дисциплин. Выделяются проблематические контексты, в которых велись споры относительно демаркации логического и психологического. Современные эпистемологические подходы (например, культурно-историческая методология) актуализирует значимость диалогизма различных ракурсов авторского научного исследования и вневременность постановки вопросов, затрагивающих проблемы определение предмета научного знания (логики, психологии, философии).
Консон Г.Р. - О феномене одьяволения старика-антиквара в романе Оноре де Бальзака «Шагреневая кожа»

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.6.12175

Аннотация: Предмет исследования — сущность различных образцов морали, в которой изначально заложено дьявольское лукавство, содержащееся в нравственном искушении человека, что, в свою очередь, становится основой для фантастического раздвоения реального в сознании личности, а в конечном счёте фокусирования в нем чувства катастрофизма. Первоначальным же импульсом здесь становится необычный талисман — «Шагреневая кожа», который, по своей сути, является «оберегом-наоборот». Фактически он буквально разделяет смерть человека на части, на протяжении всего произведения обостряя психологизм в образных характеристиках его главных героев. Метод исследования основан на сочетании нескольких типов анализа — исторического, философского, психологического, литературного, а также компаративного. Научная новизна заключается в выявлении двух типов морали, точнее, моралистики, изначально не приемлемых для человека. Один из них предназначен для одинокого учёного. Такой тип якобы обеспечивает многолетнюю жизнь индивида с переживанием безопасного для него и общества иллюзорного счастья. Другой — для прожигателя жизни, уничтожающий ценностные ориентиры в личности и превращающий её в опасный элемент общества. В заключении автор приходит к убеждению, что оба типа морали — наукообразный и сказочный — являются деформацией базовой нравственно-бытийной основы человека, идущей от дьявола искусами. А сам старик-антиквар (образ которого является в статье главным объектом исследования), исповедующий эти виды морали, оказывается своеобразным дьяволом во плоти, небрежным типом преступника, убийцей-псевдоспасителем, успевающим перед смертью своей жертвы разрушить её нравственные устои.
Консон Г.Р. - О феномене одьяволения старика-антиквара в романе Оноре де Бальзака «Шагреневая кожа» c. 577-586

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.6.65043

Аннотация: Предмет исследования — сущность различных образцов морали, в которой изначально заложено дьявольское лукавство, содержащееся в нравственном искушении человека, что, в свою очередь, становится основой для фантастического раздвоения реального в сознании личности, а в конечном счёте фокусирования в нем чувства катастрофизма. Первоначальным же импульсом здесь становится необычный талисман — «Шагреневая кожа», который, по своей сути, является «оберегом-наоборот». Фактически он буквально разделяет смерть человека на части, на протяжении всего произведения обостряя психологизм в образных характеристиках его главных героев. Метод исследования основан на сочетании нескольких типов анализа — исторического, философского, психологического, литературного, а также компаративного. Научная новизна заключается в выявлении двух типов морали, точнее, моралистики, изначально не приемлемых для человека. Один из них предназначен для одинокого учёного. Такой тип якобы обеспечивает многолетнюю жизнь индивида с переживанием безопасного для него и общества иллюзорного счастья. Другой — для прожигателя жизни, уничтожающий ценностные ориентиры в личности и превращающий её в опасный элемент общества. В заключении автор приходит к убеждению, что оба типа морали — наукообразный и сказочный — являются деформацией базовой нравственно-бытийной основы человека, идущей от дьявола искусами. А сам старик-антиквар (образ которого является в статье главным объектом исследования), исповедующий эти виды морали, оказывается своеобразным дьяволом во плоти, небрежным типом преступника, убийцей-псевдоспасителем, успевающим перед смертью своей жертвы разрушить её нравственные устои.
Е.В. Глинчикова - По ту сторону «я»: в поисках невиртуальной реальности c. 627-635

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.7.62960

Аннотация: В данной статье представлена попытка рассмотреть виртуальное пространство как пространство, рожденное на основании декартовского разделения мысленной и протяженной субстанций. Мысленная субстанция, развернутая наглядными схемами в виртуальном пространстве, показывает, что она сама представляет собой не более чем зеркало социального мира. В человеке этот пласт «виртуального» выражен в «я». Известна знаменитая формула Фрейда о том, что «я» — это Другой. Остается вопрос: что же существует в субъекте помимо этого «я»? Именно в этом «помимо» и кроется непосредственное ощущение реальности. В то же время, если эта реальность остается только неким довеском к субъективности, кантовской вещью в себе, то человек оказывается целиком во власти внечеловеческого, случайного. В тоже время именно это случайное, чрезвычайное и является основанием для ощущения себя реальным. Реальность оказалась темным пятном потустороннего, она то коренится на дне бессознательного, то, по теории Бадью, сосредоточена в событии как «блуждающем избытке». И в том и другом случае она недоступна человеческой воле, и человек оказывается неспособен выйти за грань самого себя к непосредственности собственного существования. Желание оказывается изначально расчлененным структурностью собственного «я», cogito. Его непосредственность, которую Делез называл «вечным двигателем», невозможно осязать вне функционирующего «я», которое существует как тень, всегда налагающаяся границами на событие жизни, так человек оказывается неспособным вместить событие собственного существования, искажая его в травматических сцеплениях. Но в попытке рассмотреть событие как субъективное и субъекта, как имеющего перспективную возможность ухода от искажений, можно предположить субъективность без «я», субъективность в раскрытии непосредственности желания, выражающегося не через схематизм образа Другого, но через видение себя как Иного, через видение себя как неструктурного Я. Здесь простираются возможности для осознания мистического опыта философов (Соловьева, Булгакова, Трубникова) и прозрений психоаналитиков (Юнга и Лэинга). По ту сторону «я» оказывается безграничная божественная субъективность, которая при этом остается сугубо человеческой.
Маслова В.А. - Символ, образ, метафора, аллегория как средства постижения «прекрасного» в поэзии французского символизма

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.8.21485

Аннотация: Предметом исследования является анализ и применение таких понятий как символ, образ, метафора и аллегория в контексте совокупностей приемов, средств и методов выражения «прекрасного» в поэзии французского символизма. Раскрывается эта тема, отталкиваясь от феноменологической природы «прекрасного», а также его понимания в рамках категории, определяемой классической эстетикой. Показывается также трансформация понимания «прекрасного», в частности красоты, и причины таких изменений. Рассматривается данная проблематика у таких авторов, как С. Малларме и Ш. Бодлер. Используются следующие методы проведения исследования – множество комбинаторных совокупностей, таких как: анализ, компаративный (сравнительный) анализ темы исследования, применение символических образов, метафоричность и аллегоричность поэтики выражения «прекрасного» в поэзии французского символизма. Также используется анализ, синтез и аналогия, т.к мы пытаемся встроить методы выражения и постижения прекрасного в рамках научной дисциплины эстетики. Особым вкладом автора в исследование темы является то, что доказывается на основе лексической базы факт того, что средствами выражения и постижения «прекрасного» в поэзии французского символизма могут являться символ, образ, метафора и аллегория. Показывается новое понимание этих понятий в рамках эстетики французского символизма.
Маслова В.А. - Символ, образ, метафора, аллегория как средства постижения «прекрасного» в поэзии французского символизма c. 642-650

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.8.68487

Аннотация: Предметом исследования является анализ и применение таких понятий как символ, образ, метафора и аллегория в контексте совокупностей приемов, средств и методов выражения «прекрасного» в поэзии французского символизма. Раскрывается эта тема, отталкиваясь от феноменологической природы «прекрасного», а также его понимания в рамках категории, определяемой классической эстетикой. Показывается также трансформация понимания «прекрасного», в частности красоты, и причины таких изменений. Рассматривается данная проблематика у таких авторов, как С. Малларме и Ш. Бодлер. Используются следующие методы проведения исследования – множество комбинаторных совокупностей, таких как: анализ, компаративный (сравнительный) анализ темы исследования, применение символических образов, метафоричность и аллегоричность поэтики выражения «прекрасного» в поэзии французского символизма. Также используется анализ, синтез и аналогия, т.к мы пытаемся встроить методы выражения и постижения прекрасного в рамках научной дисциплины эстетики. Особым вкладом автора в исследование темы является то, что доказывается на основе лексической базы факт того, что средствами выражения и постижения «прекрасного» в поэзии французского символизма могут являться символ, образ, метафора и аллегория. Показывается новое понимание этих понятий в рамках эстетики французского символизма.
Епанчинцева Г.А., Тимошенко Е.А. - Отчуждение как философская и психологическая категория

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.7.15307

Аннотация: В обзорной статье ретроспективно освещена проблема изучения понятия «отчуждение» в философии, российской и зарубежной психологии. Рассмотрены основные имеющиеся трактовки и переводы термина, описательно-теоретические позиции и содержательно-структурные взгляды ученых на данное явление. Предпринята попытка выделения основных содержательных характеристик отчуждения. Показаны и изображены уровневые представления о феномене отчуждения, а также описаны системы отношений, которые могут подвергнуться отчуждению. Затронут вопрос проявления отчуждения в повседневной жизни и деятельности, необходимости его выявления, психологической и психотерапевтической работы с ним. В качестве методов исследования использованы философско- исторический, психолого-ретроспективный анализ; теоретико-сравнительное обобщение, классификация понятийного аппарата, моделирование. Оригинальным вкладом авторов в исследовании феномена отчуждения является аргументированное предложение рассматривать отчуждение как состояния и реакции на действие стимула, превышающего адаптационные возможности фрустрирующего индивида. Предлагается классифицировать отчуждение на разрушающую, развивающую и смешанную формы. Далее демонстрируется авторское представление содержательной модели отчуждения и структурно-функциональная модель данного феномена.
Епанчинцева Г.А., Тимошенко Е.А. - Отчуждение как философская и психологическая категория c. 663-674

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.7.66854

Аннотация: В обзорной статье ретроспективно освещена проблема изучения понятия «отчуждение» в философии, российской и зарубежной психологии. Рассмотрены основные имеющиеся трактовки и переводы термина, описательно-теоретические позиции и содержательно-структурные взгляды ученых на данное явление. Предпринята попытка выделения основных содержательных характеристик отчуждения. Показаны и изображены уровневые представления о феномене отчуждения, а также описаны системы отношений, которые могут подвергнуться отчуждению. Затронут вопрос проявления отчуждения в повседневной жизни и деятельности, необходимости его выявления, психологической и психотерапевтической работы с ним. В качестве методов исследования использованы философско- исторический, психолого-ретроспективный анализ; теоретико-сравнительное обобщение, классификация понятийного аппарата, моделирование. Оригинальным вкладом авторов в исследовании феномена отчуждения является аргументированное предложение рассматривать отчуждение как состояния и реакции на действие стимула, превышающего адаптационные возможности фрустрирующего индивида. Предлагается классифицировать отчуждение на разрушающую, развивающую и смешанную формы. Далее демонстрируется авторское представление содержательной модели отчуждения и структурно-функциональная модель данного феномена.
Карпов А.О. - Лики Ренессанса: диспозитивные стратегии, психотехники и семиозис

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.8.7475

Аннотация: Аннотация В статье изложена история символических полей эпохи Ренессанса, которая выстраивается на основе диспозитивной концептуализации М. Фуко и оригинальной теории эпистемогенеза, разрабо-танной автором. Выявляются диспозитивные стратегии, психотехники и семиотические процессы, связывающие ренессансных творцов и «обывателей». Показана система диспозитивных трансформа-ций, обусловленных изменением внутреннего содержания символа «обновление» в период X-XVI веков. Действуя как эпистемическая вещь, наделенная семантически сложным культурным имплантом, символ «обновление» вызывает к жизни гетерогенную серию диспозитивов, которые производят психокультурные феномены, известные под именами «Возрождение», «Реформация», «гуманизм» и «социальная утопия». На основе двучастности символа «renasci» обсуждаются дифференциации в духовных практиках позднего средневековья, которые ведут к расщеплению «обновленческого» диспозитива в «ренессансный» и «реформационный». Показано, что исторические процессы при этом протекают скорее через диспозитивный генез, а не культурный разрыв. Череда диспозитивных трансформаций выстраивает психокультурное движение ренессансной эпохи и несет в себе объяснение того, почему события развивались так, а не иначе.
А.О. Карпов - Лики Ренессанса: диспозитивные стратегии, психотехники и семиозис. Часть 1 c. 726-741

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.8.63110

Аннотация: В статье изложена история символических полей эпохи Ренессанса, которая выстраивается на основе диспозитивной концептуализации М. Фуко и оригинальной теории эпистемогенеза, разработанной автором. Выявляются диспозитивные стратегии, психотехники и семиотические процессы, связывающие ренессансных творцов и «обывателей». Показана система диспозитивных трансформаций, обусловленных изменением внутреннего содержания символа «обновление» в период X-XVI вв. Действуя как эпистемическая вещь, наделенная семантически сложным культурным имплантом, символ «обновление» вызывает к жизни гетерогенную серию диспозитивов, которые производят психокультурные феномены, известные под именами «Возрождение», «Реформация», «гуманизм» и «социальная утопия». На основе двучастности символа «renasci» обсуждаются дифференциации в духовных практиках позднего средневековья, которые ведут к расщеплению «обновленческого» диспозитива в «ренессансный» и «реформационный». Показано, что исторические процессы при этом протекают скорее через диспозитивный генез, а не культурный разрыв. Череда диспозитивных трансформаций выстраивает психокультурное движение ренессансной эпохи и несет в себе объяснение того, почему события развивались так, а не иначе.
Костригин А.А., Стоюхина Н.Ю. - Умозрительная и интроспективная психология в России в XIX – начале XX вв.: определение понятий, границы направлений

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.9.21458

Аннотация: В статье рассматривается проблема становления российской психологии в XIX - начале XX вв. Анализируются подходы отечественных историков психологии на структуру психологии в России этого периода. Авторы отмечают отсутствие единого терминологического поля и представления о содержании направлений психологической науки. Традиционная классификация, выделяющая экспериментальную, эмпирическую и религиозно-философскую психологию нечувствительна к тем ученым и их концепциям, которые работали сразу в нескольких направлениях или в декларируемых позициях придерживались одних взглядов, но в своих работах пользовались другими идеями. Авторы предлагают собственную классификацию направлений в психологии в России в XIX - начале XX вв., основанную на доминирующем методе получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент и измерение): умозрительная психология, интроспективная психология и экспериментальная психология. В статье авторы подробно рассматривают только умозрительную и интроспективную психологии, т.к. относительно этих направлений, их представителей, концепций, а также самих методов (умозрение и интроспекция) существует наибольшая неопределенность и неясность. Методами данного историко-психологического исследования являются структурно-аналитический метод и метод анализа категориально-понятийного аппарата. Данное теоретическое исследование является методологическим, осмысляющим подходы представителей умозрительной и интроспективной психологии относительно предмета и метода психологии. Авторы разработали собственную классификацию направлений российской психологической науки в XIX - начале XX вв., предложив новое основание – метод получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент). В каждом направлении были выделены два вектора, соответствующие определенному представлению о природе предмета психологии: субстанциональная психология (душа как самостоятельная субстанция) и функциональная психология (психика как функция мозга и нервной системы). В окончательном виде классификация выглядит следующим образом: 1) умозрительная субстанциональная психология и умозрительная функциональная психология; 2) интроспективная субстанциональная психология и интроспективная функциональная психология; 3) экспериментальная субстанциональная психология и экспериментальная функциональная психология.
Костригин А.А., Стоюхина Н.Ю. - Умозрительная и интроспективная психология в России в XIX – начале XX вв.: определение понятий, границы направлений c. 755-765

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.9.68584

Аннотация: В статье рассматривается проблема становления российской психологии в XIX - начале XX вв. Анализируются подходы отечественных историков психологии на структуру психологии в России этого периода. Авторы отмечают отсутствие единого терминологического поля и представления о содержании направлений психологической науки. Традиционная классификация, выделяющая экспериментальную, эмпирическую и религиозно-философскую психологию нечувствительна к тем ученым и их концепциям, которые работали сразу в нескольких направлениях или в декларируемых позициях придерживались одних взглядов, но в своих работах пользовались другими идеями. Авторы предлагают собственную классификацию направлений в психологии в России в XIX - начале XX вв., основанную на доминирующем методе получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент и измерение): умозрительная психология, интроспективная психология и экспериментальная психология. В статье авторы подробно рассматривают только умозрительную и интроспективную психологии, т.к. относительно этих направлений, их представителей, концепций, а также самих методов (умозрение и интроспекция) существует наибольшая неопределенность и неясность. Методами данного историко-психологического исследования являются структурно-аналитический метод и метод анализа категориально-понятийного аппарата. Данное теоретическое исследование является методологическим, осмысляющим подходы представителей умозрительной и интроспективной психологии относительно предмета и метода психологии. Авторы разработали собственную классификацию направлений российской психологической науки в XIX - начале XX вв., предложив новое основание – метод получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент). В каждом направлении были выделены два вектора, соответствующие определенному представлению о природе предмета психологии: субстанциональная психология (душа как самостоятельная субстанция) и функциональная психология (психика как функция мозга и нервной системы). В окончательном виде классификация выглядит следующим образом: 1) умозрительная субстанциональная психология и умозрительная функциональная психология; 2) интроспективная субстанциональная психология и интроспективная функциональная психология; 3) экспериментальная субстанциональная психология и экспериментальная функциональная психология.
Бескова И.А. - Динамика смыслов в когнитивном развитии человека

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.8.16037

Аннотация: В статье исследуется проблема динамики смыслов с самых ранних стадий онтогенетического развития. Предлагаемое исследование в качестве отправной точки имеет позицию принципиальной значимости различения дуального и недвойственного подхода к истолкованию происходящего в когнитивной эволюции. Показывается, что привнесение дуального подхода в истолкование процессов когнитивного развития ребенка лишает возможности адекватно представить динамику когнитивных способностей, а также сопутствующие этому процессу трансформации смыслов. Отказ от adult-culture-центристской позиции позволяет обосновать, что даже на стадии младенчества смыслы представлены, просто их природа очень отличается от того, что знакомо взрослому человеку по его опыту познавательной деятельности. Изучению предшествует рассмотрение ряда методологических вопросов, позволяющих сделать такой анализ менее зависящим от неявно привносимых ограничений и установок, имеющих статус методологических стереотипов. В частности, обсуждаются последствия adult-culture-центристской позиции в выявлении значимых аспектов развития ребенка, показывается, к каким искажениям картины когнитивной эволюции это может приводить. Обосновано, что то понимание смысла, которое стало общим местом в современной науке, представляет собой поверхностный слой проявления глубинного смысла. Последний может быть репрезентирован как объемный паттерн связности, рождающийся в мгновение установления недуальной целостности и обладающий качествами полноты, синкретичности, полимодальности, недуальной целостности.
Бескова И.А. - Динамика смыслов в когнитивном развитии человека c. 771-786

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.8.66991

Аннотация: В статье исследуется проблема динамики смыслов с самых ранних стадий онтогенетического развития. Предлагаемое исследование в качестве отправной точки имеет позицию принципиальной значимости различения дуального и недвойственного подхода к истолкованию происходящего в когнитивной эволюции. Показывается, что привнесение дуального подхода в истолкование процессов когнитивного развития ребенка лишает возможности адекватно представить динамику когнитивных способностей, а также сопутствующие этому процессу трансформации смыслов. Отказ от adult-culture-центристской позиции позволяет обосновать, что даже на стадии младенчества смыслы представлены, просто их природа очень отличается от того, что знакомо взрослому человеку по его опыту познавательной деятельности. Изучению предшествует рассмотрение ряда методологических вопросов, позволяющих сделать такой анализ менее зависящим от неявно привносимых ограничений и установок, имеющих статус методологических стереотипов. В частности, обсуждаются последствия adult-culture-центристской позиции в выявлении значимых аспектов развития ребенка, показывается, к каким искажениям картины когнитивной эволюции это может приводить. Обосновано, что то понимание смысла, которое стало общим местом в современной науке, представляет собой поверхностный слой проявления глубинного смысла. Последний может быть репрезентирован как объемный паттерн связности, рождающийся в мгновение установления недуальной целостности и обладающий качествами полноты, синкретичности, полимодальности, недуальной целостности.
Звонова Е.Е. - Анорексия и булимия: артишок для философа

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.8.8111

Аннотация: В статье осуществляется попытка освещения философских, прежде всего, этических проблем, связанных с анорексией, булимией и их лечением. Отталкиваясь от книги Симоны Джордано «Понимание пищевых расстройств: концептуальные и этические исследования лечения нервной анорексии и булимии», автор предлагает оригинальное решение вопроса о степени ограничения автономии больных расстройствами пищевого поведения. Приводятся факты, свидетельствующие о том, что их автономия не ограничена наличествующими у них в ряде случаев когнитивными нарушениями, и, соответственно, мнение Джордано о возможности приложения принципа слабого патернализма применительно к данному случаю на этом основании едва ли можно счесть справедливым. Автор в целом поддерживает ту точку зрения, согласно которой одним из основных факторов возникновения анорексии и булимии является бессознательное усвоение определенных ценностей (ценности трансценденции, преодоления притязаний материи, символом которых выступает легкость, худоба). Дается указание на неверифицируемую природу ценностей (которую Джордано не учитывает) и следующую из этого невозможность признать ценности больных «некорректными», а потому неаутентичными и на этом основании применить патернализм. Автор в результате исследования приходит к выводу о недопустимости ограничения свободы выбора и действия жертв анорексии и булимии, который имеет большое значение, прежде всего, для практики лечения указанных расстройств пищевого поведения.
Попова О.В. - Феномен «голой жизни» в контексте конструирования смерти человека

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.8.12448

Аннотация: В статье проводится аналогия между сущностными характеристиками пространства лагеря и палаты интенсивной терапии современной больницы. Лагерь рассматривается как биополитическая матрица современного мира, структура, порождающая феномен жизни, лишенной политической воли и права голоса («голой жизни» - в терминологии Дж. Агамбена. В статье исследуется, каким образом стратегия формирования «голой жизни» определяет этико-гносеологический формат отношения к пациенту с диагнозом «смерти мозга». Процесс конструирования отношения к смерти сопряжен с выстраиванием деонтологии умирания, соответствующей парадигме смерти, разделяемой сообществом. В технологически развитом мире она оказывается подключена к закону воспроизводства человеческих ресурсов и обмена социальными благами (донорства) Используется методология междисциплинарных исследований: анализ проблем современной медицины (в частности, проблем донорства и смерти мозга) проводится путем привлечения философского понятийно-категориального аппарата. В статье впервые в отечественной философии продемонстрировано влияние представлений о «голой жизни» на формирование дискурсивного поля и тезауруса современной философии сознания, а также показано, что настороженное отношение к донорству и констатации смерти мозга вызывается воздействием различных культурных феноменов: художественной литературы, произведений кинематографии, изобразительного искусства и т.д. Они обращены к массовому читателю (зрителю), способствуя формированию общественного мнения относительно жизни и смерти и должны быть осмыслены, чтобы дать адекватные ответы на проблемы, волнующие массовое сознание.
Попова О.В. - Феномен «голой жизни» в контексте конструирования смерти человека c. 813-820

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.8.65384

Аннотация: В статье проводится аналогия между сущностными характеристиками пространства лагеря и палаты интенсивной терапии современной больницы. Лагерь рассматривается как биополитическая матрица современного мира, структура, порождающая феномен жизни, лишенной политической воли и права голоса («голой жизни» - в терминологии Дж. Агамбена. В статье исследуется, каким образом стратегия формирования «голой жизни» определяет этико-гносеологический формат отношения к пациенту с диагнозом «смерти мозга». Процесс конструирования отношения к смерти сопряжен с выстраиванием деонтологии умирания, соответствующей парадигме смерти, разделяемой сообществом. В технологически развитом мире она оказывается подключена к закону воспроизводства человеческих ресурсов и обмена социальными благами (донорства) Используется методология междисциплинарных исследований: анализ проблем современной медицины (в частности, проблем донорства и смерти мозга) проводится путем привлечения философского понятийно-категориального аппарата. В статье впервые в отечественной философии продемонстрировано влияние представлений о «голой жизни» на формирование дискурсивного поля и тезауруса современной философии сознания, а также показано, что настороженное отношение к донорству и констатации смерти мозга вызывается воздействием различных культурных феноменов: художественной литературы, произведений кинематографии, изобразительного искусства и т.д. Они обращены к массовому читателю (зрителю), способствуя формированию общественного мнения относительно жизни и смерти и должны быть осмыслены, чтобы дать адекватные ответы на проблемы, волнующие массовое сознание.
А.О. Карпов - Лики Ренессанса: диспозитивные стратегии, психотехники и семиозис. Часть 2 (окончание) c. 825-835

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.9.63226

Аннотация: В статье изложена история символических полей эпохи Ренессанса, которая выстраивается на основе диспозитивной концептуализации М. Фуко и оригинальной теории эпистемогенеза, разработанной автором. Выявляются диспозитивные стратегии, психотехники и семиотические процессы, связывающие ренессансных творцов и «обывателей». Показана система диспозитивных трансформаций, обусловленных изменением внутреннего содержания символа «обновление» в период X-XVI вв. Действуя как эпистемическая вещь, наделенная семантически сложным культурным имплантом, символ «обновление» вызывает к жизни гетерогенную серию диспозитивов, которые производят психокультурные феномены, известные под именами «Возрождение», «Реформация», «гуманизм» и «социальная утопия». На основе двучастности символа «renasci» обсуждаются дифференциации в духовных практиках позднего средневековья, которые ведут к расщеплению «обновленческого» диспозитива в «ренессансный» и «реформационный». Показано, что исторические процессы при этом протекают скорее через диспозитивный генез, а не культурный разрыв. Череда диспозитивных трансформаций выстраивает психокультурное движение ренессансной эпохи и несет в себе объяснение того, почему события развивались так, а не иначе.
Тестов Д.Ф. - Фигуры транса, игры и безумия в антропологии Г. Бейтсона

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.9.15888

Аннотация: Статья посвящена проблеме соотношения антропологии и психиатрии Грегори Бейтсона. Принципиально междисциплинарный характер исследований этого учёного, включающих антропологию, кибернетику, теорию коммуникации, психиатрию, этологию и эволюционную теорию, остро ставит вопрос о преемственности и взаимосвязи между различными направлениями его исследовательского проекта. Автор настоящей статьи концентрирует внимание на анализе связи ранних визуально-антропологических исследований Бейтсона на о. Бали с более поздними клиническими исследованиями шизофрении в Пало-Альто, приведших к формулировке теории двойного послания (double bind). Методология исследования предполагает анализ визуально-антропологического документа на предмет повторяющихся паттернов, сопоставимых с паттернами клинических иллюстраций. Обнаружение сюжетных подобий между ритуальной драмой и клиническими примерами инициирует рассмотрение корреляций между центральными фигурами ритуальной и клинической ситуации. В результате проведённого исследования было обнаружено, что один из ключевых клинических примеров Бейтсона, иллюстрирующий действие двойного послания (double bind), является инверсией фрагмента, заснятой им и М. Мид ранее, балийской мистерии, что подталкивает к пересмотру концепции double bind и коммуникативной теории шизофрении Бейтсона в целом.
Тестов Д.Ф. - Фигуры транса, игры и безумия в антропологии Г. Бейтсона c. 879-890

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.9.67107

Аннотация: Статья посвящена проблеме соотношения антропологии и психиатрии Грегори Бейтсона. Принципиально междисциплинарный характер исследований этого учёного, включающих антропологию, кибернетику, теорию коммуникации, психиатрию, этологию и эволюционную теорию, остро ставит вопрос о преемственности и взаимосвязи между различными направлениями его исследовательского проекта. Автор настоящей статьи концентрирует внимание на анализе связи ранних визуально-антропологических исследований Бейтсона на о. Бали с более поздними клиническими исследованиями шизофрении в Пало-Альто, приведших к формулировке теории двойного послания (double bind). Методология исследования предполагает анализ визуально-антропологического документа на предмет повторяющихся паттернов, сопоставимых с паттернами клинических иллюстраций. Обнаружение сюжетных подобий между ритуальной драмой и клиническими примерами инициирует рассмотрение корреляций между центральными фигурами ритуальной и клинической ситуации. В результате проведённого исследования было обнаружено, что один из ключевых клинических примеров Бейтсона, иллюстрирующий действие двойного послания (double bind), является инверсией фрагмента, заснятой им и М. Мид ранее, балийской мистерии, что подталкивает к пересмотру концепции double bind и коммуникативной теории шизофрении Бейтсона в целом.
Бойко М.Е. - Характерологическая редукция: характеры акторов в фактуальном и вымышленном дискурсах

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.10.9263

Аннотация: В статье дается логическое обобщение термина «характер», позволяющее применять его не только к людям, но и к акторам — как фактуальным, так и вымышленным. Очерчивается новая исследовательская область, которую предлагается называть «характерологией акторов». Закладываются основы структурно-герменевтического анализа характеров акторов. Доказывается, что в каждой процедуре определения характера человека как необходимый этап присутствует характерологическая редукция, т. е. сведение динамичного многообразия характерологических признаков человека к статичному дискретному набору, зафиксированному в некотором повествовании. Новый подход проливает свет на природу и функции характерологической редукции. Сколько бы дискретных характерологических признаков мы не выявили с помощью формализованных и малоформализованных методик — это исчезающе малая капля в бездонном океане. Континуальное характерологическое содержание ускользает от самого тщательного дискретного анализа и от описания на естественном вербальном языке. Посредством характерологической редукции преодолевается логический разрыв между дискретным и континуальным.
Бойко М.Е. - Характерологическая редукция: характеры акторов в фактуальном и вымышленном дискурсах c. 926-933

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.10.63400

Аннотация: В статье дается логическое обобщение термина «характер», позволяющее применять его не только к людям, но и к акторам — как фактуальным, так и вымышленным. Очерчивается новая исследовательская область, которую предлагается называть «характерологией акторов». Закладываются основы структурно-герменевтического анализа характеров акторов. Доказывается, что в каждой процедуре определения характера человека как необходимый этап присутствует характерологическая редукция, т. е. сведение динамичного многообразия характерологических признаков человека к статичному дискретному набору, зафиксированному в некотором повествовании. Новый подход проливает свет на природу и функции характерологической редукции. Сколько бы дискретных характерологических признаков мы не выявили с помощью формализованных и малоформализованных методик — это исчезающе малая капля в бездонном океане. Континуальное характерологическое содержание ускользает от самого тщательного дискретного анализа и от описания на естественном вербальном языке. Посредством характерологической редукции преодолевается логический разрыв между дискретным и континуальным.
Баринов Д.Н. - Социальный страх как явление общественного сознания

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.9.12944

Аннотация: В статье рассматривается социальный страх как явление общественного сознания. Целью исследования является установление места и роли социального страха в структуре общественного сознания. Раскрывается специфика социальных страхов как духовного феномена, как социально-психологического состояния, способного выступать предпосылкой развития активности субъекта общественного сознания. Анализ опирается на традиционную для отечественных социальных наук теоретическую модель общественного сознания, предполагающего выделение его уровней, форм, а также взаимосвязей общественного сознания с другими явлениями духовной жизни общества. Основой анализа является социально-философская концепция духовной сферы общества, общественного сознания, давшая концептуальную модель изучения социальных страхов в духовной сфере общества. Делается вывод о том, что социальные страхи отражают закономерности соотношения эмоционального и рационального, теоретического и обыденного в общественном сознании, его форм, а также духовной и других сфер общества. Репертуар и иерархия социальных страхов определяется иерархией форм общественного сознания в тот или иной исторический период развития общества.
Баринов Д.Н. - Социальный страх как явление общественного сознания c. 942-951

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.9.65503

Аннотация: В статье рассматривается социальный страх как явление общественного сознания. Целью исследования является установление места и роли социального страха в структуре общественного сознания. Раскрывается специфика социальных страхов как духовного феномена, как социально-психологического состояния, способного выступать предпосылкой развития активности субъекта общественного сознания. Анализ опирается на традиционную для отечественных социальных наук теоретическую модель общественного сознания, предполагающего выделение его уровней, форм, а также взаимосвязей общественного сознания с другими явлениями духовной жизни общества. Основой анализа является социально-философская концепция духовной сферы общества, общественного сознания, давшая концептуальную модель изучения социальных страхов в духовной сфере общества. Делается вывод о том, что социальные страхи отражают закономерности соотношения эмоционального и рационального, теоретического и обыденного в общественном сознании, его форм, а также духовной и других сфер общества. Репертуар и иерархия социальных страхов определяется иерархией форм общественного сознания в тот или иной исторический период развития общества.
Чижков С.Л. - Идея личности и ее достоинства у Владимира Соловьева. К вопросу об этико-философских основаниях либерализма.

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.10.16677

Аннотация: В статье на материале главного философского сочинения Владимира Соловьева "Оправдание добра" рассматривается вопрос о значении его идей о свободе и достоинстве человека для разработки ключевых положений либеральной этико-философской доктрины. Традиционно считается, что Соловьев стал провозвестником социального либерализма, установив право на достойное человеческое существование в качестве фундаментального права человека. Данное право обычно рассматривается в контексте вопросов перераспределения общественного богатства и социальных функций государства. Однако внимательное прочтение самого Соловьева показывает, что он, строго говоря, имел в виду отнюдь не утилитарные аспекты человеческого существования и даже не правовые, а именно нравственные его аспекты, касающиеся в первую очередь права человека быть источником, целью и смыслом общественного развития, а не его средством. Анализ ключевых положений "Оправдания добра" показывает, что идея человеческого достоинства тесно связана с идеей свободы: достойное существование и само достоинство личности основывается на способности человека свободно и без какого-либо внешнего принуждения выбирать именно добро, в то время как у него всегда есть возможность поступить иначе. В статье показана логика взаимосвязи свободы, нравственности и человеческого достоинства. Фундаментальные ценности либерализма получают у него подлинное этико-философское обоснование. Для него свобода и достоинство человека — это основание и результат всемирного процесса развития добра как совокупного процесса нравственного возвышения человека и человечества.
Чижков С.Л. - Идея личности и ее достоинства у Владимира Соловьева. К вопросу об этико-философских основаниях либерализма. c. 1000-1009

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.10.67162

Аннотация: В статье на материале главного философского сочинения Владимира Соловьева "Оправдание добра" рассматривается вопрос о значении его идей о свободе и достоинстве человека для разработки ключевых положений либеральной этико-философской доктрины. Традиционно считается, что Соловьев стал провозвестником социального либерализма, установив право на достойное человеческое существование в качестве фундаментального права человека. Данное право обычно рассматривается в контексте вопросов перераспределения общественного богатства и социальных функций государства. Однако внимательное прочтение самого Соловьева показывает, что он, строго говоря, имел в виду отнюдь не утилитарные аспекты человеческого существования и даже не правовые, а именно нравственные его аспекты, касающиеся в первую очередь права человека быть источником, целью и смыслом общественного развития, а не его средством. Анализ ключевых положений "Оправдания добра" показывает, что идея человеческого достоинства тесно связана с идеей свободы: достойное существование и само достоинство личности основывается на способности человека свободно и без какого-либо внешнего принуждения выбирать именно добро, в то время как у него всегда есть возможность поступить иначе. В статье показана логика взаимосвязи свободы, нравственности и человеческого достоинства. Фундаментальные ценности либерализма получают у него подлинное этико-философское обоснование. Для него свобода и достоинство человека — это основание и результат всемирного процесса развития добра как совокупного процесса нравственного возвышения человека и человечества.
Кудаев А.Е. - Психоанализ культуры Зигмунда Фрейда

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.10.13054

Аннотация: В статье рассматривается одна из важнейших проблем творческого наследия З. Фрейда – психоаналитическая концепция культуры. Реконструируются основные, базовые ее положения, на которых, как на своем фундаменте, и будет выстраиваться все здание фрейдовской теории культуры. Анализируются вопросы о взаимосвязи психоанализа и культуры; об определении культуры, ее «основах» и, наконец, один из важнейших в психоанализе – вопрос о происхождении культуры, поскольку, согласно Фрейду, лишь обращение к истокам и позволяет выявить бессознательное самой культуры, в контексте которого только и могут быть поняты все исторические состояния культуры, постигнут ее сокровенный внутренний смысл, что и составляло главную задачу культурологических устремлений З. Фрейда. Реконструкция носит комплексный характер, находясь на стыке психоанализа, культурологии, философии, религиоведения, истории, что и определило применяемую комплексную историко-философскую и психоаналитическо-культурологическую методологию. Специфика материала обусловила применение феноменологического, герменевтического, компаративистского подходов к осмыслению рассматриваемых феноменов, нашедших отражение в самых различных текстах З. Фрейда, повлиявших на формирование его психоаналитической концепции культуры. Научная новизна статьи заключается в авторской реконструкции основополагающих, базовых положений фрейдовского психоанализа культуры. Несмотря на всю важность и значение этой проблемы в творческом наследии Фрейда, он не оставил ее систематического изложения. У него нет специальной работы, в которой были бы сведены воедино и последовательно выстроены все его многочисленные высказывания, суждения и оценки, имеющие прямое отношение к данной проблематике. Поэтому психоаналитическая концепция культуры Фрейда – именно как целостная система – может быть представлена только в реконструированном виде. На осмысление указанных первооснов и направлена данная статья, которая таким образом может рассматриваться как один из возможных вариантов подобной реконструкции, приближающих нас к аутентичному ее постижению.
Кудаев А.Е. - Психоанализ культуры Зигмунда Фрейда c. 1033-1048

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.10.65655

Аннотация: В статье рассматривается одна из важнейших проблем творческого наследия З. Фрейда – психоаналитическая концепция культуры. Реконструируются основные, базовые ее положения, на которых, как на своем фундаменте, и будет выстраиваться все здание фрейдовской теории культуры. Анализируются вопросы о взаимосвязи психоанализа и культуры; об определении культуры, ее «основах» и, наконец, один из важнейших в психоанализе – вопрос о происхождении культуры, поскольку, согласно Фрейду, лишь обращение к истокам и позволяет выявить бессознательное самой культуры, в контексте которого только и могут быть поняты все исторические состояния культуры, постигнут ее сокровенный внутренний смысл, что и составляло главную задачу культурологических устремлений З. Фрейда. Реконструкция носит комплексный характер, находясь на стыке психоанализа, культурологии, философии, религиоведения, истории, что и определило применяемую комплексную историко-философскую и психоаналитическо-культурологическую методологию. Специфика материала обусловила применение феноменологического, герменевтического, компаративистского подходов к осмыслению рассматриваемых феноменов, нашедших отражение в самых различных текстах З. Фрейда, повлиявших на формирование его психоаналитической концепции культуры. Научная новизна статьи заключается в авторской реконструкции основополагающих, базовых положений фрейдовского психоанализа культуры. Несмотря на всю важность и значение этой проблемы в творческом наследии Фрейда, он не оставил ее систематического изложения. У него нет специальной работы, в которой были бы сведены воедино и последовательно выстроены все его многочисленные высказывания, суждения и оценки, имеющие прямое отношение к данной проблематике. Поэтому психоаналитическая концепция культуры Фрейда – именно как целостная система – может быть представлена только в реконструированном виде. На осмысление указанных первооснов и направлена данная статья, которая таким образом может рассматриваться как один из возможных вариантов подобной реконструкции, приближающих нас к аутентичному ее постижению.
Герасимова И.А. - Принятие решения: логика и психология

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.11.10209

Аннотация: Проводится сравнительный анализ мотивов и механизмов выбора в процедурах принятия решений. На основании междисциплинарного анализа эволюционных, когнитивных и историко-философских аспектов делается вывод о дополнительности предсознательных и сознательных факторов, влияющих на выбор. В контексте актуальных проблем межкультурных коммуникаций, философии творчества обсуждается вопрос философского обоснования логики и роли логических средств в принятии решения. Выделяются эволюционные факторы, способствовавшие становлению определенности и сознательности в выборе. На формирование аналитического мышления оказали влияние морально-религиозные установки в зороастризме, искусство ведения полемики в античности, деятельность софистов и реакция Платона и Аристотеля, стоическое учение о чувственной предметности и значении логики. Обсуждаются возможности предметно-образного и понятийного мышления в принятии решения. Роль принципа противоречия в принятии решения усматривается в четком разделении истины и лжи, что имеет особую прагматическую ценность в жизненных ситуациях выбора. Определенность принципов классической логики складывалась в ходе когнитивной эволюции.
Герасимова И.А. - Принятие решения: логика и психология c. 1055-1065

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.11.63517

Аннотация: Проводится сравнительный анализ мотивов и механизмов выбора в процедурах принятия решений. На основании междисциплинарного анализа эволюционных, когнитивных и историко-философских аспектов делается вывод о дополнительности предсознательных и сознательных факторов, влияющих на выбор. В контексте актуальных проблем межкультурных коммуникаций, философии творчества обсуждается вопрос философского обоснования логики и роли логических средств в принятии решения. Выделяются эволюционные факторы, способствовавшие становлению определенности и сознательности в выборе. На формирование аналитического мышления оказали влияние морально-религиозные установки в зороастризме, искусство ведения полемики в античности, деятельность софистов и реакция Платона и Аристотеля, стоическое учение о чувственной предметности и значении логики. Обсуждаются возможности предметно-образного и понятийного мышления в принятии решения. Роль принципа противоречия в принятии решения усматривается в четком разделении истины и лжи, что имеет особую прагматическую ценность в жизненных ситуациях выбора. Определенность принципов классической логики складывалась в ходе когнитивной эволюции.
Игнатенко А.С. - Эволюция идеи психического развития: от Фрейда к Делёзу

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.11.16554

Аннотация: В статье прослеживается эволюция концепта психического развития от его разработки в теории психоанализа З. Фрейда до варианта, предложенного в философии Ж. Делёза с учетом влияний аналитической психологии К.Г. Юнга, структурного психоанализа Ж. Лакана, антипсихиатрии М. Фуко и других. Исследуется междисциплинарная область, сформированная психоанализом, психиатрией, психологией, философией языка, лингвистикой, философией и литературной критикой, в которой понятие психического развития раскрывается в своих взаимодополняющих аспектах. Выявляются недостатки фрейдовской теории психического развития и способ их корректировки Делёзом. В исследовании задействован метод сравнительного анализа предварительно реконструированных концептуальных систем Фрейда и Делёза. При реконструкции системы мысли Делёза используется трансдисциплинарный подход. Делается вывод об инструменталистском понимании Делёзом назначения образования "Я"; целью психического развития является, в конечном итоге, релятивизация "Я", выход в безличное и доиндивидуальное состояние, в котором пространство и время перестают быть непреодолимыми границами для самоотождествления. Автор статьи выдвигает несколько оригинальных идей, в том числе - об эволюционистском характере философии М. Фуко, об отсутствии в философии Делёза апологетики психопатологии, которую он использует лишь как аналогию своего состояния безличного и доиндивидуального, и другие.
Игнатенко А.С. - Эволюция идеи психического развития: от Фрейда к Делёзу c. 1127-1136

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.11.67211

Аннотация: В статье прослеживается эволюция концепта психического развития от его разработки в теории психоанализа З. Фрейда до варианта, предложенного в философии Ж. Делёза с учетом влияний аналитической психологии К.Г. Юнга, структурного психоанализа Ж. Лакана, антипсихиатрии М. Фуко и других. Исследуется междисциплинарная область, сформированная психоанализом, психиатрией, психологией, философией языка, лингвистикой, философией и литературной критикой, в которой понятие психического развития раскрывается в своих взаимодополняющих аспектах. Выявляются недостатки фрейдовской теории психического развития и способ их корректировки Делёзом. В исследовании задействован метод сравнительного анализа предварительно реконструированных концептуальных систем Фрейда и Делёза. При реконструкции системы мысли Делёза используется трансдисциплинарный подход. Делается вывод об инструменталистском понимании Делёзом назначения образования "Я"; целью психического развития является, в конечном итоге, релятивизация "Я", выход в безличное и доиндивидуальное состояние, в котором пространство и время перестают быть непреодолимыми границами для самоотождествления. Автор статьи выдвигает несколько оригинальных идей, в том числе - об эволюционистском характере философии М. Фуко, об отсутствии в философии Делёза апологетики психопатологии, которую он использует лишь как аналогию своего состояния безличного и доиндивидуального, и другие.
Консон Г.Р. - Дориан Грей — убийца-интеллектуал в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.11.12973

Аннотация: Предмет исследования составляет процесс деградации личности Дориана Грея из ангелической в преступно-демоническую. Процесс этот показателен своей связью с трансценденцией, которая здесь является датчиком моральных устоев главного героя, при нарушении которых трансценденция в его сознании начинает конкретизироваться и, словно вочеловечиваясь, приобретает реальную силу катастрофического ожидания нравственного возмездия. В связи с этим внимание автора исследования фокусируется на фактическом преображении Дориана в дьявола. Такая метаморфоза становится возможной благодаря характерному для европейской культуры феномену двойничества, основанному на явлении бинарного архетипа. Метод исследования характеризуется комплексным подходом, в котором участвуют этико-философский, психологический, литературный и музыковедческий типы анализа. Научная новизна работы состоит в новой концепции исследования — трактовке Дориана Грея как источника бинарного архетипа человека-дьявола, в котором одна из составляющих — человек — превращается в монстра и в своих демонических намерениях оказывается страшнее своего двойника, а его панэстетизм становится не чем иным, как эстетикой жестокости. Кроме того, новизна статьи проявилась в музыковедческом осмыслении развития образа Дориана, которое, в соответствии с замыслом автора всякий раз по-новому освещать тему-образ, раскрывает внешний неизменный облик героя (план содержания) и внутренний, кардинально трансформированный (план выражения). В итоге анализа автор приходит к выводу, что Дориан — законченная ариманическая личность, киллер-одиночка с «двойным дном»: эстет, реализующий себя в пороке и слывущий в обществе светским львом (разновидность сверхчеловека), представляясь вначале как небрежный тип преступника, а затем — как «профессиональный» с психологией экс-трапунитивного жестокого человека.
Консон Г.Р. - Дориан Грей — убийца-интеллектуал в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» c. 1153-1161

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.11.65786

Аннотация: Предмет исследования составляет процесс деградации личности Дориана Грея из ангелической в преступно-демоническую. Процесс этот показателен своей связью с трансценденцией, которая здесь является датчиком моральных устоев главного героя, при нарушении которых трансценденция в его сознании начинает конкретизироваться и, словно вочеловечиваясь, приобретает реальную силу катастрофического ожидания нравственного возмездия. В связи с этим внимание автора исследования фокусируется на фактическом преображении Дориана в дьявола. Такая метаморфоза становится возможной благодаря характерному для европейской культуры феномену двойничества, основанному на явлении бинарного архетипа. Метод исследования характеризуется комплексным подходом, в котором участвуют этико-философский, психологический, литературный и музыковедческий типы анализа. Научная новизна работы состоит в новой концепции исследования — трактовке Дориана Грея как источника бинарного архетипа человека-дьявола, в котором одна из составляющих — человек — превращается в монстра и в своих демонических намерениях оказывается страшнее своего двойника, а его панэстетизм становится не чем иным, как эстетикой жестокости. Кроме того, новизна статьи проявилась в музыковедческом осмыслении развития образа Дориана, которое, в соответствии с замыслом автора всякий раз по-новому освещать тему-образ, раскрывает внешний неизменный облик героя (план содержания) и внутренний, кардинально трансформированный (план выражения). В итоге анализа автор приходит к выводу, что Дориан — законченная ариманическая личность, киллер-одиночка с «двойным дном»: эстет, реализующий себя в пороке и слывущий в обществе светским львом (разновидность сверхчеловека), представляясь вначале как небрежный тип преступника, а затем — как «профессиональный» с психологией экс-трапунитивного жестокого человека.
Сукиасян С.Г. - Стратегии поведения человека: анимистические и антропоморфные корни

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.12.17347

Аннотация: Предмет настоящего исследования является категория «стратегия поведения» как аспект понимания природы и психики человека в контексте их возникновения и развития. Автором проведен анализ наиболее известных, эволюционно значимых стратегий поведения человека, так или иначе объясняющих формы поведения человека. Многообразие этих стратегий автор рассматривает как некий континуум, обусловленный взаимодействием и взаимовлиянием биологической и социальной природы человека. При этом автор не сводит социальное в человеке к его биологии, но выводит социальное в человеке исключительно из его биологии Для понимания разрабатываемой концепции развития психики автор обратился к понятию «эволюционно стабильная стратегия поведения», которую развивали психобиологи. Работа теоретическая и основана на анализе категориальных понятий и подходов, принятых в психологии и психиатрии. В статье представлен оригинальный подход автора к пониманию природы и психики человека. При этом исходит из того, что суть любого человеческого феномена проявляется в его крайностях, в данном случае в психозах. Многообразие форм поведения человека сводится к следующим четырем типам: агонистическое, кооперативное, альтруистическое и эгоистическое. Представлен анализ каждой из форм поведенческих стратегий. Автор предполагает, что понять человека, его природу можно через понимание его социального поведения, которое он рассматривает под углом зрения группового и общественного поведения животных, проводя аналогии в моделях животного и человеческого поведения. Раскрыта эволюционная роль некоторых психологических категорий. Автор развивает идею антропоморфизации животных и анимализации человека. Становление вида Homo Sapiens осуществляется через его инстинктивную природу, опосредованную социальными отношениями и взаимодействием с внешними факторами. Автор предполагает, что на современном этапе своего развития человек утратил ряд биологических механизмов регулирования генетической структуры популяции, заменив их социальными механизмами: институтами, выполняющими запретительные, карательные функции в виде моральных норм, законов, уголовного кодекса. Иными словами иерархически более старый механизм (или пласт) уступил место более новому механизму, но, при этом, он сохранился в «неактивном состоянии». Психические проявления, социальные и моральные нормы и принципы, законы, регулирующие общественную жизнь в своем глубинном значении являются диктатом биологической и физической (косной) природы.
Сукиасян С.Г. - Стратегии поведения человека: анимистические и антропоморфные корни c. 1220-1233

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.12.67378

Аннотация: Предмет настоящего исследования является категория «стратегия поведения» как аспект понимания природы и психики человека в контексте их возникновения и развития. Автором проведен анализ наиболее известных, эволюционно значимых стратегий поведения человека, так или иначе объясняющих формы поведения человека. Многообразие этих стратегий автор рассматривает как некий континуум, обусловленный взаимодействием и взаимовлиянием биологической и социальной природы человека. При этом автор не сводит социальное в человеке к его биологии, но выводит социальное в человеке исключительно из его биологии Для понимания разрабатываемой концепции развития психики автор обратился к понятию «эволюционно стабильная стратегия поведения», которую развивали психобиологи. Работа теоретическая и основана на анализе категориальных понятий и подходов, принятых в психологии и психиатрии. В статье представлен оригинальный подход автора к пониманию природы и психики человека. При этом исходит из того, что суть любого человеческого феномена проявляется в его крайностях, в данном случае в психозах. Многообразие форм поведения человека сводится к следующим четырем типам: агонистическое, кооперативное, альтруистическое и эгоистическое. Представлен анализ каждой из форм поведенческих стратегий. Автор предполагает, что понять человека, его природу можно через понимание его социального поведения, которое он рассматривает под углом зрения группового и общественного поведения животных, проводя аналогии в моделях животного и человеческого поведения. Раскрыта эволюционная роль некоторых психологических категорий. Автор развивает идею антропоморфизации животных и анимализации человека. Становление вида Homo Sapiens осуществляется через его инстинктивную природу, опосредованную социальными отношениями и взаимодействием с внешними факторами. Автор предполагает, что на современном этапе своего развития человек утратил ряд биологических механизмов регулирования генетической структуры популяции, заменив их социальными механизмами: институтами, выполняющими запретительные, карательные функции в виде моральных норм, законов, уголовного кодекса. Иными словами иерархически более старый механизм (или пласт) уступил место более новому механизму, но, при этом, он сохранился в «неактивном состоянии». Психические проявления, социальные и моральные нормы и принципы, законы, регулирующие общественную жизнь в своем глубинном значении являются диктатом биологической и физической (косной) природы.
Игнатенко А.С. - Психоанализ и психоламаркизм

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.12.13347

Аннотация: В статье осуществлена реконструкция эволюционных оснований метапсихологии Фрейда, которые представляют собой синтез дарвиновских и ламаркистских идей в сочетании с основным законом Геккеля-Мюллера об онтогенезе как рекапитуляции филогенеза. Отслеживается трансформация эволюционной проблематики в работах последователей Фрейда на примерах Мелани Кляйн и Жака Лакана. Выявляется тенденция к утрате интереса к проблеме филогенетического развития (у Кляйн) и последующей критикой идеи развития онтогенетического у Лакана, что, впрочем, является крайностью, в целом не нашедшей поддержки основной массы аналитиков его поколения. для которых онтогенетическое развитие остается одним из опорных понятий психоаналитической теории. Одновременно отслеживается формирование междисциплинарной области психоанализа и лингвистики, основой которого как раз и является тезис о направлении филогенетического развития в направлении повышения способности к символизации, в которую позже вливается и философия, восстанавливающая в данной междисциплинарной области присутствие проблемы развития. Использован метод онтоэпистемологической реконструкции, в соответствии с которым любая (даже открыто отрицающая онтологию) концепция содержит ее в себе в силу системного характера философской теории и поддается выявлению (реконструкции). Опираясь на ряд исследований о влиянии эволюционизма дарвиновского и ламаркистского типов, автор провела оригинальное исследование с целью обнаружения аналогичных идей у М.Кляйн, Ж. Лакана, А. Грина, У. Биона, М. Фуко, Ж. Делёза и других. Был сделан вывод об истощении интереса к эволюционистской проблематике у последователей Фрейда, который связан с общим для эпистемологии этого периода переходом от реализма к конструктивизму, от позитивизма - к инструментализму. Данный переход в психоанализе нашел выражение в соответствующем изменении понимания природы центрального для психоанализа понятия - понятия Эдипова комплекса.
Игнатенко А.С. - Психоанализ и психоламаркизм c. 1282-1292

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.12.65932

Аннотация: В статье осуществлена реконструкция эволюционных оснований метапсихологии Фрейда, которые представляют собой синтез дарвиновских и ламаркистских идей в сочетании с основным законом Геккеля-Мюллера об онтогенезе как рекапитуляции филогенеза. Отслеживается трансформация эволюционной проблематики в работах последователей Фрейда на примерах Мелани Кляйн и Жака Лакана. Выявляется тенденция к утрате интереса к проблеме филогенетического развития (у Кляйн) и последующей критикой идеи развития онтогенетического у Лакана, что, впрочем, является крайностью, в целом не нашедшей поддержки основной массы аналитиков его поколения. для которых онтогенетическое развитие остается одним из опорных понятий психоаналитической теории. Одновременно отслеживается формирование междисциплинарной области психоанализа и лингвистики, основой которого как раз и является тезис о направлении филогенетического развития в направлении повышения способности к символизации, в которую позже вливается и философия, восстанавливающая в данной междисциплинарной области присутствие проблемы развития. Использован метод онтоэпистемологической реконструкции, в соответствии с которым любая (даже открыто отрицающая онтологию) концепция содержит ее в себе в силу системного характера философской теории и поддается выявлению (реконструкции). Опираясь на ряд исследований о влиянии эволюционизма дарвиновского и ламаркистского типов, автор провела оригинальное исследование с целью обнаружения аналогичных идей у М.Кляйн, Ж. Лакана, А. Грина, У. Биона, М. Фуко, Ж. Делёза и других. Был сделан вывод об истощении интереса к эволюционистской проблематике у последователей Фрейда, который связан с общим для эпистемологии этого периода переходом от реализма к конструктивизму, от позитивизма - к инструментализму. Данный переход в психоанализе нашел выражение в соответствующем изменении понимания природы центрального для психоанализа понятия - понятия Эдипова комплекса.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.