Философия и культура - рубрика Философия познания
по
Философия и культура
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Журнал "Философия и культура" > Рубрика "Философия познания"
Философия познания
Богданова В.О. - Эпистемология телесности: от модели «тело-протез» к модели «тело-сознание»
Аннотация: В статье обосновывается мысль о том, что сознание невозможно без тела, потеряв связь с телом, сознание лишается своей сути, исчезает базовое отношение «я – мир». Искусственный интеллект («цифровой протез» сознания) только имитирует данное отношение, поскольку оно не обусловлено никакой жизненной, адаптационной необходимостью. Поэтому совершенствование искусственного интеллекта неизбежно связано с наделением его «телесностью» в антропологическом понимании, что обеспечит его автономное существование в окружающей среде.
Старовойтов В.В. - Понятие «причины» у Юма и Канта
Аннотация: В статье рассматривается анализ понятия причины Юмом и Кантом в связи с необходимостью философского обоснования возможности научного знания. Невозможность опытного обоснования понятия причины породила скептицизм Юма и априоризм Канта.
Старовойтов В.В. - Понятие «причины» у Юма и Канта
Аннотация: В статье рассматривается анализ понятия причины Юмом и Кантом в связи с необходимостью философского обоснования возможности научного знания. Невозможность опытного обоснования понятия причины породила скептицизм Юма и априоризм Канта.
Борисенков А.А. - Феномен неявного знания
Аннотация: Раскрываются сущность, особенности и возможные виды неявного знания, а также его роль в познавательном процессе
Осипов-Гогоненков А.С. - Французский прагматизм и его решение проблемы объективности знания
Аннотация: Статья рассматривает феномен французского прагматизма руб. XIX-XX вв., в центре которого стоят проблемы субъективности реальности и относительности знания. Целью автора было показать, как французские прагматисты (Э. Леруа, Г. Мило, Ж. Вильбуа) решают означенную проблематику и выходят к новому рациональному пониманию научной объективности. Статья носит одновременно историко-философский и эпистемологический характер, представляя нетривиальные перспективы философии прагматизма.
Лисина Е.А. - Теория ритуала: современные концепции
Аннотация: Целью работы стало освещение наиболее значимых концепций ритуала в современной зарубежной науке. Автор рассматривает концепцию Ф.Сталя о «бессмысленности» ритуала, эпистемологию ритуального в работах К.Белл, этологическую теорию ритуала Р.Раппапорта, концепцию Р.Граймса о социальной значимости ритуала. Материалом исследования стали еще не переведенные на русский язык монографические работы указанных ученых. Обобщая опыт исследования ритуала в трудах наиболее авторитетных исследователей вопроса, автор приходит к следующему выводу. Работы виднейших современных теоретиков в области ритуала едины в понимании того, что ритуальность, признаваемая как ежедневная данность нашей реальности, является одним из наиболее мощных известных человеку механизмов противостояния потрясениям и катастрофам – как социально-политического, так и экологического характера. Результаты и материалы статьи могут быть использованы в исследованиях по теории ритуала, истории современной социально-философской мысли.
Оботурова Н.С. - Идея как концептуальный уровень познания в философии П.Д. Юркевича
Аннотация: В статье исследуется роль и значение философии П.Д. Юркевича в анализе идеи как концептуального философского уровня познания в контексте сопоставления им подходов к пониманию идеи в философии Платона, Аристотеля, И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля. Дана характеристика понимания Юркевичем идеи в отличие от представления и понятия как общечеловеческого сознания и познания мира, показано понимание им соотношения философского и научного мировоззрения.
Солоненко М.А. - Многоуровневый темпоральный мир и многообразие способов восприятия времени (Когнитивно-эволюционный подход к восприятию времени в творчестве)
Аннотация: В статье с точки зрения эволюционной эпистемологии и когнитивной науки анализируется одна из мало изученных философских проблем, каковой является проблема восприятия времени. В ходе анализа показывается неисчерпаемое многообразие мира и форм времени, раскрывается содержание такого высшего проявления человеческой жизнедеятельности и когнитивной активности человека, как творчество. Опираясь на новейшие исследования и экспериментальные результаты современных когнитивных наук, в статье показывается неразрывная связь творчества с восприятием времени и с особыми состояниями сознания, которые возникают в процессе творческой самореализации человека. В частности, с точки зрения эволюционной эпистемологии и когнитивной науки, автор статьи определяет творчество как некоторую инновационную сложность, которую человек создает с помощью восприятия событий внешнего мира и различных когнитивных состояний сознания в ходе решения нерешенной задачи или проблемы за какой-то экстремальный период времени.
Фатенков А.Н. - Вальтер Беньямин и Михаил Лифшиц в пространстве поэтической онтогносеологии
Аннотация: С позиции экзистенциальной философии выявляются и рассматриваются концептуальные параметры поэтической онтогносеологии, материалом к чему служит творческое наследие В. Беньямина и М.А. Лифшица.
Е.Н. Яковлев - Как рождалась современная парадигма? c. 0-0
Аннотация: Как отмечает автор, в современной литературе по существу нет работ, которые описывали бы рождение современной научной парадигмы в ее всеохватности. Замысел данной статьи и состоит в том, чтобы показать, как современная научная парадигма рождалась в разных областях знания.
Грибков А.А., Зеленский А.А. - Определение сознания, самосознания и субъектности в рамках информационной концепции c. 1-14

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.12.69095

EDN: VZRLGO

Аннотация: Статья посвящена исследованию природы сознания в рамках информационной концепции. В работе предлагается определение сознания, как информационной среды, в которой реализуется расширенная модель реальности. Процесс реализации указанной расширенной модели определяется как мышление. Результатом мышления становятся информационные объекты, образующие систему в виде информационной среды. Информационные объекты составляют отражения свойств реального мира, причем не напрямую, а посредством трансляции через специальный объект – носитель сознания. В случае человеческого сознания таким носителем является человек (представленный в виде его нервной системы). В результате сознание можно квалифицировать как симулякр реальности, т.е. модель модели: информационной модели носителя сознания, в свою очередь являющегося средством физического моделирования реального «большого» мира.  Рассмотрены возможные механизмы, опосредующие мышление. Для этого вводятся два новых понятия: нейронная схема и нейрофизический паттерн. Нейронная схема объединяет нейроны, входящие в состав нейронной сети, для реализации определенной функции. Нейрофизический паттерн – совокупность нейронных схемы и режима их функционирования, обычно соответствующая какому-либо паттерну (шаблоны форм или отношений), распространенному в реальном мире. Предлагается подход к исследованию самосознания, основанный на локализации носителя сознания в многомерном пространстве состояний исходных реальных объектов, а также их отражений в виде информационных объектов. Эта локализация обеспечивается наличием обратных связей. Обобщая результаты исследования в статье констатируется следующая связь между сознанием, самосознанием и субъектностью: при определенных условиях (при локализации сознания в пространстве состояний носителя сознания) сознание приобретает свойство самосознания, частным случаем которого является самосознание, наделенное субъектностью. Если изменения, демонстрирующие связность информационных объектов в рамках сознания, инициируются внешними по отношению к носителю сознания факторами, то самосознание у него будет, а субъектность не сформируется. Если же инициатором таких же изменений выступает сам носитель сознания, то это означает наличие у него субъектности.
В.В. Старовойтов - Понятие «причины» у Юма и Канта. c. 8-13
Аннотация: В статье рассматривается анализ понятия причины Юмом и Кантом в связи с необходимостью философского обоснования возможности научного знания. Невозможность опытного обоснования понятия причины породила скептицизм Юма и априоризм Канта.
В.О. Богданова - Эпистемология телесности: от модели «тело-протез» к модели «тело-сознание». c. 9-19
Аннотация: В статье обосновывается мысль о том, что сознание невозможно без тела, потеряв связь с телом, сознание лишается своей сути, исчезает базовое отношение «я – мир». Искусственный интеллект («цифровой протез» сознания) только имитирует данное отношение, поскольку оно не обусловлено никакой жизненной, адаптационной необходимостью. Поэтому совершенствование искусственного интеллекта неизбежно связано с наделением его «телесностью» в антропологическом понимании, что обеспечит его автономное существование в окружающей среде.
Стригин М.Б. - Онтология метафоры: путь от апофатики к катафатике в когнитивном пути к Богу c. 11-28

DOI:
10.7256/2454-0757.2020.8.33569

Аннотация: В данной работе литературно-эстетическое понимание метафоры как поэтического приема выразительности обоснованно заменяется на гносеологическое понимание метафоры как инструмента расширения семантических возможностей восприятия. Онтологическое измерение метафоры реконструируется в согласии с концепцией «лености» природы. Природа многократно воспроизводит в различных областях уже приобретенное ранее в некоторой области феноменального, тогда как появление человека распространило такое воспроизводство в область ноуменального. Многократность такого воспроизведения приобретенного свидетельствует о фрактальности бытия. Метафора превращает линейную эволюцию семантики в сложный нелинейный процесс путем топологических преобразований. Она оказывается наиболее продуктивна при катафатической операции «сложения». В отличии от апофатики, метафора не просто выводит на новый уровень познания, но структурирует все эти уровни в соответствии с фрактальной природой бытия. Таким образом, метафора является главным средством превращения фрактальности в гносеологический инструмент в области ноуменального. Если аналитические суждения дробят идею, увеличивая энтропию семантики, то метафорические высказывания уменьшают её, фокусируя мысль и синтезируя новые семантические паттерны. Подобная фокусировка уплотняет, фрактализует семантику, что должно привести, в конечном итоге, к семантическому взрыву и, по всей видимости, приблизит человека к Богу.
Агафонова О.В. - Конструктивно-эпистемологический анализ философии искусства Л. Н. Толстого

DOI:
10.7256/2454-0757.2013.7.6732

Аннотация: В статье, в контексте неклассической теории познания и методологии конструктивного реализма, признающих не только отражательно-натуралистическую, но и духовно-конструктивную природу и сущность художественного познания и творчества, анализируются философско-публицистические произведения и дневниковые размышления Л. Н. Толстого по философии искусства, критика им понимания искусства исключительно как признания красоты. В статье доказывается, что определение Толстым искусства как одного из средств общения людей между собой, способа передачи друг другу своих чувств, достоинства которых определяются их религиозным сознанием, является актуальным и востребованным для современного понимания проблем взаимосвязи философии, религии, искусства и науки, разработки методологии гуманитарного познания и философии культуры.
Попов Н.А. - Однозначный детерминизм в плену иллюзорных представлений c. 12-41

DOI:
10.7256/2454-0757.2021.2.34741

Аннотация: Статья посвящена прояснению вопроса о том, насколько обоснованы обвинения, предъявляемые однозначному детерминизму со стороны современной физики и вероятностного мышления. Действительно ли он несовместим с наличием различных возможностей, случайностей, свободной воли и некоторыми закономерностями микромира? Действительно ли он ведёт к абсолютной предопределённости? Действительно ли представление о всеобщности и фундаментальности однозначной причинности устарело? Действительно ли динамические закономерности могут быть чем-то ограничены в области их проявления? И действительно ли их могут подменить и потеснить вероятностные закономерности? При этом в основу логики исследования положено выявление сущности всех тех явлений, с которыми якобы несовместим однозначный детерминизм, а в ходе исследования автор придерживается линии последовательного проведения принципа материалистического монизма. Главный вывод состоит в том, что классическое представление о всеобщности и фундаментальности однозначной причинности нисколько не устарело и полностью совместимо с наличием различных возможностей, случайностей, свободной воли и вероятности. Выявлена природа возможностей и случайностей и показана неотделимость этих явлений от прогностической деятельности человека. Выявлена неразрывная связь динамических закономерностей с материальностью познаваемого человеком мира и тем самым показана их ничем не ограниченная фундаментальность. Выявлена природа вероятностных закономерностей и показана их неотделимость от динамических. Даны доказательства того, что однозначная причинность вовсе не ведёт к абсолютной предопределённости событий. Подчёркнута важность мировоззренческого критерия истинности научных представлений и дано уточнённое определение материи.
Гижа А.В. - Как осуществимо истинностное теоретическое познание общественно-исторического бытия c. 16-25

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.5.19827

Аннотация: Статья посвящена проблеме теоретического познания открытых систем. В их число входят, прежде всего, те, которые сущностно не могут быть замкнуты в своём содержании без ущерба их истинностной трактовки. Это историко-культурные системы и связанные с ними экзистенциально-личностные миры человеческого бытия. Если вопросы природного познания успешно решаются на основе формализованно-математического моделирования и предполагают естественное ограничение исследуемой области, то общественно-историческое познание не может развиваться на основе простого переноса естественнонаучной методологии в область изучения истории. В связи с этим возникает проблема даже не методологического плана, не требование некоего «усовершенствования» имеющейся методологии, а более сложный комплекс вопросов относительно самого характера теоретизации в сфере человеческого бытия. Автор полагает возможным выстраивание здесь истинностной рациональной понятийности, выполненное с соблюдением требования конкретности и критически-логического расширения содержания. Выделяется три ступени теоретической аппроксимации, являющиеся необходимыми ступенями корректно проводимого познания. На первой, подготовительной, блокируется мифотворчество, на второй формируется исток рационализации, на третий проводится собственно понятийная работа, получившая адекватную основу развертывания. Приводятся и подробно разбираются два примера теоретизирования, составляющие полюса, соответственно, негативного и истинностного понимания.
Гусев Д.А. - Скептицизм как философский реализм

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.1.13447

Аннотация: Скептицизм как тип и стиль философского мышления в его соотнесенности с наивным реализмом как естественной установкой сознания и научным реализмом как убежденностью в том, что теоретическое мышление, на котором основана наука, может проникнуть в суть вещей и "открыть" то, как устроен мир "на самом деле". Скептицизм как философский реализм - третья и высшая ступень реализма (как дискурса) после наивного и научного реализма; скептицизм как самосомневающееся сомнение - наиболее последовательный тип и стиль философской рефлексии. Единство этимологического, логического и исторического подходов; принцип системности и некоторых герменевтических приемов (в частности, интерпретации и понимания); метод историко-философской реконструкции, который включает в себя приемы первичного (при рассмотрении источников) и вторичного (при привлечении различного рода литературы по изучаемой теме) исследования при отборе необходимого материала; методы имманентного интерпретирующего анализа и компаративистского анализа; метод синтеза как соединения интерпретированного материала в новом качестве. Скептицизм - это философский реализм - как определенный тип дискурса: скептическая «картина мира» принципиально мобильна и пластична, и, как следствие, скептические философские построения обычно не приводят к каким-либо определенным результатам, но в то же время они открыты для различных точек зрения, и поэтому чужды произвольно и бездоказательно, в конечном итоге, принимаемым положениям. Поэтому скептицизм – это именно поиск истины, а не отрицание возможности ее достижения, как достаточно часто интерпретируется скептическая философия. Скептицизм в качестве философского реализма можно охарактеризовать как самосомневающееся сомнение, которое, являясь вполне нетрадиционным философским решением, представляет собой вечно ищущее, никогда не удовлетворенное, ни на чем окончательно не останавливающееся философское мышление.
Гусев Д.А. - Скептицизм как философский реализм c. 20-28

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.1.66107

Аннотация: Скептицизм как тип и стиль философского мышления в его соотнесенности с наивным реализмом как естественной установкой сознания и научным реализмом как убежденностью в том, что теоретическое мышление, на котором основана наука, может проникнуть в суть вещей и "открыть" то, как устроен мир "на самом деле". Скептицизм как философский реализм - третья и высшая ступень реализма (как дискурса) после наивного и научного реализма; скептицизм как самосомневающееся сомнение - наиболее последовательный тип и стиль философской рефлексии. Единство этимологического, логического и исторического подходов; принцип системности и некоторых герменевтических приемов (в частности, интерпретации и понимания); метод историко-философской реконструкции, который включает в себя приемы первичного (при рассмотрении источников) и вторичного (при привлечении различного рода литературы по изучаемой теме) исследования при отборе необходимого материала; методы имманентного интерпретирующего анализа и компаративистского анализа; метод синтеза как соединения интерпретированного материала в новом качестве. Скептицизм - это философский реализм - как определенный тип дискурса: скептическая «картина мира» принципиально мобильна и пластична, и, как следствие, скептические философские построения обычно не приводят к каким-либо определенным результатам, но в то же время они открыты для различных точек зрения, и поэтому чужды произвольно и бездоказательно, в конечном итоге, принимаемым положениям. Поэтому скептицизм – это именно поиск истины, а не отрицание возможности ее достижения, как достаточно часто интерпретируется скептическая философия. Скептицизм в качестве философского реализма можно охарактеризовать как самосомневающееся сомнение, которое, являясь вполне нетрадиционным философским решением, представляет собой вечно ищущее, никогда не удовлетворенное, ни на чем окончательно не останавливающееся философское мышление.
Ломакина Н.Б. - Формирование представлений о рациональности в античной политической философии c. 21-30

DOI:
10.7256/2454-0757.2020.7.32704

Аннотация: В статье формирование представлений о рациональности рассмотрено с позиции политических и управленческих взглядов философов Античности. Описано зарождение рационального мышления во времена Древней Греции, проанализированы его причины и предпосылки, приведены основные термины и понятия, изложены рационалистические взгляды античных философов, касавшихся в своих произведениях политических и управленческих тем. Рациональность рассмотрена как феномен, перечислены некоторые существующие типы рациональности. Большое внимание в статье уделено описанию среды, повлиявшей на формирование рационалистического подхода в связи с огромным влиянием, оказанным ею на дальнейшее развитие мышления. Отмечен момент влияния образования в Античности как культурного феномена на развитие языка, дефиниций, понятий, и, как следствие, научно-теоретического мышления как понятийной деятельности. Процесс исследования построен с применением метода сравнительно-философского анализа, целью которого является получение нового научного знания. Автор делает вывод, что начав развиваться в Античности, рациональность по сей день представляет собой наиболее адекватный способ познания мира, и в вопросах власти и управления – в том числе. Философские основы рациональности, заложенные в Античности, стали прочным фундаментом европейского рационализма. Присвоение разуму "звания" наиболее верного инструмента познания позволило философам сформулировать категории и понятия для объективного понимания мира, перевести мышление в плоскость абстрактных понятий. Рациональное мышление получило закономерное развитие в политической философии, сделав способность к здравым рассуждениям и разумным решениям основной добродетелью политического деятеля. Рациональность по сей день занимает большое место в политической философии и философии управления, являясь одной из самых обсуждаемых и актуальных тем.
Кутырев В.А. - Диалектика Света* (К 70-летию книги Э. Хоркхаймера, Т. Адорно «Диалектика Просвещения») Статья 1. Диалектика (конца) Света c. 24-38

DOI:
10.7256/2454-0757.2018.5.25111

Аннотация: Новое время отвергло представление о Боге как воплощении Света. Его носителем стал Разум, который, реализуясь как Просвещение и Прогресс, дал человечеству огромные блага. И принес угрозы. В критике разума непреходящее значение имеет работа М. Хоркхаймера и Т. Адорно «Диалектика Просвещения». За 70 лет их идеи не устарели, напротив, инструментальная рациональность переросла в технологизацию всех сфер жизни. Проанализированы попытки Ю. Хабермаса примирить рациональность модерна и коммуникативность постмодерна. Методом творческого мышления, включающего кроме логических абстракций интуицию и образные аналогии, критикуется отождествление коммуникации с общением, когда онтологизированная коммуникация поглощает даже рациональность. Став субстанцией, коммуникация превращается в коммутацию и ведет к подавлению вещного бытия как «темной формы» человеческой реальности. Победа коммуникационизма будет означать «конец света» (нашего), его замену информационно-виртуальными (транс=сверх=гипер=свет) формами инобытия. Вялотекущий Апокалипсис мира как процесс его технологической глобализации наиболее адекватно выражается по-русски – Светопреставление.
Прись И.Е. - Проблема ценности знания c. 26-35

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.5.20222

Аннотация: В статье рассматривается проблема ценности знания и некоторые подходы к её решению и, в частности, классическая точка зрения Платона, подходы Дункана Притчарда, Тимоти Уильямсона и Эрнеста Созы. Анализируется предлагаемое Притчардом различие между первичной, вторичной и третичной проблемами ценности знания. Акцент делается на особой ценности знания. Рассматриваются аргумент Притчарда, направленный против тезиса о финальной ценности знания, защищаемого эпистемологией способностей/достоинств Созы, и утверждающий особую ценность понимания, а также позиция Картера и Гордона, что особую ценность имеет объектное понимание. Сравнительный анализ различных позиций позволяет выявить их сильные и слабые стороны. Особая ценность знания, если таковая существует, должна быть одной и той же для всех видов знаний и, в частности, для тех видов знаний, которые, согласно Джону Греко, подчиняются различным (более или менее сильным) эпистемическим нормам. Мы отвергаем позиции Притчарда и Картера & Гордона в пользу тезиса об особой ценности знания и отдаём предпочтение экстерналистской точке зрения Тимоти Уильямсона, что особая ценность знания состоит в его фактивности. Мы также делаем предположение, что позиция Уильямсона совместима с позицией Витгенштейна.
Сидорова Т.А. - Методологические аспекты регулирования нейроисследований и нейротехнологий в нейроэтике c. 29-45

DOI:
10.7256/2454-0757.2020.8.33712

Аннотация: Статья посвящена методологическим вопросам в этическом регулировании нейроисследований. В последние годы в рамках нейро-тренда в современной технонауке возникла нейроэтика, регулятивные возможности которой еще не раскрыты. Науки, изучающие мозг и поведение человека, ориентируются на существующие институты этического регулирования, не учитывающие сложность и специфичность возникающих угроз и рисков. Рассмотрены обстоятельства формирования этики исследований и грани пересечения с нейроэтикой. Этика исследований представлена как часть биоэтики, в которой осуществляется не только оценка возможного ущерба для испытуемых, но и социальные и антропологические последствия развития наук и технологий. Выделено «узкое» понимание этики исследований как системы правил в рамках конкретных дисциплин и в качестве практики клинических исследований (КИ). На примере исторически сложившегося этического регулирования КИ и формирующихся на наших глазах правил редактирования генома человека и искусственного интеллекта показаны противоречия и тенденции отдельных систем регулирования, которые нужно учитывать в предупреждении рисков в нейроисследованиях и в прогнозировании социальных импликаций распространения нейротехнологий. Этическая экспертиза стала частью сложной системы международного контроля клинических исследований, в результате в них утрачивается оценочная составляющая, направленная на защиту субъектов испытаний. Указаны две особенности, которые формируют специфичные для нейроисследований виды вреда: нацеленность на технологическую реализацию и уязвимость ментальной сферы как предмета исследований. Сделан вывод о непродуктивности применения калькуляции польза/вред в этической оценке нейроисследований. В нейроэтике необходимо, опираясь на опыт биоэтики, вырабатывать свои системы правил, которые станут институтами нейроэтического регулирования. Для предупреждения формализации этического контроля важно развивать широкую социогуманитарную оценку новых достижений в нейронауках и нейроэтическое образования для ученых.
Горюнов М.А. - К методологии исследования представлений об аффекте в текстах философов-классиков (Спиноза, Юм, Кант). c. 31-39

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.1.63769

Аннотация: Анализ аффективных переживаний имеет ряд специфических ограничений, главное из которых – невозможность получить достоверное описание сознания, находящего под непосредственным воздействием "сильной страсти". Аффект, и это нужно понимать четко, является состоянием, в котором у наблюдателя исчезает сама способность видеть себя со стороны. У исследователя, каким бы расторопным он ни был, есть “до”, есть ”после”, и никогда “во время”. Отсюда отношение к текстам классиков: они равно удалены от предмета. Соотнося между собой идеи, принадлежащие разным наблюдателям, нужно помнить, что в силу особенностей объекта, они могут не совпадать и поэтому даже самые очевидные параллели на проверку оказываются иллюзией. В каком-то смысле, размышления об аффекте, не о внешней стороне, а о внутренней, о феноменологии сознания в момент, когда разум замер, сродни литературе. Разумеется, мы сильно упрощаем и между соображениями Канта-Юма общего много больше, чем между эстетскими метафорами Байрона-Гёте. Тем не менее, лакун, противоречий и многозначностей, имеющих место быть, достаточно для того, чтоб поставить под сомнение любой вариант обобщения. Вывод: постоянная угроза недостоверности материала предполагает особый режим вывода, сходный с тем, что принят в многозначных логиках. Традиционно “да” или “нет” заменяется более обтекаемой формулой “может быть” с обязательной ссылкой на вероятность неудачи.
А.С. Осипов-Гогоненков - Французский прагматизм и его решение проблемы объективности знания c. 34-43
Аннотация: Статья рассматривает феномен французского прагматизма руб. XIX-XX вв., в центре которого стоят проблемы субъективности реальности и относительности знания. Целью автора было показать, как французские прагматисты (Э. Леруа, Г. Мило, Ж. Вильбуа) решают означенную проблематику и выходят к новому рациональному пониманию научной объективности. Статья носит одновременно историко-философский и эпистемологический характер, представляя нетривиальные перспективы философии прагматизма.
Каримов А.Р. - Теории мудрости c. 35-44

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.11.24628

Аннотация: В статье рассматриваются основные подходы к пониманию мудрости. Первый подход заключается в том, чтобы определять мудрость как знание о своем незнании (Сократ). Анализируются основные формулировки это подхода: теория интеллектуального смирения и теория эпистемической точности. Практический подход состоит в том, чтобы определять мудрость как знание того, как правильно жить и реализация этого знания на практике. Гибридной концепцией является теория глубокой рациональности, так как она включает в себя и требование знания, и требование моральной жизни. Теории единой мудрости рассматривают мудрость как целостное понятие, в котором слито воедино теоретическое и практическое. В качестве методологии статьи использованы методы концептуального анализа, метод восхождения от абстрактного к конкретному, сравнение, синтез. Показано, что против всех этих теорий всегда находится возражение, что либо набор критериев, которому должен соответствовать мудрец, не является исчерпывающим, либо он является избыточным. В качестве альтернативы предлагается дизъюнктивное понятие мудрости, в котором мудрость понимается как нестрогая дизъюнкция теоретической и практической мудрости.
Каримов А.Р. - Типология учений об интеллектуальных добродетелях c. 38-45

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.12.25046

Аннотация: Понятие интеллектуальной добродетели после долгого забвения вновь приобрело популярность в современной эпистемологии добродетелей (Э. Соса, Л. Загзебски). В отличие от традиционной теории познания с ее фокусом на эпистемических свойствах суждений (убеждений, предложений) эпистемология добродетелей акцентирует внимание на интеллектуальных арете (совершенствах, добродетелях) познающего субъекта. В то же время остается дискуссионным вопрос, по какому принципу мы должны включать те или иные качества в перечень интеллектуальных добродетелей. Цель данной статьи - показ возможности различных оптик, сквозь которые можно смотреть на такой феномен как интеллектуальные добродетели. В качестве методологии для этого рассмотрения выбрана концепция Г.Г. Майорова о трех типах философствования, в основе которых лежат греческие понятия, обозначающие интеллектуальные арете: «софия», «эпистеме», «техне». В статье использованы компаративный метод, метод интерпретации и концептуального анализа. Основываясь на концепции Г. Майорова мы показали, что для каждого типа философствования может быть сконструировано свое учение об интеллектуальных добродетелях: для софийного типа – софиология добродетели, для эпистемного типа – эпистемология добродетели, для технемного типа – технемалогия добродетели. Каждое из этих учений под понятием «интеллектуальная добродетель» будет понимать что-то свое. Для софиологии добродетелей – это интеллектуальное созерцание, практическая мудрость; для эпистемологии добродетелей – две группы качеств: «добродетели надежности» (хорошее зрение, память и т.д.) и «добродетели ответственности» (интеллектуальное смирение, интеллектуальная автономия и т.д.); для технемалогии добродетелей – интеллектуальная эквилибристика, интеллектуальное фокусничество, интеллектуальная акробатика.
Воробьев Д.Н. - Основные идеи и концептуальные предпосылки доксологии Матса Розенгрена c. 38-58

DOI:
10.7256/2454-0757.2018.11.28198

Аннотация: Статья посвящена выявлению оснований доксологии Матса Розенгрена – шведского философа, который пытается реабилитировать доксу в теории познания и рассматривает возможность построения «протагорейской гносеологии». Доксология – это вариант натурализованной конструктивистской теории познания, развивающийся на базе риторической версии философской антропологии, где формулируется реалистичная версия субъекта познавательной деятельности. Познание, с точки зрения доксологии, – это преобразование человеческими коллективами мира и себя, предпосылкой которого является освоение объективированных результатов своей предшествующей деятельности. В ходе исследования использованы методы интерпретации и критический метод философии с опорой на принципы историзма, непротиворечивости и системности рассмотрения. Показано, что выражением доксологической позиции и доксологического стиля мышления является неософистическая трактовка тезиса Протагора о человекомерности. Согласно этой трактовке, человек – это человечество, а не индивид; мерой, общей для всех людей, является логос, который формирует природу человека и мира в целом. В основе доксологической трактовки познавательной деятельности лежит схема функционального круга логоса и доксы. Содержательные предпосылки доксологического стиля мышления Розенгрен находит в работах П. Бурдьё, Л. Флека, Э. Кассирера, К. Касториадиса, в которых продемонстрировано, как фактически способы восприятия, мышления и действия, и способы производства, объективации и освоения опыта человеческих коллективов могут взаимозависимо конструировать друг друга.
Коротких В.И. - И «разум», и «мудрость»: феноменологические, историко-культурные и «универсальные» аспекты учения Г. Г. Шпета о философии как «чистом знании» c. 39-49

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.3.21892

Аннотация: В статье предлагается анализ избранных глав работы Г. Г. Шпета «Мудрость или разум?», ставящий своей целью разграничение трёх групп аргументов, которые российский мыслитель выдвигает в качестве обоснования возможности философии как «чистого знания», и их оценку с точки зрения современных представлений о специфике философского знания. Первые две группы, связанные с близостью Шпета к феноменологическому движению и его представлениями о месте философии в мировой культуре, можно считать «субъективными», определёнными личными предпочтениями автора. Вывод о состоятельности концепции Шпета зависит от оценки тех аргументов, которые обозначены в статье как «универсальные», не зависящие от обстоятельств времени и выбора автора. Статья подготовлена на основе использования комплекса традиционных историко-философских методов, а также методов логической и историко-культурной реконструкции, позволяющих оценить значимость предложенной Шпетом концепции философии как «чистого знания» для современной философии. В статье выявляется близость разделяемой Шпетом концепции феноменологической философии принципам гегелевской "Феноменологии духа", которая в эпоху завершения классической европейской философии выступала в качестве основания философии как "чистого знания" ("Системы науки"). Наряду с этим автор вскрывает различия двух концепций феноменологии, которые делают невозможным для Шпета возвращение к искомому идеалу философии и побуждают признать важную роль внетеоретических составляющих философии ("мудрости").
Попов Н.А. - Информатика и информационное видение мира с позиции принципа материалистического монизма c. 47-72

DOI:
10.7256/2454-0757.2022.2.37482

Аннотация: Предметом данного исследования является проблема безуспешности попыток научного сообщества придти к единому пониманию того, что же именно может представлять собой информация как нечто кодируемое в материальные структуры и перемещаемое вместе с ними. При этом подробно рассматриваются следующие аспекты этой проблемы: в чём непосредственная причина появления проблемы информации; каковы объективные и субъективные предпосылки её появления; почему нерешённость этой проблемы нисколько не мешает созданию и развитию систем связи, управления и других «умных» устройств; имеется ли какой-то общий ориентир для поиска решения подобных проблем, и каков он; какую роль сыграла философия информации в превращении проблемы информации из частной научной проблемы в проблему мировоззренческого уровня. Основные результаты проведённого исследования состоят в следующем: выявлена непосредственная причина появления проблемы информации и дано всесторонне обоснованное решение этой проблемы; выявлено, что благодатной почвой для появления этой проблемы стала незавершённость материалистической теории познания; выявлены обстоятельства, мешавшие её завершению; выявлен природный механизм управления и познания, в результате чего получила дальнейшее развитие материалистическая теория познания; выявлен источник идеального в материальном мире; показано, что механистическая идея кодирования информации сделала понятие информации несовместимым с наличием у него какого-либо объективного содержания; выявлено, что же на самом деле скрывается за словами о кодировании информации и её измерении; выявлена природа сигналов и знаков; выявлена своеобразная ангажированность философии информации и общая ошибка всех известных концепций информации.
Н.С. Оботурова - Идея как концептульный уровень познания в философии П.Д. Юркевича c. 50-58
Аннотация: в статье исследуется роль и значение философии П.Д. Юркевича в анализе идеи как концептуального философского уровня познания в контексте сопоставления им подходов к пониманию идеи в философии Платона, Аристотеля, И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля. Дана характеристика понимания Юркевичем идеи в отличие от представления и понятия как общечеловеческого сознания и познания мира, показано понимание им соотношения философского и научного мировоззрения.
Е.А. Лисина - Теория ритуала: современные концепции c. 61-67
Аннотация: целью работы стало освещение наиболее значимых концепций ритуала в современной зарубежной науке. Автор рассматривает концепцию Ф. Сталя о «бессмысленности» ритуала, эпистемологию ритуального в работах К. Белл, этологическую теорию ритуала Р. Раппапорта, концепцию Р. Граймса о социальной значимости ритуала. Материалом исследования стали еще не переведенные на русский язык монографические работы указанных ученых. Обобщая опыт исследования ритуала в трудах наиболее авторитетных исследователей вопроса, автор приходит к следующему выводу. Работы виднейших современных теоретиков в области ритуала едины в понимании того, что ритуальность, признаваемая как ежедневная данность нашей реальности, является одним из наиболее мощных известных человеку механизмов противостояния потрясениям и катастрофам — как социально-политического, так и экологического характера. Результаты и материалы статьи могут быть использованы в исследованиях по теории ритуала, истории современной социально-философской мысли.
Пономарева А.С. - Абсурд как непоследовательно проведенная редукция c. 67-76

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.8.43769

EDN: XFOSZQ

Аннотация: Предметом исследования является связь абсурда и феноменологии. В качестве объекта исследования рассматриваются тексты представителей абсурдистского направления в литературе и философии (Камю, Кафка, Музиль), а также труды академических философов феноменологического направления (Гуссерль, Сартр, Мерло-Понти, Финк). Доказывается общность феноменологических интерпретаций реальности для некоторых текстов абсурдистского жанра. В качестве гипотезы выдвигается существование в произведениях абсурда гносеологического измерения смысла, истолкованного автором как рецепция взглядов феноменологов, проблематизированная в непоследовательной редукции феноменов. Методологической базой послужили общенаучные методы анализа и синтеза, а также критический анализ текста. Научная новизна заключается в попытке представить феноменологию в качестве предшественницы абсурдизма, связанной с ним через сферу аксиологии. Основным вкладом автора является актуализация гносеологического слоя такого многогранного феномена, как абсурд, а именно проработка гипотезы, что во многих произведениях абсурдистов метаморфозы сознания персонажей представляют собой в действительности непоследовательную редукцию, заключающуюся в явных метаморфозах Эго, а также нарушающую субъект-объектные связи, но не заключающую в действительности в скобки представления о мире. Проблемам феноменологии в той или иной степени посвящают свои размышления многие литераторы-современники Гуссерля, что делает логичным связь абсурдистской литературы и ключевых тезисов ранней феноменологии.
М.А. Солоненко - Многоуровневый темпоральный мир и многообразие способов восприятия времени (Когнитивно-эволюционный подход к восприятию времени в творчестве) c. 98-108
Аннотация: В статье с точки зрения эволюционной эпистемологии и когнитивной науки анализируется одна из мало изученных философских проблем, каковой является проблема восприятия времени. В ходе анализа показывается неисчерпаемое многообразие мира и форм времени, раскрывается содержание такого высшего проявления человеческой жизнедеятельности и когнитивной активности человека, как творчество. Опираясь на новейшие исследования и экспериментальные результаты современных когнитивных наук, в статье показана неразрывная связь творчества с восприятием времени и с особыми состояниями сознания, которые возникают в процессе творческой самореализации человека. В частности, с точки зрения эволюционной эпистемологии и когнитивной науки, автор статьи определяет творчество как некоторую инновационную сложность, которую человек создает с помощью восприятия событий внешнего мира и различных когнитивных состояний сознания в ходе решения нерешенной задачи или проблемы за какой-то экстремальный период времени.
Грибков А.А. - Семантическая неопределённость общей теории систем и проблемы её интерпретации и формализации c. 100-111

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.10.44167

EDN: JWTGNS

Аннотация: Предметом исследования в данной статье является вопрос о возможности формализации общей теории систем, то есть превращения ее в язык описания систем любой природы с однозначно определенными лексическими единицами и правилами. Для ответа на этот вопрос в статье рассматривается явление семантической неопределенности языков, обеспечивающее за счет многозначности лексических единиц гибкость формируемых лексических конструкций. Также предметом исследования становится практика цитирования вне контекста – явления, допустимость которого обусловлена изоморфизмом лексических конструкций, а также творческим характером познавательного процесса, в котором результат познания заранее неизвестен, а значит неизбежно изменение интерпретации используемых понятий. Проведенные исследования позволяют констатировать, что общая теория систем не может быть исключительно прикладной теорий, а должна быть дополнена онтологической составляющей. В этом случае, она становится философской теорией, для которой полная формализация невозможна без потери функциональности. В результате общая теория систем неизбежно должна сохранять определенную семантическую неопределенность. Эта неопределенность, однако, может быть уменьшена за счет трансляции в универсальность и обобщенность понятий. Кроме того, возможна и в некоторых случаях необходима формализация отдельных составляющих общей теории систем, в частности ее онтологической составляющей - метафизики материального бытия.
Деменёв Д.Н. - Гносеологическая специфика искусства: от «психофизиологии» первобытного мира к «практическому философствованию» современной эпохи. c. 161-178

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.9.43500

EDN: ZYTZEN

Аннотация: Предметом исследования является гносеологическая специфика искусства сквозь «призму» палеолитической и современной эпох. Фокус исследования направлен на анализ феномена «эйдетизма», являющегося связующим звеном между современным и первобытным искусством. Целью статьи является осмысление гносеологической специфики искусства, начавшегося с «психофизиологии» первобытного мира и развившегося в формы «практического философствования» современной эпохи. Методология исследования включает обзор литературных источников, диалектический подход к историко-искусствоведческой реконструкции, анализ данных палеопсихологии, сравнительный анализ, элементы системной психологии и социологии. Элементом новизны является положение автора о том, что уже в нижних, ранних слоях своей эволюции статус искусства «как одной из самых древних форм человеческой жизнедеятельности» – обогащается статусом «формы практического философствования». Сделано обобщение в том, что искусство XX-XXI веков, с одной стороны отказалось и от мимесиса и от гуманизма, с другой – оно продолжило начатый еще в древности путь «практического философствования», основанного на перцептивно-эмпирическом методе познания действительности. Эволюция искусства от первобытных истоков через архаику, классику к современному его состоянию это, одновременно, и трансформация человеческого сознания, и осмысление посредством художественно-творческой деятельности своего бытия и места в мироздании и т.д. – развитие его «вглубь» (содержание искусства). Это и развитие искусства «вширь» (развитие художественной формы): разрастание его видов и жанров, нарастание стилистической и технологической полифонии и т.д. В результате, «искусство проделало» немалый путь от чисто психофизиологической своей ипостаси к «практическому философствованию». Сама художественно-творческая деятельность в целом продолжает оставаться важнейшей составной частью глобального «механизма» освоения и познания действительности.
Баксанский О.Е., Коржуев А.В. - Философско-методологическая реконструкция ранних этапов развития естествознания в свете теории научных революций Т. Куна

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.2.16783

Аннотация: В статье предпринята попытка рассмотрения научной революции в физике XVII столетия в контексте идей, выдвинутых и обоснованных в книге западного философа Т. Куна «Структура научных революций»; основное внимание сфокусировано на процессе создания механики Ньютона как антипода механики Аристотеля и системы мира Птолемея. Иллюстрируются такие тезисы Т.Куна, как «смена парадигмы и аномалия», «длительность смены парадигм», «конструктивность научного кризиса», «открытия типа theory indused» и ряд других. Анализируются философские взгляды Галилея, Коперника, Ньютона как методологическая система. Cовременная методология естествознания зачастую использует в целесообразном формате исторический контекст. Как неопровержимо свидетельствует история математической и физической науки, естественнонаучное знание в процессе своего бурного развития часто испытывает кризисы, сопровождающиеся пересмотром основных фундаментальных позиций и подходов к описанию и исследованию основ мироздания, парадигмальных основ, роли тех или иных предпосылочных конструктов новых открытий, отношений зависимости между отдельными фрагментами знания, связанными с переосмыслением выявленных некогда ранее и устоявшихся в сознании научного социума логико-содержательных связей. Точно так же ограничили в правах классическую ньютоновскую механику и создатели квантовой механики, запретив ей работать в масштабах микромира, но оставив полное право описывать макрообъекты. Это выразилось даже в формулировке и широком признании в физике принципа соответствия, допускающего предельный переход от новой теории – назад к старой, когда класс участвующих объектов и процессов это позволял. Таков был научный гений Ньютона, настолько мощными были созданные им интеллектуальные продукты!
Баксанский О.Е., Коржуев А.В. - Философско-методологическая реконструкция ранних этапов развития естествознания в свете теории научных революций Т. Куна c. 183-190

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.2.67501

Аннотация: В статье предпринята попытка рассмотрения научной революции в физике XVII столетия в контексте идей, выдвинутых и обоснованных в книге западного философа Т. Куна «Структура научных революций»; основное внимание сфокусировано на процессе создания механики Ньютона как антипода механики Аристотеля и системы мира Птолемея. Иллюстрируются такие тезисы Т.Куна, как «смена парадигмы и аномалия», «длительность смены парадигм», «конструктивность научного кризиса», «открытия типа theory indused» и ряд других. Анализируются философские взгляды Галилея, Коперника, Ньютона как методологическая система. Cовременная методология естествознания зачастую использует в целесообразном формате исторический контекст. Как неопровержимо свидетельствует история математической и физической науки, естественнонаучное знание в процессе своего бурного развития часто испытывает кризисы, сопровождающиеся пересмотром основных фундаментальных позиций и подходов к описанию и исследованию основ мироздания, парадигмальных основ, роли тех или иных предпосылочных конструктов новых открытий, отношений зависимости между отдельными фрагментами знания, связанными с переосмыслением выявленных некогда ранее и устоявшихся в сознании научного социума логико-содержательных связей. Точно так же ограничили в правах классическую ньютоновскую механику и создатели квантовой механики, запретив ей работать в масштабах микромира, но оставив полное право описывать макрообъекты. Это выразилось даже в формулировке и широком признании в физике принципа соответствия, допускающего предельный переход от новой теории – назад к старой, когда класс участвующих объектов и процессов это позволял. Таков был научный гений Ньютона, настолько мощными были созданные им интеллектуальные продукты!
Матвейчев О.А. - О подходах к изучению древнегреческой софистики

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.4.18699

Аннотация: Особое внимание уделяется изучению древнегреческой софистики, сложившейся к XIX-XX вв. Автор акцентирует внимание на том, что существует консенсус игнорирования и пренебрежения в историко-философской науке в отношении софистов. Автор предлагает два различных способа реконструкции «систем» и мировоззрений, существовавших на тот момент в философии. Первый способ – это реконструкция «системы» учителя через последователя. Второй способ – это углубленная интерпретация имеющихся фрагментов, старающаяся вынести за скобки вульгарные трактовки, исходящие из априорной установки на примитивизм греков. Таким образом, можно построить генеалогическое древо ранних греческих философов. При написании этой статьи, автор использовал как герменевтический метод, так и диалектический, а также, раскрыл тождество и различие философских культур, механизм их взаимодействия. Основным выводом проведенного исследования является то, что в последние десятилетия предпринимаются некоторые попытки в реабилитации софистов. В частности, такая попытка была сделана Б. Кассен. Но ее постмодернистский подход не может быть признан до конца удовлетворительным, так как она отрицает онтологию софистов в пользу риторики. Автор подводит к пониманию того, что софисты дают нам некую «онтологию воображения», более изначальную онтологию, чем онтология традиционной метафизики с ее тысячелетним разделением на «видимое и невидимое», на «мир чувств и мир идей».
Матвейчев О.А. - О подходах к изучению древнегреческой софистики c. 506-513

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.4.67802

Аннотация: Особое внимание уделяется изучению древнегреческой софистики, сложившейся к XIX-XX вв. Автор акцентирует внимание на том, что существует консенсус игнорирования и пренебрежения в историко-философской науке в отношении софистов. Автор предлагает два различных способа реконструкции «систем» и мировоззрений, существовавших на тот момент в философии. Первый способ – это реконструкция «системы» учителя через последователя. Второй способ – это углубленная интерпретация имеющихся фрагментов, старающаяся вынести за скобки вульгарные трактовки, исходящие из априорной установки на примитивизм греков. Таким образом, можно построить генеалогическое древо ранних греческих философов. При написании этой статьи, автор использовал как герменевтический метод, так и диалектический, а также, раскрыл тождество и различие философских культур, механизм их взаимодействия. Основным выводом проведенного исследования является то, что в последние десятилетия предпринимаются некоторые попытки в реабилитации софистов. В частности, такая попытка была сделана Б. Кассен. Но ее постмодернистский подход не может быть признан до конца удовлетворительным, так как она отрицает онтологию софистов в пользу риторики. Автор подводит к пониманию того, что софисты дают нам некую «онтологию воображения», более изначальную онтологию, чем онтология традиционной метафизики с ее тысячелетним разделением на «видимое и невидимое», на «мир чувств и мир идей».
Иферов Р.Г., Титлин Л.И. - Антиномистический монодуализм С. Л. Франка как логико-философская система

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.5.15153

Аннотация: Наиболее законченным эксплицитным выражением эпистемологических взглядов Франка является концепция «антиномистического монодуализма», рассмотрение логико-философского аспекта которого и является целью данной статьи. Объектом исследования служат произведения Франка, в которых изложена его эпистемологическая концепция: «Предмет знания. Об основах и пределах отвлеченного знания» и «Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии» Предметом исследования является философская система Франка в логико-философском аспекте вообще и, в частности, антиномистический монодуализм как логико-философская концепция. Методология исследования текстов Франка основана на герменевтическом подходе. Концепция Франка анализировалась методами логического и логико-философского анализа. В «Предмете знания», в форме «закона непрерывности», было начато, а в «Непостижимом», в форме «антиномистического монодуализма», завершено развитие Франком своей концепции, если рассматривать ее в логико-философском аспекте. В статье эта концепция эксплицирована из элементов, содержащихся в текстах Франка в имплицитном и рассеянном виде, изложена в виде системы выражений и сопутствующих правил формулирования этой системы. Проведен анализ классификационного положения концепции Франка. Впервые философская система Франка рассмотрена в логико-философском аспекте, в результате чего эксплицирована его логико-философская система. Антиномистический монодуализм может быть рассмотрен в логико-философском аспекте. В этом ракурсе он представляет собой неполноразвитую форму неклассической модальной многозначной логико-философской системы. В силу этого, можно считать обоснованной постановку вопроса о компаративном анализе антиномистического монодуализма и других модальных логико-философских систем.
Иферов Р.Г., Титлин Л.И. - Антиномистический монодуализм С. Л. Франка как логико-философская система c. 650-660

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.5.67843

Аннотация: Наиболее законченным эксплицитным выражением эпистемологических взглядов Франка является концепция «антиномистического монодуализма», рассмотрение логико-философского аспекта которого и является целью данной статьи. Объектом исследования служат произведения Франка, в которых изложена его эпистемологическая концепция: «Предмет знания. Об основах и пределах отвлеченного знания» и «Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии» Предметом исследования является философская система Франка в логико-философском аспекте вообще и, в частности, антиномистический монодуализм как логико-философская концепция. Методология исследования текстов Франка основана на герменевтическом подходе. Концепция Франка анализировалась методами логического и логико-философского анализа. В «Предмете знания», в форме «закона непрерывности», было начато, а в «Непостижимом», в форме «антиномистического монодуализма», завершено развитие Франком своей концепции, если рассматривать ее в логико-философском аспекте. В статье эта концепция эксплицирована из элементов, содержащихся в текстах Франка в имплицитном и рассеянном виде, изложена в виде системы выражений и сопутствующих правил формулирования этой системы. Проведен анализ классификационного положения концепции Франка. Впервые философская система Франка рассмотрена в логико-философском аспекте, в результате чего эксплицирована его логико-философская система. Антиномистический монодуализм может быть рассмотрен в логико-философском аспекте. В этом ракурсе он представляет собой неполноразвитую форму неклассической модальной многозначной логико-философской системы. В силу этого, можно считать обоснованной постановку вопроса о компаративном анализе антиномистического монодуализма и других модальных логико-философских систем.
О.В. Агафонова - Конструктивно эпистемологический анализ философии искусства Л.Н. Толстого c. 926-931

DOI:
10.7256/2454-0757.2013.7.62940

Аннотация: В статье, в контексте неклассической теории познания и методологии конструктивного реализма, признающих не только отражательно-натуралистическую, но и духовно-конструктивную природу и сущность художественного познания и творчества, анализируются философско-публицистические произведения и дневниковые размышления Л.Н. Толстого по философии искусства, критика им понимания искусства исключительно как признания красоты. В статье доказывается, что определение Толстым искусства как одного из средств общения людей между собой, способа передачи друг другу своих чувств, достоинства которых определяются их религиозным сознанием, является актуальным и востребованным для современного понимания проблем взаимосвязи философии, религии, искусства и науки, разработки методологии гуманитарного познания и философии культуры.
Осипов-Гогоненков А.С. - Познавательная интуиция и проблема реальности (Общемировоззренческий сдвиг в познавательной установке к. XIX – первой четверти XX вв.)

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.8.10148

Аннотация: Статья посвящена анализу субъект-объектного познавательного отношения, которое рассматривается, прежде всего, на материале художественного образа окна. Проводимый в статье метафорический анализ позволяет выявить заложенные в картезианской дуалистической парадигме содержательные возможности, которые и получили свою дальнейшую разработку в переходный для судеб европейского разума период, связанный с конституированием социально-гуманитарных наук в первой половине XXв. Таким образом, с одной стороны, автор открывает изначальную проблематичность новоевропейского субъекта познания; с другой же - выделяемый в статье метафизический аспект этой субъективности позволяет говорить о преемственности в развитии от классики к современным проблемам рациональности. В связи с чем, автор статьи считает, что "антропологический поворот" в философии XX в. обусловлен "эпистемологическим поворотом" XVII в. не столько в отрицательном, формальном смысле, сколько в тематическо-содержательном плане, связанном с метафизическим потенциалом идеала классической рациональности.
Осипов-Гогоненков А.С. - Познавательная интуиция и проблема реальности (Общемировоззренческий сдвиг в познавательной установке к. XIX – первой четверти XX вв.) c. 1104-1114

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.8.65393

Аннотация: Статья посвящена анализу субъект-объектного познавательного отношения, которое рассматривается, прежде всего, на материале художественного образа окна. Проводимый в статье метафорический анализ позволяет выявить заложенные в картезианской дуалистической парадигме содержательные возможности, которые и получили свою дальнейшую разработку в переходный для судеб европейского разума период, связанный с конституированием социально-гуманитарных наук в первой половине XXв. Таким образом, с одной стороны, автор открывает изначальную проблематичность новоевропейского субъекта познания; с другой же - выделяемый в статье метафизический аспект этой субъективности позволяет говорить о преемственности в развитии от классики к современным проблемам рациональности. В связи с чем, автор статьи считает, что "антропологический поворот" в философии XX в. обусловлен "эпистемологическим поворотом" XVII в. не столько в отрицательном, формальном смысле, сколько в тематическо-содержательном плане, связанном с метафизическим потенциалом идеала классической рациональности.
Иванов С.Ю. - К вопросу о феноменологии у Канта

DOI:
10.7256/2454-0757.2013.9.6358

Аннотация: Статья посвящена конституции феномена у Канта, как она дана в "Критике чистого разума". Рассматриваются два, как говорит Гуссерль, поляризуемых синтеза: синтез я, и синтез предмета. Конституция феномена определяется именно этими двумя полюсами.
С.Ю. Иванов - К вопросу о феноменологии у Канта c. 1224-1232

DOI:
10.7256/2454-0757.2013.9.63150

Аннотация: Статья посвящена конституции феномена у Канта, как она дана в «Критике чистого разума». Рассматриваются два, как говорит Гуссерль, поляризуемых синтеза: синтез я, и синтез предмета. Конституция феномена определяется именно этими двумя полюсами.
Белозеров А.Б. - Познавательный и социально-культурный аспекты коммуникативной рациональности

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.9.16336

Аннотация: Статья посвящена анализу эпистемологической характеристики понятия коммуникативной рациональности, содержание которого является актуальным для современной философской мысли. Представленный обзор взглядов на рассматриваемую проблему демонстрирует её соотношение с теорией познания, теориями коммуникативного действия, сложных, саморазвивающихся систем, синергетики, самоорганизации, связанными с постоянной изменчивостью и динамичностью в отношениях между людьми. Современные представления о коммуникативной рациональности представлены в соотношении с исследованиями в «человекоразмерной» и междисциплинарной областях. Отмечается необходимость прикладного использования коммуникативной рациональности в специальных отраслях знания. Процесс исследования основан на применении метода сравнительно-философского анализа, направленного на получение нового научного знания. Выдвигается тезис о способности эпистемологии, исследующей содержание и смысл коммуникативной рациональности в области познания комплексно учесть всё многообразие ситуаций человеческого общения. Показана связь исследования проблемы с социальными и культурными процессами, происходящими в общественной жизни, практическими запросами на открытие перспектив и реализации процедур проведения дискуссий, выработки рациональных, согласованных решений.
Белозеров А.Б. - Познавательный и социально-культурный аспекты коммуникативной рациональности c. 1319-1327

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.9.67045

Аннотация: Статья посвящена анализу эпистемологической характеристики понятия коммуникативной рациональности, содержание которого является актуальным для современной философской мысли. Представленный обзор взглядов на рассматриваемую проблему демонстрирует её соотношение с теорией познания, теориями коммуникативного действия, сложных, саморазвивающихся систем, синергетики, самоорганизации, связанными с постоянной изменчивостью и динамичностью в отношениях между людьми. Современные представления о коммуникативной рациональности представлены в соотношении с исследованиями в «человекоразмерной» и междисциплинарной областях. Отмечается необходимость прикладного использования коммуникативной рациональности в специальных отраслях знания. Процесс исследования основан на применении метода сравнительно-философского анализа, направленного на получение нового научного знания. Выдвигается тезис о способности эпистемологии, исследующей содержание и смысл коммуникативной рациональности в области познания комплексно учесть всё многообразие ситуаций человеческого общения. Показана связь исследования проблемы с социальными и культурными процессами, происходящими в общественной жизни, практическими запросами на открытие перспектив и реализации процедур проведения дискуссий, выработки рациональных, согласованных решений.
Лорети А. - Верификационизм в среднем Витгенштейне

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.10.16662

Аннотация: В статье анализируется концепция верификационизма в творчестве неопозитивистов и Л. Витгенштейна. Автор рассматривает версии принципа верификации авторства Р. Карнапа и М. Шлика. Автор отмечает, что главной целью философии членов «Венского кружка» была разработка критерия демаркации осмысленных и бессмысленных предложений, науки и метафизики. По мнению автора, Витгенштейн в среднем периоде своей карьеры придерживался другой версии верификационизма, согласно которому значением предложения является способ его эмпирической проверки. Автор рассматривает теорию относительности Эйнштейна и интуиционизм Броуера как источники верификационизма среднего Витгенштейна. Применялся принцип объективности анализа текстов. Автор стремится к тому, чтобы предоставлять взгляды Витгенштейна через цитаты из текстов самого философа. Автор приводит цитаты также из текстов таких авторов как Шлика, Карнапа, Рассела и Хакера. Верификационизм играл весьма важную роль в философии Витгенштейна, точнее в среднем периоде его философского творчества. Версия верификиационизма Витгенштейна отличается от формулы неопозитивистов. Однако учение верификационизма приводит нас к большой философской проблеме: если применить верификационизм, то работа историков и ученых сводится всего лишь к описанию ничтожных фактов и данных, а неприменение верификационизма приводит к пустоте и бессмысленности, потому что у нас нет критериев использования многих терминов как научной так и повседневной речи. С такой проблемой столкнется Витгенштейн позднего периода своей творческой эволюции и предложит свой путь к ее решению.
Лорети А. - Верификационизм в среднем Витгенштейне c. 1451-1459

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.10.67069

Аннотация: В статье анализируется концепция верификационизма в творчестве неопозитивистов и Л. Витгенштейна. Автор рассматривает версии принципа верификации авторства Р. Карнапа и М. Шлика. Автор отмечает, что главной целью философии членов «Венского кружка» была разработка критерия демаркации осмысленных и бессмысленных предложений, науки и метафизики. По мнению автора, Витгенштейн в среднем периоде своей карьеры придерживался другой версии верификационизма, согласно которому значением предложения является способ его эмпирической проверки. Автор рассматривает теорию относительности Эйнштейна и интуиционизм Броуера как источники верификационизма среднего Витгенштейна. Применялся принцип объективности анализа текстов. Автор стремится к тому, чтобы предоставлять взгляды Витгенштейна через цитаты из текстов самого философа. Автор приводит цитаты также из текстов таких авторов как Шлика, Карнапа, Рассела и Хакера. Верификационизм играл весьма важную роль в философии Витгенштейна, точнее в среднем периоде его философского творчества. Версия верификиационизма Витгенштейна отличается от формулы неопозитивистов. Однако учение верификационизма приводит нас к большой философской проблеме: если применить верификационизм, то работа историков и ученых сводится всего лишь к описанию ничтожных фактов и данных, а неприменение верификационизма приводит к пустоте и бессмысленности, потому что у нас нет критериев использования многих терминов как научной так и повседневной речи. С такой проблемой столкнется Витгенштейн позднего периода своей творческой эволюции и предложит свой путь к ее решению.
Ильин С.Е. - Установление времени появления знаний о социализации как исследовательская проблема

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.11.21092

Аннотация: Статья посвящена вопросам рефлексии над историческими аспектами изучения социализации. В фокус обсуждения попадает задача по поиску такого события из истории исследовательской мысли, которое ознаменовало собой зарождение массива знаний о соответствующем феномене. Поскольку в наличной литературе попеременно называются несколько фактов, способных претендовать на статус искомого, делается попытка подвести альтернативные метатеоретические гипотезы под единую логику, в рамках которой упоминаемые в каждом случае события предстают скорее этапами, чем истоками изучения социализации. Благодаря общенаучным методам сравнения и классификации обозреваемые метатеоретические тезисы удается интегрировать в шесть взаимодополняющих групп. На основании проделанной работы формулируется два центральных вывода. Во-первых, констатируется необходимость специального учета концептуальной нагруженности замечаний, результирующих рефлексию над знаниями о социализации. Во-вторых, предлагается проблематизировать использование метафоры возникновения при осуществлении этой рефлексии, а также привлечь в контексте обращения к закономерностям эволюции достоверных сведений о социализации иные метафоры, – которые не отсылали бы напрямую к идее начала.
Ильин С.Е. - Установление времени появления знаний о социализации как исследовательская проблема c. 1534-1540

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.11.68362

Аннотация: Статья посвящена вопросам рефлексии над историческими аспектами изучения социализации. В фокус обсуждения попадает задача по поиску такого события из истории исследовательской мысли, которое ознаменовало собой зарождение массива знаний о соответствующем феномене. Поскольку в наличной литературе попеременно называются несколько фактов, способных претендовать на статус искомого, делается попытка подвести альтернативные метатеоретические гипотезы под единую логику, в рамках которой упоминаемые в каждом случае события предстают скорее этапами, чем истоками изучения социализации. Благодаря общенаучным методам сравнения и классификации обозреваемые метатеоретические тезисы удается интегрировать в шесть взаимодополняющих групп. На основании проделанной работы формулируется два центральных вывода. Во-первых, констатируется необходимость специального учета концептуальной нагруженности замечаний, результирующих рефлексию над знаниями о социализации. Во-вторых, предлагается проблематизировать использование метафоры возникновения при осуществлении этой рефлексии, а также привлечь в контексте обращения к закономерностям эволюции достоверных сведений о социализации иные метафоры, – которые не отсылали бы напрямую к идее начала.
Копцева Н.П. - Истина как форма моделирования целостности на уровне индивидуального бытия

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.12.13052

Аннотация: Предмет исследования - новые концепции истины, где истина выступает не только как характеристика полученного знания, но как форма существования человека, как цель его существования и как смысл и высшая ценность. Автор исследует онтологический аспект философского понятия истины и взаимосвязанные с ним аксиологический и телеологический аспекты. В данных аспектах истина определяется как моделирование человеком целостности своего бытия как на индивидуальном, так и на социальной уровнях. В данной статье рассматриваются некоторые моменты, связанные с философским моделированием истины на уровне индивидуального бытия, бытия Я. Философское моделирование целостности на уровне индивидуального бытия сравнивается с религиозным способом. Основной метод, который используется в исследовании, - это метод философского конструирования понятия. Применяются методы сравнительно-исторического исследования понятия "истины". Используется мета-философский концептуальный подход, когда собственно философские интеллектуальные техники становятся предметом анализа. Научная новизна исследования связана с тем, что традиционно истина трактуется изнутри теории познания, тогда как в отечественной традиции и в некоторых зарубежных традициях истина помещается в пространство онтологии и гносеологии. В российской национальной картине мира истина всегда была не только характеристикой полученного знания, но целью и смыслом бытия человека.
Копцева Н.П. - Истина как форма моделирования целостности на уровне индивидуального бытия c. 1739-1748

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.12.65968

Аннотация: Предмет исследования - новые концепции истины, где истина выступает не только как характеристика полученного знания, но как форма существования человека, как цель его существования и как смысл и высшая ценность. Автор исследует онтологический аспект философского понятия истины и взаимосвязанные с ним аксиологический и телеологический аспекты. В данных аспектах истина определяется как моделирование человеком целостности своего бытия как на индивидуальном, так и на социальной уровнях. В данной статье рассматриваются некоторые моменты, связанные с философским моделированием истины на уровне индивидуального бытия, бытия Я. Философское моделирование целостности на уровне индивидуального бытия сравнивается с религиозным способом. Основной метод, который используется в исследовании, - это метод философского конструирования понятия. Применяются методы сравнительно-исторического исследования понятия "истины". Используется мета-философский концептуальный подход, когда собственно философские интеллектуальные техники становятся предметом анализа. Научная новизна исследования связана с тем, что традиционно истина трактуется изнутри теории познания, тогда как в отечественной традиции и в некоторых зарубежных традициях истина помещается в пространство онтологии и гносеологии. В российской национальной картине мира истина всегда была не только характеристикой полученного знания, но целью и смыслом бытия человека.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.