Статья 'Дилемма ресоветизации: массовое политическое сознание в разрезе поколений (на материалах г. Улан-Удэ)' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Дилемма ресоветизации: массовое политическое сознание в разрезе поколений (на материалах г. Улан-Удэ)

Дашибалова Ирина Николаевна

кандидат философских наук

старший научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологии и тибетологии, Сибирское отделение РАН

670047, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6, оф. 206

Dashibalova Irina

PhD in Philosophy

Senior Scientific Associate, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies

670047, Russia, the Republic of Buryatia, Ulan-Ude, Sakhyanovoi Street 6, office #206

dashibalonirina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2019.4.31741

Дата направления статьи в редакцию:

16-12-2019


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

Предметом исследования является специфика практик ресоветизации городского населения Улан-Удэ, связанных с образом СССР в разрезе поколений. Выявлено сохранение лояльного отношения к советскому прошлому. Определена на основе проведённого социологического исследования горожан конструирующая роль властного дискурса и имманентность социальной памяти, связанная с незавершённостью реформаторского социально-экономического проекта 1990-х гг. Опираясь на данные опроса, проведённого в г. Улан-Удэ, сопоставляя их с российскими и региональными опросами,продемонстрирован феномен амбивалентности массового сознания и расхождения по отношению к советскому прошлому в представлениях различных поколений. Опрошено 487 жителей г. Улан-Удэ (анкетирование, самозаполнение). Выборка стратифицированная, многоступенчатая с применением квотных значений по взаимосвязанным параметрам на последней ступени отбора респондентов – пол, возраст, образование, национальность. основными выводами проведенного исследования являются следующие положения. На основе поколенческих срезов подтверждена мысль о том, что чем сильнее генерационные различия и старше поколение респондентов, тем благожелательнее являются оценки людей, живших в советский период российской истории. Коллективная солидарность имеет амбивалентные характеристики, в которой присутствуют преувеличенные, снисходительные оценки советского прошлого, редка ассоциативная персонализация конкретного времени с тем или иным политическим лидером, и вместе с тем, особенно среди молодого и среднего поколения присутствует определённые критические настроения к образу СССР.

Ключевые слова: ресоветизация, социальная память, ностальгия, символический капитал, ретроспективная идентичность, образ СССР, конструирование прошлого, паттерны, политические ценности, идеологема

Статья подготовлена в рамках государственного задания (проект XII.191.1.1. Трансграничье России, Монголии и Китая: история, культура, современное общество, номер госрегистрации № АААА–А17–117021310269–9).

Abstract.

The subject of this research is the specificity of re-Sovietization practices of the urban population of Ulan-Ude related to the image of USSR in generational perspective. Preservation of loyal attitude towards the Soviet past is observed. Based on the conducted sociological survey among city residents, the author determines the constitutive role of authoritative discourse and immanence of social memory, associated with incompleteness of the reformatory socioeconomic project of 1990’s. Comparison of the data acquired in survey in Ulan-Ude with the Russian and regional polls demonstrates the phenomenon of ambivalence of mass consciousness and divergence of opinions on the Soviet past among the representatives of different generations (487 residents of Ulan-Ude of different gender, age, education, nationality have been surveyed). Based on generational slice it is proven that the stronger is the generational differences and the older is the generation of respondents, the more affable are the assessments of people who caught the Soviet period of Russian history. Collective solidarity has ambivalent characteristics that marks the exaggerated, loyal assessment of the Soviet past, occasional associative personalization of specific time with a particular political leader, and at the same time, critical moods towards the image of USSR are especially evident among young and middle-aged population.

Keywords:

image of the USSR, retrospective identity, symbolic capital, nostalgia, social memory, re-sovietization, construction of the past, patterns, political values, ideology

В текущей российской политике на институциональном уровне и в массовом сознании наблюдается процесс ревитализации советской идентичности. Фонд «Общественное мнение» в 2014 г. зафиксировал половину россиян сожалевших и четверть не испытывавших сожаление о распаде СССР [8]. Согласно опросу ВЦИОМ, проведённому в марте 2016 г., более половины россиян (64%) утвердительно ответили на вопрос о сохранении СССР, если бы состоялся референдум спустя 25 лет [9]. Данные социологического исследования, проведённого в 2018 г. аналитическим центром Юрия Левады («Левада-центр»), подтверждают возрастание ностальгических настроений о распаде СССР, подстёгнутых пенсионной реформой среди 66% россиян (до 76% среди представителей старшей возрастной группы). Представленный показатель является максимальным за десятилетие [7].

Анализ результатов эмпирических исследований крупнейших социологических центров и теоретических работ российских авторов выявил сохранение советских установок и ценностей в массовом сознании [2, 3, 5, 10, 11, 12].

Активное использование советских идеологем, символики, образов в современном российском публичном дискурсе, СМИ, кинематографе свидетельствует о том, что окончательного разрушения данного символического капитала не произошло, напротив, актуализация политических, культурных, спортивных достижений периода СССР закрепляется в представлениях россиян. На протяжении двух последних десятилетий происходило возвращение и официальное закрепление установок о положительном имидже советского общества в разных ракурсах как «великой державы», маркетинга советских брендов и др. Одним из успешных проектов обращения к советскому прошлому стало введение нормативов Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО) в 2014 г. Исследователи, изучающие современный феномен ресоветизации, отмечают, что актуализация массовых представлений о СССР связана с кризисом гражданской идентичности и фрагментированностью «картины прошлого» [4, с.123].

Важно обозначить, что возрождаемые государственными институтами и медиаканалами советские знаки и образы легли на ностальгические установки живых носителей советской идентичности, тех, кто жил и работал в советский период. Вместе с тем буквальное использование советских концептов без фоновой коммунистической идеологии, и самое главное, в иных социально-политических условиях невозможно. Опираясь на данные социологического исследования, проведённого в г. Улан-Удэ, сопоставляя их с российскими и региональными опросами, мы продемонстрируем феномен амбивалентности массового сознания и расхождения по отношению к советскому прошлому в представлениях различных поколений.

В 2016–2018 гг. сектором социологии Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН проведено инициативное социологическое исследование на тему: «Межпоколенческий анализ социального настроения горожан». Опрошено 487 жителей г. Улан-Удэ (анкетирование, самозаполнение). Выборка стратифицированная, многоступенчатая с применением квотных значений по взаимосвязанным параметрам на последней ступени отбора респондентов – пол, возраст, образование, национальность. Изучено 219 мужчин и 267 женщин; 149 бурят, 303 русских и 34 представителя других национальностей. Всего было исследовано пять поколенческих групп: 157 человек в возрасте 18–29 лет, 95 человек в возрасте 30–39 лет, по 76 человек в возрасте 40–49 и 50–59 лет, 81 человек в возрасте 60 лет и старше. Необходимое число опрашиваемых и параметры отбора определялись на основе Итогов Всероссийской переписи населения 2010 г. Генеральная совокупность составила 310722 человек (население в возрасте 18 лет и старше).

В ходе социологического замера выделены и проанализированы поколенческие группы, обозначенных нами как 1) «довоенное и послевоенное поколение (1930–1956 гг. рожд.», 2) «родившиеся в период 1957–1966-х гг.», 3) «родившиеся и выросшие в советское время, но начавшие свою трудовую деятельность в постсоветский период (1967–1976 гг. рожд.)»,4) «постсоветское поколение» (1977–1986 гг. рожд.), 5) «пореформенное поколение» (1987–1998 гг. рожд.).

Результаты опроса показали, что восприятие положительного образа СССР и сожаление о распаде союзного государства в 1991 г. сохраняется в коллективных представлениях, но имеет существенные различия по генерациям. Если чувство сожаления демонстрирует более трети жителей г. Улан-Удэ (36,96%), отсутствие переживания о распаде СССР показывает 22,4% респондентов, то затруднившихся с ответом составила значимая доля ответивших – 38,8%. Эмпирическая картина в разрезе поколений подтверждает тезис о том, что чем старше возраст участников опроса, тем сильнее они ностальгируют по советскому времени. Довоенное и послевоенное поколение представило самую многочисленную категорию, давшее положительные оценки на вопрос: «Сожалеете ли Вы о распаде СССР?» – 74% от всей выборки. Поколение, родившееся в период «оттепели» и начала правления Л.И.Брежнева, составило почти половину (43,4%) респондентов, поддержавших мысль о том, что СССР должен был сохраниться. Лица, родившиеся в позднесоветский период, т.е. лично заставшие Советский Союз, будучи детьми, но начавшие свою трудовую карьеру в 1990-е гг., в 42,1% случаях отрицательно относятся к распаду СССР. Среди молодого и среднего поколений, т.е. не живших в советский период, есть также сегмент «сожалеющих», 18,5% и 26,3%, соответственно (табл.1). По мнению Головашиной О.В., подобная специфика объясняется консерватизмом традиционной культуры, циклизмом восприятия социального времени особенно старшим поколением (1 группа в нашем исследовании). Постсоветское и пореформенное поколения (4 и 5 группы), не являвшихся свидетелями политических и социальных процессов советского периода, на основании фоновых знаний, становятся уже субъектами современных «трансляторов социальной памяти», «символического конструирования советского прошлого» [1, с.197].

Таблица 1

Сожалеете ли Вы о распаде СССР? (%)

Ответы

18-29

(5 поколенческая группа)

30-39

(4 поколенческая группа)

40-49

(3 поколенческая группа)

50-59

(2 поколенческая группа)

60 и старше

(1 поколенческая группа)

Да

18,5

26,3

42,1

43,4

74,1

Нет

28,03

30,5

19,7

15,8

11,1

Затрудняюсь ответить

52,2

42,1

38,2

34,2

14,8

Нет ответа

1,27

1,1

-

6,6

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Социологическое исследование предполагало выявление сравнительных мнений респондентов о наиболее предпочтительной политической системе. Общая картина по всей выборке показывает, что современная российская политическая система в 31,8% случаях лучше, чем советская (28,3%), но вместе с тем, четверть респондентов (25,9%) поддержали бы демократию по образцу западных стран. В поколенческих срезах оценки предстают следующим образом. Половина лиц старшего поколения (49,4%) считают, что советская политическая система является наилучшей. Западную политическую систему выбрали лишь 13,6% из 1-й когорты. Среди респондентов молодого поколения 40,8% являются сторонниками текущей российской политической системы. Сороколетние респонденты, те, кто вырос в советское время, но начавшие трудовую карьеру в 1990-е гг., одинаково отдают преимущество современной российской и западной системам – по 31,6% (табл.2). Полученная корреляция демонстрирует «гибридное сознание», на формирование которого повлияло переходное состояние российского общества [6, с.141].

Таблица 2

Какая политическая система, на Ваш взгляд, для РФ является предпочтительной в настоящее время? (%)

Ответы

18-29

30-39

40-49

50-59

60 и ст.

Политическая система по типу советской

19,8

23,2

22,4

35,6

49,4

Текущая политическая система

40,8

33,7

31,6

21,1

23,5

Демократия по образцу западных стран

29,3

27,4

31,6

25,0

13,6

Затрудняюсь ответить

2,6

6,3

3,9

2,7

7,4

Нет ответа

7,6

8,4

10,5

15,8

6,2

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Сконструированный или отретушированный в памяти различных поколений положительный образ Советского Союза аппелирует к достижениям социальной политики того времени. Очевиден запрос общества на социальное государство. В частности, в открытых вопросах получены свободные высказывания о «благах советского времени », которые в настоящее время утрачены по мнению респондентов (по всему массиву): «бесплатная медицина », «бесплатное жильё», «не было сильно богатых и бедных», «давали отличные знания в школе и институте», «равный доступ к образованию», «социально защищённые», «стабильные цены», «качественная еда, качественная одежда», «равенство», «постоянное рабочее место», «работа во благо общества, «уверенность в завтрашнем дне».

Несмотря на усиливающийся мобилизационный потенциал конструкта «советского прошлого», современная российская политика по отношению к гражданам РФ не является (и не может являться) полным отражением советской. Для конкретизации представлений о реальной социальной политике был поставлен вопрос о том, совпадают ли интересы власти и общества в настоящее время. Суммарно отрицательные мнения тех, кто считает – «скорее нет » (41,1%) и тех, кто считает – «определённо нет » (24,4%) демонстрируют, что позиции власти и общества далеки друг от друга (табл.3). Таким образом, наблюдается противоречие между декларируемым идеологическим властным дискурсом и отношением к действующей российской власти изученных жителей (табл.3).

Таблица 3

Как Вы считаете, совпадают ли сейчас в России интересы власти и общества? (%), по всей выборке

Ответы

Определённо да

1,9

Скорее да

14,2

Скорее нет

41,1

Определённо нет

24,4

Затрудняюсь ответить

17,4

Нет ответа

1

Всего

100,0

В разрезе поколений полученная картина оценок показывает большее недоверие к власти возрастной категории от 30 до 39 лет (суммарно «скорее нет » – 45,3% и «определенно нет » – 22,1%). Это наиболее активное, зрелое и состоявшееся поколение, не обремененное воспоминаниями о «советском прошлом», успевшее сформировать собственные представления о социальной справедливости. В то же время практически все когорты выражают негативные позиции о близости интересов власти и общества (табл.4).

Таблица 4

Как Вы считаете, совпадают ли сейчас в России интересы власти и общества? (%), по поколениям

Ответы

18-29

30-39

40-49

50-59

60 и старше

Определённо да

1,9

2,1

1,3

0

3,7

Скорее да

19,1

12,6

11,8

13,2

9,9

Скорее нет

39,5

45,3

38,2

46,1

38,3

Определённо нет

22,3

22,1

27,6

19,7

32,1

Затрудняюсь ответить

16,6

16,8

21,1

18,4

16,1

Нет ответа

0,6

1,1

0

2,6

0

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Инструментарий включал себя ряд открытых вопросов, посвящённых отношению к СССР и определению характеристик советского общества в форме свободных высказываний. Полученные ассоциации классифицированы по основаниям: 1) «политические ценности»; 2) «отношение к работе»; 3) «коллективистские ценности»; 5) «личностные качества советских людей», 6) «отрицательные коннотации о советском прошлом». Анализ выделенных паттернов подтверждает тезис об эмоциональном и противоречивом восприятии советского периода различными поколениями о том, как «плохо хорошо мы жили ».

Наиболее часто упоминаемым понятием, зафиксированным в ответах респондентов и характеризующим политические ценности советского общества, является «патриотизм » (используется 78 раз). Распространенными формулировками являются «справедливость » (встречается 20 раз), «равенство», «законопослушание», «гуманизм», «идейность», «коммунизм», «верность государству», «уважение к власти», «вера в будущее». Отличительным политическим символом СССР, который становится генерализующим концептом государственной политики в терминологии «межнациональное согласие», респонденты обозначили как «дружба народов », «союз республик ».

Советских людей, по высказываниям опрошенных, отличает особое отношение к работе, которое фигурирует в большинстве ответов респондентов в качестве ведущей характеристики. Паттерн «трудолюбие » (используется 241 раз) здесь отражает одновременно ценность труда, профессиональные навыки, его востребованность обществом и государством в плановой экономике. В этом же семантическом ряду находятся близкие понятия, вырабатываемые в нескольких поколениях, которые легли в основу жизнеобеспечения и обнаруживают особые качества советских людей: «дисциплинированность » (встречается 32 раза), «исполнительность», «ответственность», «высокая работоспособность» (5 раз), «выносливость», «усердие», «добросовестные», «старательные», «энтузиазм» («фанаты своего дела»), и как следствие, «профессионализм», «квалифицированность », «стабильное рабочее место », ожидание конкретных социальных гарантий – «трудом можно было много добиться ».

Основной идеологемой советского общества, формируемой политическими акторами, системой образования и медиаинститутами являлась концепция приоритета общественных ценностей над личностными. Само понятие «коллективизм» встречается в ответах 12 раз. Отражение свойств коллективистского сознания мы наблюдаем в ответах респондентов, характеризующих качества советских людей. В свободных формулировках эти признаки эмоционально окрашены, имеют положительные коннотации, синонимичные высоконравственным атрибутам: «дружелюбие» (упоминается 35 раз), «бескорыстие» (11 раз), «сплочённость», «взаимовыручка », «заботливые» (7 раз), «неравнодушие» (6 раз), «милосердие», «отзывчивость» (14 раз), «сострадание», «жертвенность», «альтруизм», «ответственность за других», «благородство», «общительность», «щедрость», «преданные». По высказываниям опрошенных «отношения между людьми были лучше », было «уважение друг к другу».

Личностные качества советских людей по полученным ответам имеют богатую палитру, включающую морально-этические характеристики и поведенческие аспекты. Указанные свойства составляют идеализированный портрет «советского человека», акцентирующий социальную память о прошлом, на основе, которого происходит конструирование ретроспективной идентичности. Чаще всего среди упоминаемых атрибутов был использован концепт «честность » (73 раза). Далее – «ответственность» (55 раз), «доброта, доброжелательность, добропорядочность» (54 раза), «порядочность» ( 23 раза), «целеустремлённость » (19 раз), «справедливость » (12 раз). Выделяется такая отличительная черта как «образованность » в 26 высказываниях респондентов, а также близкие ей – «начитанность», «умные», «грамотные», «культурные», «интеллигенты», «познавательные», «начитанные», «эрудированные, много читают газеты, смотрят новости, хорошо знают историю», «стремление к знаниям». Систематизация ответов позволила определить следующие стереотипные характеристики:

1) «смелость» (10 раз), «отвага», «героизм», «победители», «сильные духом», «решительность», «самоотдача», «крепкой закалки», «мощная сила духа», «мужественные», «настойчивость», «непоколебимость», «сила воли», «сильные характером»;

2) «преданные», «примерные», «идейные», «идеалисты», «имеющие твёрдую позицию», «имеющие моральные ценности», «надёжные», «сознательные», «чувство долга и чести»; «романтики», «самоотверженные», «смотрящие в будущее», «светлые в делах», «твёрдые убеждения», «верные принципам»;

3) «неприхотливые», «практичные» (но одновременно встречается и «непрактичные»), «простые» (используется 13 раз), «запасливые», «экономные», «бережливые»;

4) «оптимизм», «позитивные», «неунывающие», «весёлые», «жизнерадостные»;

5) «открытые», «искренние», «наивные», «сердечные», «скромные», «снисходительные», «непритязательные», «доверчивые», «душевные», «терпеливые»;

6) «твердый характер», «упорные», «усердие», «выдержка»;

7) «закалённые», «спортивные», «здоровые», «долгожители», «отличное здоровье»;

8) «вежливые», «тактичные», «внимательные», «достойные», «опытные», «мудрые», «понимающие», «пунктуальные», «любящие», «не амбициозные», «совестливые», «спокойные», «строгие».

Повседневное практическое мышление содержит в себе зачастую наряду с идеализированными аттитюдами и отрицательные коннотации. В оценках респондентов представления о советском обществе включают критические рассуждения, пласт которых позволяет выявить разнородность межпоколенческих суждений и описание советского прошлого, далёкого от нейтральных характеристик. Стойкие негативные ассоциации с понятием «советское» у опрошенных вызывают семантический ряд: «безбожники», «безынициативность», «бедность», «беспринципность», «нахлебники за счёт государства», «безнадёжная вера во власть», «боятся идти на риск», «бюрократы», «возлагают большие надежды на государство», «все делали по команде», «двоемыслие», «желающие работать за копейки», «живущие шаблонной жизнью», «запуганные», «сталинисты», «не креативные», «не свободные», «юридически не грамотные», «растерянные», «обманутые», «ограниченные, боятся власти», «отрицательно относятся к Западу», «пассивные», «послушные», «унылые», «не имеют своего мнения», «не представляет себя без государства», «управляемое «стадо», «уравниловка», «фанатики», «чинопочитание».

Результаты опроса общественного мнения жителей г. Улан-Удэ позволяют сформулировать вывод о том, что наряду с конструирующим влиянием властного дискурса, который обращается к советскому прошлому, в целом в обществе сохраняется лояльное отношению к образу СССР. Специфика массовых политических представлений вызвана бытованием ряда советских социальных практик и политической культуры, инкорпорированных в российскую действительность, имманентностью социальной памяти, незавершённостью реформаторского социально-экономического проекта 1990-х гг. На основе поколенческих срезов подтверждена мысль о том, что чем сильнее генерационные различия и старше поколение респондентов, тем благожелательнее являются оценки людей, живших в советский период российской истории. Коллективная солидарность имеет амбивалентные характеристики, в которой присутствуют преувеличенные, снисходительные оценки советского прошлого, редка ассоциативная персонализация конкретного времени с тем или иным политическим лидером, и вместе с тем, особенно среди молодого и среднего поколения присутствует определённые критические настроения к образу СССР.

Библиография
1.
Головашина О. В. Образ Советского Союза в социальной памяти современных россиян (на материалах эмпирического исследования). – Социально-экономические явления и процессы. – 2013. – № 11 (57). С. 193-198.
2.
Гудков Л. Д. Доверие в России: смысл, функции, структура. // Новое литературное обозрение. – 2012. – №5 (117). – С. 249–280.
3.
Гудков Л. Д. Советский человек в социологии Юрия Левады. // Общественные науки и современность. – 2007. – №6. – С. 16–30.
4.
Евгеньева Т. В., Селезнева А. В. Советское прошлое в ценностном и образно-символическом пространстве российской идентичности. – Полис. Политические исследования. 2016. № 3. С. 25–39. https://doi.org/10.17976/jpps/2016.03.04.
5.
Евгеньева Т.В., Селезнева А.В. 2013. Политические представления в контексте исторической памяти: обращение к прошлому в ситуации кризиса идентичности. – Известия Тульского государственного университета. – 2013. – Гуманитарные науки. № 3. C. 158 167.
6.
Маленков В.В. Образ советского прошлого в темпоральной конструкции формирующейся российской нации // Среднерусский вестник общественных наук. – 2016. – №5. – С. 136–144.
7.
Ностальгия по СССР. // Аналитический центр Юрия левады «Левада-центр». 19 декабря 2018. URL: http: // levada.ru (дата обращения: 16.12.2019).
8.
О распаде СССР. Что думают сегодняшние россияне о распаде СССР? // Фонд «Общественное мнение». 28 января 2014. URL: https://fom.ru/Proshloe/11314. (дата обращения: 16.12.2019).
9.
СССР: сказка о потерянном референдуме. Всероссийский центр общественного мнения. 16 марта 2016 г. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115619. (дата обращения: 16.12.2019).
10.
Смолина Н. С. Советское / постсоветское как объект социально-философского анализа: проблематизация коллективной идентичности. Автореф. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук. Екатеринбург, 2009. 25 с.
11.
Стенограмма Всероссийской конференции «Проблема проработки советского прошлого» // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. – 2013. – №4. – С. 69–140.
12.
Швец М.В. Механизмы и многообразие форм актуализации «советского в современной российской культуре // Вестник Самарского института управления. – 2013. – №4 (27). – С. 82–92.
References (transliterated)
1.
Golovashina O. V. Obraz Sovetskogo Soyuza v sotsial'noi pamyati sovremennykh rossiyan (na materialakh empiricheskogo issledovaniya). – Sotsial'no-ekonomicheskie yavleniya i protsessy. – 2013. – № 11 (57). S. 193-198.
2.
Gudkov L. D. Doverie v Rossii: smysl, funktsii, struktura. // Novoe literaturnoe obozrenie. – 2012. – №5 (117). – S. 249–280.
3.
Gudkov L. D. Sovetskii chelovek v sotsiologii Yuriya Levady. // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. – 2007. – №6. – S. 16–30.
4.
Evgen'eva T. V., Selezneva A. V. Sovetskoe proshloe v tsennostnom i obrazno-simvolicheskom prostranstve rossiiskoi identichnosti. – Polis. Politicheskie issledovaniya. 2016. № 3. S. 25–39. https://doi.org/10.17976/jpps/2016.03.04.
5.
Evgen'eva T.V., Selezneva A.V. 2013. Politicheskie predstavleniya v kontekste istoricheskoi pamyati: obrashchenie k proshlomu v situatsii krizisa identichnosti. – Izvestiya Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. – 2013. – Gumanitarnye nauki. № 3. C. 158 167.
6.
Malenkov V.V. Obraz sovetskogo proshlogo v temporal'noi konstruktsii formiruyushcheisya rossiiskoi natsii // Srednerusskii vestnik obshchestvennykh nauk. – 2016. – №5. – S. 136–144.
7.
Nostal'giya po SSSR. // Analiticheskii tsentr Yuriya levady «Levada-tsentr». 19 dekabrya 2018. URL: http: // levada.ru (data obrashcheniya: 16.12.2019).
8.
O raspade SSSR. Chto dumayut segodnyashnie rossiyane o raspade SSSR? // Fond «Obshchestvennoe mnenie». 28 yanvarya 2014. URL: https://fom.ru/Proshloe/11314. (data obrashcheniya: 16.12.2019).
9.
SSSR: skazka o poteryannom referendume. Vserossiiskii tsentr obshchestvennogo mneniya. 16 marta 2016 g. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115619. (data obrashcheniya: 16.12.2019).
10.
Smolina N. S. Sovetskoe / postsovetskoe kak ob''ekt sotsial'no-filosofskogo analiza: problematizatsiya kollektivnoi identichnosti. Avtoref. na soisk. uch. step. kand. filos. nauk. Ekaterinburg, 2009. 25 s.
11.
Stenogramma Vserossiiskoi konferentsii «Problema prorabotki sovetskogo proshlogo» // Politicheskaya kontseptologiya: zhurnal metadistsiplinarnykh issledovanii. – 2013. – №4. – S. 69–140.
12.
Shvets M.V. Mekhanizmy i mnogoobrazie form aktualizatsii «sovetskogo v sovremennoi rossiiskoi kul'ture // Vestnik Samarskogo instituta upravleniya. – 2013. – №4 (27). – S. 82–92.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил оригинальную статью в журнал «Урбанистика»; в ней он ставит вопрос об исследовании массового политического сознания в разрезе поколений на материалах г. Улан-Удэ. В разработке обозначенной проблемы автор статьи отталкивался прежде всего от положения о том, что анализ результатов эмпирических исследований крупнейших социологических центров и теоретических работ российских авторов выявил сохранение советских установок и ценностей в массовом сознании. Между тем характеризуя постановку проблемы, автор статьи указывает на то, что активное использование советских идеологем, символики, образов в современном российском публичном дискурсе, СМИ, кинематографе свидетельствует о том, что окончательного разрушения данного символического капитала не произошло, напротив, актуализация политических, культурных, спортивных достижений периода СССР закрепляется в представлениях россиян. Как отмечается в рецензируемом материале, на протяжении двух последних десятилетий происходило возвращение и официальное закрепление установок о положительном имидже советского общества в разных ракурсах как «великой державы», маркетинга советских брендов и др. Одним из успешных проектов обращения к советскому прошлому стало введение нормативов Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО) в 2014 г. Исследователи, изучающие современный феномен ресоветизации, отмечают, что актуализация массовых представлений о СССР связана с кризисом гражданской идентичности и фрагментированностью «картины прошлого». В основу рассуждений автора легло эмпирическое исследование на тему: «Межпоколенческий анализ социального настроения горожан». Опрошено 487 жителей г. Улан-Удэ (анкетирование, самозаполнение). Выборка стратифицированная, многоступенчатая с применением квотных значений по взаимосвязанным параметрам на последней ступени отбора респондентов – пол, возраст, образование, национальность. Респондентами стали 219 мужчин и 267 женщин; 149 бурят, 303 русских и 34 представителя других национальностей. Всего было исследовано пять поколенческих групп: 157 человек в возрасте 18–29 лет, 95 человек в возрасте 30–39 лет, по 76 человек в возрасте 40–49 и 50–59 лет, 81 человек в возрасте 60 лет и старше. Необходимое число опрашиваемых и параметры отбора определялись на основе Итогов Всероссийской переписи населения 2010 г. Генеральная совокупность составила 310722 человек (население в возрасте 18 лет и старше). Как считает автор, основываясь на результатах опроса, восприятие положительного образа СССР и сожаление о распаде союзного государства в 1991 г. сохраняется в коллективных представлениях, но имеет существенные различия по генерациям. Если чувство сожаления демонстрирует более трети жителей г. Улан-Удэ (36,96%), отсутствие переживания о распаде СССР показывает 22,4% респондентов, то затруднившихся с ответом составила значимая доля ответивших – 38,8%. Эмпирическая картина в разрезе поколений подтверждает тезис о том, что чем старше возраст участников опроса, тем сильнее они ностальгируют по советскому времени. Не оставляет сомнений необходимость обращения к анализу сравнительных мнений респондентов о наиболее предпочтительной политической системе. Общая картина по всей выборке показывает, что современная российская политическая система в 31,8% случаях лучше, чем советская (28,3%), но вместе с тем, четверть респондентов (25,9%) поддержали бы демократию по образцу западных стран. В поколенческих срезах оценки предстают следующим образом. Половина лиц старшего поколения (49,4%) считают, что советская политическая система является наилучшей. Западную политическую систему выбрали лишь 13,6% из 1-й когорты. Среди респондентов молодого поколения 40,8% являются сторонниками текущей российской политической системы. Автор особое внимание уделил конкретизации представлений о реальной социальной политике. Для этого был поставлен вопрос о том, совпадают ли интересы власти и общества в настоящее время. Суммарно отрицательные мнения тех, кто считает – «скорее нет» (41,1%) и тех, кто считает – «определённо нет» (24,4%) демонстрируют, что позиции власти и общества далеки друг от друга (табл.3). Таким образом, наблюдается противоречие между декларируемым идеологическим властным дискурсом и отношением к действующей российской власти изученных жителей. Далее автор уделяет внимание анализу совпадений в России интересов власти и общества, по поколениям. Инструментарий включал себя ряд открытых вопросов, посвящённых отношению к СССР и определению характеристик советского общества в форме свободных высказываний. Полученные ассоциации классифицированы по основаниям: 1) «политические ценности»; 2) «отношение к работе»; 3) «коллективистские ценности»; 5) «личностные качества советских людей», 6) «отрицательные коннотации о советском прошлом». Анализ выделенных паттернов подтверждает тезис об эмоциональном и противоречивом восприятии советского периода различными поколениями о том, как «плохо хорошо мы жили». Таким образом, следуя логике научного поиска, автор пришел к заключению, что основной идеологемой советского общества, формируемой политическими акторами, системой образования и медиаинститутами являлась концепция приоритета общественных ценностей над личностными. Само понятие «коллективизм» встречается в ответах 12 раз. Отражение свойств коллективистского сознания мы наблюдаем в ответах респондентов, характеризующих качества советских людей. В свободных формулировках эти признаки эмоционально окрашены, имеют положительные коннотации, синонимичные высоконравственным атрибутам: «дружелюбие», «бескорыстие», «сплочённость», «взаимовыручка », «заботливые», «неравнодушие», «милосердие», «отзывчивость» и т.д. На основе изложенного можно констатировать, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Результаты опроса общественного мнения жителей г. Улан-Удэ позволили автору статьи сформулировать вывод о том, что наряду с конструирующим влиянием властного дискурса, который обращается к советскому прошлому, в целом в обществе сохраняется лояльное отношению к образу СССР. Специфика массовых политических представлений вызвана бытованием ряда советских социальных практик и политической культуры, инкорпорированных в российскую действительность, имманентностью социальной памяти, незавершённостью реформаторского социально-экономического проекта 1990-х гг. 2. На основе поколенческих срезов подтверждена мысль о том, что чем сильнее генерационные различия и старше поколение респондентов, тем благожелательнее являются оценки людей, живших в советский период российской истории. Коллективная солидарность имеет амбивалентные характеристики, в которой присутствуют преувеличенные, снисходительные оценки советского прошлого, редка ассоциативная персонализация конкретного времени с тем или иным политическим лидером, и вместе с тем, особенно среди молодого и среднего поколения присутствует определённые критические настроения к образу СССР. Итак, автор в целом был близок к получению заметных научных результатов, позволивших обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы. Выводы, сформулированные в статье, согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий. Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике и обозначить свой независимый и подкрепленный исследовательскими позициями авторский взгляд на обозначенную проблему. Итак, учитывая сказанное, предлагаю рекомендовать статью к опубликованию в научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"