по
Психолог
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Психолог" > Рубрика "Философия и психология"
Философия и психология
Кулагина-Ярцева В.С. - Стейнбок Э.Дж. Особая структура эмоций (перевод В.С. Кулагиной-Ярцевой) c. 1-29

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12971

Аннотация: Цель статьи – исследовать, фундируются ли акты, относящиеся к эмоциональной сфере переживания в объективирующих актах познавания, или имеют свою уникальную структуру и независимы от этих актов. Начало рассуждений по этой проблематике мы находим в гуссерлианской феноменологии.Революционность идей Гуссерля заключалась не просто в открытии интенциональной структуры сознания, но в уникальном феноменологическом подходе, позволившем ему описать способ осмысления того, чем является нечто (бытие предмете) по отношению к силе и границам субъективности. Говоря, что эмоциональные акты фундированы в более первичных интенциональных актах, Гуссерль подразумевает, что эмоции зависят от объективирующих актов, потому что им необходимы характеристики последних, чтобы «необъективирующий акт», представленный в определенном смысле, значил что-то за пределами себя. Определенные эмоциональные переживания, такие, как рассмотренные здесь (доверие), или в более широком смысле, такие, которые относятся к сфере межличностного и к данности личности, не должны пониматься как основанные в объективирующих актах. Хотя это не противоречит базовой структуре «фундирования» у Гуссерля, это противоречит его раннему пониманию эмоций.
Першин Ю.Ю. - Философия разведки в case study: "военное метадействие" c. 1-27

DOI:
10.7256/2409-8701.2015.1.13704

Аннотация: Объектом исследования является архаическое сознание, архаическое видение и понимание окружающего мира. Предметом исследования является проявление архаического сознания в современных условиях в пространстве военного метадействия. Разведывательная и контрразведывательная деятельность в различных формах ее проявления является военным метадействием, в пространстве которого ведутся непосредственные боевые действия. Именно в такой экстремальной ситуации у человека актуализируется видение мира и ситуации, несколько отличное от обыденного. Исследование посвящено рассмотрению такого видения ситуации. В исследовании используется системно-коммуникационный подход, а также реконструкция понимания военного метадействия с точки зрения архаического сознания. Научная новизна исследования состоит, с одной стороны, в исследовании проявлений архаического сознания, сознания первобытного человека, в экстремальной ситуации военного действия и метадействия. С другой стороны, сама боевая ситуация в пространстве военного метадействия рассматривается с точки зрения архаического сознания, попытка реконструкции сущности и принципов которого сделана в других работах автора.
Пархоменко Р.Н. - Миф как категория мировосприятия: достоинства и недостатки теории Э. Кассирера c. 1-30

DOI:
10.7256/2409-8701.2015.5.16099

Аннотация: Объектом исследования является понятие мифа в философии Эрнста Кассирера: еще в начале 20-х годов прошлого столетия Кассирер начал интересоваться этнологическими изысканиями о жизни, языке и мышлении первобытных обществ для того, чтобы понять основные законы функционирования примитивного мышления, которое он определял как «мифическую жизненную форму». Эти исследования привели Кассирера к выводу о том, что даже примитивные ритуалы, зачастую не вербализованные, имели свою собственную логику, однако, отличную от логики современных научно-рациональных обществ. Методом исследования стало изучение большого массива работ Э. Кассирера и монографий о философии Кассирера, в том числе и на немецком языке. Основными выводами проведенного исследования является констатация того факта, что Кассирер был убежден в том, что миф как жизненная форма в древних обществах, также как и миф в политике в современных обществах, указывает на существование различных фрагментов человеческого мировоззрения, которые ответственны за совершение людьми различных ошибок при принятии решений и в своем поведении.
Сукиасян С.Г. - Психоархеология как метод исследования психики c. 1-31

DOI:
10.7256/2409-8701.2015.6.17129

Аннотация: Методологический подход, заложенный в основу данного исследования, позволяет найти общее в закономерностях развития, изучаемых разными науками, предложив для осмысления эволюции природы и общества общую платформу во Вселенной. Такой подход исходит из того, что наряду с вещественным (материальным) миром существует мир сознания, мир информационных полей. Философская платформа, из которой исходит автор, признает равнозначность материи, энергии и духа, равно как и их сочетания. Материя и Дух представляют непрерывное внутреннее единство на всех уровнях организации бытия. Методология исследования и анализа психики и психических процессов, представленная в настоящей статье, основана на принципе универсального эволюционизма (синергетики), который исходит из принципа единого мира, предполагающего развитие физического, биологического и социального миров по единому сценарию. Изучая психику как феномен, имеющий свою историю развития и становления, так же как и человек, как объект биологический, со своей историей развития, автор рассматривает психопатологические проявления как исторические артефакты, адекватные в актуальном времени и пространстве, однако приобретшие патологический характер в настоящее время. В качестве основы для подобного подхода к психике автор рассматривает теорию диссолюции Джексона. Делается попытка понимания психики как многослойного феномена, отражающего этапность эволюционного процесса.
Рысёв Н.Ю. - Необходимые, достаточные и дополнительные компоненты психологической манипуляции c. 1-12

DOI:
10.7256/2409-8701.2016.3.19242

Аннотация: Данная статья посвящена анализу развития теории манипуляции. Исследуемая проблема – выделение необходимых, достаточных и дополнительных составляющих манипуляции. В статье рассматриваются разнообразные взгляды известных авторов на манипулятивное поведение личности или социальной группы. В статье исследуются следующие контексты манипуляции: 1. культурно - исторический и военный контекст, 2. политический и государственный контекст, 3. организационный контекст, 4. маркетинговый контекст, 5. жизненный контекст, 6. личностно - харктерологический контекст. Целью данной рабты является четкое и ясное выделение таких составляющих психологической манипуляции, которые позволяют говорить о манипуляции как таковой. Методы исследования следующие: теоритические научные методы, такие как - анализ литературы, выдвижение гипотезы, формализация, абстрагирование, индукция; эмпирические научные метод - наблюдение. В результате проведенного анализа автор выдвигает гипотезу о пяти необходимых составляющих манипуляции. 1. Субъект-объектное отношение. 2. Сокрытие истинной цели манипулятора. 3. Сокрытие факта манипуляции. 4. Воздействие на мишень манипулируемого объекта (потребность, ценность, роль или самооценка). 5. Вызов в объекте эмоции, мысли, установки, или действия для того, чтобы создать субъективное ощущение самостоятельности принятия решения у объекта манипуляции. Без каждого из этих компонентов манипуляция не будет таковой, с одной стороны. С другой стороны, наличие данных пяти составляющих достаточно для того, чтобы сделать поведение личности или социальной группы именно манипуляцией. Другие компоненты манипуляции, к примеру, пусковой механизм, сценарий и содержание манипуляции, тактические методы влияния, являются дополнительными и усиливающими воздействие.
Спектор Д.М. - Быть и иметь: воля к воплощению и власть плоти c. 1-15

DOI:
10.7256/2409-8701.2017.1.20505

Аннотация: Предметом исследования выступает связь и различие понятий воли-к-власти и обладания (их обращение). В ряде фундаментальных исследований последнего времени они преимущественно противопоставлялись, причем первое (быть) при этом соотносилось с подлинным-бытим, в то время как второе — с симулякром, обманом, при всем многообразии причин и феноменологий последнего. Вместе с тем непременное наличие феномена обладания в истории (в частности, владение «собственным телом», «самим собой») наводит на мысль о неслучайности его непосредственных и опосредованных проявлений. В такой связи исследование ставит задачей реконструкцию онтологии «имения» и установление его (онтологической же) связанности с волею-к-власти (бытием). Метод исследования основан анализом и реконструкцией понятий «власть» и «собственность» в их обращении; наиболее существенной его (метода) чертой выступает последовательное сближение антропологических и логических форм (категория воплощения, обладания и «внешнего» в императиве «реального»). Научная новизна исследования заключается в разработке категории перехода и онтологической связи модусов бытия и обладания (власти и собственности) в их не-умозрительных, но антропологических атрибуциях, редуцированных к пра- феноменам «обмена», «дара» и жертвоприношения. «Собственность» предстает формою игры власти, заключенной в оболочку «вовлечения» и «соучастия» (воплощения), изначально осуществляемую на уровне плоти (тела).
Склейнис В.А. - Взаимодействие семантических структур как нелинейный динамический процесс c. 1-8

DOI:
10.7256/2409-8701.2017.2.22313

Аннотация: В качестве предмета исследования выступают модели систем значений и процесса сознания, использующиеся в психологии субъективной семантики и психосемантике. Автором рассматривается ряд концепций, описывающих перспективы применение физических моделей, применяемых в постнеклассической философии для моделирования психических явлений. Основываясь на понимании значения как структуры, определяющей упорядоченность и системную организацию сознания, а также на концепции И.Н. Погожиной, в рамках которой деятельностный подход ставится в соответствии постнеклассическому этапу развития психологической науки, автор сопоставляет модели систем значений, существующих в рамках психологии субъективной семантики, с одной стороны, и синергетические моделей сознания с другой. Задачей данного исследования является сопоставительный анализ концепций сознания, существующих в области психосинергетики и психологии субъективной семантики. Научная новизна исследования заключается в объединении синергетических моделей сознания с одной стороны и деятельностной теории сознания, предложенной В.П. Серкиным, а также моделей образа мира и образа жизни, существующих в психологии субъективной семантики и психосемантике с другой, что позволяет, на наш взгляд, расширить представления о характере взаимодействия образа мира и образа жизни, рассматривая динамические аспекты данного взаимодействия как нелинейный процесс с одной стороны и экстраполировать синергетические аспекты процесса интериоризации на процесс экстериоризации с другой. Также в работе осуществлена экстраполяция тезиса о различиях в языках описания поверхностных и глубинных семантических структур как на процессы внутриличностной динамики смысловых структур, так и на процесс взаимодействия человека с культурой как полем коллективных смыслов.
Фаритов В.Т. - Хайдеггер как лекарство: онтология психиатрии c. 12-23

DOI:
10.7256/2409-8701.2016.5.20296

Аннотация: Статья посвящена проблеме влияния философских учений на теорию и практику психиатрии. Материалом исследования являются работы немецкого психиатра и философа Л. Бинсвангера. В качестве объекта исследования выступает онтология психиатрии. Предметом исследования является рецепция фундаментальной онтологии и экзистенциальной аналитики М. Хайдеггера в психиатрических исследованиях Л. Бинсвангера. В статье анализируется проблема онтологического основания психиатрии как научной дисциплины, рассматриваются основные понятия экзистенциального анализа как метода психиатрического исследования, описывается экзистенциальная структура шизофрении. В статье применяются методологические принципы и используется категориально-понятийный аппарат фундаментальной онтологии и экзистенциальной аналитики. Основным результатом проведенного исследования является экспликация онтологического содержания экзистенциального анализа как метода исследования в области психиатрии. Автор показывает, что работы Л. Бинсвангера имеют не только психиатрическую, но и философскую значимость. Психиатрические исследования Л. Бинсвангера базируются на феноменологии, фундаментальной онтологии и экзистенциальной аналитике.
Сукиасян С.Г. - Проблема сознания: современное состояние проблемы с точки зрения синергетики c. 13-69

DOI:
10.7256/2409-8701.2016.1.17673

Аннотация: Предмет настоящего исследования является категория «сознания» как ведущий компонент и форма психической деятельности человека в контексте его возникновения, форм проявления и развития. Проблема сознания является одной из самых сложных вопросов в научном познании человека. Целью настоящего исследования является анализ основных подходов и гипотез о природе сознания с позиций различных областей познания - ортодоксального научного и эзотерического. И в итоге рассматривает проблему сознания в неразрывной совокупности этих двух подходов. Автором поставлена задача, рассмотреть современные, пока еще не популярные, подходы к проблеме сознания и его соотношения с психикой, мозгом, вселенной. Работа структурирована и включает следующие разделы: история и классика проблемы, сознание и синергетика, физические основы сознания, сознание и мозг, особые состояния сознания, заключение. Настоящее исследование теоретическое и основано на анализе категориальных понятий и подходов, принятых в психологии, психиатрии, физике. Представлен оригинальный подход автора к пониманию природы и психики человека. При этом он исходит из того, что суть любого человеческого феномена проявляется в его крайностях. В данном случае в измененных состояниях психики, в частности, в состояниях деперсонализации-дереализации, вне телесном опыте. Автор предполагает, что такой подход, акцентирующий совмещение крайностей - научного и паранаучного анализа, акцентирование необычных и уникальных возможностей человека, изучение энергоинформационного аспекта тех или иных проблем, может продвинуть нас в направлении познания человека и природы. Он исходит также из того, что существует объективно существующий, вещественный мир, «данный нам в ощущениях»; но существует и другая реальность с другой формой бытия - мир наших переживаний и представлений, мир, реальность которого лежит вне области существования материального мира.Все рассуждения автора строятся на теории эволюционного универсализма, теории физического вакуума и торсионных полей. Современная наука исходит из того, что основное состояние любого вида материи – это физический вакуум. Это пустота или «ничего» является универсальной средой, которая регулирует все силы взаимодействия, является первичной материей, прародителем всего сущего во Вселенной. Психическое в человеке, а, следовательно, и сознание, выступает как физическое проявление, иначе как сверхслабое ментальное взаимодействие. То есть психическое и материальное представляют собой два различных аспекта одной и той же реальности. Психическое может вести себя подобно не психическому.В подтверждение теоретических рассуждений автор приводит обширный экспериментальный материал, доказывающий реальность и действенность многих экстрасенсорных, вне телесных и других феноменов, свойственных человеку. Автор склонен считать, что сознание представляет собой универсальное явление, характерное для материального мира, от молекулы до организмов. Современные теоретические и экспериментальные исследования показывают, что мозг не имеет отношения к продуцированию сознания. Мозг – это принимающий, обрабатывающий и передающий биологический аппарат, связывающий человека с вселенной, аппарат, связывающий человека и энергоинформационное поле вселенной. Сознание существует вне физического тела и вне тонкой материи. Оно имеет двойственную природу
Майков В.В. - Изначальная психотерапия: древние практики заботы о душе и современность c. 19-42

DOI:
10.7256/2409-8701.2016.4.19579

Аннотация: Предметом исследования являются общегуманитарные истоки психотерапии. Ставится вопрос о том, что в культуре играло роль психотерапии до появления психотерапии в XIX-м в. Рассматривается генезис современной психотерапии, истоки которой можно проследить в древних практиках «заботы о душе». Формулируется задача найти наиболее устойчивые и развитые такие практики и понять, как и почему они работают. Предварительной основой исследования был анализ работы всемирно известных психотерапевтов и их высказываний о сущности психотерапии. Метод и методология исследования основаны на генеалогическом подходе М. Фуко, идеях психотопологии М. К. Мамардашвили, и авторском развитии «компьютерной метафоры» и картографии «путешествия героя». Основными выводами проведенного исследования являются: предварительная типология исторических субъектов, с которой соотнесены базовые практики «заботы о душе». Полученные результаты дают новые возможности понимания истоков и сущности современной психотерапии с точки зрения современных гуманитарных наук, прежде всего, психологии, антропологии и философии. Введено и описано понятие «изначальной психотерапии» и 12 древних практик заботы о душе, показано, как эти практики присутствуют в современных популярных направлениях духовно-ориентированной психологии и психотерапии.
Спектор Д.М. - Мотивация, субъективность и их темпоральные интерпретации c. 26-41

DOI:
10.7256/2409-8701.2016.3.19316

Аннотация: Предмет исследования представлен отношением (обращением) мотивации и «времени» в его не-физической, психологической, трактовке. В исследовании развиваются идеи необходимости отхода психологии от не-критически заимствованных из иных областей представлений о природе времени (биографического, исторического, социального), и разработки психологией собственных аналитических представлений, основанных не-предвзятой аналитикой психологических субстанций (прежде всего, «мотивации»). Исследование ориентировано также задачами переосмысления тесно связанных с «мотивацией» психологических реалий, в частности, «целесообразности» и «субъекта», «субъективности» и «эмоциональности». Метод исследования основан анализом и реконструкцией понятий «прошлого», «будущего» и их обращения в моменте-теперь, в его психологической интерпретации. Научная новизна исследования заключается в разработке новых представлений о природе времени; таковые предварительно очерчены как в исследованиях, связующих «подсознательное» со структурным устроением текста (Ж. Лакан), так и с вменением последнему (тексту) собственной темпоральной структуры. Однако данные интенции не обрели системного замыкания в природе биографического времени. Решение такой задачи предполагает новое возвращение к «природе времени», исходящее из пересмотра природы мотивации (эмоций). Попытку подобного «сведения» и представляет текст статьи.
Юров И.А. - С.Л.Рубинштейн: диалектико-материалистическая и гуманистическая психологии c. 37-84

DOI:
10.7256/2409-8701.2015.4.15394

Аннотация: Предметом исследования является анализ теоретических позиций С.Л.Рубинштейна как основоположника диалектико-материалистической и гуманистической психологии в отечественной науке. Позиции и теоретические взгляды С.Л.Рубинштейна рассматриваются в историческом аспекте: от субъективного идеализма в дипломной работе до создания основ диалектико-материалистической психологии и экзистенциальной (гуманистической) психологии. Отмечается, что ряд видных представителей гуманистической психологии (М.Хайдеггер, Л. Бинсвангер, Ж.-П.Сартр, Р.Мэй, В.Франкл ) в значительной мере повторили и затем продолжили рассмотрение экзистенциальной психологии, основы который уже были рассмотрены С.Л.Рубинштейном. Метод исследования - анализ опубликованных работ С.Л.Рубинштейна, А.В.Брушлинского, К.А.Абульхановой-Славской, С.Кьеркогора, М.Хайдеггера и других экзистенциалистов Основными выводами проведенного исследования является конвергенция зарубежных и отечественных работ по диалектиктико-материалистической и гуманистической психологии и в связи с этим утверждается диалектическая равнозначимость принципов детерминизма и индетерминизма, единства сознания и деятельности, единства бессознательного и деятельности, дизъюнкция сознания и деятельности, аутентичности и нонаутентичности и некоторых других.
Щупленков Н.О., Щупленков О.В. - Субъектность как интегральная психо-философская характеристика человека c. 51-82

DOI:
10.7256/2306-0425.2013.9.10671

Аннотация: В данной статье под «субъектом» понимается человек, носитель таких качеств как автономность, противопоставленность миру как объекту, самодетерминация, активность, внутренняя целостность и неделимость. Строго говоря, такое понимание справедливо лишь для европейской нововременной модели субъекта (или жекартезианской парадигмы субъектности), только в рамках которой и стало возможным появлениетермина «субъект» и приписывание ему привычных нам сегодня значений. В средневековом илиантичном мировоззрении не могло появиться ни такой категории, ни подобной интерпретации человека.Спорным является и соответствие картезианской интерпретации современным тенденциям философской мысли: ведь уже И. Кант своим «коперниканским поворотом» вносит значительные коррективы в эту модель. В ранних работах неклассического периода философствования картезианская модель субъекта подвергается еще более резкой критике. И, наконец, заявление о «смерти субъекта», впервые явным образом сформулированное М. Фуко в работе «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» (1966) и ставшее своего рода лозунгом постмодернистской философии, ставит вопрос об отказе от самой категории «субъект». Итак, каждая историческая эпоха «создает» своего собственного субъекта, наполняя новыми смыслами все ту же картезианскую категорию «субъект». Более того, в «прокрустово ложе» этой категории мы пытаемся втиснуть также представления о человеке, например, эпохи Античности или Средних веков.Таким образом, категория «субъект» лишь с натяжкой может использоваться для характеристики других эпох или культур. Однако, если мы и не можем с полным правом назвать, например, христианина эпохи Средневековья «субъектом» в современном смысле, можем ли мы утверждать, что он вообще не обладал в той или иной мере «субъектными качествами»? Очевидно, нет – пожалуй, это означало бы, что он не был и человеком. Таким образом, вероятно, следует вести речь не о несостоятельности категории «субъект» вообще, но скорее о переносе исследовательского интереса со статичной категории «субъект», фиксирующей конкретный исторический тип «субъекта», на категорию, выражающую определенное качество – «способность быть субъектом». И уже это качество может быть в той или иной степени присущим человеку любой исторической эпохи. В этой роли также может выступить категория «субъектность». Такой подход позволит достаточно корректно отразить историческую динамику категории «субъект», обозначая не самого «субъекта», но степень выраженности определенного качества в разные исторические периодыили в разных культурах.Утверждение о том, что некто обладает качеством «субъектность», не дает никаких указаний на то, о субъекте в каком понимании идет речь. Если же принять допущение, что субъектность является имманентной характеристикой человека, а ее формы (типы, парадигмы) могут изменяться в исторической и географической перспективе, ее можно представить как переменную, номинально присущую любой культуре или эпохе, но фактически принимающую разные значения.
Субботский Е.В. - Планетарий чудес: Магия в гостях у физики c. 175-220

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.3.12286

Аннотация: В статье рассматривается психологический феномен проникновения структур магического мышления, таких как «партиципация» и «прямое воплощение мысли в жизнь», в концепции современной физики и космологии. Психологические исследования показывают, что современные образованные взрослые, на уровне подсознания, продолжают верить в сверхъестественное, а между магическим и научным мышлением существует глубинная связь. Магическое мышление, осуществляющееся в бессознательном в виде символов, является генератором “творческих комбинаций”, а научное, сознательное мышление отбирает из этих комбинаций те, которые соответствуют объективной реальности. Критериями такого отбора являются эксперимент и вписываемость комбинаций в общий контекст имеющихся знаний. По мере ухода из макромира в микро- и мегамиры, критерий эмпирической проверки, который ранее осуществлял функцию отбора “правильных” комбинаций из “творческого мусора”, исчезает. Остается лишь критерий “вписываемости в общий контекст знаний”, а этот критерий намного мягче, чем критерий экспериментальной проверки. В результате такого “размягчения” границ между магическим и научным мышлением, бессознательная вера в сверхъестественное проникает в теории современной физики. Новизна: (1) Впервые некоторые концепции современной физики и космологии рассматриваются в контексте последних исследований магического мышления в психологии; (2) Новым является и анализ психологической общности между магическим и научным мышлением, которая, при определенных условиях, приводит к проникновению конструкций магического мышления в научные теории. Выводы: (1) Некоторые новейшие теории физики элементарных частиц и космологии включают в себя концепты (например, «зависимость природы элементарных структур материи от характера наблюдения», «спутанность» или «антропный принцип»), которые родственны концептам магического мышления (таким как «прямое воплощение мысли в реальность» и «партиципация»); (2) Между магическим и научным мышлением имеется фундаментальное родство. Магическое мышление, осуществляющееся в символах, поставляет поток творческих комбинаций идей, а научное, осуществляющееся в понятиях, отбирает из этого потока комбинаций те, которые соответствуют реальности. Критериями такого отбора являются эксперимент и вписываемость «комбинации идей» в общий контекст имеющихся знаний; (3) При вторжении современной физики в области реальности, в которых эксперимент невозможен (такие как «теория всего» или «происхождение вселенной»), отбор «приемлемых» комбинаций из потока идей, поставляемых магическим мышлением, становится менее строгим; (4) Благодаря этому облегченному доступу в официальную науку, вера современного человека в сверхъестественное, доселе хранившаяся в тайниках бессознательного, проникает в физические теории о происхождении и структуре вселенной.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"