Психология и Психотехника - рубрика Моделирование бессознательного
по
Психология и Психотехника
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Журнал "Психология и Психотехника" > Рубрика "Моделирование бессознательного"
Моделирование бессознательного
Родзинский Д.Л. - Природа инстинктов человека и их связь с некоторыми образами Судьбы в античной философии
Аннотация: В статье демонстрируется связь организации Вселенной с родовыми и индивидуальными инстинктами человека, чьё искажённое пороками состояние рождает многоликий образ античной судьбы. Судьба становится той гармонизирующей силой космоса, которая восстанавливает универсальный порядок за счёт провинившейся его части – потомка преступного рода. Душа, как форма бессознательного, становится прообразом Вселенной - эталона психического здоровья.
Мордас Е.С. - Заметки о женственности
Аннотация: в статье раскрывается феномен женственности (идеи З.Фрейда, М.Кляйн, Ф.Дольто, Х.Дойч, Ш.Радо); особенности психосексуального развития девочки и проблемы обретения женственности.
Мордас Е.С. - Объектные отношения и психологические механизмы выбора гомосексуального объекта у женщин
Аннотация: Классический случай женского гомосексуализма возникает в период половой зрелости из-за трудностей, связанных с эдиповым комплексом и в период младенчества. Два основных фактора порождающих женскую гомосексуальность: отвержение гетеросексуальных отношений вследствие комплекса кастрации и притягательность матери в силу ранних фиксаций. Отказ женщин от гетеросексуальных связей представляет собой регрессию, актуализирующую опыт ранних отношений с матерью. Женская гомосексуальность несет в себе архаичность, амбивалентность, интенсивность. Актуализируются специфические поведенческие паттерны, страхи и конфликты раннего периода развития.
Мордас Е.С. - Развитие репродуктивной функции и переживания женщины в период беременности
Аннотация: В статье представлены идеи известного психоаналитика Х. Дойч о репродуктивном развитии женщины и раскрыты переживания женщины в период беременности на основе взглядов Д. Кестенберг, Т. Бенедек, М. Бонапарт и других авторов. Беременность может быть представлена как определенная стадия развития женщины (сопровождающаяся регрессивными и прогрессивными тенденциями), достижение определенного социального статуса, новых объектных отношений и иного уровня гендерной идентичности; беременность как подтверждение женственности и функционирования тела. Состояние женщины в период беременности может открыть путь для рассмотрения женской идентичности и предоставить возможность нового доступа к бессознательным конфликтам, желаниям и фантазиям.
Султанова М.А. - Глен О. Габбард Проблема объективности психоаналитика: критический анализ постмодернистской позиции (перевод)
Аннотация: Сегодня, когда в психоанализе в моду входят такие понятия как социальный конструктивизм, интерсубъективность, перспективизм, понятие объективности начинает впадать в немилость. Тем не менее, в данной статье утверждается мысль о том, что понятие объективности имеет достаточно важное значение для психоанализа и что психоанализ может и должен выдержать противостояние между модернистским и постмодернистским позициями. Связь понятия объективность с понятием объект часто недооценивается. Положение аналитика как объекта, внешнего по отношению к сознанию или субъективности пациента, является выгодной для аналитика позицией. С этой позиции аналитик может получать такие наблюдения, которые отличаются от наблюдений пациента, поскольку они являются внешними по отношению к пациенту. Бессознательные намерения пациента часто бывают наиболее доступными при внимательном исследовании аналитиком реакций пациента на «объект». И хотя аналитик не может выйти за пределы интерсубъективности аналитической пары, часть этой интерсубъективности создает перспективу вне интерсубъективности пациента.
Корнильев В.В. - От беспорядка к коллективному бессознательному.

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.1.7088

Аннотация: Предположение З. Фрейда о существовании высокой амбивалентности у первобытных людей обосновывается в традиции психоаналитической концепции. Высокая степень амбивалентности коррелирует со степенью общественной приобщенности к культуре магии. Условия её существования говорят о наличии высокой амбивалентности, которая, однако, приобретает в ходе исследования ряд новых качеств значимых для человеческой эволюции. Так же динамика амбивалентности исторически параллельна динамике религиозных и магических изменений в цивилизации. Эти взаимосвязи объясняются положением К. Юнга о коллективном бессознательном и рядом предположений об истории существования коллективного бессознательного. Однако при рассмотрении ясно, что положение о высокой амбивалентности значимо более не в вопросе о происхождении человека, а в свете анализа сегодняшних массовых катаклизмов культуры, которые, если проанализировать их на основе характеристик и особенностей системы как философского понятия, приложенном к психической реальности, могут предполагать большие катаклизмы и преображения.
А.А. Бельтюков - Аддиктивность — предмет психоаналитического исследования c. 0-0
Аннотация: статья об аддиктивности выросла из попытки понять, что такое промискуитет — какую брешь в своей психической реальности пытается закрыть человек, лихорадочно вступающий во все новые и новые сексуальные контакты. В результате — и совсем для меня неожиданно — родилась эта работа, этакая «универсальная теория зависимостей», где промискуитетное поведение является одной из эволюционных ступеней всеобщей «аддиктивной лестницы». Другими словами, предлагаемая вашему вниманию работа — еще одна попытка описать механизмы формирования и эволюции «сковывающих уз» и «освобождающих связей».
И.В. Карачунова - Специфика сексуальности оральной женщины. c. 0-0
Аннотация: автор считает, что в отечественной литературе описан психологический аспект носителей оральной структуры. Что же касается сексуальных переживаний орального индивида, то здесь, по мнению автора, можно говорить о недостаточной проработанности этой темы. В статье характеризуется специфика сексуальности оральной женщины.
Э.М. Спирова - Знаковая природа стереотипа c. 0-0
Аннотация: в статье дается критическое изложение теории стереотипа, предложенного американским журналистом и социологом Уолтером Липпманом. Выявляется исторический контекст появления этой концепции. Отмечается роль стереотипа в массовых идеологических процессах. Указано на опасность массификации общества.
У. Липман - Стереотипы c. 0-0
Аннотация: перевод главы книги Уолтера Липпмана «Общественное мнение», в которой американский социолог и журналист подробно излагает свою теорию формирования и воздействия стереотипов на общественное и индивидуальное сознание.
У. Липпман - Стереотипы и идеалы. Продолжение. Перевод Э.М. Спировой c. 0-0
Аннотация: Abstract: translated chapter of “Public Opinion” by Walter Lippman in which an American sociologist and journalist explicitly described his theory of stereotypes, their formation and influence on social and individual minds.
Ж.В. Спиридонова - Психоаналитический сеанс: философско-антропологический анализ c. 0-0
Аннотация: Аннотация: В этой статье рассматривается психоаналитический сеанс как диалог между аналитиком и пациентом. Автор показывает, что благодаря диалогу мы можем говорить об успешном психоаналитическом сеансе. В качестве теоретической базы психоаналитического сеанса автор предлагает концепцию диалогизма.
Э.М. Спирова - Символы, одухотворяющие миф c. 0-0
Аннотация: Аннотация: волшебство мифа работает через символы. Символ представляет собой кнопку, автоматически запускающую энергию и направляющую ее в определенное русло. А поскольку мифологические системы мира включают множество символов совершенно универсального характера, возникает естественный вопрос: почему? Каким образом универсальный символ может работать на те или иные внутрикультурные тенденции?
Х.-Д. Назью, Ф. Дольто - Ребёнок зеркала: беседа между Хуаном Давидом Назью и Франсуазой Дольто. Перевод Б.О. Николаичева c. 15-24
Аннотация: в беседе обсуждаются различные проблемы исследования психики ребёнка методами психоанализа. Анализируются, в частности, первые восприятия ребёнком своего отражения в зеркале, возможные опасности столкновения со своим зеркальным отражением, формирование ребёнком образа своего тела. На конкретных примерах демонстрируется глубина и сила первых воздействий (зрительных и слуховых), оказываемых на младенца, следы которых надолго отпечатываются в его психике, порой на всю жизнь. Особое внимание обращается на умение психоаналитика слушать своего пациента и искренне говорить с ним.
Л. Р. Нуртдинова - Ограниченность психологической концепции Карен Хорни. c. 28-38
Аннотация: В основе всех теоретических построений К. Хорни направления лежат понятия бессознательного и принципиальной конфликтности отношений личности и общества. Неофрейдисты уже на основе базовых идей этой философии стремились объяснить социальное устройство жизни людей. Хорни, как показано в статье, не всегда адекватно и беспристрастно излагает идеи Фрейда. Ее выводы относительно самоанализа оказались весьма спорными. Серьезные трудности она испытывала и в клинической практике.
Глен О. Габбард - Пр облема объективности психоаналитика: критический анализ постмодернистской позиции перевод М.А. Султановой c. 29-40
Аннотация: Сегодня, когда в психоанализе в моду входят такие понятия, как социальный конструктивизм, интерсубъективность, перспективизм, понятие объективности начинает впадать в немилость. Тем не менее, в данной статье утверждается мысль о том, что понятие объективности имеет достаточно важное значение для психоанализа и что психоанализ может и должен выдержать противостояние между модернистским и постмодернистским позициями. Связь понятия объективность с понятием объект часто недооценивается. Положение аналитика как объекта, внешнего по отношению к сознанию или субъективности пациента, является выгодной для аналитика позицией. С этой позиции аналитик может получать такие наблюдения, которые отличаются от наблюдений пациента, поскольку они являются внешними по отношению к пациенту. Бессознательные намерения пациента часто бывают наиболее доступными при внимательном исследовании аналитиком реакций пациента на «объект». И хотя аналитик не может выйти за пределы интерсубъективности аналитической пары, часть этой интерсубъективности создает перспективу вне интерсубъективности пациента.
Д.Л. Родзинский - Природа инстинктов человека и их связь с некоторыми образами Судьбы в античной философии c. 30-34
Аннотация: в статье демонстрируется связь организации Вселенной с родовыми и индивидуальными инстинктами человека, чьё искажённое пороками состояние рождает многоликий образ античной судьбы. Судьба становится той гармонизирующей силой космоса, которая восстанавливает универсальный порядок за счёт провинившейся его части — потомка преступного рода. Душа, как форма бессознательного, становится прообразом Вселенной — эталона психического здоровья.
Е.С. Мордас - Объектные отношения и выбор гомосексуального объекта у женщин c. 30-39
Аннотация: классический случай женского гомосексуализма возникает в период половой зрелости из-за трудностей, связанных с эдиповым комплексом и в период младенчества. Два основных фактора порождающих женскую гомосексуальность: отвержение гетеросексуальных отношений вследствие комплекса кастрации и притягательность матери в силу ранних фиксаций. Отказ женщин от гетеросексуальных связей представляет собой регрессию, актуализирующую опыт ранних отношений с матерью. Женская гомосексуальность несет в себе архаичность, амбивалентность, интенсивность. Актуализируются специфические поведенческие паттерны, страхи и конфликты раннего периода развития.
М. Брюнсвик - Анализ случая паранойи (Бред ревности). 1929. Часть 2. Окончание c. 31-44
Аннотация: This is the translation of a clinical case described by a famous American psychoanalyst and Freud’s follower M. Brunswick. In the final part of her description M. Brunswick speaks of the three paranoiac episodes the patient goes through during the psychoanalytical therapy.
Склейнис В.А. - Специфика образа жизни испытуемых с различным типом жизненного сценария личности c. 32-41

DOI:
10.7256/2454-0722.2021.1.34828

Аннотация: Статья посвящена исследованию специфики оценивания испытуемыми с различным типом жизненного сценария своего образа жизни. Основываясь на сопоставлении моделей структуры образа мира и проявлений жизненного сценария личности, автор рассматривает последний как компонент глубинных структур образа мира, проявляющийся на уровне семантических структур в форме специфики оценивания связанных с реализацией сценария объектов. В частности, одним из проявлений жизненного сценария личности в семантических структурах является специфика оценивания своего образа жизни. Поскольку образ жизни представляет собой систему актуально осуществляемых деятельностей, в которые включён субъект, а жизненный сценарий по определению связан с наполнением субъективного времени различными способами времяпрепровождения, то процесс реализации жизненного сценария связан со спецификой содержания образа жизни как системы деятельностей. Эмпирическое исследование осуществлялось следующим образом. При помощи специально разработанной анкеты были сформированы три группы испытуемых, различающихся типом жизненного сценария. Затем испытуемым было предложено оценить свой образ жизни при помощи специализированного семантического дифференциала. Обработка полученных данных осуществлялась при помощи метода семантических универсалий. Полученные данные указывают на соответствие дескрипторов, входящих в семантические универсалии оценки образа жизни типу жизненного сценария личности. Кроме того, группы испытуемых с различным типом жизненного сценария демонстрируют различную степень внутригруппового сходства оценок своего образа жизни. Таким образом, специфика оценивания образа жизни является одним из проявлений жизненного сценария личности.
В. Райх - Страсть юности. Автобиография, 1897-1922 c. 32-50
Аннотация: Жизнь В.Райха – одного из классиков психоанализа - полна драматических и трагических эпизодов. В этом смысле особый интерес представляет биография, которую написал сам психоаналитик. В ней он не только касается фактов собственной жизни, но осмысливает также и некоторые проблемы психоанализа.
М. Брюнсвик - Анализ случая паранойи (бред ревности). Перевод Е.С. Мордас. Часть 1 c. 33-43
Аннотация: This is the translation of a clinical case described by a famous American psychoanalyst and Freud’s follower M. Brunswick. In the first part of her description M. Brunswick speaks of the infantile sexual tendencies of the patient suffering from the delusion of jealousy.
Д. Элис - Первичная женственность, бисексуальность и женский эго-идеал: пересмотр теории развития женщины (перевод Н.Г. Кротовской). c. 35-47
Аннотация: В статье приводится обзор различных психоаналитических теорий развития женщины, а также изложена точка зрения автора на эту проблему.
И.А. Бескова - Творческое озарение. c. 36-47
Аннотация: в статье рассматриваются вопросы, связанные с анализом феномена творчества, и в частности, акта озарения. Основные результаты когнитивной переработки информации при этом обеспечиваются работой бессознательного (этап инкубации идеи), Однако поскольку бессознательное по определению не подконтрольно сознанию, никакое интроспективно полученное знание здесь невозможно. В этой связи встает задача разработки модели, где взгляд на происходящее в реальности, однопорядковой человеку, будет различным в зависимости от размещения наблюдателя, воспринимающего происходящее. В таком случае окажется, что процессы, протекающие в бессознательном, если на них взглянуть с другой позиции, предстают как вполне знакомые нам по нашему повседневному опыту.
Л. Гринберг - Перенос и страх аналитика (перевод Н.В. Елисеевой) c. 39-48
Аннотация: автор исследует вопрос, не является ли страх аналитика причиной разнообразия и множества теорий о переносе. Он прослеживает развитие фрейдовской концепции от самых истоков, когда перенос рассматривался как сопротивление, до его использования как фундаментального инструмента лечения, подчеркивая восприятие его в качестве тяжелого бремени. Классические и более поздние взгляды автора на перенос и управление им изучаются в контексте общих позиций, существующих между разными школами и направлениями по остальным вопросам. Также изложены точки зрения на негативный перенос. Представлено несколько случаев, когда аналитик отвечает на перенос пациента, борясь с собственными чувствами контрпереноса, которые он использует для иллюстрации клинической картины. Автор подчеркивает важность подготовки аналитика и получения опыта в том, чтобы выдерживать регрессивные атаки родительских проекций без обращения к теоретическим или техническим защитным средствам. По его предположению, перенос не является сопро- тивлением сам по себе, хотя может быть использован в этом качестве. Аналитик не должен интерпретировать только для того, чтобы избавить себя от беспокойства, нарастающего в нем в ответ на регрессивные чувства пациента. Статья завершается признанием важности интуиции, контрпереноса и сублимированной проективной контридентификации.
А.С. Майданов - Бессознательное как источник мифов: в чем правы и в чем неправы Фрейд и Юнг c. 42-57
Аннотация: анализируются концепции, согласно которым мифы рождаются в сфере бессознательного. Показано преувеличение Фрейдом роли бессознательного и сновидений в процессе формирования мифов и недооценка им роли сознания. Выявлена излишняя архаизация (удревнение) Юнгом процесса мифотворчества и неоправданное исключение им сознания из процесса формирования бессознательного.
Е. С. Мордас - Заметки о женственности. c. 47-55
Аннотация: в статье раскрывается феномен женственности (идеи З. Фрейда, М. Кляйн, Ф. Дольто, Х. Дойч, Ш. Радо), особенности психосексуального развития девочки и проблемы обретения женственности.
Е.А. Гончарук - Философское постижение человека у К.-Г. Юнга c. 57-68
Аннотация: психоанализ явился радикальным поворотом в истории философской антропологии. Вклад психоаналитической теории в философское постижение человека не осознан, на мой взгляд, до конца. Многие идеи З. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга не получили полного признания, поскольку в начале минувшего века в панораме философских направлений появилось еще одно, специально претендующее на изучение человеческой природы и человеческой сущности. Автор имеет в виду немецкую философскую антропологию, возникшую в 20-х годах прошлого века. В статье делается попытка сравнить философско-антропологические идеи Фрейда и Юнга
Т.Н. Березина - Ускорение и замедление внутреннего времени в измененных состояниях сознания c. 57-70
Аннотация: Изучалось течение внутреннего времени в измененных состояниях сознания. Регистрировались темпоральные показатели: субъективная длительность временного промежутка, пульс, время решения задач. Предлагалось несколько состояний сознания: активное бодрствование, состояние аутотренинга, и некоторые состояния активного воображения, названные нами: «холодны образ», «горячий образ», «быстрый образ», «медленный образ». Было показано, что в некоторых состояниях по отношению к аутотренингу и бодрствующему состоянию скорость решения задач увеличивается. Было предложено несколько механизмов данного явления: ускорение внутреннего времени, появление дополнительного времени, переход в состояние « вне времени».
Стоюхина Н.Ю., Костригин А.А. - Отечественные психологи конца XIX - начала XX вв. о снах и сновидениях

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.1.13808

Аннотация: В статье обсуждаются теории сна и сновидений психологов, философов и богословов в России конца XIX в. – начала XX в. Авторы статьи ставят своей задачей проанализировать контекст развития психологии сна в отечественной науке, а также описать причины забвения имен отечественных ученых, занимавшихся изучением проблематики сна и сновидений. Неоднозначность образа психологии сна в отечественной традиции обуславливается "многоголосием" психологической науки в целом. Существовало два направления исследований - эмпирическое и религиозно-философское (богословское). В статье используются методы историко-психологического исследования: метод анализа категориально-понятийного аппарата и метод анализа продуктов деятельности. В качестве методологии принимаются принципы детерминизма развития психологии как науки и единства логического и исторического (В.А Кольцова, Ю.Н. Олейник). Центральными проблемами, которые решали ученые в дореволюционной России, заключались в формулировке определения сна и сновидений, их источников, факторов, формулировании классификаций. Одной из наиболее неоднозначных тем, волновавших психологов на рубеже веков, является проблема существования пророческих, или вещих снов. Новизна исследования заключается в освещении исследований в области психологии сна в творчестве ученых на рубеже XIX-XX вв., что является отсутствующим элементов в истории психологии. Полученные результаты помогут понять пути развития российской психологии.
Стоюхина Н.Ю., Костригин А.А. - Отечественные психологи конца XIX - начала XX вв. о снах и сновидениях c. 63-69

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.1.66083

Аннотация: В статье обсуждаются теории сна и сновидений психологов, философов и богословов в России конца XIX в. – начала XX в. Авторы статьи ставят своей задачей проанализировать контекст развития психологии сна в отечественной науке, а также описать причины забвения имен отечественных ученых, занимавшихся изучением проблематики сна и сновидений. Неоднозначность образа психологии сна в отечественной традиции обуславливается "многоголосием" психологической науки в целом. Существовало два направления исследований - эмпирическое и религиозно-философское (богословское). В статье используются методы историко-психологического исследования: метод анализа категориально-понятийного аппарата и метод анализа продуктов деятельности. В качестве методологии принимаются принципы детерминизма развития психологии как науки и единства логического и исторического (В.А Кольцова, Ю.Н. Олейник). Центральными проблемами, которые решали ученые в дореволюционной России, заключались в формулировке определения сна и сновидений, их источников, факторов, формулировании классификаций. Одной из наиболее неоднозначных тем, волновавших психологов на рубеже веков, является проблема существования пророческих, или вещих снов. Новизна исследования заключается в освещении исследований в области психологии сна в творчестве ученых на рубеже XIX-XX вв., что является отсутствующим элементов в истории психологии. Полученные результаты помогут понять пути развития российской психологии.
А.С. Никитина - Эстетика безобразного c. 66-71
Аннотация: автор статьи пытается проследить рассмотрение категории бессознательного в истории эстетической мысли. Показана связь этого понятия с прекрасным и с другими категориями эстетики (уродливое, возвышенное). Для иллюстрации своих положений автор использует фотографии, раскрывающие дополнительный смысл в постижении понятия «безобразного».
Е.С. Мордас - Развитие репродуктивной функции и переживания женщины в период беременности c. 154-161

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.2.62394

Аннотация: В статье представлены идеи известного психоаналитика Х. Дойч о репродуктивном развитии женщины и раскрыты переживания женщины в период беременности на основе взглядов Д. Кестенберг, Т. Бенедек, М. Бонапарт и других авторов. Беременность может быть представлена как определенная стадия развития женщины (сопровождающаяся регрессивными и прогрессивными тенденциями), достижение определенного социального статуса, новых объектных отношений и иного уровня гендерной идентичности; беременность как подтверждение женственности и функционирования тела. Состояние женщины в период беременности может открыть путь для рассмотрения женской идентичности и предоставить возможность нового доступа к бессознательным конфликтам, желаниям и фантазиям.
Трунов Д.Г. - Представления о сновидениях: религиозная, естественнонаучная и психологическая модели

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.3.10618

Аннотация: В данной статье представлены основные исторические модели представлений о сновидениях: метафизическая, естественнонаучная и психологическая модели. Метафизическая модель предполагает, что источником сновидения является некий иной мир, а сновидение - есть послание этого мира сновидцу. Естественнонаучная модель сновидений предусматривает, что сновидение является специфическим продуктом спонтанной деятельности спящего мозга, а потому не несет какого-либо жизненно важного смысла сновидящему. Психологическая модель чаще всего рассматривает источником сновидения некую сферу психики, например, "бессознательное", а сновидение выполняет некие важные психологические функции. Сравнение моделей осуществляется по следующим критериям: источник сновидения, функция сновидения, причина сновидения, механизм сновидения, онейропрактики («сновидческие практики»). Выявление трех основных моделей представлений о сновидениях и их критериев позволяет изучать то, как интегрируются данные модели в индивидуальном сознании. Представления о сновидениях, которые имеет каждый отдельный человек, складываются из фрагментов различных моделей, в зависимости от содержания сновидения, своего мировоззрения и других факторов, сновидящий опирается в своем понимании сновидения на свою личную интегративную модель.
Трунов Д.Г. - Представления о сновидениях: религиозная, естественнонаучная и психологическая модели c. 256-264

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.3.67868

Аннотация: В данной статье представлены основные исторические модели представлений о сновидениях: метафизическая, естественнонаучная и психологическая модели. Метафизическая модель предполагает, что источником сновидения является некий иной мир, а сновидение - есть послание этого мира сновидцу. Естественнонаучная модель сновидений предусматривает, что сновидение является специфическим продуктом спонтанной деятельности спящего мозга, а потому не несет какого-либо жизненно важного смысла сновидящему. Психологическая модель чаще всего рассматривает источником сновидения некую сферу психики, например, "бессознательное", а сновидение выполняет некие важные психологические функции. Сравнение моделей осуществляется по следующим критериям: источник сновидения, функция сновидения, причина сновидения, механизм сновидения, онейропрактики («сновидческие практики»). Выявление трех основных моделей представлений о сновидениях и их критериев позволяет изучать то, как интегрируются данные модели в индивидуальном сознании. Представления о сновидениях, которые имеет каждый отдельный человек, складываются из фрагментов различных моделей, в зависимости от содержания сновидения, своего мировоззрения и других факторов, сновидящий опирается в своем понимании сновидения на свою личную интегративную модель.
В.В. Корнильев - От беспорядка к коллективному бессознательному c. 360-370

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.4.62640

Аннотация: Предположение З. Фрейда о существовании высокой амбивалентности у первобытных людей обосновывается в традициях психоаналитической концепции. Высокая степень амбивалентности коррелирует со степенью общественной приобщенности к культуре магии. Условия её существования говорят о наличии высокой амбивалентности, которая, однако, приобретает в ходе исследования ряд новых качеств значимых для человеческой эволюции. Также динамика амбивалентности исторически параллельна динамике религиозных и магических изменений в цивилизации. Эти взаимосвязи объясняются положением К. Юнга о коллективном бессознательном и рядом предположений об истории существования коллективного бессознательного. Однако при рассмотрении ясно, что положение о высокой амбивалентности значимо более не в вопросе о происхождении человека, а в свете анализа сегодняшних массовых катаклизмов культуры, которые, если проанализировать их на основе характеристик и особенностей системы как философского понятия, приложенном к психической реальности, могут предполагать большие катаклизмы и преображения.
Пушкина Н.В. - Взрослые дочери разведенных родителей – психотравмирующее влияние развода в психоаналитической теории

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.5.11970

Аннотация: В статье описывается психоаналитический взгляд на формирование характера и образа жизни женщин, переживших в детстве развод родителей. Обосновывается позиция, согласно которой триадные отношения важны для развития ребенка с первого года жизни. Отец всегда присутствует в жизни ребенка: или физически, когда общается и играет с ним, в результате чего ребенок усваивает иную, отличающуюся от материнской, модель взаимодействия с объетом; или в психической репрезентации матери, которая либо удовлетворена своими супружескими отношениями и может центрироваться на уходе за ребенком, либо травмирована ими и сосредоточена только на своем эмоциональном состоянии и проблемах взаимоотношения с супругом. Отец – это та фигура, благодаря которой ребенок быстрее проходит стадии сепарации и индивидуации, он выступает посредником в момент, когда ребенок усваивает эмоциональную константность объекта, и играет важную роль в успешности протекания процесса идентификации девочки. Взрослые дочери разведенных родителей часто страдают от депрессивных симптомов, тревожны в межличностных отношениях, имеют проблемы с управлением гневом и агрессией, недоверчиво относятся к мужчинам, склонны идеализировать образ настоящего мужчины и романтических отношений, в результате чего происходит разочарование в своем партнере и развод уже в своей семье. Теоретический анализ по данной теме также показал недостаток отечественных исследований в данном направлении.
Пушкина Н.В. - Взрослые дочери разведенных родителей – психотравмирующее влияние развода в психоаналитической теории c. 508-516

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.5.64999

Аннотация: В статье описывается психоаналитический взгляд на формирование характера и образа жизни женщин, переживших в детстве развод родителей. Обосновывается позиция, согласно которой триадные отношения важны для развития ребенка с первого года жизни. Отец всегда присутствует в жизни ребенка: или физически, когда общается и играет с ним, в результате чего ребенок усваивает иную, отличающуюся от материнской, модель взаимодействия с объетом; или в психической репрезентации матери, которая либо удовлетворена своими супружескими отношениями и может центрироваться на уходе за ребенком, либо травмирована ими и сосредоточена только на своем эмоциональном состоянии и проблемах взаимоотношения с супругом. Отец – это та фигура, благодаря которой ребенок быстрее проходит стадии сепарации и индивидуации, он выступает посредником в момент, когда ребенок усваивает эмоциональную константность объекта, и играет важную роль в успешности протекания процесса идентификации девочки. Взрослые дочери разведенных родителей часто страдают от депрессивных симптомов, тревожны в межличностных отношениях, имеют проблемы с управлением гневом и агрессией, недоверчиво относятся к мужчинам, склонны идеализировать образ настоящего мужчины и романтических отношений, в результате чего происходит разочарование в своем партнере и развод уже в своей семье. Теоретический анализ по данной теме также показал недостаток отечественных исследований в данном направлении.
Нилогов А.С. - Психология и философия антиязыка (на материале монографии И. А. Бесковой «Природа сновидений»)

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.6.15111

Аннотация: Объектом исследования является трёхуровневая структура человека, предложенная отечественным философом И. А. Бесковой в книге «Природа сновидений». Предметом исследования является репрезентация опыта сознания, подсознания и бессознательного, ранжированных с точки зрения гипотезы антропологической границы, и их концептуализация в соответствующих единицах информации. В статье подробно рассматриваются такие аспекты, как индивидуальная объективная реальность, индивидуальный язык, статус бытия-человеком, суггестия, сновидческий язык. Особое внимание уделяется изучению онтологического статуса языковых и антиязыковых единиц, представляющих чувственные каналы получения информации. Использованы следующие методы исследования: проблемный, аналогия, герменевтический, антиязыковой (выявление классов антислов), сравнение, синтез, анализ, концептуализация, реконструкция, интервьюирование. Новизна исследования заключается в том, что применена антиязыковая методология для вербализации информации от многих систем и подсистем человека (органы чувств) в виде специальных классов, кодирующих сигналы посредством антислов. Реконструированы антиязыковые аспекты и приложения у нескольких авторов, позволяющие достаточно обосновать новый философско-лингвистический метод.
Нилогов А.С. - Психология и философия антиязыка (на материале монографии И. А. Бесковой «Природа сновидений») c. 588-601

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.6.66637

Аннотация: Объектом исследования является трёхуровневая структура человека, предложенная отечественным философом И. А. Бесковой в книге «Природа сновидений». Предметом исследования является репрезентация опыта сознания, подсознания и бессознательного, ранжированных с точки зрения гипотезы антропологической границы, и их концептуализация в соответствующих единицах информации. В статье подробно рассматриваются такие аспекты, как индивидуальная объективная реальность, индивидуальный язык, статус бытия-человеком, суггестия, сновидческий язык. Особое внимание уделяется изучению онтологического статуса языковых и антиязыковых единиц, представляющих чувственные каналы получения информации. Использованы следующие методы исследования: проблемный, аналогия, герменевтический, антиязыковой (выявление классов антислов), сравнение, синтез, анализ, концептуализация, реконструкция, интервьюирование. Новизна исследования заключается в том, что применена антиязыковая методология для вербализации информации от многих систем и подсистем человека (органы чувств) в виде специальных классов, кодирующих сигналы посредством антислов. Реконструированы антиязыковые аспекты и приложения у нескольких авторов, позволяющие достаточно обосновать новый философско-лингвистический метод.
Денисов В.А. - Психоаналитический подход к лексическому значению слова c. 998-1010

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.12.23178

Аннотация: Предметом исследования служит лексический анализ речи человека, а также текста художественного произведения с точки зрения психоаналитического подхода. Автор исходит из открытия бессознательного, сделанного З. Фрейдом, и выдвигает гипотезу, что если бессознательное определяет большую часть нашей деятельности, то в словах, сказанных или написанных человеком, должны наиболее ярко проявляться бессознательные мотивы и желания. В психолингвистике есть свой категориальный аппарат (индексация ключевых слов, набор ключевых слов (НКС) и др.), который автор статьи предлагает использовать для психоаналитического анализа речи и текста. Бессознательное посредством речи и письма прорывается вопреки цензуре сознательного. Автор приводит примеры нахождения таких бессознательных слов, с помощью которых можно создать психологический портрет человека. По прошествии времени психоанализ установил обширные и глубокие связи с другими методами исследования: методами естественнонаучного наблюдения, соматического осмотра, психологического эксперимента, антропологических полевых исследований и исторических изысканий. Дополнить связи психоанализа может метод лексического анализа речи, текста, пронизывающий всю триаду психоаналитической деятельности: терапевтический контакт, концептуальный проект и систематический самоанализ. Основным выводом проведенного исследования является заключение, что лексический анализ речи, текста может выявлять слова, идущие из глубин бессознательного, и это не только слова-оговорки, по З. Фрейду, а бессознательно сказанные слова, которые своими смыслами характеризуют истинные мотивы, желания, мысли человека, его действия. Такие бессознательные ключевые слова могут составлять целые фразы об истинных чувствах, желаниях, мотивах человека. Новизна исследования заключается в нахождении (индексации) бессознательных ключевых слов, которые могут характеризовать не только одного человека, но и выявлять психологическое состояние людей определенной культуры.
Денисов В.А. - Психоаналитический подход к лексическому значению слова c. 998-1010

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.12.68645

Аннотация: Предметом исследования служит лексический анализ речи человека, а также текста художественного произведения с точки зрения психоаналитического подхода. Автор исходит из открытия бессознательного, сделанного З. Фрейдом, и выдвигает гипотезу, что если бессознательное определяет большую часть нашей деятельности, то в словах, сказанных или написанных человеком, должны наиболее ярко проявляться бессознательные мотивы и желания. В психолингвистике есть свой категориальный аппарат (индексация ключевых слов, набор ключевых слов (НКС) и др.), который автор статьи предлагает использовать для психоаналитического анализа речи и текста. Бессознательное посредством речи и письма прорывается вопреки цензуре сознательного. Автор приводит примеры нахождения таких бессознательных слов, с помощью которых можно создать психологический портрет человека. По прошествии времени психоанализ установил обширные и глубокие связи с другими методами исследования: методами естественнонаучного наблюдения, соматического осмотра, психологического эксперимента, антропологических полевых исследований и исторических изысканий. Дополнить связи психоанализа может метод лексического анализа речи, текста, пронизывающий всю триаду психоаналитической деятельности: терапевтический контакт, концептуальный проект и систематический самоанализ. Основным выводом проведенного исследования является заключение, что лексический анализ речи, текста может выявлять слова, идущие из глубин бессознательного, и это не только слова-оговорки, по З. Фрейду, а бессознательно сказанные слова, которые своими смыслами характеризуют истинные мотивы, желания, мысли человека, его действия. Такие бессознательные ключевые слова могут составлять целые фразы об истинных чувствах, желаниях, мотивах человека. Новизна исследования заключается в нахождении (индексации) бессознательных ключевых слов, которые могут характеризовать не только одного человека, но и выявлять психологическое состояние людей определенной культуры.
Коняев С.Н., Султанова М.А. - Биллиг Майкл. Лакан и теория «стадии зеркала» (ошибки Лакана: примеры и доказательства) (перевод)

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.11.10071

Аннотация: В своей статье Майкл Биллиг показывает, что Лакан делает различие между фактами «стадии зеркала» и своими теоретическими интерпретациями этих очевидных фактов. Автор концентрируется на исследовании фактов. Он полагает что, если факты вызывают сомнение, то и убедительность их теоретической интерпретации существенно ослабевает. Такой подход характерен для психологии. Психологические понятия должны быть основаны на наблюдениях человеческих поступков. Их не следует строить на чистой теории. Лакан же критически относится к такому подходу. Он начинает свое теоретизирование относительно расщепления эго с явной уверенности в том, что именно делает ребенок перед зеркалом, т.е. теоретизирование Лакана об идеальном изображении основано на твердой уверенности в правильности его понимания сущности наблюдаемых действий. При этом он не предоставляет доказательств, подтверждающих его предположения о зеркальном отражении, дающем ребенку его идеализированное изображение. Насколько его утверждения не убедительны, настолько же не убедительно и его предположение о том, что именно происходит в сознании ребенка перед зеркалом. Автор статьи утверждает, что многие теоретики культуры используют концепции Лакана таким образом, что их рассуждения в лучшем случае получают статус метафорических, а в худшем - они не связаны с определенной человеческой деятельностью. Майл Биллиг обосновывает мысль о том, что соединение Лаканом языка и бессознательного имело сверх-общий формальный характер, что не способствует изучению механизма того, как люди говорят и что они делают, когда говорят. Кроме того автор приводит свидетельства того, что авторитет Лакана затрудняет развитие критики его теории, хотя в его теории неясность положений превалирует над ясностью.
Майкл Биллиг - Лакан и теория «стадии зеркала» (ошибки Лакана: примеры и доказательства) (Перевод С.Н. Коняева и М.А. Султановой) c. 1090-1111

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.11.63520

Аннотация: В своей статье Майкл Биллиг показывает, что Лакан делает различие между фактами «стадии зеркала» и своими теоретическими интерпретациями этих очевидных фактов. Автор концентрируется на исследовании фактов. Он полагает что, если факты вызывают сомнение, то и убедительность их теоретической интерпретации существенно ослабевает. Такой подход характерен для психологии. Психологические понятия должны быть основаны на наблюдениях человеческих поступков. Их не следует строить на чистой теории. Лакан же критически относится к такому подходу. Он начинает свое теоретизирование относительно расщепления эго с явной уверенности в том, что именно делает ребенок перед зеркалом, т.е. теоретизирование Лакана об идеальном изображении основано на твердой уверенности в правильности его понимания сущности наблюдаемых действий. При этом он не предоставляет доказательств, подтверждающих его предположения о зеркальном отражении, дающем ребенку его идеализированное изображение. Насколько его утверждения не убедительны, настолько же не убедительно и его предположение о том, что именно происходит в сознании ребенка перед зеркалом. Автор статьи утверждает, что многие теоретики культуры используют концепции Лакана таким образом, что их рассуждения в лучшем случае получают статус метафорических, а в худшем - они не связаны с определенной человеческой деятельностью. Майл Биллиг обосновывает мысль о том, что соединение Лаканом языка и бессознательного имело сверх-общий формальный характер, что не способствует изучению механизма того, как люди говорят и что они делают, когда говорят. Кроме того автор приводит свидетельства того, что авторитет Лакана затрудняет развитие критики его теории, хотя в его теории неясность положений превалирует над ясностью.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.