Психология и Психотехника - рубрика Вершинные состояния духа
по
Психология и Психотехника
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Журнал "Психология и Психотехника" > Рубрика "Вершинные состояния духа"
Вершинные состояния духа
Розенова М.И. - Кадровый вопрос: психологические проблемы развития и сохранения профессионалов
Аннотация: В статье рассматриваются вопросы профессионального становления специалиста в контексте кризисов профессионального развития, возникновения синдрома профессионального выгорания и профессиональной деформации личности. Автор ставит вопрос о создании целостной системы профессиональной реабилитации для специалистов различных областей профессиональной деятельности. На примере анализа деятельности и эмпирического исследования среди прокурорских работников показаны необходимость и своевременнось создания подобной системы профессиональной реабилитации специалистов.
Родзинский Д.Л. - Роль свободы и знаний в достижении человеком состояния небытийственного совершенства
Аннотация: В статье рассматривается роль двух наиважнейших ценностей психологического бытия человека - свободы и знания. Представляя собой предподчтительные состояния его духа, каждая из них одновременно становится механизмом для достижения человеком своего совершенства, небытийственное переживание которого связаны с ощущением сверхусещего блага и абсолютной истины.
С.В. Чернов - «Идея гениальности» в трудах Николая Александровича Бердяева c. 0-0
Аннотация: Аннотация: анализируется идея гениальности в трактовке Н.А. Бердяева. Выделяются предшественники русского философа, обращавшиеся к этой теме. Проводится различие между талантом и гениальностью
В. Франкл - Воспоминания: автобиография. Часть 3. Окончание. Перевод А.Н. Зелинской c. 13-24
Аннотация: Viktor Frankl “Recollections” 2000. Виктор Франкл «Воспоминания», автобиография автора «Человек в поисках смысла» (Перевод на англ. Джозеф и Джудиф Фабри) Вступительное слово: Джозеф Фабри Оригинальная версия этого издания была опубликована в Германии под названием «То, что не сказано в моей книге». Перевод сделан по второму изданию (Издательство Союз, Вайнхайм, Германия). Первое издание книги в мягкой обложке — июнь 2000 г.
В. Франкл - Воспоминания: Автобиография. Часть 2 (продолжение). перевод А.Н. Зелинской c. 25-37
Аннотация: Viktor Frankl “Recollections” 2000. Виктор Франкл «Воспоминания», автобиография автора «Человек в поисках смысла» (Перевод на англ. Джозеф и Джудиф Фабри) Вступительное слово: Джозеф Фабри Оригинальная версия этого издания была опубликована в Германии под названием «То, что не сказано в моей книге». Перевод сделан по второму изданию (Издательство Союз, Вайнхайм, Германия). Первое издание книги в мягкой обложке — июнь 2000 г.
В. Франкл - Воспоминания: автобиография. Часть 1 c. 32-43
Аннотация: Оригинальная версия этого издания была опубликована в Германии под названием «То, что не сказано в моей книге». Перевод сделан по второму изданию (Издательство Союз, Вайнхайм, Германия). Первое издание книги в мягкой обложке — июнь 2000 г.
С.В. Чернов - Гений как художник, как мыслитель, как творец. c. 34-44
Аннотация: в статье рассматривается проблема человеческого гения в категориях «художник», «мыслитель», «творец», которые в свою очередь выступают как критерии проявленной гениальности человека независимо от содержательной направленности его творчества и рода его деятельности.
Д.Л. Родзинский - Роль свободы и знаний в достижении человеком состояния небытийственного совершенства. c. 36-42
Аннотация: в статье рассматривается роль двух наиважнейших ценностей психологического бытия человека — свободы и знания. Представляя собой предпочтительные состояния его духа, каждая из них одновременно становится механизмом для достижения человеком своего совершенства, небытийственное переживание которого связаны с ощущением сверхсущего блага и абсолютной истины.
Т. А. Шеркова - Божественный Младенец и Великая Мать в древнеегипетской мифологии: мифологический и психологический инцест. c. 39-49
Аннотация: В мифологической картине мира древнего Египта, развернутой в Гелиопольской космогонии, инцестуальные отношения между богами носят естественный характер. От бога-творца, андрогина Атума, вышедшего из бессознательных вод первобытного океана Нуна, последовательно родились гендерные пары близнецов, олицетворявших элементы мироздания: воздух, бога Шу и влажность, богиню Тефнут, родивших землю, бога Геба и небесную богиню Нут. Вокруг рожденной этой парой четверицы богов Осириса и Исиды, Сетха и Нефтиды разворачиваются драматические события, охватившие всю древнеегипетскую мифологию. В социо-психологическом аспекте мифопоэтический материал раскрывает картину бессознательных проекций в структуре табуированных гендерных отношений между родственниками, в первую очередь, матерью Исидой и сыном Хором.
С.В. Чернов - Из истории исследования человеческого гения:"гениальные идеи о гениальности" Отто Вейнингера c. 44-50
Аннотация: Отмечается вклад О. Вейнингера в изучение феномена гениальности. Выделяются сложности, возникающие при исследовании данной темы. Подчеркивается, что гениальность не есть принадлежность лишь того, кто носит имя гения, гениальность, по Вейнингеру, вернее идея гениальности по сути своей тождественна идее человека.
Шеркова Т.А. - Образно-символический язык древнеегипетской культуры: додинастический период

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.2.10890

Аннотация: Космогонические мифы имели самое непосредственное отношение к жизни социума. Жизнедеятельность социального организма и поверение человека символически уподоблялись совершенному, священному, гармоничному космосу, картине мира, восходящей к первоистокам. Отсюда и основная функция ритуалов - восстановление, обносления космического порядка, направленных на вечное возвращение к началам мироздания в циклическом потоке времени. Поэтому ключевым считалось познание истоков, давших энергетический заряд, либидозную энергию развитию общества и человека. Образно-символический язык додинастической культуры древнего Египта заложил почву для дальнейшего развития культуры, отразившись в религиозно-мифологических текстах и ритуальной практике. Мифологические образы и мотивы архаического периода древнего Египта сопоставимы с архетипическими образами и символами в трансперсональной психологии. В статье сопоставляются мифологические символические образы и мотивы с идеями трансперсональной психологии. Осное направление этих сопоставлений связано с важнейшим образом Великой матери, ее фуункциями в контексте космогонических представлений, сопоставимых с идеей эмбриологических исследований в глубинной психологии. В русле современных тенденций синтеза наук данная статья посвящена исследованию древнеегипетской мифологии, архетипических символических образов,которые являются основой для изучения ряда аспектов в трансперсональной психологии. Так, образно-символический язык древнеегипетской культуры раскрывает осознаваемые архетипические образы бессознательного древнего и современного человека.
Шеркова Т.А. - Образно-символический язык древнеегипетской культуры: додинастический период c. 152-166

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.2.64033

Аннотация: Космогонические мифы имели самое непосредственное отношение к жизни социума. Жизнедеятельность социального организма и поверение человека символически уподоблялись совершенному, священному, гармоничному космосу, картине мира, восходящей к первоистокам. Отсюда и основная функция ритуалов - восстановление, обносления космического порядка, направленных на вечное возвращение к началам мироздания в циклическом потоке времени. Поэтому ключевым считалось познание истоков, давших энергетический заряд, либидозную энергию развитию общества и человека. Образно-символический язык додинастической культуры древнего Египта заложил почву для дальнейшего развития культуры, отразившись в религиозно-мифологических текстах и ритуальной практике. Мифологические образы и мотивы архаического периода древнего Египта сопоставимы с архетипическими образами и символами в трансперсональной психологии. В статье сопоставляются мифологические символические образы и мотивы с идеями трансперсональной психологии. Осное направление этих сопоставлений связано с важнейшим образом Великой матери, ее фуункциями в контексте космогонических представлений, сопоставимых с идеей эмбриологических исследований в глубинной психологии. В русле современных тенденций синтеза наук данная статья посвящена исследованию древнеегипетской мифологии, архетипических символических образов,которые являются основой для изучения ряда аспектов в трансперсональной психологии. Так, образно-символический язык древнеегипетской культуры раскрывает осознаваемые архетипические образы бессознательного древнего и современного человека.
Чернов С.В. - Новый взгляд на природу гениальности

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.2.14131

Аннотация: Предметом исследования является природа гениальности и смысл бытия гения. Гениальность – это наивысшая степень проявления ума, сознания, творческих сил человека, благодаря которой создаются такие качественно новые творения, которые оказывают непреходящее влияние на развитие человеческого рода и духовное преображение человека в идеях любви, истины и красоты. Человеческий гений есть система таких личностных атрибутов и духовных признаков, благодаря становлению которых в индивидуальной творческой деятельности личность обнаруживает, осознаёт и принимает на себя назначение своё и вносит во всеобщую духовную культуру свою личностную волю и духовную глубину. Исследование природы гениальности проводится на трёх уровнях диалектико-феноменологического анализа: идейно-смысловом, образно-личностном и деятельно-содержательном. Новизна исследования заключается, во-первых, в разработке категориально-понятийного аппарата, представленного в виде структурных моделей, разработанных на основе принципа троичной классификации; во-вторых, в выделении и описании таких духовных признаков как творческий дар и назначение, которые определяют трансцендентную индивидуальность гения, в-третьих, в доказательстве особости гениального ума. В исследовании показано, что в личности гения мы имеем выражение идеала человека, сущности человека и смысла человеческого бытия.
Чернов С.В. - Новый взгляд на природу гениальности c. 159-174

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.2.66258

Аннотация: Предметом исследования является природа гениальности и смысл бытия гения. Гениальность – это наивысшая степень проявления ума, сознания, творческих сил человека, благодаря которой создаются такие качественно новые творения, которые оказывают непреходящее влияние на развитие человеческого рода и духовное преображение человека в идеях любви, истины и красоты. Человеческий гений есть система таких личностных атрибутов и духовных признаков, благодаря становлению которых в индивидуальной творческой деятельности личность обнаруживает, осознаёт и принимает на себя назначение своё и вносит во всеобщую духовную культуру свою личностную волю и духовную глубину. Исследование природы гениальности проводится на трёх уровнях диалектико-феноменологического анализа: идейно-смысловом, образно-личностном и деятельно-содержательном. Новизна исследования заключается, во-первых, в разработке категориально-понятийного аппарата, представленного в виде структурных моделей, разработанных на основе принципа троичной классификации; во-вторых, в выделении и описании таких духовных признаков как творческий дар и назначение, которые определяют трансцендентную индивидуальность гения, в-третьих, в доказательстве особости гениального ума. В исследовании показано, что в личности гения мы имеем выражение идеала человека, сущности человека и смысла человеческого бытия.
Спектор Д.М. - Представление, осознание и осмысление. По ту сторону традиции.

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.3.14191

Аннотация: В статье рассматриваются многообразные особенности осмысления, отличающие последнее от осознания и представления. Дескрипция очерчивает смысл как феномен обнаружения за явленным подлинности, контекстуальной обусловленности, герменевтического раскрытия и включения в поле личностно-волевой заинтересованности. Тем не менее феноменологическое описание не раскрывает источника разделения происходящего на явление и его смысл, относя последний как к натуральным условиям явленности, так и к тем редакциям, которые привносит в реальность «символическая власть». Вопрос о природе смысла в предлагаемой редакции филогенеза трансформируется в вопрос о природе «первичного смысла» (пафоса, одухотворения, самоотверженности), адресованного суверенности (субъекту), своим вечным объектом имеющей другую суверенность и, в качестве органов реализации внешней активности, собственную общность. Наличие подобного (универсального) объекта полагает вопрос о природе «вторичного смысла» в ракурс «симуляции», трансформирующей животные интенции (инстинкты) в плоскость их разжигания, углубления и «наполненности смыслом». Логика генезиса изучаемого обуславливает необходимость логической же прежде всего перекодировки: фундаментальный тезис осознания – как процесса соотнесения данного как еще не узнанного – и узнаваемого на пути опознания, соотнесения с данным (иным: предметом, или процессом, так или иначе известным), должен вместить исторически более первичную задачу отражение неизвестного, беспрецедентного, спонтанно-импровизируемого.
Спектор Д.М. - Представление, осознание и осмысление. По ту сторону традиции. c. 259-270

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.3.66362

Аннотация: В статье рассматриваются многообразные особенности осмысления, отличающие последнее от осознания и представления. Дескрипция очерчивает смысл как феномен обнаружения за явленным подлинности, контекстуальной обусловленности, герменевтического раскрытия и включения в поле личностно-волевой заинтересованности. Тем не менее феноменологическое описание не раскрывает источника разделения происходящего на явление и его смысл, относя последний как к натуральным условиям явленности, так и к тем редакциям, которые привносит в реальность «символическая власть». Вопрос о природе смысла в предлагаемой редакции филогенеза трансформируется в вопрос о природе «первичного смысла» (пафоса, одухотворения, самоотверженности), адресованного суверенности (субъекту), своим вечным объектом имеющей другую суверенность и, в качестве органов реализации внешней активности, собственную общность. Наличие подобного (универсального) объекта полагает вопрос о природе «вторичного смысла» в ракурс «симуляции», трансформирующей животные интенции (инстинкты) в плоскость их разжигания, углубления и «наполненности смыслом». Логика генезиса изучаемого обуславливает необходимость логической же прежде всего перекодировки: фундаментальный тезис осознания – как процесса соотнесения данного как еще не узнанного – и узнаваемого на пути опознания, соотнесения с данным (иным: предметом, или процессом, так или иначе известным), должен вместить исторически более первичную задачу отражение неизвестного, беспрецедентного, спонтанно-импровизируемого.
Киященко Н.И. - Муки духовной коммуникации

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.3.11447

Аннотация: Предметом исследования в статье послужило явление некоммуникабельности массовой коммуникации в современной культуре как следствие отсутствия в ней подлинной духовности. В обществе XX в. феномен массовой информации сначала был воспринят и оценен сугубо с точки зрения эффекта научно-технического развития. Средства массовой коммуникации создали возможность количественно и пространственно манипулировать потоком новостей. Согласно такой интерпретации, самыми важными оказались проблемы эффективности информации, психологии восприятия. И постепенно эта тема стала обрастать психологическими и «социодинамическими» моделями культурно-информационных процессов. Однако со временем становилось очевидным, что массовая информация, ставшая доминирующим типом формирования мировоззренческих и ценностных ориентаций, закрывает человеческому индивиду доступ в подлинную духовность культурной традиции. В статье использован метод исторического сопоставления давних и современных традиций, связанных с феноменом массовой коммуникации. Дан также и феноменологический анализ философских текстов. Новизна исследования заключается в том, что автор показывает процесс массовой коммуникации в аспекте духовных исканий. При этом особое внимание уделяется трудностям, мукам коммуникационного процесса. Дан анализ концепций видных современных философов и культурологов. Описаны парадоксы массовой коммуникации, приводящие к абсурду некоммуникабельности.
Киященко Н.И. - Муки духовной коммуникации c. 282-294

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.3.64100

Аннотация: Предметом исследования в статье послужило явление некоммуникабельности массовой коммуникации в современной культуре как следствие отсутствия в ней подлинной духовности. В обществе XX в. феномен массовой информации сначала был воспринят и оценен сугубо с точки зрения эффекта научно-технического развития. Средства массовой коммуникации создали возможность количественно и пространственно манипулировать потоком новостей. Согласно такой интерпретации, самыми важными оказались проблемы эффективности информации, психологии восприятия. И постепенно эта тема стала обрастать психологическими и «социодинамическими» моделями культурно-информационных процессов. Однако со временем становилось очевидным, что массовая информация, ставшая доминирующим типом формирования мировоззренческих и ценностных ориентаций, закрывает человеческому индивиду доступ в подлинную духовность культурной традиции. В статье использован метод исторического сопоставления давних и современных традиций, связанных с феноменом массовой коммуникации. Дан также и феноменологический анализ философских текстов. Новизна исследования заключается в том, что автор показывает процесс массовой коммуникации в аспекте духовных исканий. При этом особое внимание уделяется трудностям, мукам коммуникационного процесса. Дан анализ концепций видных современных философов и культурологов. Описаны парадоксы массовой коммуникации, приводящие к абсурду некоммуникабельности.
А.Н. Зелинская - Смысл жизни как человеческий экзистенциал c. 529-535

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.6.62801

Аннотация: Осмысленность существования и цель бытия понятия неоднозначные. Проблему смысла жизни можно отнести к одному из основных вопросов философии. Значительная часть философских школ и учений обращалась к этому вопросу. В философском пространстве данной проблеме уделяется особое внимание и существует множество точек зрения. Одни придерживаются мнения, что смысл жизни в самой жизни. Другие считают, что для постижения смысла жизни, нужно ее прожить. Третьи предполагают, что смысл жизни заключается в искании смысла.
Бойко Д.В. - Ужас быть или мужество бояться

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.6.12173

Аннотация: Страх как экзистенциальное переживание занимает особое место в жизни человека. Предметом исследования является разработка концепций страха, как в трудах психоаналитиков, так и в трудах философов-экзистенциалистов. В статье рассмотрены основные взгляды на проблему, выделены особенности разработки и роль, которую играет понятие страха, в работах различных авторов. Страх проявляет себя в нескольких ситуациях, носит универсальный, онтологический характер. В работе осуществлена попытка показать разные стороны переживания страха в процессе становления личности человека. При помощи метода герменевтического анализа текстов, в статье исследуются причины и истоки происхождения страха, способы его преодоления. Категория мужества, как способность утверждать человеческое бытие, играет особую роль в процессе преодоления страха. Только при помощи мужества, человек способен принять на себя ужас бытия. В работе проводится мысль о благоприятном воздействии тревоги на становление человеческой личности и человека вообще.
Бойко Д.В. - Ужас быть или мужество бояться c. 609-619

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.6.65046

Аннотация: Страх как экзистенциальное переживание занимает особое место в жизни человека. Предметом исследования является разработка концепций страха, как в трудах психоаналитиков, так и в трудах философов-экзистенциалистов. В статье рассмотрены основные взгляды на проблему, выделены особенности разработки и роль, которую играет понятие страха, в работах различных авторов. Страх проявляет себя в нескольких ситуациях, носит универсальный, онтологический характер. В работе осуществлена попытка показать разные стороны переживания страха в процессе становления личности человека. При помощи метода герменевтического анализа текстов, в статье исследуются причины и истоки происхождения страха, способы его преодоления. Категория мужества, как способность утверждать человеческое бытие, играет особую роль в процессе преодоления страха. Только при помощи мужества, человек способен принять на себя ужас бытия. В работе проводится мысль о благоприятном воздействии тревоги на становление человеческой личности и человека вообще.
Верба Ю.В. - Смысловые конфигурации философии Виктора Франкла

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.9.21533

Аннотация: Предметом исследования является ряд смысловых конфигураций философии В. Франкла. Уделяется внимание духовному бессознательному, глубинной части человеческой психики с его сущностными желаниями: любовь, свобода и ответственность, а также тому, что отчуждение от него приводит к утрате смысла и экзистенциальному вакууму. Понятие «смысл» рассматривается как центр, вокруг которого можно собрать расколотое человеческое существо в телесно-душевно-духовное целое. Рассматриваются также понятия «Бог» и «вера», которые имеют у Франкла особое значение. В своей работе автор использует принцип историзма, а также методы и подходы философско-антропологического исследования. В процессе исследования раскрыты новые грани проблемы экзистенциального вакуума и обозначены позитивные пути для его преодоления. Были выявлены смысловые конфигурации, имеющие большое значение для более глубокого понимания природы человека, а также противоположные смыслу «антисмыслы», отражающиеся в тенденциях «гипер» и «псевдо».
Верба Ю.В. - Смысловые конфигурации философии Виктора Франкла c. 773-779

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.9.68586

Аннотация: Предметом исследования является ряд смысловых конфигураций философии В. Франкла. Уделяется внимание духовному бессознательному, глубинной части человеческой психики с его сущностными желаниями: любовь, свобода и ответственность, а также тому, что отчуждение от него приводит к утрате смысла и экзистенциальному вакууму. Понятие «смысл» рассматривается как центр, вокруг которого можно собрать расколотое человеческое существо в телесно-душевно-духовное целое. Рассматриваются также понятия «Бог» и «вера», которые имеют у Франкла особое значение. В своей работе автор использует принцип историзма, а также методы и подходы философско-антропологического исследования. В процессе исследования раскрыты новые грани проблемы экзистенциального вакуума и обозначены позитивные пути для его преодоления. Были выявлены смысловые конфигурации, имеющие большое значение для более глубокого понимания природы человека, а также противоположные смыслу «антисмыслы», отражающиеся в тенденциях «гипер» и «псевдо».
Зелинская А.Н. - От страдания к смыслу.

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.9.12543

Аннотация: Предметом исследования статьи является экзистенциализм как направление в современной западной философии, зародившееся в 20 веке как стремление формирования нового миропонимания, чувствительного ко взглядам актуального человека; нашедшее признание и интерес в 40-60 гг. Экзистенциализм - как направление философии впитавшее в себя всю боль и трагизм Второй Мировой войны, отобразившее последствия глубокого психологического и социального кризиса жертв этой трагедии, возникшее как отклик на войну. Экзистенциальная ситуация, характеризующаяся крайностью, максимальностью и запредельностью существования. Тема заброшенности человека - как основная проблема философии экзистенциализма. Изучение проблемы представлено в виде анализа уже существующих по данной проблематике источников и обоснования собственных выводов по заявленной теме исследования. Страдание от жизни бессмысленной провоцирует поиск жизни осмысленной. Когда страдание - не бытовое несчастье, а вызвано реальными причинами, пробуждающими в человеке желание «не быть», будь то утрата близкого человека, отринутая любовь, предательство, вероломство, тогда оно становится благом. Опыт страдания заставляет человека глубже воспринимать реальность, жизнь становится сложнее, мир чувств более дифференцированным. Кто не страдал, тот и не может быть по-настоящему счастлив. Трагическая ситуация обязывает человека к осмысленности, причины подсказываются самой жизнью. А смысл легче всего выводится, обретается там, где есть несчастье. Ведь трагическая история всегда абсолютно индивидуальна. Именно в трагической ситуации проблема осмысленности проявляется особенно остро.
Зелинская А.Н. - От страдания к смыслу. c. 913-922

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.9.67110

Аннотация: Предметом исследования статьи является экзистенциализм как направление в современной западной философии, зародившееся в 20 веке как стремление формирования нового миропонимания, чувствительного ко взглядам актуального человека; нашедшее признание и интерес в 40-60 гг. Экзистенциализм - как направление философии впитавшее в себя всю боль и трагизм Второй Мировой войны, отобразившее последствия глубокого психологического и социального кризиса жертв этой трагедии, возникшее как отклик на войну. Экзистенциальная ситуация, характеризующаяся крайностью, максимальностью и запредельностью существования. Тема заброшенности человека - как основная проблема философии экзистенциализма. Изучение проблемы представлено в виде анализа уже существующих по данной проблематике источников и обоснования собственных выводов по заявленной теме исследования. Страдание от жизни бессмысленной провоцирует поиск жизни осмысленной. Когда страдание - не бытовое несчастье, а вызвано реальными причинами, пробуждающими в человеке желание «не быть», будь то утрата близкого человека, отринутая любовь, предательство, вероломство, тогда оно становится благом. Опыт страдания заставляет человека глубже воспринимать реальность, жизнь становится сложнее, мир чувств более дифференцированным. Кто не страдал, тот и не может быть по-настоящему счастлив. Трагическая ситуация обязывает человека к осмысленности, причины подсказываются самой жизнью. А смысл легче всего выводится, обретается там, где есть несчастье. Ведь трагическая история всегда абсолютно индивидуальна. Именно в трагической ситуации проблема осмысленности проявляется особенно остро.
Верба Ю.В. - Философско-психологическая проблема экзистенциальной жизни в работах Н.Бердяева, Г.Марселя и В. Франкла c. 981-990

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.12.23181

Аннотация: Экзистенциальная психология имеет богатые философские традиции. Живая человеческая экзистенция как активное, свободное, ответственное и при этом одухотвореное действие – главная тема исследований таких религиозно-экзистенциальных философов, как Г.Марсель, Н.Бердяев и В.Франкл. В данной статье рассматриваются осознания смысла понятий «быть» и «иметь» по отношению к человеческим экзистенциалам: тело, любовь, талант, вера у Г. Марселя и его объяснения жизни, смерти и бытия в целом как таинства; понимание свободы и несвободы духа, смысла творчества у Н. Бердяева; актуализированные Франклом понятия смысла, сверхсмысла и экзистенциального вакуума. В работе были использованы методы и подходы философской антропологии, экзистенциального и феноменологического анализа и герменевтики. Основным выводом данного исследования является то, что наследие экзистенциальных философов имеет несомненную ценность в практической работе экзистенциального психолога, особенно в современное время широкой распространенности ноогенного невроза (ощущения смыслоутраты). Для глубинного понимания самой сути человеческих проблем необходим экзистенциальный анализ и экзистенциальная психология, базирующаяся на философских осмыслениях.
Верба Ю.В. - Философско-психологическая проблема экзистенциальной жизни в работах Н.Бердяева, Г.Марселя и В. Франкла c. 981-990

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.12.68643

Аннотация: Экзистенциальная психология имеет богатые философские традиции. Живая человеческая экзистенция как активное, свободное, ответственное и при этом одухотвореное действие – главная тема исследований таких религиозно-экзистенциальных философов, как Г.Марсель, Н.Бердяев и В.Франкл. В данной статье рассматриваются осознания смысла понятий «быть» и «иметь» по отношению к человеческим экзистенциалам: тело, любовь, талант, вера у Г. Марселя и его объяснения жизни, смерти и бытия в целом как таинства; понимание свободы и несвободы духа, смысла творчества у Н. Бердяева; актуализированные Франклом понятия смысла, сверхсмысла и экзистенциального вакуума. В работе были использованы методы и подходы философской антропологии, экзистенциального и феноменологического анализа и герменевтики. Основным выводом данного исследования является то, что наследие экзистенциальных философов имеет несомненную ценность в практической работе экзистенциального психолога, особенно в современное время широкой распространенности ноогенного невроза (ощущения смыслоутраты). Для глубинного понимания самой сути человеческих проблем необходим экзистенциальный анализ и экзистенциальная психология, базирующаяся на философских осмыслениях.
Каримов М.Г., Епанчинцева Г.А. - Феномен мудрости в историко-философском и психологическом дискурсах.

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.10.16378

Аннотация: Предметом исследования является феномен мудрости в его историко-философском рассмотрении. Авторами предпринята попытка отследить признаки данного феномена в литературных памятниках древности, определить его сущность и роль в жизни людей того времени. Так, с одной стороны, мудрость включала нормы общежития и практические советы; с другой стороны, была тесно связана с теми или иными теологическими системами, господствовавшими в обществе. Авторы указывают, что впервые попытка расщепить понятие "мудрость", выделив его практический и теоретический аспекты, была сделана античными философами Платоном и Аристотелем. В эпоху Средних веков, мудрость считалась божественным атрибутом, недоступным человеческому пониманию. В периоды Возрождения и Просвещения, она вернулась в область людских достижений, благодаря работам П. Шарона, Р. Декарта, И. Канта и др. Новый виток изучения феномена мудрости начинается с развитием психологических исследований. Авторы рассматривают несколько теоретико-методологических моделей мудрости, представленных работами П. Балтеса, М. Ардельт, Дж. Вебстера, Д. Кравчика и др. Изучение имплицитных концепций мудрости проводится с целью уточнения содержания этого понятия в конкретной языковой среде. Наиболее распространенным по количеству публикаций является подход через оценку деятельностных проявлений мудрости. Измерение мудрости как латентной переменной возможно с помощью стандартизированных самоотчетов, описание которых представлено в статье. В качестве наиболее предпочтительной, рассматривается парадигма изучения личности номинантов мудрости, т.е людей, которых другие люди считают мудрыми. Основные методы исследования, использованные в статье: теоретический историко-философский анализ, теоретико-сравнительное обобщение, классификация понятийного аппарата. В данной статье подчеркивается важность учета историко-философской перспективы для построения достоверной теоретико-методологической модели феномена мудрости. Показана диалектическая преемственность представлений о мудрости между различными историческими периодами. Обозначена предпочтительность использования низкоформализованных методов исследования при изучении личности так называемых номинантов мудрости.
Каримов М.Г., Епанчинцева Г.А. - Феномен мудрости в историко-философском и психологическом дискурсах. c. 1032-1043

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.10.67165

Аннотация: Предметом исследования является феномен мудрости в его историко-философском рассмотрении. Авторами предпринята попытка отследить признаки данного феномена в литературных памятниках древности, определить его сущность и роль в жизни людей того времени. Так, с одной стороны, мудрость включала нормы общежития и практические советы; с другой стороны, была тесно связана с теми или иными теологическими системами, господствовавшими в обществе. Авторы указывают, что впервые попытка расщепить понятие "мудрость", выделив его практический и теоретический аспекты, была сделана античными философами Платоном и Аристотелем. В эпоху Средних веков, мудрость считалась божественным атрибутом, недоступным человеческому пониманию. В периоды Возрождения и Просвещения, она вернулась в область людских достижений, благодаря работам П. Шарона, Р. Декарта, И. Канта и др. Новый виток изучения феномена мудрости начинается с развитием психологических исследований. Авторы рассматривают несколько теоретико-методологических моделей мудрости, представленных работами П. Балтеса, М. Ардельт, Дж. Вебстера, Д. Кравчика и др. Изучение имплицитных концепций мудрости проводится с целью уточнения содержания этого понятия в конкретной языковой среде. Наиболее распространенным по количеству публикаций является подход через оценку деятельностных проявлений мудрости. Измерение мудрости как латентной переменной возможно с помощью стандартизированных самоотчетов, описание которых представлено в статье. В качестве наиболее предпочтительной, рассматривается парадигма изучения личности номинантов мудрости, т.е людей, которых другие люди считают мудрыми. Основные методы исследования, использованные в статье: теоретический историко-философский анализ, теоретико-сравнительное обобщение, классификация понятийного аппарата. В данной статье подчеркивается важность учета историко-философской перспективы для построения достоверной теоретико-методологической модели феномена мудрости. Показана диалектическая преемственность представлений о мудрости между различными историческими периодами. Обозначена предпочтительность использования низкоформализованных методов исследования при изучении личности так называемых номинантов мудрости.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.