по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Концептуализация образа России в немецких СМИ: перемены к лучшему?
Уразаева Наиля Радифовна

кандидат филологических наук

доцент, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, проспект Ленина, 26, ауд. 224

Urazaeva Nailya

PhD in Philology

Docent, the department of Romano-Germanic Philology and Translation, Nosov Magnitogorsk State Technical University

455000, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Magnitogorsk, ul. Pr. Lenina, 26, aud. 224

nailja-urasaewa@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Морозов Евгений Александрович

кандидат филологических наук

доцент, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, пр. Ленина, 26, оф. 224

Morozov Evgenii

PhD in Philology

Associate Professor at Nosov Magnitogorsk State Technical University 

455000, Russia, Magnitogorsk, pr. Lenina, 26, room 224

buddenbroki@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена концептуализации образа России в Германии в период с 1990 по 2016 год. Объектом исследования является содержательная основа концептов, интерпретирующих образ России, на материале немецкой газеты «Die Zeit». Для реконструкции образа России были выбраны и проанализированы такие ключевые концепты, как «размер», «экономика», «демократия», «агрессия», «политический лидер». Актуальность исследования обусловлена неизученностью языковой репрезентации образа государства, формирующегося средствами массовой информации, являющегося предметом дискуссии в политологии, философии, истории. В условиях новой холодной войны между Россией и Западом с ярко выраженной массово-информационной составляющей актуальным представляется исследование языкового манипулирования в СМИ, нацеленное на формирование у реципиента определенного общественного мнения о России. В исследовании были использованы статистический, описательный, интерпретационный, сравнительный методы, методы сплошной и специальной выборки и корпусных исследований, а также анализ литературы по изучаемой проблематике. На основании комплексного и разностороннего анализа материалов авторы приходят к выводу о том, что на фоне сотрудничества между Россией и Германией в СМИ представлен достаточно негативный образ России, во многом стереотипный, но проявляющий и динамические черты. В основном в мировидении немцев Россия – это огромная страна со слаборазвитой экономикой, отсутствием демократии, ведущая достаточно агрессивную политику. Авторитетность российских руководителей внутри страны часто не коррелирует с отношением к ним за рубежом. На протяжении исследуемого периода образ России в немецких СМИ несколько меняется. В последний год прослеживается положительная динамика.

Ключевые слова: образ России, Германия, средства массовой информации, концепт, языковая картина мира, размер, экономика, агрессия, демократия, политический лидер

DOI:

10.25136/2409-8671.2017.3.24004

Дата направления в редакцию:

25-08-2017


Дата рецензирования:

27-08-2017


Дата публикации:

12-10-2017


Abstract.

The article studies the conceptualization of the image of Russia in Germany during the period of 1990 – 2016. The research object is the conceptual background of the concepts interpreting the image of Russia. The author studies the example of the “Die Zeit” newspaper. To reconstruct the image of Russia, the author analyzes such key aspects as “size”, “economics”, “democracy”, “aggression”, and “political leader”. The topicality of the study is determined by the lack of scientific works about the linguistic representation of the image of a state, which is formed by the mass media and is the subject of discussion in political science, philosophy and history. In the context of the new cold war between Russia and the West with a prominent mass-media and information component, the author believes it is important to analyze the linguistic manipulation in mass-media aimed at the formation of a definite public opinion about Russia. The author uses the statistical, descriptive, interpretative and comparative methods, the method of continuous sampling and specific sampling and complex studies, and analysis of scientific works on this topic. Based on complex and diversified analysis of materials, the authors conclude that against the background of cooperation between Russia and Germany, mass media create the negative image of Russia, to a large extent based on stereotypes, but having dynamic features. In general, in Germans’ worldview, Russia is a huge country with low-developed economy, absence of democracy, pursuing aggressive policy. The authoritativeness of Russian leaders in the country often doesn’t correlate with the attitude towards them abroad. During the period under study, the image of Russia in the German mass media has changed several times. The positive dynamics has been observed in the recent year. 

Keywords:

aggression, economy, size, linguistic world image, concept, mass media, Germany, image of Russia, democracy, political leader

Парадигма глобализации в последние десятилетия доминирует во всех сферах человеческой жизни: политической, экономической, культурной, информационной. Однозначно оценить этот процесс интеграции и унификации невозможно. Однако, несмотря на острую критику глобализационных процессов, следует признать, что это уже историческая неизбежность. Россия, возможно, несколько позднее стала участвовать в этих процессах, но уже заняла свои прочные позиции на международной арене.

Политический климат в Европе и в мире во многом определяется сотрудничеством двух крупнейших держав на европейском континенте – России и Германии, в настоящее время это два столпа европейской системы. Однако не всегда их взаимодействие проходит гладко. Неоднократно происходило изменение в отношениях между двумя странами. Менялись представления о России в Германии. Каков же внешний образ России сейчас? Как и в связи с какими событиями изменяется вектор отношений между Россией и Германией в конце XX- начале XXI веков?

Целью этого исследования является изучение образа России через призму средств массовой информации Германии в период с 1990 по 2016 гг. Методика исследования носит комплексный характер и включает анализ литературы по изучаемой проблематике, статистический, описательный, интерпретационный, сравнительный методы, методы сплошной и специальной выборки, а также корпусные исследования.

В качестве материала для анализа были привлечены научные труды, посвященные изучению вопросов истории отношений Германии и России, статьи из немецкой газеты «Die Zeit» [6] с 1990 по 2016 гг. и корпус немецкого национального языка DWDS [7]. Выбор газетных статей в качестве источников для верификации основных положений исследования обусловлен тем, что, с одной стороны, медиадискурс является отражением отношения общественности к тем или иным проблемам, интерпретатором общественной мысли, а, с другой стороны, формирует в сознании реципиента определенный образ. Несмотря на то, что текст газетной статьи – это отчасти авторское видение проблемы, оно обусловлено общей картиной мира.

«Цайт» (нем. Die Zeit – «Время») – одна из ведущих немецких еженедельных газет с собственной онлайн-редакцией «Цайт онлайн». Тираж ее составляет 504420 экземпляров (IVW 1/2017), газета охватывает аудиторию в 1,66-2,34 миллиона читателей. Политическая позиция газеты считается леволиберальной; газета культивирует дискуссии. При обсуждении спорных тем часто газета предлагает различные мнения с тем, чтобы у читателя была возможность сформировать свое независимое мнение.

Предваряя анализ освещения сегодняшней России в немецком еженедельнике, проследим в хронологическом аспекте, как складывались отношения между двумя державами в недавнем прошлом. Взаимоотношения России и Германии имеют длительную историю, характеризующуюся периодами подъемов и спадов. Немцы и русские вместе воевали против Наполеона, неоднократно делили между собой Польшу, находились после определенных уловок дипломатии по разные стороны фронтов Первой мировой войны, чтобы затем своим Рапалльским договором (1922) оставить не у дел остальные западные державы-победительницы. Ослепнув от Гитлеровской кровавой идеологии, немцы начали истребительную войну против Советского Союза и благодаря Красной армии были освобождены от собственного режима. Ненависть по отношению к немцам у русских уступила место гордости победы. Для многих военнослужащих советских вооруженных сил ГДР стала символом дружественной, новой Германии. Разделение Германии российское население воспринимало как противоестественный процесс, и поэтому воссоединение Германий поставило не только для немцев, но и для россиян примиряющую финальную точку под неподдающимся пониманию отклонением от нормального развития в отношениях между двумя странами.

С 1990 г. развитие связей Германии и России вышло на новый, прагматически благоприятный уровень. Российско-германские отношения характеризуются сегодня значительной широтой вопросов. Импортируя из России нефть и газ, будучи основным поставщиком инвестиционных товаров, Германия является одним из основных торговых партнеров России.

Германия представляет свои научные, культурные и образовательные проекты в сотнях российских городов. Благодаря туризму, студенческому и научному обмену, а также сотням тысяч переселенцев между двумя государствами возникли и личные контакты. Свыше трех миллионов россиян изучают немецкий язык, и это больше, чем во всем остальном мире в целом. «Петербургский диалог» и Германо-Российский форум заложили основы для постоянного взаимодействия представителей обоих государств. Основанный в Москве в 2005 г. Германский исторический институт открывает сотрудничество между немецкими и российскими исследователями при осмыслении общей истории [5].

И хотя с политикой перестройки Михаила Горбачева в Германии постепенно исчезли страхи перед военной угрозой со стороны России, с распадом Советского Союза немцев охватила паника из-за безопасности российского ядерного арсенала и сплоченности страны. Случившиеся с 1994 по 1996 и с 1999 по 2000 годы две Чеченские войны возродили предрассудки о «русских варварах» [1, с. 4]. В связи с Чеченской войной политика президента Бориса Ельцина (1992-1999), а затем и его преемника Владимира Путина была поставлена в один ряд с политикой «захватчиков и ведущих войну царей и генеральных секретарей» [10, с. 3].

Именно с вступлением в должность Владимира Путина из немецких СМИ исчезает образ «бедной» и «непредсказуемой» России [2, с. 20]. Благодаря высоким доходам от нефти и газа Россия вышла на новый экономический уровень. Но высокий спрос на это сырье породил в Германии опасения из-за зависимости от «путинской энергетической империи» [8, с. 130].

Несмотря на многочисленные встречи и сотрудничества, которые сближают россиян и немцев, образ России в Германии не всегда на протяжении истории одинаков. В области экономики и при контактах на высоком уровне установлены хорошие партнерские отношения. Причем экономические связи не нарушались, несмотря ни на какие катаклизмы: In den Wirtschaftsbeziehungen zwischen Russen und Deutschen gibt es Konstanten, die sich auf verblüffende Weise über die Jahrhunderte retten; nicht die Oktoberrevolution und noch nicht einmal das Trauma des Hitlerschen Raubkrieges konnten daran etwas ändern [6, 1990, Nr. 30].

В то же время в средствах массовой информации Россия зачастую рассматривается критически. Поводом для этого послужили не столько сами отношения между двумя странами, сколько обращение России со своими гражданами и с западными странами-соседями: Denn « M ü tterchen Ru ß land », das weite Land in der osteurop ä ischen Tiefebene , wo einst die Wiege der russischen Nation stand , ist nicht gerade ein gem ü tliches Heim . Die heruntergekommenen Städte, die verfallenen Dörfer, die zerstörte Natur… [6, 1990, Nr. 13]. Таков внешний облик России в глазах современного немца.

С одной стороны, Россию обвиняют в деградации демократии, ослаблении парламентаризма, ограничении свободы слова, насилии, бесчинствах по отношению к оппозиции, давлении на страны СНГ, Украину, Грузию, которые хотят удалиться от Москвы. С другой стороны, в поддержке тоталитарного режима Лукашенко в Беларуси, а также сепаратистских сил в Приднестровье, Северной Осетии и Абхазии [11].

Интерес Германии к России всегда был высок. Если посмотреть по частотности упоминания России в газете «Die Zeit», то в 1990 г. зафиксировано 377 словоупотреблений, далее идет постепенный рост, и в 2000 году Россия упоминается уже 7602 раза. С 2000 по 2006 год наблюдается спад, а в 2008 году небольшой скачок – 2438 вхождений. С 2009 по 2014 год идет неуклонный рост, и после апогея 2014 года (17708 словоупотреблений) интерес несколько ослабевает: в 2016 году – 11893 упоминания (по данным немецкого национального корпуса DWDS) [7].

Всплески интереса к России всегда были связаны с какими-то ключевыми моментами в истории, которые определяли направление ее развития. Бесспорным поворотным этапом в России была перестройка. Объединение Германии, в котором значительную роль сыграл Советский Союз, стало символом окончания «холодной войны». В начале 1990-х гг. интерес немецких средств массовой информации направлен на путч, затем на войну в Чечне, экономический кризис. В 2008 г. внимание приковывает война с Грузией, в 2014 г. – Олимпийские игры в Сочи, Крым, Украина, Донбасс.

Если проанализировать сгенерированные компьютером типичные сочетания со словом «Russland» в немецком национальном корпусе DWDS, то обнаруживается, что большинство из них характеризуют отношения между государствами или блоками (Beziehungen, Verhältnis, Partnerschaft, Zusammenarbeit, Staaten, Westen, Industrienationen, NATO). Сочетания с явно отрицательной коннотацией оказываются довольно частотными, сюда относятся «Finanzkrise», «Krise», «Krisen», «Krieg» [7].

3.JPG

При формировании у реципиента представления о стране, создании в сознании ее образа немалую роль играет фактор субъективности. При этом на второй план иногда уходят изначальные ценности, заложенные в основе образа государства. По мнению В. В. Лапкина, «образ страны – и Россия здесь не исключение – есть результат своеобразного сплава традиции и социокультурных перемен, обусловленных изменением ее внутреннего и внешнего положения. Трансформация этого образа во времени обусловлена рядом факторов – динамикой исторических обстоятельств, переменами в культуре и в системе доминирующих ценностей, а также сдвигами в глобальной политической ситуации и в соотношении сил на международной арене...» [14, с. 7].

Идеологический компонент играет значительную роль в концептуальной картине мира. В существующем у иностранцев образе России есть как устойчивые, стереотипные элементы, так и динамические [3, 4, 16]. Образ страны формируют во многом средства массовой информации в политических целях, интерпретируя иногда достаточно субъективно идеологию, речи главы государства, политиков, влиятельных лиц из области культуры. Нельзя выпускать из внимания и такие моменты, как различия в ценностных ориентациях в разных культурах и, конечно, вопросы перевода и интерпретации, поскольку имидж страны будет зависеть и от того, «правильно ли доносится речь до реципиентов и не искажается ли переводчиками идея, высказываемая президентом… Ведь, как отмечают многие исследователи, выступления президента являются и декларацией о намерениях страны в геополитических играх, по мотивам речей президента интерпретируется история, за многими фразами скрывается суть языковой личности политика, по качеству речи образованные иностранцы могут судить о культурном уровне россиян» [15, с. 233-234].

Д. Н. Замятин определяет образ страны как «достаточно устойчивые, стратифицированные и динамичные представления, которые соотносятся с какими-либо политико-, историко- или культурно-географическими территориями… Известно, что обычно существует некий стержневой образ, который разветвляется, и на него нанизываются вторичные и “поддерживающие” образы. Стержневой образ страны или региона вписывается в более широкую систему образов. Некоторые из них зарождаются в виде тесно взаимосвязанных пучков. Они имеют разный генезис и различный жизненный цикл…» [13, с. 57-66].

К стереотипным характеристикам России можно отнести такие, как патриотизм, бюрократизм, коррупция, серьезность, опасность, ненависть к американцам и др. В газете «Die Zeit» Россия иногда с символико-ироническим подтекстом называется «Mütterchen Russland» (Россия-Матушка), наделяется следующими нелестными чертами: zu selbstbewu ß t , zu ehrgeizig ; ein machtbewu ß t gef ü hrtes , vor allem blaurotwei ß es , also nationalistisches Ru ß land , das gewi ß russische Interessen auch andernorts durchzusetzen bereit ist ; обычно представляется загадочной, не поддающейся пониманию и объяснению.

Рассмотрим на основе анализа некоторых ключевых концептов, как представлен образ России в немецкой языковой картине мира. Основу мировидения социума формируют концепты, отражающие ценностные ориентации. Ценности представляют собой достаточно устойчивое явление. Ценностные знания о мире формируются на основе оценок, то есть отношении языка к действительности с различных точек зрения, например, «хороший – плохой», «правильный – неправильный» и т. п. [19]. Образ страны с точки зрения иностранца также подвергается оценке через призму его ценностей.

«Реализуясь в речи, концепты носят характер индивидуального осмысления и переживания фрагмента действительности. Но под воздействием культурных стереотипов, доминирующих социальных установок и работы СМИ они могут приобретать интерсубъективный характер, могут быть модифицированы или полностью изменены» [12]. Таким образом, средства массовой информации формируют общие представления о стране.

Важной составляющей языковой и концептуальной картин мира в описании России является концепт «размер», который отражает особенности восприятия и отношения к России. В немецких средствах массовой информации были выявлены следующие лексические средства объективации концепта «размер»: der Riese , der Koloss , das gewaltige Russland, unheimlich gro ß, die riesige Republik . Россия – это великан, колосс, похоже, именно это и служит основной причиной, почему Запад считает необходимым сотрудничать с Россией:

Und selbst wenn die Sowjetunion auf Rußland, Weißrußland, die Ukraine und Kasachstan zusammenschrumpfte, den slawischen Kern gleichsam, bliebe sie weiterhin eine Großmacht von 230 Millionen Menschen. Deswegen hat der Westen allen Grund, das kommende Rußland zum Freund zu haben und zum Partner – sonst würde jede neue Weltordnung der des Kalten Krieges auf verblüffende Weise ähneln [6, 1991, Nr. 32].

Образная составляющая концепта «размер» апеллирует здесь к эмоциональной стороне сознания, отражая стереотипное отношение к России как к источнику потенциальной опасности. Своими масштабами Россия продолжает вселять ужас в западных партнеров даже после распада Советского Союза: Selbst wenn Rußland einmal zu einer selbständigen, modernen militärischen Weltmacht aufsteigen wollte – je mehr unabhängige Republiken zwischen Rußland und dem Rest Europas entstehen, desto ruhiger kann der Westen schlafen [6, 1991, Nr. 36].

Одну из основных позиций в системе взаимоотношений между государствами занимает концепт «экономика». Анализ эмпирического материала показывает, что Россия на протяжении многих лет представляется как экономически слабая страна (ein r ü ckst ä ndiger Staat , in der wirtschaftlichen Beziehung auf Jahrzehnte hinaus von Schwäche gekennzeichnet, die marode russische Wirtschaft, die ohnehin prekäre russische Wirtschaft , d ie russische Wirtschaft steckt in einer tiefen Rezession mit zweistelligen Inflationsraten; ist angeschlagen ), хотя обладающая значительным потенциалом:

Selbst das potentiell reiche Rußland könnte in absehbarer Zeit das ökologische und soziale Elend…nicht in Wohlstand verwandeln [6, 1991, Nr. 15].

Seit Jelzin regiert, ist die Wirtschaft Rußlands ständig geschrumpft [6, 1997, Nr. 27].

Zwar gesundete die Wirtschaft Russlands vor allem dank der steigenden Ölpreise, doch die soziale Kluft verbreitert sich auch unter Putin [6, 2007, Nr. 18].

Die russische Wirtschaft liegt am Boden, und das Staatsdefizit klafft, weil die Preise von Öl, Gas und anderen Rohstoffen in den Keller gefallen sind [6, 2009, Nr. 6].

Immerhin ist die marode Wirtschaft Russlands dringend auf die Milliardeninvestitionen des Westens angewiesen [6, 26/06/2013 (online)].

Ursachen für den Rückgang sind laut Egloff weniger die Sanktionen als die andauernd schwächelnde Wirtschaft Russlands [6, 24/11/2014 (online)].

Эта экономическая нестабильность уходит корнями далеко в прошлое: Manche dieser Gebrechen sind chronisch . Rußlands wirtschaftliche und technologische Rückständigkeit quält seine Herrscher seit mehr als dreihundert Jahren [6, 1998, Nr. 08].

И прогнозы на будущее, как правило, неутешительны: Niemand hegt ernsthaft die Hoffnung, dass die wieder zunehmend vom Staat regulierte russische Wirtschaft sich auf der Zielgeraden noch zu einem Musterknaben entwickelt [6, 2006, Nr. 47].

Богатства России, которые должны были бы превратить ее в процветающую страну, используются не по назначению, в стране царит коррупция: Steinkohle , Diamanten , Gold und Pelze sind ebenfalls wichtige Devisenbringer . Doch von all den Dollars sieht Rußland selber nur Cents. Das Zentrum kassiert: Unionsministerien und Militär, Banken und Behörden – kurzum: all die verschwenderische Planbürokratie [6, 1990, Nr. 26].

die Erfahrung der Korruption in Russland sei „total und existenziell“, und es endet mit der Feststellung, dass darin die „Universalität“ Russlands bestehe [6, 2003, Nr. 40].

В начале 90-х гг. немцы оказывали гуманитарную помощь России: то ли из благодарности за содействие в воссоединении Германии; то ли испытывая облегчение после стольких лет страха перед Россией и от того, что теперь она так слаба; то ли стремясь доказать, что немцы действительно бывают добрыми.

Vielleicht wollen die Deutschen ihre Dankbarkeit dafür zum Ausdruck bringen, daß Gorbatschow den Osten freigegeben hat.Vielleicht empfinden sie nach Jahrzehnten der Angst vor Rußland auch eine gewisse Erleichterung darüber, daß der russische Bär so schwach ist und daniederliegt. Vielleicht will man auch beweisen, daß es den « guten » Deutschen tatsächlich gibt.Was ist einfacher – ein Paket nach Rußland zu schicken oder einen weiteren russischen Einwanderer ins Land zu lassen? [6, 1990, Nr. 51].

In einer Mischung aus gutem Willen und blindem Eifer überrollen derzeit die Bundesrepublik und andere westliche Länder die Sowjetunion mit ihrer Hungerhilfe [6, 1990, Nr. 51].

В последние годы отношения между Россией и Германией значительно ухудшились в результате украинского кризиса: Die Krise in der Ukraine belastet das europäisch-russische Verhältnis (1. 2014. Nr. 5). Россия вновь выступает для немцев в образе агрессора (aggressive russische Handlung, eine potenzielle Bedrohung ): Aber Rußland bleibt mit 30000 Atomwaffen bei aller wirtschaftlichen und politischen Schwäche doch ein ernst zu nehmender Faktor [6, 1991, Nr. 11].

Слово «агрессия» является производным от латинского «aggressio», что в переводе означает «нападение, захват территории» [18]. Центральный концепт «агрессия» коррелирует и с другими концептами зоны конфликтности: конфликт, разногласия, война, политика, угроза и др. Территориальные притязания вменяются России на протяжении всего исследуемого периода. Уже сразу после распада Советского Союза на Западе заговорили о том, что Россия не откажется от Крыма и Донбасса:

Rußland wird kaum zustimmen, diese Territorien ohne jede Abstriche wegzugeben. Diese Anspielungen auf die Krim und die Donbas-Region in der Ukraine und auf Nordkasachstan machen deutlich, daß sich Jelzin trotz seines Machtzuwachses gegen zwei Dinge wappnen muß: gegen den Vorwurf russischer Nationalisten, genau wie Gorbatschow die „Heimaterde“ zu verschleudern, und gegen forcierte Autonomiebestrebungen der vielen ethnischen Minderheiten auf dem russischen Territorium [6, 1991, Nr. 36].

Russische Spitzenfunktionäre einschließlich Jelzins persönlichen Referenten haben gewarnt: Falls die Ukraine und andere Republiken – die baltischen Staaten ausgenommen – die Union verlassen wollen, müßten sie mit einer Korrektur ihrer Grenzen zugunsten Rußlands rechnen [6, 1991, Nr. 45].

За исследуемый период происходит в некоторой степени переоценка восприятия политики России западными СМИ. Кривая, характеризующая количество упоминаний России как агрессора в немецких газетах, с 2013 по 2014 гг. резко идет вверх, достигая пика в 2014 г. в связи с присоединением Крыма и событиями в Донецкой и Луганской областях, затем постепенно идет на спад, почти возвращаясь в 2016 году к уровню 2013 года [7].

В свете событий последних лет европейцы вводят санкции против России, чтобы ослабить ее роль и значимость в мире. Введение санкций связано, в первую очередь, с присоединеним Крыма к России. Германия не признает легитимность новых российских территорий. Кроме того, власти Германии, осознавая значимось экономических связей Германии и России, считают, что санкции позволят сдержать потенциальную военную агрессию со стороны нашего государства: Je st ä rker die russische Wirtschaft mit der deutschen und europ ä ischen verflochten bleibt , desto schwerer ist es f ü r Putin , eine milit ä rische Auseinandersetzung mit dem Westen zu riskieren [6, 2014, Nr. 17].

И в немецких средствах массовой информации мы вряд ли прочитаем о «присоединении Крыма», они оперируют чаще отрицательно маркированными терминами «аннексия», «аннексировать»: Zu den Neujahrswünschen, die in Russlands beliebtestem sozialen Netzwerk WK veröffentlicht wurden, gehörte zunächst eine Karte der Russischen Föderation, auf der die von Russland annektierte Halbinsel Krim nicht eingezeichnet war [6, 05/01/2016 (online)].

Одним из доминантных элементов с идеологической нагрузкой является концепт «демократия». Немецкое общество явно акцентирует расхождения между демократическим идеалом и его воплощением в России. Демократические преобразования в России вызывают скептицизм у немцев. По их мнению, в России никогда не было и не может быть демократии:

Hoffnungslos naiv sei, wer glaube, daß Russen je einmal einen Rechtsstaat, eine parlamentarische Regierung und eine Gesellschaft von Staatsbürgern zuwege bringen würden [6, 1990, Nr. 06].

Natürlich sind die junge russische Demokratie, ihr Rechtssystem und die russische Wirtschaft weit davon entfernt, den europäischen Kriterien zu genügen [6, 1997, Nr. 14].

Der Außenminister sagte, er wisse, dass der Begriff Demokratie in Russland oft auf Skepsis stoße [6, 2008, Nr. 20].

О «демократическом прорыве» заговорили во время протестных акций после выборов в 2011 году: An diesem schneereichen und politisch beispiellosen Protesttag in Moskau reden viele von einem möglichen neuen demokratischen Aufbruch Russlands [6, 24/12/2011 (online)]. Bei den Anti-Regierungsprotesten in Russland zeichnet sich eine Rekordbeteiligung ab [6, 24/12/2011 (online)].

Традиционно образ России ассоциируют и с политическими лидерами. Но как показывает практика, авторитетность и популярность российских руководителей внутри страны часто не соотносится с их популярностью за рубежом. Ярким примером этому может служить М. Горбачев – der außenpolitische Liebling der Welt [6, 1991, Nr. 36], кумир для Запада, подвергающийся острой критике со стороны соотечественников [17, c. 117].

Ewiger Ruhm jedoch bleibt Michail Gorbatschow. In Russland ist er verpönt als Zerstreuer des Leninschen Großreichs, der zudem das Siegespfand DDR verhökert habe. Wir ehren ihn als Lizenzgeber der deutschen Einheit [6, 2014, Nr. 02].

Umso mehr haben die Deutschen Michail Gorbatschow verehrt wie keinen anderen ausländischen Staatsmann – ohne zu ahnen, in welchen Bredouillen der Mann längst steckte, und ohne bis zum heutigen Tag zu begreifen, warum Gorbatschow in Russland der verhassteste aller ehemaligen Führer der UdSSR ist [6, 2015, Nr. 12].

Michail Gorbatschow hat die politische Landschaft Europas und der Welt entscheidend zum Positiven verändert [6, 25/02/2015 (online)].

На смену М. Горбачеву приходит Б. Ельцин, на которого изначально возлагались большие надежды в создании демократии в России по европейскому образцу. Однако его авторитет быстро был сведен на нет как среди соотечественников, так и на Западе. Б. Ельцин не вызывает симпатии у немцев, которые считают его неуравновешенным и продолжают тепло вспоминать о его предшественнике.

Boris Jelzin würde in der Tat der Zar des heutigen Rußlands bleiben, die mitwohnenden Völker belohnen oder notfalls bombardieren, mit den Nachbarn berechenbare Verbindungen suchen und auf der westlichen Bühne nicht unversöhnlich poltern – wenn er die Wahlen gewönne, wenn er danach nicht ins politische Koma zurückfiele [6, 1996, Nr. 17].

Boris Jelzin, der ein totalitäres Regime zerschlug, scheint weder die Kraft noch die Autorität zu haben, ein demokratisches System mit einer Marktwirtschaft nach westlichem Muster aufzubauen (1. 1998. Nr. 35).

Или противоположность – В. Путин («Synonym Russlands» [9], «ein Pokerface…unnachgiebig, undurchsichtig» [8, c. 122]), вызывающий резко негативное отношение у Запада, хотя на сегодняшний день он признается самым популярным политиком в мире. СМИ каждой страны формируют тот образ Владимира Путина, который наиболее приемлем для местной политической элиты. Большинство немецких источников из средств массовой информации, представляющих официальную государственную идеологию, позиционируют российского лидера как агрессора.

Putin ist ein knochenharter Verhandlungspartner, er wird sich nicht wie sein Vorgänger durch Kredite und Komplimente gewinnen lassen [6, 2000, Nr. 2].

Putin ist in den sechseinhalb Monaten seit seinem Ritterschlag durch Jelzin ein Volksheld geworden, kein Volkstribun [6, 2000, Nr. 13].

Das größte Land der Erde schrumpft zur Dämonie des Autokraten Putin… [6, 2014, Nr. 02].

Красной нитью в немецкой прессе проходит идея сильного вождя, необходимого России: …das russische Volk brauche einen starken Führer; denn «ein Führer macht die Nation gesund und vereinigt sie für ein höheres Ziel» [6, 1990, Nr. 19].

Der Glaube des Volkes an einen guten, klugen, vor allem starken Zaren blieb dagegen unerschüttert. Noch immer wartet Rußland auf den Erlöser. « Unser neuer Zar » : so nennen die Moskauer Boris Jelzin [6, 1991, Nr. 28].

Несмотря на политические разногласия и конфликты, в последнее время все больше в Германии приходит осознание необходимости налаживания политических и экономических отношений, чаще звучит призыв к отмене санкций против России и мысль о необходимости диалога и сотрудничества: Russland und der Westen befinden sich in einem gef ä hrlichen Aufr ü stungsprozess . Deshalb ist es unerlässlich, dass Deutschland den Dialog mit Putin weiter sucht [6, 08/07/2016 (online)].

Постепенно вектор недовольства российской политикой и экономикой меняет свое направление. Среди аналитиков уже звучит мнение, что с Россией стоит считаться как на внешнем, так и на внутреннем поле взаимодействия, что Россия может решать самостоятельно проблемы, и с ней необходимо налаживать партнерство: Und daran wolle man auch gemeinsam mit Russland arbeiten, nicht gegen Russland. Putin verwies – wie auch Seehofer – auf die engen wirtschaftlichen Beziehungen zwischen Russland und Bayern [6, 03/02/2016 (online)].

Рассмотрев представленный в немецких СМИ образ России, можно с уверенностью подытожить, что вектор сегодняшних отношений, несмотря на критику и однополярность представленных мнений, имеет положительную динамику. Германия и Россия, несмотря на санкции, до сих пор находятся в процессе сближения, выраженного как в экономическом, так и внешнеполитическом сотрудничестве. «Стратегическое партнерство» не исчерпало свой потенциал. Российско-германские отношения всегда характеризовались противоречивыми чувствами, причем восхищение, отвращение, страх и романтическая привязанность, скорее смешивались, чем чередовались.

Библиография
1.
Bergdoll U. Keine Idiotenfreiheit für Boris Jelzin // Süddeutsche Zeitung, vom 20.01.1995. S. 4.
2.
Caspar O. Der finstere Kreml // Süddeutsche Zeitung, Literaturbeilage, vom 20.11.2007. S. V2-20.
3.
Chizhova М. Das Russlandbild in den deutschen Medien: Ursachen und Beispiele // Welt und Wissenschaft: сборник материалов студенческой межвузовской научно-практической конференции / под общ. ред. Е.А. Успенской. Москва: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. С. 57-60.
4.
Crudopf W. Russland-Stereotypen in der deutschen Medienberichterstattung: Arbeitspapiere des Osteuropa-Instituts der Freien Universität Berlin. Arbeitsbereich Politik und Gesellschaft. Berlin: Osteuropa-Institut der Freien Universität Berlin, 2000. Heft 29. 51 S.
5.
Deutsches Historisches Institut (DHI), Moskau [Электронный ресурс]. URL: www.dhi-moskau.de (дата обращения: 16.12.2016).
6.
Die Zeit. 1990-2016. URL: http://www.zeit.de/index.
7.
DWDS – Wortauskunftssystem zur deutschen Sprache in Geschichte und Gegenwart [Электронный ресурс]. URL: https://www.dwds.de.
8.
Follath E., Schepp M. Der Konzern des Zaren // Der Spiegel. 10/2007. S. 120-137.
9.
Galperin J. Das Russlandbild deutscher Medien // Bundeszentrale für politische Bildung vom 25.03.2011. – URL: http://www.bpb.de/internationales/europa/russland/47998/russlandbild-deutscher-medien?p=all, 18.12.2016.
10.
Grobe K. Der unsichtbare Präsident, Frankfurter Rundschau. 24.12.1994. S.3.
11.
Zur Kritik des “Systems Putin“ vgl. Heinrich Vogel, Rußland ohne Demokratie, SWP-Studie 38/2004, www.swp-berlin.org (1.2. 2006); Eberhard Schneider, Putins zweite Amtszeit, SWP-Studie 1/2006, www.swp-berlin.org (1.2. 2006).
12.
Архипова Ю. В. Визуальная репрезентация концепта «политик» в политическом дискурсе // Политематический журнал научных публикаций «ДИСКУССИЯ». Рубрика: Социологические науки. Выпуск №10 (51), ноябрь 2014. URL: http://journal-discussion.ru/publication.php?id=1216 (дата обращения: 11.10.2016).
13.
Замятин Д. Н. Моделирование географических образов. Смоленск: Ойкумена, 1999. 256 с.
14.
Лапкин В. В. Динамика образа России и циклы реформ-контрреформ // Интеллектуальная Россия. 2007. № 1. С. 7.
15.
Морозов Е. А. Проблемы перевода политического текста (на примере речи В.В. Путина) // Актуальные проблемы современной науки, техники и образования. Магнитогорск: Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова, 2016. Том 2. № 1. С. 233-236.
16.
Семененко И. С. Культура, общество и образ России [Электронный ресурс] // Журнал «Неприкосновенный запас». 2007. № 1 (51). URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2007/2697 (дата обращения: 25.11.2016).
17.
Семененко И. С., Лапкин В. В., Пантин В. И. Образ России на Западе: диалектика представлений в контексте мирового развития (к постановке проблемы) // Полис. Политические исследования. М.: Редакция журнала «Полис» («Политические исследования»), 2006. № 6. С.110-124.
18.
Тамерьян Т. Ю. Историко-этимологический словарь латинских заимствований: Учебное пособие / Под ред. докт. филол. наук, проф. Т.А. Гуриева; Сев.-Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2009. 152 с.
19.
Уразаева Н. Р. Ценностные доминанты молитвенных текстов (на материале немецкоязычных протестантских молитвенных текстов) // Искусство Германии в России. – Магнитогорск: Магнитогорский государственный университет, 2012. С. 250-256.
References (transliterated)
1.
Bergdoll U. Keine Idiotenfreiheit für Boris Jelzin // Süddeutsche Zeitung, vom 20.01.1995. S. 4.
2.
Caspar O. Der finstere Kreml // Süddeutsche Zeitung, Literaturbeilage, vom 20.11.2007. S. V2-20.
3.
Chizhova M. Das Russlandbild in den deutschen Medien: Ursachen und Beispiele // Welt und Wissenschaft: sbornik materialov studencheskoi mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii / pod obshch. red. E.A. Uspenskoi. Moskva: Izd. dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2016. S. 57-60.
4.
Crudopf W. Russland-Stereotypen in der deutschen Medienberichterstattung: Arbeitspapiere des Osteuropa-Instituts der Freien Universität Berlin. Arbeitsbereich Politik und Gesellschaft. Berlin: Osteuropa-Institut der Freien Universität Berlin, 2000. Heft 29. 51 S.
5.
Deutsches Historisches Institut (DHI), Moskau [Elektronnyi resurs]. URL: www.dhi-moskau.de (data obrashcheniya: 16.12.2016).
6.
Die Zeit. 1990-2016. URL: http://www.zeit.de/index.
7.
DWDS – Wortauskunftssystem zur deutschen Sprache in Geschichte und Gegenwart [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.dwds.de.
8.
Follath E., Schepp M. Der Konzern des Zaren // Der Spiegel. 10/2007. S. 120-137.
9.
Galperin J. Das Russlandbild deutscher Medien // Bundeszentrale für politische Bildung vom 25.03.2011. – URL: http://www.bpb.de/internationales/europa/russland/47998/russlandbild-deutscher-medien?p=all, 18.12.2016.
10.
Grobe K. Der unsichtbare Präsident, Frankfurter Rundschau. 24.12.1994. S.3.
11.
Zur Kritik des “Systems Putin“ vgl. Heinrich Vogel, Rußland ohne Demokratie, SWP-Studie 38/2004, www.swp-berlin.org (1.2. 2006); Eberhard Schneider, Putins zweite Amtszeit, SWP-Studie 1/2006, www.swp-berlin.org (1.2. 2006).
12.
Arkhipova Yu. V. Vizual'naya reprezentatsiya kontsepta «politik» v politicheskom diskurse // Politematicheskii zhurnal nauchnykh publikatsii «DISKUSSIYa». Rubrika: Sotsiologicheskie nauki. Vypusk №10 (51), noyabr' 2014. URL: http://journal-discussion.ru/publication.php?id=1216 (data obrashcheniya: 11.10.2016).
13.
Zamyatin D. N. Modelirovanie geograficheskikh obrazov. Smolensk: Oikumena, 1999. 256 s.
14.
Lapkin V. V. Dinamika obraza Rossii i tsikly reform-kontrreform // Intellektual'naya Rossiya. 2007. № 1. S. 7.
15.
Morozov E. A. Problemy perevoda politicheskogo teksta (na primere rechi V.V. Putina) // Aktual'nye problemy sovremennoi nauki, tekhniki i obrazovaniya. Magnitogorsk: Magnitogorskii gosudarstvennyi tekhnicheskii universitet im. G.I. Nosova, 2016. Tom 2. № 1. S. 233-236.
16.
Semenenko I. S. Kul'tura, obshchestvo i obraz Rossii [Elektronnyi resurs] // Zhurnal «Neprikosnovennyi zapas». 2007. № 1 (51). URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2007/2697 (data obrashcheniya: 25.11.2016).
17.
Semenenko I. S., Lapkin V. V., Pantin V. I. Obraz Rossii na Zapade: dialektika predstavlenii v kontekste mirovogo razvitiya (k postanovke problemy) // Polis. Politicheskie issledovaniya. M.: Redaktsiya zhurnala «Polis» («Politicheskie issledovaniya»), 2006. № 6. S.110-124.
18.
Tamer'yan T. Yu. Istoriko-etimologicheskii slovar' latinskikh zaimstvovanii: Uchebnoe posobie / Pod red. dokt. filol. nauk, prof. T.A. Gurieva; Sev.-Oset. gos. un-t im. K.L. Khetagurova. Vladikavkaz: Izd-vo SOGU, 2009. 152 s.
19.
Urazaeva N. R. Tsennostnye dominanty molitvennykh tekstov (na materiale nemetskoyazychnykh protestantskikh molitvennykh tekstov) // Iskusstvo Germanii v Rossii. – Magnitogorsk: Magnitogorskii gosudarstvennyi universitet, 2012. S. 250-256.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"