Статья 'Инклюзивная культура городских сообществ: на примере исторических реконструкторов' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Инклюзивная культура городских сообществ: на примере исторических реконструкторов

Божок Николай Сергеевич

кандидат социологических наук

доцент, кафедра Философии, социологии, психологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.»

410054, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Политехническая, 77, оф. 103

Bozhok Nikolay Sergeevich

PhD in Sociology

Senior Scientific Associate, Scientific and Educational Regional Center for Monitoring Research of Yuri Gagarin State Technical University of Saratov; Docent, the department of Philosophy, Sociology, Psychology, Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

410054, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Politekhnicheskaya, 77, of. 103

nikolaybozhok@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2020.3.33758

Дата направления статьи в редакцию:

21-08-2020


Дата публикации:

28-08-2020


Аннотация.

Актуальность исследования определяется необходимостью изучения и обобщения позитивного опыта реализации инклюзивных практик, инициированных негосударственными субъектами – формальными и нефор-мальными объединениями реконструкторов. Предметом исследования в данной статье является инклюзивная культура городских сообществ исторических реконструкторов, а основной целью – выявление специфики инклюзивной культуры на основе анализа нормативно-ценностной системы реконструкторского движения и актуальных социокультурных практик, реализуемых в публичном пространстве российского города. Теоретико-методологические основы анализа составляют концептуальные положения модели инклюзивной культуры города, разработанной участниками междисциплинарного проекта РФФИ «Инклюзивная культура социального времени: современный урбанистический контекст (регион Нижнего Поволжья)». Используются эмпирические методы исследования – включенное наблюдение, вторичный анализ интервью. Новизна представленного исследования определяется введением в научный оборот нового эмпирического материала, анализ которого позволяет раскрыть инклюзивную готовность и специфику инклюзивной культуры реконструкторов, входящих в состав Общероссийского общественного движения «Клубы исторической реконструкции». Автор приходит к выводу о принадлежности объединений реконструкторов к включающему сообществу, разделяющему ключевые инклюзивные ценности – принятие и поддерку разнообразия и участия. Важным аспектом инклюзивной культуры реконструкторов является участие в практической деятельности, направленной на создание безбарьерной городской среды, интерактивного коммуникативного пространства с целью репрезентации мирового и отечественного культурно-исторического опыта.

Ключевые слова: инклюзия, инклюзивная культура, инклюзивные ценности, публичное пространство, культурно-историческая реконструкция, реконструкторы, фестиваль исторической реконструкции, культурное многообразие, социальный урбанизм, городское сообщество

РФФИ в рамках проекта № 18-011-00562

Abstract.

The relevance of this research is substantiated by the need for examination and generalization of positive experience of the implementation of inclusive practices initiated by nongovernmental entities – formal and informal associations of reenactors. The subject of this research is the inclusive culture of urban communities of historical reenactors. The key goal lies in determination of specificity of inclusive culture based on he analysis of normative-value system of the reenactors movement and relevant sociocultural practices implemented in public space of Russian cities. The theoretical-methodological framework is comprised of the conceptual provisions of inclusive model of urban culture elaborated by the participants of cross=disciplinary project of the Russian Foundation for Basic Research “Inclusive Culture of Social Time: current urban context (Lower Volga Region)”. The novelty of this consists in introduction of new empirical material into the scientific discourse, which allows revealing the inclusive readiness and specificity of inclusive culture of reenactors, which are a part of the All-Russian Social Movement “Clubs of Historical Reconstruction”. The author concludes on affiliation of the associations of reenactors to the inclusive community, which shares the fundamental inclusive values – acceptance and support of the diversity and engagement. An important aspect of inclusive culture of reenactors is participation in practical activity, aimed at creation of a barrier-free urban environment and interactive communication space for the purpose of representation of the world and national cultural and historical experience.

Keywords:

cultural diversity, festival of historical reenactment, reenactors, cultural and historical reenactment, public space, inclusive values, inclusive culture, inclusion, social urbanism, urban community

Инклюзивная культура и ценности. В последнее десятилетие внимание исследователей к проблеме инклюзии существенно возросло, что обусловлено пониманием высокой социетальной значимости, сложности и многомерности данного феномена [2, 29]. В мировом сообществе инклюзия рассматривается в контексте идеи глобального гуманизма XXI в. как универсум современной культуры и основа культурно-цивилизационных стратегий развития [2, 30]. Исследовательский интерес вызывает инклюзивный потенциал культурно-исторической реконструкции, раскрываемый на основе показателей инклюзии Т. Бута и М. Эйнскоуна – атмосфера участия, инклюзивная политика, практика и культура [4].

В российском контексте сегодня исследуются стратегии социальной интеграции возрастных, маломобильных и уязвимых когорт в социум [9]. Изучаются проблемы формирования инклюзивной культуры различных профессиональных групп, роль инклюзивной культуры в формировании социальной сплочённости и социального урбанизма [37-39]. Диагностируется рост инклюзивных инициатив в различных сегментах общества, что демонстрирует возросшую активность в решении проблем преодоления различных форм дискриминации [2, 37].

Вместе с тем отмечается, что становление инклюзивного мировоззрения в России имеет неравномерный, кластерный характер. В условиях ограниченности государственных ресурсов многие инклюзивные проекты реализуются общественными организациями, основной задачей которых является поддержка социально уязвимых категорий населения [2, с. 35]. Данный дискурс актуализирует, приобретает теоретическую и практическую значимость в анализе инклюзивных инициатив негосударственных субъектов, объединений исторических реконструкторов и оценке их роли в продвижении ценностей инклюзии как характеристики социального урбанизма .

Предметом исследования в данной статье является инклюзивная культура городских сообществ исторических реконструкторов в составе Общероссийского общественного движения «Клубы исторической реконструкции». Привлекаются методы включенного наблюдения и вторичного анализа интервью руководителей клубов и организаторов фестивалей исторической реконструкции, размещенных в сети интернет. Методологические основы анализа составляют концептуальные положения модели инклюзивной культуры города, разработанной в проекте РФФИ «Инклюзивная культура социального времени: современный урбанистический контекст (регион Нижнего Поволжья)».

Мы опираемся на современное определение феномена инклюзии как «демократическую акцию включения индивида или группы в более широкое сообщество с целью приобщения к определенному действию или культурному процессу» [39, с. 11]. Более широкая категория инклюзивной культуры – «одновременно и рефлексия необходимости, и реальное действие по преодолению» неравенства, географических и экономических различий, «дискриминации по полу, возрасту, здоровью. Это – условие, неотъемлемая характеристика, принцип социальной политики и практики социального государства» [9, с. 23]. Будем учитывать, что проявления инклюзивной культуры находят отражение во взаимодействиях самих участников инклюзивного процесса, их ценностях и взглядах [40, с. 139].

Систематизация результатов исследований позволяет сделать вывод, что основу ценностно-нормативной системы участников реконструкторского движения составляют общечеловеческие ценности, сакральные ценности культуры (сакральность долга, чести, патриотического подвига, Родины, толерантность) и специфические ценности реконструкторов. Важной составляющей данной системы выступают познавательные ценности, обусловливающие позитивное отношение к историческому прошлому, отечественной и мировой культуре. Именно эта группа ценностей формирует толерантное отношение к Другому, принятие и поддержку культурного разнообразия, что одновременно характеризует категорию социального урбанизма.

Другая группа ценностей и норм связана с коммуникативными навыками, реализуемыми внутри и вне реконструкторских сообществ. Внутри сообществ нормой является мотивированность и умение поддерживать коллективное взаимодействие для достижения аутентичности в воссоздание культурно-исторического опыта прошлого [27]. Основным каналом коммуникации в реконструкторском движении является межличностное общение как внутри клубов, так и между ними, главным образом, в процессе подготовки и проведении массовых мероприятий – фестивалей исторической реконструкции. В фестивальных практиках конструктивное коллективное взаимодействие значимо для аутентичного воссоздания масштабных исторических событий и культурно-исторических эпох. «Можно идеально реконструировать одежду, орудия труда, оружие. Это тоже историческая реконструкция и здесь не требуется много людей». «В одиночку нельзя реконструировать эпоху, нельзя сделать этого и вдесятером» [24].

При этом противоборство противников, инсценированное в ходе массовых сражений, не переносится в повседневную жизнь реконструкторов, в которой они поддерживают дружеские отношения. Данную ситуацию иллюстрирует сюжет интервью одного из участников реконструкции Гражданской войны в России. «Я представляю на реконструкции сторону „белых“, потому что их идеи мне близки, и как мне казалось с юношеских лет, это были люди чести и долга. В „мирной жизни“, мы, как красные, так и белые – друзья и товарищи» [7].

Специфика организации массовых мероприятий определяет и нормы интеракций вне реконструкторских сообществ. Главной из них признается умение взаимодействовать с населением, в первую очередь, зрителями, посещающими открытые мероприятия реконструкторов, а также официальными структурами различных уровней власти [27]. Эти ценности и нормы позво­ляют идентифицировать принадлежность объединений реконструкторов к включающему сообществу, разделяющему ключевые инклюзивные ценности – принятие и поддержка разнообразия и участия [1, c. 7].

Ценностные ориентации российского реконструкторского движения имплицитно отражает его гетерогенный состав, включающий представителей различных возрастных, социально-профессиональных, конфессиональных и этнических групп населения. Материалы исследований свидетельствуют о развитии еще одной важной тенденции – преодолении гендерного дисбаланса, характерного для начального этапа становления изучаемого движения [31]. Инклюзия женщин, обеспечение им равных возможностей для самореализации находит отражение в нарративах исторических реконструкторов. «В исторической реконструкции есть место всем: и юношам, и девушкам. Реконструкция это наше видение истории. Мы, современные люди, так представляем себе события прошлого. По средневековым канонам для женщины есть только дом с его хозяйством и дети – и не дальше. В современном мире всё устроено не так. Женщины идут наравне с мужчинами [11].

Деятельностное участие реконструкторов в продвижения инклюзивных ценностей наиболее наглядно проявляется в практиках проектно-сетевого взаимодействия, приобретающих инклюзивный характер. Данный ракурс проблемы позволяет рассматривать социальную инклюзию как сложный «путь к сплочённости разных когорт, требующий согласованных действий социальных агентов, признание необходимости инклюзивной культуры важно для социальных, культурных, образовательных организаций, в работе с особенными когортами и уязвимыми группами» [9, с.50].

Аналитика практик культурно-исторической реконструкции показывает, что значительным инклюзивным потенциалом обладают социокультурные проекты реконструкторов, актуализирующие культурно-историческое наследие урбанизированных территорий. Многие из них принципиально ориентированы на создание инклюзивного коммуникативно-познавательного пространства, доступного для всех категорий населения.

Инклюзивные функции фестиваля. С точки зрения воплощения идеи нондискриминационного доступа для маломобильных категорий населения к культурно-досуговым мероприятиям исторической направленности наиболее репрезентативны фестивали культурно-исторической реконструкции. Уникальность фестивалей как инклюзивной практики заключается в общедоступности, полифункциональности и интерактивности. Являясь интегративным социокультурным феноменом, фестиваль выполняет многообразные функции: воспитательную, информационно-коммуникативную, просветительскую, игровую, досугово-рекреационную, зрелищно-развлекательную [14].

Повышению аттрактивности фестивалей способствует реализация широкого спектра мероприятий, направленных на репрезентацию мирового и отечественного историко-культурного наследия. Для подготовленной аудитории интерес представляют лекции, пресс-конференции, круглые столы, интеллектуальные беседы. Культурно-развлекательные мероприятия традиционно включают сюжеты «живой истории», интерактивные формы репрезентации исторического прошлого, ориентированные на массовую аудиторию: театрализованные представления, игры, экскурсии, квесты, мастер-классы, выставки артефактов.

В контексте обеспечения доступности фестивалей исторической реконструкции особую значимость приобретают темпоральный, территориальный и социальный аспекты инклюзии. Фестивали проводятся в удобное для посещения нерабочее время – выходные и праздничные дни. Отличительной особенностью реконструкторских фестивалей является социальная доступность – бесплатная доставка общественным транспортом к месту проведения мероприятий, бесплатные экскурсии, льготные билеты на интерактивные развлекательные площадки для социально уязвимых категорий населения (дети, инвалиды, ветераны боевых действий). Территориальный аспект доступности предполагает рациональную пространственную организацию проведения фестиваля, создание фестивального пространства, отвечающего принципам инклюзивного (универсального) дизайна, обеспечивающего открытый доступ всем возрастным и социальным группам. Для привлечения большего числа участников реконструкторами активно используются открытые общественные пространства, расположенные в центральной части исторических городов и сохранившие память о значимых событиях городского прошлого. Локациями фестивалей становятся символически значимые городские «места памяти», например, Петропаловская крепость в Санкт-Петербурге, Покровский монастырь в Суздале, Кирилло-Белозерский монастырь в Кириллове, Театральная и Манежная площади в Москве.

Специфичным, но весьма показательным примером инклюзивных практик, реализуемых в историческом городе, является Международный фестиваль «Времена и эпохи», проводимый в Москве. По своим масштабам и сюжетному многообразию он значительно превосходит реконструкторские мероприятия в России и зарубежных странах. Кроме того, «Времена и эпохи» является единственным в мире историческим фестивалем, интегрированным в социокультурное пространство мегаполиса. Международный статус определяет не только его особое место в системе массовых праздников российской столицы «Московские сезоны», но и открытость в интернете. Темпоральную специфику фестиваля задает контекст праздничной идеи, а его пространственные границы опосредованы городской средой. Импульсом к проведению городского исторического фестиваля послужил государственный заказ на организацию масштабного праздничного мероприятия, исходивший от правительства Москвы. В данном случае был достигнут разумный компромисс между государственным заказом и сформировавшимся запросом в форме общественной инициативы.

Воплощение концептуального замысла социально ориентированного культурного проекта в условиях мегаполиса потребовало преодоления ряда барьеров на институциальном уровне и поиска компромиссных решений. «Для создания тематической зоны в центре Москвы, нужно пройти массу согласований с городскими властями, целью которых является защита гостей и участников фестиваля от каких-либо неприятностей. Это делается не зря, но это тоже определенного рода барьер, который мы успешно преодолели, вместе пойдя на компромиссы» [32].

Стремление к доступности и преодоление препятствий воодушевляет участников движения. «Организация в первые годы шла через преодоление невозможного, нервы и седые волосы. Реализовывать такие проекты в России, где все стремительно меняется, очень сложно. Мы начинали с Коломенского, и все шло к расширению на весь город. Формат оказался жутко популярным <…>. Думали, что следом сделаем несколько площадок, но правительство Москвы предложило сразу встроиться в уличную сетку» [17].

В ходе инклюзивных процессов постепенно происходит устранение пространственных, архитектурных, информационных и других барьеров для включения в городскую среду маломобильных категорий. Обращение к темам эффективного использования открытых общественных пространств, осмысления границ Другого, инклюзивности прослеживается в серии интервью организаторов фестивалей исторической реконструкции. Они отражают сложный процесс поиска конструктивных решений, направленных на обеспечение доступности и комфортности общегородских площадок для всех групп населения. «Мы посмотрели на прошлогодний опыт «Московских сезонов», когда ставились большие объекты, плохо вписывавшиеся в городскую среду, и сразу решили от них отказаться. Сделали ставку на живых людей. Второй момент: нам было важно, чтобы праздник не напрыгивал на горожан <…>, поэтому мы постарались задействовать бульвары и не загружать пешеходные улицы» [17].

Подобного мнения придерживается икуратор площадки «1812. Война и мир»: «Мы не один месяц потратили на то, чтобы продумать, как организовать наше пространство. Одну дорожку на Страстном бульваре мы оставили совершенно свободной, чтобы люди, которые по каким-то причинам спешат или у которых нет настроения, имели возможность просто пройти мимо , <…> человек не должен оказываться внутри события по принуждению» [32].

Концепция фестиваля предусматривает создания интерактивной коммуникативной среды, которая позволяет горожанам быть полноценными участниками проводимых мероприятий и максимально полно ознакомиться с исторической реконструкцией. «Абсолютное большинство площадок встало по Бульварному кольцу. Это наш концептуальный ход, суть которого именно в том, чтобы создать единый туристический маршрут. Чтобы люди могли входить в это некое кольцо истории и просто переходить из одной эпохи в другую» [12].

От фестивалей к историко-культурным центрам. Фестивальное пространство культурно-исторической реконструкции, расширяя диапазон инклюзивных практик, создает основу для их перехода в повседневность. Инклюзия становится характеристикой устойчивых моделей практик, проявляясь в конструктивном взаимодействии с социальными институтами, дискурсах социокультурных проектов и программ исторической направленности. Позитивной тенденцией в этом отношении является создание историко-культурных центров, функционирующих на постоянной основе. Данные проекты были реализованы в ряде провинциальных российских городов, обладающих высоким историко-культурным потенциалом и характеризующихся готовностью городских сообществ реконструкторов к его конструктивному использованию.

В рамках проводимого исследования особый интерес представляет опыт создания военно-исторического парка «Федюхины высоты» тематического паркового комплекса, посвященного истории Севастополя и Крыма, реализованного в формате «живой истории». Идея данного проекта возникла на основе анализа опыта проведения Крымского военно-исторического фестиваля, организованного по инициативе РОО «Севастопольский военно-исторический клуб», при участии Агентства исторических проектов «Ратоборцы» (Москва), РОО «Военно-историческое объединение Гарнизон-А» (Московская область) и поддержке федеральных и региональных органов власти [22]. Реализация проекта подразумевает создание общественного пространства, отвечающего принципам инклюзивного (универсального) дизайна, обеспечивающего открытый доступ всем возрастным и социальным группам. Достоинством парка является устройство понятной навигационной системы, организация специальных туристических маршрутов, включающих в себя обустроенные зоны отдыха, систему информационных центров и медицинского обеспечения, бесплатный доступ к основным историческим площадкам.

Высокой социальной значимостью отличается деятельность клубов исторической реконструкции и историко-культурных центров, осуществляющих работу с детьми и молодёжью. Данные исследования свидетельствуют, что инклюзивный потенциал этих организаций существенно повышается в ситуации их признания в качестве легитимных акторов социокультурных взаимодействий – некоммерческих социально-ориентированных организаций. В числе преференций институциализированных объединений реконструкторов главным выступает получение государственной поддержки на реализацию социокультурных проектов.

Характерен в этом отношении пример Липецкой области, где организаторы фестивалей исторической реконструкциив 2006 году « <…> зарегистрировали молодежную общественную организацию «Военно-исторический клуб «Копьё». Приобретение официального статуса дало возможность участвовать в различных программах субсидирования НКО регионального и федерального уровней, соответственно, количество и качество мероприятий стало повышаться» [15].

В рамках проектно-сетевого взаимодействия липецким клубом «Копьё» реализуется целый ряд социально значимых культурно-исторических проектов, в числе которых: создание историко-культурного центра «Русборг», музея судостроения и ландшафтного музея оборонительного зодчества. В ИКЦ и музеях планируется круглогодичное проведение тематических выставок, мастер-классов, ярмарок традиционных ремесел и других мероприятий, посвященных различным культурно-историческим периодам. Клубом исторической реконструкции «Копьё» в течение десяти лет реализуется программа работы с детьми «Русское подворье», разработанная совместно с сотрудниками исторического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. После успешной апробации данная программа, объединяющая главные составляющие воспитательного процесса: когнитивную, нравственную, духовную, эмоциональную, деятельностную, стала внедряться в других городах региона [18].

Омский клуб исторической реконструкции «Служилые люди Сибири», существенно расширил культурно-досуговую деятельность с подростками и молодёжью благодаря грантовой поддержке. «Наша активная деятельность началась с городской программы по предоставлению грантов. Департамент общественных отношений и социальной политики мэрии Омска первый, кто стал нас поддерживать из года в год. Это позволило набрать определенный материально-технический ресурс и проводить достаточно масштабные мероприятия. Главное – дало возможность работать по принципу мирового стандарта добровольчества. Ребята, которые приходят в клуб, получают знания, умения и навыки, возможность участвовать в уникальных мероприятиях бесплатно (выделение наше). Также нас поддерживает министерство внутренней политики Омской области. Четыре года подряд мы выигрывали президентские гранты» [34].

Государственная поддержка позволила активно развивать один из наиболее значимых проектов клуба – «центр военно-исторической реконструкции «Служилые люди Сибири». Это большая ресурсная бесплатная площадка, где можно обучиться ремеслам, узнать историю, встретиться с учёными, подготовиться для участия в военно-историческом фестивале: научиться стрелять из лука, пользоваться саблей, сделать доспехи. «Как продолжение проекта организовали одноименный добровольческий центр, чтобы было понятно, как строится наша работа. В 2019-м запустили общегородское школьное движение «Делаем историю живой». Ведь наша работа невозможна без исследовательской. Показываем ребятам, что военно-историческая реконструкция и экспериментальная археология – научное направление, очень серьезное, интересное и нужное» [34].

Проект «Гарнизон-А», реализованный на базе военно-патриотического парка «Патриот», направлен на социокультурную инклюзию детей и молодёжи. Согласно мнению инициаторов проектной деятельности, он помогает молодым людям пройти путь от зрителя реконструкции военного сражения до участника и стать юным реконструктором [35]. «Для молодежи и школьников мы создали целую программу «Школа юного реконструктора». Разумеется, особое внимание мерам безопасности. Например, в реконструкции школьники принимают участие только в сопровождении взрослых. Но, в целом, они такие же полноценные участники. Мы считаем, что молодежь и школьники – это будущее реконструкции, у них горят глаза, им все интересно» [13].

Социальная инклюзия лиц с ОВЗ. Постепенно накапливающийся опыт проектной деятельности реконструкторов апробируется в работе с инвалидами. В дискурсе организаторов отражается готовность к включению лиц с ограниченными возможностями в фестивальные практики. В частности, в грантовой заявке фестиваля военно-исторической реконструкции раннего средневековья «Хельга» в целевые группы мероприятия наряду с детьми и подростками, молодёжью и студентами, туристами, реконструкторами, мужчинами и женщинами, всех групп населения, многодетными семьями выделены и люди с ограниченными возможностями здоровья [33]. Вместе с тем артикулируются барьеры в развитии инклюзивных практик: «Проблема в инфраструктуре. Мы готовы подготовить фестиваль как площадку для благотворительности, но часто места, на которых мы работаем, не подготовлены» [19].

В связи с этим практикуются выездные мероприятия в специализированные лечебные учреждения. Особое внимание уделяется детям с тяжелыми формами заболевания, занятия с которыми проводятся в наиболее аттрактивной и доступной форме – формате «живой истории». «Недавно ездили к детям больным раком. Мы в меру наших сил стараемся их отвлечь. Дети отзывчивые и злые, а многие больные дети – еще более злые, чем здоровые. Это надо понимать. Дети очень честные, видят фальшь. Круто, когда тебя принимают, ты приезжаешь и дети погружаются в живую историю» [19].

Актуальность телесного поворота в культурно-исторической реконструкции возрастает, особенно при реализации специальной программы, способствующей восприятию и получению исторического опыта через тактильные ощущения и память тела в материальной среде, предусмотренной для детей с нарушениями зрения. «У нас был один интересный случай, мы ездили к слепым детям. Долго сидели и думали, как и что им объяснить. Даже обычный ребенок не знает, что такое меч, когда берет его в руки первый раз на фестивале. Для него это гамма ощущений. <…> Эти ребята завязаны на осязательную вещь – и ребята понимают. Мы даже попробовали с ними сделать поединок. Мы это все обыграли, ребенок против реконструктора с завязанными глазами. Рассказали, что у богатырей было такое состязание, а также у ниндзей». Безусловно, подобные инклюзивные практики требуют большого психоэмоционального напряжения, порождая двойственное ощущение. «С одной стороны, выезжаешь наполненным энергией, а с другой стороны ты очень измотан, потому что, конечно, отдавать много надо» [19]. По этим причинам можно говорить о множестве не только социальных и технических, но и психологических, физиологических, административных препятствий на пути формирования инклюзивной культуры и концепции социального урбанизма города, сообщества, учреждения, социальной группы. В работе с инвалидами важно выявить мотивацию самих получателей социальной помощи.

Анализируя мотивации участников клубов исторической реконструкции интереса к периоду раннего Средневековья, А.М. Сбитнева отмечает основные причины, среди которых маркирует и социальную реабилитацию. «Иногда в клубы приходят бывшие наркоманы, и в клубах пытаются их реабилитировать» [28].

Интересен случай реконструктора, заболевшего онкологией в подростковом возрасте и победившего рак 3-ей стадии, как он считает, благодарю своему увлечению. « … Победить болезнь мне помогла именно военная реконструкция – я знал, что к сроку памятных весенних мероприятий я должен быть здоров и делал всё, чтобы снова стать в строй. И День Победы 2019 года стал и моим личным Днём победы тоже» [8].

Важным направлением инклюзивной деятельности становятсямероприятия, направленные на профилактику девиантного поведения и пропаганду здорового образа жизни молодёжи. Показателен в этом отношении проект «Вместе против СПИДа», реализованный Астраханской РОО «Молодежное реконструкторское движение» совместно с ГБУЗ АО «Областной центр по профилактике и борьбе со СПИД», участниками которого стали более 5000 жителей региона в возрасте от 14 до 30 лет, преимущественно учащиеся средних образовательных учреждений и студенты высших учебных заведений Астраханской области [36].

С одной стороны, грантовая политика участия в конкурсе социально-ориентированных НКО, подразумевает наибольший охват целевой аудитории при проведении культурно-массовых мероприятий, что заложено в конкретных количественных и качественных показателях. С другой стороны, по нашему наблюдению, развитие движения исторической реконструкции в России, формирует интерес граждан с ограниченными возможностями здоровья к участию в мероприятиях культурно-исторической реконструкции различного формата [5].

Заключение. Инклюзивная культура городских сообществ определяет социальный облик урбанизма, специфику инклюзивной культуры на основе нормативно-ценностной системы реконструкторского движения. Поэтому роль участия в формировании социальной инклюзии исторических реконструкторов уже прослеживается, хотя не совсем ясна до конца. Однако представленные кейсы проектов и фрагменты интервью отражают ценностные установки реконструкторов по отношению к социально уязвимым категориям населения, готовность к осуществлению инклюзивной деятельности в публичном пространстве российского города. И это свидетельствует о сформированности определенного уровня инклюзивной культуры участников реконструкторского движения. Вместе с тем данные интервью показывают сложности развития инклюзивного процесса в городских сообществах, связанные с необходимостью преодоления барьеров институциального, технологического и психологического характера.

Библиография
1.
Алехина С. В., Шеманов А. Ю. Инклюзивная культура как ценностная основа изменений высшего образования // Развитие инклюзии в высшем образовании: сетевой под-ход: сборник статей / под ред. В.В. Рубцова.-М.: МГППУ, 2018. С. 5-13.
2.
Астафьева О. Н., Судакова Н. Е. Культурные императивы в век глобализации: ин-клюзия в перспективе культурной политики БРИКС // Век глобализации. 2019. № 4. С. 26-39.
3.
Божок Н.С. Культурная идентичность городских сообществ исторических рекон-структоров // Урбанистика. 2019. № 3. DOI: 10.7256/2310-8673.2019.3.29882 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=29882 (дата обращения: 02.07.2020).
4.
Бут Т., Эйнскоу М. Показатели инклюзии. Практическое пособие / Под ред. М. Во-гана; пер. с англ. под ред. М. Перфильевой. М.: РООИ «Перспектива», 2007.-124 с.
5.
Военно-историческая реконструкция событий Великой Отечественной Войны. // URL: http://pdipz.ru /novosti/ 80-voenno-istoricheskaya-rekonstrukciya-sobytiy-velikoy-otechestvennoy-voyny.html (дата обращения: 12.06.2020).
6.
«Времена и эпохи» будет крупнейшим историческим фестивалем в Европе // Риа новости. 2012.01.06. URL: https://ria.ru/20120601/226314614.html (дата обращения: 04.06.2020).
7.
Цит. по: Глезеров С.Е. Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя // «Центрполи-граф», 2013-(Всё о Санкт-Петербурге). С. 210.
8.
Дёминов П. Истории людей, победивших рак, но не свои привычки // URL: https://raklechitsa.ru/ pdeminov (дата обращения: 09.06.2020).
9.
Инклюзивная культура горожан: полевые данные (Нижнее Поволжье): кол. мон. / науч. ред. В. Н. Ярская-Смирнова. – М.: Вариант, 2019.-273 с.
10.
Кадер А. М. Развитие движения исторической реконструкции на постсоветском пространстве: аналитический обзор литературы // European Social Science Journal. 2015. № 6. С. 237-242.
11.
Коротин В. Cаратовские реконструкторы рассказали почему поле боя стало ча-стью их жизни // URL: https://saratov.express/novosti-saratova/kultura/na-pole-boya-vse-ravny-saratovskie-rekonstruktory-rasskazali-o-svoyom-uvlechenii-31492/ (дата обращения: 14.06.2020).
12.
Костянова Т., Веретин И. История на улицах Москвы: фестиваль реконструкции «Времена и эпохи» // ФАН-ТВ. 2018. 21.08. URL: https://riafan.ru/ 1090718-istoriya-na-ulicakh-moskvy-festival-rekonstrukcii-vremena-i-epokhi-fan-tv (дата обращения: 15.06.2020).
13.
Котиков Р. Ожившая история в России набирает силу движение реконструкторов исторических сражений // URL: https://armystandard.ru/news/t/ 2019101510 11-l9o7x.html (дата обращения: 15.06.2020).
14.
Кудашов В.Ф., Филоненко Е.Ю. Применение военно-исторической ре-конструкции в практике театрализованных представлений и праздников // NOVAINFO.RU. Т. 1. № 45. 2016. С. 264-271. URL: http://novainfo.ru/article/5734 (дата обращения: 03.05.2020)
15.
Лаврентьев П. Фестиваль исторической реконструкции «Русборг» собирает сотни участников и тысячи зрителей // Российская газета-Федеральный выпуск. 2015. № 260(6831). URL: https://rg.ru/2015/11/18/ festival.html (дата обращения: 05.06.2020).
16.
Липецкий опыт отмечен на всероссийском сборе руководителей клубов историче-ской реконструкции. URL: http://www.admlip.ru /news/ lipetskiyopyt otmechen _na_forume_rukovoditeley_ klubov_istoricheskoy_rekonstruktsii/ (дата обращения: 04.06.2020).
17.
Ляско А. Реконструируй это: митинг с точки зрения бояр, гусар и сотрудников НКВД. URL: https://daily.afisha.ru/cities/5849-rekonstruiruy-eto-kak-miting-12-iyunya-proshel-s-tochki-zreniya-boyar-gusar-i-nkvd/ (дата обращения: 16.06.2020).
18.
Мангер Т.Э., Васильева Ю.В. Военно-исторические реконструкции как содержа-тельно-организованный компонент модели процесса формирования патриотических чувств у подростков // Психология образования в поликультурном пространстве.-2019.-№ 4 (48).-С. 90-97.-Библиогр.: с. 97 (8 назв.) .
19.
Митяев Р. Реконструкция для всех: как любители российской истории помогают инвалидам и волонтерам // Милосердие.ru. 2014.10.09. URL: https://www.miloserdie.ru/ arti-cle/nuzhno-nauchitsya-podnimat-stulchak-i-eshhe-let-dvesti-rabotat-lider-rekonstruktorov-aleksej-ovcharenko-o-volonterah-propagande-i-slepyh-detyah/ (дата обращения: 15.06.2020).
20.
На военно-историческом фестивале казанцы увидят реконструкции двух Отече-ственных войн // Казань. 2018.24.07. URL: https://www.kzn.ru/prinyat-uchastie/sobytiya/na-voenno-istoricheskom-festivale-kazantsy-uvidyat-rekonstruktsii-dvukh-otechestvennykh-voyn-/ (дата обращения: 02.07.2020).
21.
«Наши предки посоветовали бы нам жить проще». Беседа с организатором фести-валя «Времена и Эпохи» Алексеем Овчаренко // Православие.ru. 2014. 6 июня. URL: https://pravoslavie.ru/71264.html (дата обращения: 22.05.2020).
22.
Нельзина О.Ю., Окороков А.В., Поляков Т.П. Тематические парки как учрежде-ния музейного типа: проблемы и перспективы / О.Ю. Нельзина, А.В. Окороков, Т.П. Поля-ков. – М.: Институт Наследия, 2019. С. 204. – Электрон. текст. дан. (объем 32 Мб). URL: http://heritage-institute.ru/?post_type= books&p=21368 (дата обращения: 01.07.2020).
23.
Овчаренко А.А. «Времена и эпохи» будет крупнейшим историческим фестивалем в Европе // РИА новости. 2012.01.06. URL: https://ria.ru/ 20120601/ 226314614.html (дата об-ращения: 02.06.2020).
24.
Цит. по: Перевалов Е. Вперед в прошлое // Вода живая. Журнал о православном Петербурге. 2017. № 7-8. URL: http://aquaviva.ru/journal/vpered_v_ proshloe (дата обращения: 12.06.2020).
25.
Поляков С. И. Мастер исторической реконструкции на сцене и в жизни // Этно-графическое обозрение. 2017. № 4. С. 174-189. URL: https://publications. hse.ru/ articles/185478309 (дата обращения: 15.05.2020).
26.
Проект «Младшая Дружина». URL: https://vk.com/public23405853 (дата обращения: 25.05.2020).
27.
Радченко Д.А., Писарев А.Е. Историческая реконструкция: нормативное про-странство и фольклор субкультуры // Традиционная культура. 2012. № 1. С. 150-161.
28.
Сбитнева А.М. Клубы Раннего Средневековья как компонент движения исторической реконструкции в современной России // Человек и культура. – 2019. – № 5. – С. 94-104. DOI:10.25136/2409-8744.2019.5.27526 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php? id=27526 (дата обращения: 22.05.2020).
29.
Семеновских Т. В. Многомерность инклюзии // Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Toм 8. № 5/3. URL: http://hist-edu.ru/index. php/hist/article/view/2458/2384 (дата обращения: 25.05.2020).
30.
Судакова Н. Е. Инклюзия как ценностное ядро философии гуманизма // Обсерва-тория культуры. 2018. Т. 15. № 1. С. 21-31. DOI: 10.25281/2072-3156-2018-15-1-21-31 (дата обращения: 26.05.2020).
31.
Федяева В.О. «Западноевропейское средневековье» в Западной Сибири: попытки гендерного анализа // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки. 2018. № 3(19). С. 120-127.
32.
Фестиваль «Времена и эпохи»: ожившие страницы истории // ТАСС. 2017. 10 июня. URL: https://tass.ru/obschestvo/4328650 (дата обращения: 12.05.2020).
33.
Хельга – фестиваль военно-исторической реконструкции раннего средневековья // URL: https://президентскиегранты.рф/public/application/item?id=08ce3536-8204-4856-9472-865558187081 (дата обращения: 25.07.2020).
34.
Хорзова Е. Василий Минин: «О служилых людях должны знать во всём мире» // Вечерний Омск. 2020. 2 июля URL: https://omskgazzeta.ru/rubrika/omichi/ vasilij-minin-o-sluzhilyh-ljudjah-dolzhny-znat-vo-vsjom-(дата обращения: 12.07.2020).
35.
Школа юного Реконструктора // URL: https://vk.com/young_generation_rus (дата об-ращения: 19.07.2020).
36.
Энциклопедия инновационных практик социально ориентированных некоммерческих организаций / Под ред. проф. Е. И. Холостовой и проф. Г. И. Климантовой.-М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2017. С. 66-69.
37.
Ярская-Смирнова В.Н., Григорьева С.А., Любимова А.Д. Инклюзивная культура профессионалов социально-гуманитарного профиля // Вестник Поволжского института управления 2018. Том 18. № 4. С. 78-87.
38.
Ярская-Смирнова В.Н., Григорьева С.А., Корогодова Н.П. Особенности инклю-зивной культуры в инженерной среде: исследование городов Нижнего Поволжья // Вестник Поволжского института управления 2019. Том 19. № 4. С. 63-72.
39.
Образование для всех: политика и практика инклюзии: сборник научных статей и научно-методических материалов / Центр социальной политики и гендерных исследований; кол. мон. ред. Е.Р. Ярская-Смирнова. Саратов, 2008. С. 11.
40.
Ярская В.Н., Ярская-Смирнова Е.Р. Инклюзивная культура социальных сервисов // Социологические исследования. 2015. № 12. С. 133-140.
References (transliterated)
1.
Alekhina S. V., Shemanov A. Yu. Inklyuzivnaya kul'tura kak tsennostnaya osnova izmenenii vysshego obrazovaniya // Razvitie inklyuzii v vysshem obrazovanii: setevoi pod-khod: sbornik statei / pod red. V.V. Rubtsova.-M.: MGPPU, 2018. S. 5-13.
2.
Astaf'eva O. N., Sudakova N. E. Kul'turnye imperativy v vek globalizatsii: in-klyuziya v perspektive kul'turnoi politiki BRIKS // Vek globalizatsii. 2019. № 4. S. 26-39.
3.
Bozhok N.S. Kul'turnaya identichnost' gorodskikh soobshchestv istoricheskikh rekon-struktorov // Urbanistika. 2019. № 3. DOI: 10.7256/2310-8673.2019.3.29882 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=29882 (data obrashcheniya: 02.07.2020).
4.
But T., Einskou M. Pokazateli inklyuzii. Prakticheskoe posobie / Pod red. M. Vo-gana; per. s angl. pod red. M. Perfil'evoi. M.: ROOI «Perspektiva», 2007.-124 s.
5.
Voenno-istoricheskaya rekonstruktsiya sobytii Velikoi Otechestvennoi Voiny. // URL: http://pdipz.ru /novosti/ 80-voenno-istoricheskaya-rekonstrukciya-sobytiy-velikoy-otechestvennoy-voyny.html (data obrashcheniya: 12.06.2020).
6.
«Vremena i epokhi» budet krupneishim istoricheskim festivalem v Evrope // Ria novosti. 2012.01.06. URL: https://ria.ru/20120601/226314614.html (data obrashcheniya: 04.06.2020).
7.
Tsit. po: Glezerov S.E. Vokrug Peterburga. Zametki nablyudatelya // «Tsentrpoli-graf», 2013-(Vse o Sankt-Peterburge). S. 210.
8.
Deminov P. Istorii lyudei, pobedivshikh rak, no ne svoi privychki // URL: https://raklechitsa.ru/ pdeminov (data obrashcheniya: 09.06.2020).
9.
Inklyuzivnaya kul'tura gorozhan: polevye dannye (Nizhnee Povolzh'e): kol. mon. / nauch. red. V. N. Yarskaya-Smirnova. – M.: Variant, 2019.-273 s.
10.
Kader A. M. Razvitie dvizheniya istoricheskoi rekonstruktsii na postsovetskom prostranstve: analiticheskii obzor literatury // European Social Science Journal. 2015. № 6. S. 237-242.
11.
Korotin V. Caratovskie rekonstruktory rasskazali pochemu pole boya stalo cha-st'yu ikh zhizni // URL: https://saratov.express/novosti-saratova/kultura/na-pole-boya-vse-ravny-saratovskie-rekonstruktory-rasskazali-o-svoyom-uvlechenii-31492/ (data obrashcheniya: 14.06.2020).
12.
Kostyanova T., Veretin I. Istoriya na ulitsakh Moskvy: festival' rekonstruktsii «Vremena i epokhi» // FAN-TV. 2018. 21.08. URL: https://riafan.ru/ 1090718-istoriya-na-ulicakh-moskvy-festival-rekonstrukcii-vremena-i-epokhi-fan-tv (data obrashcheniya: 15.06.2020).
13.
Kotikov R. Ozhivshaya istoriya v Rossii nabiraet silu dvizhenie rekonstruktorov istoricheskikh srazhenii // URL: https://armystandard.ru/news/t/ 2019101510 11-l9o7x.html (data obrashcheniya: 15.06.2020).
14.
Kudashov V.F., Filonenko E.Yu. Primenenie voenno-istoricheskoi re-konstruktsii v praktike teatralizovannykh predstavlenii i prazdnikov // NOVAINFO.RU. T. 1. № 45. 2016. S. 264-271. URL: http://novainfo.ru/article/5734 (data obrashcheniya: 03.05.2020)
15.
Lavrent'ev P. Festival' istoricheskoi rekonstruktsii «Rusborg» sobiraet sotni uchastnikov i tysyachi zritelei // Rossiiskaya gazeta-Federal'nyi vypusk. 2015. № 260(6831). URL: https://rg.ru/2015/11/18/ festival.html (data obrashcheniya: 05.06.2020).
16.
Lipetskii opyt otmechen na vserossiiskom sbore rukovoditelei klubov istoriche-skoi rekonstruktsii. URL: http://www.admlip.ru /news/ lipetskiyopyt otmechen _na_forume_rukovoditeley_ klubov_istoricheskoy_rekonstruktsii/ (data obrashcheniya: 04.06.2020).
17.
Lyasko A. Rekonstruirui eto: miting s tochki zreniya boyar, gusar i sotrudnikov NKVD. URL: https://daily.afisha.ru/cities/5849-rekonstruiruy-eto-kak-miting-12-iyunya-proshel-s-tochki-zreniya-boyar-gusar-i-nkvd/ (data obrashcheniya: 16.06.2020).
18.
Manger T.E., Vasil'eva Yu.V. Voenno-istoricheskie rekonstruktsii kak soderzha-tel'no-organizovannyi komponent modeli protsessa formirovaniya patrioticheskikh chuvstv u podrostkov // Psikhologiya obrazovaniya v polikul'turnom prostranstve.-2019.-№ 4 (48).-S. 90-97.-Bibliogr.: s. 97 (8 nazv.) .
19.
Mityaev R. Rekonstruktsiya dlya vsekh: kak lyubiteli rossiiskoi istorii pomogayut invalidam i volonteram // Miloserdie.ru. 2014.10.09. URL: https://www.miloserdie.ru/ arti-cle/nuzhno-nauchitsya-podnimat-stulchak-i-eshhe-let-dvesti-rabotat-lider-rekonstruktorov-aleksej-ovcharenko-o-volonterah-propagande-i-slepyh-detyah/ (data obrashcheniya: 15.06.2020).
20.
Na voenno-istoricheskom festivale kazantsy uvidyat rekonstruktsii dvukh Oteche-stvennykh voin // Kazan'. 2018.24.07. URL: https://www.kzn.ru/prinyat-uchastie/sobytiya/na-voenno-istoricheskom-festivale-kazantsy-uvidyat-rekonstruktsii-dvukh-otechestvennykh-voyn-/ (data obrashcheniya: 02.07.2020).
21.
«Nashi predki posovetovali by nam zhit' proshche». Beseda s organizatorom festi-valya «Vremena i Epokhi» Alekseem Ovcharenko // Pravoslavie.ru. 2014. 6 iyunya. URL: https://pravoslavie.ru/71264.html (data obrashcheniya: 22.05.2020).
22.
Nel'zina O.Yu., Okorokov A.V., Polyakov T.P. Tematicheskie parki kak uchrezhde-niya muzeinogo tipa: problemy i perspektivy / O.Yu. Nel'zina, A.V. Okorokov, T.P. Polya-kov. – M.: Institut Naslediya, 2019. S. 204. – Elektron. tekst. dan. (ob''em 32 Mb). URL: http://heritage-institute.ru/?post_type= books&p=21368 (data obrashcheniya: 01.07.2020).
23.
Ovcharenko A.A. «Vremena i epokhi» budet krupneishim istoricheskim festivalem v Evrope // RIA novosti. 2012.01.06. URL: https://ria.ru/ 20120601/ 226314614.html (data ob-rashcheniya: 02.06.2020).
24.
Tsit. po: Perevalov E. Vpered v proshloe // Voda zhivaya. Zhurnal o pravoslavnom Peterburge. 2017. № 7-8. URL: http://aquaviva.ru/journal/vpered_v_ proshloe (data obrashcheniya: 12.06.2020).
25.
Polyakov S. I. Master istoricheskoi rekonstruktsii na stsene i v zhizni // Etno-graficheskoe obozrenie. 2017. № 4. S. 174-189. URL: https://publications. hse.ru/ articles/185478309 (data obrashcheniya: 15.05.2020).
26.
Proekt «Mladshaya Druzhina». URL: https://vk.com/public23405853 (data obrashcheniya: 25.05.2020).
27.
Radchenko D.A., Pisarev A.E. Istoricheskaya rekonstruktsiya: normativnoe pro-stranstvo i fol'klor subkul'tury // Traditsionnaya kul'tura. 2012. № 1. S. 150-161.
28.
Sbitneva A.M. Kluby Rannego Srednevekov'ya kak komponent dvizheniya istoricheskoi rekonstruktsii v sovremennoi Rossii // Chelovek i kul'tura. – 2019. – № 5. – S. 94-104. DOI:10.25136/2409-8744.2019.5.27526 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php? id=27526 (data obrashcheniya: 22.05.2020).
29.
Semenovskikh T. V. Mnogomernost' inklyuzii // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. 2016. Tom 8. № 5/3. URL: http://hist-edu.ru/index. php/hist/article/view/2458/2384 (data obrashcheniya: 25.05.2020).
30.
Sudakova N. E. Inklyuziya kak tsennostnoe yadro filosofii gumanizma // Observa-toriya kul'tury. 2018. T. 15. № 1. S. 21-31. DOI: 10.25281/2072-3156-2018-15-1-21-31 (data obrashcheniya: 26.05.2020).
31.
Fedyaeva V.O. «Zapadnoevropeiskoe srednevekov'e» v Zapadnoi Sibiri: popytki gendernogo analiza // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Istoricheskie nauki. 2018. № 3(19). S. 120-127.
32.
Festival' «Vremena i epokhi»: ozhivshie stranitsy istorii // TASS. 2017. 10 iyunya. URL: https://tass.ru/obschestvo/4328650 (data obrashcheniya: 12.05.2020).
33.
Khel'ga – festival' voenno-istoricheskoi rekonstruktsii rannego srednevekov'ya // URL: https://prezidentskiegranty.rf/public/application/item?id=08ce3536-8204-4856-9472-865558187081 (data obrashcheniya: 25.07.2020).
34.
Khorzova E. Vasilii Minin: «O sluzhilykh lyudyakh dolzhny znat' vo vsem mire» // Vechernii Omsk. 2020. 2 iyulya URL: https://omskgazzeta.ru/rubrika/omichi/ vasilij-minin-o-sluzhilyh-ljudjah-dolzhny-znat-vo-vsjom-(data obrashcheniya: 12.07.2020).
35.
Shkola yunogo Rekonstruktora // URL: https://vk.com/young_generation_rus (data ob-rashcheniya: 19.07.2020).
36.
Entsiklopediya innovatsionnykh praktik sotsial'no orientirovannykh nekommercheskikh organizatsii / Pod red. prof. E. I. Kholostovoi i prof. G. I. Klimantovoi.-M.: Izdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i K°», 2017. S. 66-69.
37.
Yarskaya-Smirnova V.N., Grigor'eva S.A., Lyubimova A.D. Inklyuzivnaya kul'tura professionalov sotsial'no-gumanitarnogo profilya // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya 2018. Tom 18. № 4. S. 78-87.
38.
Yarskaya-Smirnova V.N., Grigor'eva S.A., Korogodova N.P. Osobennosti inklyu-zivnoi kul'tury v inzhenernoi srede: issledovanie gorodov Nizhnego Povolzh'ya // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya 2019. Tom 19. № 4. S. 63-72.
39.
Obrazovanie dlya vsekh: politika i praktika inklyuzii: sbornik nauchnykh statei i nauchno-metodicheskikh materialov / Tsentr sotsial'noi politiki i gendernykh issledovanii; kol. mon. red. E.R. Yarskaya-Smirnova. Saratov, 2008. S. 11.
40.
Yarskaya V.N., Yarskaya-Smirnova E.R. Inklyuzivnaya kul'tura sotsial'nykh servisov // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2015. № 12. S. 133-140.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Текст весьма последовательно и стилистически выдержанно раскрывает заявленную тему, логически убедительно продвигаясь от обще-теоретических положений существа инклюзии к практическим примерам реализации соответствующих практик. Введение полностью отвечает требованиям научного изложения, освещая общие принципы и подходы к (здесь же раскрываемому) предмету исследования. Актуальность «В последнее десятилетие внимание исследователей к проблеме инклюзии существенно возросло, что обусловлено пониманием высокой социетальной значимости, сложности и многомерности данного феномена [2, 29]. В мировом сообществе инклюзия рассматривается в контексте идеи глобального гуманизма XXI в. как универсум современной культуры и основа культурно-цивилизационных стратегий развития [2, 30] (в целом безусловно, хотя буквальное отождествление инклюзии с «универсумом современной культуры» вызывает некоторые сомнения) Исследовательский интерес вызывает инклюзивный потенциал культурно-исторической реконструкции (какого рода?), раскрываемый на основе показателей инклюзии Т. Бута и М. Эйнскоуна – атмосфера участия, инклюзивная политика, практика и культура [4]. » Несмотря на мелкие шероховатости, актуальность исследования раскрыта весьма грамотно и компетентно. Предмет исследования «Предметом исследования в данной статье является инклюзивная культура городских сообществ исторических реконструкторов в составе Общероссийского общественного движения «Клубы исторической реконструкции».  » Предельно ясно и недвусмысленно. Проблема исследования «...становление инклюзивного мировоззрения в России имеет неравномерный, кластерный характер. В условиях ограниченности государственных ресурсов многие инклюзивные проекты реализуются общественными организациями, основной задачей которых является поддержка социально уязвимых категорий населения [2, с. 35]. » Приведенную формулировку остается только принять. Методология исследования «Методологические основы анализа составляют концептуальные положения модели инклюзивной культуры города, разработанной в проекте РФФИ «Инклюзивная культура социального времени: современный урбанистический контекст (регион Нижнего Поволжья)». Достаточно исчерпывающе — хотя не лишним было бы одной-двумя фразами раскрыть (не всем известное) содержание упомянутых «концептуальных положений». Стиль, структура, содержание Далее следует фрагмент, маркирующий переход от введения к содержательной части, и несколько неожиданно «забегающий вперед» в изложении: «Систематизация результатов исследований позволяет сделать вывод, что основу ценностно-нормативной системы участников реконструкторского движения составляют общечеловеческие ценности, сакральные ценности культуры (сакральность долга, чести, патриотического подвига, Родины, толерантность) и специфические ценности реконструкторов. Важной составляющей данной системы выступают познавательные ценности, обусловливающие позитивное отношение к историческому прошлому, отечественной и мировой культуре. Именно эта группа ценностей формирует толерантное отношение к Другому, принятие и поддержку культурного разнообразия, что одновременно характеризует категорию социального урбанизма. » Возможно, эта «одновременная характеристика категории социального урбанизма» способна вызвать некоторые сомнения; но в целом эта вводная пропедевтика вполне уместна и сразу задает общие реперные точки той системы ценностей, в пространстве которых рассматриваемые практики возможны и осуществимы. «Ценностные ориентации российского реконструкторского движения имплицитно отражает его гетерогенный состав, включающий представителей различных возрастных, социально-профессиональных, конфессиональных и этнических групп населения. Материалы исследований свидетельствуют о развитии еще одной важной тенденции – преодолении гендерного дисбаланса, характерного для начального этапа становления изучаемого движения [31]. Инклюзия женщин, обеспечение им равных возможностей для самореализации находит отражение в нарративах исторических реконструкторов.  » Вполне уместная акцентуация гендерной проблематики, весьма актуальной для российской действительности. «С точки зрения воплощения идеи нондискриминационного доступа для маломобильных категорий населения к культурно-досуговым мероприятиям исторической направленности наиболее репрезентативны фестивали культурно-исторической реконструкции. Уникальность фестивалей как инклюзивной практики заключается в общедоступности, полифункциональности и интерактивности. Являясь интегративным социокультурным феноменом, фестиваль выполняет многообразные функции: воспитательную, информационно-коммуникативную, просветительскую, игровую, досугово-рекреационную, зрелищно-развлекательную [14]. » Автор вполне грамотно и весьма систематично, продвигаясь «от общего к частному», переходит от феноменологии ценностных диспозитивов к описанию практик, реализующих акцентированные ценности. «Фестивальное пространство культурно-исторической реконструкции, расширяя диапазон инклюзивных практик, создает основу для их перехода в повседневность. Инклюзия становится характеристикой устойчивых моделей практик, проявляясь в конструктивном взаимодействии с социальными институтами, дискурсах социокультурных проектов и программ исторической направленности. Позитивной тенденцией в этом отношении является создание историко-культурных центров, функционирующих на постоянной основе. Данные проекты были реализованы в ряде провинциальных российских городов, обладающих высоким историко-культурным потенциалом и характеризующихся готовностью городских сообществ реконструкторов к его конструктивному использованию. » Вкупе с (в рецензии опущенными) реминисценциями практических начинаний, детальным и весьма обстоятельным описанием их опыта и его аналитиками, раздел завершает рецепцию практики расширения инклюзии, практики интенсификации практик «включения», с чем замыкает круг намеченной проблематики. Выводы, интерес читательской аудитории «Заключение (автора). Инклюзивная культура городских сообществ определяет социальный облик урбанизма, специфику инклюзивной культуры на основе нормативно-ценностной системы реконструкторского движения. Поэтому роль участия в формировании социальной инклюзии исторических реконструкторов уже прослеживается, хотя не совсем ясна до конца (стилистически не совсем корректно). Однако представленные кейсы проектов и фрагменты интервью отражают ценностные установки реконструкторов по отношению к социально уязвимым категориям населения, готовность к осуществлению инклюзивной деятельности в публичном пространстве российского города. И это свидетельствует о сформированности определенного уровня инклюзивной культуры участников реконструкторского движения. Вместе с тем данные интервью показывают сложности развития инклюзивного процесса в городских сообществах, связанные с необходимостью преодоления барьеров институциального, технологического и психологического характера. » Весьма профессиональное, исчерпывающее и объемлющее подведение итогов. Заключение: работа отмечена весьма высоким уровнем раскрытия проблемы, ясностью языка и последовательностью изложения. Автору удалось в полной мере учесть замечания к предшествующей работе и выстроить материал логически безупречно и методологически грамотно. Работа рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"