Статья 'Международный опыт конвертации социального капитала местных сообществ в развитие туристской отрасли.' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Международный опыт конвертации социального капитала местных сообществ в развитие туристской отрасли.

Рогач Ольга Владимировна

кандидат социологических наук

доцент, Российский государственный социальный университет

129226, Россия, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, 4, оф. 1

Rogach Olga Vladimirovna

PhD in Sociology

Senior Educator, the department of Management and Administrative Control, Russian State Social University

129226, Russia, g. Moscow, ul. Vil'gel'ma Pika, 4, of. 1

rogach16@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2020.2.32710

Дата направления статьи в редакцию:

23-04-2020


Дата публикации:

03-07-2020


Аннотация.

Предметом исследования выступают международные практики использования социального капитала местных сообществ в целях развития туристической привлекательности территорий. Объектом исследования выступает социальный капитал местных сообществ. Автор рассматривает такие аспекты темы, как развитие туризма на базе местного сообщества, стимулирование роста социальной активности и взаимосвязи местных жителей, их способности к самоорганизации на локальном уровне в рамках международных проектов/программ. Особое внимание уделяется рискам и негативным последствиям для местных сообществ от привлечения туристов. В качестве ключевых методов исследования определены: анализ вторичных данных (анализ документов), анализ статистических данных. Эмпирическую базу исследования составили материалы современных научных изысканий по поднимаемой проблематике. Основные выводы проведенного исследования: в международной практике развития туризма роль представителей местных сообществ рассматривается, как одна из ключевых. Это связано как с формированием толерантного/дружелюбного туристского пространства, с возможностью поддержания «географического мифа», создание которого без участия местных жителей не представляется возможным. Данный процесс должен носить управляемый характер со стороны органов власти, обеспечивающих защиту местного населения от социокультурных угроз со стороны туристов. Ряд положений из международного опыта может быть адаптирован в условиях российских реалий, однако, данный процесс требует проработки советующих механизмов трехстороннего взаимодействия местной власти, бизнеса и местных жителей. Новизна исследования заключается в попытках критического осмысления роли социального капитала местных сообществ в период трансформации индустрии туризма в ввиду неблагоприятной эпидемиологической ситуации.

Ключевые слова: муниципальное образование, туристическая привлекательность, социальный капитал, социальное конструирование, социальное управление, население, местные сообщества, объекты туристического показа, город, солидарность

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-011-00565 "Взаимодействие ключевых субъектов местных сообществ в целях повышения туристической привлекательности российских территорий: ограничения, ресурсы и технологии развития»
The reported study was funded by RFBR according to the research project № 19-011-00565.

Abstract.

The subject of this research is the international practices of utilization of social capital of local communities for the purpose of development of tourism attractiveness of the territories. The object of this research is the social capital of local communities. The author explores such aspects of the topic as the development of tourism on the basis of local community, stimulation of social activism and communication between the locals, their ability to self-organization on the local level within the framework of international projects. Special attention is given to the risks and negative consequences for the local communities caused by tourism. The conclusions is made that the role of the representatives of local communities is considered as one of the key elements within the international practice of tourism development. This relates to the formation of tolerant and friendly tourism space for maintaining a “geographical myth”, which cannot be created without involvement of the local residents. Such process must be manageable for the authorities that ensure protection of local population from the sociocultural threats caused by tourists. International experience can be adapted in the Russian realities to some extent, however this process requires outworking of the corresponding mechanism of three-way interaction of the local government, business and local residents. The scientific novelty lies int the attempts of critical revaluation of the role of social capital of local communities at the time of transformation of tourism industry due to unfavorable epidemic situation.

Keywords:

objects of tourist display, local population, population, social management, social construction, social capital, tourist attractiveness, municipality, city, solidarity

Введение. Туристическая отрасль традиционно рассматривается в качестве драйвера социально-экономического развития территорий.[10;13] Несмотря на трансформацию условий функционирования данной отрасли в виду распространения COVID-19, несомненным остается факт необходимости целенаправленных действий государственных и региональных властей по формированию и поддержанию туристского спроса. Вместе с тем, в виду сложившегося экономического кризиса, отсутствия возможности бюджетирования туристской отрасли из средств муниципалитетов, необходимо смещение фокуса управленческих практик с экономических аспектов в сторону активизации внутреннего источника территориального развития.[6,14]

В частности, современные тренды управления развитием туристической привлекательности территорий иллюстрируют возможность конвертации социального капитала местных сообществ в создание и продвижение туристского продукта/услуги.[1;12] Привлечение местных жителей в качестве социальных конструкторов туристских дестинаций будет способствовать сохранению культурно-исторических объектов, поддержанию культурной аутентичности территории, генерированию инноваций в туристском предложении.[3;7]

В этом контексте особый интерес представляет изучение международного опыта конвертации социального капитала местных сообществ в развитие туристкой привлекательности, что связано со следующими положениям: во-первых, в России отсутствует комплексный подход к использованию социального капитала как инструмента решения вопросов территориального развития. Ограниченность роли местных сообществ рамками волонтерской работой и благотворительностью, усугубляется высоким уровнем недоверия жителей к местным властям.[3;7;12] Указанные обстоятельства находят отражение в фрагментарных попытках местных властей по формированию и активизации социального капитала. Во-вторых, международный опыт более полон, в части примеров развития туризма на базе местного сообщества.[2;8;11;16;17] Такая практика в развитых странах носит название СВТ — Community Based Tourism. Членами СВТ могут быть жители данной территории, различные местные неправительственные организации, местная администрация. Данная технология является особенно эффективной для деревень, сел и других малых населенных пунктов, где слабо развита экономика и инфраструктура. Участие населения в развитии туристической привлекательности территории дает возможность местному сообществу превратиться из пассивного зрителя в ключевого актора, который принимает участие в управлении ресурсами, принятии решений и осуществлении контроля. Тем самым для местных жителей открываются новые пути и возможности получения дохода, формируются траектории повышения уровня жизни на местах, поддерживаются национально-традиционные формы хозяйствования и обеспечивается культурный обмен с туристами.

Методология. Цель исследования – изучить международный опыт конвертации социального капитала в развитие внутреннего туризма. Ставятся задачи определить возможности и проблемы использования внутреннего источника территориального развития в контексте обеспечения туристической привлекательности отдельных территорий.

Автором использован комплекс общенаучных методов исследования (обобщение классификация, сравнительный анализ и пр.). В качестве ключевых методов определены анализ вторичных данных (анализ документов), анализ статистических данных. Эмпирическую базу исследования составили материалы современных научных изысканий российских и зарубежных ученых по поднимаемой проблематике.

Результаты исследования.

Примером международной практики конвертации социального капитала местных сообществ может считаться программа «Живое наследие» - комплекс культурных проектов, запущенных в 2001 году бельгийским Фондом Короля Баудуина в Юго-Восточной Европе. Только за первый период с 2001 по 2005 года было реализовано более 140 проектов в небольших городах и деревнях Македонии, Болгарии, Румынии, Боснии и Герцеговины. Целью проектов стало стимулирование роста социальной активности и взаимосвязи местных жителей, их способности к самоорганизации на локальном уровне. Территориальное размещение реализации проектов представлено небольшими населенными пунктами, которые или не имеют устойчивых объединений и социальных сетей, или имеют слабый задел для налаживания социального обмена. Особенно эффективным в деле создания и укрепления местных сообществ показало себя привлечение людей к участию в мероприятиях культурного характера, таких как местные тематические фестивали, концерты и ярмарки. Организованные культурные мероприятия, безусловно, внесли свой важный вклад в развитие местных сообществ, став катализатором объединения местных жителей. [8]

Анализ американского опыта конвертации социального капитала в развитие туристической привлекательности территории иллюстрирует значимость гостеприимства и доброжелательного отношения местных жителей к туристам. Данные идеи заложили основу для устойчивого развития туризма в США. В качестве успешного образца практического внедрения идей гостеприимства в туристическую жизнь города можно представить проект «Спроси у местных», реализованный по инициативе мэрии Нью-Йорка. На крупных транспортных магистралях города с целью привлечения внимания местных жителей к обеспечению высокого уровня гостеприимства размещены биллборды с узнаваемыми лицами голливудских знаменитостей. Смысловое содержание биллбордов сводится к приглашению туристов от лица знаменитостей ознакомиться с туристическими достопримечательностями города.

В работе О.В. Лысиковой также приводится пример конструктивной социальной практики формирования гостеприимного отношения местных жителей Нью-Йорка в интересах всех акторов: властей, жителей, туристов. Так в обращении мэра Нью-Йорка к жителям города «был озвучен весомый аргумент: если бы не доходы от туризма, то на развитие города следовало бы отчислять с каждого домохозяйства 954 доллара ежегодно». [3]

Другие города США, также активно задействуют инструментарий, свойственный процессам позиционирования территории как туристской дестинации. Если обратиться к региональному разрезу, то можно увидеть, что практически каждый американский штат имеет свое туристское позиционирование: Техас — край ковбоев, Теннеси — родина кантри-музыки и пр. Облик местных сообществ (оформление домов, сувенирных лавок, баров/кафе и пр.), расположенных в данных штатах, в той или иной степени отражают общую идею, которая заложена в позиционировании конкретной территории.

Один из примеров процветающего туризма, основанного с помощью социального капитала местных сообществ – ассоциация по экотуризму на юге Толидо, Центральная Америка (Toledo Ecotounsm Association, TEA). Местное население самостоятельно построило и оборудовало дома для гостей в 11 деревнях, кроме того, была разрабо­тана уникальная программа по «продовольственному обеспечению». Затраты и работа каждой семьи оплачиваются непосредственно теми гостями, которых они принимают. [5] В рамках программы гости посещают курсы по приготовлению национальной пищи. Обратим внимание, что немаловажным фактором, способным сформировать конкурентное преимущество территории, ее туристическую привлекательность является гастрономия. Справедливым представляется утверждение о том, что даже если гастрономия не выступает в качестве главного мотивирующего фактора путешествия, то она, все равно оказывает влияние на общую оценку качества поездки туристами.

Еще одним примером конвертации социального капитала является сотрудничество администраций национальных парков и местных жителей в Канаде (Ceballos-Lascurain). Из 39-ти национальных парков Канады около трети имеют Советы по управлению, в состав которых входят представители коренных народов, которые активно участвуют в организации экскурсионных программ и предоставлении услуг для посетителей охраняемых территорий. [2]

Следует отметить, что наряду с положительным эффектом развития индустрии туризма для локальных сообществ (появление новых рабочих мест, сохранение культурной аутентичности территорий и пр.) имеет место и негативные социальные последствия туризма, которые находят отражение в качестве социально-экономических взаимодействий между туристами и местными жителями. Туристы зачастую не особо склонны к принятию местного образа жизни, условий и удобств. Таким примером может служить получившая распространение практика «суицидального» туризма в Швейцарии. В законодательстве данного государства легальной признается помощь в добровольном уходе из жизни людей, имеющих смертельные заболевания. Наличие законодательной основы регуляции данных практик привлекает в Швейцарию туристов-самоубийц, которым помогает умереть организация Dignitas, снимающая квартиры в обычных жилых домах Цюриха. Следствием сложившегося положения, становится беспокойство местных жителей, которые высказывают жалобы на присутствие в их повседневной жизни «скорбных впечатлений», угрозу их социальному здоровью и благополучию.[3] Таким образом, местные жители вступают в устойчивые взаимодействия не в целях развития туризма, а в целях его ограничения на территории местного сообщества.

В своих работах A. Франклин выделяет ряд факторов, которые лимитируют процессы конвертации социального капитала местных сообществ в развитие туристической привлекательности территории. Для нашего исследования интерес представляют следующие из них: существенное расхождение показателей доход/расходов у местного населения и туристов; существенные культурные и поведенческие различия у «гостей» и местных жителей, в том числе чрезмерно навязчивые, частые контакты туристов с местным населением, их потребительское (неуважительное) отношение к местной культуре и быту.[11] Также в работах ученого представлены доказательства корреляционной зависимости роста напряженности среди местного населения и преобладаем на одной территории численности туристов над численностью местных жителей.

Данный вывод подтвержден в исследованиях Б. Куинна, который на примере Венеции иллюстрирует процесс вытеснения туристами местных жителей.[16] В виду высокой плотности туристического потока Венеция становится мало приспособлена для спокойной повседневной жизни. Имеет место отрицательная динамика численности местных жителей, проживающих на территории так называемых сестиер (исторический центр): население в историческом центре города (без учета материковой части) за последние 50 лет сократилось с 174,8 тысяч человек до 58,6 тысяч. Кроме того, по состоянию на 1 января 2016 года в Венеции на постоянной основе проживают 33,8 тысяч иностранных граждан, что составляет 12,8% от общего числа жителей коммуны. Если учесть, что в течение года Венецию посещают более 20 миллионов туристов, то можно увидеть колоссальную разницу единовременного представительства на одной территории местного населения и «гостей»: соотношение местных жителей к туристам достигает 1:50, местных жителей к экскурсантам — 1:180.[4]

При этом, более половины местных жителей задействованы в сфере туризма, и сопутствующей ему сфере народного ремесленничества. Особенно ценятся навыки местных мастеров в производстве художественных изделий из стекла, плетение кружев, изготовление мозаики. Общее количество магазинов сувенирной продукции в Венеции приближается к полутысяче, многие из которых имеют богатую историю и передаются по наследству на протяжении нескольких поколений. Обратной стороной конвертации социального капитала местных сообществ в развитие туристского сектора экономики Венеции становятся ограниченные возможности трудоустройства местных жителей вне сферы туризма и гостеприимства, снижение качества жизни местного сообщества из-за активизации транспортных потоков, низкий уровень общественной доступности объектов инфраструктуры. Данные опросов местных жителей иллюстрируют обременительность туристского сектора для обеспечения их спокойной жизни, сохранения социального и культурного уклада. Отмечается, что сами венецианцы ощущают себя культурным меньшинством, объектом навязывания чужих культурных ценностей. Значительное преобладание численности туристов над местными жителями создает для путешественников пространство отличное от социального уклада венецианцев, а эффект массы снижает уровень уважительного отношения к местным культурным традициям: на ступеньках церквей можно увидеть туристов в купальнике; экскурсанты в погоне за красивой фотографией блокируют пешеходные маршруты. Для иллюстрации такого амбивалентного отношения местных жителей к туристам Дж. Ап и Дж. Кромптон используют понятие «порог толерантности», как характеристика критического уровня, за пределами которого позитивное воздействие туризма и позитивное отношение к нему местных жителей сменяются негативными.[9]

В работах Р. Проссера доказывается существование определенной взаимосвязи роста туризма и стресса, испытываемого местными жителями, что может быть выражено в индексе туристского раздражения. [15] У каждой стадии есть свои характерные симптомы: на первой стадии к туристам относятся воодушевленно, радостно и открыто; на второй стадии приезд туристов становится обыденным явлением, взаимодействия с населением носит деловой характер; третья стадия – местные жители начинают чувствовать негативные эффекты развития индустрии туризма. Это осознание приводит к четвертой стадии, когда у местного населения появляется враждебный настрой по отношению к туристам, начинаются попытки снизить туристические потоки.

Практическим примером данного тезиса является Флоренция. Изучив негативный опыт Венеции, Фонд Ромуальдо дель Бьянко во Флоренции выразил озабоченность, что флорентинцы повторяют негативный сценарий развития. Город расширяя туристский поток (увеличивает представительство туристского сектора в экономики Флоренции, следствием чего становится рост туристских услуг, ориентация производственных мощностей на нужды туристов и прочее), предоставляет все меньше возможностей для коренных жителей. Следствием такого подхода становится рост мобильности местного населения в тандеме с ростом мобильности туристов. Сотрудники Фонда выступили с получившей общественный резонанс инициативой (Меморандум «Жизнь вне туризма»), согласно которой предлагается налаживать межкультурный диалог в поисках нового смысла и нового стиля туризма, не сводимого к потребительским практикам.

Имеют место и другие подходы к нивелированию угроз конвертации социального капитала в целях развития внутреннего туризма. Например, ограничительный подход направлен на попытки активизации социального капитала местных сообществ, но при условии контроля количества временных посетителей туристической зоны. Так в Бутане строго ограничено число въезжающих туристов и контролируется, чтобы эффект от вестернизации (заимствования западноевропейского или англо-американского образа жизни) был минимизирован по всей стране. Однако, такой метод не является универсальным. В этом случае принято разделение территории на «авансцену» и «закулисье», то есть концентрирование туристов в рамках специального места (туристической зоны) на расстоянии от проживания местных жителей. Так, например, эскимосы Аляски возвели холщовые экраны, для того чтобы защитить свои дворы от любопытных взглядов туристов. Правительство Мальдив ограничило влияние туризма на местный образ жизни, отведя под туризм ряд необитаемых атоллов. [1]

Обсуждение. Следует заметить, что трансформация индустрии туризма под воздействием таких внешних факторов, как пандемия COVID-19, закрытие государственных границ, усиление экономического кризиса, сокращение доли представителей малого и среднего бизнеса на туристском рынке, уже сложившийся факт. Прогнозируемые сегодня последствия снятия карантина носят полярный характер от полного упадка туристского спроса в виду сохранения опасений международных поездок, до небывалого роста туризма, как способа победить «экономическую депрессию». В любом случае можно предположить, что именно социальный капитал местных сообществ позволит возродить туристские дестинации. Большинство государств будет неспособно продолжать инвестировать в туристскую отрасль на до карантинном уровне, поэтому активизация внутренних источников развития может частично компенсировать возникшие дисфункции. В этих условиях внимание исследователей должно быть сосредоточено на идентификации инструментов и механизмов формирования и конвертации социального капитала в развитие туристической привлекательности территории.

Заключение. Таким образом, анализ международного опыта конвертации социального капитала в развитие туристической привлекательности территории позволяет сделать следующие выводы:

В международной практике развития туризма роль социальных акторов (представителей местных сообществ) рассматривается, как одна из ключевых. Это связано как с возможностью поддержания единого облика территории (некий географический миф), создание которого без участия местных жителей не представляется возможным; так и с формированием толерантного/дружелюбного туристского пространства, что позволяет создать атмосферу «коммерциализированного гостеприимства».

Конвертация социального капитала местных сообществ в развитие туристической привлекательности территорий должна носить управляемый характер со стороны органов власти, обеспечивающих не только безопасность местных жителей, но и защиту от социокультурных угроз со стороны туристов (потребительское поведение, нарушение культурных норм и обычаев страны посещения, нарушение привычного уклада местных жителей). Однако именно последний аспект зачастую исключается местными властями из фокуса внимания, что влечет за собой отток местных жителей, рост их недовольства и, как следствие, потерю аутентичного культурного облика туристской дестинации. В ряде случаев потребительское отношение туристов к «культуре повседневности» местных жителей их социальному укладу создает негативный задел для социальных практик взаимодействия.

Ряд положений из международного опыта конвертации социального капитала в развитие туристической привлекательности муниципальных образований может быть адаптирован в условиях российских реалий (практики создания географического мифа, брендирования, тиражирования аутентичных ценностей местной культуры и быта). Однако данный процесс требует проработки советующих механизмов трехстороннего взаимодействия местной власти, бизнеса и местных жителей.

Библиография
1.
Гончарова Н.А. Местное cообщество как ключевой актор туристской дестинации // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2015.-№ 2-7.-С. 158-163.
2.
Ковынева Л.В. Зарубежный опыт организации этнографического туризма // Сборник научных трудов SWORLD.-2012.-№2.-Т.33.-С.10-11.
3.
Лысикова О.В. Современные туристы и местные жители: социальные практики взаимодействия // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2011. – т. XIV. – № 5 (58). – с. 270-277.
4.
Материалы исследования представлены по официальным данным Службы статистики и исследований Венеции https://www.comune.venezia.it/it/content/movimento-demografico
5.
Рогач О.В., Темирканова К.И. Ключевые проблемы и риски вовлечения местного сообщества в процессы формирования туристической привлекательности российских территорий. В сборнике: Сборник трудов кафедры менеджмента и административного управления Москва, 2018. С. 160-168.
6.
Фролова Е.В. Социальная инфраструктура российских муниципальных образований: состояние и ресурсы модернизации. Социологические исследования. 2014. № 12 (368). С. 51-58.
7.
Фролова, Е.В. Развитие туристической привлекательности российских территорий/ Е.В. Фролова, Е.Е. Кабанова // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2016. — № 1 (43). — С. 153–166.
8.
Ambro M. Attitudes of local residents towards the development of tourism in Slovenia: The case of the Primorska, Dolehjska, Gorenjska and Ljubljana regions // Anthropological Notebooks. 2008. No 14.
9.
Ap, J. & Crompton, J. L. Strategies for Responding to Tourism Impacts, 1993.
10.
Egorova E.N., Kryukova E.M., Makeeva D.R., Kaurova O.V., Mukhomorova I.V. Priority directions of the development of ecological tourism in specially protected natural areas of Russia. SGEM International Multidisciplinary Scientific Conference On Social Sciences And Arts. 2017. Book 1, Vol 3, 909-916 pp.
11.
Franklin A. The Tourist Syndrome. An Interview with Zygmunt Bauman // Tourist Studies. 2003. No 3.
12.
Frolova E.V., Kabanova E.E., Medvedeva N.V. The development of inner tourism: problems and prospects under the modern Russian conditions. Journal of Environmental Management and Tourism. 2016. Т. 7. № 1 (13). С. 126-132.
13.
Mellon V. & Bramwell B. (2016) Protected area policies and sustainable tourism: influences, relationships and co-evolution, Journal of Sustainable Tourism, 24:10, 1369-1386, DOI: 10.1080/09669582.2015.1125909
14.
Pearce P.L., Wu Mao-Ying. (2015). Soft infrastructure at tourism sites: identifying key issues for Asian tourism from case studies. Tourism Recreation Research, Vol. 40, No. 1, рр. 120-132.
15.
Prosser, R., Societal Change and the Growth in Alternative Tourism, Ecotourism: A Sustainable Option? (E.Cater & G.Lowman, eds.), John Wiley, Chichester, 1994, pp. 91–114.
16.
Quinn B. Performing tourism in Venice: local residents in focus // Annals of Tourism Research. 2007. Vol. 34. Issue 2.
17.
Rodriguez-Giron, S., & Vanneste, D. (2019). Social capital at the tourist destination level: Determining the dimensions to assess and improve collective action in tourism. Tourist Studies, 19(1), 23–42. https://doi.org/10.1177/1468797618790109
References (transliterated)
1.
Goncharova N.A. Mestnoe coobshchestvo kak klyuchevoi aktor turistskoi destinatsii // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2015.-№ 2-7.-S. 158-163.
2.
Kovyneva L.V. Zarubezhnyi opyt organizatsii etnograficheskogo turizma // Sbornik nauchnykh trudov SWORLD.-2012.-№2.-T.33.-S.10-11.
3.
Lysikova O.V. Sovremennye turisty i mestnye zhiteli: sotsial'nye praktiki vzaimodeistviya // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. – 2011. – t. XIV. – № 5 (58). – s. 270-277.
4.
Materialy issledovaniya predstavleny po ofitsial'nym dannym Sluzhby statistiki i issledovanii Venetsii https://www.comune.venezia.it/it/content/movimento-demografico
5.
Rogach O.V., Temirkanova K.I. Klyuchevye problemy i riski vovlecheniya mestnogo soobshchestva v protsessy formirovaniya turisticheskoi privlekatel'nosti rossiiskikh territorii. V sbornike: Sbornik trudov kafedry menedzhmenta i administrativnogo upravleniya Moskva, 2018. S. 160-168.
6.
Frolova E.V. Sotsial'naya infrastruktura rossiiskikh munitsipal'nykh obrazovanii: sostoyanie i resursy modernizatsii. Sotsiologicheskie issledovaniya. 2014. № 12 (368). S. 51-58.
7.
Frolova, E.V. Razvitie turisticheskoi privlekatel'nosti rossiiskikh territorii/ E.V. Frolova, E.E. Kabanova // Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz. — 2016. — № 1 (43). — S. 153–166.
8.
Ambro M. Attitudes of local residents towards the development of tourism in Slovenia: The case of the Primorska, Dolehjska, Gorenjska and Ljubljana regions // Anthropological Notebooks. 2008. No 14.
9.
Ap, J. & Crompton, J. L. Strategies for Responding to Tourism Impacts, 1993.
10.
Egorova E.N., Kryukova E.M., Makeeva D.R., Kaurova O.V., Mukhomorova I.V. Priority directions of the development of ecological tourism in specially protected natural areas of Russia. SGEM International Multidisciplinary Scientific Conference On Social Sciences And Arts. 2017. Book 1, Vol 3, 909-916 pp.
11.
Franklin A. The Tourist Syndrome. An Interview with Zygmunt Bauman // Tourist Studies. 2003. No 3.
12.
Frolova E.V., Kabanova E.E., Medvedeva N.V. The development of inner tourism: problems and prospects under the modern Russian conditions. Journal of Environmental Management and Tourism. 2016. T. 7. № 1 (13). S. 126-132.
13.
Mellon V. & Bramwell B. (2016) Protected area policies and sustainable tourism: influences, relationships and co-evolution, Journal of Sustainable Tourism, 24:10, 1369-1386, DOI: 10.1080/09669582.2015.1125909
14.
Pearce P.L., Wu Mao-Ying. (2015). Soft infrastructure at tourism sites: identifying key issues for Asian tourism from case studies. Tourism Recreation Research, Vol. 40, No. 1, rr. 120-132.
15.
Prosser, R., Societal Change and the Growth in Alternative Tourism, Ecotourism: A Sustainable Option? (E.Cater & G.Lowman, eds.), John Wiley, Chichester, 1994, pp. 91–114.
16.
Quinn B. Performing tourism in Venice: local residents in focus // Annals of Tourism Research. 2007. Vol. 34. Issue 2.
17.
Rodriguez-Giron, S., & Vanneste, D. (2019). Social capital at the tourist destination level: Determining the dimensions to assess and improve collective action in tourism. Tourist Studies, 19(1), 23–42. https://doi.org/10.1177/1468797618790109

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в рецензируемой статье выступают современные проблемы туристической отрасли. Работа имеет выраженную актуальность, обусловленную социально-экономическими проблемами, переживаемыми в настоящее время большинством государств и негативно отразившимися на организациях туристско-рекреационной сферы. В работе применены общенаучные методы обобщения, классификации, сравнительного анализа данных по исследуемой проблеме. Заявленный автором анализ статистических данных не получил достаточного отражения в содержании статьи, скорее, им приводятся некоторые статистические показатели развития туристической индустрии, опубликованные в изученных источниках. Научная новизна работы заключается в идее автора использовать социальный капитал местных сообществ в качестве средства развития туристической привлекательности территорий. Представляются продуктивными несколько мыслей, высказанных автором в последних строках статьи: в них присутствует потенциал для более глубокого исследования, отличающегося научной новизной. К сожалению, эти мысли только намечены, но не получили развития в статье. Стиль и содержание работы, в целом, отвечают требованиям научной публикации. Обращают на себя внимание два терминологических недочёта: - желательно дать интерпретацию термину «социальный капитал», поскольку он имеет различные смыслы в социологии группы, в социальной психологии, в менеджменте и исследованиях об управлении персоналом; важно уточнить содержание данного термина в контексте статьи, возможно, привести несколько его толкований специалистами, чьи работы являются методологической базой данного исследования; - автор использует термин Community Based Tourism и как его аналог русскоязычную аббревиатуру, которые, вероятно, известны узкому кругу исследователей и нуждаются в пояснении для аудитории читателей журнала «Урбанистика». Можно высказать ряд замечаний по структуре изложения материала: 1) цели и задачи исследования принято указывать во введении научной статьи, а не в разделе «Методология»; 2) в разделе «Результаты исследования» перемежаются две темы – примеры участия местного сообщества в туристической отрасли территорий и изложение позиций других исследователей (A. Франклина, Б. Куинна Р. Проссера); Более логично было бы выделить отдельный раздел с кратким обзором предшествующих исследований рассматриваемой в статье проблемы, после чего в разделе «Обсуждение» приводить и интерпретировать примеры; 3) в содержании статьи автор высказывает то положительные эффекты участия местного сообщества в региональной туристической отрасли, то указывает на негативное влияние туризма на население принимающих регионов (стрессы, экологические проблемы, культурные противоречия), из-за чего не ясна собственная позиция автора, желательно обозначить её более чётко; 4) для усиления научной значимости исследования желательно сделать сравнительный анализ подходов, концепций, статистических данных, используя изложение в форме таблиц, схем, графической визуализации статистических материалов. Работа сопровождается обширной библиографией, включающей отечественные и зарубежные публикации по проблеме исследования. Источники актуальные, репрезентативные. Оформление библиографии соответствует требованиям стандарта. Апелляция к оппонентам отсутствует, что не умаляет практической значимости исследования. Содержание статьи, основательный анализ зарубежного опыта и выводы автора представляют интерес для специалистов, работающих в туристско-рекреационной индустрии, для руководителей органов региональной исполнительной власти и местного самоуправления, для исследователей проблем социологии, отраслевой экономики, региональной экономики.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"