Статья 'Академическое наследие высшей школы Германии: обращение к прусской модели подготовки юристов ' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Академическое наследие высшей школы Германии: обращение к прусской модели подготовки юристов

Антропов Роман Владимирович

кандидат юридических наук

заведующий, Забайкальский институт предпринимательства – филиал ЧОУ ВО Центросоюза РФ «Сибирский университет потребительской кооперации», доцент, Забайкальский государственный университет

672086, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, 16, каб. 414

Antropov Roman Vladimirovich

PhD in Law

Head of the Department of State and Municipal Law at Transbaikal Entrepreneurship Institute of the Siberian University of Consumer Cooperation

672086, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Leningradskaya, 16, kab. 414

roman-antropov23@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Антропова Наталья Анатольевна

доктор филологических наук

профессор, Забайкальский институт предпринимательства, Сибирский университет потребительской кооперации

672086, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Ленинградская, 16, каб. 435

Antropova Natalya Anatolyevna

Doctor of Philology

Professor, the department of Humanitarian Disciplines, Zabaikalsky Institute of Entrepreneurship of Siberian University of Consumer Cooperation

672086, Russia, Zabaykalsky Krai, Chita, Leningradskaya Street 16, office #435

naantropova@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.5.20290

Дата направления статьи в редакцию:

04-09-2016


Дата публикации:

14-06-2017


Аннотация: В данной статье в деталях рассматривается проблема подготовки специалистов для юридической деятельности в Пруссии (вторая половина XIХ – начало XX вв.). Авторы впервые в отечественной литературе на основе осмысления текстов отдельных источников права, в том числе изданных с использованием готического шрифта, вводят в оборот российской науки результаты фундаментальных исследований немецких ученых-правоведов, непосредственно касающихся историко-правового развития и реорганизации системы юридического образования в Германии. Посредством применения общенаучных методов познания, традиционно применяемых в юридических науках, авторами для достижения целевой установки также используются сравнительно-правовой, сравнительно-исторический и формально-юридический методы, системный и структурно-функциональный анализ, приемы экспертных оценок и наблюдения. Научная новизна исследования заключается в том, что на основании комплексного анализа имеющейся немецкоязычной научной литературы, а также привлечения прусских законов, выявляется значительное влияние прусской традиции подготовки юридических кадров на формирование общегерманской системы юридического образования, современная структура которой характеризуется как «двухфазовая» – состоит из «университетского образования» и «правового референдариата», т.е. подготовительной службы. Такой вывод будет интересен российским специалистам в области образовательного права, уделяющим должное внимание современным компаративным исследованиям, а также всем тем, кто интересуется тенденциями и проблемами модернизации отечественного и зарубежного юридического образования.


Ключевые слова:

Германия, Пруссия, система юридического образования, эволюция подготовки юристов, источники образовательного права, содержание обучения, аускультатура, референдариат, государственные экзамены, продвижение по службе

Abstract: This article examines the question of preparation of specialists for juridical services in Prussia in the late XIX – early XX centuries. Based on the comprehension of texts of the separate legal sources, including those published using the Gothic script, the authors are firsts in the Russian literature to introduce into the scientific circulation the results of fundamental studies of the German legal scholars directly concerning the historical legal development and reorganization of the system of juridical education in Germany. The scientific novelty of this work consists in determination of the substantial impact of Prussian tradition of preparation of legal personnel upon the formation of the German nationwide system of juridical education, the modern structure of which is characterized as “dual-phase”, consisting of the “university education” and “legal Referendariat” (i.e. preliminary service). Such conclusion will be valuable or the Russian specialists in the field of educational law, who pay due attention to the modern comparative studies, as well as others interested in trends and issues of modernization of the Russian and foreign juridical education.


Keywords:

Germany, Prussia, system of juridical education, evolution of preparation of lawyers, sources of educational law, content of training, Auskultatur, Referendariat, state exams, career advancement

Академическое наследие правовой школы Германии второй половины XIХ – начала XX вв. представляет научный и практический интерес, особенно для тех стран, юридическое образование которых исторически носит преимущественно государственный характер. Для России богатейший исторический опыт Германии в части достижения высочайшего уровня современного юридического образования должен изучаться и при необходимости заимствоваться в целях наращивания собственного потенциала в области подготовки юридических кадров высшей квалификации.

Однако понимание историко-правового развития и реорганизации системы юридического образования в Германии усложняет тот факт, что до сих пор не переведены на русский язык и, соответственно, не введены в оборот российской науки результаты фундаментальных исследований немецких ученых-правоведов, равно как и отдельные источники права, непосредственно касающиеся генезиса немецкого юридического образования. В связи с этим нам представляется возможным внести некоторую лепту в устранение существующего пробела.

Так, проведенный нами анализ доктринальных источников показал, что наибольший вклад в изучение проблем немецкого юридического образования в исторической ретроспективе внес Герхард Кёблер (Gerhard Köbler) – известный немецкий ученый-юрист, профессор, специалист в области немецкой правовой истории. В опубликованной еще в 1971 г. научной работе «К истории юридического образования в Германии» Кёблер рассматривает предпосылки возникновения, особенности развития и педагогические детерминанты немецкой юридической школы, актуализируя влияние прусской традиции подготовки юридических кадров на формирование общегерманской системы юридического образования. Он приходит к выводу, что базовые образовательные технологии, формы и методы организации обучения в системе высшего юридического образования Пруссии заложены в современную модель подготовки юристов в ФРГ [6].

Осмыслить процесс исторического развития системы юридического образования Пруссии в организационно-правовых и содержательных аспектах позволяет обращение к неоднократно переиздаваемым «Предписаниям об образовании юристов в Пруссии», вступившим в силу с 1 апреля 1891 г. [2].

В концептуальном плане весьма значимыми являются идеи и выводы немецкого правового историка Ханса Хаттенхауэра (Hans Hattenhauer), нашедшие своё отражение в его работе «Юридическое образование: история и проблемы» и раскрывающие в историческом ракурсе общие вопросы немецкого, в том числе прусского юридического образования [5]. Большую ценность для исследователей представляет и изданная в 1885 г. книга «Подбор нормативных статей об образовании и экзаменах – для государственной лесной службы Пруссии» [12]

Анализ вышеназванных и других источников показал, что практически бесспорным и первостепенным является влияние прусской традиции подготовки юридических кадров на формирование общегерманской системы юридического образования.

Именно в Пруссии правовое регулирование юридического образования и допуска к юридической профессии в своих основных чертах было реализовано еще во второй половине XVIII века. Предусмотренная прусским гражданско-процессуальным кодексом (Corpus Juris Fridericianum) от 26 апреля 1781 г. поначалу трехступенчатая практическая подготовительная служба была всеобъемлюще формализована в рамках позднее принятого «Всеобщего положения о судопроизводстве для прусских государств» (нем. Allgemeine Gerichtsordnung für die Preußischen Staaten) 1793-1795 гг.

Речь идет, в первую очередь, об изменении условий допуска к юридической профессии. До этого времени выпускные экзамены, как и во всех немецких государствах, были исключительно университетскими. После трех или четырех лет учебы студент-юрист обращался с просьбой к доктору наук способствовать в получении степени бакалавра. После последующих двух-трех лет обучения выпускник мог добиться «лицензии» (разрешения) на осуществление юридической деятельности. И, в конечном итоге, ему торжественно присуждалась учёная степень доктора наук. Однако, начиная с 1750 г., в Пруссии допуск к Высшим коллегиальным судам усложнился и стал возможным лишь по завершению подготовительной службы (срок ее прохождения точно не устанавливался) и успешной сдачи трёх экзаменов. Первый экзамен обеспечивал допуск к канцелярской службе, второй предполагал подготовку в качестве референдария (лат. referendarius референт), а третий давал титул асессора (лат. assessorзаседатель) [6].

Таким образом, начиная со второй половины XVIII столетия, классическое университетское образование было дополнено внеуниверситетским практическим обучением. Причина нововведения состояла в том, что учеба в университете не развивала в должной мере практических навыков и деятельностных способностей соискателя государственной должности. Так, из содержания «Прусского рескрипта о допуске к верховному суду королевств и княжеств» (нем. der preußische Reskript für die Zulassung zum Kammergericht) от 17 февраля 1710 г. и «Всеобщего положения относительно улучшения деятельности органов юстиции» (нем. Allgemeine Ordnung betreffend die Verbesserung des Justizwesens) от 21 июня 1713 г. следовало, что всем потенциальным членам судебной коллегии предварительно следовало упражняться и набираться практического опыта в различных отраслях права и в судебной практике, хорошо ориентироваться в земельных нормах обычного права. Практические способности начинающих юристов должны были формироваться через их обучение в судебных коллегиях в качестве слушателей без права голоса и в конечном итоге находили своё воплощение в выполняемой ими при выпуске так называемой реляции (лат. relatio pro statu cum voto) – самостоятельного письменного экспертного заключения по какому-либо судебному делу.

Образование юристов в Пруссии регулировало и унифицировало упомянутое выше «Всеобщее положение о судопроизводстве для прусских государств» 1793-1795 гг. Следует отметить, что юридическое образование было необходимо для занятия высших должностей не только в органах юстиции, но и в высших органах государственного управления. Оно было обязательным для всех государственных чиновников высшего ранга. Большое значение юридическому образованию придавал король Пруссии Фридрих II (1712-1786), который считал необходимыми «жесткие» экзамены и при проверке знаний молодой поросли во главу угла ставил манеру «мышления и поведения», в отличие от ведущих прусских юристов, которые первостепенное значение отводили основательным (системным) профессиональным знаниям. Начиная с 1793 г., только судебные асессоры имели право на занятие вакансий в Верховном суде, но с 1849 г. новое правило, касающееся обязательного наличия практического опыта, распространилось на всех потенциальных прокуроров, судей и адвокатов. В этом же году практическое обучение было поделено на так называемую «аускультатуру» (нем. Auskultatur от лат. auscultator слушатель), длившуюся полтора года, и рефендариат (нем. Referedariat), длившийся два с половиной года. Тогда же дополнительное практическое обучение в виде аускультатуры было предписано для судебных следователей [6]. Следует отметить, что аускультатура являлась первой ступенью практического обучения после получения университетского образования. Стажеры не получали жалованья. После завершения обучения на первой ступени и сдачи соответствующего экзамена (examen pro auscultatura) «аускультатор» допускался к канцелярской службе в органах юстиции. Он мог продолжить обучение уже в качестве референдария, сдав дополнительный вступительный экзамен [1, с. 35].

Обучение праву в университете, начиная с 1804 г., длилось не менее трёх лет и завершалось первым государственным экзаменом. Поскольку экзамен давал право на последующее практическое обучение в аускультатуре, его стали называть «аускультаторским экзаменом». Он проходил в устной форме и принимался коллегией юстиции, состоявшей из президента и двух советников юстиции. В случае подтверждения не только основательных знаний в правовой теории, но и хороших естественных способностей, в первую очередь способности к суждениям и оценкам, кандидат направлялся в ведение коллегии юстиции, где приводился к присяге и передавался в руки одному из советников – куратору. После получения практического опыта в прусском процессуальном праве (практическое обучение строго не регламентировалось и длилось, как правило, от одного года до двух лет) нужно было сдать письменный и устный «референдарный экзамен». Как письменная, так и устная часть экзамена предполагали рассмотрение образцового правового случая, и в случае успеха кандидат допускался к апробации в качестве референдария. Речь шла о практической деятельности в коллегии юстиции. Эта вторая часть практического обучения, которая также не была регламентирована по срокам, однако продолжалась несколько лет, могла завершиться без дополнительного экзамена вхождением в должность судьи, ассистента советника или комиссара юстиции (прусская разновидность адвоката) в суде низшей инстанции (городском или окружном суде). Апробация связывалась фактически с профпригодностью. Или можно было сдать третий, так называемый «большой государственный экзамен», который служил допуском на те же должности, однако уже в судах высшей инстанции. Позднее (с 1851 г.) он стал обязательным для судей всех инстанций и комиссаров юстиции (адвокатов). Следует отметить, что в Пруссии в первой половине XIX в. адвокатура не только основывалась на принципе ограниченного допуска (Numerus Clausus) к профессии, как и в других немецких государствах, но и специфически по-прусски представляла собой конгломерат из представителей свободной профессии и государственных чиновников. Последние, называемые «комиссарами юстиции», в иерархии чиновников находились в подчинении судей (поскольку они приводились к присяге, влияние на них государства было несравнимо большее, чем на свободно работающих адвокатов). Третий (последний) экзамен принимала учрежденная в 1755 г. Центральная Берлинская экзаменационная комиссия высочайшей юрисдикции (нем. Immediat-Justiz-Examinations-Kommission, сокр. IJEK). Он включал устный раздел и письменный, который, в свою очередь, состоял из 3-4 частей. Выпускник, успешно сдавший экзамен, ожидал постоянного места, будучи асессором и выполняя функции судьи на безвозмездной основе. Такое трехфазовое практическое обучение просуществовало в Пруссии более ста лет, до 1869 г. В других немецких государствах дополнительная третья фаза практического обучения отсутствовала, там действовали принципы римского и немецкого общего права. Следует отметить, что наличие аттестата зрелости в 1834 г. стало обязательным условием для допуска к юридическим государственным экзаменам во всех немецких государствах [9].

Прусский «Закон о юридических экзаменах и о подготовке к высшей юридической службе» (нем. das Gesetz über die juristischen Prüfungen und die Vorbereitung zum höheren Justizdienst) от 6 мая 1869 г. внес коррективы в положения §§ 1 и последующих раздела IV, части III вышеупомянутого «Всеобщего порядка судопроизводства для прусских государств». Закон реформировал юридическое образование в Пруссии тем, что легализовал приёмное испытание в виде вступительного экзамена в правовом референдариате (подготовительной службе), равно как и окончательное испытание в виде выпускного экзамена на пригодность к судейской должности. Следует отметить, что из-за отсутствия в то время единых общегерманских правил подготовки юристов многие немецкие земли взяли за образец прусское положение об экзаменах и о подготовке юристов для службы в высших органах юстиции.

Этим Законом аускультатура и второй экзамен в 1869 г. были упразднены. Аускультатура фактически влилась в референдариат, в результате чего он был продлен до четырёх лет. Допуском к государственному референдарному экзамену, который проводился в апелляционном суде, становится трехгодичная университетская учеба, включающая не менее трех семестров изучения правовых дисциплин. Обучение велось на немецком языке. Экзамен проводился как в устной, так и в письменной формах. Содержанием экзамена являлась домашняя работа, выполняемая в течение шести недель, и устный экзамен. Оценивались знания в области публичного и частного права, истории права, теории государства. Тем, кто успешно сдавал экзамен, президент верховного земельного суда присуждал статус референдария, и они приводились к присяге. Ко второму «большому государственному экзамену», называемому юристами также «асессорским экзаменом», претенденты на должности в органах юстиции допускались только после прохождения четырёхгодичного референдариата. Эта подготовительная служба проходила попеременно в судебных канцеляриях, в судах первой и второй инстанций, прокуратуре, адвокатуре и нотариате. При этом стажировка должна была быть так организована, чтобы референдарий получил детальное представление обо всех составляющих этих видов деятельности. Референдариям было разрешено выполнять обязанности секретарей в судебных заседаниях. По завершению референдариата референдарий должен был предоставить свидетельства обо всех пройденных этапах подготовительной службы и о своей готовности к сдаче второго экзамена. Этот экзамен состоял также из устной и письменной частей и отличался ярко выраженной практической направленностью. Кандидат должен был показать знание общего и действующего прусского публичного и частного права и доказать свою способность к самостоятельной практической деятельности в органах юстиции. Успешно выдержавшим экзамен министр юстиции присуждал титул асессора [4].

По образцу юридического образования аналогичное (университетское и внеуниверситетское) обучение к концу XIX в. стало обязательно для учителей, медиков и теологов (богословов) при занятии ими высоких должностей.

Различие в содержании юридического образования по сравнению с другими немецкими государствами было в основном устранено с провозглашением Германской империи в 1871 г., и окончательно – с вступлением в силу Германского гражданского уложения в 1900 г. Еще медленнее шел процесс постепенного перемещения многих частей правового знания из практического в университетское обучение, что, в свою очередь, постепенно привело к изменению их удельного веса в подготовке юристов (и что происходило еще дольше) [9, с. 12-15].

Реформа образования 1869 г. со стороны Северо-Германского Союза, основанного в 1866 г., покончила с особой ролью Пруссии в области подготовки юристов, ограничивающей значимость университетского обучения. Важнейшим имперско-правовым положением стал § 2 Закона о судоустройстве (нем. Gerichtsverfassungsgesetz, сокр. GVG) от 27 января 1877 г., вступившего в силу с 1 октября 1879 г. Согласно нормам Закона университеты обязывались ввести двухфазовое образование: университетское обучение и референдариат с последующим экзаменом на титул асессора [11]. Согласно Закону университетское образование, равно как подготовительная служба должны продолжаться не менее трех лет, причем обязательным условием было обучение не менее трёх семестров в немецких университетах. Однако допускалось, что земли могут на своё усмотрение увеличивать продолжительность как университетского обучения, так и подготовительной службы. Обязательным было практическое обучение в судах и адвокатуре, желательно – в прокуратуре и на усмотрение земель – в государственных органах управления (однако не более одного года) [3, с. 17].

Спустя год, 24 апреля 1878 г., в Пруссии был издан «Прусский вводный закон к немецкому Закону о судоустройстве от 27 января 1877 г.» (нем. Preußisches Ausführungsgesetz vom 24. April 1878 zum deutschen Gerichtsverfassungsgesetz vom 27. Januar 1877). Этим Законом были оставлены в силе предписания об экзаменах на профпригодность судьи и о подготовительной службе, содержащиеся в прусском Законе от 6 мая 1869 г. Однако апелляционные суды, где ранее принимались государственные экзамены, уступили место высшим земельным судам. Срок подготовительной службы составил 4 года. Референдарии, прослужившие два года, могли в случае необходимости по усмотрению управления юстиции временно рассматривать дела в судах низшей инстанции. Особое место отводилось обучению на профпригодность к государственной службе в высших органах управления. Претенденты должны были иметь за плечами, по меньшей мере, трехгодичное университетское обучение в области права и теории государства. Нужно было сдать два экзамена. Первый экзамен – юридический, а второй «большой государственный экзамен» принимала экзаменационная комиссия, создаваемая специально для высших государственных чиновников. Условием допуска ко второму экзамену была подготовительная служба (стажировка) в судебных органах (не менее двух лет) и в органах управления (также не менее двух лет). Экзаменуемые должны были подтвердить свои знания в области действующего прусского публичного и частного права, прежде всего, конституционного и административного права, а также в области народно-хозяйственной и финансовой политики. Что касается адвокатов, то они могли представительствовать в судах, только имея за плечами подготовительную службу сроком не менее двух лет [7].

Имперским министерством юстиции 1 мая 1883 г. была выпущена «Директива, касающаяся юридических экзаменов и подготовки к службе в высших органах юстиции» (нем. Regulativ vom 1. Mai 1883, betreffend die juristischen Prüfungen und die Vorbereitung zum höheren Justizdienst), в которую впоследствии были внесены существенные поправки министерскими распоряжениями от 12 марта 1888 г. и от 12 июля 1904 г. [8]. Поскольку содержание Директивы представляет интерес для исследователей, ознакомимся с ним поближе (директива издана при использовании готического шрифта, и не все, даже знающие немецкий язык, могут осилить текст).

Так, согласно Директиве первый государственный экзамен должен приниматься в одном из верховных земельных судов, а именно в городах: Кёнигсберг, Берлин, Штеттен, Бреслау, Раумбург, Киль, Кассель, Целле, Хамм, Кёльн. Согласно государственному соглашению Пруссия обязывалась принимать первый государственный экзамен и предоставлять подготовительную службу подданным других немецких государств (земель). В состав государственных экзаменационных комиссий входили преимущественно судьи и университетские преподаватели. Однако в отдельных случаях могли быть приглашены прокуроры или адвокаты. Председателем комиссии в обязательном порядке назначался судья. Преподавателей в комиссию назначал министр по духовным делам при согласии министра юстиции, других членов комиссии и председателя – министр юстиции при согласии министра по духовным делам. Прошение о допуске к государственному экзамену писалось собственноручно и подавалось председателю комиссии. К нему прилагались: аттестат зрелости, свидетельство об отношении к воинской службе, свидетельства об окончании университета и посещении семинарских и лекционных курсов, биография.

Директивы вносили коррективы в содержание обучения. Преподаваемые в университете курсы подверглись корректировке, в результате чего было предписано чтение лекций по следующим дисциплинам (министром образования были даны рекомендации по объему часов в неделю): введение в правоведение (2-3 часа), история римского права и система римского права (8-10 часов), история немецкого права и основы немецкого частного права (6-8 часов), немецкое гражданское право – Германский кодекс с добавлением частей земельного частного права в его исторической ретроспективе (16-20 часов), история прусского права (1-2 часа). Распоряжением министерства юстиции от 13 мая 1899 г. список рекомендуемых учебных курсов был дополнен дисциплинами: уголовное право, уголовно-процессуальное право, церковное право, государственное право, международное право, основы административного права, основы национальной экономии и основы финансовой науки. Все эти дисциплины автоматически вошли в содержание первого государственного экзамена.

Если какие-либо требования не были выполнены кандидатом, он направлялся председателем экзаменационной комиссии на повторное обучение продолжительностью в один или более семестров. В случае отказа по каким-либо иным причинам кандидат мог обратиться в другую экзаменационную комиссию. Если кандидат получал допуск к сдаче экзамена, об этом получал уведомление председатель высшего земельного суда, который распоряжался вакансиями в своей области. Согласно распоряжению министра юстиции от 21 марта 1891 г. взнос за экзамен составлял 50 марок, если он состоял из письменной и устной частей, и 25 марок, если он состоял только из одной части.

Допущенный к экзамену кандидат получал от председателя комиссии задание по научно-исследовательской работе. Письменная работа выполнялась в течение шести недель, по её завершении кандидат должен был подтвердить, что работа выполнена им самостоятельно и все источники указаны достоверно. Экспертиза письменных работ осуществлялась теми же членами комиссии, которые принимали устный экзамен. На одно время для сдачи экзамена приглашалось не более четырёх человек. Экзамен был публичным, могли присутствовать студенты права в качестве слушателей, и их число определялось председателей комиссии.

На устном экзамене проверялись знания по публичном праву, частному праву, истории права и основам теории государства. Председатель комиссии мог не присутствовать при опросе, однако его присутствие при оглашении результатов было обязательным. За устную и письменную часть экзамена выставлялась одна оценка большинством голосов членов комиссии, а всего их было три: «достаточно» (нем. ausreichend), хорошо (нем. gut), «с отличием» (нем. mit Auszeichnung). В случае равенства голосов, последнее слово оставалось за председателем. Не выдержавшие экзамен кандидаты могли его повторно сдать по истечению 6-12 месяцев, пройдя, как правило, повторное обучение в университете в течение не менее одного семестра. Если кандидат, получивший допуск к экзамену, не сдавал его в течение двух лет, допуск аннулировался (кроме случаев, когда причины носили особый характер).

Получив свидетельство об успешной сдаче экзамена, нужно было обратиться к президенту высшего земельного суда по месту проживания с просьбой допустить к подготовительной службе в качестве референдария в подотчетном тому ведомстве (высшем органе юстиции). Общее руководство подготовительной службой осуществлял президент верховного земельного суда, ответственность за подготовку референдариев несли судьи, прокуроры, адвокаты и нотариусы, в подчинение которых направлялись стажёры. По завершении подготовительной службы они предоставляли президенту сведения о служебной и внеслужебной деятельности референдариев, отмечали их достижения, положительные и негативные стороны. Руководителем мог быть один или несколько человек. Они следили за тем, чтобы выполняемые стажёрами письменные работы выполнялись не только в срок, но и качественно. Референдарии систематически выступали на заседаниях с устными отчетами о своей деятельности, выполняли канцелярскую работу. Не менее одного раза в месяц они должны были готовить реляцию (письменное заключение) по гражданским делам. Обучение референдариев проходило первые девять месяцев в суде низшей инстанции, желательно состоящем не более чем из трёх судей, и где не было распределения полномочий по роду деятельности. На следующий год референдарий переходил на службу в земельный суд, затем на четыре месяца – в прокуратуру, затем на шесть месяцев в адвокатуру и на шесть месяцев – в нотариат. После этого он снова возвращался на девять месяцев в суд низшей инстанции, откуда перенаправлялся на шесть месяцев в верховный земельный суд для завершения подготовительной службы.

Прошение о допуске к «большому государственному экзамену» подавалось на имя президента верховного земельного суда. Письменный экзамен состоял из исследовательской работы по правовой тематике, выполняемой в течение шести недель, и письменной пробной реляции по выданным уголовным судебным делам (как текущим, так и уже завершенным), готовящейся в течение трёх недель. Реляция должна была содержать полное и упорядоченное изложение фактических и правовых обстоятельств судебного дела, обоснованное заключение и проект приговора. Следует отметить, что даже хорошо зарекомендовавшие себя кандидаты не всегда справлялись с этим заданием должным образом, что особенно беспокоило министра юстиции. Кандидаты, не выдержавшие экзамена, направлялись в суды для дополнительной подготовки. Повторно сдавать экзамен разрешалось только один раз. Кандидат, которого уличали в плагиате, отстранялся от экзамена на время или навсегда в зависимости от тяжести содеянного.

Для иерархически структурированной карьеры государственного юриста (судьи и прокурора) результаты третьего, а после 1869 г. второго государственного экзамена играли решающую роль. Так, для службы в судах высшей инстанции отбирали выпускников с «выдающимися» результатами, в городских и окружных судах – ещё и с «хорошими». После реформы судоустройства 1849 года постепенно укоренялся принцип «продвижения по службе»: службе в судах высшей инстанции должна была предшествовать служба в судах низшей инстанции с точно не определенным сроком. Единственным мерилом для продвижения по службе наряду с профессиональным опытом была оценка профессиональной деятельности со стороны министерства юстиции, которое давало заключение в отношении судебной практики отдельных судей и заводило на них пресловутые «тайные личные дела». В Пруссии после переходного периода 1850-х и 1860-х гг. вплоть до начала первой мировой войны достижения выпускника на экзамене уже не играли практически никакой роли при зачислении на работу после асессорской службы. Подбор персонала всецело зависел от министерских ведомств, имевших свои собственные неформальные критерии отбора. При этом в определенной степени учитывалось мнение советников юстиции, которые курировали закреплённых за ними асессоров в судебных коллегиях [9, с. 20-21].

Фактическое реформирование юридического образования после 1869 г. было ограниченным. На уровне дебатов вплоть до рубежа веков оставался вопрос о разграничении практического обучения не только судей/прокуроров и управленцев, но и судей/прокуроров и адвокатов. Главное различие между первыми и последними было в том, что юристы с профпригодностью судьи должны были после второго государственного экзамена пройти через «асессорат» (нем. Assessorat) – многолетнюю дополнительную стажировку, которая являлась фактически временем ожидания свободного места в судах и в зависимости от наличия вакантных мест могла длиться от двух до 9 лет, к тому же, как правило, не оплачивалась (более половины прусских асессоров не получали жалованья). Доступ же к профессии адвоката был возможен сразу после второго государственного экзамена, и на деле так и было. Из-за быстрого роста армии адвокатов в связи с отменой с 1878 г. государственного ограничения допуска в адвокатскую профессию через Numerus Clausus (введение квот на учебные места), действующие адвокаты хотели оттянуть приток новых лиц в профессию, в том числе перенаправив его на места судей и прокуроров. Еще одной причиной инициатив было желание адвокатов повысить свой статус в глазах клиентов. Как видно, специфическое содержание профессионального адвокатского образования играло при этом второстепенную роль [9, с. 18].

С 1908 г. усложнилось и содержание референдарного экзамена: будущие референдарии должны написать до трёх письменных экзаменационных работ, так называемых «клаузур». С этого же года вводится проведение трёх видов практических занятий, являющихся условием допуска к «референдарному экзамену». Референдарный экзамен состоит из домашней работы, выполняемой в течение шести недель, шестинедельной «реляции» (подготовка письменного заключения по судебному делу) и устного выступления по одному из судебных дел. В 1893 г. Пруссия, следуя примеру Австрии (1891) и Баварии (1892), дополняет референдариат курсами семинарских занятий, которые с 1912 г. становятся обязательными.

В 1920 г. практическая часть обучения в Германии централизованно была сокращена, и референдариат в Пруссии по примеру других германских земель был сокращен до трёх лет. Несмотря на это, лишь в 1934 г. минимальная продолжительность обучения в университете была соответственно увеличена на один семестр (всего составила семь семестров), и то после продолжительной дискуссии, начавшейся сразу после сокращения референдариата. Президент прусской экзаменационной комиссии в области юстиции Штойбер (Steuber) указывал в начале 1920-х годов на недостаточную государственно-правовую и общую государственно-научную подготовку претендентов на службу в высших государственных управленческих структурах и буквально умолял разделить классическое юридическое и административно-правовое образование уже в университете. На уровне референдариата такое разделение в Пруссии довольно рано укоренилось, однако в 1870-е годы в связи с унификацией юридического образования специализированный референдариат по административному праву был ликвидирован [10].

Единственной значимой реформой юридического образования с рубежа столетий и до утверждения идеалов национал-социализма стало вступление в силу «Прусского положения о профессиональной подготовке юристов» (нем. Die preußische Ausbildungsordnung für Juristen) от 11 августа 1923 г. Это был первый шаг Пруссии навстречу стремлению имперского министерства юстиции к унификации региональных правил профессиональной подготовки юристов, которые в деталях существенно отличались друг от друга.

Согласно этому положению как университетское обучение, так и референдариат должны длиться не менее трёх лет. Новыми правилами ужесточались требования к университетской подготовке юристов, содержание которой всё еще не удовлетворяло министерство юстиции. Референдарный экзамен, проводимый отделом аттестации юридических кадров, состоял из домашней работы и четырех письменных работ, написанных под надзором экзаменатора, и последующего двухдневного устного экзамена. В первый день проверялись знания референдария в области частного и уголовного права, включая историю соответствующей правовой отрасли. На второй день экзаменовались государственное и административное право, также включающие историю данных отраслей права, а также основные положения (буржуазной) политической экономии [11].

Затем следовала подготовительная служба (референдариат), которая включала: три месяца службы в прокуратуре, три месяца – при суде первой (низшей) инстанции по уголовным делам, два месяца – при суде первой (низшей) инстанции по гражданским делам, восемь месяцев – при ландгерихте (суде второй инстанции), восемь месяцев – при суде первой (низшей) инстанции любой юрисдикции на выбор референдария, шесть месяцев – при адвокате или нотариусе, шесть месяцев – при верховном суде земли. Стажировке референдариев сопутствовали обязательные практические занятия. Профпригодность на должность судьи достигалась путем сдачи так называемого «большого государственного экзамена», завершавшего подготовку полноправного юриста. Государственный экзамен состоял из письменной и устной частей. Письменная часть состояла из составления научно-обоснованного юридического (экспертного) заключения, на написание которого отводилось до трех недель, одной практической работы (проект решения суда) на основе процессуальных документов, и письменных контрольных работ по трем случаям из судебной практики. В дальнейшем юридическое (экспертное) заключение могло получить свое развитие в виде научной работы. Контрольные работы под наблюдением экспертов выполнялись в течение трёх дней в Берлине и базировались на материале частного и уголовного права. Устный экзамен начинался с доклада по судебному делу с трехдневным подготовительным периодом и мало чем отличался от референдарного экзамена. При успешной сдаче экзамена референдарий получал титул «судебного асессора» (нем. «Gerichtsassessor») [11]. С целью более жёсткого отбора кадров для государственной службы была введена дополнительная оценка «полностью удовлетворительно» (нем. voll befriedigend), которая выставлялась на первом и втором государственных экзаменах и теперь градировала группу выпускников, имеющих удовлетворительную оценку. Оценки, полученные на экзамене, играли в это время достаточно важную роль для профессиональной карьеры юриста. Самые лучшие юристы шли в высшие органы управления, чуть менее успешные – в органы юстиции, еще менее успешные – в государственные адвокаты (комиссары юстиции) и, наконец, наименее талантливые – на государственную службу в низшие структуры.

Таким образом, требования к подготовке юристов значительно ужесточались. Они ужесточались и ранее, что нашло своё отражение уже в «Положении об экзаменах», принятом в Пруссии в 1913 г. Причиной ужесточения правил стало, в том числе то, что значительно увеличился поток заявлений на сдачу государственных экзаменов, и новые правила в качестве дополнительного критерия отбора ограничивали допуск к профессии. Следует отметить, что повышенные (а по некоторым оценкам – чрезмерные) требования к подготовке юристов, единодушно поддерживаемые как со стороны министерств, так и профессиональных союзов юристов, не на всей территории Германской империи нашли положительный отклик.

Начиная с 1933 г. система образования Пруссии, равно как и допуск к юридической профессии, были подвергнуты радикальным изменениям, созвучным политике и идеологии национал-социализма, распространившегося по всей Германии. С 1947 г., как известно, Прусское государство прекратило своё существование.

Если подвести итог, то нельзя не согласиться с мнением немецких аналитиков о том, что современное юридическое образование в Германии базируется в значительной мере на прусском юридическом образовании второй половины XIХ – начала XX вв. В Федеративной Республике современное классическое юридическое образование (в отличие от подготовки юристов-бакалавров) «двухфазовое» – состоит из «университетского образования» и «правового референдариата», т.е. подготовительной службы. Таким образом, существует очевидная параллель между прусской системой подготовки юристов и современной системой юридического образования Германии. Очевидно и то, что Германия не спешит в угоду новым веяниям отказаться от проверенной веками подготовки высококвалифицированных юристов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.