Статья 'Выявление запроса российского общества на приоритеты в развитии науки и технологий: к постановке проблемы' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Выявление запроса российского общества на приоритеты в развитии науки и технологий: к постановке проблемы

Яник Андрей Александрович

кандидат технических наук

ведущий научный сотрудник, Институт демографических исследований ФНИСЦ РАН

119333, Россия, г. Москва, ул. Фотиевой, 6, корп.1, оф. 1

Yanik Andrey Aleksandrovich

PhD in Technical Science

 Leading Scientific Associate, Institute for Demographic Research of the Federal Research Sociological Center of the Russian Academy of Sciences

119333, Russia, g. Moscow, ul. Fotievoi, 6, korp.1, of. 1

cpi_2002_1@yahoo.co.uk
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2019.6.31527

Дата направления статьи в редакцию:

24-11-2019


Дата публикации:

01-12-2019


Аннотация: Статья посвящена обоснованию необходимости решения проблемы, связанной с отсутствием достоверных данных об общественном запросе на приоритеты научно-технологического развития страны. Отмечено, что недостаток такого рода информации в распоряжении органов государственного управления повышает риск ошибок (в том числе, из-за конфликта интересов) при определении и уточнении приоритетов научно-технологического развития, создании систем оценки результативности сектора исследований и разработок и эффективности расходования бюджетных средств. На основе анализа актуального зарубежного опыта представлены примеры решений, стимулирующих общественное участие в управлении научным развитием. В работе использованы общелогические методы научного исследования (анализ, синтез, абстрагирование, систематизация, обобщение), анализ данных статистики и официальных источников. Показана связь между неразвитостью механизмов общественного участия в управлении научным прогрессом и низким уровнем доверия общества к науке, а также отсутствием интереса к инновациям. Предложен способ выявления общественного запроса на приоритеты развития науки и технологий с использованием краудсорсингового инструментария. Отмечено, что такое решение носит характер социальной инновации.


Ключевые слова: Научная политика, Общественное участие, Стратегия развития науки, Открытая наука, Ответственные исследования, Краудсорсинг, Инновации, Социальное проектирование, Управление переменами, Запрос к науке

Abstract:  This article is dedicated to substantiation of the need for solving the problem caused by the absence of reliable data on the public expectations towards priorities in scientific and technological progress of the country. It is noted that the lack of such information in hands of the branches of government increases the risk of faults (including due to the conflict of interests) in determination and specification of the priorities of scientific and technological progress, creation of the systems of impact assessment of research and development sector, as well as budget spending efficiency. Based on the analysis of the relevant foreign experience, the author demonstrates the solutions encouraging public involvement in management of scientific development. The correlation is underlined between the underdevelopment of the mechanisms of public participation in management of scientific progress and low level of public trust in science, as well as lack of interest towards innovations. The author suggests the method for determining public expectations towards priorities in advancements of science and technologies, using the crowdsourcing toolset. Such solution has the characteristics of social innovation.



Keywords:

Expectations of Science, Change Management, Innovations, Social Engineering, Crowdsourcing, Responsible Research, Open Science, Science Development Strategy, Public Participation, Science Policy

Введение

Интерес общества к науке и ее возможностям является одним из важнейших стимулов научно-инновационного развития. Значимость этого фактора, как и необходимость «повернуть науку лицом к людям» подчеркивается в различных официальных дискурсах. Например, Президент Российской Федерации В.В. Путин не раз призывал «серьёзно повысить открытость науки. Это в том числе касается публикаций результатов гражданских исследований, выполняемых за бюджетные деньги, что, безусловно, усилит ответственность исследователей, будет работать на популяризацию отечественной науки, способствовать экспорту наших инноваций и образовательных услуг» [1].

Тем не менее, на практике отмечается низкий уровень доверия общества к науке и технологиям, неразвитость инновационного спроса и недостаточная степень научной открытости. Все эти обстоятельства являются барьерами на пути достижения целей и задач Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации [2] и перехода к инновационной модели экономики.

Проблемная ситуация

Как показывают данные международных сопоставлений, несмотря на научно-технологический прогресс, доля населения, воспринимающего науку однозначно положительно, сокращается [см., например, 3]. Усредненные результаты глобальных обследований показывают, что примерно каждый третий опрошенный демонстрирует скептическое отношение к науке. При этом если в 2018 году доля скептиков составляла 32%, то в 2019 году – уже 35% [4]. Определяющую роль в этом играют такие факторы, как уровень научной грамотности респондентов и качество систем коммуникации между наукой и обществом (особенно в России).

Но главная причина – растущая противоречивость самого прогресса, когда слишком быстрые технологические изменения оборачиваются часто ростом тревожности. Например, недавний опрос коммуникационного агентства Edelman, посвященный сравнению восприятия систем искусственного интеллекта (ИИ) их создателями и широкой общественностью США, фиксирует множество тревог людей, связанных с ИИ [5-6]. Опасения варьируются от представлений, что ИИ в виде умных игрушек могут вторгаться в частную жизнь детей, до убеждений, что распространение систем ИИ приведет к углублению экономического неравенства, усилению самоизоляции и снижению интеллектуальных способностей человека [5].

Что касается Российской Федерации, то, согласно опросам Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, доля населения, одобряющего научный прогресс, составляет 52%. Этот показатель – один из самых низких в мире (среди стран, по которым имеются сопоставимые данные) [7, с.2]. Такой уровень критичности является тревожным знаком, потому что отсутствие запроса общества на научные знания и их внедрение в повседневную жизнь не способствует инновациям.

В связи с этим неудивительно, что менее половины (45%) россиян знают слово «инновации». Треть из общего числа опрошенных либо не слышали этого слова, либо не знают, что оно означает [8]. При этом, в России 9,6% населения являются «домашними инноваторами», даже не задумывающимися о патентовании своих полезных изобретений, тогда как в других странах эта доля колеблется лишь от 3% до 6% населения [9].

В настоящее время в нашей стране отсутствует достоверная, полученная от самих граждан информация об общественном запросе на приоритеты развития науки и технологий. Это повышает риск ошибок (в том числе, из-за конфликта интересов) при определении и уточнении приоритетов научно-технологического развития , создании систем оценки эффективности расходования бюджетных средств и результативности сектора исследований и разработок.

Указанные обстоятельства снижают общую эффективность государственной политики, направленной на развитие науки и технологий в Российской Федерации в целом и сектора исследований и разработок в частности. А в перспективе возникают риски, связанные с ограничением возможностей эффективного ответа российского общества на большие вызовы.

Важно также отметить, что реализация целей и задач в сфере научно-технологического развития, поставленных в Указах Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [10]; от 1 декабря 2016 г. № 642 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации» [2]; в Постановление Правительства Российской Федерации от 29 марта 2019 г. № 377 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Научно-технологическое развитие Российской Федерации"» [11] и других стратегических документах, объективно связана с необходимостью повышения эффективности бюджетных расходов на науку.

Каждый рубль, вложенный в научные исследования и разработки, должен приносить не только количественные результаты, но также прямые и косвенные «полезные эффекты» для общества и экономики. Такой подход позволяет не только обосновать в глазах общества (легитимировать) решения государства, касающиеся расходования бюджетных средств на развитие науки, но и решить целый комплекс связанных с этих задач: повысить результативность сектора исследований и разработок, повысить уровень доверия общества к науке, инновационный спрос.

Сейчас, когда государство не имеет информации о реальном общественном запросе к науке на новые знания и решения, а само общество не может «вербализовать» свои представления о приоритетах научно-технологического развития, обоснованность бюджетных расходов на науку оказывается под сомнением. Поэтому неудивительно, что лишь меньше трети населения (31%) считает, что бюджетные расходы на науку неприкосновенны и их нельзя сокращать [12].

Зарубежный опыт привлечения граждан к управлению развитием науки

Один способов повысить масштаб и качество социетальных эффектов, возникающих вследствие развития науки, и получить тем самым «согласие налогоплательщиков» с целесообразностью расходов научного бюджета страны - это реализация концепта «ответственных исследований и инноваций» (Responsible Research and Innovation) и связанных с ним современных технологий проектного управления. Его суть заключается в том, чтобы «повернуть науку и общество лицом друг к другу»: наука, определяя приоритеты научно-технологического развития, планируя исследования и разработки, должна научиться ориентироваться на реальные вызовы и запросы общества, а общество должно научиться ставить вопросы науке [13-14].

Фактически, речь идет о необходимости создания инновационных механизмов и технологий, стимулирующих творческое участие общества в делах российской науки и одновременно ускоряющих процессы «социализации» науки. Это повысит адаптивность механизмов управления научно-технологическим развитием страны с учетом быстро меняющихся вызовов, обеспечит более точную настройку государственной научно-технологической и инновационной политики на нужды общества, что в целом будет способствовать повышению уровня доверия людей к науке и развитию партнерских отношений граждан и государства.

Негативные эффекты, связанные с отстраненность общества от участия в управлении наукой, в определении приоритетов научно-технологического развития, косвенно выражаются в низких рейтингах инновационного развития страны и медленной динамике их изменения (см. Таблица 1). Например, Польша, которая приступила к реформе национальной Академии наук на 5 лет раньше России, добилась в сравнении с нашей страной более заметных успехов в повышении своего рейтинга инновационности при заметно меньших расходах на науку. Нидерланды, в том числе, благодаря уникальному проекту по вовлечению общественности в непосредственное определение приоритетов развития национальной науки и технологий, в итоге, поднялась на четвертое место в мире по уровню инновационности.

Таблица 1 Изменение показателей, характеризующих развитие науки и инноваций в ряде европейских стран

Финансовые показатели

Россия

Польша

Нидерланды

ФРГ

2007

2017

2007

2017

2007

2017

2007

2017

Бюджетные ассигнования на исследования и разработки (GERD), % ВВП

1,04

1,52

0,56

0,99

1,69

1,99

2,45

2,93

Доля GERD, финансируемая государством, %

62,6

68,2

58,6

41,8

38,0

33,4

27,5

29,1

Рейтинги

2007

2019

2007

2019

2007

2019

2007

2019

The Global Competitiveness rank [15]

58

43

51

37

10

4

5

7

The Global Innovation Index [16]

54

46

56

39

9

4

2

9

Источники : World Bank, International Comparison Program database; OECD Statistical Database; UNESCO Institute for Statistics; The Global Competitiveness Report; Global Innovation Index; Main Science and Technology Indicators (2019) [17]; Россия и страны - члены Европейского союза. 2017. Статистический сборник. M.: Росстат, 2017. – 264 c.; Малое и среднее предпринимательство в России 2017. Статистический сборник. М: Росстат, 2017. - 78 с.

Вовлечение общества в партнерские отношения с государством в делах, касающихся определения приоритетов развития (в том числе, науки и технологий) является социальной и управленческой инновацией , которая все активнее используется за рубежом. Эти процессы находят свое выражение форме разного рода концепций (Открытая наука, Ответственная наука, и др.), которые становятся ядром последующего институционального проектирования.

Например, еще в 2016 г. Европейская Комиссия открыла для стран-членов платформу Open Science Policy Platform (OSPP), в рамках которой функционирует виртуальная исследовательская среда European Open Science Cloud (EOSC). В рамках рамочной программы исследований и инноваций Horizon 2020 в развитие этих компонентов инвестировано 2 млрд. евро.

В сентябре 2017 г. в рамках общеевропейской ассоциации Science Europe в целях выявления передового опыта и новых принципов научной политики было проведено рабочее совещание высокого уровня на тему: «Основания концепции Открытой науки – цифровизация и демократизация в исследованиях» [18]. Организаторами выступили: Федеральное министерство образования и научных исследований Германии совместно с ассоциацией фондов «Немецкое научно-исследовательское общество» (Deutsche Forschungsgemeinschaft).

Концепция Открытой науки представляет собой одну из наиболее важных стратегических целей научной политики на общеевропейском уровне. Поскольку многие вопросы Открытой науки, в частности, организация доступа к результатам научных исследований, или содействие разработке программного обеспечения с открытом исходным кодом, уже успешно решены, на совещании предметом рассмотрения стали новые современные аспекты развития концепта Открытой науки. Они связаны с том обстоятельством, что цифровизация и высокая степень проникновения интернета не только облегчили доступ к научной информации, но и привели к возникновению новых форм участия общественности в научных исследованиях, в том числе, путем привлечения граждан, которые не являются профессиональными учеными к получению значимых научных результатов при помощи различных инструментов краудсорсинга.

В европейском дискурсе процессы, связанные с расширением участия в делах науки представителей больших социальных групп, получили название «демократизация исследований», «гражданская наука» (citizen science), или «краудсорсинговая наука» (crowd-sourced science) [19]. В Российской Федерации под «гражданской наукой» чаще понимаются невоенные исследования и разработки.

На сегодняшний день единственной страной в мире, где удалось на практике в полном масштабе реализовать проект общенационального краудсорсинга для выявления общественного запроса к науке, являются Нидерланды. В рамках реализации концепции «ответственных исследований и инноваций» голландское правительство приняло решение создать механизмы, позволяющие государству совместно с учеными, частным сектором и организациями гражданского общества формировать и обновлять Национальную повестку дня в области науки (аналог Основных направлений научно-технологического развития). Проект, реализованный Министерством образования, культуры и науки Нидерландов совместно с «академической коалицией», исходит из представлений о том, что по-настоящему новаторские исследования возможны лишь тогда, когда перед наукой будут поставлены подлинные вызовы и востребованные задачи. С помощью инструментов общенационального краудсорсинга были собраны более 11,4 тыс. вопросов к науке и предложений от рядовых граждан, представителей научного и предпринимательского сообществ, а также организаций гражданского общества. Последующая экспертная обработка данных позволила выявить, какие вызовы общество считает самыми срочными. Сформулированные в результате анализа 140 срочных вызовов стали основой для определения 25 ключевых (и притом востребованных и одобряемых обществом ) направлений (route) развития национальной науки и технологий.

Помимо Нидерландов, содействие активному участию общества в исследованиях является темой, которая получает все большее признание и поддержку в Федеративной Республике Германии. Наиболее известной платформой для продвижения и развития гражданской науки в Германии является проект «Граждане создают знания» (Bürger schaffen Wissen, GEWISS) [20]. Проект GEWISS является своеобразным совместным предприятием Ассоциации Лейбница, Общества им. Гельмгольца и ряда других организаций при финансовой поддержке Федерального министерства науки и образования Германии, а также ассоциации доноров Stifterverband. Одним из недавних результатов использования краудсорсинговой платформы и программы GEWISS стала подготовка рекомендации по разработке национальной стратегии Германии вовлечения граждан в науку, которые получили название Green Paper Citizen Science Strategy 2020 for Germany [21].

Степень разработанности проблемы в научной литературе

Выявление общественного запроса на приоритеты научно-технологического развития относится к сфере современной мультидисциплинарной проблематики, связанной с исследованиями феномена общественного участия в управлении делами государства. К настоящему моменту сложился обширный массив отечественной и зарубежной научной литературы по различным аспектам общественного участия (public participation) в управлении делами государства, включая такие сюжеты, как вовлечение местных сообществ, организаций гражданского общества и рядовых граждан в принятие научно-технологических решений и реализацию научных проектов (например, в сфере экологии, сельского хозяйства, климатических изменений и пр.) [22-26]. Особое внимание современных исследователей привлекают проблемы и перспективы расширения участия граждан в делах науки в связи с развитием цифровых технологий [27-29]. Однако сюжеты, связанные с включением общества в процессы определения национальных приоритетов в развитии науки и технологий в целом, в доступной литературе на отражены, за исключением ряда публикаций, посвященных, к примеру, участию сообществ в формулировании задач в области здравоохранения для новой редакции документа ООН «Цели развития тысячелетия» [30].

В последнее время стали появляться результаты социологических обследований, где помимо общих данных мониторинга отношения населения к науке имеется эпизодическая информация о том, какие проблемы, по мнению граждан, должны решать ученые. Например, такие сведения имеются в отчете компании 3М «State of Science Index 2019» [31], однако анализ полученных данных отсутствует.

Практически не встречаются академические работы, посвященные проблемам выявления общественного запроса на приоритеты научно-технологического развития в рецензируемых изданиях. Как представляется, причиной такого положения дел является тот факт, что схожие проекты реализуются в рамках текущей деятельности национальных правительств по развитию науки и технологий. Поэтому трансфер исследовательских результатов в управленческую и экономическую практику происходит намного быстрее, чем оформление их в виде научных публикаций.

Так, например, результаты проекта, реализованного в Нидерландах, были оформлены в виде интернет-платформы «The Dutch National Research Agenda» [32], называемой «источником вдохновения» для исследователей и инвесторов; а также в виде стратегических документов «The Portfolio for research and innovation (2016)» [33] и «The Investment Agenda for Research and Innovation (2016)» [34]. Опыт общенационального краудсорсинга для формулирования голландской Повестки дня для научных исследований был также отражен в монографии «The Dutch National Research Agenda in perspective: A reflection on research and science policy in practice» (2017) [35].

Европейское сообщество дало высокую оценку реализации краудсорсинговой платформы Министерством образования, культуры и науки Нидерландов для разработки «Голландской национальной исследовательской повестки дня» (2014-2015) [32] (подробнее см.: [36-37]). Обсуждение возможностей развития платформенных решений и привлечения ресурса общества для повышения эффективности управления развитием науки и инноваций также нашли свое отражение в литературе научного и прикладного характера [38-39].

Выводы

В современных условиях для поступательного общественного развития значение имеют не только прорывные технологические решения, но также поиск и внедрение механизмов новых социальных связей и практик . Творческое соучастие российского общества в определении и уточнении приоритетов развития науки и технологий, в выявлении самых срочных вызовов – это еще один ресурс повышения конкурентоспособности нашей науки, экономики и образа жизни в целом.

Тот факт, что в настоящее время широкая российская общественность реально не участвует в процессах определения и уточнения приоритетов научно-технологического развития Российской Федерации, ведет к следующим негативным последствиям :

(1) невостребованность результатов науки, т.е. отсутствие спроса на инновации, на новые знания и решения (как следствие, - замедление перехода к инновационной модели развития);

(2) снижение уровня общественного одобрения необходимости бюджетных расходов на науку, как следствие - рост сомнений в том, что государство управляет общественными ресурсами эффективно и мудро (а это, в свою очередь, ведет к снижению общего доверия к власти, т.е. к падению ее легитимности);

(3) отсутствие данных о реальных потребностях общества в новых знаниях и решениях ведет к ошибкам в определении приоритетов научно-технологического развития, следствием чего может стать неэффективное расходование ресурсов, замедление темпов экономического роста, неспособность ответить на реальные вызовы;

(4) дальнейшее углубление кризиса доверия к науке и падение престижа научной профессии.

Представляется, что для выявления общественного запроса на приоритеты научно-технологического развития могут и должны применяться различные инструменты краудсорсинга, который уже стал широко распространенным способом «консолидации и активизации креативного потенциала» [40] для решения различных актуальных задач. Как показал анализ зарубежного опыта, при прогнозировании трендов научной политики, выявлении значимых направлений научно-исследовательской повестки дня наиболее удачным инструментом краудсорсинга является модель совместного проектирования (co-design model), которая исходит из участия граждан в проекте вместе и наравне с профессиональными учеными [см., например, 41].

Очевидно, что прямой трансфер уже существующих решений в российские реалии невозможен, поскольку созданные за рубежом методы и технологии по выявлению общественного запроса на приоритеты развития науки и технологий «локализованы» в соответствии с особенностями конкретной страны и конкретного социума (сложившиеся институциональные инструменты, деловые практики, историко-культурные особенности, специфические задачи научно-технологического и экономического развития и др.). Но указанное обстоятельство не снижает ценности самих краудсорсинговых подходов, которые являются инновационной социальной технологией, поскольку они не только стимулируют участие общественности в делах государства, но также повышают уровень лояльности граждан и степень их творческой вовлеченности в управление развитием российской науки. Фактически, речь идет о расширении форматов генерации знаний путем использования гибких методов управления проектами (agile-методология) не только для проведения конкретных исследований с участием больших социальных групп, но и повышении легитимности и обоснованности государственной научной политики в целом, путем привлечения общественности как таковой, поскольку это повышает осведомленность и интерес к науке.

Целенаправленное вовлечение граждан в определение приоритетов развития российской науки на базе краудсорсинговых решений и стимулирование соответствующего широкого публичного дискурса, может дать следующие полезные эффекты :

- создание стимулов («позитивного общественного давления») для повышения социальной ответственности российской науки;

- рост общественного спроса на инновации;

- становление открытого диалога между наукой и обществом, рост взаимопонимания ученых и рядовых граждан;

- снижение степени недоверия общественности по отношению к ученым и науке;

- рост общественного престижа научной профессии;

- расширение общественного участия в делах государства, следствием чего является повышение стабильности и адаптивности общественно-политической системы в целом;

- повышение эффективности государственного управления общественным развитием в целом и развитием науки и технологий в частности;

- расширение возможностей эффективного ответа российского общества на большие вызовы.

Представляется, что проведение исследования общественного запроса на научно-технологические приоритеты с использованием краудсорсингового инструментария само по себе является социальной инновацией , поскольку разработанный инструментарий (социальная технология ) непосредственно реализуется на практике, обеспечивая условия для взаимодействия, соучастия и сотворчества людей в меняющемся социальном, политическом, экономическом и природном контексте в процессе решения социально-значимых задач и будет стимулировать позитивные социальные перемены, в частности, – рост интереса и доверия общественности к науке, а также стремление к партнерству с государством в управлении научно-технологическим развитием.

Библиография
1.
Выступление В.В. Путина на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию. 27 ноября 2018 г. http://www.kremlin.ru/events/councils/by-council/6/59203 (дата обращения: 01.11.2019).
2.
Указ Президента Российской Федерации от 1 декабря 2016 г. № 642 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации» // СЗ РФ. 2016. № 49. Ст. 6887; 2019. № 15 (ч. III). Ст. 1750.
3.
OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2017. The digital transformation. Paris: OECD Publishing, 2017. – 224 p.
4.
How did attitudes toward science change from 2018 to 2019? // 3М State of Science Index Survey, 2019. URL: https://www.3m.com/3M/en_US/state-of-science-index-survey/about-2019-survey/ (дата обращения: 01.11.2019).
5.
Edelman AI Survey Results Report. Chicago, IL: Edelman. 2019. – 40 p.
6.
Muro M., Whiton J. Maxim R. What jobs are affected by AI? Washington: Brookings, 2019. – 44 p. URL: https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2019/11/2019.11.20_BrookingsMetro_What-jobs-are-affected-by-AI_Report_Muro-Whiton-Maxim.pdf (дата обращения: 01.11.2019).
7.
Нефедова А.И., Фурсов К.С. Общественное мнение о развитии науки и технологий. Экспресс-информация «Наука. Технологии. Информация» от 24.08.2016 г. № 14. М.: Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, 2016.
8.
Опрос ВШЭ: В России каждый десятый — изобретатель // Научная Россия. 2016. 4 августа. URL: https://scientificrussia.ru/articles/opros-vshe-v-rossii-kazhdyj-desyatyj-izobretatel (дата обращения: 01.11.2019).
9.
Fursov K., Thurner T. God Helps Those Who Help Themselves! A Study of User-Innovation in Russia (February 16, 2016). Higher School of Economics Research Paper No. WP BRP 59/STI/2016. – 24 p.
10.
Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 (ред. от 19.07.2018) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» // СЗ РФ. 2018. № 20. Ст. 2817.
11.
Постановление Правительства Российской Федерации от 29 марта 2019 г. № 377 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Научно-технологическое развитие Российской Федерации"» // СЗ РФ. 2019. № 15 (ч. III). Ст. 1750.
12.
ВЦИОМ: № 3203 | 19 Сентября 2016: Бюджетная политика государства: что сократить, а что - оставить? URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115873 (дата обращения: 01.11.2019).
13.
Arnaldi S., Quaglio G.-L., Ladikas M., O'Kane H., Karapiperis T., Srinivas K.R., Zhao Y. Responsible governance in science and technology policy: Reflections from Europe, China and India // Technology in Society. 2015. Vol. 42. P. 81–92.
14.
Pieczka M., Escobar O. Dialogue and science: Innovation in policy-making and the discourse of public engagement in the UK // Science and Public Policy. 2013. Vol. 40. № 1. P. 113–126.
15.
The Global Competitiveness Report 2019. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2019.pdf (дата обращения: 01.11.2019).
16.
The Global Innovation Index (GII) 2019: Creating Healthy Lives—The Future of Medical Innovation. URL: https://www.globalinnovationindex.org/gii-2019-report (дата обращения: 01.11.2019).
17.
Main Science and Technology Indicators. ORCD, 2019. URL: https://read.oecd-ilibrary.org/science-and-technology/main-science-and-technology-indicators/volume-2019/issue-1_g2g9fb0e-en#page1 (дата обращения: 01.11.2019).
18.
The Rationales of Open Science digitalization and democratization in research. High-level Workshop. Berlin: Science Europe, 2017. September 14.
19.
A collection of Citizen Science guidelines and publications. European Citizen Science Association. URL: https://ecsa.citizen-science.net/blog/collection-citizen-science-guidelines-and-publications (дата обращения: 01.12.2018).
20.
Bürger schaffen Wissen [Die Citizen Science Platform]. URL: https://www.buergerschaffenwissen.de (дата обращения: 01.11.2019).
21.
Green Paper: Citizen Science Strategy 2020 for Germany. URL: https://www.buergerschaffenwissen.de/sites/default/files/assets/dokumente/gewiss_cs_strategy_englisch.pdf (дата обращения: 01.11.2019).
22.
Chopyaka J., Levesqueba P. Public participation in science and technology decision making: trends for the future // Technology in Society. 2002. No 24. Pp. 155–166.
23.
Suomela T., Johns E. Citizen Participation in the Biological Sciences: A Literature Review of Citizen Science // Annual Research Symposium of the College of Communication and Information, 2012. URL: http://trace.tennessee.edu/ccisymposium/2012/poster/8 (дата обращения: 01.11.2019).
24.
Nowotny H., Scott P., Gibbons M. Re-Thinking Science. Knowledge and the Public in an Age of Uncertainty. Cambridge, England: Cambridge University Press, 2001.
25.
Eitzel M.V., Cappadonna J.L., Santos-Lang C., et al. Citizen Science Terminology Matters: Exploring Key Terms // Citizen Science: Theory and Practice. 2017. No 2 (1). Pp. 1-20.
26.
Wylie S. A., Jalbert K., Dosemagen S., Ratto M. Institutions for Civic Technoscience: How Critical Making is Transforming Environmental Research // The Information Society. 2014. No 30 (2). Pp. 116–126.
27.
Dickel S., Franzen M. The “Problem of Extension” revisited: new modes of digital participation in science // Journal of Science Communication. 2016. No 15(01). Pp. 1-15.
28.
Dickel S., Franzen, M. Digitale Inklusion. Zur sozialen Öffnung des Wissenschaftssystems // Zeitschrift für Soziologie. 2015. No 44 (5). Pp. 330–347.
29.
Nentwich M., König, R. Cyberscience 2.0. Research in the age of digital social networks. Frankfurt, Deutschland: Campus, 2012.
30.
Brolan C.E., Hussain S., Friedman E.A. et al. Community participation in formulating the post-2015 health and development goal agenda: reflections of a multi-country research collaboration // International Journal for Equity in Health. 2014. No 13. URL: https://doi.org/10.1186/s12939-014-0066-6 (дата обращения: 01.11.2019).
31.
M State of Science Index 2019. Global findings. URL: https://multimedia.3m.com/mws/media/1665444O/3m-sosi-2019-global-findings.pdf (дата обращения: 01.11.2019).
32.
The Dutch National Research Agenda. URL: https://wetenschapsagenda.nl/national-science-agenda/?lang=en (дата обращения: 01.11.2019).
33.
The Portfolio for research and innovation (2016). URL: https://wetenschapsagenda.nl/wp-content/uploads/2016/12/nwa_deel_eng_digitaal.pdf (дата обращения: 01.11.2019).
34.
The Investment Agenda for Research and Innovation (2016). URL: https://wetenschapsagenda.nl/wp-content/uploads/2016/12/nwa_investeringsagenda_eng_digitaal.pdf (дата обращения: 01.11.2019)
35.
The Dutch National Research Agenda in perspective: A reflection on research and science policy in practice / Eds. Beatrice de Graaf, Alexander Rinnooy Kan and Henk Molenaar. Amsterdam: Amsterdam University Press, 2017. – 240 p.
36.
Яник А.А., Попова С.М. Новая парадигма управления наукой: опыт Нидерландов // Ученый совет. 2017. № 8. С. 19-29.
37.
Яник А.А., Попова С.М. Новое в стратегии государственного управления развитием науки: опыт Нидерландов // Государственное управление. Электронный вестник (Электронный журнал). 2016. № 55. С. 97-123.
38.
Fachforum Partizipation und Transparenz des Hightech-Forums. Partizipatives agenda-settings: Gesellschaft an Forschung und Innovation beteiligen. Berlin: Hightech Forum, 2017 – 22 p.
39.
Public Participation, Science and Society. Tools for Dynamic and Responsible Governance of Research and Innovation / Mikko Rask, Saulė Mačiukaitė-Žvinienė, Loreta Tauginienė, Vytautas Dikčius, Kaisa Matschoss, Timo Aarrevaara, Luciano d’Andrea. 2018 – Routledge. – 133 p.
40.
Долженко Р.А., Бакаленко А.В. Краудсорсинг как инструмент мобилизации интеллектуальных ресурсов: опыт использования в Сбербанке России Российский журнал менеджмента (Russian Management Journal). 2016. Т. 14. № 3. С.77–102.
41.
Schäfer T. Kieslinger B. Supporting emerging forms of citizen science: a plea for diversity, creativity and social innovation // Journal of Science Communication. 2016. Vol. 15. No 2. P. 1-12.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования является концепция «ответственных исследований и инноваций» как базис для стимулирования творческого участия общества в развитии научных исследований и сокращения «отстраненности» общества от участия в управлении наукой, а также дальнейшее развитие соответствующих подходов в формате «открытой науки». Статья носит постановочный характер и идентифицирует проблемную ситуацию и риски, связанные с ограничением возможностей реагирования общества на «большие вызовы» в силу недостаточности обратных связей, связывающих общество в целом и сферу научных (в особенности фундаментальных) исследований.

Методология исследования основывается на компаративистском анализе способов и методах вовлечения общества в целом и его отдельных составляющих в целеполагание и определение приоритетов развития национальной науки и технологий в различных странах мира, включая Германию, Нидерланды, Польшу, Европейское сообщество в целом. Отмечается также возможность практического применения актуальных сегодня методологических и деятельностных комплексов типа agile и crowdsourcing (в данном случае – скорее, crowdfunding) .

Работа обладает несомненной актуальностью с точки зрения круга идентифицированных проблем и направлений их дальнейшего раскрытия и практического применения при развитии институциональной базы национальной системы фундаментальных научных исследований. Описываемая система взаимоотношений социума и фундаментальной науки («наука, определяя приоритеты научно-технологического развития, планируя исследования и разработки, должна научиться ориентироваться на реальные вызовы и запросы общества, а общество должно научиться ставить вопросы науке») имеет значительный конструктивный потенциал с точки зрения практического проектирования и внедрения механизмов целеполагания в исследованиях, отбора и поддержки фундаментальных научных проектов на всем протяжении их жизненного цикла, дальнейшего развития принципиальных подходов к фундаментальным исследованиям как инструменту формирования специфического общественного блага. Это актуально и с точки зрения эффективной интеграции проектов и институтов фундаментальной науки в актуальные национальные деятельностные системы (включая прежде всего систему национальных проектов и Национальную технологическую инициативу), и с точки зрения институционального дизайна уникальных отечественных корпоративно-публичных конгломератов, сочетающих генерацию факторов формирования общественного блага, в том числе – в части фундаментальных исследований, с корпоративной деятельностью, эффективность которой оценивается в терминах экономических и монетарных.

Научная новизна работы определяется обращением к комплексной системе взаимодействия государства и общества по поводу фундаментальных и прикладных научных исследований, идентификацией проблематики выявления общественного запроса на приоритеты научно-технологического развития. Практический интерес представляют выявленные угрозы (в формате потенциальных негативных последствий), обусловленные недостаточным участием широкой российской общественности в определении и уточнении приоритетов научно-технологического развития. Наконец, правомерной представляется увязка обсуждаемой тематикой с более широким и комплексным феноменом общественного участия в управлении делами государства.

Работа написана с использованием профессионального стиля современных гуманитарных исследований в области общественных наук. В состав работы входит Введение, три раздела и Заключение, а также одна таблица. Основное содержание работы связано с анализом ряда зарубежных практик, постановкой общей проблемы недостаточности взаимодействия общества в целом и фундаментальной науки, идентификацией соответствующих рисков и направлений дальнейших исследований. Потенциально плодотворным представляется подход к многофакторному анализу эффективности вложения средств в научные исследования и разработки, сочетающий количественные результаты, прямые и косвенные полезные эффекты для общества и экономики. С точки зрения практического опыта компаративистских исследований сферы научной деятельности разных стран рецензенту показалось интересным наблюдение о разных толкованиях термина «гражданская наука» применительно к сфере исследований в России и за рубежом.

Замечания к тексту и рекомендации автору носят исключительно локальный характер, вызванный в том числе особенностями использования в научных текстах терминологической базы различных научных направлений. Так, можно рекомендовать рассмотреть возможность замены формулировки «различные официальные дискурсы» во Введении на несколько более общепринятое построение. Недостаточно прозрачным без уточнения представляется ссылка на «инновационный спрос» (там же). Концепция «домашних инноваторов» также нуждается в некотором уточнении в силу не очень широкой распространенности. В остальном текст достаточно легок для восприятия и читается с большим интересом.

Библиографический перечень включает 41 источник на русском, английском и немецком языках. В состав источников входят нормативные акты Российской Федерации, научно-исследовательские отчеты и авторские научные статьи. Библиографический перечень адекватен и соответствует целям и задачам работы.

В силу постановочного характера работы апелляция к оппонентам в явном виде в статье не приводится, однако по сути вся статья является проблемной и направлена на оспаривание устаревших подходов к управлению научными исследованиями в «иерархическом» режиме целеполагания сверху вниз. В этом смысле работа может послужить началом плодотворной научной дискуссии.

Статья представляет несомненный интерес для широкой читательской аудитории как в сфере профессиональной социологии и институциональной экономики (в особенности – экономики научных исследований), так и в области практического «дизайна институтов», обеспечивающих поступательное развитие отечественной научно-технологической сферы и ее адаптации к «большим вызовам». Представляется целесообразной публикация работы с незначительными стилевыми правками и уточнениями.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"