Статья 'Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности' - журнал 'Вопросы безопасности' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности

Чуклова Елена Валериевна

кандидат юридических наук

доцент, ФГБОУ ВО "Тольяттинский государственный университет"

445041, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Гидротехническая, 9

Chuklova Elena Valerievna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of entrepreneurial and labour law of Togliatti State University

445041, Russia, Togliatti, ul. Gidrotekhnicheskaya, 9-141

elenachuklova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7543.2021.3.36378

Дата направления статьи в редакцию:

31-08-2021


Дата публикации:

17-09-2021


Аннотация: В свете продолжающейся реформы государственного управления исследование государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности как видов национальной безопасности является актуальным. Предметом исследования выступает определение понятия и структуры такого механизма, что является необходимым условием обеспечения защищенности благоприятной окружающей среды, интересов граждан и юридических лиц, общества и государства, предотвращения угроз наступления чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, минимизации последствий таких ситуаций. На институциональном уровне государственно-правовой механизм обеспечения экологической безопасности представляет собой систему органов власти различных уровней, на которые возложена реализация основных направлений и механизмов обеспечения экологической и техногенной безопасности, а также физических и юридических лиц, правовой статус которых включает права и обязанности в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности; на технологическом уровне характеризуется видами юридической деятельности; на инструментальном – совокупностью средств и методов, находящихся в распоряжении субъектов. Научная новизна исследования состоит в рассмотрении наиболее существенных аспектов государственно-правового механизма обеспечения отдельных видов национальной безопасности и формулировании понятия государственно-правового механизма применительно к обеспечению экологической и техногенной безопасности, отсутствие которого препятствует проведению оценки эффективности такого механизма применительно к защите личности, общества и государства от экологических и техногенных опасностей, угроз и конфликтов.Автором делается вывод о том, что в рамках формирования государственно-правового механизма обеспечения экологической безопасности, существует ряд проблем: существующая модель государственного регулирования выбросов парниковых газов, основанная на добровольной инвентаризации, делает затруднительным получение органами управления информации об объемах выбросов парниковых газов; созданные информационные системы в сфере экологической безопасности пока не могут служить эффективным механизмом достижения целей Стратегии экологической безопасности; наблюдается некоторое несоответствие норм об экологическом надзоре.


Ключевые слова: национальная безопасность, экологическая безопасность, техногенная безопасность, охрана окружающей среды, государственно-правовой механизм, экологический контроль, экологическая экспертиза, экологический аудит, экологический мониторинг, государственные информационные системы

Статья выполнена при поддержке РФФИ, проект № 19-011-00083 А «Юридическая ответственность в механизме обеспечения национальной безопасности».

Abstract: In the light of the ongoing state administration reform, it is relevant to examine the state legal mechanism for ensuring environmental and technogenic security as the types of national security. The subject of this research is the definition of the concept and structure of such mechanism, which is an essential condition for ensuring the protection of favorable environment; observance of the interests of citizens and legal entities, society and the state; prevention of threats of natural and technogenic emergency situations; and minimization of the consequences of such situations. On the institutional level, the state legal mechanism for ensuring environmental safety represents the system of governing institutions assigned with the implementation of the key directions and mechanisms for ensuring environmental and technogenic safety; as well as private and legal entities, whose legal status includes the rights and responsibilities in the sphere of ensuring environmental and technogenic safety. On the technological level, the state legal mechanism is characterized by the types of legal activity. On the instrumental level, it represent a set of means and methods at the disposal of the entities. The scientific novelty of this research lies in examination of the essential aspects of the state legal mechanism for ensuring certain types of national security, as well as in formulation of the concept of the state legal mechanism applicable to ensuring environmental and technogenic safety, the absence of which impedes the assessment of the effectiveness of such mechanism in relation to protection of identity, society, and the state from environmental and technogenic hazards, threats and conflicts. The conclusion is made that a range of problems arises in the context of formation of the state legal mechanism for ensuring environmental safety: the existing model of state regulation of greenhouse gas emissions, which is based on voluntary inventory, obstructs the acquisition of information on the volume of greenhouse gas emissions by the administrative authorities; the created information systems in the sphere of environmental security are not an effective mechanism for achieving the goals of the Strategy of Environmental Security; there is certain inconsistency in environmental surveillance regulation.



Keywords:

environmental monitoring, environmental audit, environmental expertise, environmental control, state-legal mechanism, environmental protection, technogenic safety, environmental safety, national security, state information systems

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии с действующим российским законодательством экологическая безопасность входит в состав национальной безопасности в качестве её вида[1]. В юридической литературе под государственно-правовым механизмом обеспечения безопасности понимают совокупность мер, средств и способов, с помощью которых компетентные органы обеспечивают состояние защищенности жизненно важных интересов, режимов, интересов отдельных участников общественных отношений. Также, отмечается, что особая роль отводится органам судебной власти [2]. Встречаются источники, в которых государственно-правовой механизм обеспечения безопасности представляется как часть государственно-правового института безопасности [3]. Некоторые авторы рассматривают создание государством механизма обеспечения безопасности в контексте приоритетных задач единой государственно-правовой политики в сфере обеспечения безопасности [4]. Другие ученые раскрывают механизм обеспечения национальной безопасности через единство государственных институтов, в функции которых входит обеспечение национальной безопасности [5]. Есть работы, посвященные гражданско-правовому механизму обеспечения безопасности личности [6]. Из указанного следует вывод, что в доктрине отсутствует единое понимание государственно-правового механизма обеспечения безопасности. Что касается категории «государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности», то в научной литературе только указывается, что в основе механизма обеспечения экологической безопасности лежит создание систематического подхода к соблюдению экологических норм, например, управление отходами или выбросами [7]. Ряд авторов рассматривает правовой механизм обеспечения экологической безопасности в контексте разработки и внедрения новых технологий [8]. Есть работы, в которых рассматриваются вопросы дальнейшего совершенствовании организационно-правового механизма обеспечения техногенной безопасности [9]. Таким образом, можно констатировать отсутствие понятия государственно-правового механизма применительно к обеспечению экологической и техногенной безопасности, что препятствует проведению оценки эффективности такого механизма применительно к защите личности, общества и государства от экологических и техногенных опасностей, угроз и конфликтов. Считаем возможным комплексное трехуровневое понимание механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности: на технологическом уровне – через соответствующие виды деятельности по обеспечению экологической и техногенной безопасности, на институциональном – через систему субъектов обеспечения безопасности, и инструментальном – через средства и методы, которые находятся в распоряжении субъектов. Работа посвящена исследованию государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности.

Институциональный уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности

В начале исследования определимся с исходными положениями, которые будут использованы в работе. Прежде всего, мы обратимся к понятию механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности и основным его элементам. Так, механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности можно представить в виде государственных органов и институтов гражданского общества, основная обязанность которых заключается в обеспечение безопасности. Отражение подобной позиции можно найти в нормативных правовых актах, например, через систему действий по предотвращению угроз определяет обеспечение экологической безопасности Модельный экологический кодекс для государств-участников СНГ [10]. Другой нормативный акт, в частности, Модельный закон «Об экологической безопасности» [11] определяет обеспечение экологической безопасности государства через деятельность его органов, юридических и физических лиц, международных и национальных общественных организаций, основная задача которых заключается в создании устойчивого и безопасного для экологии социально-экономического развития. Основной задачей государства является разрешение экологических конфликтов и обеспечение баланса публичных и частных интересов с тем, чтобы в условиях экономического развития деятельность хозяйствующих субъектов имела экологически совместимый характер [12].

Кроме системы государственных институтов, в механизм обеспечения экологической безопасности в качестве основы деятельности этих институтов входят нормативные правовые акты. Подтверждение этому также можно найти в действующих нормативных правовых актах. Например, Федеральный закон «О пожарной безопасности» [13] в систему обеспечения пожарной безопасности включает, среди прочих мер, применение которых осуществляется в целях тушения пожаров, их профилактики, проведения аварийно-спасательных работ, меры правового характера. Хотя далее по тексту федерального закона, в качестве основных элементов этой системы определяются органы государственной власти и местного самоуправления, организации, граждане, принимающие участие в обеспечении пожарной безопасности без упоминания об этих мерах. Определение понятия механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности усложняется и тем, что рассматриваемую категорию сложно отнести к сугубо юридическим понятиям, поскольку в него включены политические, управленческие, экономические, информационные составляющие. Экологическая безопасность есть состояние защищенности интересов физических и юридических лиц, общества, государства, природной среды. Достижение такого состояния возможно при помощи определенных средств, которыми обеспечиваются минимизация риска, ликвидация последствий природной чрезвычайной ситуации, а также оценка опасных последствий природной чрезвычайной ситуации. Техногенная безопасность также может быть понимаема через состояние защищенности жизненно важных интересов физических и юридических лиц, общества, государства, природной среды. В рамках её достижения обеспечиваются отсутствие неприемлемых рисков негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций техногенного характера, их последствий, а также равновесие между потребностями отдельных субъектов и требованиями защиты окружающей природной среды [14].

Характеристика экологической и техногенной безопасности позволяет сделать вывод о сложности этих явлений, их многоуровневом характере, связи с другими процессами и явлениями, в том числе, происходящими помимо воли человека. Их обеспечение должно носить комплексный характер с целью достижения должного качества состояния защищенности от экологических и техногенных угроз, чего можно достигнуть только при использовании соответствующего механизма.

Категория «механизм» изначально применялась в технических науках, использовалась для обозначения системы, преобразовывающей движение одного тела в требуемое движение другого тела. Переходом рассматриваемого термина в другие науки мы обязаны Г. Гегелю, который впервые его использовал с философской точки зрения. В праве первым начал дискутировать о содержании механизма правового регулирования С.С. Алексеев, определивший его в качестве «взятой в единстве всю совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения» [15, с. 30]. А.В. Малько занял схожую позицию, назвав механизмом систему правовых средств [16, с. 58]. Встречаются точки зрения на механизм правового регулирования как процесс [17].

Использование категории «механизм» при исследовании проблем обеспечения безопасности не ново. Так, механизм обеспечения экономической безопасности анализировался Н.В. Макарейко, который предложил рассматривать механизм обеспечения безопасности в узком и широком смыслах. В широком смысле механизм обеспечения безопасности предстает в качестве комплексного многоуровневого механизма, состоящего из институционального, технологического и инструментального уровня [18]. Другие авторы определяют механизм обеспечения безопасности через категорию «система». Так, в качестве системы государственных институтов, последовательно организованных, действующих поэтапно и на основе официальных нормативных установок осуществляющих деятельность по поддержанию правовых и институциональных механизмов, ресурсных возможностей государства и общества на уровне, отвечающем национальным интересам определяет государственно-правовой механизм обеспечения безопасности Ф.Н. Удычак [19]. Третьи авторы используют только термин «система». А.В. Костров оперирует понятием «система обеспечения безопасности» и в её составе выделяет функциональную систему обеспечения безопасности как систему мероприятий, выполняемых государством и организационную систему обеспечения безопасности как систему «органов управления, сил, средств, организаций, выполняющих мероприятия по обеспечению … безопасности» [20].

Так что же представляет собой государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности: процесс обеспечения соответствующих видов безопасности или систему мер и ресурсов, необходимых в целях реализации этого процесса. На наш взгляд, достижение состояния экологической и техногенной безопасности как состояния защищенности представляет собой процесс в форме функционального блока, который при наличии определенного механизма обеспечения безопасности способствует минимизации экологических рисков, ликвидации последствий природной или техногенной чрезвычайной ситуации, нейтрализует неприемлемые риски, предупреждает угрозы. Механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности не может существовать вне процесса обеспечения указанных видов безопасности, и настроен на выполнении функций этого процесса. Механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой совокупность средств и инструментов, используемых в процессе обеспечения экологической и техногенной безопасности. В государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности, наряду с совокупностью средств и инструментов, входит управление процессом обеспечения экологической и техногенной безопасности, а именно, система субъектов, реализующих соответствующие виды деятельности на основе нормативных правовых актов, программных документов, инструкций.

Экологическую безопасность иногда представляют как на систему мер, устраняющих угрозу гибели людей в результате антропогенного воздействия на окружающую среду [21]. Конституционным Судом Российской Федерации подчеркивалось, что обязанностью государства является защита права каждого гражданина на благоприятную окружающую среду, и эту обязанность государство исполняет путем реализации мер по охране окружающей среды, по предотвращению опасной с точки зрения экологии деятельности, предупреждения и ликвидации последствий техногенных чрезвычайных ситуаций [22]. Такая трактовка обязанностей государства Конституционным Судом косвенно подтверждает наличие определенного механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности. Декларация Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию от 14 июня 1992 года в 15 принципе закрепляет принцип принятия мер предосторожности, который рекомендует государствам принимать адекватные и соразмерные меры, направленные на устранение риска необратимого ущерба окружающей среды и мер для защиты права на здоровую и безопасную окружающую среду, даже если отсутствует полная научная уверенность в их применении и техническое обоснование [23].

Полагаем, что государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой совокупность методов и средств, при помощи которых осуществляется регулятивное и охранительное воздействие на общественные отношения с целью защиты личности, общества и государства, обеспечения минимизации риска наступления ущерба, ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, оценки опасных последствий чрезвычайной ситуации, обеспечения отсутствия неприемлемых рисков. Механизм обеспечения присущ любому из видов безопасности с учетом их специфики.

В процессе обеспечения экологической и техногенной безопасности участвуют различные субъекты, и применяются правовые средства и инструменты различной отраслевой принадлежности. Этим государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности, несмотря на то, что большую роль в его реализации играют органы публичной власти, отличается от административно-правового механизма, под которым в юридической литературе понимают систему административно-правовых средств, при помощи которых обеспечивается охрана окружающей среды [24]. Так, в процессе обеспечения экологической и техногенной безопасности применяются такие правовые средства, как возмещение вреда и экологическое страхование, имеющие, на наш взгляд, не административно-правовую природу. Хотя в процессе обеспечения экологической и техногенной безопасности общественные отношения по возмещению экологического вреда имеют некоторую публично-правовую окраску, поскольку размер ущерба устанавливается в соответствии с нормами не только ГК РФ, но и Земельного кодекса РФ, Лесного кодекса РФ, Водного кодекса РФ, Федерального закона «Об охране окружающей среды», иных нормативных правовых актов. Указанное подтверждает в одном из своих постановлений и Конституционный суд РФ, указав, что в сфере обеспечения экологической … предполагается использование как частноправовых, так и публично-правовых методов регулирования, включающих широкий набор правовых средств (административных, фискальных и других) [25]. О комплексном характере рассматриваемого механизма свидетельствует и то обстоятельство, что основные требования пожарной, промышленной, антитеррористической, санитарно-эпидемиологической безопасности устанавливаются в нормах административного права, но обязанности их исполнять устанавливаются в рамках, и трудовых, и гражданско-правовых отношений. Например, в ст. 21 ТК РФ в качестве одной из обязанностей работника является соблюдение требований по охране и безопасности труда. Или распределение обязанностей по обеспечению пожарной безопасности может быть осуществлено, например, в договоре аренды между предпринимателями. О комплексности механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности говорит и тот факт, что за нарушение или неисполнение соответствующих обязанностей, причинение вреда окружающей среде возможно применение мер нескольких видов юридической ответственности: дисциплинарной, материальной, гражданско-правовой, административной, уголовной. Указанная точка зрения присутствует в отечественной правовой науке [26].

В рамках исследования государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности стоит остановиться на определении состава его субъектного уровня в связи с тем, что общая позиция по этому вопросу отсутствует как в нормативных документах, так и у представителей научного сообщества. С институциональных позиций потенциал государственно-правового механизма обеспечения экологической безопасности раскрывается через деятельность и компетенцию его субъектов [27]. Учитывая, что обеспечение экологической и техногенной безопасности ведется по различным направлениям и с применением мер разнородного характера, установить весь круг субъектов представляется достаточно сложным. Среди субъектов, наделенных властными полномочиями по реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности, можно выделить органы общей и специальной компетенции. Органами общей компетенции являются Президент РФ, Правительство РФ, и Федеральное собрание РФ. Органы специальной компетенции представлены разветвленной системой органов исполнительной власти различных уровней, на которых лежит реализация государственной политики в пределах их полномочий. Так, в документах стратегического планирования, таких как Стратегия национальной безопасности, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 2 июля 2021 года № 400 [28] и Стратегия экологической безопасности [29], раскрываются понятия «обеспечение безопасности» и «система обеспечения безопасности». И если под обеспечением безопасности понимается применение органами власти во взаимодействии с институтами гражданского общества мер, направленных на противодействие угрозам, то в систему обеспечения безопасности входят уже только органы публичной власти, обеспечивающие безопасность посредством находящихся в их распоряжении инструментов. Исходя из текста Стратегии экологической безопасности, основными инструментами являются государственные программы и непрограммные направления деятельности. Как видим, институты гражданского общества и организации исключены из системы обеспечения безопасности. В свою очередь, проведение государственной политики в области обеспечения экологической безопасности возлагается на органы публичной власти различных уровней при участии граждан и общественных объединений. Другими словами, органы публичной власти вместе с институтами гражданского общества и организациями реализуют различные по своей природе меры, тем самым обеспечивая безопасность, в систему обеспечения безопасности входят только органы публичной власти, принимающие федеральные, региональные, и муниципальные программы и реализующие непрограммные направления деятельности, но в реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности все-таки участвуют граждане и общественные объединения.

Несовпадение субъектов, призванных обеспечивать экологическую и техногенную безопасность, дополняется различным их пониманием и в других законах. В частности, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» [30] закрепляет не только полномочия органов власти различных уровней в области охраны окружающей среды, но и обязанности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. К субъектам обеспечения экологической безопасности относит юридических и физических лиц рекомендательный законодательный акт «О принципах экологической безопасности в государствах Содружества» [31], принятый Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ. В доктрине к субъектам обеспечения экологической безопасности также относят граждан и юридических лиц. Так, рассматривая структуру понятия «обеспечение экологической безопасности» Е.А. Сухова включает в круг субъектов обеспечения экологической безопасности: государство в лице органов власти и должностных лиц, граждан, общественные объединения [32]. Особую роль общественных объединений в обеспечении охраны окружающей среды подчеркивает В.Н. Капицкий [33]. Что касается субъектного состава обеспечения техногенной безопасности, то в его состав авторы включают, наряду с публичными субъектами, граждан и организации, участвующие в обеспечении безопасности в соответствии с законодательством РФ [34]. Так, Ю.Г. Федотова отмечает, граждане являются участниками регулируемых нормами различных отраслей права общественных отношений, и на основе этих норм у них возникают права и обязанности [35], в том числе, по обеспечению экологической и техногенной безопасности. Элементами правового статуса гражданина как субъекта обеспечения экологической и техногенной безопасности являются общие и специальные права и обязанности, ограничение прав, юридическая ответственность, гарантии и стимулирующие меры. Например, ст. 11 Лесного кодекса РФ [36] закрепляет право свободно пребывать в лесах, обязанности по соблюдению правил пожарной и санитарной безопасности, возможность ограничения пребывания в лесах в целях обеспечения безопасности, ст. 22 указанного акта закрепляет возможность осуществления инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений, где одной из стимулирующих мер является предоставления субъектам инвестиционной деятельности льготных условий пользования землей и другими природными ресурсами, не противоречащих законодательству Российской Федерации (ст. 19 Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений) [37].

Таким образом, субъектами механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности являются не только органы публичной власти, но и физические и юридические лица, участвующие в обеспечении экологической и техногенной безопасности в соответствии с действующим законодательством.

Технологический уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности

Широкое число субъектов и разнообразие применяемых ими мер позволяет на технологическом уровне государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности выделить основные виды деятельности, при осуществлении которых происходит воздействие на исследуемые общественные отношения. Следует отметить, что и в этом случае единый подход и критерии классификации отсутствуют.

В частности, Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД) устанавливает несколько видов деятельности, непосредственно связанных с обеспечением экологической и техногенной безопасности:

- деятельность по мониторингу загрязнения окружающей среды для физических и юридических лиц;

- деятельность по обработке и предоставлению гидрометеорологической информации органам государственной власти и населению;

- деятельность в области гидрометеорологии и смежных с ней областях, мониторинга состояния окружающей среды, ее загрязнения;

- осуществление государственного экологического мониторинга (государственного мониторинга окружающей среды).

Кроме того, отдельно выделены разработка и внедрение научных методов охраны природы и экологического просвещения; деятельность экологических и природоохранных движений; предоставление услуг в области ликвидации последствий загрязнений и прочих услуг, связанных с удалением отходов; работы геолого-разведочные, геофизические и геохимические в области изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы; работы полевые и изыскания в области гидрометеорологии и смежных с ней областях, экспедиционные обследования объектов окружающей среды с целью оценки уровней загрязнения; предоставление консультационных услуг в области экологии.

В научной литературе некоторые авторы, рассматривая механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности с теоретической точки зрения, недостаточно уделяют внимания видам деятельности соответствующих субъектов, а, например, приравнивают обеспечение экологической безопасности к деятельности по предотвращению экологических угроз [38], указывают на отражение эколого-правового механизма в системе экологических норм и экологических правоотношений [39], представляют экологическую безопасность в качестве комплекса мер, в состав которых входит и охрана окружающей среды, при этом указывая, что это не единственное направление деятельности органов публичной власти, и называя в качестве одной и составляющих механизма обеспечения экологической безопасности природоохранную деятельность [40]. Конституционный Суд РФ в Определении от 30 сентября 2010 г. № 1421-О-О к основным элементам механизма обеспечения экологической безопасности относит оценку воздействия хозяйственной деятельности человека на окружающую среду и экологическую экспертизу [12].

В соответствии с нормами Федерального закона «О безопасности» деятельность по обеспечению безопасности включает в себя не только, правовую, но и организационную составляющую. Полагаем, что технологический уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности характеризуется соответствующими видами юридической деятельности, осуществляемой уполномоченными субъектами.

Применительно к классификации видов юридической деятельности в доктрине отсутствует единое мнение. Некоторыми авторами к основным видам юридической деятельности причислялись правотворческая, правоисполнительная (оперативно-исполнительная) и правоохранительная деятельность [41]. Другие авторы предлагают включить в систему юридической деятельности: правотворчество, правоприменение, учредительную, интерпретационную, координационную, контрольную и надзорную формы юридической деятельности [42].

Правотворческая деятельность по обеспечению экологической и техногенной безопасности не вызывает сомнений. Рассмотренные нами ранее нормативно-правовые акты свидетельствуют о том, что правотворчество в рассматриваемой сфере общественных отношений осуществляется на всех уровнях правового регулирования. В связи с тем, что состав субъектов обеспечения экологической и техногенной безопасности весьма разнообразен, для системы законодательства в этой сфере свойственно следующее: первое – наличие актов, издаваемых на всех уровнях власти, в результате разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти Российской Федерации и органами власти ее субъектов; второе – среди источников, закрепляющих основы обеспечения экологической и техногенной безопасности особое место занимают акты, в которых содержатся общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации; четвертое – огромное значение имеют локальные акты, поскольку номенклатура документов по экологической и техногенной безопасности весьма разнообразна и на локальном уровне включает в себя различные приказы, инструкции, программы, планы, журналы учета, отчеты, декларации, расчеты, паспорта, которые разрабатываются на основе Федерального закона «Об охране окружающей среды», Федерального закона «Об отходах производства и потребления» [43], Федерального закона «Об охране атмосферного воздуха» [44]; пятое – наличие актов, исходящих от федеральных министерств, являющихся федеральными органами исполнительной власти и осуществляющими функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере экологической и техногенной безопасности.

Представляется, что в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности, в отличие, например, от военной безопасности, имеет место быть правотворчество общественных организаций. Что же касается непосредственного волеизъявления граждан, то Федеральный закон «Об охране окружающей среды» закрепляет право граждан принимать участие в собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании, сборе подписей под петициями, референдумах по вопросам охраны окружающей среды и в иных не противоречащих законодательству Российской Федерации акция, однако в отношении обеспечения экологической и техногенной безопасности никакой необходимости и целесообразности в дополнительной легитимации в настоящее время нет. Поэтому правотворчество в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности нельзя рассматривать в контексте деятельности исключительно органов публичной власти.

В вопросах придания определенного статуса результатам правотворческой деятельности существует несоответствие между рядом законодательных актов. Например, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» в правовую основу включает как федеральные законы, так и принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» к законодательству относит и муниципальные нормативные правовые акты. В то же время первый из указанных выше актов делегирует решение части вопросов на уровень органов местного самоуправления, закрепляя их полномочия.

В юридической литературе не раз указывалось на дефектность экологического законодательства и законодательства в области обеспечения экологической и техногенной безопасности, что приводит к возникновению следующих проблем:

- наличие пробелов в регулировании общественных отношений в части экологического страхования, взимания платы за негативное воздействие, экологического аудита [45], обращения с отходами. Так, на сегодняшний день система экологического аудита не создана, равно как и нет соответствующей важности указанной деятельности в деле обеспечения рационального природопользования нормативной правовой базы. В юридической литературе отмечается фрагментарность и ограниченность правовой основы осуществления экологического аудита, указывается, что нормы, имеющие отношение к экологическому аудиту содержаться лишь в статье 1 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [46].

Так, существуют проблемы и в части регулирования ситуации с отходами производства и потребления. Например, в Государственной программе Самарской области «Охрана окружающей среды Самарской области на 2014 - 2025 годы и на период до 2030 года» [47] названы приоритетные задачи, направленные на повышение уровня экологической безопасности региона: формирование информационной среды в сфере обращения с отходами и использования вторичных ресурсов, улучшение санитарного и экологического состояния; сохранение и восстановление биоразнообразия; экологическое воспитание и просвещение. В качестве фактора, оказывающего негативное влияние на качество окружающей среды, названа ситуация по отходам производства и потребления. Научным сообществом давно признано, что сортировка отходов не только способствует снижению уровня негативного воздействия на природу, но и помогает оптимизировать затраты компаний, занятых производством полимерной продукции их вторичного сырья [48].Тем не менее, в Государственной программе уделяется много внимания рекультивации существующих полигонов ТБО и несанкционированных свалок, но ничего не говориться о создании мусороперерабатывающих заводов и о раздельном сборе отходов, хотя последнее является основой использования вторичных ресурсов.

- принятие большого количества нормативных правовых актов, содержащих декларативные положения и слабое регулирование процедур [49]. Обеспечение экологической и техногенной безопасности одна из самых сложных задач, стоящих перед государством. В прошедшем 2020 году произошли резонансные техногенные катастрофы. Так, чрезвычайное происшествие на Камчатке осенью 2020 года обнажило проблему отсутствия системы экологического мониторинга в масштабах не только отдельно взятого региона, но и всей страны. В соответствии с нормами действующего законодательства, в РФ действует единая система государственного мониторинга, представленная 9 федеральными органами власти и одной государственной корпорацией и пятнадцати подсистем. Государственная система наблюдений включает государственную наблюдательную сеть, формирование которой возложено на Росгидромет и территориальных систем наблюдений, формируемых на уровне региональных исполнительных органов власти. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 06.06.2013 № 477 [50] регионы являются участниками государственного экологического мониторинга, но у них отсутствует обязанность формировать территориальную систему наблюдений. Также согласно Приказу Росгидромета от 04.02.2008 № 25 [51] использование результатов мониторинга для принятия управленческих решений не предоставляется бесплатно. Бесплатно происходит только оповещение об экстремально высоком загрязнении, прогнозе загрязнения в аварийных ситуациях, штормовые предупреждения. Все остальное на платной основе, что также затрудняет создание единой системы экологического мониторинга. На прошедшем 16 июня 2021 года совещании Совета безопасности РФ были затронуты актуальные вопросы национальной безопасности в регионах Приволжского федерального округа, где также было отмечено отсутствие надлежащего мониторинга атмосферного воздуха.

ПоПроекту Федерального закона «О государственном регулировании выбросов и поглощений парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [52] возникает ряд вопросов. Так, законопроектом вводится рыночный принцип оборота «углеродных единиц», тогда как на международном уровне признается принцип равного внедрения как рыночных, так и нерыночных механизмов. Если законопроект будет принят, то есть риск внедрения национального регулирования, отличного от международного подхода. Кроме того, внедрение целевых показателей выбросов парниковых газов и установления разрешений на выбросы, могут вызвать рост тарифов и снизить инвестиционную активность. В настоящее время существует модель государственного регулирования выбросов парниковых газов, основанная на добровольной инвентаризации, которая устраивает бизнес, но есть претензии к ней со стороны органов государственной власти, в частности Минприроды РФ и Росприроднадзора. По мнению профильных государственных органов, существующая модель делает затруднительным получения органами управления информации об объемах выбросов парниковых газов. В настоящее время Росприроднадзор осуществляет постановку на учет субъектов, оказывающих негативное влияние на окружающую среду, но не может проверить соответствие выброшенных газов задекларированным. Кроме того, добровольная инвентаризация выбросов не имеет системного характера, равно как и анализ её итогов на уровне Минприроды РФ, а также отсутствует межведомственное взаимодействие между федеральными органами исполнительной власти в части обмена имеющейся информацией об объемах выбросов парниковых газов, в частности, между Минэнерго РФ и Минприроды РФ.

- несовершенство правового механизма финансирования деятельности по охране окружающей среды [53]. Так, на органы государственной власти возложена задача реализации стимулирования за внедрение наилучших доступных технологий, увеличение объема повторного применения отходов производства и потребления за счет субсидирования и предоставления налоговых и тарифных льгот определено в качестве механизма обеспечения экологической безопасности. Тем не менее, в юридической доктрине присутствует мнение, что современные рыночные механизмы стимулирования природопользователей к внедрению эффективных технологий охраны окружающей среды, применяемые в РФ недостаточно эффективны, а если и реализуются, то с бюрократическими проволочками, либо выступают в форме «симуляции» стимулов [54;55;56]. Только с 1 января 2020 года, например, к ставкам платы за негативное воздействие на окружающую среду применяются дополнительные коэффициенты, стимулирующие хозяйствующих субъектов к проведению мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду и внедрению наилучших допустимых технологий: 0, 1, 25, 100, хотя соответствующие нормы были приняты в 2014 году.

- избыточная нормативность и юридические коллизии. Например, наблюдается некоторое несоответствие норм об экологическом надзоре. В соответствии с действующим законодательством, в частности, с Постановлением Правительства РФ от 05.06.2013 № 476, предмет плановой проверки юридических лиц и индивидуальных предпринимателей ограничивается перечнем вопросов, включенным в проверочные листы. Федеральный закон «Об охране атмосферного воздуха» обязывает граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц внедрять наилучшие доступные технологии, малоотходные и безотходные технологии в целях снижения уровня загрязнения атмосферного воздуха. Тем не менее, в форме проверочного листа, утвержденного Приказом Росприроднадзора № 447 от 18 сентября 2017 года [57], вопрос о том, внедряются ли такие технологии, отсутствует, то есть исполнение обязанности не может быть проверено. Считаем необходимым внесение в проверочный лист, утвержденный Росприроднадзора Приказом № 447 следующего вопроса: «Внедрены ли наилучшие доступные технологии, малоотходные и безотходные технологии? Перечислите их».

В части технического регулирования также наблюдается ряд проблем: в качестве новых технических регламентов выдаются документы, созданные путем инкорпорации старых национальных стандартов, либо переведенные иностранные регламенты, не адаптированные к российской действительности [42].

Следующий вид юридической деятельности по обеспечению экологической и техногенной безопасности связан с реализацией принятых норм права. В юридической литературе отмечается, что одним из серьезных пробелов теории экологической и техногенной безопасности является её недостаточная интеграция с правоприменением, государственной и муниципальной деятельностью [49]. В соответствии с Экологической доктриной РФ в качестве основных задач в сфере правоприменения указаны обеспечение реализации законодательных актов посредством принятия подзаконных актов, развитие и активизация судебных механизмов разрешения противоречий между публичными и частными интересами, а также укрепление системы прокурорского надзора и реализация мер прокурорского реагирования. На государстве лежит обязанность обеспечения экологической и техногенной безопасности, реализация которой возложена на органы государственной власти и местного самоуправления. В главе II Федерального закона «Об охране окружающей среды» закреплены соответствующие полномочия указанных органов, а также права и обязанности граждан, общественных и иных некоммерческих объединений [58].

Конституционные права каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением взаимообусловлены обязанностями сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам. Эти обязанности имеют всеобщий характер и, распространяется как на граждан, так и на юридические лица, что с необходимостью предполагает их ответственность за состояние экологии. Статья 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды» устанавливает ответственность за нарушение экологического законодательства. В данном случае речь идет об ответственности за правонарушение. Применительно государственным органам и органам местного самоуправления в качестве принципа охраны окружающей среды установлена ответственность за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях, и находит он свое выражение, в том числе, в обращениях с требованиями о возмещении вреда, причиненного окружающей среде. Публичная власть, несущая ответственность за сохранение природы и окружающей среды, обязана, принимать меры, направленные на сдерживание загрязнения окружающей среды, предупреждение и минимизацию экологических рисков [59]. Другими словами, на органах публичной власти лежит обязанность реализации превентивных мер, то есть любых мер, принятых в отношении события, действия или небрежности, создавшие потенциальную угрозу экологического ущерба, с целью предотвращения или минимизации такого ущерба. В отношении органов публичной власти речь идет об ответственности как обязанности (долге). Если угроза наступления экологической или техногенной катастрофы наступила, но ущерб еще не причинен, хозяйствующий субъект должен предпринять превентивные меры, а компетентный орган государственной власти должен потребовать применение таких мер, а при неприменении – применить их самостоятельно. Это можно делать либо за счет государства, либо за счет хозяйствующих субъектов, но в РФ нет ни достаточной возможности использования средств государственного бюджета для этих целей, но и отсутствует «эффективный правовой механизм, когда эти расходы относились бы в первую очередь на хозяйствующих субъектов» [58].

В соответствии с нормами Федерального закона «Об отходах производства и потребления» полномочия в сфере обращения с отходами разграничены между органами власти различных уровней, но как отмечают в научной литературе, эффективность их осуществления недостаточна [60].

Можно привести следующий пример. Анализ расходной части бюджета Самарской области показал, что в нем заложено финансирование ряда полномочий органов государственной власти субъекта в области контроля и надзора за соблюдением законодательства, организационные полномочия по сбору, удалению отходов и очистке сточных вод, финансирование государственной программы «Совершенствование системы обращения с отходами». При этом, в соответствии с действующим законодательством, непосредственное обеспечение экологической безопасности при обращении с отходами производства и потребления возложена на органы местного самоуправления, поскольку организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов отнесено к вопросам местного значения в соответствии с нормами федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». У органов местного самоуправления нет ни достаточных средств, а после ликвидации, муниципального экологического контроля, ни информации о нарушениях законодательства в данной сфере, что препятствует надлежащему исполнению их полномочий.

Инструментальный уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности

Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности также содержит инструментальный уровень, в который включены средства и методы, находящиеся в распоряжении субъектов. Экологическая доктрина упоминает следующие средства обеспечения безопасности: средства и методы предупреждения и ликвидации загрязнений, реабилитации окружающей среды и утилизации опасных отходов; универсальные средств защиты населения и территорий при возникновении чрезвычайных ситуаций.

В сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности можно выделить правовые средства: подписание международных соглашений по вопросам охраны окружающей среды, обращение в международные судебные органы, применение предусмотренных на уровне государства механизмов привлечения к ответственности; экономические: введение налогов и сборов, установление льгот, увеличение финансирования программ в области экологии и охраны окружающей среды; информационные средства, хотя, в этой части, несмотря на масштабную работу, проведенную в рамках создания информационных систем, содержащих информацию о состоянии окружающей среды, остались некоторые риски, которые в случае реализации могут привести к неэффективной эксплуатации созданных систем. Среди них: отсутствие полного объема достоверных данных, как на этапе создания, так и в ходе эксплуатации ГИС; затягивание сроков создания ГИС; дублирование функций разных систем; устаревшие программно-технические комплексы ГИС; осуществление модернизации системы, не приводящей к повышению эффективности ее использования. Наиболее ярким примером неэффективного использования действующих систем из-за отсутствия данных является Единая государственная информационная система по учету отходов от использования товаров. Анализ Счетной палаты РФ показал, что в систему не поступают в полном объеме данные ФТС и Росстата о плательщиках экологического сбора. В результате администрирование платежа осуществляется без должной эффективности, а государство теряет в доходах порядка 27 млрд рублей в год [61].

Таким образом, создание эффективной системы государственно-правового механизма обеспечения экологической безопасности невозможно без надлежащего механизма правового регулирования, дефекты которого затрудняют работу государственного аппарата: реализация основных направлений обеспечения экологической безопасности, возложенных на государственные органы и органы местного самоуправления, определяется через категорию «обязаны», но не предусматривается ответственность за неисполнение этих обязанностей, исполнение некоторых обязанностей в сфере экологической безопасности, возложенных на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, не может быть проверено в силу отсутствия соответствующих полномочий у проверяющих субъектов. В отношении граждан и юридических лиц права в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности взаимообусловлены соответствующими обязанностями, в отношении же публичных субъектов ответственность формируется в качестве обязанности (долга) без формализации в нормах права ответственности за их нарушение.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ и выводы

1. Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой совокупность методов и средств, при помощи которых осуществляется регулятивное и охранительное воздействие на общественные отношения с целью защиты личности, общества и государства, обеспечения минимизации риска наступления ущерба, ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, оценки опасных последствий чрезвычайной ситуации, обеспечения отсутствия неприемлемых рисков.

2. Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой комплексное трехуровневое явление. В структуру государственно-правового механизма входит институциональный уровень, включающий субъектов обеспечения экологической и техногенной безопасности, технологический уровень, который образуют соответствующие виды деятельности, а также инструментальный уровень – комплекс различных по своей природе средств, которые находятся в распоряжении субъектов.

3. Повышение эффективности механизма государственно-правового регулирования экологической безопасности необходимо осуществлять по трем направления: совершенствовать нормативную правовую базу, лежащую в основе обеспечения экологической и техногенной безопасности, посредством устранения коллизий, своевременного её обновления и устранения коллизий; развивать институциональную систему данного механизма; оптимизировать методы и формы государственно-правового обеспечения экологической безопасности.

Библиография
1.
Акимочкин В.И., Короленко И.И., Кравцов Д.Н. Относительно определения национальной безопасности России как объекта уголовно-правовой охраны // Российский следователь. 2018. № 3. С. 53-58.
2.
Фомин А.А., Лапаев И.С. Судебно-правовые средства как элемент механизма обеспечения юридической безопасности // Российская юстиция. 2011. № 11. С. 40-44.
3.
Абатуров А.И., Брылева Е.А., Сальников В.П. Ресоциализация и постпенитенциарный контроль осужденных-мигрантов как один из аспектов миграционной безопасности России // Миграционное право. 2019. № 3. С. 34-38.
4.
Колоткина О.А., Ягофарова И.Д. Право личности на безопасность: к вопросу о расширении перечня конституционных прав и свобод // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. № 10. С. 94-97.
5.
Рыбаков В.А., Ирошников Д.В. О гражданско-правовом механизме обеспечения безопасности личности // Юрист. 2017. № 2. С. 4-9.
6.
Беляев В.П., Чапчиков С.Ю. Понятие и структура механизма обеспечения национальной безопасности: теоретический аспект // Наука и образование; хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2007. № 5(84). С.21.
7.
Kavianian, Hamid R. Occupational and Environmental Safety Engineering and Management, Van Norstrand Reinhold Company [Occupational and Environmental Safety Engineering and Management, Van Norstrand Reinhold Company]. New York (1990), ISBN 0-442-23822-3.
8.
Мельникова В.Г. Правовой механизм обеспечения экологической безопасности при разработке и внедрении новых технологий: постановка вопроса // Юридическая наука и практика. 2019. Т. 15. № 1. С. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40.
9.
Каткин П.Н. О дальнейшем развитии правового обеспечения техногенной безопасности // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2014. № 4. С. 104-110.
10.
Модельный экологический кодекс для государств-участников Содружества Независимых Государств (общая часть) (Принят в г. Санкт-Петербурге 16.11.2006 Постановлением 27-8 на 27-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2007. № 39 (часть 1). С. 377-434.
11.
Модельный закон «Об экологической безопасности» // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2004. № 33.
12.
Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2010 № 1421-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Кулаковой Натальи Анатольевны и Лисицыной Наталии Александровны на нарушение их конституционных прав статьей 11 Федерального закона "Об экологической экспертизе"» // Вестник Конституционного Суда РФ. № 2. 2011.
13.
Федеральный закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «О пожарной безопасности» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2021) // Российская газета. 1995. № 3.
14.
Чуклова Е.В. Экологическая и техногенная безопасность: особенности понятийного аппарата и проблемы правового регулирования // Вектор науки ТГУ. Серия: Юридические науки. 2021. № 1. С. 63-68.
15.
Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве.-М.: Юрид. лит., 1966. 188 с.
16.
Малько А. В. Механизм правового регулирования // Правоведение. 1996. № 3. С. 54-62.
17.
Баранов А.П. Механизм правового регулирования как процессуальная система // История государства и права. 2011. № 8. С. 41-44.
18.
Макарейко Н.В. Механизм правового обеспечения экономической безопасности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2008. № 1 (8). С. 15-21.
19.
Удычак Ф.Н. Государственно-правовой механизм обеспечения национальной безопасности: структурно-функциональный анализ // Вестник академии экономической безопасности МВД России. 2021. № 3. С. 96-101.
20.
Костров А.В. Этимология и семантико-правовое пересечение понятий «Гражданская оборона» и «Национальная безопасность» // Технологии гражданской безопасности. 2017. № 2 (52) С. 72-84.
21.
Случевская Ю.А. Объект правовой охраны в сфере взаимодействия общества и природы // Экологическое право. 2019. № 5. С. 11-15.
22.
Определение Конституционного Суда РФ от 14.01.2016 № 135-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Немченковой Ольги Васильевны на нарушение конституционных прав ее несовершеннолетней дочери Немченковой Анастасии Викторовны частью третьей статьи 22 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Документ опубликован не был // СПС «Консультант плюс».
23.
Постановление Европейского Суда по правам человека от 27.01.2009 по делу «Татар (Tatar) против Румынии» (жалоба № 67021/01) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2009. № 5.
24.
Мелехин А.В. Административно-правовой механизм обеспечения законности в сфере экологии // Lex Russica. 2016. № 119(120). С. 33-45.
25.
Определение Конституционного Суда РФ от 13.05.2019 № 1197-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества "Группа "Илим" на нарушение конституционных прав и свобод абзацем седьмым статьи 3 и статьей 77 Федерального закона "Об охране окружающей среды", частью первой статьи 56 Федерального закона "О животном мире" и статьей 58 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"». Документ опубликован не был // СПС «Консультант плюс».
26.
Кононов П.И. Дискуссионные вопросы теории административных правоотношений // Административное право и процесс. 2021. № 2. С. 76-88. DOI: 10.18572/2071-1166-2021-2-76-88 (www.doi.org).
27.
Валентик М.С., Юсипова И.В. Актуальные проблемы правового регулирования экологического аудита // Экологическое право. 2021. № 2. С. 18-21.DOI: 10.18572/1812-3775-2021-2-18-21 (www.doi.org).
28.
Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2021. № 27 (часть II). Ст. 5351.
29.
Указ Президента РФ от 19.04.2017 № 176 «О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года» // Собрание законодательства РФ. 2017. №17. Ст. 2546.
30.
Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «Об охране окружающей среды» // Российская газета. 2002. № 6.
31.
Рекомендательный законодательный акт «О принципах экологической безопасности в государствах Содружества» (г. Санкт-Петербург, 29 декабря 1992 года) // https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30073008
32.
Сухова Е.А. Содержание и структура понятия обеспечения экологической безопасности // Сибирское юридическое обозрение. 2019. Том 16. № 2. С. 175-181.
33.
Капицкий В.Н. Роль экологических общественных объединений в охране природы (правовые вопросы) // Российское право: образование, практика, наука. 2018. № 1. С. 73-77.
34.
Галицкая Н.В. Организационно-правовая характеристика техногенной безопасности в России // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2018. № 1 (120). С. 104-109.
35.
Федотова Ю.Г. Проблема ограничения и защиты прав и свобод отдельных категорий военнослужащих: пределы усмотрения законодателя и правоприменителя // Государственная власть и местное самоуправление. 2020. № 4. С. 48-52. DOI: 10.18572/1813-1247-2020-4-48-52 (www.doi.org).
36.
Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ (ред. от 02.07.2021) // Парламентская газета. № 209, 14.12.2006.
37.
Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» // Российская газета. № 41-42, 04.03.1999.
38.
Сироткина Т.А., Пепеляев С.Г. Опыт России и ОЭСР в стимулировании экологичного бизнеса // Закон. 2017. № 5. С.57-66.
39.
De Jonge, Victor N., Pinto, Rute, & Turner, R. Kerry. Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach' [Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach']. (2012). http://doi.org/10.1016/j.ocecoaman.2012.05.017.
40.
Мельникова В.Г. Правовой механизм обеспечения экологической безопасности при разработке и внедрении новых технологий: постановка вопроса // Юридическая наука и практика. 2019. Т. 15, № 1. С. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40
41.
Игнатьева И.А. Экологическое законодательство России и проблемы его развития. М.: Изд-во МГУ, 2001.
42.
Летуновский В.В., Агеев А.А. Некоторые проблемы реализации мероприятий "регуляторной гильотины" // Административное право и процесс. 2021. № 1. С. 34-42. DOI: 10.18572/2071-1166-2021-1-34-42 (www.doi.org).
43.
Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «Об отходах производства и потребления» // Российская газета. № 121, 30.06.1998.
44.
Федеральный закон от 04.05.1999 № 96-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «Об охране атмосферного воздуха» // Российская газета. № 91, 13.05.1999.
45.
Хлуденева Н.И. Дефекты правового регулирования охраны окружающей среды: монография. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М, 2014. 172 с.
46.
Валентик М.С., Юсипова И.В. Актуальные проблемы правового регулирования экологического аудита // Экологическое право. 2021. № 2. С. 18-21.DOI: 10.18572/1812-3775-2021-2-18-21 (www.doi.org).
47.
Постановление Правительства Самарской области от 27.11.2013 № 668 (ред. от 09.07.2021) «Об утверждении государственной программы Самарской области Охрана окружающей среды Самарской области на 2014-2025 годы и на период до 2030 года» // Волжская коммуна. 2013. № 403(28819).
48.
Приходько Т.В., Рожкова А.К. Право на благоприятную окружающую среду в контексте обеспечения экологической безопасности: проблемы федерального и регионального правового регулирования (на примере Иркутской области) // Государственная власть и местное самоуправление. 2020. № 2. С. 8-12. DOI: 10.18572/1813-1247-2020-2-8-12 (www.doi.org).
49.
Жаворонкова Н.Г., Агафонов В.Б. Теоретико-методологические проблемы правового обеспечения экологической, биосферной и генетической безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерации // Lex russica. 2019. № 9. С. 96-108.DOI: 10.17803/1729-5920.2019.154.9.096-108 (www.doi.org).
50.
Постановление Правительства РФ от 06.06.2013 № 477 (ред. от 03.08.2020) «Об осуществлении государственного мониторинга состояния и загрязнения окружающей среды» (вместе с «Положением о государственном мониторинге состояния и загрязнения окружающей среды») // Собрание законодательства РФ. 2013. № 24. Ст. 3000.
51.
Приказ Росгидромета от 04.02.2008 № 25 «О введении в действие "Положения о функциональной подсистеме наблюдения, оценки и прогноза опасных гидрометеорологических и гелиогеофизических явлений и загрязнения окружающей среды единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2008. № 18.
52.
Проект Федерального закона «О государственном регулировании выбросов и поглощений парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (подготовлен Минэкономразвития России) (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 27.03.2019) // Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте http://regulation.gov.ru/.
53.
Петрова Т.В. Финансирование в сфере охраны окружающей среды: новые и традиционные подходы // Экологическое право. 2010. № 6. С. 28-33.
54.
Сироткина Т.А., Пепеляев С.Г. Опыт России и ОЭСР в стимулировании экологичного бизнеса // Закон. 2017. № 5. С.57-66.
55.
De Jonge, Victor N., Pinto, Rute, & Turner, R. Kerry. Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach' [Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach']. (2012). http://doi.org/10.1016/j.ocecoaman.2012.05.017.
56.
Мельникова В.Г. Правовой механизм обеспечения экологической безопасности при разработке и внедрении новых технологий: постановка вопроса // Юридическая наука и практика. 2019. Т. 15. № 1. С. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40.
57.
Приказ Росприроднадзора от 18.09.2017 № 447 (ред. от 08.12.2020) «Об утверждении форм проверочных листов (списков контрольных вопросов)» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 09.11.2017
58.
Брославский Л.И. России нужен закон о возмещении экологического вреда // Экологическое право. 2020. № 3. С. 37-43. DOI: 10.18572/1812-3775-2020-3-37-43 (www.doi.org).
59.
Определение Конституционного Суда РФ от 09.02.2016 N 225-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Монолит и К" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 77 и пунктом 1 статьи 78 Федерального закона "Об охране окружающей среды"». Документ опубликован не был // СПС «Консультант плюс».
60.
Химикус Е.И. Правовые меры охраны окружающей среды от отходов производства и потребления // Современное право. 2016. № 12. С. 66-70.
61.
Бюллетень Счетной палаты РФ «Экологические ГИС» // https://ach.gov.ru/upload/iblock/fdf/fdfa306ca7498d6522d5100d4a76c670.pdf#page=3.
References (transliterated)
1.
Akimochkin V.I., Korolenko I.I., Kravtsov D.N. Otnositel'no opredeleniya natsional'noi bezopasnosti Rossii kak ob''ekta ugolovno-pravovoi okhrany // Rossiiskii sledovatel'. 2018. № 3. S. 53-58.
2.
Fomin A.A., Lapaev I.S. Sudebno-pravovye sredstva kak element mekhanizma obespecheniya yuridicheskoi bezopasnosti // Rossiiskaya yustitsiya. 2011. № 11. S. 40-44.
3.
Abaturov A.I., Bryleva E.A., Sal'nikov V.P. Resotsializatsiya i postpenitentsiarnyi kontrol' osuzhdennykh-migrantov kak odin iz aspektov migratsionnoi bezopasnosti Rossii // Migratsionnoe pravo. 2019. № 3. S. 34-38.
4.
Kolotkina O.A., Yagofarova I.D. Pravo lichnosti na bezopasnost': k voprosu o rasshirenii perechnya konstitutsionnykh prav i svobod // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2017. № 10. S. 94-97.
5.
Rybakov V.A., Iroshnikov D.V. O grazhdansko-pravovom mekhanizme obespecheniya bezopasnosti lichnosti // Yurist. 2017. № 2. S. 4-9.
6.
Belyaev V.P., Chapchikov S.Yu. Ponyatie i struktura mekhanizma obespecheniya natsional'noi bezopasnosti: teoreticheskii aspekt // Nauka i obrazovanie; khozyaistvo i ekonomika; predprinimatel'stvo; pravo i upravlenie. 2007. № 5(84). S.21.
7.
Kavianian, Hamid R. Occupational and Environmental Safety Engineering and Management, Van Norstrand Reinhold Company [Occupational and Environmental Safety Engineering and Management, Van Norstrand Reinhold Company]. New York (1990), ISBN 0-442-23822-3.
8.
Mel'nikova V.G. Pravovoi mekhanizm obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti pri razrabotke i vnedrenii novykh tekhnologii: postanovka voprosa // Yuridicheskaya nauka i praktika. 2019. T. 15. № 1. S. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40.
9.
Katkin P.N. O dal'neishem razvitii pravovogo obespecheniya tekhnogennoi bezopasnosti // Vestnik Severnogo (Arkticheskogo) federal'nogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye i sotsial'nye nauki. 2014. № 4. S. 104-110.
10.
Model'nyi ekologicheskii kodeks dlya gosudarstv-uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv (obshchaya chast') (Prinyat v g. Sankt-Peterburge 16.11.2006 Postanovleniem 27-8 na 27-om plenarnom zasedanii Mezhparlamentskoi Assamblei gosudarstv-uchastnikov SNG) // Informatsionnyi byulleten'. Mezhparlamentskaya Assambleya gosudarstv-uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv. 2007. № 39 (chast' 1). S. 377-434.
11.
Model'nyi zakon «Ob ekologicheskoi bezopasnosti» // Informatsionnyi byulleten'. Mezhparlamentskaya Assambleya gosudarstv-uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv. 2004. № 33.
12.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 30.09.2010 № 1421-O-O «Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby grazhdan Kulakovoi Natal'i Anatol'evny i Lisitsynoi Natalii Aleksandrovny na narushenie ikh konstitutsionnykh prav stat'ei 11 Federal'nogo zakona "Ob ekologicheskoi ekspertize"» // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. № 2. 2011.
13.
Federal'nyi zakon ot 21.12.1994 № 69-FZ (red. ot 11.06.2021) «O pozharnoi bezopasnosti» (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.07.2021) // Rossiiskaya gazeta. 1995. № 3.
14.
Chuklova E.V. Ekologicheskaya i tekhnogennaya bezopasnost': osobennosti ponyatiinogo apparata i problemy pravovogo regulirovaniya // Vektor nauki TGU. Seriya: Yuridicheskie nauki. 2021. № 1. S. 63-68.
15.
Alekseev S.S. Mekhanizm pravovogo regulirovaniya v sotsialisticheskom gosudarstve.-M.: Yurid. lit., 1966. 188 s.
16.
Mal'ko A. V. Mekhanizm pravovogo regulirovaniya // Pravovedenie. 1996. № 3. S. 54-62.
17.
Baranov A.P. Mekhanizm pravovogo regulirovaniya kak protsessual'naya sistema // Istoriya gosudarstva i prava. 2011. № 8. S. 41-44.
18.
Makareiko N.V. Mekhanizm pravovogo obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti // Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. 2008. № 1 (8). S. 15-21.
19.
Udychak F.N. Gosudarstvenno-pravovoi mekhanizm obespecheniya natsional'noi bezopasnosti: strukturno-funktsional'nyi analiz // Vestnik akademii ekonomicheskoi bezopasnosti MVD Rossii. 2021. № 3. S. 96-101.
20.
Kostrov A.V. Etimologiya i semantiko-pravovoe peresechenie ponyatii «Grazhdanskaya oborona» i «Natsional'naya bezopasnost'» // Tekhnologii grazhdanskoi bezopasnosti. 2017. № 2 (52) S. 72-84.
21.
Sluchevskaya Yu.A. Ob''ekt pravovoi okhrany v sfere vzaimodeistviya obshchestva i prirody // Ekologicheskoe pravo. 2019. № 5. S. 11-15.
22.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 14.01.2016 № 135-O «Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby grazhdanki Nemchenkovoi Ol'gi Vasil'evny na narushenie konstitutsionnykh prav ee nesovershennoletnei docheri Nemchenkovoi Anastasii Viktorovny chast'yu tret'ei stat'i 22 Zakona Rossiiskoi Federatsii "O sotsial'noi zashchite grazhdan, podvergshikhsya vozdeistviyu radiatsii vsledstvie katastrofy na Chernobyl'skoi AES». Dokument opublikovan ne byl // SPS «Konsul'tant plyus».
23.
Postanovlenie Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 27.01.2009 po delu «Tatar (Tatar) protiv Rumynii» (zhaloba № 67021/01) // Byulleten' Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka. 2009. № 5.
24.
Melekhin A.V. Administrativno-pravovoi mekhanizm obespecheniya zakonnosti v sfere ekologii // Lex Russica. 2016. № 119(120). S. 33-45.
25.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 13.05.2019 № 1197-O «Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby aktsionernogo obshchestva "Gruppa "Ilim" na narushenie konstitutsionnykh prav i svobod abzatsem sed'mym stat'i 3 i stat'ei 77 Federal'nogo zakona "Ob okhrane okruzhayushchei sredy", chast'yu pervoi stat'i 56 Federal'nogo zakona "O zhivotnom mire" i stat'ei 58 Federal'nogo zakona "Ob okhote i o sokhranenii okhotnich'ikh resursov i o vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii"». Dokument opublikovan ne byl // SPS «Konsul'tant plyus».
26.
Kononov P.I. Diskussionnye voprosy teorii administrativnykh pravootnoshenii // Administrativnoe pravo i protsess. 2021. № 2. S. 76-88. DOI: 10.18572/2071-1166-2021-2-76-88 (www.doi.org).
27.
Valentik M.S., Yusipova I.V. Aktual'nye problemy pravovogo regulirovaniya ekologicheskogo audita // Ekologicheskoe pravo. 2021. № 2. S. 18-21.DOI: 10.18572/1812-3775-2021-2-18-21 (www.doi.org).
28.
Ukaz Prezidenta RF ot 02.07.2021 № 400 «O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2021. № 27 (chast' II). St. 5351.
29.
Ukaz Prezidenta RF ot 19.04.2017 № 176 «O Strategii ekologicheskoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 goda» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2017. №17. St. 2546.
30.
Federal'nyi zakon ot 10.01.2002 № 7-FZ (red. ot 02.07.2021) «Ob okhrane okruzhayushchei sredy» // Rossiiskaya gazeta. 2002. № 6.
31.
Rekomendatel'nyi zakonodatel'nyi akt «O printsipakh ekologicheskoi bezopasnosti v gosudarstvakh Sodruzhestva» (g. Sankt-Peterburg, 29 dekabrya 1992 goda) // https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30073008
32.
Sukhova E.A. Soderzhanie i struktura ponyatiya obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti // Sibirskoe yuridicheskoe obozrenie. 2019. Tom 16. № 2. S. 175-181.
33.
Kapitskii V.N. Rol' ekologicheskikh obshchestvennykh ob''edinenii v okhrane prirody (pravovye voprosy) // Rossiiskoe pravo: obrazovanie, praktika, nauka. 2018. № 1. S. 73-77.
34.
Galitskaya N.V. Organizatsionno-pravovaya kharakteristika tekhnogennoi bezopasnosti v Rossii // Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii. 2018. № 1 (120). S. 104-109.
35.
Fedotova Yu.G. Problema ogranicheniya i zashchity prav i svobod otdel'nykh kategorii voennosluzhashchikh: predely usmotreniya zakonodatelya i pravoprimenitelya // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. 2020. № 4. S. 48-52. DOI: 10.18572/1813-1247-2020-4-48-52 (www.doi.org).
36.
Lesnoi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 04.12.2006 № 200-FZ (red. ot 02.07.2021) // Parlamentskaya gazeta. № 209, 14.12.2006.
37.
Federal'nyi zakon ot 25.02.1999 № 39-FZ (red. ot 08.12.2020) «Ob investitsionnoi deyatel'nosti v Rossiiskoi Federatsii, osushchestvlyaemoi v forme kapital'nykh vlozhenii» // Rossiiskaya gazeta. № 41-42, 04.03.1999.
38.
Sirotkina T.A., Pepelyaev S.G. Opyt Rossii i OESR v stimulirovanii ekologichnogo biznesa // Zakon. 2017. № 5. S.57-66.
39.
De Jonge, Victor N., Pinto, Rute, & Turner, R. Kerry. Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach' [Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach']. (2012). http://doi.org/10.1016/j.ocecoaman.2012.05.017.
40.
Mel'nikova V.G. Pravovoi mekhanizm obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti pri razrabotke i vnedrenii novykh tekhnologii: postanovka voprosa // Yuridicheskaya nauka i praktika. 2019. T. 15, № 1. S. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40
41.
Ignat'eva I.A. Ekologicheskoe zakonodatel'stvo Rossii i problemy ego razvitiya. M.: Izd-vo MGU, 2001.
42.
Letunovskii V.V., Ageev A.A. Nekotorye problemy realizatsii meropriyatii "regulyatornoi gil'otiny" // Administrativnoe pravo i protsess. 2021. № 1. S. 34-42. DOI: 10.18572/2071-1166-2021-1-34-42 (www.doi.org).
43.
Federal'nyi zakon ot 24.06.1998 № 89-FZ (red. ot 02.07.2021) «Ob otkhodakh proizvodstva i potrebleniya» // Rossiiskaya gazeta. № 121, 30.06.1998.
44.
Federal'nyi zakon ot 04.05.1999 № 96-FZ (red. ot 11.06.2021) «Ob okhrane atmosfernogo vozdukha» // Rossiiskaya gazeta. № 91, 13.05.1999.
45.
Khludeneva N.I. Defekty pravovogo regulirovaniya okhrany okruzhayushchei sredy: monografiya. M.: IZiSP, INFRA-M, 2014. 172 s.
46.
Valentik M.S., Yusipova I.V. Aktual'nye problemy pravovogo regulirovaniya ekologicheskogo audita // Ekologicheskoe pravo. 2021. № 2. S. 18-21.DOI: 10.18572/1812-3775-2021-2-18-21 (www.doi.org).
47.
Postanovlenie Pravitel'stva Samarskoi oblasti ot 27.11.2013 № 668 (red. ot 09.07.2021) «Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Samarskoi oblasti Okhrana okruzhayushchei sredy Samarskoi oblasti na 2014-2025 gody i na period do 2030 goda» // Volzhskaya kommuna. 2013. № 403(28819).
48.
Prikhod'ko T.V., Rozhkova A.K. Pravo na blagopriyatnuyu okruzhayushchuyu sredu v kontekste obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti: problemy federal'nogo i regional'nogo pravovogo regulirovaniya (na primere Irkutskoi oblasti) // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. 2020. № 2. S. 8-12. DOI: 10.18572/1813-1247-2020-2-8-12 (www.doi.org).
49.
Zhavoronkova N.G., Agafonov V.B. Teoretiko-metodologicheskie problemy pravovogo obespecheniya ekologicheskoi, biosfernoi i geneticheskoi bezopasnosti v sisteme natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Lex russica. 2019. № 9. S. 96-108.DOI: 10.17803/1729-5920.2019.154.9.096-108 (www.doi.org).
50.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 06.06.2013 № 477 (red. ot 03.08.2020) «Ob osushchestvlenii gosudarstvennogo monitoringa sostoyaniya i zagryazneniya okruzhayushchei sredy» (vmeste s «Polozheniem o gosudarstvennom monitoringe sostoyaniya i zagryazneniya okruzhayushchei sredy») // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2013. № 24. St. 3000.
51.
Prikaz Rosgidrometa ot 04.02.2008 № 25 «O vvedenii v deistvie "Polozheniya o funktsional'noi podsisteme nablyudeniya, otsenki i prognoza opasnykh gidrometeorologicheskikh i geliogeofizicheskikh yavlenii i zagryazneniya okruzhayushchei sredy edinoi gosudarstvennoi sistemy preduprezhdeniya i likvidatsii chrezvychainykh situatsii» // Byulleten' normativnykh aktov federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti. 2008. № 18.
52.
Proekt Federal'nogo zakona «O gosudarstvennom regulirovanii vybrosov i pogloshchenii parnikovykh gazov i o vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» (podgotovlen Minekonomrazvitiya Rossii) (ne vnesen v GD FS RF, tekst po sostoyaniyu na 27.03.2019) // Tekst dokumenta priveden v sootvetstvii s publikatsiei na saite http://regulation.gov.ru/.
53.
Petrova T.V. Finansirovanie v sfere okhrany okruzhayushchei sredy: novye i traditsionnye podkhody // Ekologicheskoe pravo. 2010. № 6. S. 28-33.
54.
Sirotkina T.A., Pepelyaev S.G. Opyt Rossii i OESR v stimulirovanii ekologichnogo biznesa // Zakon. 2017. № 5. S.57-66.
55.
De Jonge, Victor N., Pinto, Rute, & Turner, R. Kerry. Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach' [Integrating ecological, economic and social aspects to generate useful management information under the EU Directives' 'ecosystem approach']. (2012). http://doi.org/10.1016/j.ocecoaman.2012.05.017.
56.
Mel'nikova V.G. Pravovoi mekhanizm obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti pri razrabotke i vnedrenii novykh tekhnologii: postanovka voprosa // Yuridicheskaya nauka i praktika. 2019. T. 15. № 1. S. 35-40. DOI 10.25205/2542-0410-2019-15-1-35-40.
57.
Prikaz Rosprirodnadzora ot 18.09.2017 № 447 (red. ot 08.12.2020) «Ob utverzhdenii form proverochnykh listov (spiskov kontrol'nykh voprosov)» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 09.11.2017
58.
Broslavskii L.I. Rossii nuzhen zakon o vozmeshchenii ekologicheskogo vreda // Ekologicheskoe pravo. 2020. № 3. S. 37-43. DOI: 10.18572/1812-3775-2020-3-37-43 (www.doi.org).
59.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 09.02.2016 N 225-O «Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby obshchestva s ogranichennoi otvetstvennost'yu "Monolit i K" na narushenie konstitutsionnykh prav i svobod punktom 3 stat'i 77 i punktom 1 stat'i 78 Federal'nogo zakona "Ob okhrane okruzhayushchei sredy"». Dokument opublikovan ne byl // SPS «Konsul'tant plyus».
60.
Khimikus E.I. Pravovye mery okhrany okruzhayushchei sredy ot otkhodov proizvodstva i potrebleniya // Sovremennoe pravo. 2016. № 12. S. 66-70.
61.
Byulleten' Schetnoi palaty RF «Ekologicheskie GIS» // https://ach.gov.ru/upload/iblock/fdf/fdfa306ca7498d6522d5100d4a76c670.pdf#page=3.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно интересный, своевременный и посвящен государственно-правовому механизму «…обеспечения экологической и техногенной безопасности». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: формально-юридический, анализ и синтез отчасти, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «В юридической литературе под государственно-правовым механизмом обеспечения безопасности понимают совокупность мер, средств и способов, с помощью которых компетентные органы обеспечивают состояние защищенности жизненно важных интересов, режимов, интересов отдельных участников общественных отношений…». Научная новизна не обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет не все необходимые структурные элементы: отсутствует научная новизна и конкретные выводы. Стиль работы хороший, она легко читается. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на исследования оппонентов, что «…можно констатировать отсутствие понятия государственно-правового механизма применительно к обеспечению экологической и техногенной безопасности, что препятствует проведению оценки эффективности такого механизма применительно к защите личности, общества и государства от экологических и техногенных опасностей, угроз и конфликтов». Автор отмечает «Цель исследования – дать общую характеристику государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности …», перечисляя «комплексное трехуровневое понимание механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности», при этом делая вывод «…механизм обеспечения экологической безопасности можно представить в виде государственных органов и институтов гражданского общества, основная обязанность которых заключается в обеспечение безопасности…». Автор отмечает, что так определяет его «Модельный экологический кодекс для государств-участников СНГ…, Модельный закон об экологической безопасности, … Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2010 № 1421-О-О». Правда в дальнейшем автор и сам не приходит к какому-либо конкретному пониманию этого механизма, и нет отличия его например от административно-правового механизма, тем более, что в статье в основном идет речь об органах власти и их деятельности. Далее автор переходит к анализу НПА, таких как «Стратегия национальной безопасности… и Стратегия экологической безопасности» и другие законы, делая при этом вывод, что «…в систему обеспечения безопасности входят только органы публичной власти, … , но в реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности все-таки участвуют граждане и общественные объединения». Переходя к анализу вопросов, исследуемых в статье, автор показывает, что существует большое количество органов, занимающихся вопросами экологической безопасности, при этом им делается вывод «В связи с этим полагаем, что субъектами механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности являются органы публичной власти, которые наделены полномочиями по реализации политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер, направленных на обеспечение экологической и техногенной безопасности». При этом автор все это мог бы взять из многочисленных учебников по экологическому и/или природоресурсному праву или из НПА, а он предпочитает ссылаться на оппонентов, ничего нового не открывает. А где же анализ монографий, статей и диссертаций? Автор замечает: «В вопросах придания определенного статуса результатам правотворческой деятельности существует несоответствие между рядом законодательных актов…» и идет их перечисление и опять автор ничего нового не привносит своей статьей. Он не приводит никаких ссылок и примеров. При этом по-разному регулируются и данные вопросы в различных актах. Автор отмечает «…В прошедшем 2020 году произошли резонансные техногенные катастрофы [22]». Но ссылка на работу, опубликованную в 2019г., как это? В заключение автор подводит итог: «Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой комплексное трехуровневое явление…» и далее раскрывает каждый из них, что описано в работе выше. Затем автор следует принципу «углубить, расширить, совершенствовать», причем без конкретики. Как нам кажется, приведены не конкретные, не дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, не полностью соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных работ, не полемизируя, а пересказывая их содержание без анализа, хотя многие положения давно содержатся не только в научных статьях, но и в учебниках. Библиография достаточная, но не содержит ссылки на НПА, к которым автор обращается. Это не позволяет автору относительно правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, ничего не исследовав, соответственно и раскрывает предмет статьи поверхностно. К замечаниям можно отнести: на многие НПА и документы, в т. ч. на проекты законов, нет ссылок и они отсутствуют в библиографии («Бюллетень Счетной палаты РФ «Экологические ГИС»); в других случаях есть ссылки на работы 2001, 2010 г. г., а речь идет о современности; отсутствие выходных данных работы 17; повтор в библиографии (8 и 26, 22 и 29); некоторые отступления от заявленной темы, например «Поэтому правотворчество в сфере обеспечения военной безопасности нельзя рассматривать в контексте деятельности исключительно органов публичной власти», трудно объяснимые; «Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.09.2019 N Ф03-3951/2019 по делу № А59-8431/2018» найти не удается, т.к. ссылка отсутствует и не совсем ясно зачем автор приводит этот пример. Автор не продемонстрировал хорошее знание обсуждаемого вопроса (отсутствует вообще понятие «техногенной безопасности»), работ ученых, исследовавших его прежде, но и не привнес своей статьей определенную научную новизну. Было бы лучше, если для научной полемики автор обратился к текстам монографий или диссертационных работ оппонентов, анализируя их и выдвигая свои конкретные предложения в развитие идей оппонентов или опровергая их тезисы. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным в полной мере не присутствует. Автором используется материал других исследователей (в некоторых случаях необоснованно). Выводы – работа требует доработки, интерес читательской аудитории будет присутствовать после этого.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности

Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи автор не уточнил: «в России».
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор представил результаты анализа историографии проблемы, но не сформулировал новизну предпринятого исследования.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и апелляции к оппонентам.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, в целом соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
Во введении статьи автор указал на причину выбора темы исследования, обосновал её актуальность, описав различные взгляды на содержание термина «государственно-правовой механизм обеспечения безопасности», заключив, что «отсутствие понятия государственно-правового механизма применительно к обеспечению экологической и техногенной безопасности» «препятствует проведению оценки эффективности такого механизма применительно к защите личности, общества и государства от экологических и техногенных опасностей, угроз и конфликтов» т.д.
В первом разделе основной части статьи («Институциональный уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности») автор разъяснил, что «механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности можно представить в виде государственных органов и институтов гражданского общества, основная обязанность которых заключается в обеспечение безопасности» т.д., что «кроме системы государственных институтов, в механизм обеспечения экологической безопасности в качестве основы деятельности этих институтов входят нормативные правовые акты» т.д., а также что «рассматриваемую категорию сложно отнести к сугубо юридическим понятиям, поскольку в него включены политические, управленческие, экономические, информационные составляющие» т.д. Представив характеристику экологической и техногенной безопасности, автор сделал вывод о «сложности этих явлений, их многоуровневом характере, связи с другими процессами и явлениями, в том числе, происходящими помимо воли человека» т.д. Затем автор указал на некоторые особенности использования термина «механизм» при исследовании «проблем обеспечения безопасности» и на понимание термина «экологическая безопасность», сообщил, что «государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности представляет собой совокупность методов и средств, при помощи которых осуществляется регулятивное и охранительное воздействие на общественные отношения с целью защиты личности, общества и государства» т.д., обстоятельно разъяснил, чем он «отличается от административно-правового механизма».
Далее автор определил «состав субъектного уровня» государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности, заметив, что «общая позиция по этому вопросу отсутствует как в нормативных документах, так и у представителей научного сообщества». Автор пришёл к выводу о том, что «в систему обеспечения безопасности входят только органы публичной власти, принимающие федеральные, региональные, и муниципальные программы и реализующие непрограммные направления деятельности, но в реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности все-таки участвуют граждане и общественные объединения» т.д.
Во втором разделе основной части статьи («Технологический уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности») автор выделил «основные виды деятельности, при осуществлении которых происходит воздействие на исследуемые общественные отношения», использовав для этого Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, последовательно и обстоятельно прокомментировал данные виды деятельности, направленные на обеспечение экологической и техногенной безопасности, указал на недостатки правового и технического регулирования.
В третьем разделе основной части статьи («Инструментальный уровень государственно-правового механизма обеспечения экологической и техногенной безопасности») автор сообщил, что «инструментальный уровень» включает «средства и методы, находящиеся в распоряжении субъектов», перечислил ряд правовых средств «в сфере обеспечения экологической и техногенной безопасности», обосновав мысль о том, что «создание эффективной системы государственно-правового механизма обеспечения экологической безопасности невозможно без надлежащего механизма правового регулирования, дефекты которого затрудняют работу государственного аппарата» т.д.
В статье встречаются незначительные описки, как-то: «не только, правовую, но и», «ПоПроекту» т.д.
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы, в целом, позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор предложил собственное определение термина «государственно-правовой механизм обеспечения экологической и техногенной безопасности», сообщил, что данный механизм «представляет собой комплексное трехуровневое явление» т.д. и что «повышение эффективности механизма государственно-правового регулирования экологической безопасности необходимо осуществлять по трем направления» т.д.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"