Философская мысль
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Религии и религиозное возрождение"
Религии и религиозное возрождение
Донец А.М. - Концепция «покрова» как препятствия к освобождению в персонологии традиции Гелуг. c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.11.24435

Аннотация: Предметом исследования является принятая в философии буддизма концепция «покровов» – факторов, препятствующих обретению состояния Будды, «отрицание», отбрасывание которых в процессе буддийской практики приводит личность к просветлению. Представлена классификация «покровов», принятая в махаяне, в соответствии с которой существует два основных их вида: «покров клеш» и «покров познаваемого». В работе рассматривается взаимосвязь этих понятий, их связь с базовыми понятиями буддийской философии, а также определяется место концепции "покровов" в сотериологическеой системе буддизма. Исследование проведено на материале тибетоязычных источников по философии традиции Гелуг - одной из основных школ тибетского буддизма. Новизна исследования заключается в том, что автором эксплицировано определение покровов, принятое в традиции и описана их феноменология. Врожденный «покров клеш» определяется как «пришедшее с безначальности» представление, признающее «истинность самобытия», вместе с комплексом порожденных на его основе клеш и сопутствующих факторов, а также их семена, а приобретенный при жизни «покров клеш» – приобретенные при жизни ложные представления с порожденными ими основе клешами и прочим. «Покров познаваемого» определяется как сложное образование, состоящее из следов клеш, некоторых видов помраченности и греховности. В работе детально анализируется их состав и описываются методы религиозной практики, предписываемые для их устранения.
Жиртуева Н.С. - Мусульманский суфизм в контексте компаративного анализа философско-религиозных традиций мира. c. 77-91

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.3.21975

Аннотация: Объектом исследования в данной статье является суфизм как мистическая традиция ислама. Исследование осуществляется в контексте компаративного анализа философско-религиозных традиций мира согласно трёх основных позиций: 1) Сущность Абсолюта. 2) Соотношение идеального и феноменального (материального) бытия. 3) Методы мистической психопрактики. Суфизм является сложным и противоречивым философско-религиозным мировоззрением. Антиномическая мистика ислама характеризуется балансированием между имманентным и трансцендентным полюсами в восприятии Абсолютной реальности, неоднозначным решением вопроса о соотношении абсолютного и феноменального бытия, разнообразием мистических психопрактик. Методология исследования - компаративный философско-религиоведческий анализ. Методы - компаративно-аналитический, анализ, синтез, обобщение, индивидуализация, историческое повествование. Самой влиятельной мистической традицией ислама является трансцендентно-имманентный (антиномичный) суфизм, направленный на «соединение» с Абсолютом (таухид). «Доктрина любви» способствовала формированию интеграционной мистической традиции. Методами психопрактики суфизма являются любовь-доверие к Абсолюту (зикр, таваккул), созерцание Абсолюта (фикр), дисциплинарный аскетизм (халва), психосоматические упражнения (сама). Результатом мистической практики является преображение личности, которая наделяется моральными качествами Абсолюта.
Алейник Р.М. - Юбилей Реформации как повод дискуссии о природе веры c. 93-101

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.8.23683

Аннотация: В пятисотлетнюю годовщину Реформации вопрос о Боге и сущности веры не снят с повестки дня. Лютер, инициировавший дебаты с Римской церковью об индульгенции и покаянии, не собирался вступать с ней в борьбу, но она случилась и длилась все эти столетия. Нынешнее празднование происходит в обстановке поиска диалога между церквями. Это новый экуменизм, экуменизм личностей, готовых к заимствованию опыта друг друга. Русская православная церковь оставалась в стороне от этого противостояния, но прошла свой извилистый путь в двадцатом веке от гонений на церковь до проправославного консенсуса: большинство населения считает православие важным элементом российской идентичности. Но эта консенсусность существует в условиях плюрализма идеологий и вероисповеданий. Налицо сложность в отношении конфессиональных норм внутри РПЦ. У нас до сих пор не сложилось единой старообрядческой идентичности. Разные согласия взаимно отрицают православность друг друга. Идеал нормативности по-разному трактуется представителями теологии, философии и религиоведения. Также неоднозначно интерпретируется вопрос о возможности синтеза науки и веры, который особенно остро стоит в эпоху «общества знаний». Как обсуждается проблема такого рода европейцами? В качестве основного источника автор использует дискуссию между протестантским теологом Р. Бультманом и экзистенциальным философом К. Ясперсом, вызвавшую общественный резонанс. Р. Бультман предложил обновить подход к истолкованию христианского вероучения, назвав его концепцией демифологизации на основе фундаментальной онтологии М. Хайдеггера. Она получила неоднозначную оценку у современников и побудила к дискуссии со стороны К. Ясперса. Эти материалы опубликованы. Они представляют основной источник данной статьи. Автор опирается на методологические принципы историко-философского исследования, методологию социологии религии и философского религиоведения, герменевтического анализа. Дискуссия затрагивает вопросы веры и Откровения, веры и языка, веры и истины, научного и экзистенциалистского понимания истории. Обращает на себя внимание качественный уровень данной полемики, демонстирирующий глубокую содержательность обсуждения и ту самую диалогичность истины, которую возвестили М. Бахтин, М. Бубер, Н. Лосский, Э. Левинас, К. Леви-Стросс, а также волю к коммуникации.
Головушкин Д.А. - Православный фундаментализм: возвращение к осмыслению c. 111-155

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.1.17759

Аннотация: Статья посвящена проблеме православного фундаментализма. Несмотря на актуальность данной темы, в отечественной социогуманитарной науке она не получила должного рассмотрения, что рождает к жизни многочисленные мифы, стереотипы и публицистические штампы.По этой причине в центре внимания работы, прежде всего, находятся вопросы теоретико-методологического характера. В ней поднимается проблема дефинирования и модификаций религиозного фундаментализма, рассматривается соотношение религиозного фундаментализма и ортодоксии, взаимосвязь религиозного фундаментализма и религиозного обновления, выявляются истоки и идейный базис православного псевдофундаментализма. Решение этих задач потребовало обращения к современным научным концепциям фундаментализма, а также идейному наследию русской религиозно-философской мысли XX века. Параллельно велась работа по концептуализации религиозного фундаментализма как амбивалентного феномена, который не исключает религиозный модернизм и другие противоположные религиозные идеологии и мировоззрения. Это позволило придти к следующим выводам:1) Православный фундаментализм является сложным, многоуровневым и многоаспектным образованием. Его феноменология, структурно-функциональные особенности, а также формы проявления зависят не только от специфики православия, как самобытного направления в христианстве, но и от социкультурного контекста, в котором фундаментализм заявил о себе, от характера ценностей и целей, которыми знаменательна эпоха; 2) Доминирование в православном фундаментализме социально-политической проблематики при слабой разработанности или игнорировании богословских вопросов, стало причиной возникновения такого явления, как православный псведофундаменталим, который превращает религию в инструмент общественно-политической деятельности, цели и средства которого являются нехристианскими; 3) Православный фундаментализм амбивалентен, и ориентирован не только на архаизацию и консервацию, но и творческое обновление религии и общества. Он смотрит в будущее, предлагая новые социокультурные ориентиры и общественно-политические модели, объективно влияя на поиск дальнейшего пути развития.
Афанасенко Я.А. - Вина: между наказанием и прощением c. 129-178
Аннотация: Объект нашего исследования – виновность (личная вина) как феномен культуры, предмет – соотнесенность вины с наказанием и прощением. Цель работы заключается в том, чтобы выяснить, какие противоположные значения охватывает концепт вины, какова обусловленность этих значений культурным контекстом и какова их связь с прощением и наказанием. Теоретические основания этого исследования включают символическую интерпретацию культуры Э.Кассирером, юнгианский и хорнианский психоанализ, историческую синтагму А.Дугина. Т.к. для нас проблема вины – это проблема самопонимания, самотождественности в экзистенциальном смысле, ее решение соотносится или с ответственным принятием вины на себя, или с репрессивным перенесением ее на другого. Мы предлагаем собственное определение вины и амбивалентности, где вина – прежде всего, смысложизненный феномен, экзистенциал, обращенный к подлинному бытию человека, а амбивалентность – категория, фиксирующая сущность бытия человека в культуре, особенно в культуре Модерна. Переживание вины в экзистенциальном смысле означает самообвинение/самоукорение/совестливость. Ядром этого смысла является определение себя в качестве источника зла, которое противостоит самооправданию и может стать условием прощения себя и другого. Т.к. данное значение вины актуализируется только в символическом контексте, можно говорить об особой роли языка религии, философии и психоанализа в современной культуре: именно они позволяют человеку сохранить связь с трансценденцией, смысложизненным вопрошанием, устремленностью к некоему нравственно окрашенному высшему принципу, с одной стороны, и конструктивным переживанием «теневой» стороны собственного естества, с другой. Противоположное экзистенциальному пониманию вины – невротическая вина, или вина как уличающее самообвинение. Главной ее особенностью является проективный и мстительный характер, т.е. вынесенность вовне, что связано с возлаганием ответственности за зло на других, их обвинением и наказанием. Подобное переживание вины характерно для человека, не обремененного опытом символического переживания культуры. Т.к. современная культурная ситуация – это ситуация, которая в большей степени располагает к семиотической интерпретации культуры, ее освоению на уровне знаков, уличающее самообвинение становится доминантным дискурсом. Таков основной вывод.
Омарова З.У. - Трансформация религиозного сознания: современный аспект c. 160-183
Аннотация: Российское государство сегодня существует в условиях нестабильного, сложного и противоречивого мира, динамичности, многовариантности разви-тия событий, сложности международных отношений, которые усугубляются кризисным характером развития событий. Анализ конфессиональной ситуа-ции позволяет определить тенденции, характеризующие процессы внутри ре-лигиозных организаций, возникающие во взаимодействии между ними, а также в их взаимоотношениях с государством и влияющие не только на кон-фессиональные и межконфессиональные, но и на политико-экономические отношения в мире.
Першин Ю.Ю. - Типология архаического религиозного сознания: антропологические основания c. 471-495

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.7.650

Аннотация: Актуальность настоящей статьи исходит из отсутствия операциональной типологизации архаического сознания и архаической религиозности. Религии традиционно типологизируются по многим основаниям, однако при этом подобные типологизации не касаются глубинных, т.е. антропологических оснований религиозности. Обычно это типологии с точки зрения европоцентричного и конфессиоцентричного подходов, и они не обращаются к глубинным бессознательным слоям психики человека. Однако именно в человеческом бессознательном заложены определенные типы психических реакций на вызовы окружающей среды, окружающего первобытного человека мира. Эти типы психический реакций генетически закреплены, и проявляются в выборе коммуникационной религиозной реальности, если рассматриваем религиозность в аспекте коммуникации человека и мира. С этой точки зрения мы полагаем архаическое сознание изначально религиозным, коммуникативным. Анализ архаического сознания показывает, что оно неоднородно и может быть разделено на два различных типа, физиогенное и социогенное, причем такое разделение автор полагает возможным применить в сфере архаической религиозности, типологизируя архаическую религиозность на физиогенную и социогенную. В статье также приводятся основные различия предлагаемой автором типологизации, основанные на различии коммуникационных религиозных реальностей – физической и виртуальной.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"