по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Содержание № 11, 2018
Выходные данные сетевого издания "Философская мысль"
Номер подписан в печать: 20-11-2018
Учредитель: Даниленко Василий Иванович, w.danilenko@nbpublish.com
Издатель: ООО <НБ-Медиа>
Главный редактор: Спирова Эльвира Маратовна, доктор философских наук, elvira-spirova@mail.ru
ISSN: 2409-8728
Контактная информация:
Выпускающий редактор - Зубкова Светлана Вадимовна
E-mail: info@nbpublish.com
тел.+7 (966) 020-34-36
Почтовый адрес редакции: 117465, Москва, Россия, ул. Генерала Тюленева, 31/1-210.
Библиотека журнала по адресу: http://www.nbpublish.com/library_tariffs.php

Содержание № 11, 2018
Проблема целостного мира
Коптелова Т.И. - Картина живого мира в парадигме органической философии c. 1-15

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.27606

Аннотация: В научной статье рассматриваются перспективы создания новой картины мира при помощи органической философии. Анализируются методологические возможности различных философских парадигм в формировании картины живого мира. При этом органическая философия рассматривается как система знаний, интеллектуальная традиция, фокусирующая внимание на функциональной цельности объектов действительности и законах живой природы. Речь идёт о необходимости творческого познания мира, предполагающего единство человеческого разума, воображения и переживания. Раскрывается научный потенциал органической философии, позволяющий исследовать всё множество национальных культурных парадигм, отражённых в различных интеллектуальных традициях. Анализируются противоречия механистической картины мира и способы их разрешения в органической философии. Обосновывается целесообразность обращения к органической философии в сфере формирования новой научной методологии, ориентированной на синтез естественно-научных и гуманитарных знаний. Научное возвращение к картине живого мира возможно с использованием методологии органической философии (её особой феноменологии и герменевтики), а также при помощи типологического и сравнительного анализа, метода синтеза и историко-философской реконструкции. В научной статье показан интегрирующий потенциал органической философии, её способность через феномен жизни соединять различные формы познания мира. Органическая философия в картине живого мира позволяет использовать сопряжение динамичности познавательной деятельности со статичностью духовных идеалов. При этом динамичность познания раскрывается через индивидуальное переживание того или иного фрагмента действительности. Картина живого мира формируется на основе принципа цельности – согласования различных форм познания, интеллектуальных и культурных традиций, как реализация более широкого взгляда на мир.
Новая научная парадигма
Прохоров М.М. - Имитация истины и природа философии c. 16-30

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.27943

Аннотация: Предметом исследования является природа философии. Доказывается, что при определении природы философии нужно учитывать выхождение за границы познания, тогда истине, лжи и заблуждению как формам знания противостоит симулирование, имитация истины. Анализируются концепции отечественных и западных мыслителей, которые интерпретируются в контексте противоположности истины и ее имитации, что уточняет природу философии в контексте онтологии, гносеологии и онтогносеологии. Такой подход позволяет более объемно представить историю философской мысли. В качестве значимого историко-философского материала при исследовании природы философии выступают концепции Дж. Беркли, Б. Рассела, К. Ясперса, Хосе Ортеги-и-Гассета, М. Хайдеггера, а также существенные положения отечественных мыслителей, интерпретируемые не только в контексте истины и лжи, но и противоположности истины и ее имитации. Методологически основаниями исследования выступают принципы объективности, системности, диалектический метод исследования, принцип единства исторического и логического, метод восхождения от абстрактного к конкретному, объединения онтологии и гносеологии в сферу онтогносеологии. Научное исследование выполнено по специальности 09.00.01– онтология и теория познания. Утверждается, что знание недостаточно рассматривать только в динамике соотношения истины и лжи/заблуждения. При определении природы философии нужно учитывать выхождение за границы познания. Тогда формам знания противополагается симулирование, имитация истины, история философии более объемно представляется. Эти положения доказаны в ходе анализа концепций Дж. Беркли, Б. Рассела, К. Ясперса, Хосе Ортеги-и-Гассета, М. Хайдеггера, размышлений отечественных мыслителей, интерпретируемых в контексте истины и лжи, противоположности истины и ее имитации.
Философия познания
Маслаков А.С. - Дэвид Юм: от критики познания к новой гносеологии и этике c. 31-46

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.27871

Аннотация: Объектом настоящей работы является философия Д. Юма в ее целостности, единстве и взаимосвязи всех ее частей, положений и блоков. Предметом выступает связь теории познания Д. Юма с его концепцией человека и социально-историческим познанием в целом в контексте ряда проблем современной гносеологии и философии и истории науки. Целью работы является анализ основных положений теории познания Д. Юма в рамках его общего учения о человеке и обществе в их связи с проблемами современного социогуманитарного знания. Методологически работа опирается на сравнительно-исторический подход, герменевтический анализ источников, а также на общенаучные методы аналогии, генерализации, абстрагирования, систематизации и другие. Итоги исследования следующие: 1) скептическая установка в теории познания используется Д. Юмом исключительно в методологическом, а не в онтологическом плане; 2) Д. Юм возвращает доверие как субъекту познания (с его привычками), так и объекту – то есть, природе, в контекст которой изначально включен человек; 3) сам человек как познающий субъект у оказывается не субстанциональной единицей, а конструктом интерсубъективного акта, производным «симпатии», связывающей его с другими людьми, прежде всего, через аффективную природу; 4) открытие изначальной социальности и интерсубъективности человеческого Я серьезно упрощает анализ как проблем этики, так и вопросов социально-экономического и политического развития, поскольку социально-институциональный порядок рассматривается как органическая часть природы человека; 5) все вышеуказанное позволяет Д. Юму весьма радикально переосмыслить возможности и функционал исторического познания.
Философия науки
Zholkov S. - Philosophic issues of pragmatic theories: genesis and architectonics, II c. 47-59

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26893

Abstract: The subject of this research is the real pragmatics; in other words, the purposeful activity of social subjects (individuals, human associations). Real pragmatics as overall, in unity and interaction of the natural and human realms is the subject of pragmatic theories. From the practical perspective, the actual tasks of the analysis and large systems management, as well as their systemic analysis in cohesion with the natural scientific and socio-humanitarian components – is the actual necessity. The article determines the requirements to information base and architectonics of pragmatic theory essential for structuring the trustworthy scientific theory of real pragmatics. The author conducts a comparative analysis with the construct of “theoretical knowledge” proposed by V. S. Stepin; applies the interdisciplinary systemic approach: methods of theory of information, mathematical logic, systemic analysis, concept interpretation of conclusions and adequacy analysis. The author formulates the general laws and requirements to the architectonics of the components of accurate and substantial pragmatic theories. As a result, the article is first to demonstrate that the pattern of structuring the fundamental and argumentative pragmatic theory is fully compatible with the construct of (post-nonclassical) "theoretical knowledge” of V. S. Stepin. The necessary clarifications and inclusion are provided. It is illustrated that the pattern of theoretical knowledge proposed by V. S. Stepin leans not only on the physical theories that were meticulously examined by the scholar, but also the mathematical theories.
Кузьмин В.Г. - Существование и относительность. Модусное представление предикации существования c. 60-77

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26926

Аннотация: О любом объекте можно сказать существует он, возможен, не существует или о его существовании ничего не известно. В статье на основе феноменологического подхода излагается метод определения меры существования объекта в зависимости от его «внутреннего» статуса (модуса) и его «внешних» (граничных) условий. Для каждого интенционального объекта имеет место только одно значение (модус) его предиката существования (функции опредмечивания). Такая функция имеет место в момент интенции. Она определяется в относительности к познающему субъекту. В зависимости от характера такой относительности различаем четыре вида модусов объекта: объект в момент интенции интендируется относительно «Я», относительно Другого (Других), относительно «здесь и сейчас» и/или «там и тогда». Внешние (граничные) условия существования объекта определяются той ситуацией (контекстом) в которой он изучается, познаётся. Для определения меры существования объекта на его модус налагаются ограничения (естественные установки), обусловленные целями решаемой задачи, благодаря которым объект конституируется. В применении к научному познанию различаем четыре вида таких ограничений: умозрение, обсуждение, наблюдение и эксперимент. Для объекта, рассматриваемого относительно «Я» и потенциально неограниченного числа Других самую сильную меру существования имеет объект, конституируемый в эксперименте. Напротив, объекты, определяемые относительно «Я» с ограничением «умозрение» представляют собой мыслимые, воображаемые объекты (например, необсуждаемые гипотезы), а с ограничением «обсуждение» представляют собой обсуждаемые с кем-то Другим объекты (обсуждаемые гипотезы, сообщения и т.д.). Такой подход к определению меры существования объектов может быть применён в различных областях знания.
Политическая философия
Гаршин Н.А. - Проблема политической маргинальности в контексте деформации толерантности c. 78-83

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.27014

Аннотация: Предметом исследования является феномен политической маргинальности, характерный для новейшего времени. Автор подробно рассматривает различия социальной и политической маргинальности, особо отмечая, в силу каких причин мы должны рассматривать политическую маргинальность как особое явление современной социальной реальности. Ключевое место в исследовании занимает проблема установления приемлемых границ термистор, толерантности по отношению к новым, неклассическим идеям и течениям, а также негативные последствия как избыточно толерантного отношения, так и недостаточно толерантного отношения к субъектам политики, которые могут быть признаны маргинальными. Основными методами данного исследования являются такие методы как: компаративистский анализ, диалектика, системный анализ и принцип историзма. Новизна исследования заключается в комплексном анализе такого сравнительно нового феномена как политическая маргинальность и его демаркация от социальной маргинальности. В ходе данной демаркации отмечаются уникальные черты и специфика политической маргинальности. Новаторским является и установление тесной взаимосвязи между маргинальностью и толерантностью. основным выводом статьи явялется необходимость корректных границ толерантности по отношению к новым и неклассическим политическим течениям, дабы использовать их потенциал на благо всего общества и дать высказаться наибольшему количеству граждан, при этом противостоя радикализму и насилию
Феноменология
Чубатов А.А. - Философия в бегстве от строгой науки: два свидетельства одного побега (М. Хайдеггер и Э. Гуссерль) c. 84-92

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26958

Аннотация: В статье прослежена судьба проекта, сформулированного Эдмундом Гуссерлем в заглавии статьи «Философия как строгая наука». Как видно из переписки с Густавом Шпетом, научность при этом понимается как синоним разумности вообще. Вслед за Гуссерлем, Мартин Хайдеггер в 1927 году также говорит о тождестве философии и науки в её исходном греческом звучании. Казалось бы, в таком понимании научности это суждение звучит как плеоназм. Однако на деле это отождествление требует не только расширения понятия науки, но и сужения границ разума до пределов науки. И тогда встаёт вопрос: не противоречит ли предпосылка научности, как бы широко ни понималась последняя, лежащему в основе феноменологии принципу беспредпосылочности? В таком случае феноменология, дабы остаться верной «самим вещам», должна преодолеть горизонт укоренённого в классическом рационализме проекта построения философии как строгой науки. Хайдеггер совершает этот шаг уже в 1929 году, утверждая, что превращение в абсолютную науку вообще не является возможностью философии. Гуссерль же, если судить по опубликованным им при жизни работам, до конца остаётся верен своему замыслу. Однако некоторые фрагменты из числа опубликованных посмертно дают повод сделать осторожное предположение, что и он в конце жизни приходит к осознанию несбыточности собственных чаяний. При этом крушение проекта философии как строгой науки ни в малейшей степени не означает крушения феноменологии как таковой, но, напротив, является решающим шагом, позволяющим последней обрести верность своим фундаментальным принципам.
Эстетика
Липов А.Н. - О «несоизмеримых сущностях» в философии пифагорейцев. К философским основаниям иррациональных пропорций в науке и культуре c. 93-110

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.11.26855

Аннотация: Предметом исследования являются философские основания, предопределившие открытие доказательства существования несоизмеримых или иррациональных величин в философии пифагорейцев в то время, когда само понятие иррациональности было анафемой для тех, кто полагал, что числа были рациональными сущностями, лежащими в основе Мироздания. Вследствие этого как физические, так и культурно-эстетические закономерности оказалось возможным выразить сходными между собой математическими рядами и геометрическими пропорциями, предопределившими методы расчета гармонических структур, непрерывных пропорций или предельных величин – первых посылов в здание античного учения о формообразовании. На основе междисциплинарного анализа и сравнительного метода исследования в статье анализируется история открытия феномена несоизмеримости и иррациональности, делается вывод о том, что уже во времена Пифагора это открытие привело к необходимости существенного преобразования всей ткани элементарной геометрии в ожидании построения общей теории пропорций, вызвав первый в истории науки кризис античной философии и математики. В статье также обосновывается и прослеживается открытая пифагорейцами связь иррациональных пропорций с иррациональной математической константой «золотого сечения», лежащей в основе архитектурных пропорций в истории культуры,воплощающейся и выражающейся в различных закономерностях и сферах человеческого бытия – науке, культуре, архитектуре, искусстве. К основным выводам исследования можно отнести вывод и гипотезу автора о том, что универсальность иррациональности величин «золотой пропорции» и их широкое распространение в различных природных и культурных закономерностях и поныне стимулируют поиски значений, которые объединяли бы их в некую общую теорию, обобщающую и выражающую структуру мировых констант.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"