Статья 'Аналогии в международном праве и проблемы развития космического права' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Аналогии в международном праве и проблемы развития космического права

Шинкарецкая Галина Георгиевна

доктор юридических наук

главный научный сотрудник, ФГБУН Институт государства и права Российской академии наук

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Shinkaretskaya Galina Georgievna

Doctor of Law

Chief Scientific Associate, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

g.shinkaretskaya@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2021.2.35927

Дата направления статьи в редакцию:

13-06-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: В статье отмечается, что существующее международное космическое право оказалось недостаточным для регулирования активно развивающейся космической деятельности. Международное нормотворчество в этой области складывалось в то время, когда прикладной космической деятельности практически не существовало. В наше время в активно развивающейся и весьма прибыльной космической деятельности заняты в основном хозяйствующие субъекты. Автор указывает, что в развитии космического права используются различные средства – договоры, рекомендательные документы, национальное законодательство. Обоснованно ставится вопрос, может ли аналогия применяться для развития международного космического права. Данный метод заполнения пробелов   популярен и давно применяется в международном частном праве, но в международном публичном его полезность не установлена. Существенным вопросом являются вопросы о соотношении зафиксированных источников права и аналогий; о методологии установления наличия лакун; о критериях сходства и различия ситуаций, в которых применяется аналогия. Для решения поставленных задач были использованы формально-логический, системный, компаративный и другие методы исследования. По мнению автора, можно отследить несколько условий, делающих возможным применение аналогий в международном праве. Аналогия должна быть обоснована для каждого отдельного случая; необходимо провести сравнение регулируемых и нерегулируемых случаев; выделить идентичность элементов, имеющих значение для применения аналогии.


Ключевые слова: космическая деятельность, теория международного права, международное космическое право, правовая норма, договоры по космосу, судебная практика, аналогия в праве, понятие аналогии, условия применения аналогии, международные организации

Abstract: This article indicates that the existing international space law fails to regulate the dynamically developing space activity. The International policy-making in this sphere has established when the applied space activity virtually did not exist. Currently, the actively developing and very profitable space activity, for the most part involves the economic entities. The author notes that a range of means, such as contracts, recommendation documents, and national legislation are employed in the development of space law. The question raised whether the analogy can be applied for the development of international space law. This method of filling the gaps is widespread and largely used in private international law; however, its value for the public international law has not been determined. An essential issue is the ratio between the formalized sources of law and analogies; methodology for determining the existence of deficiencies of law; criteria for similarity and difference of the situations that imply the use of analogy. For solving the set tasks, the author uses the formal-logical, systemic, comparative, and other research methods. The author believes that it is possible to trace several factors that allow using analogies in the international law. The analogy should be substantiated for each individual case; it is necessary to draw comparison between regulated and unregulated cases; determine the identity of the elements that are relevant for application of analogy.



Keywords:

concept of analogy, analogy in law, judicial practice, space treaties, legal norm, international space law, theory of international law, space activity, conditions of application of analogy, international organizations

Одна из насущных проблем в современном международном праве – развитие космического права, то есть той отрасли международного права, которая регулирует деятельность человечества за пределами земной атмосферы. Когда были запущены только первые спутники, космос казался нереальным, почти сказочным, и представить какую-нибудь практически полезную деятельность в нем было невозможно. Сейчас, спустя 60 лет, в космосе летают тысячи спутников, мы не можем представить себе связь без космоса, навигацию наших поездок по Земле без космоса, надежный прогноз погоды без космоса. Как отмечают представители экспертного сообщества, увеличилось количество космических государств и других субъектов космической деятельности, расширились объемы этой деятельности [32, c. 22]. С прагматической точки зрения космос оказался выгодным рынком капиталовложений, и уже сейчас идет острая конкурентная борьба за космос среди транснациональных корпораций [38, с. 59–80; 39, с. 33–38; 40, с. 114–134; 41, с. 105–112].

В XXI веке развитие технологий достигло такого уровня, когда практически возможным становится добыча минеральных ресурсов на небесных телах – планетах, кометах, астероидах, а Луна стала уже объектом серьезных размышлений на тему создания там постоянных поселений, которые бы поставляли металлы, редкоземельные минералы и даже воду.

Однако развитие международного космического права практически остановилось в 1970-х годах и казалось вполне завершенным: были приняты пять договоров: Договор о принципах деятельности [4], Конвенция о регистрации объектов [8], Конвенция об ответственности [7], Соглашение о спасании космонавтов [15], Соглашение о Луне [14]. Согласно этим документам деятельность в космосе могут вести только государства, их главный интерес – регулирование военной деятельности, и заключенные тогда международные договоры отражают это состояние космического права. Сейчас встает вопрос о разработке новых норм космического права и представляется вполне логичным заимствовать образцы регулирования из других отраслей международного права, то есть применять уже имеющиеся нормы по аналогии.

В принципе, аналогия в праве давно известна и широко применяется во многих правовых системах. Конечно, в основном область применения аналогии – внутреннее право государств [45, p. 149–175], просто потому, что оно развито лучше, чем международное право. Попробуем применить аналогию и к международному праву.

В целом применение юридической нормы по аналогии означает применение какой-либо нормы, принятой и признанной для одного случая, к другому случаю, который может быть подобен первому, но сам по себе этой нормой не регулируется.

Использование правовой нормы по аналогии – это быстрый и эффективный способ устранения пробелов в праве, когда норма кажется справедливой или полезной для целого ряда случаев. Данный метод заполнения пробелов популярен и давно применяется в международном частном праве, но в международном публичном его полезность не установлена, поскольку здесь наблюдаются значительные расхождения между отраслевыми комплексами норм, и требуется надежное аутентичное толкование. Вопрос о заполнении лакун встает в тех случаях, когда обнаруженный пробел составляет явную помеху для формирования правопорядка. Такого рода аргументацию мы находим в трудах международных судов, а также в доктрине.

В решениях международных судов, как представляется, довольно часто встречаются утверждения о том, что аналогии - это в международном праве действенный инструмент для создания новых норм или распространения существующих норм на новые случаи в международном праве. Хотя случаев практического использования аналогии очень немного. В качестве примеров того, как нормы международного права применялись по аналогии, можно привести два давних решения арбитража по делу Маскат Доу 1905 года [17] и решение арбитража 1912 года о русской аутентичности [18]. Следует назвать некоторые дела, рассматривавшиеся в международном судебном учреждении, предшественнике Международного Суда ООН, а, именно, в Постоянной палате международного правосудия: дело о пароходе Уимблдон [25], а также консультативное заключение ППМП о немецких поселенцах в Польше [27]. Перед самой второй мировой войной было вынесено арбитражное решение о плавильном заводе Трейл смелтер [30].

После второй мировой войны, когда уже начал действовать Международный суд ООН, этот суд впервые столкнулся с необходимостью прибегнуть к заполнению лакун по аналогии при рассмотрении иска Никарагуа против США по обвинению этого государства в снабжении вооружением и обучением банд, ведущих вооруженную борьбу против законного правительства Никарагуа [22; 23], а также в деле о сухопутной и морской границе между Камеруном и Нигерией [26]. Кроме того, аргумент по аналогии использован в Консультативном заключении о статусе Юго-Западной Африки [29].

Бывают случаи, когда к аналогии прибегает Орган по разрешению споров ВТО. Например, жюри использовало этот метод в деле США - свинец и висмут в 1994 году [31].

Относительно целей, для которых использовался метод аналогии, можно установить следующее. В деле о военных и полувоенных действиях (Никарагуа против США) на стадии установления юрисдикции Международный Суд использовал аналогию в качестве критерия при оценке последствий отзыва Соединенными Штатами Америки признания обязательной юрисдикции Суда в соответствии со статьей 36 (2) Статута [16]. В этом пункте говорится, что государства-участники Статута могут в любое время заявить, что они признают в качестве обязательного ipso facto и без специального соглашения в отношении любого другого государства, принимающего такое же обязательство, юрисдикцию Международного Суда во всех правовых спорах, касающихся толкования договора. Международный Суд пришел к выводу, что США не могут немедленно отказаться от своего заявления в соответствии со статьей 36 (2) Статута [16]. Суд сослался на принцип добросовестности (bona fide), который, по его мнению, допускает применение "по аналогии" права договоров, а именно - прекращение действия договора требует разумного периода предварительного уведомления, если рассматриваемое соглашение не содержит положения о противном. Поскольку обращение двух государств к Международному Суду – это тоже вид соглашения, к нему также может быть применено положение о предварительном уведомлении.

Противники признания аналогии в международном праве иногда толкуют указанные выше случаи как процесс образования норм обычного права, считая, что ссылки на договоры были свидетельством наличия обычной нормы [49]. Действительно, Постоянная палата международного правосудия в решении по делу парохода "Уимблдон" применила к проходу через Кильский канал правила, действующие в отношении прохода через Панамский и Суэцкий каналы. Такое применение вряд ли правомерно, поскольку Панамский и Суэцкий каналы регулируются партикулярными международными договорами, созданными специально для каждого случая и не используемыми больше нигде, в то время как у Кильского канала был своеобразный статус: Версальским мирным договором 1919 года канал был интернационализирован, но оставался под управлением Германской администрации.

В данном случае вряд ли можно установить «единообразное поведение государств», которое в классическом варианте необходимо для образования нормы обычного права [37, c. 245–247]. Напомним также, что обычная норма предполагает наличие «всеобщей практики» [16], а два случая – это не всеобщая практика.

Обратим внимание на то, что в праве Европейского союза, в практике Суда ЕС и Суда первой инстанции прямо установлено, что пробелы в законодательстве ЕС могут быть заполнены, в каждом конкретном случае, применением права ЕС по аналогии, если это необходимо для соответствия общим принципам европейского права. Многие авторы, приводя данный довод, ссылаются на решения, принятые Судом ЕС по так называемому делу Крона [19] и делу компании Крингс [21]. Продолжая традицию этих решений, Суд ЕС применяет метод аналогии, как правило, к так называемому «вторичному праву» [34, c. 348–349]. При этом решающим является вопрос, получает ли соответствующее положение расширительное толкование. Так, в деле Крона Суд ЕС пришел к выводу о том, что его компания могла бы опираться на регулирование, принятое в Сообществе, которое, в принципе, не предназначалось для нее, но, во–первых, обстоятельства дела были очень схожи с теми, которые были в других делах, и во-вторых, неприменение этих правил поставило бы Крона в ситуацию неравенства с другими субъектами. Поэтому Суд прямо сослался на метод применения нормы по аналогии, отметив при этом, что любое правило только в исключительных случаях может быть распространено на ситуации, для которых оно не предусмотрено.

В некоторых других делах Суд применял аналогию, не характеризуя сам метод [20].

В доктрине метод аналогии воспринимается как применимый в разных отраслях международного права, например, в праве международных организаций [20], в гуманитарном праве (относительно правомерности применения правил ведения сухопутной войны к воздушной войне) [46, p. 405–425], а также в том, что касается действия международных договоров во время войны [33, c. 204].

Существенным вопросом в проблеме аналогий является вопрос о соотношении зафиксированных источников права. Применение нормы по аналогии недопустимо, если число источников для конкретного случая четко ограничено, как это сделано, например, для Международного Суда. В ст. 38 Статута сказано, что Суд применяет международные конвенции, международный обычай, общие принципы права, а также, с некоторыми оговорками, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов [16]. Правда, некоторые авторитетные авторы утверждают, что на самом деле ограничения источников применимого права в данной статье нет [43, p. 2–3]. Конечно, если учесть, что помимо перечисленных источников существуют еще императивные нормы международного права и политические нормы, создать ограниченный список действительно трудно, если не невозможно.

Общим принципом права является принцип, согласно которому аналогичные дела должны рассматриваться одинаково. Благодаря одинаковому юридическому подходу к аналогичным делам можно избежать противоречий и несоответствий в правопорядке, укрепить согласованность и верховенство права. К международному праву этот принцип не может быть применен автоматически. Со времен решения Постоянной палаты международного правосудия по делу судна «Лотос» была признана презумпция того, что государства могут действовать по своему усмотрению, если определенный случай не регулируется конкретной международно-правовой нормой. Эта позиция общей "свободы действий" основана на выводе Постоянной палаты международного правосудия: нет правила о том, что возможны ограничения независимости государств [24].

Некоторые авторы высказывают мнение о том, что если к какому-то делу невозможно прямо применить юридическую норму, это дело лежит вне права, а потому действия в отношении этого дела не разрешены и не запрещены, на том основании, что нет согласия государств, а согласие – обязательное условие для возникновения обязательства по международному праву. Отсюда автор делает вывод, что в международном праве применение норм по аналогии не валидитарно [42, p. 37–53].

Однако есть также мнение о том, что следует исходить из первостепенного значения элементарных соображений справедливости для международного правопорядка, а это значит, аналогичные дела должны рассматриваться аналогичным образом в подтверждение единого подхода ко всем событиям и вещам [48, p. 63–66]. Поэтому логично, что применение нормы международного права по аналогии допустимо, если только в отдельной определенной отрасли международного права не установлены специальные запреты, как, например, принцип nulla poena , nullum crimen sine lege в международном уголовном праве.

Важным условием применения нормы по аналогии является наличие лакуны. Это значит, что к соответствующему случаю не должна быть применима никакая норма международного права и никакой общий принцип права. Лакуны не существует, если предусмотрено применение норм, исходящих из определенного источника (например, договора), но они не относятся напрямую к данному случаю, но в то же время к этому случаю могут быть применены другие нормы международного права или общие принципы права.

Нельзя говорить о наличии лакуны и в том случае, который не охватывается определенной (договорной или обычной) нормой в ее узком значении, но к нему может быть применена та же норма в расширенном толковании, произведенном в соответствии с общепризнанными правилами толкования в международном праве. В этом случае применение нормы по аналогии может расцениваться как вспомогательное средство толкования [47, p. 223].

Еще одно условие применения по аналогии нормы международного права состоит в том, что случай, подлежащий заимствуемой норме, и случай, к которому эта норма будет применяться, совпадают в тех аспектах, которые имеют значение для их правовой оценки. Это значит, что для правомерного применения нормы по аналогии необходимо сравнение двух случаев; выявление их сходства; разумная оценка сходных элементов, которые релевантны для их правовой оценки и отбор несущественных элементов. Это значит, что сначала необходимо установить критерии определения, какое из сходств важно настолько, что позволяет пренебречь различиями. Поскольку положения международного права не создаются законодателем, а история разработки международных договоров является лишь вспомогательным средством толкования (см., ст. 32 Венской конвенции) [3; 35, с. 33-34], ссылка на первоначальное намерение законодателя невозможна, а ссылка на намерения подписавших ее сторон не является убедительной. С другой стороны, нормы международного права имеют объект и цель, выходящие за рамки их формулировок: основное обоснование некоторых норм заключается в разрешении конфликтующих интересов; в других случаях это может быть поощрение определенного общего блага или общей заботы. Это значит, что возможно существование нескольких критериев сходства или различия. Очевидно, критерием отбора критериев могут послужить объект и цель нормы в сочетании с объектом и целью всего договора.

Однако для применения нормы по аналогии необходимо обратить внимание на возможное наличие ограничений такого применения, которые можно назвать императивными (противоречие нормам ius cogens или иным общепризнанным нормам).

Можно ли считать таким ограничением намерение сторон? То есть допустимо ли использование аналогии, если полученный результат не отражает соглашение сторон? Представляется, что разумные намерения сторон – это решающий критерий.

Некоторые авторы утверждают, что нормы международного обычного права не подлежат применению по аналогии, поскольку в них нет конкретного соглашения сторон относительно того или иного случая [44, p. 353]. Однако учтем, что норма обычного права обязывает не только тех субъектов, которые ясно выразили согласие с ней, но, пожалуй, всех, кто не выразил против нее протест [16, c. 11].

Тем не менее, недопустимо применение нормы по аналогии, если результат окажется противоречащим императивной норме или не соответствует нормам, привязанным к данному правоотношению, как, например, перечисление источников международного права, которые могут использоваться Международным Судом, в ст.38 его Статута. При этом такие нормы могут составлять часть обычного права, как норма nulla poena nullum crimen sine lege , которая стала частью многих договоров (см. ст. 87 и ст. 99 Женевской конвенции о военнопленных [5], Женевских конвенций гуманитарного права с I по IV 1949 г.; в области прав человека данная норма расценивается как предусматривающая неотделимые права даже в случае войны или чрезвычайного положения (см., п. 2 ст. 6 и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. [9]), Европейской конвенции о защите прав человека (ст. 7) [6], Американской конвенции о правах человека 1969 г. [1], Африканской хартии о правах человека (ст. 7) [2] и, наконец, данная норма стала частью международного уголовного права, будучи включенной в Римский статут Международного уголовного суда (п. 2 ст. 22) [28].

Таким образом, подводя итог изложенному, можно утверждать, что аргументация по аналогии иногда бывает конъюнктурно очень полезна, но правомерность такого построения правовых норм не может быть оправдана полезностью. Очевидно, оправданность аналогии возможна при некоторых условиях:

– во-первых, если в данном правопорядке формирование принципов и норм не привязано исключительно к строго ограниченному числу источников права;

– во-вторых, если в данном правопорядке существует или даже является основополагающим принцип, согласно которому аналогичные дела должны рассматриваться с юридической точки зрения одинаково.

– в-третьих, если в правопорядке имеется пробел, т. е. рассматриваемый случай не охватывается существующими нормами правопорядка.

Кроме того, использование аргументации по аналогии должно быть обосновано в каждом конкретном случае, во-первых, путем сравнения регулируемых и нерегулируемых случаев; во-вторых, путем установления идентичности или сходства случаев и, в-третьих, путем принятия рационального решения о том, что элементы сходства сравниваемых случаев являются решающими для их правовой оценки, а различия между ними могут расцениваться как несущественные.

В конечном итоге споры сторонников применения аналогии в международном правке и их противников с теоретической точки зрения исходят из своих представлений о том, как формируется международный правопорядок. Если он складывается объективно, проистекая из ценностей международного права, то аналогии недопустимы; если в основе норм международного права лежит воля субъектов, то аналогии, применяемые по воле субъектов, допустимы. Именно концепция международного правопорядка влияет на различные представления о действительности и/или недействительности использования аналогии в международном праве. Отметим, что в настоящее время сторонников объективного, вне конкретной воли государств, образования или применения норм международного права немного. Современный процесс развития международного космического права дает нам прекрасный материал образования норм международного права прямо на наших глазах.

Международное космическое право, начав развиваться в конце 1950-х годов, к 1980 году уже в основном сложилось и состояло из пяти международных договоров. В это же время начала бурно развиваться космическая деятельность, в которую вовлекались все новые государства, международные организации, частные компании и физические лица.

Наиболее прибыльными уже в то время были такие виды космической деятельности, которые не регулировались упомянутыми пятью договорами: космическая связь, сбор сведений о погоде и климате; дистанционное зондирование Земли из космоса и возникший уже в наши дни космический туризм. Всерьез обсуждаются планы разведки и добычи природных ресурсов Луны и создания в этих целях постоянного поселения на нашем спутнике. Конкретного нормативного регулирования не было, лишь Генеральная Ассамблея ООН с подачи Комитета ООН по космосу приняла несколько резолюций по этим вопросам, каковые резолюции обязательной юридической силы не имеют [10; 11; 12; 13].

Нормативами космической деятельности стали нормы законодательства государств национальности юридических и физических лиц, ведущих эту деятельность. В основе законодательства лежат соответствующие обязательства государств, зафиксированные в космических договорах. Поэтому активно складывающееся международное космическое право формируется не на основе объективных ценностей, а через волю субъектов международного права. Аналогии могут применяться в процессе развития международного космического права, но только при условии одобрения их государствами.

Библиография
1.
Американская конвенция о правах человека. 22 ноября 1969 г. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.concourt.am/hr/rus/un/6_3.htm (дата обращения: 07.06.2021).
2.
Африканская Хартия Прав Человека и Народов. Принята на встрече глав государств-членов Организации африканского единства 26 июня 1981 г. в Найроби [Электронный ресурс]. – URL: http://hrlibrary.umn.edu/russian/instree/Rz1afchar.html (дата обращения: 07.06.2021).
3.
Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/law_treaties.shtml (дата обращения: 07.06.2021).
4.
Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Москва-Вашингтон-Лондон, 27 января 1967 г.) [Электронный ресурс]. – URL: https://base.garant.ru/2540462/ (дата посещения 07.06.2021).
5.
Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/geneva_prisoners_3.shtml (дата обращения 07.06.2021).
6.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г. ETS № 005 [Электронный ресурс]. – URL: https://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf (дата обращения 07.06.2021).
7.
Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (Москва-Лондон-Вашингтон, 29 марта 1972 г.) [Электронный ресурс]. – URL: https://base.garant.ru/2540324/ (дата обращения 07.06.2021).
8.
Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (Нью-Йорк, 14 января 1975 г.) [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/2540325/ (дата обращения 07.06.2021). –
9.
Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml (дата обращения 07.06.2021).
10.
Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания. Приняты резолюцией 37/92 Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1982 г. G.A. Res. 92, U.N. GAOR, 37th Sess., 100th plen. mtg., at 51, U.N. Doc. A/RES/37/92 (1982) [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ (дата обращения 07.06.2021).
11.
Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства. Приняты резолюцией 41/65 Генеральной Ассамблеи от 3 декабря 1986 г. G.A. Res. 41/65, U.N. GAOR, 41st Sess., Supp. № 53, at 115-16, U.N. Doc. A/RES/41/65 (1986) [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ (дата обращения: 07.06.2021).
12.
Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве. U.N. GAOR, COPUOS, 26th Sess., U.N. Doc. A/AC.105/C.2/L.154/Rev.2 (1987). и U.N. GAOR Res. 47/68 (1992) [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ (дата обращения: 07.06.2021).
13.
Руководящие принципы Комитета по использованию космического пространства в мирных целях по предупреждению образования космического мусора. U.N. Office For Outer Space Affairs [OOSA], Space Debris Mitigation Guidelines Of The Committee On The Peaceful Uses Of Outer Space, U.N. Doc. A/Ac.105/C.1/I.260 (2007) [Электронный ресурс]. – URL: https://www.un.org/ (дата обращения: 07.06.2021).
14.
Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (Нью-Йорк, 18 декабря 1979 г.) [Электронный ресурс]. – URL: https://base.garant.ru/2541174/ (дата обращения: 07.06.2021).
15.
Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (Москва, Лондон, Вашингтон, 22 апреля 1968 г.) [Электронный ресурс]. – URL: https://base.garant.ru/2540362/ (дата обращения: 07.06.2021).
16.
Статут Международного Суда ООН (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) [Электронный ресурс]. Ст. 38: «международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». – URL: https://base.garant.ru/2540300/ (дата обращения: 07.06.2021).
17.
Affaire des boutres de Mascate (France, Grande-Bretagne) // (1905) 11 RIAA 83.
18.
Affaire de l'indemnité russe (Russie, Turquie) (1912) 11 RIAA 421.
19.
Case 165/84 John Friedrich Krohn (GmbH & Co KG) v Bundesanstalt für landwirtschaftliche Marktordnung [1985] ECR 3997.
20.
Case C–67/91 Dirección General de Defensa de la Competencia v Asociación Española de Banca Privada and others [1992]. ECR 4785.
21.
Case C–130/02 Krings GmbH v Oberfinanzdirektion Nürnberg [2003]. ECR 2121.
22.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) (Jurisdiction and Admissibility) [1984]. ICJ. Rep 392.
23.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) (Merits) [1986]. ICJ. Rep. 14.
24.
Case of the SS ‘Lotus’ (France v Turkey). PCIJ. Series A. № 10.
25.
Case of the SS ‘Wimbledon’ (Government of His Britannic Majesty v German Empire). PCIJ. Series A. № 1.
26.
Land and Maritime Boundary between Cameroon and Nigeria, Preliminary Objections (Cameroon v Nigeria) [1999]. ICJ. Rep 31.
27.
Questions relating to Settlers of German Origin in Poland (Advisory Opinion). PCIJ. Series B. № 6.
28.
Rome Statute of the International Criminal Court. https://legal.un.org/icc/statute/romefra.htm (дата обращения: 07.06.2021).
29.
International Status of South West Africa (Advisory Opinion) [1950]. ICJ. Rep 128.
30.
Trail Smelter Case (United States of America v Canada) (1938/41) 3 RIAA 1905.
31.
WTO United States–—Imposition of Countervailing Duties on Certain Hot-Rolled Lead and Bismuth Carbon Steel Products Originating in France, Germany and the United Kingdom – WTO Panel Report (15 November 1994) SCM/185 [Электронный ресурс]. – URL: http://docsonline.wto.org/ (дата обращения: 07.06.2021).
32.
Иглин А.В. Международно-правовой режим космического пространства как демилитаризованной зоны // Представительная власть – XXI век. 2020. № 3 (178). – С. 22–30.
33.
Лукашук И.И. Международное право: Учебник. Общая часть / 3-е изд., перераб. и доп. – М., Волтерс Клувер, 2005. – С. 204.
34.
Право Европейского Союза: Учебник / Под ред. С.Ю. Кашкина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2011. – С. 348–349.
35.
Словарь международного права / Отв. ред. С.А. Егоров. –3-е изд., перераб. и доп – М.: Статут, 2014. – С. 33–34.
36.
Усенко Е.Т. Очерки теории международного права. – М.: Норма , 2008. – С. 11.
37.
Черниченко С.В. Теория международного права. Т. II. Старые и новые теоретические проблемы. – М.: НИМП, 1999. – С. 245–247.
38.
Шинкарецкая Г.Г. Международное космическое право и юридические лица // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2020. Т. 15. № 1. – С. 59–80.
39.
Шинкарецкая Г.Г. Международное право, юридические лица и устойчивое существование космоса // Современные тенденции развития экологического, земельного и аграрного права. Материалы II Международной научно-практической конференции. – М.: ИГП РАН, 2020. – С. 33–38.
40.
Шинкарецкая Г.Г. Международное частное право в регулировании космической деятельности // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2021. Т. 16. № 1. – С. 114–134.
41.
Шинкарецкая Г.Г. Обеспечение безопасности государств и негосударственных акторов в процессе космической деятельности // Современное право. 2021. № 5. – С. 105–112.
42.
Bogdan M. General Principles of Law and the Problem of Lacunae in the Law of Nations // Nordisk Tijdsskrift for International Recht. 1977. V. 46. – P. 37–53.
43.
Brownlie I. Principles of Public International Law. 6th edn. – Oxford, 2003, – P. 2–3.
44.
Dworkin R. In Praise of Theory // Arizona State Law Journal. 1997. V. 29. – P. 353.
45.
Farrar J. Reasoning by Analogy in the Law // Bond Law Review. 1997. V. 9. – P. 149–175.
46.
Kamm F.M. Theory and Analogy in Law // Arizona State Law Journal. 1997. V. 29. – P. 405–425.
47.
Koskenniemi M. From Apology to Utopia: The Structure of International Legal Argument. – Helsinki, 1989. – P. 223.
48.
Schwarzenberger G. International Law, vol 1. International Law as Applied by International Courts and Tribunals, 3rd edn. – London, 1957. – P.63–66.
49.
Weinreb L.L. Legal Reason: The Use of Analogy in Legal Argument. –Cambridge, 2005. – P. 137.
References (transliterated)
1.
Amerikanskaya konventsiya o pravakh cheloveka. 22 noyabrya 1969 g. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.concourt.am/hr/rus/un/6_3.htm (data obrashcheniya: 07.06.2021).
2.
Afrikanskaya Khartiya Prav Cheloveka i Narodov. Prinyata na vstreche glav gosudarstv-chlenov Organizatsii afrikanskogo edinstva 26 iyunya 1981 g. v Nairobi [Elektronnyi resurs]. – URL: http://hrlibrary.umn.edu/russian/instree/Rz1afchar.html (data obrashcheniya: 07.06.2021).
3.
Venskaya konventsiya o prave mezhdunarodnykh dogovorov 1969 g. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/law_treaties.shtml (data obrashcheniya: 07.06.2021).
4.
Dogovor o printsipakh deyatel'nosti gosudarstv po issledovaniyu i ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva, vklyuchaya Lunu i drugie nebesnye tela (Moskva-Vashington-London, 27 yanvarya 1967 g.) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://base.garant.ru/2540462/ (data poseshcheniya 07.06.2021).
5.
Zhenevskaya konventsiya ot 12 avgusta 1949 g. ob obrashchenii s voennoplennymi [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/geneva_prisoners_3.shtml (data obrashcheniya 07.06.2021).
6.
Konventsiya o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod (Rim, 4 noyabrya 1950 g. ETS № 005 [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf (data obrashcheniya 07.06.2021).
7.
Konventsiya o mezhdunarodnoi otvetstvennosti za ushcherb, prichinennyi kosmicheskimi ob''ektami (Moskva-London-Vashington, 29 marta 1972 g.) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://base.garant.ru/2540324/ (data obrashcheniya 07.06.2021).
8.
Konventsiya o registratsii ob''ektov, zapuskaemykh v kosmicheskoe prostranstvo (N'yu-Iork, 14 yanvarya 1975 g.) [Elektronnyi resurs]. URL: https://base.garant.ru/2540325/ (data obrashcheniya 07.06.2021). –
9.
Mezhdunarodnyi pakt o grazhdanskikh i politicheskikh pravakh. Prinyat rezolyutsiei 2200 A (XXI) General'noi Assamblei ot 16 dekabrya 1966 g. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml (data obrashcheniya 07.06.2021).
10.
Printsipy ispol'zovaniya gosudarstvami iskusstvennykh sputnikov Zemli dlya mezhdunarodnogo neposredstvennogo televizionnogo veshchaniya. Prinyaty rezolyutsiei 37/92 General'noi Assamblei ot 10 dekabrya 1982 g. G.A. Res. 92, U.N. GAOR, 37th Sess., 100th plen. mtg., at 51, U.N. Doc. A/RES/37/92 (1982) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ (data obrashcheniya 07.06.2021).
11.
Printsipy, kasayushchiesya distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmicheskogo prostranstva. Prinyaty rezolyutsiei 41/65 General'noi Assamblei ot 3 dekabrya 1986 g. G.A. Res. 41/65, U.N. GAOR, 41st Sess., Supp. № 53, at 115-16, U.N. Doc. A/RES/41/65 (1986) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
12.
Printsipy, kasayushchiesya ispol'zovaniya yadernykh istochnikov energii v kosmicheskom prostranstve. U.N. GAOR, COPUOS, 26th Sess., U.N. Doc. A/AC.105/C.2/L.154/Rev.2 (1987). i U.N. GAOR Res. 47/68 (1992) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
13.
Rukovodyashchie printsipy Komiteta po ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva v mirnykh tselyakh po preduprezhdeniyu obrazovaniya kosmicheskogo musora. U.N. Office For Outer Space Affairs [OOSA], Space Debris Mitigation Guidelines Of The Committee On The Peaceful Uses Of Outer Space, U.N. Doc. A/Ac.105/C.1/I.260 (2007) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.un.org/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
14.
Soglashenie o deyatel'nosti gosudarstv na Lune i drugikh nebesnykh telakh (N'yu-Iork, 18 dekabrya 1979 g.) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://base.garant.ru/2541174/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
15.
Soglashenie o spasanii kosmonavtov, vozvrashchenii kosmonavtov i vozvrashchenii ob''ektov, zapushchennykh v kosmicheskoe prostranstvo (Moskva, London, Vashington, 22 aprelya 1968 g.) [Elektronnyi resurs]. – URL: https://base.garant.ru/2540362/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
16.
Statut Mezhdunarodnogo Suda OON (San-Frantsisko, 26 iyunya 1945 g.) [Elektronnyi resurs]. St. 38: «mezhdunarodnyi obychai kak dokazatel'stvo vseobshchei praktiki, priznannoi v kachestve pravovoi normy». – URL: https://base.garant.ru/2540300/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
17.
Affaire des boutres de Mascate (France, Grande-Bretagne) // (1905) 11 RIAA 83.
18.
Affaire de l'indemnité russe (Russie, Turquie) (1912) 11 RIAA 421.
19.
Case 165/84 John Friedrich Krohn (GmbH & Co KG) v Bundesanstalt für landwirtschaftliche Marktordnung [1985] ECR 3997.
20.
Case C–67/91 Dirección General de Defensa de la Competencia v Asociación Española de Banca Privada and others [1992]. ECR 4785.
21.
Case C–130/02 Krings GmbH v Oberfinanzdirektion Nürnberg [2003]. ECR 2121.
22.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) (Jurisdiction and Admissibility) [1984]. ICJ. Rep 392.
23.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) (Merits) [1986]. ICJ. Rep. 14.
24.
Case of the SS ‘Lotus’ (France v Turkey). PCIJ. Series A. № 10.
25.
Case of the SS ‘Wimbledon’ (Government of His Britannic Majesty v German Empire). PCIJ. Series A. № 1.
26.
Land and Maritime Boundary between Cameroon and Nigeria, Preliminary Objections (Cameroon v Nigeria) [1999]. ICJ. Rep 31.
27.
Questions relating to Settlers of German Origin in Poland (Advisory Opinion). PCIJ. Series B. № 6.
28.
Rome Statute of the International Criminal Court. https://legal.un.org/icc/statute/romefra.htm (data obrashcheniya: 07.06.2021).
29.
International Status of South West Africa (Advisory Opinion) [1950]. ICJ. Rep 128.
30.
Trail Smelter Case (United States of America v Canada) (1938/41) 3 RIAA 1905.
31.
WTO United States–—Imposition of Countervailing Duties on Certain Hot-Rolled Lead and Bismuth Carbon Steel Products Originating in France, Germany and the United Kingdom – WTO Panel Report (15 November 1994) SCM/185 [Elektronnyi resurs]. – URL: http://docsonline.wto.org/ (data obrashcheniya: 07.06.2021).
32.
Iglin A.V. Mezhdunarodno-pravovoi rezhim kosmicheskogo prostranstva kak demilitarizovannoi zony // Predstavitel'naya vlast' – XXI vek. 2020. № 3 (178). – S. 22–30.
33.
Lukashuk I.I. Mezhdunarodnoe pravo: Uchebnik. Obshchaya chast' / 3-e izd., pererab. i dop. – M., Volters Kluver, 2005. – S. 204.
34.
Pravo Evropeiskogo Soyuza: Uchebnik / Pod red. S.Yu. Kashkina. – 3-e izd., pererab. i dop. – M.: Prospekt, 2011. – S. 348–349.
35.
Slovar' mezhdunarodnogo prava / Otv. red. S.A. Egorov. –3-e izd., pererab. i dop – M.: Statut, 2014. – S. 33–34.
36.
Usenko E.T. Ocherki teorii mezhdunarodnogo prava. – M.: Norma , 2008. – S. 11.
37.
Chernichenko S.V. Teoriya mezhdunarodnogo prava. T. II. Starye i novye teoreticheskie problemy. – M.: NIMP, 1999. – S. 245–247.
38.
Shinkaretskaya G.G. Mezhdunarodnoe kosmicheskoe pravo i yuridicheskie litsa // Trudy Instituta gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk. 2020. T. 15. № 1. – S. 59–80.
39.
Shinkaretskaya G.G. Mezhdunarodnoe pravo, yuridicheskie litsa i ustoichivoe sushchestvovanie kosmosa // Sovremennye tendentsii razvitiya ekologicheskogo, zemel'nogo i agrarnogo prava. Materialy II Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – M.: IGP RAN, 2020. – S. 33–38.
40.
Shinkaretskaya G.G. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo v regulirovanii kosmicheskoi deyatel'nosti // Trudy Instituta gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk. 2021. T. 16. № 1. – S. 114–134.
41.
Shinkaretskaya G.G. Obespechenie bezopasnosti gosudarstv i negosudarstvennykh aktorov v protsesse kosmicheskoi deyatel'nosti // Sovremennoe pravo. 2021. № 5. – S. 105–112.
42.
Bogdan M. General Principles of Law and the Problem of Lacunae in the Law of Nations // Nordisk Tijdsskrift for International Recht. 1977. V. 46. – P. 37–53.
43.
Brownlie I. Principles of Public International Law. 6th edn. – Oxford, 2003, – P. 2–3.
44.
Dworkin R. In Praise of Theory // Arizona State Law Journal. 1997. V. 29. – P. 353.
45.
Farrar J. Reasoning by Analogy in the Law // Bond Law Review. 1997. V. 9. – P. 149–175.
46.
Kamm F.M. Theory and Analogy in Law // Arizona State Law Journal. 1997. V. 29. – P. 405–425.
47.
Koskenniemi M. From Apology to Utopia: The Structure of International Legal Argument. – Helsinki, 1989. – P. 223.
48.
Schwarzenberger G. International Law, vol 1. International Law as Applied by International Courts and Tribunals, 3rd edn. – London, 1957. – P.63–66.
49.
Weinreb L.L. Legal Reason: The Use of Analogy in Legal Argument. –Cambridge, 2005. – P. 137.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляют проблемы аналогий в международном праве и, в частности, развития космического права. Заявленные границы исследования соблюдены автором.
Методология исследования не указана в тексте статьи. Исходя из анализа ее содержания, автором использовались всеобщий диалектический, логический, дескриптивный методы исследования, а также метод правового прогнозирования.
Актуальность избранной темы исследования определена ученым следующим образом: «Одна из насущных проблем в современном международном праве – развитие космического права, то есть той отрасли международного права, которая регулирует деятельность человечества за пределами земной атмосферы». Кроме того, как указывает автор, «Сейчас встает вопрос о разработке новых норм космического права и представляется вполне логичным заимствовать образцы регулирования из других отраслей международного права, то есть применять уже имеющиеся нормы по аналогии». Автору также необходимо указать степень изученности поднимаемых им проблем и перечислить фамилии ведущих ученых, которые ими занимались.
В чем состоит научная новизна работы, автор прямо не указывает. Фактически она проявляется в определении ученым условий применения аналогии в международном праве и определении их значения для развития международного космического права.
Научный стиль статьи не вполне выдержан автором. Во вводной части работы он может быть охарактеризован как публицистический. Научный стиль изложения материалов не предполагает использования эпифор.
Структура работы вполне логична. Во вводной части исследования автор делает попытку обоснования избранной им темы исследования. В основной части работы ученый раскрывает значение аналогии в международном праве и предлагает использование данного приема юридической техники в международном космическом праве. В заключительной части статьи содержатся общие выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы в целом соответствует ее содержанию, но не свободно от ряда существенных недостатков.
Как уже было отмечено, автору необходимо доработать вводную часть исследования - указать степень изученности поднимаемых им проблем, перечислить фамилии ученых, которые ими занимались.
Автор пишет: «…. развитие международного космического права практически остановилось в 1970-х годах и казалось вполне завершенным: были приняты пять договоров: Договор о принципах деятельности [4], Конвенция о регистрации объектов [8], Конвенция об ответственности [7], Соглашение о спасании космонавтов [15], Соглашение о Луне [14]». На самом деле развитие международного комического права продолжалось и после 1979 г. В последние 5 лет стало возможным выделить новый этап его развития – не в последнюю очередь на это повлияли модернизация национального космического права США, Люксембурга, права Европейского Союза, Соглашения Артемиды от 13.10.2020. Данный вопрос нуждается в более подробном исследовании, поскольку позволит автору сформировать современное видение проблемы определения тенденций развития международного космического права, подвергающегося, по мнению многих ученых, процессам фрагментизации и регионализации. В рамках международного космического права наибольшее распространение получает так называемое «soft law» - «мягкое право». Наблюдается тенденция реинтерпретации ключевых договоров в данной сфере. Не все государства устраивает такая перспектива. В связи со сказанным нуждается в переоценке место аналогии как приема юридической техники в преодолении пробелов действующего международного космического права.
Автор пишет: «Использование правовой нормы по аналогии – это быстрый и эффективный способ устранения пробелов в праве….». Данная формулировка не вполне корректна. Аналогия права и закона не устраняет пробелы в праве, а лишь помогает восполнить их.
Исследованию проблем развития современного международного космического права в заявленном автором аспекте посвящена небольшая по объему часть статьи. В этом отношении работа нуждается в существенной доработке.
В целом следует отметить некоторую поверхностность проведенного ученым исследования (несмотря на большое количество использованных при написании статьи источников) и недостаточную аргументацию его позиций по некоторым спорным вопросам. Иногда автор злоупотребляет цитированием.
Библиография исследования представлена 49 источниками, в том числе на иностранных языках (международными правовыми актами и иными документами, монографиями, учебниками, научными статьями). С формальной точки зрения этого достаточно, с фактической - автору рекомендуется обратиться к диссертациям Х. А. Биарджоманди (Применение исламскими государствами принципов международного космического права: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2017), О. А. Волынской (Международно-правовые аспекты ответственности в в области комической деятельности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2014), А. Х. Митрохиной (Правовое регулирование деятельности Европейского Союза по исследованию и использованию космического пространства: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2014), И. А. Черных (Международно-правовые аспекты обеспечения устойчивости космического деятельности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2018), Я. В. Яковенко (Актуальные проблемы прогрессивного развития международного космического права: автореф. дис. …. канд. юрид. наук. М., 1999) и др., научным трудам С. М. Поповой и В. Л. Толстых, что позволит углубить содержание исследования, высказать новые научные идеи, усилить аргументацию позиции ученого и проч.
Апелляция к оппонентам имеется и вполне достаточна (Л. Л. Вейнреб, И. Браунли, М. Богдан и др.). Научная дискуссия ведется автором корректно.
Выводы по результатам исследования имеются и заслуживают внимания читательской аудитории, хотя и не являются бесспорными. Автор выделяет условия применения аналогии в международном праве и раскрывает ее значение в международном космическом праве («…активно складывающееся международное космическое право формируется не на основе объективных ценностей, а через волю субъектов международного права. Аналогии могут применяться в процессе развития международного космического права, но только при условии одобрения их государствами»).
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен со стороны специалистов в сфере международного публичного права, международного космического права.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"