Статья 'Проблематика перевода юридических текстов' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблематика перевода юридических текстов

Курчинская-Грассо Наталия Олеговна

юрист-международник, Международное адвокатское бюро Грассо (Италия-Россия)

90046, Италия, г. Монреале, ул. Xvi Marzo, 18

Kurchinskaya-Grasso Natalia

International Law Scholar, Grasso Law Firm (Italy – Russia)

90046, Italiya, g. Monreale, ul. Xvi Marzo, 18

natgrasso@libero.it
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2020.1.31362

Дата направления статьи в редакцию:

14-11-2019


Дата публикации:

07-03-2020


Аннотация: В статье проводится исследование перевода юридических текстов, поскольку именно юридический перевод сопряжен с большим количеством трудностей как лингвистического, так и экстралингвистического характера. От переводчика требуется хорошая лингвистическая подготовка, соответствующие переводческие навыки и глубокие знания национального и международного уголовно-процессуального или гражданского процессуального права. Поставленная задача сконцентрирована, с одной стороны, на выявлении типологии общих лингвистических и переводческих проблем правовых документов, а с другой стороны - фокусируется на выявлении особенностей этих проблем в зависимости от квалификации специалиста, осуществляющего юридический перевод. Основные свойства юридических текстов рассматриваются с точки зрения прикладного сравнительного правоведения. Используются сопоставительный, описательный и др. методы. Междисциплинарный подход к исследованиям в области юридического перевода является логичным решением для анализа возникающих проблем. В статье приводятся некоторые ошибки перевода юридических терминов на примере английского, польского и итальянского языков. Автор приходит к выводу, что переводчику без юридической практики сложно осуществлять перевод юридических текстов, в также вносит предложение по составлению методических рекомендаций.


Ключевые слова: переводчик, итальянский язык, польский язык, английский язык, юридический текст, юридические термины, юридический перевод, юридический язык, правовая система, эквивалентность

Abstract: This article explores the translation of legal texts, as it is usually fraught with a variety of challenges of linguistic and extralinguistic nature. The translator must have a strong command of linguistics, translation skills and profound knowledge of national and international criminal-procedural of civil-procedural law.  Focus is made on the one hand on determination of typology of general linguistic and translation problems pertaining to legal documents, and on the other – on identification of peculiarities of these problems depending on qualification of a specialist doing legal translation. The main characteristics of legal texts are viewed from the perspective of applied comparative legal science. Interdisciplinary approach towards research in the area of legal translation is a logical solution for the analysis of emerging problems. The article demonstrates some mistakes in translation of legal terms on the example of English, Polish, and Italian languages. The author comes to the conclusion that for a translator without the background of legal practice it is difficult to do the translation of legal texts; as well as submits a proposal on comprising methodological recommendations.



Keywords:

legal system, translator, Italian, Polish, English, legal text, legal terms, legal translation, legalese, equivalence

Юридический перевод представляет собой сложную задачу, решение которой сопряжено с различными трудностями перевода как лингвистического, так и экстралингвистического характера. Вопрос о месте юридического перевода в переводоведческой науке отражено в ряде англоязычных работ по сравнительному правоведению таких ученых, как Н.Д. Голев, А.Д. Киндеркнехт, С.С. Алексеев, В.А. Алимов и др.

В. Алимов относится к переводу юридических текстов как к научно-техническому переводу, то есть разновидности специального перевода в области профессиональной коммуникации с его особенностями [1, с. 3].

М. Гамзатов считает юридический перевод основой сравнительного правоведения и критикует описательную технику юридического перевода как единственную попытку «переодеть» терминологию одной правовой системы в костюм другой [3].

Несмотря на различные подходы к изучению перевода юридических правовых текстов, необходимо отметить его специфические черты. Юридический текст содержит много понятий и терминов, отсутствующих или отличающихся от тех, которые существуют в правовой системе другой лингвокультуры [6, с. 56]. Например, в английском языке лексема lawman отличается от русского понятия «юрист, законник» и переводится как «офицер на службе закона», что соответствует русскому «военнослужащий» [9].

Х. Сайгер, один из самых выдающихся терминологов, определяет термины как хранилища знаний и единиц с конкретной ссылкой в том, что они относятся к дискретным концептуальным сущностям, определяют свойства, виды деятельности или отношения, которые составляют пространство знаний человека в конкретной предметной области [7, c. 261]. Поэтому термины встроены в сложные структуры знаний и когнитивная лингвистика может пригодиться в переводе юридических текстов, чтобы объяснить, как такие структуры организованы.

Необходимо также учитывать при переводе общую стилистическую направленность юридических текстов. Закономерности функционирования терминов в юридической практике определяются жанровыми и содержательными признаками документов, относящихся к профессионально-деловой сфере права, то есть степенью юридизации текста. Определение жанрового состава речевых произведений юридической сферы, как отмечает О.П. Сологуб, «является одной из актуальных задач юрислингвистики» [цит. по 5, с.12].

Н. Д. Голев выделяет 4 степени юридизации текста [4, с.20]. В его классификации высшая степень соотносится с текстами правовых законов, например, уголовного и процессуального права. Вторая степень юридизации присваивается текстам, создаваемым профессиональными юристами, например, переписка, протоколы и т.д. Последние две степени имеют посредственное отношение к юридической сфере, так как тексты здесь создаются рядовыми гражданам, соответственно содержат общеупотребительную лексику и небольшое количество терминологического материала. Как правило, четвертая степень юридизации присваивается разностилистическим документам, которые проходят правовую экспертизу [4, с. 21].

С точки зрения лексики типичным трудностям, с которыми сталкивается переводчик, относятся использование клише и речевых штампов и аббревиатур; многозначность юридических терминов; контекстуальная аргументация языковых единиц; использование терминов, отражающих культурно-специфические понятия иноязычной правовой системы [8, с. 45]. Все термины приобретают статус юридических, поскольку обеспечивают передачу законодательной информации, имеющей юридическую силу [5, с. 31-32].

Языковые эквиваленты могут быть приняты речевыми сообществами, но зачастую они не разработаны в сфере юриспруденции. Автор приводит для примера один из польских терминов spółka komandytowa (партнерское общество), имеющий устоявшийся эквивалент в английском языке - limited partnership , соответствующий аналогичному субъекту в английской правовой системе. С другой стороны, другое партнерство с такой же низкой степенью несоответствия, spółka partnerska , имеет эквивалент professional partnership , в то время как на него можно было бы легко ссылаться через эквивалент limited liability partnership - товарищество с ограниченной ответственностью .

В английском языке слово sentence (общеупотребит. значение – предложение) в юридической терминологии переводится как «приговор» - the verdict of the court determining the punishment [9], соответственно в русском языке может быть неверно трактован обычным переводчиком.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что правильность перевода в правовой сфере является гарантом исполнения правовых законов. Важна точность в переводе решений судов, приговоров, которые должны быть приведены в исполнение в другой стране. Автор выделяет наиболее часто встречающиеся примеры ошибок перевода в различных лингвокультурах.

Так, в английском языке присутствуют синонимичные, на первый взгляд слова, lawyer и attorney . Переводчик, не обладающий фоновыми знаниями об этих специальностях, может допустить ошибку и перевести первое слово как «юрист», второе – как «адвокат». Однако специалист-международник четко различает разновидности адвокатской профессии, где attorney – уполномоченный, поверенный (общеупотр. значение - защитник), – адвокат высшего ранга, lawyer – адвокат общей практики [9].

Следующий пример демонстрирует важность качества перевода во избежание этической ошибки в юридическом тексте. В английском языке слово incapacitation употребляется в значении ineligible to run for office (невозможность занять/баллотироваться на определенную должность). При этом incapacitation ( incapacity) также трактуют как недееспособность (в физическом смысле) .

Автор считает (основываясь на собственной юридической практике), что в юридическом переводе на итальянский язык самую распространенную ошибку переводчики допускают при переводе термина «решение» [суда]. Если мы говорим о решении суда общей юрисдикции или арбитражного [государственного] суда, то термин должен быть переведен на итальянский язык как sentenza, а решение третейского или международного коммерческого суда – как lodo. Процедура признания вышеуказанных решений иностранных судов в Италии отличается, в том числе по времени и по судебным издержкам, поэтому всего одно некорректно переведенное слово может повлечь негативные последствия.

Еще одна часто встречающаяся ошибка - употребление обобщенного термина «provvedimento», которым переводчики щедро награждают любой судебный акт - будь то решение, судебный приказ или определение, хотя у каждого такого акта в итальянском языке существует терминологическое соответствие: «решение» - «sentenza», «судебный приказ» - «decreto ingiuntivo», «определение» - «ordinanza».

В индоевропейских языках чаще используются различные слова для обозначения «конкретного закона» («a specific law») и «права» («law») в общем смысле «institution or body of laws» («институт или свод законов»). Например, в английском часто используется латинизм «lex» в значении юридического закона «a law», особенно «legal right» («юридическое право»), что в русском соответствует термину «легализация», «легальное», «что-то разрешенное законом». Когнитивный центр понятия смещается и приводит к ошибке переводчика.

Выражения, где присутствует «law», чаще всего содержат глаголы типа «to put, place, set, lay,» («положить, поместить, установить»).

Значение «law» в общем смысле этимологически означает «what is right» (то, что правильно). Поэтому данный концепт часто связан с прилагательными «straight,» «upright,» «true,» «fitting,» or «usage, custom» (прямой, истинный, подходящий традиционный). Из данных лексем складываются термины, которые не всегда понятны даже переводчику-неспециалисту.

Чтобы избежать неадекватного перевода и подобрать соответствующие эквиваленты, юристы и лингвисты могут совместно разработать методические рекомендации. Новые методы анализа терминологии помогают улучшить не только скорость перевода, но и прежде всего качество перевода. Прежде всего, переводчик может увеличить функциональность перевода на уровне стиля. Это имеет особое значение в случае обратных переводов, когда переводчики не переводят на свой родной язык и более восприимчивы к логическим выводам. Переводчики также могут извлечь более традиционные, установленные эквиваленты юридических терминов, которые легко распознаются в профессиональном сообществе, и активизировать связи с соответствующими структурами правовых знаний. Однако это приведет к более стандартизированному переводу с частично восстановленными интертекстуальными связями, поскольку такие рекомендации не могут охватить правовые системы всех государств.

Таким образом, переводчик, не знакомый с правовой системой, процессуальным правом той страны, на язык которой переводятся документы, не может выполнить качественный перевод без особой подготовки, а именно без опыта юриста-международника, владеющего не только иностранным языком и юридическими терминами, но и знаниями правовой системы, гражданским процессуальным (и/или уголово-процессуальным) и другими отраслями права государства, в котором должно исполняться решение или приговор иностранного или российского суда.

Библиография
1.
Алимов В.В. Юридический перевод: практический курс, Английский язык: Учебное пособие. Изд. 3-е, стереотипное. – М.: Ком Книга, 2005. – 160 с.
2.
Анафинова М.Л. Международный дискурс и отраслевая терминология (Коммуникативно-прагматические закономерности функционирования юридических терминов в текстах международных контрактов и договоров): Монография. Костанай: ОО «Костанайский печатный двор», 2012. – 206 с.
3.
Гамзатов М.Г. Английская и русская юридическая терминология в сравнительно-сопоставительном аспекте. Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9, 2007. Вып. 2. Ч. II. – С. 124–131.
4.
Голев Н.Д. Юридизация естественного языка как лингвистическая проблема. // Юрислингвистика-2: Русский язык в его естественном и юридическом бытии: межвуз. сб. науч. тр. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2000. С. 8-40.
5.
Нам Д. Буквализм при переводе документов в международном судопроизводстве, 2015. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://sionlf.com/ru/word-for-word-translation/ (дата обращения: 20.10.2019).
6.
Киндеркнехт А.С. Пособие по переводу юридических текстов (французский язык): учебное пособие. – Пермь: Изд-во ПНИПУ, 2012. – 140 с.
7.
Sager, Juan. Terminology: Theory. In BAKER, M. (ed.). Routledge Encyclopedia of Translation Studies. London/New York : Routledge, 2018 – pp. 258-262.
8.
Williams, C. Legal English and plain language: An update. ESP Across Cultures, 2011 – No. 8. – pp. 139-151.
9.
Словарь юридических терминов [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://dic.academic.ru/contents.nsf/lower (дата обращения: 05.11.2019).
References (transliterated)
1.
Alimov V.V. Yuridicheskii perevod: prakticheskii kurs, Angliiskii yazyk: Uchebnoe posobie. Izd. 3-e, stereotipnoe. – M.: Kom Kniga, 2005. – 160 s.
2.
Anafinova M.L. Mezhdunarodnyi diskurs i otraslevaya terminologiya (Kommunikativno-pragmaticheskie zakonomernosti funktsionirovaniya yuridicheskikh terminov v tekstakh mezhdunarodnykh kontraktov i dogovorov): Monografiya. Kostanai: OO «Kostanaiskii pechatnyi dvor», 2012. – 206 s.
3.
Gamzatov M.G. Angliiskaya i russkaya yuridicheskaya terminologiya v sravnitel'no-sopostavitel'nom aspekte. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 9, 2007. Vyp. 2. Ch. II. – S. 124–131.
4.
Golev N.D. Yuridizatsiya estestvennogo yazyka kak lingvisticheskaya problema. // Yurislingvistika-2: Russkii yazyk v ego estestvennom i yuridicheskom bytii: mezhvuz. sb. nauch. tr. Barnaul: Izd-vo Alt. un-ta, 2000. S. 8-40.
5.
Nam D. Bukvalizm pri perevode dokumentov v mezhdunarodnom sudoproizvodstve, 2015. [Elektronnyi resurs] // Rezhim dostupa: http://sionlf.com/ru/word-for-word-translation/ (data obrashcheniya: 20.10.2019).
6.
Kinderknekht A.S. Posobie po perevodu yuridicheskikh tekstov (frantsuzskii yazyk): uchebnoe posobie. – Perm': Izd-vo PNIPU, 2012. – 140 s.
7.
Sager, Juan. Terminology: Theory. In BAKER, M. (ed.). Routledge Encyclopedia of Translation Studies. London/New York : Routledge, 2018 – pp. 258-262.
8.
Williams, C. Legal English and plain language: An update. ESP Across Cultures, 2011 – No. 8. – pp. 139-151.
9.
Slovar' yuridicheskikh terminov [Elektronnyi resurs] // Rezhim dostupa: http://dic.academic.ru/contents.nsf/lower (data obrashcheniya: 05.11.2019).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования представленной статьи – специфика перевода юридических текстов. Актуальность исследования обусловлена необходимостью корректировки методологических подходов юридического перевода для функционирования международного права. Новизна работы связана с корреляцией методов юридического перевода на отдельных примерах различных юридических языковых традиций (на русском, английском, итальянском, польском языках). Автор опирается на различные методы перевода и когнитивной лингвистики, а также на методы сравнительного анализа.
В статье характеризуются различные исследовательские подходы к юридическому переводу, выделяются степени юридизации текстов. Автор акцентирует внимание на лексических трудностях юридического перевода, а также на взаимосвязи особенностей перевода со спецификой юридической практики конкретного государства.
Интерес представляет анализ конкретных примеров адаптации перевода юридических терминов разных стран, где автор разбирает распространенные ошибки переводчиков, не учитывающих юридический контекст функционирования анализируемых понятий, – ошибки, которые могут привести к негативным правовым последствиям.
Обоснованными представляются выводы автора о необходимости методологического взаимодействия лингвистов и юристов международного права.
В статье встречаются некоторые редакторские «огрехи» (несогласование окончаний), например: «Автор приводит для примера одно из польских терминов», «Он имеет устоявшийся эквивалент в английском языке, т. е. limited partnership , которое».
Не совсем точно, по мнению рецензента, сформулирован следующий абзац: «Так, в английском языке присутствуют синонимичные, на первый взгляд слова, lawyer и advocate . Переводчик, не обладающий фоновыми знаниями об этих специальностях, может допустить ошибку и перевести первое слово как «юрист», второе – как «адвокат». Однако специалист-международник четко различает разновидности адвокатской профессии, где attorney – уполномоченный, поверенный (общеупотр. значение - защитник), – адвокат высшего ранга, lawyer – адвокат общей практики». Либо автор изначально хотел сравнить слова «lawyer» и «attorney». Либо автор не стал расшифровывать трактовку «advocate».
В целом, статья выполнена на профессиональном уровне. Библиография соответствует содержанию статьи.
Работа представляет интерес для профессиональной читательской аудитории.
Статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"