Статья 'Научные центры Великобритании и их роль в политическом процессе' - журнал 'Мировая политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Научные центры Великобритании и их роль в политическом процессе

Приписнова Елена Сергеевна

кандидат политических наук

старший преподаватель, кафедра истории и теории международных отношений, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603095, Россия, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23

Pripisnova Elena Sergeevna

PhD in Politics

Senior Educator, the department of History and Theory of International Relations, N. I. Lobachevsky Nizhny Novgorod State University

603095, Russia, Nizhny Novgorod, Prospekt Gagarina 23

poskr011@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-8671.2016.2.17580

Дата направления статьи в редакцию:

13-01-2016


Дата публикации:

08-06-2016


Аннотация: Предметом исследования настоящей статьи являются политические научные центры Великобритании, теоретические и практические аспекты их деятельности, их значение для общественности и политических государственных институтов. В первой части автором рассматривается структура и деятельность трех ведущих научных центров Великобритании: Института экономики, Института Адама Смита и Центра политологии; во второй – проводится анализ значения и влияния научных центров на политическую жизнь Великобритании, их эффективности; рассматривается их совместная работа с правительством, СМИ, участие в дебатах. Методологической основой статьи является общенаучное теоретическое положение о системности сложных политических процессов, а также идея о взаимообусловленности факторов, определяющих формирование политической стратегии государства. Важнейшим методологическим приемом выступает исторический подход, предполагающий изучение общественно-политических явлений через их происхождение и эволюцию. В результате исследования автор приходит к следующим выводам: британские научные центры образовались в 1980-х гг., и стали значимыми фигурами в сложном процессе создания политики и внедрения ее в мировое политическое пространство; создавая определенную атмосферу, настроение и будучи единственными оппонентами в дебатах, научные центры формировали сам политический процесс в Великобритании; научные центры дают толчок к инновациям, борются с инертностью и склонностью к компромиссам в парламентских и бюрократических процедурах.


Ключевые слова: Научный центр, Великобритания, Институт экономики, Институт Адама Смита, Центр политологии, Маргарет Тэтчер, Государственный институт, Политический процесс, Правительство, Общественное мнение

Работа подготовлена в рамках гранта РГНФ № 15-07-00056

Abstract: The research subject includes the political research institutions of Great Britain, theoretical and practical aspects of their work, and their importance for the society and political public institutions. In the first part, the author considers the structure and activities of the three leading scientific institutions of Great Britain: the Institute of Economic Affairs, the Adam Smith Institute, and the Centre for Political Science; in the second part of the article, the author analyzes the importance and influence of research institutions on the political life of Great Britain and their effectiveness, their cooperation with the government, mass media, and participation in debates. The research methodology is based on the general scientific proposition about the system character of complex political processes, and the idea about the interdependence of factors conditioning the formation of the state’s political strategy. The most important methodological approach is the historical approach presupposing the study of social and political phenomena through their origin and evolution. The author concludes that the British scientific research institutions had formed in the 1980s and had become the significant figures in the complicated process of policy formation and its introduction into the global political space; creating a particular atmosphere and attitude and being the only opponents in the debates, scientific institutions had formed the very political process in Great Britain. They impulse innovations, struggle against passivity and inclination for compromise in parliamentary and bureaucratic procedures. 



Keywords:

public opinion, government, political process, public institute, Margaret Thatcher, Centre for Political Science, the Adam Smith Institute, the Institute of Economic Affairs, Great Britain, scientific research center

В Великобритании после победы консервативной партии на выборах в 1979 г. правые научные центры получили прямой доступ к правительству. Надо сказать, что в Англии никогда ранее не существовало политических институтов вне партий, которые бы формулировали политические идеи и воплощали их в законодательстве. Во второй половине ХХ в. многие организации стали лишь консультативными, скорее информационными организациями, чем группами, активно влияющими на процесс политики. Разительно выделялись среди них ведущие научные институты Великобритании. Исследованию этого вопроса посвящен ряд работ ученых и аналитиков. Мы же в своей работе на основе системного и исторического подхода рассмотрим деятельность трех научных центров Великобритании, их значение и влияние на политический процесс.

За последнее время в Великобритании изменились отношения между политическими институтами, и особенно это касается вмешательства в политику правых научных центров. Изменения касались двух аспектов: во-первых, в отношении тех идей, что они пропагандировали; во-вторых, в их отношении к властям. Уход от консенсуса, который начался в первые годы правления Тэтчер (с 1979 г.), сначала скрывали, а затем поощряли, что свидетельствует об изменении настроений поколения, его идей и влиянии на политику и политических лидеров

Вдохновением для консервативных центров послужили научные центры США, которые появились больше полувека назад и имели близкие отношения с действующими правительствами, как республиканскими, так и демократическими [8]. Идеологическими вдохновителями для них стали Ф. А. Хайек и М. Фридман, индивидуальный подход к рассмотрению правительства и философия, ориентированная на рынок. В Британии данный подход должен был не только освободить государство от множества ограничений, а промышленность - от государственных ограничений, но и изменить само общество и его ценности. Первоочередной задачей научных центров было найти свои идеи и принципы, которые затем превратятся в практические политические предложения, второй задачей – превратить эти идеи в политику [1].

Первым из подобных научных центров стал Институт экономики, основанный Энтони Фишером в 1955 г., который начал свою деятельность в 1957 г. До середины 1970-х гг. его практическая деятельность в сфере государственной политики считалась маргинальной политикой индивидуалистов, ориентированной на рыночную экономику, и микроэкономический подход. Провозглашал институт эти идеи еще до того, как они пробудили широкий интерес общественности. Институт экономики, в отличие от других научных центров, обладает неким интеллектуальным статусом. Его представители заявляли, что отличаются от других правых центров тем, что: а) более разносторонни, чем другие (привносят в свою политику левые идеи); б) его целевая аудитория – по крайней мере, до прихода в 1980-х гг. к власти консервативного правительства – ученые, а не политики и другие «лидеры общественного мнения» [1].

Надо отметить, Институт экономики, с его смелым подходом к экономическим реформам, его радикализмом и самоуверенностью, значительно повлиял на таких консерваторов, как Кит Джозеф, Джеффри Хоу и Маргарет Тэтчер в 1960-е гг.

После наступления эры Тэтчер влияние Института экономики еще больше усилилось, и многие его идеи больше не считались экстремистскими, а лишь консервативными. Институт опубликовал сотни научных работ и книг, каждую из которых теперь можно найти в любой университетской библиотеке, и не только в Великобритании или США, но и в Москве, Пекине, Будапеште и Варшаве. Сегодня бюджет Института составляет около трех четвертей миллиона фунтов ежегодно, и работает в нем 15 человек.

Вторым по значимости научным центром, еще более «политически настроенным», чем Институт экономики, но менее, чем Центр политологии (см. ниже), является Институт Адама Смита, основанный в 1977 г. тремя шотландскими учеными. В данном Институте, как и в Институте экономики, было немного сотрудников, его бюджет составлял около четверти миллиона фунтов в год, однако он публиковал множество работ. Представители Института утверждают, что в 1980-е гг. его влияние на правительство было значительным, а в 1990-е гг. он предложил правительству около 100 нововведений в законодательство (включая приватизацию услуг в сфере здравоохранения, реформу местного самоуправления и реформу Государственной службы здравоохранения), причем все они были приняты правительством и нашли свое отражение в законах [1].

Здесь необходимо отметить, что прямая связь между идеями научных центров и реформами правительства не доказана, и Институт этого и не утверждает. Тем не менее, очевидная связь между Институтом Адама Смита и доминирующими взглядами в правительстве существует. В какой-то мере, как всегда утверждали критики научных центров и аналитики, скептически настроенные в отношении их целесообразности, их эффективность нельзя измерить в количественных показателях. Так, Институт Адама Смита высказывает такие предложения, которые правительство и без него собиралось применять. И все же это не умаляет значимость таких научных центров, как вышеназванный Институт, поскольку он создает определенную интеллектуальную атмосферу, и в конце 1980-х гг. он смог предложить много нового правительству, исполняющему свои обязанности уже третий срок подряд, что внесло новые направления в политику государства. Это представляло революцию в британской политике – правительство не потеряло инициативности даже будучи у власти десять лет.

Третьим, наиболее интересным научным центром является Центр политологии. Этот центр считается центром «активистов» в большей степени, чем другие правые организации. Как и два предыдущих центра, он небольшой - работает в нем 8 человек, а годовой бюджет составляет 350 000 фунтов, однако он публикует значительное количество сочинений (15-20 в год) и статей (некоторые из них представляют собой политические предложения), а также организует семинары. Центр направлен на составление предложений правительству и министерствам, лидерам бизнеса и промышленности, Уайт-холлу и Вестминстеру. П Также при нем был образован международный консультативный совет по внешней политике [1].

Следует подчеркнуть, что Центр политологии в большей степени, чем два вышеназванных центра, принял участие в образовании политики Тэтчер. Интересно отметить, что он был образован в 1974 г. Китом Джозефом и Маргарет Тэтчер после поражения на выборах в феврале того года, причем изначально он критиковал не левых и не правительство Уилсона, а лидера консерваторов Эдварда Хита. После того, как консерваторы одержали победу на выборах в 1979 г. и Маргарет Тэтчер стала премьер-министром, влияние Центра политологии возросло. Ныне его руководителем является историк лорд Хью Томас Свиннертон и директор Дэвид Виллетс, служивший помощником будущего премьер-министра во время кампании 1987 г. [6].

Кроме идеологического влияния, необходимо отметить организационное влияние Центра политологии на правительство. Во время своего первого срока Маргарет Тэтчер распустила консультативный орган по обзору мировой политики, основанный в 1970-71 гг. [2]. Осталась лишь политическая группа из девяти человек, дающая консультации премьер-министру и через которую проходили все личные дела правительства и кабинета министров.

Кроме такого обособления группы консультантов, исследовательская группа консервативной партии потеряла свое значение. Вследствие этого роль Центра политологии как научного центра для политической группы премьер-министра в отсутствие консультативного органа, серьезно возросла [2].

Как Институт экономики и Институт Адама Смита, Центр политологии предложил достаточно нововведений – в частности, приватизацию услуг электроэнергии, отказ от Центрального агентства по производству электроэнергии, а также реформу национальной системы здравоохранения. Влияние этих трех институтов на организационном и идеологическом уровне заметно возросло после прихода в 1979 г. (а также в 1983 и 1987 гг.) поколения молодых правых членов парламента, которые образовали группу «Нет поворота назад» (в нее входили Анжела Рамболд, Майкл Форсит, Майкл Портильо и Эрик Форт). Эта группа разделяла многие взгляды Центра политологии и премьер-министра. Со времен выборов 1987 г. многие члены группы стали помощниками министров [2]. Постепенно вводя на должности молодое поколение ответственных сотрудников, вплотную работающих с премьер-министром и научными центрами, связанными с правительством, правительство консерваторов в 1980-е гг. продемонстрировало то, к чему левые стремились на протяжении всего века: динамичному взаимодействию людей и их идей, и поддержки правительством существующего строя.

Таким образом, можно сделать вывод, что деятельность Института экономики, Института Адама Смита и Центра политологии в общественной жизни в 1980-е гг. была достаточно активной. Их влиятельность объяснялась двумя факторами. Во-первых, это публикация исследований и статей (зачастую одновременно с проведением семинаров), которые, хотя и освещали проблему лишь с одной стороны, были серьезными, грамотными работами, написанными строго по теме. Во-вторых, это самореклама и активное использование СМИ. Они не только активно использовали эти области, но и умело сочетали их друг с другом. После публикации статьи начиналось тщательное и профессиональное ее продвижение; в случае возникновения в СМИ какого-либо политического вопроса, научные центры тут же реагировали, причем в своем ответе опираясь на свои же научные работы, что создавало им имидж надежных и нужных организаций, а не просто «говорящих голов». Таким образом, в общественной жизни страны принимали активное участие три правых научных центра. К ним прислушивались при обсуждении самых разнообразных проблем: схемы приватизации (Британская железная дорога, почта, тюрьмы, некоторые функции министерств), озеленение территорий, сокращение налогов, система здравоохранения, реформа публичных библиотек, политика назначения наказаний, охрана правопорядка, вопросы, касающиеся Европы, университеты и реформа образования) [7]. Здесь следует отметить, что Институт экономики считался более «объективным», поэтому обладал большим влиянием. Тем не менее, три научных центра считались «современными» в их научно-исследовательской деятельности и их связях с общественностью [3].

Такое активное участие трех ведущих научных центров в политической жизни страны способствовало созданию конкуренции и соперничества между ними, однако это явление было конструктивным.(29) Соперничество носило скрытый характер и по причине того, что все центры имели схожий бюджет, количество сотрудников и научный подход (особенно в том, что касается проведения исследований по заказу), а также сходную политическую позицию.

Все три научных центра вели свою деятельность вполне успешно, готовя на рассмотрение правительству предложения по реформам. Однако, как мы уже отмечали, эффективность и значение центров не измеряется качеством их предложений правительству (как и эффективность этих предложений). Имиджу научных центров и правительства не пойдет на пользу, если первые признают, что они являются создателями демократической политики государства, а последние – что они принимают готовые политические предложения. Важно то, что научные центры создают определенный микроклимат, постоянно стимулируя и подталкивая правительство к реформам (поддерживая их с помощью своих научных работ и выступлений в СМИ).

Научные разработки центров также идут на помощь правительству. Обычно совместная работа проходила по следующей схеме: правительство запускает инициативу или же одобряется законопроект депутата, однако этому предшествует отчет, скажем, Института Адама Смита, что придает достоверность всему мероприятию. В действительности же правительству сложно внести какую-либо инициативу, которая еще не была предложена одним из трех научных центров. Еще одним косвенным плюсом научных центров является тот факт, что если они предложат идею, которая по окончании дебатов окажется непопулярной, неприменимой или неразумной, правительство может отвергнуть это предложение не предпринимая по нему никаких законодательных инициатив. Также иногда может случиться, как это было с предложениями по озеленению для Министерства экологии в 1988-1989 гг., что идеи научных центров будут не совпадать с общей политикой правительства [10]. Такие несогласия лишь подчеркивают независимость центров и правительства друг от друга, одновременно развивая конструктивную критику на фоне интеллектуального и политического диалога.

Еще одной причиной влиятельности научных центров, является тот факт, что они являлись единственными участниками политических дебатов, поэтому они и определяли их ход. При этом дебаты проводились только в тех областях, которые определит правительство.

Научные центры и их сторонники не раз утверждали, что их идеи и предложения для того, чтобы стать законопроектами видоизменяются после того, как начинают проходить процедуру согласования. Однако с 1979 г. смелость их подхода привела к тому, что общественность стала относиться к тем идеям, что еще десять лет назад считались маргинальными, как к обычным. Кроме того, левые внесли множество структурных и различной степени идеологических изменений в законодательный процесс. В 1980-е гг., поскольку политическая среда этому способствовала, Институт экономики, Институт Адама Смита и Центр политологии стали единственными участниками дебатов.

Таким образом, можно констатировать, правые научные центры образовались в 1980-х гг., и стали значимыми фигурами в сложном процессе создания политики и внедрения ее в мировое политическое пространство.

Правительство Тэтчер показало, что действующее руководство страны имеет возможности мобилизовать самих себя и своих сторонников, а также воспитать в себе дух политического движения, что раньше считалось подвластным только оппозиции. Эпоха Тэтчер изменила старые представления себе на пользу: пока политическая партия имеет социальную цель, которую она должна в итоге достичь (при Тэтчер это была утопия экономического индивидуализма), то партия и ее сторонники могут искать способы достижения этой цели, и именно поэтому правые научные центры имели в 1980-х гг. такое большое значение.

Таким образом, английские научные центры предоставили правительству множество предложений в контексте идеализированного взгляда на консерватизм.

Наш второй вывод касается степени значимости научных центров. Многие аналитики сомневались в правильности мнения о том, что научные центры были необходимыми инструментами правления в эпоху Тэтчер, и указывали на то, что Центр политологии, Институт экономики и Институт Адама Смита были успешны лишь потому, что разделяли взгляды правительства. На практике оказывается, что это верно. Если бы у власти не было радикальных консерваторов, то радикальные консервативные научные центры не провозглашали бы их идеи. И все же значимость научных центров не нужно оценивать лишь по их влиянию на политику, каким бы большим оно ни было. Они собирали информацию, документировали события, давали консультации, но их эффективность не должна измеряться в таком количественном плане. Создавая определенную атмосферу, настроение и будучи единственными оппонентами в дебатах, они формировали сам политический процесс [5].

Итак, необходимо отметить, что какими важными не были бы научные центры в Великобритании, их значение не нужно переоценивать, поскольку «политическую обратную связь» [4] в представительной демократии должны осуществлять сами партии [9]. В Великобритании законодательный процесс проходит в выборных органах. Однако в 1980-х гг. предложения по законодательству разрабатывались вне привычных демократических институтов - в научных центрах,– и многие подобные предложения стали законами. Учитывая это, можно сказать, что утверждение, что политические партии являются связующим звеном между желаниями граждан и законами, скрывает тот факт, что политические предложения могут разрабатываться в различных институтах. Также имеет значение и размер – возможно, политические партии слишком велики и массивны для того, чтобы, как Центр политологии, быстро реагировать в кризисных ситуациях. Также важно отметить, что сегодня все политические решения, даже самые незначительные, должны приниматься специалистами в своей области.

В заключение отметим, научные центры дают толчок к инновациям, борются с инертностью и склонностью к компромиссам в парламентских и бюрократических процедурах. В данной работе этот процесс был рассмотрен лишь кратко. Рассмотрение конкретных случаев внедрения идей научных центров в политические решения и законопроекты даст еще больше подтверждений влиянию данных структур на политические процессы представительной демократии.

Библиография
1.
Colin Clark. The IEA and the Fabians // A. Seldon (ed.) The Emerging Consensus?-London: Institute of Economic Affairs, 1981.
2.
Guardian, 10 March 1989.
3.
J.E.S. Hayward. Governing France. London: Weidenfeld & Nicolson, 1983.
4.
Kay Lawson. Political Parties and Linkage.-New Haven and London: Yale University Press, 1980. P.14.
5.
Pierre Birnbaum. Les élites dirigeantes en question // Le débat, No. 53. February 1989.
6.
Tessa Blackstone, William Plowden. Inside the Think Tank. London: Heinemann, 1988.
7.
Поскребышева Е.С. О стратегических подходах ЕС по расширению присутствия в Азиатском регионе // Современные тенденции в образовании и науке. Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции: в 26 частях. 2013. С. 124-126.
8.
Старкин С.В. О трансформации оборонной промышленности США // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2007. № 6. С. 231-237.
9.
Старкин С.В. Проблемы типологизации разведывательной информации в американском теоретическом дискурсе // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2011. № 1. С. 329-335.
10.
Старкин С.В., Поскребышева Е.С. Парадигма «глубинной экологии» А.Нейса в контексте развития экополитологии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 4-1 (30). С. 164-168.
11.
Фельдман П.Я. Концептуальные основы лоббистской деятельности в современной России // Международные отношения. - 2014. - 1. - C. 16 - 20. DOI: 10.7256/2305-560X.2014.1.10036.
References (transliterated)
1.
Colin Clark. The IEA and the Fabians // A. Seldon (ed.) The Emerging Consensus?-London: Institute of Economic Affairs, 1981.
2.
Guardian, 10 March 1989.
3.
J.E.S. Hayward. Governing France. London: Weidenfeld & Nicolson, 1983.
4.
Kay Lawson. Political Parties and Linkage.-New Haven and London: Yale University Press, 1980. P.14.
5.
Pierre Birnbaum. Les élites dirigeantes en question // Le débat, No. 53. February 1989.
6.
Tessa Blackstone, William Plowden. Inside the Think Tank. London: Heinemann, 1988.
7.
Poskrebysheva E.S. O strategicheskikh podkhodakh ES po rasshireniyu prisutstviya v Aziatskom regione // Sovremennye tendentsii v obrazovanii i nauke. Sbornik nauchnykh trudov po materialam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii: v 26 chastyakh. 2013. S. 124-126.
8.
Starkin S.V. O transformatsii oboronnoi promyshlennosti SShA // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2007. № 6. S. 231-237.
9.
Starkin S.V. Problemy tipologizatsii razvedyvatel'noi informatsii v amerikanskom teoreticheskom diskurse // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2011. № 1. S. 329-335.
10.
Starkin S.V., Poskrebysheva E.S. Paradigma «glubinnoi ekologii» A.Neisa v kontekste razvitiya ekopolitologii // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2013. № 4-1 (30). S. 164-168.
11.
Fel'dman P.Ya. Kontseptual'nye osnovy lobbistskoi deyatel'nosti v sovremennoi Rossii // Mezhdunarodnye otnosheniya. - 2014. - 1. - C. 16 - 20. DOI: 10.7256/2305-560X.2014.1.10036.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"