Статья 'Соотношение этнического, гражданского и религиозного компонентов идентичности личности в современной России' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Соотношение этнического, гражданского и религиозного компонентов идентичности личности в современной России

Горбунова Анастасия Андреевна

кандидат социологических наук

лаборант-исследователь, ФГБОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

Gorbunova Anastasiya Andreevna

PhD in Sociology

Research Assistant, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, pr. Lenina, 61

nastia_gorbunova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Максимова Светлана Геннадьевна

доктор социологических наук

заведующий кафедрой, профессор, ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 61

Maksimova Svetlana Gennad'evna

Doctor of Sociology

Head of the department, Professor, the department of Psychology of Communications and Psychotechnology, Altai State University

656049, Russia, Altai Krai, Barnaul, Prospekt Lenina 61

svet-maximova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.7.20748

Дата направления статьи в редакцию:

16-10-2016


Дата публикации:

15-08-2017


Аннотация: Статья посвящена анализу различных компонентов идентичности населения современной России. Проблема соотношения отдельных типов идентичностей, а также поиск объяснительных механизмов их формирования и проявления – одна из центральных дискуссий социо-гуманитарного знания на сегодняшний день. Целью данной статьи является изучение особенностей идентификационной структуры населения приграничных регионов России. Особое внимание уделено изучению соотношения этнического, гражданского и религиозного компонентов идентичности личности, а также влияния актуализированной этнической идентичности на формирование других типов идентификации. Представлены результаты эмпирического исследования населения 9 регионов России, проведенного в 2015 году методом анкетного опроса. Результаты социологического исследования свидетельствуют о высокой степени значимости для жителей исследуемых регионов социальной дифференциации по различным основания. Авторы отмечают, что на современном этапе первостепенное значение принимает идентификация населения с гражданами страны и локальным сообществом. В то же время актуализированная этническая идентификация населения не является препятствием для формирования общероссийской гражданской идентичности. Подчеркивается, что религиозный фактор в настоящее время является менее значимым основанием идентификации, чем этническая или гражданская принадлежность. На основе данных исследования сделан вывод о том, что различные виды идентичности не являются конкурирующими или взаимоисключающими а, напротив, являются основой для интеграции личности в многочисленные социальные общности, сформированные по различным основаниям.


Ключевые слова:

идентичность, идентификация, этническая идентичность, гражданская идентичность, религиозная идентичность, локальная идентичность, этнос, национальность, религия, россиянин

Публикация осуществлена при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках конкурсной части государственного задания в сфере научной деятельности ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет». Код проекта: № 1475 «Гражданская и этническая идентичности в системе сохранения социальной безопасности населения приграничных территорий Российской Федерации».

Abstract: This article is dedicated to the analysis of various components of the identity of population of modern Russia. The problem of correlation of separate types of identities, as well as the search for the explaining mechanisms of their formation and manifestation is one of the central discussions of the socio-humanitarian knowledge at the present stage. The goal of this article consists in examination of the specificities of identification culture of the population of Russia’s bordering regions. Special attention is given to the interrelation of ethnic, civil, and religious components of the identity of personality, as well as the impact of actualized ethnic identity upon the formation of other types of identification. The article provides the results of empirical research of population of the nine regions of Russia conducted in 2015 through the method of survey. The results testify to the high level of importance for the residents of these regions of social differentiation by various grounds. The authors note that currently that the identification of population with the citizens of the country and local community gains crucial importance for the dwellers of the examined regions. At the same time, the actual ethnic identification of population does not impede the establishment of the Russian national civil identity. It is underlined that at present stage the religious factor is a less important ground of identification than the ethnic or civil affiliation. The conclusion is made that the diverse types of identity are not competitive or mutually exclusive, but rather manifest as the foundation for integration of a person into the multiple social groups formed in accordance with various grounds.  


Keywords:

identity, identification, ethnic identity, civil identity, religious identity, local identity, ethnic, nationality, religion, Russian

Введение

Одна из центральных дискуссий современного социо-гуманитарного знания – проблема соотношения различных типов идентичностей, и в первую очередь гражданской и этнической. Одни исследователи отмечают важность формирования единой общегражданской идентичности для сохранения безопасности и целостности страны. Еремина Е.В., например, отмечает, что в условиях ослабления или кризиса национальной (общегражданской) идентичности регионально-этническая идентичность может составить ей конкуренцию и, получив политический оттенок, поставить под угрозу единство страны [1]. Другие анализируют возможности их позитивной совместимости. Так, Дробижева Л.М. отмечает, что эти идентичности являются конкурирующими в очень малой степени и для немногочисленных слоев, а для доминирующей части населения они совмещаются, причем совмещаются как в позитивной части, когда становятся ресурсом активной позиции в жизни и деятельностных установках, так и в негативной, когда подпитывают враждебность к окружающему миру и поиски врага [2, с. 227].

Последние десятилетия жизни нашей страны были связаны с преодолением последствий «взрыва этничности», произошедшего после распада Советского Союза и решением этнополитических проблем национальных республик внутри государства. Следствием данных процессов являлась ярко выраженная доминантность этнической дифференциации в российском обществе и слабая общегражданская идентичность.

Однако, сравнительный анализ данных социологических исследований начала 1990-2000-х гг. фиксирует динамику изменений соотношения гражданской и этнической идентичности, в частности, все большее возрастание и устойчивость идентификации с гражданами России, особенно в регионах с доминирующим русским населением [2-4]. Но, как показывают другие исследования, для ряда территорий этническая принадлежность является первостепенной, кроме того существуют различия в идентификации представителей разных этнических групп. Так, например, Авксентьев В.А. и Аксюмов Б.В. исследуя структуру идентичности молодежи юга России заключают, что гражданская и этническая идентичности хоть и не являются взаимоисключающими, но подчас выступают как конкурирующие между собой [5].

Таким образом, этнический фактор и в настоящее время продолжает играть значимую роль в общественном сознании. При этом, высокая значимость этнической принадлежности характерна для жителей не только национальных республик, но и в целом приграничных регионов, располагающихся на стыке географических, политических, экономических, этнокультурных и конфессиональных границ [6].

Другим важным аспектом рассматриваемого вопроса является тесная связь этнической и конфессиональной идентичностей. Как отмечают ряд исследователей, конфессиональный фактор все больше включается в современные этнополитические процессы, а этноконфессиональная идентичность становится более массовой [4, 7]. Что позволяет говорить о противопоставлении отдельных конфессий, в частности христианского и мусульманского мира, что также несет определенные риски.

Все это доказывает актуальность изучения соотношения гражданского, этнического и религиозного компонентов идентификации, а также динамику ее изменений. Совершено очевидно, что многонациональность современного общества является важным фактором формирования российской идентичности, а одним из ее условий выступает поиск баланса гражданского, государственного, а также этнического аспектов идентичности в России [8, 9]. Поскольку и этническая, и гражданская идентичности являются важными составляющими социальной идентичности личности в целом, каждая из них выполняет определенные функции, необходимые для нормального функционирования личности и общества. И подмена или замена одной из них может привести к целому ряду негативных последствий [10].

Прикладное исследование

С целью изучения вопросов формирования и проявления гражданской и этнической идентичностей было проведено социологическое исследование среди населения 9 приграничных регионов России. Исследование проводилось методом анкетного опроса, общая выборка составила 4437 человек в возрасте от 15 до 75 лет. В результате анализа были определены особенности идентификационной структуры населения приграничных регионов России, выраженность и соотношение гражданского, этнического и религиозного компонентов идентичности.

Для получения структуры социальных идентичностей современного населения регионов России респондентам предлагалось оценить ощущение близости с определенными общностями. Распределение ответов на данный вопрос показывает, что опрошенные в первую очередь соотносят себя с гражданами России («в значительной степени» 77,6%, «в небольшой степени» – 18,2% респондентов). Высоко значимой для респондентов также является локальная и региональная идентичности. Жителями своего города или села «в значительной степени» себя ощущают 75,9%, «в небольшой степени» – 18,8%, жителями своего региона – 72,1% и 22,3% соответственно.

Национальная (этническая) идентичность находится на 4 месте в идентификационной матрице – «в значительной степени» близость к представителям своей национальности ощущают 68,0% респондентов, «в небольшой степени» – 23,1%. Далее по значимости располагаются поколенческая (59,9% и 28,8% соответственно), профессиональная (49,1% и 30,8% соответственно), религиозная (46,3% и 28,8% соответственно), социальная (43,1% и 34,6% соответственно) и политическая идентичности (36,0% и 29,4% соответственно).

Таким образом, наиболее выраженной и распространенной формой социальной идентичности на сегодняшний день является идентификация с гражданами России. Этническая же идентичность по значимости уступает не только гражданской, но и региональной, и локальной.

Можно предположить, что существуют определенные особенности в идентификации представителей разных, в том числе по численности, этнических групп. В нашем исследовании сравнивались группа респондентов, отнесших себя к русским и группа респондентов, указавших другую национальность. Данные, приведенные в табл. 1 позволяют говорить о том, что представители русскоязычного населения чаще в значительной степени ощущают близость с различными социальными общностями, что может свидетельствовать о большей их интеграции в российское общество. Аналогичные показатели представителей других народов несколько ниже, за исключением идентификации с представителями своей религиозной группы, которая, в целом выше у представителей «нерусского» населения. Таким образом, религия играет более значимую роль в жизни данных народов. Можно также предположить, что представители малочисленных этносов и народов могут испытывать определенные трудности в адаптации в условиях многонационального российского общества.  

Таблица 1 – Распределение ответов респондентов на вопрос «Ощущаете ли Вы близость с перечисленными общностями, и в какой степени?», вариант ответа «в значительной степени», %.

Общность

Русское население

Представители другой национальности

Граждане России

79,4  

65,4 

Жители своего города, села

73,6  

63,1 

Жители своего края, области, Республики

76,8  

70,7 

Представители моей национальности

69,3 

63,8 

Люди моего поколения

61,2

54,1

Люди моей профессии

49,7

44,8

Представители моей веры

45,5

50,8

Люди моего достатка

43,9

36,0

Люди, близкие мне по политическим взглядам

36,5

31,4

Поскольку достаточно часто выраженную идентификацию со своей этнической группой рассматривают как препятствие для формирования гражданской идентичности целесообразным является изучение влияния актуализированной этнической идентичности на формирование гражданской и религиозной идентичности. Для этого респонденты были объединены в категории по силе выраженности их этнической принадлежности. Респонденты, указавшие при ответе на вопрос об ощущении сопричастности к представителям своей национальности (этносу) варианты «в значительной степени» и «в небольшой степени» составили группу с выраженной этнической принадлежностью, респонденты, ответившие «крайне редко» и «не ощущаю близости» – группу с невыраженной.  Далее в данных группах анализировались отдельные аспекты гражданской и религиозной идентичности. Следует отметить, что все различия в группах статистически достоверны (значимостью различий p<0,05 согласно критерию Манна-Уитни).

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что сформированное чувство этнической принадлежности не является барьером для развития гражданской идентичности. Так, суммарно 94,1% респондентов с выраженной этнической идентичностью согласны с утверждением «я считаю себя россиянином» («скорее согласны» 19,9%, «абсолютно согласны» – 74,2%). Считают себя россиянами и большинство опрошенных (84,2%) с невыраженной этнической идентичностью (по двум позициям 27,6% и 56,6% соответственно). Частью российской культуры себя ощущают суммарно 89,9% респондентов с выраженной идентичностью и 69,9% – респондентов, чья этническая идентичность выражена не так сильно. Это свидетельствует о сформированности общероссийской гражданской идентичности опрошенных обеих групп.

Следует отметить, что гражданская принадлежность для большинства населения связанна с ощущением гордости и счастья. «Абсолютно согласны» или «скорее согласны» с этим суммарно 87,8% и 83,4% соответственно респондентов группы с выраженной идентичностью. В группе с невыраженной этнической идентичностью эту позицию разделяют 70,0% и 64,3% респондентов соответственно. Следует также заметить, что люди с невыраженной этнической идентичностью в несколько раз чаще затруднялись оценить данные утверждения, что может свидетельствовать об индифферентности или неоднозначности их чувств.

Итак, как мы видим, гражданская идентичность респондентов обоих групп достаточно ярко выражена. Различия касаются лишь степени значимости данного типа идентичности, которая, в целом выше для людей, ощущающих себя частью своего этноса.

Менее однозначным является отношение респондентов обеих групп к религии и оценка своей религиозной принадлежности. Представителем своей религиозной группы считают себя 68,6% опрошенных ощущающих близость со своей этнической группой («абсолютно согласны» – 36,5%, «скорее согласны» – 32,1%) и 48,4% – респондентов, не ощущающих близости к своему этносу (20,6% и 27,8% соответственно). Многие из них гордятся своей религией (суммарно 60,2% респондентов с выраженной этнической идентичностью и – 42,4% с невыраженной) и я рады ее исповедовать (суммарно 54,1% и 37,0% соответственно).

Однако то, что религия – важная часть жизнь признают несколько меньшее число людей – суммарно по позициям «абсолютно согласен» и «скорее согласен» 54,2% респондентов с выраженной этнической идентичностью и 36,3% – с невыраженной. Также не однозначно респонденты обеих групп оценивают утверждение «я стараюсь тщательно соблюдать правила своей религии в повседневной жизни» – только 42,6% респондентов группы с выраженной этнической идентичностью согласились с этим утверждением, 29,5% – дали утвердительные ответы в группе с невыраженной этнической идентичностью. Таким образом, при формальном отнесении себя к какой-либо религиозной группе значительно меньшее количество человек следуют религиозным правилам в повседневной жизни.

Эти данные показывают, что религия на современном этапе является менее значимым фактором социальной дифференциации, чем этническая и гражданская принадлежность. Хотя, в целом, и является более значимой для людей с выраженной этнической идентичностью.

Выявленные закономерности также подтверждает анализ идентификационных матриц респондентов данных групп. Из данных табл. 2 следует, что люди, высоко оценившие близость с представителями своей национальности также в большей степени ощущают причастность к другим социальным общностям. Подавляющее большинство людей, составивших группу с выраженной идентичностью, в значительной степени ощущают близость с гражданами России, жителями своего региона или места проживания, представителям своей веры, профессии, поколения, социального слоя и политических взглядов. В то время как среди ответов людей с невыраженной этнической идентичностью в целом чаще встречаются варианты «в небольшой степени», «крайне редко» и «не ощущаю близости».

Таблица 2 – Распределение ответов респондентов на вопрос «Ощущаете ли Вы близость с перечисленными общностями, и в какой степени?» в группах, вариант ответа «в значительной степени», %.

Общность

Респонденты с невыраженной идентичностью

Респонденты с выраженной идентичностью

Граждане России

43,9

80,9

Жители своего города, села

34,0

80,0

Жители своего края, области, Республики

31,6

76,1

Люди моего поколения

24,8

63,3

Люди моей профессии

21,0

51,9

Представители моей веры

9,5

49,8

Люди моего достатка

15,6

45,7

Люди, близкие мне по политическим взглядам

10,5

38,4

Резюме

Проведенное исследование доказывает, что в настоящее время наиболее распространенной формой идентификации является гражданская. При этом, актуализированная этническая принадлежность не является препятствием для позиционирования себя в качестве гражданина страны. Более того, выявлено, что различные идентичности не только не конкурируют между собой и взаимоисключают друг друга как принято считать, а, напротив, взаимообуславливают и обеспечивают большую интеграцию личности в социальные общности, сформированные по различным основаниям. В исследовании также выявлена связь этнической и религиозной принадлежности, хотя последняя и не является такой значимой для опрошенного населения как гражданская или этническая идентификация. Подтверждено, что религиозный фактор имеет большее значение для представителей отдельных национальностей, чем для русского населения исследуемых регионов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.