Статья 'Динамика численности населения региональных столиц в современной России' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Динамика численности населения региональных столиц в современной России

Попов Петр Леонидович

кандидат философских наук

Старший научный сотрудник, ИГ СО РАН

664033, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ул. Уланбаторская, 1, оф. ул. Уланбаторская,1

Popov Petr Leonidovich

PhD in Philosophy

Senior Scientific Associate, Institute of Geography of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

664033, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Ul. Ulanbatorskaya, 1, of. ul. Ulanbatorskaya,1

plp@irigs.irk.ru
Черенев Алексей Анатольевич

кандидат географических наук

Старший научный сотрудник, ИГ СО РАН

664000, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ул. Уланбаторская, 1

Cherenev Aleksei Anatol'evich

PhD in Geography

Senior Scientific Associate, Institute of Geography of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

664000, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Ul. Ulanbatorskaya, 1

alcherenev@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.7.33463

Дата направления статьи в редакцию:

16-07-2020


Дата публикации:

04-08-2020


Аннотация: Объектом исследования являются города России. Предмет исследования – динамика городов, региональных столиц Российской Федерации по численности их населения в постсоветский период. Цель работы – выявить типы динамики рассматриваемых городов и закономерности территориального распространения этих типов. В основе типологии – учет спада численности населения 1990-2010-х гг. и ее последующего восстановления. В ходе исследования обрабатывалась, в том числе с применением корреляционного анализа, статистическая информация по численности населения городов и по социально-экономическим характеристикам регионов РФ. Применялся ареальный подход для выявления крупных территорий, занимаемых определенными типами динамики городов. Впервые проведена типологизация динамики численности населения городов постсоветской России (выделено 4 типа: расширенное восстановление, незавершенное восстановление, устойчивый рост, устойчивый спад) и выявлены крупные ареалы наиболее распространенных типов.Исследование позволило придти к следующим выводам:В относительно большей части (около 42%) городов – региональных столиц Российской Федерации численность населения, после упадка 1990-2010-х гг. к 2020 г. превзошла численность населения 1991 г. Динамика, по численности населения, региональных столиц национальных образования в целом более благоприятна, чем динамика региональных столиц краев и областей.Крупный монолитный ареал типа незавершенного восстановления численности населения охватывает большую часть Поволжья, Центрального Нечерноземья, часть Центрального Черноземья и Северо-Востока Европейской России; тип расширенного восстановления имеет 2 основных монолитных ареала, один охватывает часть Центрального Черноземья и Юго-Запад, другой – большую часть Урала и Западной Сибири, часть Восточной Сибири.Социально-экономические характеристики региона, отражающие уровень его развития и благополучия, имеют корреляционные связи с динамикой города, столицей которого он является, но не объясняют вполне происхождения ареалов типов этой динамики.


Ключевые слова: Региональные столицы, типы динамики, расширенное восстановление, незавершенное восстановление, устойчивый рост, устойчивый спад, ареалы, макрорегионы, территориальное распределение, социально-экономические характеристики

Исследование выполнено за счет средств государственного задания № АААА-А17-117041910167-0

Abstract: The object of this research is the cities of Russia, while the subject is the dynamics of regional capitals by population size in post-Soviet period. The goal is to determine the types of dynamics and patterns of their territorial distribution. The typology considers the decline in population size in 1990s – 2010s and its subsequent restoration. In the course of research, the author processed statistical information based on population size of the cities and socioeconomic characteristics of regions of the Russian Federation. The areal approach was applied for determination of large territories with certain types of dynamics of the cities. The author is first to carry out classification of the dynamics of population size in post-Soviet Russia, highlighting the following four parts: extended restoration, incomplete restoration, stable growth, stable decline). The areas with most widespread types are defined. It is concluded that after a decline in 1990s – 2010s, in a relatively large part of regional capitals of Russia (about 42%), the population exceeded the size of 1991 by 2020. The dynamics of population size of regional capitals of national entities looks more favorable than the dynamics of regional capitals of the counties. A large monolith area of incomplete type of restoration covers the majority of Volga Region, Central Non-Black Earth area, part of Central Black Earth area and Northeastern European Russia. The type of extended restoration has two main monolith areas, one of which covers a part of Central Black Earth area and South-West, while another – the majority of Ural and Western Siberia, and a part of Eastern Siberia. Socioeconomic characteristics of the region, which reflect the level of its development and well-being, have correlational ties with dynamics of a regional capital, but do not fully explain the origin of areas of particular type of dynamics.



Keywords:

macroregions, areas, sustained decline, sustained growth, incomplete recovery, extended recovery, types of dynamics, Regional capitals, territorial distribution, socio-economic characteristics

Введение

Прогресс городов (основание новых, увеличение численности населения ранее основанных) в эпохи экономического и (или) политического подъема страны, и упадок городов (уменьшение численности населения, иногда и утрата городского статуса) в периоды экономического или политического ослабления – это закономерность, для обоснования существования которой не обязательно привлекать материалы из истории далеких географически или хронологически социумов. Недавняя история нашей страны дает очень убедительный пример этой тенденции. В обстановке системного кризиса после распада СССР и образования современной России наблюдалось сокращение численности населения почти всех ее городов [1 – 3]. Выход из кризиса в 2000-2010-е гг. сопровождался и возобновлением роста численности населения многих городов (при том, что численность населения России продолжала сокращаться почти на всем протяжении периода 2000-2020 гг.) [14, 15]. Вместе с тем, обнаруживаются значительные различия в проявлениях этой тенденции в разных субъектах РФ. Эти различия заслуживают анализа, в том числе с позиций выявления факторов, эти различия определивших. Вопросами динамики городов РФ занимались известные отечественные специалисты разных научных направлений. В своей работе мы опирались на теоретические и методологические подходы демографов и географов: О.Ю. Голубчикова, А.Г., Махровой [4], Н.В. Зубаревич [5], Л.Б. Карачуриной [6], Н.В. Мкртчян [8], Т.Г. Нефедова, А.И. Трейвиша [9]. В нашей статье работе рассматривается динамика численности населения в столицах субъектов РФ (мы употребляем термины «субъект РФ» и «регион» как синонимы)и автономных образований в составе субъектов РФ («микрорегионы»), с выявлением территориальных закономерностей распределения различных типов динамики. Представляется довольно очевидным утверждение, что состояние региональной столицы, сравнительно с состоянием других региональных столиц, является индикатором состояния региона в целом (в сравнении с другими регионами страны). Это утверждение аналогично утверждению, согласно которому состояние городов в определенную эпоху является индикатором, позволяющим оценить эту эпоху в сравнении с другими историческими периодами.

Типы городов по динамике численности населения в 1991-2020 гг.

Выявляются следующие типы динамики численности населения городов – столиц субъектов РФ. 1. Расширенное восстановление численности населения по отношению к 1991 г. Город, после спада (не менее 2 % по отношению к численности населения города в 1991 г.) восстановил и превысил уровень 1991 г., и в 2020 г. имеет население большее, чем в 1991 г. 2. Незавершенное восстановление численности населения, какой она была в 1991 г. Город претерпел спад численности, затем его население стало расти, но уровень 1991 г все же к 2020 г. не достигнут, или снова утрачен. 3. Устойчивый рост. Население города не претерпело спада после 1991 г., и продолжает расти до настоящего времени. Стагнация численности населения и ее сокращение по отношению к предыдущим годам, но не к 1991 г. в части рассматриваемого периода не считается нами нарушением устойчивого роста. 4. Устойчивый спад численности населения. Население города не имело периода восстановительного роста после 1991 г. (или он был незначительным), и продолжает сокращаться до настоящего времени.

Тенденция спада и восстановительного роста, отраженные в типологии, осложняются новыми проявлениями спада, обнаруживающимися в конце 2010-х гг. по отношению к предыдущим годам во многих из рассматриваемых городов. В ходе дальнейшего рассмотрения мы будем отмечать такие случаи. В некоторых городах имеют место особые типы динамики, не соответствующие представленной типологии – и эти ситуации будут отдельно отмечаться.

Территориальное распределение городов по характеру динамики численности населения.

Одной из основных задач нашего исследования было выявление закономерностей территориального распределения городов с тем или иным типом динамики, тяготение этих типов к макрорегионам или иным, не совпадающим с макрорегионами, крупным частям страны. Макрорегионов (экономических районов) в РФ обычно выделяют около 10. Как территориальные объемы тех или иных макрорегионов, так и их общее число у разных авторов несколько различаются. Объем, в котором мы понимаем каждый макрорегион, будет ясен из дальнейшего перечисления столиц регионов, входящих в макрорегионы.

В Таблице представлена информация о динамике численности населения в столицах субъектов РФ, сгруппированных по макрорегионам, в 1991-2020 гг.

Таблица. Динамика суммарной численности населения региональных столиц, по макрорегионам

Макрорегионы

Численность населения региональных столиц на 1991 г., чел.

Период упадка численности населения, гг.

Период восстановительной динамики численности населения, гг.

Период роста численности населения, гг.

Численность населения региональных столиц на 2020 г. и % к 1991 г.

Центральное Черноземье

4 641 000

2001 – 2012

2013 – 2014

2015 – 2020

4 764 377

102,7

Центральное Нечерноземье

2 546 000

2000 – 2011

2012 – 2020

2 397384

94,2

Северо-Запад

1 127 000

2002 – 2008

2009 – 2014

2016 – 2020

1 205 658

107

Северо-Восток Европейской части

1 406 000

2005 – 2010

2011 – 2020

84,6

Северный Кавказ

1 635 000

1991 – 2020

1 832 544

112,1

Юго-Запад

1 987 262

1991 – 2020

2521213

126,9

Поволжье

8 916 000

1993 – 2010

2010 – 2020

8 802 417

98,7

Урал

6 288 000

1993 – 2009

2010 – 2014

2015 – 2020

6407311

101,9

Западная Сибирь

4 854 400

1993 – 2001

2006 – 2009

2002 – 2005

2010 – 2020

5569712

114,7

Восточная Сибирь

2 739 000

1995 – 1996

1997 – 2009

2010 – 2020

3137467

114,5

Дальний Восток

2 167 000

1993 – 2010

2010 – 2020

2009254

92,7

Москва

9 017 415

1993 – 2020

12 678079

140,6

Санкт-Петербург

5 007 469

1992 – 2008

2009 – 2012

2013 – 2020

5398064

107,8

* При составлении таблицы использовались данные переписи населения 2002 и 2010 гг. и данные Росстата[12, 13, 16, 17]

Из 79 региональных столиц РФ, по которым имеется достаточная информация, 31 города характеризуются динамикой расширенного восстановления, 20 – незавершенного восстановления, 9 – устойчивого спада, 15 – устойчивого роста, 4 - другими типами динамики.

Охарактеризуем динамику каждой региональной столицы отдельно.

В Центральном Черноземье из 10 региональных столиц 3 характеризуются расширенным восстановлением численности населения –Воронеж, Курск, Рязань. 3 города имеют устойчивый спад – это Брянск, Тула, Орел. 1 город имеет незавершенное восстановление – Тамбов. 3 города имеют устойчивый рост – Калуга, Белгород и Липецк. Воронеж, впрочем, несколько расширил свои границы за счет включения пригородов. Суммарно население всей группы региональных столиц несколько выросло (Таблица).

В Центральном Нечерноземье преобладает тип незавершенного восстановления (4 столицы из 6 – Кострома, Тверь, Смоленск, Ярославль). Один город имеет устойчивый спад – Иваново, и один – расширенное восстановление (Владимир). Суммарно население группы региональных столиц уменьшилось.

В Москве имеет место устойчивый рост.

На Северо-Западе 2 столицы из четырех имеют расширенное восстановление – Псков, Петрозаводск, один (Новгород) – незавершенное восстановление. 1 город имеет устойчивый рост – Калининград. В целом население всей группы региональных столиц возросло.

В Санкт-Петербурге – расширенное восстановление.

На Северо-Востоке Европейской части России все 4 региональные столицы принадлежат к разным типам динамики населения. Архангельск имеет незавершенное восстановление, впрочем, осложненное новой тенденцией спада, Вологда – расширенное восстановление, также осложненное тенденцией спада; Мурманск – устойчивый спад, Сыктывкар – устойчивый рост. В целом население всей группы региональных столиц уменьшилось, притом значительно (Таблица).

Своеобразием и разнообразием динамики населения характеризуются региональные столицы Северного Кавказа . В Махачкале отмечается устойчивый рост, особый тип динамики имеет место в Майкопе и Владикавказе: в начале периода учета – рост в течение ряда лет, затем устойчивый спад, в итоге численность населения этих городов в 2020 г. меньше, чем в 1991 г. Особую (но и отличающуюся от указанных) динамику имеет Нальчик, здесь сменялись периоды роста и спада, но в 2020 г. его население немного меньше, чем в 1991 г. В Черкесске – расширенное восстановление, в Грозном – незавершенное восстановление, в Элисте – скорее длительная стабилизация на уровне, более высоком, чем в 1991 г. В целом население всей группы столиц выросло.

На Юго-Западе имеют место разные варианты положительной динамики. В Ростове-на-Дону – расширенное восстановление, в Краснодаре и Ставрополе – устойчивый рост.

В Поволжье из 12 региональных столиц 6 имеют динамику незавершенного восстановления (причем в Нижнем Новгороде и Самаре она осложнена новой тенденцией спада, в отличие от Саратова, Волгограда, Пензы и Ульяновска), 4 – динамику расширенного восстановления (Казань, Саранск, Киров, Астрахань). Йошкар-Ола и Чебоксары имеют устойчивый рост. В Волгограде имело место расширение границ города, повлиявшее на численность его населения. В целом численность населения группы региональных столиц несколько уменьшилась.

На Урале из 7 региональных столиц 5 имеют расширенное восстановление (Екатеринбург, Оренбург, Челябинск, Уфа, Ижевск), 1 – незавершенное восстановление (Пермь) и 1 – устойчивый спад (Курган).

В Западной Сибири из 9 региональных столиц 7 имеют динамику расширенного восстановления (это Кемерово, где, однако, имеются признаки нового спада, Томск, Новосибирск, Барнаул, Салехард, Ханты-Мансийск, Тюмени). В Омске – незавершенное восстановление, в Горно-Алтайске – устойчивый рост. В целом численность населения группы региональных столиц выросла.

В Восточной Сибири из 7 региональных столиц 2 имеют устойчивый рост – это Кызыл и Абакан (динамика осложнена некоторой тенденцией спада в 2002-2008 гг.). Иркутск и Чита имеют динамику незавершенного восстановления. Расширенным восстановлением характеризуется Красноярск (с признаками новой тенденции спада), Якутск и Улан-Удэ. В целом население группы региональных столиц выросло.

На Дальнем Востоке из 8 региональных столиц 3 имеют динамику устойчивого спада (Петропавловск-Камчатский, Магадан, Биробиджан). Владивосток и Анадырь характеризуются незавершенным восстановлением, Хабаровск и Благовещенск – расширенным восстановлением, Южно-Сахалинск – устойчивым ростом. В целом население группы региональных столиц сократилось.

Прослеживаются некоторые крупные и связные ареалы типов динамики, не вполне совпадающие с макрорегионами в территориальных объемах. Крупный ареал, образуемый регионами, столицы которых принадлежат к типу незавершенного восстановления, охватывает большую часть Центрально-Нечерноземного макрорегиона, часть Центрального Черноземья,большую часть Поволжья, большую часть Северо-Востока Европейской России.

Субъекты, столицы которых относятся к типу расширенного восстановления, образуют два крупных монолитных ареала. Один охватывает почти всю Западную Сибирь, часть Восточной Сибири, и большую часть Урала. Другой такой ареал охватывает южную часть Центрального Черноземья и Юго-Запад, отчасти – Нижнее Поволжье и Северный Кавказ. Еще один компактный ареал такого типа динамики отмечается на Северо-Западе РФ.

Типы устойчивого роста и устойчивого спада не образуют обширных монолитных ареалов; но закономерности в их размещении все же имеются – тип устойчивого спада встречается только в некоторых макрорегионах (чаще на Дальнем Востоке и в Центральном Черноземье), хотя и не преобладает там; тип устойчивого роста тяготеет к национальным образованиям. Особое положение занимает Москва с наибольшим устойчивым ростом.

О факторах, предположительно влияющих на территориальную структуру распределения городов различных типов динамики.

Рассмотрим вопрос, какие факторы обусловливают различия региональных столиц РФ по типу динамики. Учтем при этом факт существования тяготений типов динамики городов к определенным макрорегионам РФ, и крупным частям макрорегионов, следовательно, по крайней мере, некоторые из этих факторов имеют макрорегиональную приуроченность.

Напрашивается предположение о корреляционной связи динамики городов с некоторыми социальными явлениями, определяющими уровень развития и социального благополучия региона. В более развитых (и) или благополучных регионах (эти понятия не вполне совпадают) [10] можно ожидать более позитивной динамики столичных городов. Это предположение подтверждается в некоторой степени. Далее, после названия явления, указывается коэффициент его парной корреляции с ростом (сокращением) численности населения города от 1991 года к 2020 г. Численное значение явления взято для региона (субъекта РФ, столицей которого является соответствующий город) в 2020 году. Уровень статистической достоверности (p=0,05) коэффициента корреляции при данной величине выборки достигается при его абсолютной величине от 0,22 и выше.

Продолжительность жизни, лет (0,39); Валовой региональный продукт, рублей на душу населения (0,22); Доход, рублей на душу населения (0,37); Миграционный прирост (0,37); Обрабатывающие производства, рублей на душу населения (0,2). Таким образом, почти все связи достоверны, но слабы. Численность населения в региональной столице не имеет значимой корреляции с приростом (сокращением) населения за рассматриваемый период.

Динамика столиц национальных образований в целом благоприятнее, чем динамика столиц областей и краев. Из 18 столиц национальных образований 9 имеют расширенное восстановление, 7 – устойчивый рост, 2 – незавершенное восстановление и 1 – устойчивый спад.

Особого внимания заслуживает вопрос о связи динамики столицы региона с уровнем рождаемости в данном регионе (в национальных образованиях она, как правило, выше, чем в областях и краях). Корреляции на уровне совокупности субъектов РФ между названными показателями нет, r= -0,044. Но сделать отсюда вывод об отсутствии влияния уровня рождаемости в регионе на динамику его столицы едва ли правильно. По-видимому, рождаемость оказывает влияние на динамику столицы в сочетании с другими факторами, что не улавливается парным коэффициентом корреляции.

В формирование уральско-западносибирского ареала положительной динамики внесли свой вклад такие обстоятельства, как богатство некоторых регионов углеводородами, наличие ряда национальных образований. Вместе с тем, не во всех городах данного ареала, имеющих позитивную динамику, эти обстоятельства имеют место. В общем, динамика региональных столиц восточного Урала и Западной Сибири лишь частично объясняется перечисленными факторами.

Что касается юго-западного ареала расширенного восстановления городов, то сказываются, видимо, два фактора: улучшение состояния регионов, в экономике которых имеет особое значение сельское хозяйство, в период определенных успехов этой отрасли экономики и миграционный приток, связанный с благоприятными климатическими условиями, с довольно высоким уровнем социального благополучия в данном ареале [11].

Представляется пока труднообъяснимой относительно неблагоприятная динамика региональных столиц Поволжья, Центрального Нечерноземья, и Северо-Востока Европейской части РФ.

В Восточной Сибири динамику расширенного восстановления имеет только Красноярск, столица экономически развитого, обеспеченного природными ресурсами края, территориально примыкающего к Западной Сибири, и столицы национальных образований.

На Дальнем Востоке ситуация с динамикой региональных столиц противоречива, что видимо, связано с тем, что миграционный отток населения из макрорегиона пока не во всех регионах компенсируется сравнительно высоким уровнем жизни [7].

За рамками нашего исследования остались вопросы более детальной характеристики динамики численности населения рассматриваемых городов, вопросы различий динамики численности населения столиц и регионов в целом и многое другое. Все это не может быть отражено в рамках одной статьи. Скорее наше исследование позволяет поставить вопрос о механизмах образовании крупных монолитных ареалов определенных типов динамики численности населения региональных столиц, охватывающих (каждый) ряд смежных субъектов РФ. Возникают также вопросы о причинах отсутствия парных корреляций между динамикой численности населения региональных столиц и рождаемостью в соответствующих регионах, и о причинах слабости соответствующих корреляций с показателями миграционного прироста, уровня жизни и социального благополучия региона. Можно отметить наличие элементов географической упорядоченности распределения типов динамики численности населения региональных центров при отсутствии аналогичной упорядоченности социально-экономических явлений, способных оказывать влияние на эту динамику. Выявление этого несоответствия приводит ко многим новым вопросам, которые должны рассматриваться в последующих исследованиях.

Выводы

В относительно большей части (около 42%) городов – региональных столиц Российской Федерации численность населения, после упадка 1990-2010-х гг. к 2020 г. превзошла численность населения 1991 г. В 25% городов численность населения, после упадка, к 2020 г. не восстановлена, хотя рост возобновился. В 16,5% городов имел место рост без упадка, и в 11% – устойчивый спад численности населения. Около 5 % городов имеют другие типы динамики численности населения.

Динамика, по численности населения, региональных столиц национальных образования в целом более благоприятна, чем динамика региональных столиц краев и областей.

Отмечается упорядоченность в распределении по территории Российской Федерации регионов, столицы которых относятся к наиболее распространенным типам динамики: крупный монолитный ареал типа незавершенного восстановления численности населения охватывает большую часть Поволжья, Центрального Нечерноземья, часть Центрального Черноземья и Северо-Востока Европейской России; тип расширенного восстановления имеет 2 основных монолитных ареала, один охватывает часть Центрального Черноземья и Юго-Запад, другой – большую часть Урала и Западной Сибири, часть Восточной Сибири.

Социально-экономические характеристики региона, отражающие уровень его развития и благополучия, имеют корреляционные связи с динамикой города, столицей которого он является, но не объясняют вполне происхождения ареалов типов этой динамики.

Библиография
1.
Воробьев Н.В. Миграция населения Сибири: постсоветские тенденции // География и природные ресурсы. 2019. № S5 (159). С. 172-177.
2.
Воробьев Н.В., Воробьёв А.Н. Динамика населения / Географическая энциклопедия Иркутской области. Общий очерк / Ред. Л.М. Корытный. – Иркутск: Изд-во Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2017. – С. 124-126.
3.
Воробьев Н.В., Воробьёв А.Н. Естественное движение / Географическая энциклопедия Иркутской области. Общий очерк / Ред. Л.М. Корытный. – Иркутск: Изд-во Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2017. – С. 130-132.
4.
Голубчиков О.Ю., Махрова А.Г. Факторы неравномерного развития российских городов // Вестн. Моск. ун-та. Сер.
5.
География. 2013. № 2. С. 54–60. 5. Зубаревич Н.В., Сафронов С.Г. Неравенство социально-экономического развития регионов и городов России в 2000-е годы: рост или снижение? // Общественные науки и современность. 2013. №
6.
С. 15–26. 6. Карачурина Л.Б. Динамика населения центров и вторых городов регионов в России: проявляются ли тенденции к полицентризму? // Известия РАН. Сер. геогр. 2018. № 4. С. 7–21.
7.
Михайлов Ю.П. Административно-территориальная система России и проблемы устойчивого развития // Известия Русского географического общества. 1999. Т. 131. № 1. С. 3 – 8
8.
Мкртчян Н.В. Региональные столицы России и их пригороды: особенности миграционного баланса // Известия РАН. Сер. геогр. 2018. № 6. С. 26–38.
9.
Нефедова Т.Г., Трейвиш А.И. «Сильные» и «слабые» города России // Полюса и центры роста в региональном развитии / Под ред. Ю.Г. Липеца. М.: ИГ РАН, 1998.
10.
Попов П.Л., Сараев В.Г. Сравнение Сибири с другими макрорегионами России по уровню развития и социального благополучия // Успехи современного естествознания. 2016. – №9, стр.160-171.
11.
Попов П.Л., Черенев А.А., Сараев В.Г., Галёс Д.А. Ареал социально-экономического отставания и протестного электорального поведения в восточной части РФ // Власть. – 2019. – Т. 27 № 2. – С. 43–51.
12.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018: Р32 Стат. сб. / Росстат. − М., 2018. − 1162 с.
13.
Российский статистический ежегодник. 2015: Стат.сб./Росстат.-Р76 М., 2015. – 728 с.
14.
Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. – 528 с.
15.
Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2019 года. – М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2019. – 544 с.
16.
Всероссийская перепись населения 2002 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.perepis2002.ru. (Дата обращения 22.07.2020).
17.
Численность и размещение населения. М., ИИЦ «Статистика России», 2013. (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г.: в 11 т. / Федер. служба гос. статистики; Т. 1). [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (дата обращения: 22.07.2020).
References (transliterated)
1.
Vorob'ev N.V. Migratsiya naseleniya Sibiri: postsovetskie tendentsii // Geografiya i prirodnye resursy. 2019. № S5 (159). S. 172-177.
2.
Vorob'ev N.V., Vorob'ev A.N. Dinamika naseleniya / Geograficheskaya entsiklopediya Irkutskoi oblasti. Obshchii ocherk / Red. L.M. Korytnyi. – Irkutsk: Izd-vo Instituta geografii im. V.B. Sochavy SO RAN, 2017. – S. 124-126.
3.
Vorob'ev N.V., Vorob'ev A.N. Estestvennoe dvizhenie / Geograficheskaya entsiklopediya Irkutskoi oblasti. Obshchii ocherk / Red. L.M. Korytnyi. – Irkutsk: Izd-vo Instituta geografii im. V.B. Sochavy SO RAN, 2017. – S. 130-132.
4.
Golubchikov O.Yu., Makhrova A.G. Faktory neravnomernogo razvitiya rossiiskikh gorodov // Vestn. Mosk. un-ta. Ser.
5.
Geografiya. 2013. № 2. S. 54–60. 5. Zubarevich N.V., Safronov S.G. Neravenstvo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya regionov i gorodov Rossii v 2000-e gody: rost ili snizhenie? // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 2013. №
6.
S. 15–26. 6. Karachurina L.B. Dinamika naseleniya tsentrov i vtorykh gorodov regionov v Rossii: proyavlyayutsya li tendentsii k politsentrizmu? // Izvestiya RAN. Ser. geogr. 2018. № 4. S. 7–21.
7.
Mikhailov Yu.P. Administrativno-territorial'naya sistema Rossii i problemy ustoichivogo razvitiya // Izvestiya Russkogo geograficheskogo obshchestva. 1999. T. 131. № 1. S. 3 – 8
8.
Mkrtchyan N.V. Regional'nye stolitsy Rossii i ikh prigorody: osobennosti migratsionnogo balansa // Izvestiya RAN. Ser. geogr. 2018. № 6. S. 26–38.
9.
Nefedova T.G., Treivish A.I. «Sil'nye» i «slabye» goroda Rossii // Polyusa i tsentry rosta v regional'nom razvitii / Pod red. Yu.G. Lipetsa. M.: IG RAN, 1998.
10.
Popov P.L., Saraev V.G. Sravnenie Sibiri s drugimi makroregionami Rossii po urovnyu razvitiya i sotsial'nogo blagopoluchiya // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2016. – №9, str.160-171.
11.
Popov P.L., Cherenev A.A., Saraev V.G., Gales D.A. Areal sotsial'no-ekonomicheskogo otstavaniya i protestnogo elektoral'nogo povedeniya v vostochnoi chasti RF // Vlast'. – 2019. – T. 27 № 2. – S. 43–51.
12.
Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskie pokazateli. 2018: R32 Stat. sb. / Rosstat. − M., 2018. − 1162 s.
13.
Rossiiskii statisticheskii ezhegodnik. 2015: Stat.sb./Rosstat.-R76 M., 2015. – 728 s.
14.
Chislennost' naseleniya Rossiiskoi Federatsii po munitsipal'nym obrazovaniyam na 1 yanvarya 2013 goda. – M.: Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki Rosstat, 2013. – 528 s.
15.
Chislennost' naseleniya Rossiiskoi Federatsii po munitsipal'nym obrazovaniyam na 1 yanvarya 2019 goda. – M.: Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki Rosstat, 2019. – 544 s.
16.
Vserossiiskaya perepis' naseleniya 2002 goda. [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.perepis2002.ru. (Data obrashcheniya 22.07.2020).
17.
Chislennost' i razmeshchenie naseleniya. M., IITs «Statistika Rossii», 2013. (Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g.: v 11 t. / Feder. sluzhba gos. statistiki; T. 1). [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (data obrashcheniya: 22.07.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отправной точкой для рассуждений автора в представленной работе послужило понимание закономерностей территориального распределения городов с тем или иным типом динамики, тяготение этих типов к макрорегионам или иным, не совпадающим с макрорегионами, крупным частям страны. Как указано в статье, «макрорегионов (экономических районов) в РФ обычно выделяют около 10. Как территориальные объемы тех или иных макрорегионов, так и их общее число у разных авторов несколько различаются». Про макрорегионы вроде понятно, и задумка автора статьи ясна, но почему-то про «микрорегионы» не сказано ни слова, хотя, на мой взгляд, если уже и вести речь о динамике численности населения, то нужно учитывать оба этих масштаба региональных столиц России. В противном случае картина может получиться не очень полной и соответственно верифицируемой.
В связи с нечеткостью методологического ракурса исследования автору необходимо было бы в начале своей статьи основательно проработать теорию вопроса, чтобы ни у кого из потенциальных читателей не возникло сомнений по поводу обоснованности представленного исследования. Кроме того, это позволит автору придерживаться четкой линии методологической определенности и тем самым снимет некоторые проблемы научно-исследовательского плана, например, связанные с характеристикой эмпирического инструментария, поскольку речь идет о динамике, а динамика предполагает установление критериев изменений. Между тем, определяя в одной из частей своей работы территориальное распределение городов по характеру динамики численности населения, автор приводит данные о том, что, например, «в Москве имеет место устойчивый рост». Очень кратко и очень непонятно: что значит устойчивый рост и главное – из чего автор сделал такое заключение. Здесь недостает серьезных расчетов исследовательской выборки и инструментария: что дает возможность устойчивости, как это измерялось, какие данные (возможно, и большие данные) брались в качестве расчетных единиц и т.д. На мой взгляд, не просто недостаточно констатировать, что в Москве рост устойчивый, а где-либо еще нет, но крайне неосмотрительно, так как ряд других исследований может говорить и не в пользу авторской идеи.
Приведу данные из статьи: «В Восточной Сибири из 7 региональных столиц 3 имеют устойчивый рост – это Кизил, Абакан (динамика осложнена некоторой тенденцией спада в 2002-2008 гг.), Якутск (с негативными осложнениями динамики в середине 1990-х гг.). Иркутск и Чита имеют динамику незавершенного восстановления. Расширенным восстановлением характеризуется Красноярск (с признаками новой тенденции спада) и Улан-Удэ. В целом население группы региональных столиц выросло». О чем свидетельствуют эти цифры и что это за столица такая – Кизил (?). Если автор решил таким образом показать статус динамики населения за последний период, то нужны здесь вполне конкретные расчеты и цифры – как эта динамика разворачивалась, например, в Якутске от середины 1990-х до наших дней, и какие закономерности в связи с этим автором были установлены. Однако без этих сведений приведенные характеристики выглядят как предположения самого автора и не более того.
Ни слова не сказано автором о том, что лежит в основе динамики – рождаемость или смертность, миграция или какие-либо иные показатели? Мы имеем дело в представленной статье уже со «сверстанными» данными, но что лежит в их основании – нам неведомо. А значит, и ценность материала невелика или по крайней мере ее явно недостаточно для положительной оценки работы в целом.
Для полноты картины автору следовало бы обратиться к результатам переписи населения, интерпретировать их в том числе и в целях решения сформулированной в своей материале проблемы.
В любом случае важным источником данных о населении являются специальные демографические обследования. Их задача чаще всего состоит в получении углубленных и детальных характеристик демографических явлений, которые нельзя получить в силу сложности сбора такой информации из данных текущего учета или переписей населения. Например, для целей демографического прогнозирования важна информация о желании супругов иметь детей, о поддержании межпоколенческих связей и отношений и т.д.
Также автору следовало бы обратить внимание на тот факт, что к абсолютным показателям естественного движения населения или его динамики относят: число родившихся (N); число умерших (М); естественный прирост (убыль) населения — разность между числом родившихся и числом умерших.
Странно, что автор не приводит достаточных аргументов в подтверждение тому, почему так, а не иначе происходит динамика населения именно в столицах регионов. Очевидно, это может быть связано и со спецификой региональной политики, с масштабами урбанизации и т.д. Этого анализа также здесь недостает, а потому вряд ли имеет смысл публиковать статью в таком виде. Вероятно, имеет смысл дать автору возможность доработать материал, хотя это будет сделать довольно сложно, поскольку если с выбором адекватной методологии еще можно как-то определиться и привести этому веские аргументы, то как быть с эмпирическими данными – вопрос открытый. Замечания главного редактора от 28.07.2020: "Автор доработал статью в соответствии с замечаниями рецензента"

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"