Статья 'Доступность образования как детерминанта оценки населением состояния национальной образовательной системы' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Доступность образования как детерминанта оценки населением состояния национальной образовательной системы

Прохода Владимир Анатольевич

кандидат социологических наук

старший научный сотрудник, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова; доцент, Департамент социологии, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49

Prokhoda Vladimir

PhD in Sociology

Senior Scientific Associate, M. V. Lomonosov Moscow State University; Docent, the department of Sociology, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, g. Moscow, Leningradskii prospekt, 49

prohoda@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.7.33392

Дата направления статьи в редакцию:

08-07-2020


Дата публикации:

04-08-2020


Аннотация: Анализируются данные межстранового социологического проекта – «Европейское социальное исследование». Доступность образования рассматривается как детерминанта оценки населением состояния национальной образовательной системы. В качестве одного из возможных индикаторов доступности образования выступает субъективная оценка наличия справедливых шансов на получение желаемого уровня образования у жителей страны. Особое внимание уделяется сравнению оценок россиян и жителей других европейских государств. Подчеркивается важность проведения опросов по рассматриваемой проблематике, как канала обратной связи, позволяющего выявить оценку населением эффективности проводимых в образовательной системе преобразований. При работе с первичной социологической информацией использовались: корреляционный анализ, линейный регрессионный анализ, однофакторный дисперсионный анализ. Отмечается, что европейские страны весьма дифференцированы в зависимости от оценки населением системы образования. Состояние национальной образовательной системы россияне оценивают хуже, чем жители большинства стран-участниц проекта. Делается вывод о том, что российская система образования в полной мере не соответствует потребностям и образовательным запросам населения. Выявлено, что в сравнении с большинством европейских государств, доступность отечественного образования получает сравнительно невысокие оценки россиян. Констатируется, что в странах-участницах проекта доступность образования является детерминантой оценки населением состояния национальной образовательной системы. В целом, чем выше субъективная оценка доступности образования, тем позитивнее оценка состояния образовательной системы страны. В России выявленная зависимость по европейским меркам проявляется сравнительно сильно, что свидетельствует о том, что доступность образования выступает на первый план в комплексе проблем национальной образовательной системы.


Ключевые слова: образование, оценка системы образования, проблемы образовательной системы, уровень образования, доступность образования, образовательные барьеры, образовательные запросы населения, эффективность образовательной системы, неравенство в образовании, европейские страны

Abstract: This article analyzes the data of international sociological project – “European Social Research”. Availability of education is viewed as a determinant for public assessment of the state of national system of education. One of the potential indicators of availability of education is a subjective assessment of the presence of equal chances for receiving the desired level of education among residents of the country. Special attention is paid to comparison of assessments given by the Russian and residents of other European countries. The author underlines the importance of carrying out surveys on this topic, as a feedback channel, which allows determining public assessment of the effectiveness of reforms conducted in educational sphere. It is noted that European countries greatly differ depending on the public assessment of the national system of education. The Russians rate the state of national system of education lower than other countries participating in the project. It is concluded that the Russian system of education does not fully meet the demands and requests of the population. The author determines that comparing to the majority of European countries, availability of education in the Russian Federation receives relatively low ratings of the Russians. Since in in participating countries, availability of education is a determinant of public assessment of the state of national system of education, it is claimed that the higher is the subjective assessment, the more positive is the assessment of the state of national system of education overall. In Russia, the established correlation on the European scale is relatively strong, which testifies to the fact that availability of education comes to the forefront among the problems of national system of education.



Keywords:

the effectiveness of the educational system, educational needs of the population, educational barriers, access to education, level of education, problems of the educational system, assessment of the educational system, education, educational inequality, European countries

Введение. Проблема доступности образования разных уровней постоянно привлекает внимание как отечественных [1; 3; 5; 6; 9; 18], так и зарубежных исследователей [21-24]. Доступность обычно рассматривается в контексте существования целого ряда барьеров: социально-культурного, экономического, территориального, институционального. Основное внимание уделяется дифференциации возможностей различных социальных групп в получении образования с учетом его качества [19]. Обобщение результатов многочисленных исследований позволяет выделить различные факторы неравенства в возможностях доступа: доходы семьи, образование родителей, состав семьи, персональные характеристики (здоровье, пол, ценности и т.п.), место проживания и др. [15].

Признавая существование различных подходов к трактовке понятия «доступность образования», не претендуя на исчерпывающее рассмотрение столь многогранной проблемы, отметим, что в настоящей публикации в качестве одного из возможных индикаторов доступности образования рассматривается субъективная оценка наличия справедливых шансов на получение желаемого уровня образования у жителей страны.

Социологические опросы показывают, что проблемы связанные с образованием относятся россиянами к числу наиболее острых и значимых в масштабе страны. В последние годы они все более актуализируются в общественном сознании. Если в 2015 г. по данным ВЦИОМ проблемы образования в числе наиболее актуальных упоминали только 4% россиян, то в 2016 г. уже 11% респондентов [10], а в 2018 г. – 23% опрошенных, что позволило им занять второе место в иерархии наиболее значимых для населения проблем страны [11]. При этом как показывают исследования, в сравнении с европейскими странами в России устойчиво фиксируются пессимистичные оценки национальной системы образования [12].

Социологи отмечают, что «среди проблем сферы образования чаще всего звучит… тема снижения его доступности: высокие цены на учебники, питание в школах, необходимость посещения платных занятий для того, чтобы подготовить ребёнка к экзаменам или поступлению в вуз » [14]. Проблема актуализируется и применительно к высшему образованию. Результаты исследования, проведенного ВЦИОМ в 2019 г., свидетельствуют, что россияне все чаще склоняются к мнению о снижении доступности высшего образования для всех граждан (53% в 2016 г. и 63% в 2019 г.) [2]. Наличие проблем с доступностью образования подтверждается и экспертными оценками - исследователи констатируют наличие в России «…значительной дифференциации условий образования, и вследствие этого — образовательных результатов » [20], высокий уровень разнородности российских регионов в контексте доступности высшего образования [3].

Важность проблемы осознается на государственном уровне. Обеспечение доступности качественного образования для всех слоев населения России, декларируется в качестве одной из ключевых целей деятельности органов управления образованием. Так, в числе основных задач национального проекта «Образование» декларируется создание современной цифровой образовательной среды, обеспечивающей высокое качество и доступность образования всех видов и уровней.

Очевидно, что проведение опросов по рассматриваемой проблематике выступает в качестве канала обратной связи, позволяющего выявить оценку населением эффективности перманентно проводимых в системе образования преобразований. Понимая важность обратной связи, органы власти обращаются к практике использования опросных методов. Например, Росстатом с целью получения статистической информации, отражающей потребности населения в получении образовательных услуг, удовлетворенность населения объемом и качеством полученных услуг регулярно проводится «Выборочное наблюдение качества и доступности услуг в сферах образования, здравоохранения и социального обслуживания, содействия занятости населения». Выборочное наблюдение осуществляется на основе личного опроса членов домашних хозяйств (респондентов) по месту их проживания с охватом 48 тыс. домохозяйств раз в два года [7].

Особый интерес представляет сравнение российской ситуации с другими европейскими странами. В таком контексте актуализируется необходимость обращения к результатам авторитетных межстрановых социологических проектов, позволяющих провести компаративный анализ. Цель работы - рассмотреть доступность образования как детерминанту оценки населением состояния национальной образовательной системы в России и других европейских странах.

Материалы и методы. Публикация базируется на материалах девятой волны (2018 г.) социологического исследования «Европейское социальное исследование» (ESS). ESS - сравнительное межстрановое исследование, которое проводится раз в два года в большинстве европейских стран с 2001 г. (Россия участвует в проекте с 2006 г.). Опрос проводится среди населения в возрасте 15 лет и старше по национальной репрезентативной случайной выборке. В 2018 г. в каждой стране опрошено от 781 (Республика Кипр) до 2745 респондентов (Италия). Метод сбора первичной социологической информации – личное интервью (face-to-face) на дому у респондентов.

Российское социальное исследование, являющееся ассоциированной частью (related study) ESS, проведено ЦЕССИ (Институт сравнительных социальных исследований) в ноябре 2018 г. - феврале 2019 года, размер выборки - 2416 респондентов. Методология исследования описана в технической документации проекта на сайтах www.europeansocialsurvey.org и www.ess-ru.ru. Проект координируется сотрудниками City University London и еще шести европейских научных организаций: NSD (Норвегия), GESIS (Германия), The Netherlands Institute for Social Research/SCP (Нидерланды), Universitat Pompeu Fabra (Испания), University of Leuven (Бельгия), University of Ljubljana (Словения). В публикации анализируются данные по 20 странам. Для обеспечения сопоставимости данных в разных странах использована процедура взвешивания.

При обработке первичной социологической информации использованы: корреляционный анализ (ранговая корреляция Спирмена), линейный регрессионный анализ, однофакторный дисперсионный анализ. Из базы данных ESS–2018 были взяты для обработки ответы респондентов на следующие вопросы (см. таблицу 1). Нумерация вопросов приводится в соответствии с анкетой.

Таблица 1

Вопросы анкеты, используемые в процессе анализа

В 31. Теперь, пользуясь этой карточкой, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете нынешнее состояние системы образования в нашей стране? (Шкала ответов от 0 до 10)

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Очень плохое

Очень хорошее

G 6.В какой мере следующее утверждение соответствует нынешнему положению дел в стране: «В целом, сегодня у каждого человека в стране есть справедливый шанс получить тот уровень образования, к которому он стремится? (Шкала ответов от 0 до 10)

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Совсем не подходит

Полностью подходит

Результаты. Исследование показало, что в целом отечественная система образования получает сравнительно низкие оценки россиян (4,84 балла; SD = 2,55). В сравнении с большинством стран-участниц ESS в России фиксируются пессимистичные оценки населения (см. рисунок 1). В процентном выражении плохо или скорее плохо (от 0 до 4 баллов) оценивают состояние системы образования 40,4% россиян. Нейтральную оценку (5 баллов) ставят 17,6% опрошенных. При этом как хорошее или очень хорошее (от 6 до 10 баллов) состояние национальной системы образования характеризуют 37% респондентов. В тоже время 5% россиян затруднились ответить на вопрос. Полученные результаты в целом согласуются с материалами других исследований, отмечающих достаточно низкий уровень удовлетворенности россиян национальной системой образования [17].

Это позволяет сделать вывод о разочаровании значительной части населения страны современной системой образования, свидетельствует о наличии проблем в образовательной системе. Очевидно, что существующая система образования в полной мере не соответствует потребностям и образовательным запросам населения.

Рис. 1. Оценка респондентами национальной системы образования, средний балл по каждой стране (от «0» баллов – очень плохое состояние до «10» баллов – очень хорошее состояние)

Значимо не отличаются от российских оценки жителей Франции (5,09 балла; SD = 2,06), Германии (5; SD = 2,29), Венгрии (4,83; SD = 2,42) и Сербии (4,79; SD = 2,76). Максимальные в Европе показатели фиксируются в Финляндии (7,8 балла; SD = 1,45), Норвегии (7,44; SD = 1,64), Швейцарии (7,12; SD = 1,92). Можно предположить, что такие высокие оценки имеют под собой объективные основания. Отчасти об этом свидетельствует тот факт, что все эти государства представлены в верхней части рейтинга эффективности национальных систем образования (Global Index of Cognitive Skills and Educational Attainment), измеряющего достижения стран в образовательной сфере [13]. Лучшие показатели удовлетворенности населения среди постсоциалистических государств фиксируются в Эстонии (6,74 балла; SD = 2,05). Последнее, в том числе может быть связано с высоким качеством образования в стране. Например, применительно к школьному образованию результаты Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (Programme for International Student Assessment, PISA) свидетельствуют, что Эстония занимает первое место среди европейских стран по читательской, математической и естественнонаучной грамотности [25].

Среди стран-аутсайдеров, со средним баллом ниже середины шкалы (5 баллов), помимо уже упомянутых России, Венгрии и Сербии, оказались Болгария (4,49 балла; SD = 2,41) и Кипр (4,37; SD = 2,21) с минимальными в Европе показателями. Отметим, что образование в Республике Кипр имеет свою специфику, в том числе связанную с высоким уровнем образовательной миграции населения и отсутствием узкой специализации, что возможно находит отражение в оценках населения.

В России негативная оценка весьма устойчива во времени. В 2006 г. средний балл составил – 4,27 балла, в 2008 г. показатель достиг – 4,54 балла, что в целом согласуется с результатами других исследований [8]. В дальнейшем наблюдалось снижение оценки с 4,31 балла в 2010 г. до минимума за годы наблюдений - 3,99 балла в 2012 г. В 2014 г. средний балл скачкообразно увеличился, достигнув максимального значения – 4,92 балла при этом, так и не превысив середины шкалы [12]. В 2016 г. показатель несколько снизился – 4,62 балла. Таким образом, на общем скорее негативном фоне выявлено некоторое улучшение оценки населением российской системы образования с 2016 г. Подобную динамику можно интерпретировать, в том числе как реакцию населения на перманентно происходящие в системе отечественного образования трансформации. Отчасти изменение отношения к образовательной системе может быть связано с оценкой деятельности органов власти в целом.

Негативные оценки населения могут быть детерминированы широким спектром факторов, имеющих свою специфику применительно к различным уровням и формам образования (качество образования, факты коррупции в образовательной системе, доступность образования и др.). Выявление полного комплекса факторов, представляется перспективным, однако не входит в задачи нашего исследования. Акцентируем внимание на рассмотрении проблемы доступности образования.

В ESS-2018 доступность образования измерялась, в том числе сквозь призму оценки респондентами наличия у жителей страны справедливых шансов на получение желаемого уровня образования (см. таблицу 1). Европейские страны оказались весьма дифференцированы по рассматриваемому показателю (см. рисунок 2).

Рис. 2. Оценка наличия у жителей страны справедливых шансов на получение желаемого уровня образования,средний балл по каждой стране (от «0» баллов – шансов нет до «10» баллов – высокие шансы)

Максимальные по европейским меркам показатели фиксируются в Эстонии (средний балл - 7,48; SD = 2,27), Норвегии (7,42; SD = 1,91), Чехии (7,29 балла; SD = 1,91), Финляндии (6,82; SD = 2,17). Абсолютное большинство населения этих государств высоко оценивает шансы сограждан на получение желаемого уровня образования.

Доступность отечественного образования получает сравнительно невысокие оценки россиян (средний балл - 5,44; SD = 2,71). В процентах около трети респондентов (32,8%) констатируют отсутствие или скорее отсутствие (от 0 до 4 баллов) справедливых шансов на получение желаемого уровня образования. Почти каждый пятый респондент (19,9%) выбрал нейтральные (середина шкалы) пять баллов. Наконец менее половины (47,3%) опрошенных россиян характеризуют шансы как справедливые или скорее справедливые. При этом максимальные десять баллов отметили 9,7% опрошенных.

Можно констатировать, что в сравнении с большинством стран-участниц проекта, в России фиксируются одни из самых пессимистичных оценок. Это позволяет сделать вывод о наличии проблем с доступностью качественного образования разных уровней, что отчасти подтверждается результатами других исследований [2]. Показатели, в целом сопоставимые с российскими, фиксируются в Венгрии (5,48 балла; SD = 2,59), Республике Кипр (5,57; SD = 2,61), Сербии (5,57; SD = 3,38). Хуже чем в России ситуацию с доступностью образования оценивают только жители Италии (5,31 балла; SD = 2,37) и Франции, где фиксируется минимальный в Европе средний балл (4,75; SD = 2,37).

Отметим, что система образования Франции имеет ряд особенностей, в частности наличие подготовительных классов (Classe préparatoire aux grandes écoles, CPGE), дифференциация высших учебных заведений, избирательная система зачисления в высшие школы и др. [4]. Эксперты, оценивая, например, высшее образование во Франции, отмечают, что «при всей видимой доступности высшего образования, разнообразие вузов, конкуренция между университетским и неуниверситетским образованием становится серьезным фактором социального расслоения » [16, с. 11].

Описание связи между оценкой национальной образовательной системы и доступностью образования (оценкой наличия у жителей страны справедливых шансов получения желаемого уровня образования) потребовало проведения линейного регрессионного анализа. В качестве зависимой и независимой переменных выступали соответственно агрегированные по странам (средний балл) показатели B 31 и G 6 (см. таблицу 1).

Проведенный анализ показал, что доступность образования оказывает существенное влияние на общую оценку национальной образовательной системы (R=0,764; R-square=0,583; уровень значимости модели < 0,001). Иными словами 58,3% дисперсии агрегированной переменной В 31 объясняется влиянием независимой переменной G 6. Таким образом, доступность образования можно рассматривать как детерминанту оценки населением состояния национальной образовательной системы. В целом, чем выше оценка доступности образования в стране, тем позитивнее общая оценка образовательной системы. Зависимость между переменными графическая представлена на рисунке 3.

Рис. 3. Оценка респондентами состояния национальной образовательной системы в зависимости от оценки наличия у жителей страны справедливых шансов на получение желаемого уровня образования, средний балл по каждой стране

Описание ситуации на уровне ответов респондентов в каждой стране-участнице ESS-2018 проводилось по результатам корреляционного анализа переменных В 31 и G 6. Полученные результаты позволяют констатировать во всех европейских государствах наличие статистически значимой (p<=0,001) корреляционной зависимости между оценкой состояния образовательной системы и доступностью образования в стране (см. рисунок 4). Высокая оценка шансов на получение желаемого уровня образования, связана с позитивной оценкой системы образования и наоборот.

Рис. 4. Корреляционная связь между оценкой респондентами состояния национальной образовательной системы и оценкой наличия у жителей страны справедливых шансов на получение желаемого уровня образования, коэффициент ранговой корреляции Спирмена

Однако выявленная зависимость проявляется в европейских странах с разной силой. Анализ данных представленных на рисунках 2 и 4 позволяет выделить группы стран со схожей ситуацией. В России, Болгарии, Венгрии и Сербии население сравнительно низко оценивает доступность образования и одновременно такая оценка относительно сильно влияет на общую оценку образовательной системы. Это может свидетельствовать о том, что в упомянутых странах доступность образования выступает на первый план в комплексе проблем образовательной системы.

В Эстонии и Норвегии высокий уровень доступности образования во многом предопределяет положительную оценку состояния образовательной системы. Население Республики Кипр, Италии и Франции по европейским меркам невысоко оценивает шансы на получение желаемого образовательного уровня, при этом такое отношение сравнительно слабо связано с общей оценкой образования. Очевидно, что доступность не является в этих странах основным фактором, определяющим оценку состояния национальной образовательной системы. Для выявления других детерминант сравнительно низкой оценки образования требуется проведение дополнительных исследований.

На общем фоне выделяется Чехия, где респонденты демонстрируют удовлетворенность доступностью образования, однако такая оценка слабо связана с мнением респондентов о состоянии образовательной системы страны. Отчасти это относится к Германии и Словении, с поправкой на то, что доступность образования в них, по мнению респондентов ниже, а связь выражена сильнее.

Самая многочисленная группа стран представлена: Австрией, Бельгией, Великобританией, Ирландией, Нидерландами, Польшей, Финляндией, Швейцарией. В целом жители этих стран вполне удовлетворены шансами на получение образования, при этом силу связи с общей оценкой состояния образовательной системы по европейским меркам можно охарактеризовать как среднюю.

Таким образом, проведенный анализ показал, что европейские страны весьма дифференцированы в зависимости от оценки населением системы образования. Россияне сравнительно низко оценивают как общее состояние национальной образовательной системы, так и доступность образования в стране. Можно констатировать, что в странах-участницах проекта доступность образования является детерминантой оценки населением состояния национальной образовательной системы. В целом, чем выше субъективная оценка доступности образования, тем позитивнее оценка состояния образовательной системы страны. В России выявленная зависимость по европейским меркам проявляется сравнительно сильно, что может свидетельствовать о том, что равенство шансов на получение желаемого уровня образования выступает на первый план в комплексе проблем национальной образовательной системы.

В заключение отметим, что в публикации рассматриваются лишь некоторые аспекты затрагиваемой проблематики. Перспективным представляется выявление и описание уязвимых в плане доступности образования групп населения.

Библиография
1.
Абанкина И. В., Филатова Л.М. Доступность дошкольного образования //  Вопросы образования. 2018. № 3. С. 216-246.
2.
Высшее образование: социальный лифт или потерянное время? [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. № 4010. 18.07.2019. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9808 (дата обращения: 11.06.2020).
3.
Громов А.Д. и др. Доступность высшего образования в регионах России. М.: НИУ ВШЭ. 2016. 32 с.
4.
Гуськова Н.Д., Неретина Е.А., Еналиева Ю.Р. Особенности системы высшего профессионального образования во Франции // Университетское управление: практика и анализ. 2012. № 6 (82). С. 59-63.
5.
Епихина Ю.Б. Исследования неравенства в образовании в современной российской социологии // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: социология. 2009. № 4. С. 73-85.
6.
Константиновский Д.Л. Неравенство в сфере образования: российская ситуация // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2010. № 5 (99). С. 40-60.
7.
Основные методологические и организационные положения Выборочного наблюдения качества и доступности услуг в сферах образования, здравоохранения и социального обслуживания, содействия занятости населения в 2017 году [Электронный ресурс] // Росстат. 2017. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/quality17/index.html (дата обращения: 11.06.2020).
8.
Оценка населением российской системы образования [Электронный ресурс] // Левада-Центр. Пресс-выпуск. 27.08.2008. URL: https://www.levada.ru/2008/08/27/otsenka-naseleniem-rossijskoj-sistemy-obrazovaniya/ (дата обращения: 11.06.2020).
9.
Прахов И.А., Юдкевич М.М. Влияние дохода домохозяйств на результаты ЕГЭ и выбор вуза // Вопросы образования. 2012. № 1. С. 126–147.
10.
Проблемный фон страны: итоги года [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. № 3277. 28.12.2016. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid= 116014&utm_source=telegram.me&utm_medium=social&utm_campaign=privet!-ponimaem--chto-rabotat-uzhe-nikom (дата обращения: 11.06.2020).
11.
Проблемный фон страны: мониторинг [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. № 3683. 07.06.2018. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9152 (дата обращения: 11.06.2020).
12.
Прохода В.А. Оценка россиянами национальной системы образования [Электронный ресурс] // Культура, личность, общество в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования. Екатеринбург: УрФУ. 2017. С. 1153-1161. URL:http://hdl.handle.net/10995/46649 (дата обращения: 11.06.2020).
13.
Рейтинг эффективности национальных систем образования 2016 [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. URL: https://gtmarket.ru/ratings/global-index-of-cognitive-skills-and-educational-attainment/info (дата обращения: 11.06.2020).
14.
Россияне назвали проблемы сферы образования в числе наиболее острых в стране [Электронный ресурс] // Независимое педагогическое издание Учительская газета. 28 декабря 2016 г. URL: http://www.ug.ru/news/20538 (дата обращения: 11.06.2020).
15.
Рощина Я.М. Доступность высшего образования: по способностям или по доходам // Университетское управление: практика и анализ. 2005. № 1. С. 69-79.
16.
Система высшего образования во Франции [Электронный ресурс] // Новости ОЭСР: образование, наука, новая экономика. Приложение «Обзор систем высшего образования стран ОЭСР». Центр ОЭСР — ВШЭ. 2004. URL: https://www.hse.ru/data/2010/03/05/1231448398/System%2520of%2520higher%2520education%2520in%2520Frances.pdf (дата обращения: 11.06.2020).
17.
Система образования и ЕГЭ [Электронный ресурс] // Левада-Центр. Пресс-выпуск. 21.06.2016. URL: https://www.levada.ru/2016/06/21/sistema-obrazovaniya-i-ege/ (дата обращения: 11.06.2020).
18.
Хавенсон Т.Е., Чиркина Т.А. Эффективно поддерживаемое неравенство // Экономическая социология. 2018. Т. 19. № 5. С 66-89.
19.
Шишкин С.В. Доступность высшего образования для населения России: что показывают результаты исследований // Университетское управление: практика и анализ. 2005. № 1. С. 80-88.
20.
Эксперты назвали главные проблемы российского образования [Электронный ресурс] // РИА Новости. 05.02.2020. URL: https://sn.ria.ru/20200205/1564295666.html (дата обращения: 11.06.2020).
21.
Boliver V. Expansion, Differentiation, and the Persistence of Social Class Inequalities in British Higher Education // Higher Education. 2011. No 61 (3). Pp. 229–242.
22.
Brown P., Reay D., Vincent C. Education and social mobility // British Journal of Sociology of Education. 2013. Vol. 34. No 5–6. Pp. 637–643.
23.
Greenstone M., Looney A., Patashnik J., Yu M. Thirteen Economic Facts about Social Mobility and the Role of Education [Электронный ресурс] // Brookings Institution. 2013. URL:https://www.brookings.edu/research/thirteen-economic-facts-about-social-mobility-and-the-role-of-education/ (дата обращения: 11.06.2020).
24.
Lucas S.R. Effectively Maintained Inequality: Education Transitions, Track Mobility, and Social Background Effects // American Journal of Sociology. No 106 (6). Pp. 1642–1690.
25.
Schleicher A. PISA 2018: Insights and Interpretations [Электронный ресурс] // Organisation for Economic Co-operation and Development. URL: https://www.oecd.org/pisa/PISA%202018%20Insights%20and%20Interpretations%20FINAL%20PDF.pdf (дата обращения: 11.06.2020).
References (transliterated)
1.
Abankina I. V., Filatova L.M. Dostupnost' doshkol'nogo obrazovaniya //  Voprosy obrazovaniya. 2018. № 3. S. 216-246.
2.
Vysshee obrazovanie: sotsial'nyi lift ili poteryannoe vremya? [Elektronnyi resurs] // VTsIOM. № 4010. 18.07.2019. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9808 (data obrashcheniya: 11.06.2020).
3.
Gromov A.D. i dr. Dostupnost' vysshego obrazovaniya v regionakh Rossii. M.: NIU VShE. 2016. 32 s.
4.
Gus'kova N.D., Neretina E.A., Enalieva Yu.R. Osobennosti sistemy vysshego professional'nogo obrazovaniya vo Frantsii // Universitetskoe upravlenie: praktika i analiz. 2012. № 6 (82). S. 59-63.
5.
Epikhina Yu.B. Issledovaniya neravenstva v obrazovanii v sovremennoi rossiiskoi sotsiologii // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: sotsiologiya. 2009. № 4. S. 73-85.
6.
Konstantinovskii D.L. Neravenstvo v sfere obrazovaniya: rossiiskaya situatsiya // Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2010. № 5 (99). S. 40-60.
7.
Osnovnye metodologicheskie i organizatsionnye polozheniya Vyborochnogo nablyudeniya kachestva i dostupnosti uslug v sferakh obrazovaniya, zdravookhraneniya i sotsial'nogo obsluzhivaniya, sodeistviya zanyatosti naseleniya v 2017 godu [Elektronnyi resurs] // Rosstat. 2017. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/quality17/index.html (data obrashcheniya: 11.06.2020).
8.
Otsenka naseleniem rossiiskoi sistemy obrazovaniya [Elektronnyi resurs] // Levada-Tsentr. Press-vypusk. 27.08.2008. URL: https://www.levada.ru/2008/08/27/otsenka-naseleniem-rossijskoj-sistemy-obrazovaniya/ (data obrashcheniya: 11.06.2020).
9.
Prakhov I.A., Yudkevich M.M. Vliyanie dokhoda domokhozyaistv na rezul'taty EGE i vybor vuza // Voprosy obrazovaniya. 2012. № 1. S. 126–147.
10.
Problemnyi fon strany: itogi goda [Elektronnyi resurs] // VTsIOM. № 3277. 28.12.2016. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid= 116014&utm_source=telegram.me&utm_medium=social&utm_campaign=privet!-ponimaem--chto-rabotat-uzhe-nikom (data obrashcheniya: 11.06.2020).
11.
Problemnyi fon strany: monitoring [Elektronnyi resurs] // VTsIOM. № 3683. 07.06.2018. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9152 (data obrashcheniya: 11.06.2020).
12.
Prokhoda V.A. Otsenka rossiyanami natsional'noi sistemy obrazovaniya [Elektronnyi resurs] // Kul'tura, lichnost', obshchestvo v sovremennom mire: metodologiya, opyt empiricheskogo issledovaniya. Ekaterinburg: UrFU. 2017. S. 1153-1161. URL:http://hdl.handle.net/10995/46649 (data obrashcheniya: 11.06.2020).
13.
Reiting effektivnosti natsional'nykh sistem obrazovaniya 2016 [Elektronnyi resurs] // Tsentr gumanitarnykh tekhnologii. URL: https://gtmarket.ru/ratings/global-index-of-cognitive-skills-and-educational-attainment/info (data obrashcheniya: 11.06.2020).
14.
Rossiyane nazvali problemy sfery obrazovaniya v chisle naibolee ostrykh v strane [Elektronnyi resurs] // Nezavisimoe pedagogicheskoe izdanie Uchitel'skaya gazeta. 28 dekabrya 2016 g. URL: http://www.ug.ru/news/20538 (data obrashcheniya: 11.06.2020).
15.
Roshchina Ya.M. Dostupnost' vysshego obrazovaniya: po sposobnostyam ili po dokhodam // Universitetskoe upravlenie: praktika i analiz. 2005. № 1. S. 69-79.
16.
Sistema vysshego obrazovaniya vo Frantsii [Elektronnyi resurs] // Novosti OESR: obrazovanie, nauka, novaya ekonomika. Prilozhenie «Obzor sistem vysshego obrazovaniya stran OESR». Tsentr OESR — VShE. 2004. URL: https://www.hse.ru/data/2010/03/05/1231448398/System%2520of%2520higher%2520education%2520in%2520Frances.pdf (data obrashcheniya: 11.06.2020).
17.
Sistema obrazovaniya i EGE [Elektronnyi resurs] // Levada-Tsentr. Press-vypusk. 21.06.2016. URL: https://www.levada.ru/2016/06/21/sistema-obrazovaniya-i-ege/ (data obrashcheniya: 11.06.2020).
18.
Khavenson T.E., Chirkina T.A. Effektivno podderzhivaemoe neravenstvo // Ekonomicheskaya sotsiologiya. 2018. T. 19. № 5. S 66-89.
19.
Shishkin S.V. Dostupnost' vysshego obrazovaniya dlya naseleniya Rossii: chto pokazyvayut rezul'taty issledovanii // Universitetskoe upravlenie: praktika i analiz. 2005. № 1. S. 80-88.
20.
Eksperty nazvali glavnye problemy rossiiskogo obrazovaniya [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. 05.02.2020. URL: https://sn.ria.ru/20200205/1564295666.html (data obrashcheniya: 11.06.2020).
21.
Boliver V. Expansion, Differentiation, and the Persistence of Social Class Inequalities in British Higher Education // Higher Education. 2011. No 61 (3). Pp. 229–242.
22.
Brown P., Reay D., Vincent C. Education and social mobility // British Journal of Sociology of Education. 2013. Vol. 34. No 5–6. Pp. 637–643.
23.
Greenstone M., Looney A., Patashnik J., Yu M. Thirteen Economic Facts about Social Mobility and the Role of Education [Elektronnyi resurs] // Brookings Institution. 2013. URL:https://www.brookings.edu/research/thirteen-economic-facts-about-social-mobility-and-the-role-of-education/ (data obrashcheniya: 11.06.2020).
24.
Lucas S.R. Effectively Maintained Inequality: Education Transitions, Track Mobility, and Social Background Effects // American Journal of Sociology. No 106 (6). Pp. 1642–1690.
25.
Schleicher A. PISA 2018: Insights and Interpretations [Elektronnyi resurs] // Organisation for Economic Co-operation and Development. URL: https://www.oecd.org/pisa/PISA%202018%20Insights%20and%20Interpretations%20FINAL%20PDF.pdf (data obrashcheniya: 11.06.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в статье «Доступность образования как детерминанта оценки населением состояния национальной образовательной системы» стала взаимосвязь доступности образования разных уровней и его качества.
Методология исследования базируется на понимании доступности образования в контексте существования социально-культурного, экономического, территориального, институционального и иных барьеров, а качество как уровень удовлетворенности деятельностью системы образования. Методом исследования выступил анализ результатов массовых опросов по рассматриваемой проблематике, а именно девятой волны социологического исследования «Европейское социальное исследование» (2018 г.) Автор считает, что именно опросы выступают в качестве канала обратной связи, позволяющего выявить оценку населением эффективности системы образования. Для анализа использовалась «оценка национальной системы образования» и «оценка наличия справедливых шансов на получение желаемого уровня образования». При обработке первичной социологической информации использованы: корреляционный анализ (ранговая корреляция Спирмена), линейный регрессионный анализ, однофакторный дисперсионный анализ.
Актуальность проведенного исследования в статье достаточно обоснована. Она определяется тем, что в обеспечение доступности качественного образования для всех слоев населения декларируется в качестве одной из ключевых целей деятельности государства и его органов управления системой образования.
Научная новизна статьи определяется межстранновым сравнением «оценок национальной системы образования» и «оценок наличия справедливых шансов на получение желаемого уровня образования», сопоставлением по странам оценок со стороны респондентов состояния национальной образовательной системы в зависимости от оценки наличия у жителей страны справедливых шансов на получение желаемого уровня образования, а также расчет коэффициентов корреляции между этими показателями. Проведенный анализ позволил автору сделать вполне обоснованные выводы: 1) европейские страны весьма дифференцированы в зависимости от оценки населением системы образования; 2) в сравнении с другими странами граждане РФ сравнительно низко оценивают как общее состояние национальной образовательной системы, так и доступность образования в стране; 3) существует прямая связь между субъективной оценкой доступности образования и оценкой состояния образовательной системы страны. Выводы, сформулированные в статье, отвечают цели заявленного исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий.
В целом содержательная часть соответствует всем требованиям научного текста:написана научным языком, логична по структуре.
Библиография обширна: она включает 25 отечественных и зарубежных источников. Апелляция к оппонентам присутствует слабо, поскольку статья представляет результаты анализа эмпирических данных.
Представленная к рецензированию статья перспективна и может быть интересна для широкого круга ученых, но в первую очередь, интересующихся проблематикой образования. Материалы и выводы могут быть использованы в рамках разработки стратегий совершенствования государственного управления в области образования.
Статья «Доступность образования как детерминанта оценки населением состояния национальной образовательной системы» может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"