Статья 'Укрепление социальной сплоченности общества как механизм повышения качества жизни населения' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Укрепление социальной сплоченности общества как механизм повышения качества жизни населения

Фаткуллина Гульшат Рашитовна

младший научный сотрудник Института социально-экономических исследований - обособленного структурного подразделения Федерального государственного бюджетного научного учреждения Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук

450054, Россия, республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Проспект Октября, 71

Fatkullina Gulshat Rashitovna

Junior Scientific Associate, Institute for Socio-Economic Studies, Ufa Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

450054, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Prospekt Oktyabrya, 71

gulshat475@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Каримов Айбулат Галимьянович

кандидат социологических наук

заведующий сектором социально-политических исследований Института социально-экономических исследований - обособленного структурного подразделения Федерального государственного бюджетного научного учреждения Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук

450054, Россия, республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Проспект Октября, 71

Karimov Aibulat Galimyanovich

PhD in Sociology

Head of the Sector of Socio-Political Research, Institute for Socio-Economic Studies, Ufa Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

450054, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Prospekt Oktyabrya, 71

karaigal@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.7.33240

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2020


Дата публикации:

04-08-2020


Аннотация: Статья посвящена социологическому анализу и социологической концептуализации феномена социальной сплоченности, анализу влияния социальной сплоченности на экономический рост и качество жизни населения. В работе авторы подробно исследуют критерии оценки социальной сплоченности, по которым провели анализ результатов различных социологических исследований, проводимых на территории Российской Федерации за последние годы, для выявления актуальной степени социальной сплоченности в российском обществе.Также в статье поднимается вопрос о социальной сплоченности общества как важного направления социальной политики. И в заключении авторы приходят к мнению, что наряду с экономическими механизмами повышения качества жизни, также можно и нужно использовать и социальную сплоченность общества. В современных условиях необходимость социальной сплоченности общества приобретает все большее значение, что определяется несколькими причинами. Во-первых, усилением роли социального капитала в социально-экономическом развитии страны, который становится главным ресурсом и активом модернизационных процессов в условиях глобализации. Во-вторых, при системном взгляде на проблему становится очевидным, что социальная сплоченность является необходимым условием сохранения устойчивости социально-экономического развития территориальных систем. Очевидно, что человечеству предстоит столкнуться с целым рядом глобальных вызовов такими, как изменения климата, истощение природных ресурсов и многим другим. В такой ситуации только страны с сильным и развитым социальным капиталом, с высоким уровнем социальной сплоченности будут обладать более высоким уровнем устойчивости и способностью противостоять глобальным угрозам.


Ключевые слова: социальная сплоченность, качество жизни, экономический рост, критерии социальной сплоченности, ценности, социальное неравенство, фрагментация общества, социальная политика, экономическая политика, стратегия развития

Abstract: This article is dedicated to sociological analysis and sociological conceptualization of the phenomenon of social cohesion, analysis of the impact of social cohesion upon economic growth and quality of life of the population. The authors examine the evaluation criteria of social cohesion, which served as the foundation for analysis of results of different sociological surveys conducted in the Russian Federation over the recent years, for the determining the relevant degree of social cohesion in the Russian society. The article also raises the question of social cohesion as an important vector of social policy. In conclusion, the authors come to an opinion that social cohesion of population should be used along with the economic mechanisms for improving quality of life. The need for social cohesion of population becomes more relevant in the current context due to several reasons. Firstly, enhancement of the role of social capital in socioeconomic development of the country, which becomes the major resource of modernization processes in the conditions of globalization. Secondly, systemic outlook upon the problem demonstrates that social cohesion is an essential factor for retaining sustainability of socioeconomic development of territorial systems. It is evident, that the humanity is going to face a range of global challenges, such as climate change, depletion of natural resources, etc. In this case, only the countries with strong and developed social capital, high level of social cohesion would be more sustainable and capable to withstand global threats.



Keywords:

fragmentation of society, social inequality, values, criteria for social cohesion, economic growth, quality of life, social cohesion, social policy, economic policy, development strategy

Приоритетной целью социальной политики на всех уровнях власти любого государства во многих сферах государственной и общественной жизни является решение неотложных социально-экономических проблем и, как следствие, повышение качества жизни граждан через создание условий для достойного труда и продуктивной занятости, улучшение здоровья населения, повышение реальных доходов. Невозможно представить себе современную высокоразвитую экономику России, которая не обеспечивает высоких социальных стандартов занятости и жизни населения. Поэтому проблема улучшения качества жизни в России является приоритетной задачей власти, которую необходимо эффективно решать, используя не только финансово-экономический, но и социальный потенциал. При этом качество жизни необходимо рассматривать не только с точки зрения размера оплаты труда, возможности человека трудиться в хороших условиях, но и с точки зрения стабильности занятости, достойного уровня благосостояния, возможности учиться, получать высококачественное медицинское обслуживание, проживать не в стеснённых жилищных условиях, дышать чистым воздухом и пить чистую воду, наслаждаться культурными ценностями, осуществлять жизнедеятельность в условиях безопасности, быть уверенным в завтрашнем дне, принимать участие в управлении. [1].

Все это, в свою очередь, напрямую зависит от уровня и качества образования работника, его здоровья и характеризует количественные и качественные аспекты не только положения каждого отдельного члена общества, но и общественного развития в целом.

Одним из индикаторов качества жизни является социальная сплочённость, которая трактуется как общественное благополучие, гармоничные и стабильные социальные отношения, как неотъемлемая составляющая социально-экономического прогресса и мирного сосуществования, а также возможность участия в экономической жизни и использование её благ.

Сплоченность общества выступает одной из фундаментальных ценностей, обеспечивающей его эффективное развитие. Фактически любая государственная система, независимо от формы политического устройства, стремится к формированию сплоченного общества, которое служит основой для всей социально-политической жизни. Обращение к проблематике сплоченности общества перманентно в истории человечества и обусловлено ее социетальной значимостью, высоким ресурсным потенциалом для реализации масштабных социальных проектов, обеспечения социальной стабильности и безопасности.

Теория социальной сплоченности позволяет более конструктивно подойти к проблеме межгрупповой дифференциации и внутригрупповой интеграции в условиях социально-экономических изменений, связанных с появлением новых социальных групп и изменениями в социальной стратификации. Она предполагает возможность несоответствия реальной, объективной принадлежности индивида к той или иной социальной группе и субъективного осознания своего группового членства. При этом возможны ситуации кризиса социальной идентичности и отношения к представителям своей и других групп.

В мировом научном сообществе, несмотря на то, что сам термин был запущен в широкий оборот в рамках ООН еще во второй половине 1940-х годов, все еще отсутствует общепринятое определение социальной сплоченности. Из предложенных различными авторами дефиниций нам наиболее близко определение социальной сплоченности, которое дают в документах Совета Европы, согласно которому социальная сплоченность понимается в качестве способности общества гарантировать благополучие, минимизируя неравенство и избегая социальной поляризации.

Социальная сплоченность – это прежде всего социальный феномен взаимоотношений между социальными субъектами и институтами. Поэтому она требует разумной политики, обеспечивающей инклюзивность экономического развития, и его трансформации, проявляющейся в изменениях социальных реалий, которые укрепляют социальные связи. Поэтому желательно, чтобы стратегии экономического развития включали механизмы укрепления социальной сплоченности или, по крайней мере, не противоречили “сплоченности” общества.

Примером эмпирического исследования социальной сплоченности, основанного на статистических параметрах сообществ, является работа, в которой раскрывается структура социальной солидарности различных профессиональных групп на основе анализа общих ценностей. [2]

Другой пример - исследование, которое посвящено анализу структуры социального капитала этнических групп в современной России. Социальный капитал в этом случае рассматривается как структура, которая включает достаточно широкий список групповых характеристик, ассоциируемых именно с качествами социальной сплоченности - общие нормы, ценности, правила. В работе автор делает акцент на связь между социальным капиталом и социальной сплоченностью социальной группы. [3]

В качестве еще одного примера можно привести также исследование социальной сплоченности в контексте отношения общества к власти России (по материалам контент-анализа печатных СМИ), в результате которого исследователи пришли к выводу, что средства массовой информации проблему социальной сплоченности транслируют довольно редко и при этом крайне редко проводят ее глубокий анализ. [4]

Также можно отметить исследование социальной сплочённости в регионах, проведенное научным коллективом РГСУ, предложившие следующие критерии оценки социальной сплочённость населения (которые к тому же наиболее близки нашему понимаю проблемы):

· актуальные социальные проблемы в обществе;

· социально-политическая активность населения, уровень доверия населения к власти;

· влияние экономического кризиса на социальную напряжённость, готовность населения к защите своих прав, к участию в протестных акциях;

· удовлетворённость работой, оплатой труда, уровнем материального благополучия;

· потребность в социальной поддержке со стороны государства;

· удовлетворённость своим здоровьем и системой здравоохранения;

· удовлетворённость системой образования;

· удовлетворённость жилищными условиями;

· удовлетворённость существующей системой государственных социальных гарантий;

· межэтнические отношения в регионе, отношение к мигрантам. [5]

Таким образом, анализ различных подходов к диагностике социальной сплочённости позволил сделать вывод, что диагностику социальной сплочённости целесообразно проводить по следующим блокам:

• сходство главных ценностных ориентаций социума;

• ясность и определенность целей;

• взаимозависимость членов в процессе совместной деятельности;

• уровень взаимных симпатий в межличностных отношениях: чем большее симпатий, тем выше сплоченность;

• степень привлекательности (полезности) группы для ее членов: чем больше число людей, удовлетворенных своим пребыванием в группе, тем выше сплоченность;

• оптимальный стиль лидерства (руководства);

• отсутствие конфликтующих между собой микрогрупп;

• престиж и традиции.

Анализируя актуальную степень социальной сплоченности в стране, мы обратились к исследованиям, которые проводились Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в Российской Федерации за последние годы. (таблица 1)

Таблица 1. Анализ результатов социологических исследований

Исследование

Результаты

Исследование, посвященное проблеме гендерного равенства (2019 год)

· 62% россиян считают, что нужно стремиться к полному равенству прав мужчин и женщин;

· 59% респондентов утверждают, что нужно стремиться к полному равенству обязанностей мужчин и женщин;

· феминистическое движение поддерживают 31% россиян. [6]

Таким образом складывается довольно позитивная картина, которая наглядно показывает, что российское общество постепенно стремится к равенству прав для всех, к обществу без какой-либо дискриминации.

Ежедневный всероссийский телефонный опрос "ВЦИОМ-СПУТНИК" (проводится регулярно с 2017 года)

Результаты исследования показали, что:

· с начала 2020 года индекс одобрение деятельности президента и деятельности правительства Российской Федерации падает; неодобрение деятельностью соответственно растет; [7]

· с начала 2020 года понизился индекс одобрения к следующим институтам: российская армия, СМИ, общественная палата, политические партии, оппозиция;

· однако с начала 2020 года население стало больше доверять и одобрять деятельность правоохранительных органов, судебной системы и профсоюзов (мы думаем, что это обусловлено в большей степени ситуации пандемии в мире и работе, которую проводят данные институты); [8]

· с 2017 года практически в 2 раза упал индекс одобрения внутренней политики нынешних властей, проводимой в России;

· с 2017 года индекс одобрения экономической политики практически не изменился (2017 год – 16%, 2020 год – 18%), однако по сравнению с началом 2020 год (11%), начиная с марта месяца, индекс все-таки значительно поднялся (18%). Опять же мы предполагаем, что население страны устраивают те меры, к которым прибегало правительство в условиях короновируса;

· довольно позитивную картину показывают ответы респондентов о степени удовлетворенности социальной политики: начиная с 2017 года индекс одобрения вырос больше, чем в 2 раза (с 16% до 33%). [9]

Данные показатели могут говорить о том, что стиль руководства большинство респондентов считают не оптимальным, к тому же уровень взаимных симпатий в межличностных отношениях довольно низок: соответственно, чем меньше симпатий, тем хуже сплоченность.

Индексы социального самочувствия

Индексы социальных настроений строятся на основе показателей:

· удовлетворенность жизнью;

· социальный оптимизм;

· материальное положение;

· экономическое положение страны;

· политическая обстановка;

· общий вектор развития страны.

Таким образом, результаты исследования показали, что:

1) степень удовлетворённостью жизнью в целом осталась на прежнем уровне, что и в 2016 году (47% удовлетворенных);

2) однако, по сравнению с 2016 годом, надежды населения об улучшении качества жизни упали практически в 2 раза;

3) материальное положение своих семей россияне стали оценивать хуже (индекс упал с 56% удовлетворенных, до 46%);

4) индекс экономического положения дел в стране рухнул с 29% в 2016 году до 7% в 2020 году;

5) по сравнению с 2020 годом в 2016 году больше населения поддерживали направление развитий, происходящих в России (41% в 2020 году и 54% в 2016 году). [10]

Следует отметить, что многие как зарубежные, так и отечественные исследователи, отмечают данные показатели, в качестве важных критериев социальной сплоченности общества. Как мы видим из вышеизложенного, индекс социальных настроений в стране значительно упал, что в свою очередь может свидетельствовать о том, что социально-экономическая политика, проводимая правительством, на данный момент не в полной мере способствует социальной сплоченности жителей Российской Федерации.

На основании вышеизложенного, общая картина складывается следующим образом. На данный момент времени российское общество довольно разобщено, однако с начала 2020 года мы можем наблюдать тенденцию к сплочению населения, на которое, в большей степени повлияла ситуации с пандемией коронавируса во всем мире. Можно предположить два сценария развития проблемы социальной сплоченности в России: нарастание и обострение проблем социального неравенства, дефрагментации общества, недовольство населения своим материальным и социальным положением, недовольство граждан политикой государства и тому подобное в дальнейшем приведут к еще большей разобщенности общества. Либо же российское общество пойдет по второму сценарию: негативные последствия социальной, экономической, политической, культурной ситуации в стране наоборот сплотят общество (как уже отмечалось, предпосылки уже есть – исследователи отмечают социальную сплоченность общества на волне пандемии.)

Сегодня социальная сплоченность рассматривается в качестве приоритетной концепции развития общества, ориентированной на социокультурную интеграцию, преодоление, сглаживание, стирание социально-экономических разделительных линий внутри общества с целью достижения их гомогенности и устойчивости. Так, например, главной целью шведской модели общества благосостояния является равенство и полная занятость, сущностными компонентами которого являются универсальная (всеобщая) система социального обеспечения, развитый и значительный по масштабу государственный сектор социальных услуг, политика солидарности в области заработной платы, активная политика занятости. Результаты применения шведской модели общества благосостояния проявились, прежде всего, в политике занятости и в низком уровне официальной безработицы, которая на протяжении нескольких последних десятилетий составляет менее 2% самодеятельного населения. Осуществление политики солидарности в области заработной платы, позволило сократить разницу в доходах между высоко- и низкооплачиваемыми рабочими в разы. [11].

В Европейском союзе с начала 2000-х годов внедрена и активно применяется стратегия и система оценки социальной сплоченности, а в России научные и аналитические разработки этого вопроса практически отсутствуют. Проблема социальной сплоченности была поставлена в повестку дня лишь в 2008 года в Москве на конференции министров социального блока государств - членов Совета Европы и России под названием «Инвестировать в социальную сплочённость – инвестировать в стабильность и благополучие общества». [12]

Социальная сплоченность выступает сегодня стратегической целью международных организаций, включая ООН, ЮНИСЕФ, Совет Европы и фундаментальной категорией социальной политики в целом ряде стран. Так в UN Agenda 2030 (Повестка дня ООН на период до 2030 года) данную проблему признали и подчеркнули важность инклюзивного роста, равенства и мирного, инклюзивного общества. [13]

Социальное неравенство и фрагментация общества в последние годы стали основными проблемами многих стран. Политики и исследователи предполагают, что такие экономические факторы, как неравенство доходов и безработица вызывают и усугубляют эти тенденции.

Исследователи находят позитивную связь между социальной сплоченностью и экономическим ростом, исходя из того, что социальная сплоченность улучшает формальные и/или социальные институты, которые причинно обусловливают экономический рост. Доказательства связи между экономическим ростом и социальной сплоченностью существуют, но все еще довольно скудны и ограничиваются корреляционным анализом, поэтому на данный момент времени сложно говорить о исключительности влияния. [14] Одним из потенциальных механизмов, с помощью которого экономический рост может повлиять на социальную сплоченность, является инклюзивное, ориентированное на интересы бедных улучшения, а именно создание рабочих мест, образование и уменьшение неравенства в распределении доходов и ресурсов. Еще одним потенциальным механизмом являются политические реформы, например, в области социальной защиты и налогообложения. Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы полностью понять, существует ли обратная связь от экономического роста к социальной сплоченности или же эти отношения в основном протекают наоборот.

Однако, экономическая политика и экономический рост не обязательно повышают социальную сплоченность и могут даже способствовать росту социальной неудовлетворенности и беспорядков, если они не будут должным образом распределены.

Политики, научно-производственные объединения, благотворительные организации и аналитические центры могут решить проблему социальной сплоченности следующим образом:

1. Признать важность социальной сплоченности в стратегиях развития. Социальная сплоченность является не только ценной целью сама по себе, но и ключевым условием воздействия и устойчивости сотрудничества в целях развития и экономического роста;

2. Рассмотреть вопрос о доверии, идентичности и солидарности в поддержку социальной сплоченности. Успешная поддержка отдельных элементов (например, бедные слои населения, молодежь, работающая молодежь и т.д.), вероятно, будет иметь большое значение для социальной сплоченности в данном обществе;

3. Интегрировать механизмы, способствующие социальной сплоченности, в стратегии экономического развития. Экономическое развитие само по себе автоматически не повышает социальную сплоченность и, следовательно, не обязательно способствует противодействию распаду общества.

В «UN Agenda 2030» признают фрагментацию обществ и рекомендуют “бороться с неравенством внутри стран и между ними; строить мирные, справедливые и инклюзивные общества”. [15, 3] Эта политическая цель отражает последние тенденции, поскольку социальное неравенство и страх перед тем, что страты отдаляется друг от друга, стали основными проблемами во многих странах за последние годы, в том числе и в Российской Федерации. Помимо того, что политиками во всем мире подчеркивается важность социальных связей и социальной сплоченности в общественном дискурсе, социальная сплоченность была явно включена в политические повестки дня, например, в Совете Европейского союза под председательством Болгарии в 2018 году. [16] Сплоченность общества в той или иной степени, в зависимости от соответствующего национального контекста, ставится под сомнение растущей социальной напряженностью и расколом общества по этническому, религиозному и классовому признакам. И то, и другое может привести к росту протестов и дестабилизации общества. В будущем массовые изменения в структуре общества (ускоренные экономическими структурными преобразованиями, изменением возрастных структур в обществе, миграцией из сельских районов в города и ростом неравенства в распределении доходов и ресурсов) будут оказывать дополнительное давление на социальную сплоченность как в развитых, так и в развивающихся странах.

Политические деятели и исследователи считают, что существует высокая корреляция между экономическими факторами и социальной сплоченностью в обществе. Однако убедительных и всеобъемлющих эмпирических доказательств этой связи по-прежнему не имеется. Большинство дискуссий в первую очередь касаются неравенства в распределении доходов и ресурсов, а также безработицы. Например, в 2017 году Oxfam подсчитали, что 42 миллиардера обладают богатством в том же объеме, что и наиболее бедная половина населения мира. [17]

Несмотря на то, что современные исследователи утверждают о том, что социальная сплоченность довольно сильно коррелирует с социально-экономическим благосостоянием, эта проблема долгое время игнорировалась экономической и социальной науками и получила более широкое распространение только с работы Истерли о социальной сплоченности, социальных институтах и экономическом росте.[18] В рамках доклада OECD (Организации экономического сотрудничества) в 2011 году социальную сплоченность определили в качестве решающего фактора для дальнейшего роста, а также анализировали взаимно ли усиливают друг друга рост и сплоченность. [19, С. 175]

Социальная сплоченность является концепцией, которая в зависимости от научной сферы исследования может охватывать: социальные аспекты (например, признание и принадлежность), экономические аспекты (например, неравенство доходов), политические (например, легитимность и участие). Метафорически социальную сплоченность сравнивают с клеем, который склеивает ткани (слои общество). На данный момент исследователи еще не пришли к единому мнению ни по общему определению, ни по соответствующей операционализации и измерению данной проблемы. Исследователи единодушно соглашаются с тем, что это сложная и многомерная концепция, которая отражает характеристику общества, измеряемую как континуум, и что ценности и поведение отдельных граждан влияют на уровень социальной сплоченности и наоборот.

Исследователи (как социологи, так и экономисты), анализируют социальную сплоченность, пришли к выводу, что существует связь между социальной сплоченностью и экономическим ростом. Во-первых, отмечают, что совершенствование формальных и/или социальных институтов, которые, в свою очередь, причинно обусловливают экономический рост (это может быть достигнуто за счет совершенствования институтов, влияющих на то, разрабатывается ли и как осуществляется политика в интересах бедных слоев населения, с тем чтобы последующее улучшение результатов развития способствовало экономическому росту). Более совершенные институты также способствуют росту через канал поиска более низкой ренты и улучшения предоставления общественных благ. Во-вторых, некоторые исследователи предлагают несколько иной взгляд на связь между институтами и социальной сплоченностью, добавляя, что хорошо функционирующие институты могут (частично) компенсировать негативное воздействие социального конфликта (т. е. отсутствие сплоченности). Наконец, дополнительная связь между сплоченностью и ростом проходит через снижение поляризации внутри общества, что снижает стремление к получению выгоды и способствует предоставлению общественных благ, что в конечном счете влияет на экономический рост.

Учитывая эти ограничения, остается предложить потенциальный механизм, с помощью которых экономический рост мог бы позитивно влиять на социальную сплоченность: реформы. Политика в области социальной защиты, экономического роста, развития должна быть инклюзивной, иначе она может привести к росту недовольства и подорвать связи, скрепляющие общество. В целом механизм влияет на социальную сплоченность через их позитивный вклад в социальную идентичность и социальную справедливость.

Инклюзивный рост может улучшить условия жизни значительной части общества за счет создания рабочих мест, уменьшения неравенства и расширения доступа к системе образования. Было доказано, что эти три переменные положительно коррелируют с социальной сплоченностью. Образование, например, способствует:

· формированию и передаче определенных общих ценностей и чувства принадлежности к обществу (социальная идентичность),

· укреплению социального капитала и интеграции (сети),

· уравниванию шансов для молодежи (например, доступность качественного образования) из различных социально-экономических слоев общества (справедливость).

Страны с более инклюзивными образовательными системами также демонстрируют более высокое доверие между социальными группами, что указывает на то, что равенство результатов образования имеет решающее значение для сплоченности. Важную взаимосвязь между работой и социальной сплочённостью можно отследить в докладе Всемирного банка о мировом развитии за 2013 год, в котором отмечается, что занятость положительно коррелирует с социальной сплоченностью. Отсутствие рабочих мест или потеря рабочего места, напротив, отрицательно коррелируют с доверием и гражданской активностью независимо от уровня национального дохода. В крайних случаях отсутствие работы и надежды, особенно среди молодежи, может спровоцировать социальные волнения, насилие и преступность. Доклад основан на теории перемен, согласно которой рабочие места укрепляют социальную сплоченность через их воздействие на социальную идентичность и справедливость. Рабочие места расширяют возможности ранее маргинализированных групп, питают как самоуважение, так и социальную идентичность и стимулируют участие в жизни общества. Рабочее место объединяет людей из разных этнических групп и социальных слоев, позволяя культивировать доверие и изменять отношение и поведение. Представление о том, что рабочие места распределяются в соответствии с образовательными и профессиональными компетенциями, питает веру в то, что человек может улучшить свои условия жизни и место в обществе. Доступные достойные рабочие места несут потенциал для сокращения неравенства в обществе и созданию сильного среднего класса с общими ожиданиями и устремлениями по отношению к будущему, основанными на стабильном обществе. Взаимосвязь между занятостью и социальной сплоченностью весьма специфична и зависит от социальной, политической и культурной среды, а также от соответствующих институтов. Кроме того, это отношение вряд ли применимо к эксплуататорским, репрессивно-организованным и ненадежным рабочим местам, поскольку такая занятость питает не социальную идентичность, сети и справедливость, а недовольство и разочарование. Наконец, необходимо понимать, что связь между рабочими местами и социальной сплоченностью может быть обоюдоострой: высокий уровень социальной сплоченности создает условия, благоприятствующие инвестициям и созданию новых рабочих мест. [20]

Экономический рост может дополнительно генерировать новые ресурсы и повышать доверие и поддержку граждан по отношению к нынешнему правительству, что создает простор для социально-политических реформ, способствующих социальной сплоченности. Это в свою очередь детерминирует новые финансовые возможности для маневра в реализации таких программ социальной защиты, как социальные пенсии, пособия по безработице, программы медицинского страхования, а также в реализации программ образования и занятости молодежи. Было установлено, что расходы на социальную защиту положительно коррелируют с социальной сплоченностью. Налоговые реформы могут стать еще одним рычагом для формирования более сплоченных обществ.

Однако, недостаточно просто предположить, что экономическое развитие будет прямо или косвенно способствовать социальной сплоченности. В конце концов, нет никаких доказательств того, что экономическое развитие механически повышает социальную сплоченность. Данная проблема требует разумной политики, которая будет в силах обеспечить инклюзивный рост и последующие результаты развития (занятость, неравенство и образование), способствующие социальной идентичности и справедливости. Эти каналы четко связаны с тремя элементами социальной сплоченности (доверие, идентичность, солидарность) и, таким образом, способствуют сплоченности. Иначе говоря, социальная сплоченность – это прежде всего социальный феномен, фокусирующийся на отношениях между социальными субъектами и институтами. Вышеупомянутые каналы обеспечивают то, чтобы изменения в экономических реалиях трансформировались в изменения социальных и общественных реалий, которые укрепляют социальные связи.

В заключении необходимо отметить, что катализатором социальной сплоченности также может выступить эпидемия, либо любой катаклизм (землетрясение, наводнение и т.д.). За время пандемии коронавируса общество получило возможность детально разглядеть мироустройство, политику и мировых лидеров такими, какие они есть. Так, отмечается, что Вьетнам сумел избежать тяжелого сценария пандемии коронавируса в том числе и за счет социальной сплоченности. Стране удалось уйти от трагических последствий и на момент написания статьи в стране не было зафиксировано ни одного случая заражения с летальным исходом.

Именно кризис проявляет как лучшие, так и худшие качества людей. Пандемия коронавируса в России, как показывает реальная обстановка дел, продемонстрировала и позитивные результаты — с точки зрения объединения и сплоченности людей, вызвала активизацию благотворительности и волонтерства (население в условиях кризиса начало помогать друг другу и выстраивать сети взаимной поддержки).

Вышеизложенное позволяет говорить о том, что социальная сплочённость во многом формирует экономическую и политическую стабильности общества. Переориентация экономики с экономических критериев развития на критерии человеческого развития обеспечит выход России на качественно новый уровень развития, характеризующийся не только растущей экономикой, но и социально ответственным государством.

Данное исследование выполнено в рамках государственного задания УФИЦ РАН № 075-01211-20-01 на 2020 г.

Библиография
1.
Лига М. Б. Индикаторы и методики оценки качества жизни в контексте социальной квалиметрии // Европейский журнал социальных наук. – 2012. – № 7. – С. 284-290.
2.
Горяинов В.П. Групповая солидарность и ценностные ориентации // Социологические исследования. – 1997. – № 3. – С. 60-67.
3.
Татарко А.Н. Культурно-психологические особенности социального капитала этнических групп России // Психологический журнал. – 2009. – Т. 30. – № 2. – С. 67-80.
4.
Алешина М.В. Социальная сплоченность в контексте отношения общества к власти в современной России (по материалам контент-анализа печатных СМИ) // Теория и практика общественного развития. – 2013. – №1. – С. 62-64.
5.
Юдина Т.Н. Региональная социальная сплочённость как показатель качества жизни россиян: социологическое измерение // Ученые записки ЗабГУ. – 2013. – С. 107 – 116.
6.
Гендерное равенство в России: идеал или ложная цель? // Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9601
7.
Деятельность государственных институтов // Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: https://wciom.ru/news/ratings/odobrenie_deyatelnosti_gosudarstvennyx_institutov/
8.
Деятельность общественных институтов // Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: https://wciom.ru/news/ratings/odobrenie_deyatelnosti_obshhestvennyx_institutov/
9.
Оценка властей // Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: https://wciom.ru/news/ratings/ocenka_vlastej/
10.
Индексы социального самочувствия // Всероссийский центр изучения общественного мнения // Режим доступа: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_socialnogo_samochuvstviya/
11.
Мартынов В.А. Шведская модель современного постиндустриального развития: новые проблемы и характеристики социального развития – М.: ИМЭМО РАН. – 2006. – С. 30.
12.
Речь на Конференции министров социальной сплоченности Совета Европы «Инвестировать в социальную сплоченность-инвестировать в стабильность и благополучие общества» // Режим доступа: https://www.coe.int/t/dg3/socialpolicies/source/Moscow%20Conf%20speeches/latvia.pdf
13.
Office of the Directorate General of Programmes // Официальный сайт Совета Европы // Режим доступа: https://www.coe.int/en/web/programmes/un-2030-agenda
14.
Sommer, C. Social cohesion and economic development: unpacking the relationship // Bonn: German Development Institute / Deutsches Institut für Entwicklungspolitik (DIE). – 2019 // Режим доступа: https://www.die-gdi.de/uploads/media/BP_16.2019.pdf
15.
Transforming our world: The 2030 Agenda for Sustainable Development. – New York: United Nations // Режим доступа: https://sustainabledevelopment.un.org/post2015/transformingourworld
16.
Всемирная организация здравоохранения // Европейское региональное бюро // Режим доступа: https://www.euro.who.int/ru/about-us/partners/the-european-union-and-its-institutions/presidency-of-the-council-of-the-european-union
17.
Oxfam International // Режим доступа: https://www.oxfam.org/en/research/economy-99
18.
Easterly, W., Ritzen, J., & Woolcock, M. Social cohesion, institutions, and growth. Economics & Politics. –2006. – 18(2). – P. 03-120.
19.
OECD (Organisation for Economic Co-operation and Development) // Perspectives on global development 2012: Social cohesion in a shifting world. Paris: OECD Publishing // Режим доступа: https://www.oecd.org/education/skills-beyond-school/48631582.pdf
20.
World Development Report 2013: Jobs. Washington, DC: Author // World Bank // Режим доступа: http://documents.worldbank.org/curated/en/263351468330025810/World-development-report-2013-jobs
References (transliterated)
1.
Liga M. B. Indikatory i metodiki otsenki kachestva zhizni v kontekste sotsial'noi kvalimetrii // Evropeiskii zhurnal sotsial'nykh nauk. – 2012. – № 7. – S. 284-290.
2.
Goryainov V.P. Gruppovaya solidarnost' i tsennostnye orientatsii // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 1997. – № 3. – S. 60-67.
3.
Tatarko A.N. Kul'turno-psikhologicheskie osobennosti sotsial'nogo kapitala etnicheskikh grupp Rossii // Psikhologicheskii zhurnal. – 2009. – T. 30. – № 2. – S. 67-80.
4.
Aleshina M.V. Sotsial'naya splochennost' v kontekste otnosheniya obshchestva k vlasti v sovremennoi Rossii (po materialam kontent-analiza pechatnykh SMI) // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. – 2013. – №1. – S. 62-64.
5.
Yudina T.N. Regional'naya sotsial'naya splochennost' kak pokazatel' kachestva zhizni rossiyan: sotsiologicheskoe izmerenie // Uchenye zapiski ZabGU. – 2013. – S. 107 – 116.
6.
Gendernoe ravenstvo v Rossii: ideal ili lozhnaya tsel'? // Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya // Rezhim dostupa: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9601
7.
Deyatel'nost' gosudarstvennykh institutov // Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya // Rezhim dostupa: https://wciom.ru/news/ratings/odobrenie_deyatelnosti_gosudarstvennyx_institutov/
8.
Deyatel'nost' obshchestvennykh institutov // Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya // Rezhim dostupa: https://wciom.ru/news/ratings/odobrenie_deyatelnosti_obshhestvennyx_institutov/
9.
Otsenka vlastei // Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya // Rezhim dostupa: https://wciom.ru/news/ratings/ocenka_vlastej/
10.
Indeksy sotsial'nogo samochuvstviya // Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya // Rezhim dostupa: https://wciom.ru/news/ratings/indeksy_socialnogo_samochuvstviya/
11.
Martynov V.A. Shvedskaya model' sovremennogo postindustrial'nogo razvitiya: novye problemy i kharakteristiki sotsial'nogo razvitiya – M.: IMEMO RAN. – 2006. – S. 30.
12.
Rech' na Konferentsii ministrov sotsial'noi splochennosti Soveta Evropy «Investirovat' v sotsial'nuyu splochennost'-investirovat' v stabil'nost' i blagopoluchie obshchestva» // Rezhim dostupa: https://www.coe.int/t/dg3/socialpolicies/source/Moscow%20Conf%20speeches/latvia.pdf
13.
Office of the Directorate General of Programmes // Ofitsial'nyi sait Soveta Evropy // Rezhim dostupa: https://www.coe.int/en/web/programmes/un-2030-agenda
14.
Sommer, C. Social cohesion and economic development: unpacking the relationship // Bonn: German Development Institute / Deutsches Institut für Entwicklungspolitik (DIE). – 2019 // Rezhim dostupa: https://www.die-gdi.de/uploads/media/BP_16.2019.pdf
15.
Transforming our world: The 2030 Agenda for Sustainable Development. – New York: United Nations // Rezhim dostupa: https://sustainabledevelopment.un.org/post2015/transformingourworld
16.
Vsemirnaya organizatsiya zdravookhraneniya // Evropeiskoe regional'noe byuro // Rezhim dostupa: https://www.euro.who.int/ru/about-us/partners/the-european-union-and-its-institutions/presidency-of-the-council-of-the-european-union
17.
Oxfam International // Rezhim dostupa: https://www.oxfam.org/en/research/economy-99
18.
Easterly, W., Ritzen, J., & Woolcock, M. Social cohesion, institutions, and growth. Economics & Politics. –2006. – 18(2). – P. 03-120.
19.
OECD (Organisation for Economic Co-operation and Development) // Perspectives on global development 2012: Social cohesion in a shifting world. Paris: OECD Publishing // Rezhim dostupa: https://www.oecd.org/education/skills-beyond-school/48631582.pdf
20.
World Development Report 2013: Jobs. Washington, DC: Author // World Bank // Rezhim dostupa: http://documents.worldbank.org/curated/en/263351468330025810/World-development-report-2013-jobs

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Проблема качества жизни безусловно является актуальной на междисциплинарном уровне, в равной степени и внимание социологов эта проблематика также привлекает. Эта значимость связывается с тем, что в настоящее время не существует единодушного мнения в определении понятий «уровень жизни» и «качество жизни» и их операционализации через систему показателей. Часто они используются как взаимозаменяемые, а перечни показателей, которые их описывают, во многом совпадают. Тем не менее, понятия эти следует разделять. Уровень жизни более узкая категория по сравнению с качеством жизни. Он определяется условиями существования человека в сфере потребления и измеряется через социальноэкономические показатели общего благосостояния людей. Автор статьи также обращает на это внимание, а потому одним из таких показателей или механизмов называет укрепление социальной сплоченности общества. Имеется множество научных разработок, посвященных данной проблеме. Вместе с тем обозначенная в названии статьи тема переводит концепт социальной сплоченности общества в плоскость формирования или повышения качества жизни и в этом смысле представляется и актуальной, и в какой-то степени концептуальной. Но разумеется такая постановка потребует от автора не только теоретического рассмотрения обозначенного вопроса, но и эмпирического, поскольку повышение или же снижение качества жизни возможно определить преимущественно опытным путем.
Я соглашусь с автором статьи в том, что «одним из индикаторов качества жизни является социальная сплочённость, которая трактуется как общественное благополучие, гармоничные и стабильные социальные отношения, как неотъемлемая составляющая социально-экономического прогресса и мирного сосуществования, а также возможность участия в экономической жизни и использование её благ». Вполне обоснованно автор увязывает возможности исследования обозначенной проблемы с социальным поведением человека и качеством его жизни.
Структура статьи отвечает цели и задачам исследования. В первой ее части автор раскрывает предпосылки постановки темы, приводит анализ развивающегося научного дискурса, предметом которого являются теоретические и эмпирические подходы к решению проблемы и социальной сплоченности общества, и качества жизни современного человека. Автор дает оценку уже состоявшихся эмпирических исследований социальной сплоченности, основанных на статистических параметрах сообществ, и, обобщив результаты этих исследований, делает заслуживающий внимания вывод о том, в частности, что важное значение для установления факторов сплоченности общества имеет раскрытие структуры социальной солидарности различных профессиональных групп на основе анализа общих ценностей. Как раз в вопросах качества жизни, благополучия, сплоченности ценностный ракурс осмысления проблемы имеет, на мой взгляд, приоритетное значение. Такой же точки зрения придерживается и автор в своей статье. При этом в расчет берется то обстоятельство, что качество жизни представляет собой более широкий комплекс условий жизнедеятельности человека и включает в себя уровень жизни, а также такие составляющие, которые относятся к экологической среде обитания, социальному благополучию, политическому климату, психологическому комфорту. Для измерения качества жизни недостаточно статистических показателей, даже очень подробных и достоверных, необходимы субъективные оценки соответствия этих параметров потребностям людей. По своей природе качество жизни - это объективно-субъективная характеристика условий существования человека, которая зависит от развития потребностей самого человека и его ценностных ориентаций. С этой точки зрения авторский подход вполне логичен, соответствует методологическому вектору исследования в направлении ценностных установок человека и общества.
С позиции эмпирической определенности исследования автор после анализа осуществленных прикладных работ делает заключение, которое позволяет ему на основе вторичного анализа данных выявить четкую линию соотношения социальной сплоченности и качества жизни людей. Таким образом, анализ различных подходов к диагностике социальной сплочённости позволил сделать вывод, что диагностику социальной сплочённости целесообразно проводить по следующим блокам: сходство главных ценностных ориентаций социума; ясность и определенность целей; взаимозависимость членов в процессе совместной деятельности; уровень взаимных симпатий в межличностных отношениях: чем большее симпатий, тем выше сплоченность; степень привлекательности (полезности) группы для ее членов: чем больше число людей, удовлетворенных своим пребыванием в группе, тем выше сплоченность и т.д.
Предприняв вторичный анализ данных проведенных эмпирических исследований, автор статьи по сути приблизился к обобщению субъективных оценок качества жизни, что может давать информацию о существовании и возникновении в обществе социальных напряженностей. И с этой точки зрения понимание качества жизни как комплексной характеристики условий жизнедеятельности населения, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе, имеет важное эвристическое значение для понимания проблемы соотношения социальной сплоченности и качества. Это и является основной целью статьи.
Но так как автору важно было представить социальную сплоченность в качестве приоритетной концепции развития общества, ориентированной на социокультурную интеграцию, преодоление, сглаживание, стирание социально-экономических разделительных линий внутри общества с целью достижения их гомогенности и устойчивости, то вполне логично он обратил свое внимание на механизм улучшения качества жизни не только в социально-экономическом смысле, но ценностно-нормативном. Так, например, автор в своем материале рассматривает особенности шведской модели общества благосостояния, главной целью которого является «равенство и полная занятость, сущностными компонентами которого являются универсальная (всеобщая) система социального обеспечения, развитый и значительный по масштабу государственный сектор социальных услуг, политика солидарности в области заработной платы, активная политика занятости. Результаты применения шведской модели общества благосостояния проявились, прежде всего, в политике занятости и в низком уровне официальной безработицы, которая на протяжении нескольких последних десятилетий составляет менее 2% самодеятельного населения». Этот пример дает автору возможность продемонстрировать, как на практике может проявлять себя соотношение социальной сплоченности общества как механизм повышения качества жизни населения.
Закономерно автором сделан вывод о том, что «экономическая политика и экономический рост не обязательно повышают социальную сплоченность и могут даже способствовать росту социальной неудовлетворенности и беспорядков, если они не будут должным образом распределены».
На мой взгляд, автору удалось на основе полученных результатов сделать правильный вывод о том, что убедительных и всеобъемлющих эмпирических доказательств связи между экономическими факторами и социальной сплоченностью в обществе не существует, но зато вполне «осязаемы» результаты прикладных исследований, посвященных ценностным ориентациям и ценностям социальным, которые определяют и сплоченность в обществе, и, собственно, качество жизни людей. Автор не отвергает эту идею.
В итоге: статья может рассматриваться как состоявшийся материал, в целом отвечающий требованиям, предъявляемым к научным материалам в части структуры и содержания, а также теоретико-методологической проработки проблемы, а следовательно я считаю, что она вполне может быть опубликована в научном издании.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"