Статья 'Политическая активность и консолидация разделенных народов на примере черкесов России и Турции' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Политическая активность и консолидация разделенных народов на примере черкесов России и Турции

Литвинова Татьяна Николаевна

доктор политических наук

профессор, Одинцовский филиал, МГИМО МИД России

143007, Россия, Московская область, г. Одинцово, ул. Ново-Спортивная, 3

Litvinova Tatiana Nikolaevna

Doctor of Politics

Professor, the department of Regional Administration and National Policy, Odintsovo Branch of the Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia

143007, Russia, Moskovskaya Oblast' oblast', g. Odintsovo, ul. Novo-Sportivnaya, 3

tantin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2017.7.23633

Дата направления статьи в редакцию:

19-07-2017


Дата публикации:

15-08-2017


Аннотация: Предметом исследования является политическая активность организаций черкесов (адыгов) Турции (Федерация Кавказских Ассоциаций (Kaffed)) и России (Международная Черкесская Ассоциация (МЧА)), направленная на консолидацию разделенного народа. Объектом исследования стал феномен разделенных народов в условиях глобализации. Особое внимание автор уделяет таким аспектам темы, как причины разделенности черкесов, опыт этнического возрождения черкесских народов России и наиболее многочисленной зарубежной диаспоры черкесов в Турции. Особое внимание уделяется проектам и политической практике консолидации черкесских ассоциаций, поднимаются ключевые вопросы сотрудничества. Методологическими основаниями исследования выступают универсалистский и партикуляристский подходы к анализу этнической мобилизации. В качестве метода исследования использовался контент-анализ программных документов, резолюций и новостных публикаций на веб-сайтах черкесских ассоциаций. Анализ программных документов и политической деятельности Федерации Кавказских Ассоциаций (Kaffed) и Международной Черкесской Ассоциации, позволил автору выявить следующие аспекты взаимодействия: возрождение языка и культуры, признания геноцида черкесов, репатриация на историческую родину, внешнеполитический аспект российско-турецких отношений. В качестве новизны исследования следует отметить выявление автором двух стратегий политической активности этнических меньшинств и диаспор в условиях глобализации: "глобализация снизу" или путь этнического национализма.


Ключевые слова: черкесы, Кавказская война, Россия, Турция, разделенный народ, этническое возрождение, этническая организация, диаспора, консолидация, политическая активность

УДК:

323.12

Abstract:  The subject of this research is the political activity of organizations of Circassians (Adyghe) of Turkey (Federation of Caucasian Associations (Kaffed)) and Russia (International Circassian Association (ICA)) aimed at consolidation of the divided societies. The subject of the study is the phenomenon of divided ethnic groups in the context of globalization. The author pays special attention to such aspects of the topic as the reasons of division of Circassians, experience of ethnic revival of the Circassian people of Russia, and the largest foreign diaspora of Circassians in Turkey. Particular attention is given to projects and political practice of consolidation of the Circassian associations, as well as the key issues of their cooperation. Methodological basis of the research applies the universalistic and particularistic approaches towards analyzing the ethnic political mobilization, as well as content analysis of program documents, resolutions and news publications on the websites of Circassian associations. Analysis of the program documents and political activities of the Federation of Caucasian Associations (Kaffed) and the International Circassian Association allowed the author to identify the following aspects of interaction: the revival of language and culture, recognition of the Circassian genocide, repatriation to the historical homeland, foreign policy aspect of Russian-Turkish relations. Scientific novelty consists in revelation of the two strategies of political activity of ethnic minorities and diasporas in the context of globalization: "globalization from below" or the path of ethnic nationalism.



Keywords:

ethnic organization, ethnic resurgence, divided ethnic groups, Turkey, Russia, Caucasian War, Circassians, diaspora, consolidation, political activity

Введение

Большинство государств в современном мире являются полиэтничными, так как их границы устанавливались без учета исторических ареалов проживания тех или иных народов. Поэтому многие народы проживают более чем в одном государстве, такими разделенными этносами являются курды, баски, малайцы и др. С другой стороны значительные этнические диаспоры оказываются далеко за пределами своей исторической родины в иностранных государствах в результате миграции населения. В обоих случаях – неэтнический характер государственных границ и миграция – мы сталкиваемся с проблемой разделенных народов.

Этнические меньшинства в полиэтничных государствах часто заявляют о своей идентичности, отличной от государствообразующей или титульной нации, а иногда настаивают на необходимости самоопределения. Политические требования разделенных народов и этнических меньшинств могут охватывать, как создание территориальной автономии, так и сецессию с образованием суверенного государства. Поэтому проблема разделенных народов приобретает особое значение, как для национальной государственной политики, так и для международных отношений. Немногочисленные и никогда не имевшие собственной национальной государственности народы могут консолидироваться с родственными этническими группами за рубежом и заявлять о себе, как о нации, претендующей стать государством. Таким образом, они пытаются придать себе большее политическое значение на международной арене.

В фокусе нашего исследования черкесы, проживающие в России и имеющие значительную зарубежную диаспору в Турции. Цель статьи раскрыть причины раздельности, уровни коммуникации между турецкой диаспорой черкесов и исторической родиной, а также политические проекты и опыт этнического возрождения и политической консолидации разрозненных частей разделённого народа. 

Концептуальные и методологические основы исследования

Одна из общих тенденций политической активности народов, разделенных государственными границами, – это попытки их консолидации. Консолидация становится одним из характерных процессов эпохи глобализации и является важным компонентом этнического возрождения, а также механизмом сохранения языка и исторической памяти народа. Кроме того, консолидацию можно рассматривать как путь выживания этноса в чуждой ему среде и сохранения его традиционной структуры.

Теория разделенных народов до сих пор находится в стадии разработки. Изучая проблемы этнической консолидации разделенных народов, можно выделить две возможные модели их политического поведения. Универсалистский подход обращает нас к модели этнического транснационализма и рассматривает диаспору как группу, создающую в условиях глобализации некую пост-национальную идентичность. В этом новом пространстве возможно, консолидируясь с братьями, проживающими за рубежом, «избежать политику поляризации и воспринимать другие этносы как другую часть нас самих» [12, 102]. Такие современные диаспоры служат примером так называемой «глобализации снизу» [13, 123]. В этом случае культурные контакты между частями разделенных этносов, проживающими в разных странах, и их трансграничная политическая активность не выливается в борьбу за национальное самоопределение и сецессию.

Партикуляристский подход, напротив, представляет модель этнического национализма. Как писал Дж. Клиффорд, «процесс поиска дома может привести к национализму диаспор» [15, 307]. Природа такого национализма связана с культурными различиями и основана на привязанности народа к своему прошлому и идентичности. «Национализм диаспор» возникает вследствие политико-правовых, экономических или культурных ограничений, которые страна пребывания может ввести в отношении мигрантов или этнических меньшинств. Поэтому представители тех диаспор или этнических меньшинств, которые являются чуждыми в стране пребывания и ущемляются в правах, создают собственную программу этнического возрождения и интеграции с разрозненными частями своего народа. Такая программа зачастую противоречит принципу территориальной целостности и приводит к конфликту с властями страны пребывания.

В этом случае, происходит мобилизация этничности, которая согласно Дж. Ротшильду, представляет собой процесс ее превращения «из психологического, культурного или социального фактора в собственно политическую силу с целью изменения или стабилизации сложившихся в обществе конкретных систем неравенства среди этнических групп» [21, 1].

В качестве метода исследования использовался контент-анализ программных документов, резолюций и новостных публикаций с интернет-сайтов черкесских организаций: Федерации Кавказских Ассоциаций (Kaffed) и Международной Черкесской Ассоциации.

Причины разделенности и этническое возрождение

Существуют две основные причины разделенности Северо-Кавказских народов:

1) Несколько волн миграции в результате Кавказской войны (1816-1864 гг.) и колониальной политики Российской Империи на Кавказе;

2) Распад СССР, в результате которого в такой ситуации оказались лезгины, осетины, абхазы и др. народы. Абхазы, родственная российским черкесам этническая группа, после распада Советского Союза оказались в Грузии, и позже провозгласили суверенитет. В настоящее время Республика Абхазия и Республика Южная Осетия получили частичное международное признание.

Колонизация Российской Империей в XIX в. Северо-Западного Кавказа была связана с вытеснением черкесов и других коренных народов. Их земли были предназначены для заселения казакам и русскими переселенцам. Одним из результатов успеха русских войск стало несколько волн беженцев из района военных действий, преимущественно черкесов, которые бежали в Турцию в третьей четверти XIX в. Они считали Стамбул, который являлся центром мусульманского мира, более безопасным местом. Первая волна миграции черкесов пришлась на 1860-1865 гг., следующая стала результатом Русско-Турецкой войны и пришлась на 1877-1878 гг. Численность беженцев приблизительно оценивается от 500 тыс. до 2 млн. человек [19, 17].

Черкесская диаспора за пределами родины с середины XIX в. рассеялась по всему миру (Балканы, Анатолия, Сирия, Иордания, Израиль, Египет, Германия, США, Голландия). Но самой крупной по численности является турецкая диаспора черкесов. Хотя нет официальных цифр, она достигает примерно 2 – 2,5 млн. человек (некоторые называют даже цифру в 5-7 млн.) [20, 217-218].

Те черкесы, которые остались в России, теперь живут в четырех субъектах Российской Федерации: Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Адыгея и Краснодарском крае (их численность оценивается в 700 тысяч человек).

Этническое возрождение черкесов в России и призывы к созданию суверенной черкесской республики начали раздаваться с начала 1990-х годов. Декларация о создании «Великой Черкесии» была впервые озвучена на II съезде Шапсугского народа, состоявшегося с 30 октября по 1 ноября 1991 года. Основная идея проекта «Великая Черкесия» состояла в том, чтобы объединить адыгейцев, черкесов и кабардинцев в единую нацию, а также создать черкесское государство, включающее территорию Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, городов Сочи и Анапы [22, 61].

В тот же период черкесское этническое движение провозгласило создание суверенной республики Черкесия, которая не была признана российскими властями. Осенью 1992 года черкесские организации Кабардино-Балкарии «Адыге Хасе» и Конгресс кабардинского народа (ККН) провозгласили о своем намерение отделиться от России и создать независимое государство. 29 сентября 1992 г. на совместном заседании ККН и «Адыгэ Хасэ» было вынесено постановление: потребовать от ВС КБР самороспуска и проведения досрочных выборов, создать правительство согласия с участием всех этнических движений [8, 1].

В то время стремление этнических движений к суверенитету получило определенную поддержку среди республиканской общественности, однако президент Республики Кабардино-Балкария Валерий Коков активно подавлял сепаратистские движения.

Одна из самых влиятельных организаций черкесов России «Адыгэ Хасэ» имеет отделения в четырех субъектах РФ Республике Адыгея, Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике, Краснодарском крае и г. Москве.

Влиятельной организацией черкесов, представленной на межднуародном уровне является Международная Черкесская ассоциация (МЧА), имеющая отделения в Абхазии, Иордании, США, Израиле, Турции, Сирии, Германии.

Устав Международной Черкесской Ассоциации был принят на учредительном съезде в мае 1991 г. Согласно учредительному документу, целями МЧА являются [7]:

1) объединение усилий и координация деятельности черкесских общественных объединений – членов МЧА, содействующих возрождению и развитию культурного и духовного наследия черкесского народа, сохранению его национальной самобытности, восстановлению подлинной истории черкесов;

2) содействие решению экономических, социальных, культурных и религиозных проблем, стоящих перед черкесским народом;

3) содействие созданию необходимых условий для объединения черкесов и дальнейшего расширения связей черкесской диаспоры с исторической родиной;

4) представление законных интересов, содействие защите экономических, социальных и иных прав членов МЧА;

5) содействие укреплению мира, дружбы и согласия между народами, предотвращению социальных, национальных и иных конфликтов.

Бурные 1990-е гг. оказали существенное влияние на рост этнического самосознания черкесов (самоназвание «адыгэ»), что проявилось в ходе Всероссийской переписи населения 2002 г. Гражданам впервые было предоставлено право указывать в переписном листе национальность по своему усмотрению. Лидеры «Адыгэ Хасэ» перед переписью обратились к представителям черкесских народов (адыгам, кабардинцам, черкесам, адыгам-шапсугам) с призывом указывать в графе «Национальность»: мужчинам «адыг», а не «адыгеец», а женщинам, как обычно, - «адыгейка». По мнению руководителей Адыгэ Хасэ, это было необходимо для консолидации этноса. Лидеры этнического движения полагали, что этноним «адыг» наиболее точно отражает национальную принадлежность «каждого представителя адыгоязычного этнокультурного социума» [3].

Подобные призывы раздавались и накануне последней Всероссийской переписи населения 2010 года. На родном языке представители всех трех этнических групп призывались обозначать себя как «адыгэ» [10].

Этническое возрождение черкесской диаспоры в Турции также началось более двадцати лет назад. После холодной войны стали более активно организовываться народы Кавказа турецкого гражданства: северокавказские черкесы, чеченцы и грузины. Было несколько причин для активизации их политической деятельности. Прежде всего, постсоветские республики обрели независимость, и спорные границы и сепаратистские движения привели к конфликтам в Грузии с Осетией и Абхазией, а в России с Чечней. Во время этих конфликтов черкесские организации в Турции, такие как Кавказский комитет солидарности Абхазии (КАДК – Kafkas Abhazya Dayanışma Komitesi) и Федерация Кавказских Ассоциаций (KAFFED - Kafkas Dernekleri Federasyonu), начали действовать более активно и стали более заметными в СМИ. Вместе с тем тогда же произошел первый раскол внутри кавказских диаспор в Турции. Конфликт  между Грузией и Абхазией привел к расколу между черкесской и грузинской турецкими диаспорами. В этом конфликте черкесская диаспора поддерживала Сухуми и Южную Осетию, тогда как грузинская диаспора поддерживала Тбилиси.

Тот факт, что черкесская диаспора имела большую численность и хорошие отношения с политиками, давала  ей преимущество по сравнению с грузинской диаспорой. Турецкие политики черкесского происхождения сыграли важную роль в этом процессе. В период с 1993 по 1996 годы во время премьерства Тансу Чиллера, чья мать была черкесского происхождения – черкесская диаспора лоббировала независимость Абхазии. В свою очередь Доган Гюреш, который в 1990-1994 годах занимал должность начальника Генерального штаба турецких вооруженных сил, имел мать чеченского происхождения и жену черкешенку, а потому, как считалось, сочувствовал чеченскому населению в Первой чеченской войне (1994-96) [17, 177-178].

Отношение к черкесам в Турции более чем толерантное. Согласно Лозаннскому договору (1923 г.) только немусульманские народы (греки, армяне и евреи) Турции считаются меньшинствами. А в соответствии с Конституцией, любые проявления расовой, этнической или религиозной дискриминации запрещены [14, 301].

Результатом этнического возрождения в Турции стало появление этнических ассоциаций, направленных на организацию языковых курсов, культурных ночей, курсов народных танцев и поездок на родину. Этнические ассоциации играют важную роль в процессе строительства и артикуляции идентичности черкесской диаспоры в Турции. Например, черкесская диаспора организована вокруг культурных ассоциаций и фондов для защиты и развития своего уникального языка и культуры. В Турции около 80 активных черкесских ассоциаций. Большинство из этих объединений входят в Федерацию Кавказских Ассоциаций (Kaffed) с 2003 года. Все ассоциации-члены Kaffed расположены в регионах со значительным черкесским населением.

Консолидация черкесов: политические проекты и практика

Теперь рассмотрим политические проекты и опыт консолидации разделенных черкесских народов, основанных на росте этнического самосознания и этническом возрождении.

Черкесские ассоциации, существующие по всему миру, в 1991 году в Нальчике, провозгласили создание зонтичной организации, называемой Международная Черкесская Ассоциацией (МЧА). Через свои организации в Российской Федерации она представлена не только в России,  но и в Абхазии, Турции, Иордании, Сирии, Израиле, ЕС, США и других странах, где поживают черкесы. По сведениям черкесских организаций, в зарубежных диаспорах представлены более 4 млн. этнических адыгэ. В связи с тем, что наибольшие по численности группы черкесов проживают в Турции и России, особый интерес представляет сотрудничество МЧА и турецкой ассоциации черкесских ассоциаций Kaffed.

В первую очередь следует отметить, что широкая сеть транспортных контактов связывает турецких и российских черкесов. Черкесские радиопрограммы легко доступны для слушателей из Турции. Также популярным является приглашение учителей народного танца с территории Северного Кавказа. Другая распространенная практика среди представителей черкесской диаспоры в Турции – это отправка молодых людей для обучения языку и получения университетского образования. Официальные публикации Международной Черкесской Ассоциации также распространяются в Турции кавказскими национальными ассоциациями. Все эти механизмы, связывающие черкесское меньшинство в Турции с родиной, направлены на сохранение идентичности черкесской диаспоры, а также конструирование «глобализации снизу» [20, 219-220].

Одна из острых и болезненных проблем, объединяющих черкесов всего мира, является признание геноцида черкесского народа в ходе Кавказской войны XIX в. В октябре 2006 г. черкесские организации девяти стран мира – России, Турции, Иордании, Сирии, Израиля, США, Бельгии, Германии, Канады – обратились к президенту Европарламента Дж. Борреллу Фонтеллесу с просьбой признать геноцид адыгского (черкесского) народа, совершенный Российским государством в конце XVIII в. - начале XX в. [4] По заявлению черкесских организаций, в результате массовых выселений черкесов, проведенных после 1862 г., они оказались разбросанными по разным странам, а оставшиеся на территории России обладают теперь только 20% исторической территории. Это обращение имело ярко выраженную политическую цель. Его можно рассматривать как претензию черкесских ассоциаций на признание черкесов в качестве единой и многочисленной национальной общности, потенциально способной стать нацией-государством.

Руководитель Международной Черкесской Ассоциации К. Дзамихов на VII конгрессе МЧА обозначил задачи, стоящие перед ассоциацией: «в современных условиях для адыгов особую актуальность приобретает создание объективной истории, являющейся одним из главных факторов формирования общенационального единства» [2, 79].

Аналогично высказывался и председатель «Адыгэ Хасэ» Адыгеи А. Хапай: «Адыги (черкесы) итак потеряли слишком много в годы столетней войны с российским самодержавием, защищая свою независимость. Как представители одного этноса мы, адыги (черкесы), просто выживаем, борясь то за одно, то за другое, вместо того, чтобы развиваться. Сегодня мы вместе обсудили проблемы всего народа. Это проблемы, связанные с адыгским (черкесским) языком и с возвращением адыгов» [1].

Организация Kaffed в Турции объявила 21 мая Днем ​​памяти, чтобы отметить «одно из худших человеческих страданий в истории». 21 мая - годовщина черкесского геноцида и «ссылки», совершенная в рамках колониальной политики Российской Империи [16].

Турецкие черкесы организовали первую церемонию поминовения среди представителей черкесской диаспоры через 125 лет после массовых переселений. Первый день памяти состоялся в Анкаре в 1989 году, он стал началом культурного и политического возрождения черкесской диаспоры. С первого дня своего создания в 2003 году Kaffed систематически проводила ряд мероприятий по пониманию значения 21 мая как Дня геноцида и изгнания черкесов. Она организовывала научные встречи, опубликовала ряд научных исследований, стала активным участником признания черкесского геноцида и обсуждения этого события на международных форумах, постоянно обращается ко всем организациям-членам с призывом отмечать 21 мая. В результате упорной деятельности Kaffed в церемониях Дня памяти 21 мая в настоящее время принимают участие тысячи людей каждый год.

Kaffed создала специальный интернет-сайт «21 мая», поставив перед ним три цели [16]:

1) Предоставлять результаты исследований и информацию, необходимую для понимания трагической истории черкесского народа.

2) Способствовать признанию черкесского геноцида и изгнания международным сообществом, в том числе Российской Федерацией, Турцией и всеми другими странами.

3) Предоставить площадку для обсуждения и поминовения жертв геноцида и изгнания, размещения информации о мероприятиях по случаю празднования, и материалы для тех, кто хотел бы организовать такую ​​деятельность.

Как мы видим, призывы к признанию геноцида черкесов, сформулированные лидерами международных черкесских ассоциаций по всему миру, служат идее этнической консолидации.

Для черкесов, проживающих в России, наиболее важными вопросами этнического возрождения являются: этническая консолидация, признание геноцида и репатриация соотечественников на историческую родину.

Так, 3 октября 2009 г. в Майкопе состоялся VIII Конгресс Международной Черкесской Ассоциации. На Конгрессе было принято два обращения к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву. В первом обращении делегаты МЧА выступили за защиту памятников национальной культуры и культурно-исторического наследия адыгов, которые подвергались опасности в связи с возведением спортивных сооружений и инфраструктуры в рамках подготовки к Зимней олимпиаде в районе г. Сочи. Во втором обращении депутаты Конгресса обратились к Президенту РФ с просьбой придать представителям черкесской диаспоры за рубежом правового статуса соотечественников, что могло бы облегчить им процесс репатриации [5].

До сих пор черкесы, проживающие за пределами России, не имеют статуса соотечественников, регионы Северо-Кавказского федерального округа не участвуют в Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Особую остроту этот вопрос приобрел с началом вооружённого конфликта в Сирии, где проживает четвертая по численности зарубежная черкесская диаспора (около 160 тысяч человек). Со стороны Международной Черкесской Ассоциации также исходили предложения по упрощению для этнических черкесов получения российского гражданства. В частности, лидеры МЧА предлагали отказаться от следующих условий [6]:

1) проживание в РФ и течении 5 лет;

2) отказ претендента на российское гражданство от имеющегося у него другого иностранного гражданства;

3) владение русским языком (в частности, замена обязательного экзамена по русскому языку на экзамен по родному (кабардино-черкесскому или адыгейскому) языку).

В связи с этим, однако, следует отметить, что за последние двадцать лет не более 3 тысяч этнических черкесов вернулись из-за рубежа на свою историческую родину Северный Кавказ России.

Тот факт, что зимние Олимпийские игры 2014 года должны были проводиться в г. Сочи, стал еще одним чувствительным вопросом для черкесов. Красная Поляна, место проведения Зимних Олимпийских игр в Сочи, является территорией, где 21 мая 1864 года российские войска провели парад в честь окончания Кавказской войны. Эта дата и место для черкесов - яркое напоминание об их поражении и переселении с исторической родины. В 2007 году одна из организаций турецкой диаспоры черкесов, Кавказский форум, провела кампанию под названием «Олимпийский геноцид», собрав 10 000 подписей и доставив их в Международный олимпийский комитет. После избрания г. Сочи в качестве места проведения игр, кампания «Олимпийский геноцид» превратилась в кампанию «Нет Сочи-2014» и продолжила свою протестную деятельность. Наконец, 15 февраля 2014 года группа представителей черкесской диаспоры вновь протестовала перед Генеральным консульством России в Стамбуле, заявив, что вопрос о геноциде не может быть закрыт проведением Олимпийских игр [17, 181].

Один из острых вопросов последних лет, репатриация этнических черкесов беженцев из Сирии. Международная Черкесская Ассоциация в России и Федерация Кавказских Ассоциаций (Kaffed) в Турции серьезно озабочены этой проблемой. Ей была посвящена встреча в Нальчике 29 ноября 2014 г. На ней обсуждалась работа, проведённая МЧА и органами власти республик Северного Кавказа.

Так, в Кабардино-Балкарии в 2014 г. для сирийских беженцев было приобретено 52 домовладения с приусадебными участками.

В свою очередь в УФМС Республики Адыгея с начала 2014 г. более чем в 150 случаях было отказано в принятии заявлений на выдачу разрешения на временное проживание и статуса беженца от черкесов из Сирии по необъяснимым причинам. Наибольшее количество отказов пришлось на период проведения Зимних Олимпийских игр в г. Сочи. По мнению лидеров МЧА, местные власти Адыгеи не уделяют должного внимания проблемам прибывающих из Сирии соотечественников. Все 22 жилых дома для сирийских черкесов были куплены за счет средств частных лиц.

Так же в Карачаево-Черкесии из 100 репатриантов, обратившихся за помощью в оформлении документов и статуса беженцев и размещении, помочь удалось только 30.

На заседании в Нальчике выступил Яшар Асланкая, председатель  Kaffed из Турции. Он рассказал, что, несмотря на различные трудности, возникающие у черкесов, прибывающих из Сирии, черкесским организациям в Турции удается оказывать всю необходимую помощь в приеме и размещении, трудоустройстве соотечественников. На ноябрь 2014 г.  сирийских беженцев в Турции насчитывается более 2 миллионов человек. Из них около 3 тыс. человек являлись черкесами. Все соотечественники были распределены по населенным пунктам компактного проживания адыгов. Также Яшар Асланкая отметил необходимость формирования на исторической родине, в России, межрегионального комитета по делам соотечественников, прибывающих из зон военных конфликтов [9].

После инцидента, связанного с уничтожением российского военного самолета Су-24, российско-турецкие отношения некоторое время были в кризисе. Следует упомянуть, что через две недели после инцидента 8 декабря 2015 года делегация Kaffed в Турции во главе с президентом Яшаром Асланкая встретилась с послом России в Турции Андреем Карловым. Делегация Федерации Кавказских Ассоциаций выразила озабоченность по поводу негативных последствий данного события для отношений между Турцией и Россией и отношений между черкеской диаспорой и их исторической родиной. Особую озабоченность членов Kaffed вызвало положение репатриантов на родине, новый визовый режим, который  вводился с 1 января 2016 г., исключение профессоров, преподающих  черкесский язык из Университета в Дюздже, и трудности для посещения турецкими гражданами Абхазии. Во время встречи Андрей Карлов отметил, что он разделяет эту озабоченность, но российское правительство должно было принять меры предосторожности после уничтожения российского самолета. В ходе встречи было принято решение работать в тесном контакте, чтобы смягчить негативные последствия кризиса [18].

Что касается черкесских организаций в России в течение нескольких месяцев российско-турецкого кризиса, то они продемонстрировали поддержку политической позиции российского правительства.

Несмотря на восстановление политического диалога России и Турции в середине 2016 г., в конце года наметился серьезный раскол во взаимодействии Kaffed Турции и Международной Черкесской Ассоциации. Толчком к этому послужила депортация лидера Kaffed из России в  сентябре 2016 г. с запретом посещения страны до 2020 г. Формальная причина не была озвучена, но из материалов интернет-СМИ OnKavkaz, «Кавказ. Реалии» и некоторых других становится очевидным, что Яшар Асланкая не нашел общего языка с новым руководством Международной Черкесской Ассоциации во главе с Хаути Сохроковым. В частности в интервью, опубликованном на OnKavkaz.com, лидер Kaffed отметил: «Что МЧА находится в Нальчике не значит, что эта организация управляется только несколькими людьми, которые в Нальчике же и проживают. Это Хасэ всех адыгов в мире, и она должна работать и слышать всех адыгов, формулируя общие запросы от черкесского общества. И действовать для решения этих вопросов» [11].

Выводы

Политические цели и деятельность частей разделенных народов можно рассматривать с двух теоретических позиций: партикуляризма и универсализма. Как видно из примера черкесов, обе эти модели используются в политической практике.

Проанализировав программные документы и деятельность Kaffed в Турции и Международной Черкесской Ассоциации в России, мы можем выявить основные точки их политической активности и проблемы консолидации:

1) Возрождение этнического языка и культуры;

2) Признание их геноцида во время Кавказской войны российскими властями и международным сообществом;

3) Репатриация черкесов на родину (в течение последних 3 лет этот вопрос в основном касался беженцев из Сирии);

4) Охлаждение российско-турецких отношений, которое повлияло на динамику сотрудничества черкесских ассоциаций;

5) Конкуренция за лидерство среди черкесских ассоциаций Турции и России в качестве претендентов на роль центра этнического возрождения.

Таким образом, проблема разделенных народов является актуальной для черкесов, и их политическая активность может привести к политической нестабильности на Северном Кавказе Российской Федерации. Кроме того,  черкесский вопрос связан с международным аспектом взаимодействия России с другими странами, где проживает черкесская диаспора. Несколько месяцев охлаждения в российско-турецких отношениях с конца осени 2015 года до середины 2016 года продемонстрировали уменьшение роли движения черкесов во внешней политике Турции.  А в настоящее время наблюдается охлаждение в отношениях Kaffed и Международной Черкесской Ассоциации.

Особую сложность проблеме разделенных народов придает невозможность решить ее в пользу разделенных социумов без нарушения принципа территориальной целостности суверенных государств. С учетом имеющихся возможностей трансграничных контактов и политической консолидации разделенных народов в современных условиях игнорирование данного феномена полиэтничными государствами, столкнувшимися с этой проблемой, является серьезной небрежностью. Кроме того, этот вопрос приобретает особое теоретическое значение, поскольку он демонстрирует нам противоречие двух важных тенденций развития современного мира – глобализации, с одной стороны, и фрагментации на этнополитической основе, с другой.

Библиография
1.
«Адыгэ Хасэ» собирается обсудить вопрос о создании Черкесской республики. 21.10.2008 [Электронный ресурс] // Информационное агентство REGNUM URL: www.regnum.ru/news/1072218.html (дата обращения 10.07.2017)
2.
Аствацатурова М.А., Тишков В.А., Хоперская Л.Л. Конфликтологические модели и мониторинг конфликтов в Северо-Кавказском регионе. – М: ФГНУ «Росинформагротех», 2010. 264 с.
3.
В целях консолидации // Советская Адыгея. 2002. 24, 26 сентября.
4.
Дадашева Д. Адыги добиваются признания своего геноцида // Коммерсантъ. 2006. 13 октября (№192).
5.
Документы. VIII Конгресс Международной Черкесской Ассоциации [Электронный ресурс] // Официальный сайт Международной Черкесской ассоциации www.mcha.kbsu.ru URL: http://mcha.kbsu.ru/m_ispolkom28.htm (дата обращения 10.08.2016)
6.
Обращение Международной Черкесской Ассоциации к Председателю Государственной Думы РФ Б.В. Грызлову от 4 июля 2011 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Международной Черкесской ассоциации http://mcha.kbsu.ru/m_nov1.htm.html (дата обращения 15.07.2017)
7.
Официальный сайт Международной Черкесской ассоциации www.mcha.kbsu.ru
8.
Постановление Конгресса кабардинского народа и Центрального Совета «Адыгэ Хасэ» об общественно-политической ситуации в Кабардино-Балкарской Республике. 29 сентября 1992 г. // Кабардино-Балкарская правда. – 1 октября (№188).
9.
Протокол №1 заседания Совета Международной Черкесской Ассоциации. 29 ноября 2014 г. [Электронный ресурс] // Сайт Международной черкесской ассоциации URL: http://intercircass.org/
10.
Черкесы объединяются, но не со всеми [Электронный ресурс] // Информационное агентство REGNUM URL: www.regnum.ru/news/1188400.html
11.
Яшар Асланкая о том, чем Кавказская федерация Хасэ Турции будет заниматься и вне МЧА. 06.02.2017 [Электронный ресурс] // Информационно-аналитический портал On Kavkaz URL: https://onkavkaz.com/articles/3514-jashar-aslankaja-o-tom-chem-kavkazskaja-federacija-hase-turcii-budet-zanimatsja-i-vne-mcha.html (дата обращения 12.06.2017)
12.
Bharba H. The Third Space // Identity: Community, Culture, Difference / J. Rutherford (ed.).-London: Lawrence & Wishard, 1990.
13.
Brecher, J. et al. Global Visions: Beyond the New World Order.-Boston: South End Press, 1993.
14.
Caya S. Relations among Various Ethnicities in Today’s Modern Turkey // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2015. №190. pp. 299-304.
15.
Clifford, J. Diasporas // Cultural Anthropology 9.-1994. N3. pp. 302-338.
16.
Federation of Caucasian Associations website [Electronic resource] URL: http://www.21mayis.org/index.php/en/research/21-may.html (дата обращения 12.06.2017)
17.
Gafarli, O. The role of North Caucasus Diaspora Groups in Turkey-Russian relations// Turkish Policy Quarterly. Spring. 2014. Volume 13. Number 1. pp. 172-182.
18.
Kaffed Meets with the Russian Ambassador [Electronic resource] URL: http://www.kaffed.org/en/news-and-events/item/2830-kaffed-meets-with-the-russian-ambassador.html (дата обращения 12.06.2017)
19.
Karpat K. The Hijra from Russia and the Balkans: The Process of Self-Determinantion in the Late Ottoman State // Muslim Travellers: Pilgrimage, Migration, and the Religious Imagination / D.F. Eickelman and J. Piscatori (eds.).-London: Routledge, 1990.
20.
Kaya, A. Circassion diaspora in Turkey: Stereotypes, prejudice and ethnic relations // Representations of the Others in the Meditarrenean World and their Impact on the Region/ Nedret Kuran-Burçoğlu and S. G. Miller (eds.).-Istanbul: The ISIS Press, 2005. Pp. 217-240.
21.
Rothchild J. Ethnopolitics: conceptual framework.-N.Y., 1981.
22.
Uznarodov, D. The Cherkessk issue in the South Russia: inner Challenges and geopolitical Risks// Science almanac of Black Sea region countries, 2016, № 3 (7), pp. 57-64.
References (transliterated)
1.
«Adyge Khase» sobiraetsya obsudit' vopros o sozdanii Cherkesskoi respubliki. 21.10.2008 [Elektronnyi resurs] // Informatsionnoe agentstvo REGNUM URL: www.regnum.ru/news/1072218.html (data obrashcheniya 10.07.2017)
2.
Astvatsaturova M.A., Tishkov V.A., Khoperskaya L.L. Konfliktologicheskie modeli i monitoring konfliktov v Severo-Kavkazskom regione. – M: FGNU «Rosinformagrotekh», 2010. 264 s.
3.
V tselyakh konsolidatsii // Sovetskaya Adygeya. 2002. 24, 26 sentyabrya.
4.
Dadasheva D. Adygi dobivayutsya priznaniya svoego genotsida // Kommersant''. 2006. 13 oktyabrya (№192).
5.
Dokumenty. VIII Kongress Mezhdunarodnoi Cherkesskoi Assotsiatsii [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Mezhdunarodnoi Cherkesskoi assotsiatsii www.mcha.kbsu.ru URL: http://mcha.kbsu.ru/m_ispolkom28.htm (data obrashcheniya 10.08.2016)
6.
Obrashchenie Mezhdunarodnoi Cherkesskoi Assotsiatsii k Predsedatelyu Gosudarstvennoi Dumy RF B.V. Gryzlovu ot 4 iyulya 2011 g. [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Mezhdunarodnoi Cherkesskoi assotsiatsii http://mcha.kbsu.ru/m_nov1.htm.html (data obrashcheniya 15.07.2017)
7.
Ofitsial'nyi sait Mezhdunarodnoi Cherkesskoi assotsiatsii www.mcha.kbsu.ru
8.
Postanovlenie Kongressa kabardinskogo naroda i Tsentral'nogo Soveta «Adyge Khase» ob obshchestvenno-politicheskoi situatsii v Kabardino-Balkarskoi Respublike. 29 sentyabrya 1992 g. // Kabardino-Balkarskaya pravda. – 1 oktyabrya (№188).
9.
Protokol №1 zasedaniya Soveta Mezhdunarodnoi Cherkesskoi Assotsiatsii. 29 noyabrya 2014 g. [Elektronnyi resurs] // Sait Mezhdunarodnoi cherkesskoi assotsiatsii URL: http://intercircass.org/
10.
Cherkesy ob''edinyayutsya, no ne so vsemi [Elektronnyi resurs] // Informatsionnoe agentstvo REGNUM URL: www.regnum.ru/news/1188400.html
11.
Yashar Aslankaya o tom, chem Kavkazskaya federatsiya Khase Turtsii budet zanimat'sya i vne MChA. 06.02.2017 [Elektronnyi resurs] // Informatsionno-analiticheskii portal On Kavkaz URL: https://onkavkaz.com/articles/3514-jashar-aslankaja-o-tom-chem-kavkazskaja-federacija-hase-turcii-budet-zanimatsja-i-vne-mcha.html (data obrashcheniya 12.06.2017)
12.
Bharba H. The Third Space // Identity: Community, Culture, Difference / J. Rutherford (ed.).-London: Lawrence & Wishard, 1990.
13.
Brecher, J. et al. Global Visions: Beyond the New World Order.-Boston: South End Press, 1993.
14.
Caya S. Relations among Various Ethnicities in Today’s Modern Turkey // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2015. №190. pp. 299-304.
15.
Clifford, J. Diasporas // Cultural Anthropology 9.-1994. N3. pp. 302-338.
16.
Federation of Caucasian Associations website [Electronic resource] URL: http://www.21mayis.org/index.php/en/research/21-may.html (data obrashcheniya 12.06.2017)
17.
Gafarli, O. The role of North Caucasus Diaspora Groups in Turkey-Russian relations// Turkish Policy Quarterly. Spring. 2014. Volume 13. Number 1. pp. 172-182.
18.
Kaffed Meets with the Russian Ambassador [Electronic resource] URL: http://www.kaffed.org/en/news-and-events/item/2830-kaffed-meets-with-the-russian-ambassador.html (data obrashcheniya 12.06.2017)
19.
Karpat K. The Hijra from Russia and the Balkans: The Process of Self-Determinantion in the Late Ottoman State // Muslim Travellers: Pilgrimage, Migration, and the Religious Imagination / D.F. Eickelman and J. Piscatori (eds.).-London: Routledge, 1990.
20.
Kaya, A. Circassion diaspora in Turkey: Stereotypes, prejudice and ethnic relations // Representations of the Others in the Meditarrenean World and their Impact on the Region/ Nedret Kuran-Burçoğlu and S. G. Miller (eds.).-Istanbul: The ISIS Press, 2005. Pp. 217-240.
21.
Rothchild J. Ethnopolitics: conceptual framework.-N.Y., 1981.
22.
Uznarodov, D. The Cherkessk issue in the South Russia: inner Challenges and geopolitical Risks// Science almanac of Black Sea region countries, 2016, № 3 (7), pp. 57-64.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"