Статья 'Эксперимент и отображение его результатов в судебной экспертизе.' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Эксперимент и отображение его результатов в судебной экспертизе

Рыжиков Денис Александрович

адъюнкт, кафедра управления органами расследования преступлений, Академия управления МВД России

125171, Россия, г. Москва, ул. Косьмодемьянских З.и А., 8/2

Ryzhikov Denis Aleksandrovich

Postgraduate at the Department of Investigative Agencies Management of the Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of Russia

125171, Russia, g. Moscow, ul. Kos'modem'yanskikh Z.i A., 8/2

stfku@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0692.2019.3.30196

Дата направления статьи в редакцию:

02-07-2019


Дата публикации:

09-07-2019


Аннотация: Объектом исследования является экспертный эксперимент, как метод научного исследования и практического познания, его значение для формирования учения о методах судебной экспертизы в рамках общей теории судебной экспертизы и обеспечения достоверности заключения эксперта. Статья посвящена изучению фиксации экспертного эксперимента и вопросам влияния различных приемов фиксации на оценку результатов эксперимента и выводов в заключении эксперта. В статье затрагиваются проблема оценки следствием и судом результатов экспертного исследования и проведенного в его рамках эксперимента и специфика применения различных форм и приемов фиксации результатов экспертного эксперимента. Методологическую основу исследования составили материалистическая диалектика и базирующиеся на ней общие методы: формально-логический, сравнительно-правовой, системно-структурный, статистический, обобщение экспертной практики и др. Научная новизна работы заключается в том, что предлагаемое исследование представляется в качестве комплексного исследования эксперимента в судебной экспертной деятельности, проведенного с целью выработки теоретических основ, призванных обеспечить систематизацию знаний о данном методе, а также практических рекомендаций по повышению эффективности применения его результатов в практической деятельности правоохранительных органов.


Ключевые слова:

экспертный эксперимент, методика экспертного эксперимента, формы фиксации эксперимента, приемы фиксации эксперимента, комбинированная форма фиксации, достоверность эксперимента, доказательственная значимость эксперимента, видеозапись, 3D моделирование, вербальная форма фиксации

Abstract: The research object is expert experiment as a method of scientific study and practical perception, and its importance for the formation of a theory of methods of forensic analysis within the general theory of forensics and authenticity of expert’s opinion. The author studies documentation of expert experiment and the problem of the influence of documentation techniques on the experiment results assessment and expert’s opinion. The article deals with the problem of assessment of the results of expert analysis and experiment by investigators and the court, and the specificity of using different forms and techniques of documenting the results of expert experiment. The research methodology is based on materialist dialectics and tre related general methods: formal-logical, comparative-legal, system-structural, statistical methods, generalization of expert practices, etc. The scientific novelty of the research consists in the fact that the present research is considered as a complex research of experiment in judicial expert practice. The aim of the research is to develop theoretical fundamentals which would organize knowledge about this method, and practical recommendations for raising the effectiveness of using its results in the activities of law-enforcement bodies.


Keywords:

expert experiment, methodology of expert experiment, forms of fixing the experiment, methods of fixing the experiment, the combination form of fixation, the truthfulness of the experiment, the evidential significance of the experiment, video recording, 3D modeling, verbal form of fixation

Наглядность, высокая эффективность и значительная распространенность экспериментального метода предопределяют необходимость его применения для установления фактов и обстоятельств по расследуемым в судопроизводстве событиям. Одновременно с этим, динамичность эксперимента, представленного сложной системой взаимосвязанных элементов, влияющих на оценку результатов опытов, очень часто переводит его в разряд незаменимых средств доказывания.

Примечательным является факт того, что, будучи факультативной стадией экспертного исследования, экспертный эксперимент обладает самостоятельной доказательственной силой, влияющей на решения, принимаемые следствием и судом посредством оценки выводов эксперта в заключении, основанных в том числе на результатах эксперимента.

Для повышения эффективности судопроизводства имеет значение определенная форма представления тех или иных доказательств, и, в случае с экспериментом это касается применяемых форм отображения (фиксации) его результатов, изложенных в выводах заключения эксперта.

Учитывая тот факт, что фиксация это – процесс закрепления [7], сохранения посредством применения различных методов объектов, сведений и знаний об объектах, их свойствах и процессах, связанных с ними, то в судопроизводстве цель фиксации сводится к максимально точному, объективному и наглядному сохранению выявленных (обнаруженных) в рамках производства оперативно-разыскных мероприятий и процессуальных действий следов, объектов, фактов, явлений и событий, связанных с событием преступления. Одной «из важнейших проблем, связанных с изучением и использованием закономерностей собирания доказательств – базовой стадии процесса доказывания» [4, 148] в криминалистической науке является фиксация, таким образом только правильное и полное закрепление информации о всех элементах события преступления обеспечивает верную оценку доказательств уполномоченными на то лицами.

При проведении в рамках судебной экспертизы эксперимента, помимо закрепления его результатов, важным является фиксация всего процесса опытов и сведений о примененных методах и средствах. Как показывает следственная и экспертная практика указанные сведения, при определенных обстоятельствах, могут приобретать высокую значимость для следствия и суда. Чаще всего такая важность возникает при необходимости установления и подтверждения истины по расследуемому событию, посредством оценки полноты, достоверности и обоснованности полученных результатов процессуальных и иных действий.

Применительно к этому, профессор А. И. Винберг, отмечал: «… чтобы следователь или суд могли оценить, насколько правильно вытекают выводы эксперта из экспериментальной части исследования, необходимо, чтобы весь этот процесс подробно описывался, а не давались бы только результаты его…» [10, 117], добавляя при этом, что «точное описание всего процесса экспериментального исследования, условий его производства и организации являются гарантией сохранения доказательств» [10, 117]. Тем самым озвучена рекомендация необходимости детального описания в заключении эксперта условий проводимого эксперимента, так как именно это, по мнению ученного, в рамках производства повторной экспертизы в случае возникновения сомнений, позволит точно воспроизвести эксперимент, с целью подтверждения ранее полученных результатов, положенных экспертом в обоснование вывод заключения.

Наглядность экспертного эксперимента, связанная с фиксацией не только результатов, но и процесса их получения, позволяет в трудных ситуациях исключить двойное понимание сути и содержания расследуемого события, а при оценке полученных материалов экспертом, обеспечивает возможность исправления им допущенных ошибок, которые в свою очередь могут привести к недопустимым последствиям.

Так как «не всякая форма запечатления удовлетворяет требованиям фиксации доказательств (отвечает этому понятию), а только установленная уголовно-процессуальным законом» [5], то правовыми основаниями применения фиксации результатов экспертизы и, соответственно, результатов экспертного эксперимента, в Российской Федерации являются законы и подзаконные акты, регламентирующие эту сферу правоохранительной деятельности государства.

Так, Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» статьей 25 регламентирует, что «Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении». Тем самым, с точки зрения закона, возможна иллюстрация не только результатов, но и хода экспертного исследования, а также процесс отдельных его этапов (стадий), и это, не смотря, на отсутствие отдельной дополнительной нормы уголовно-процессуального законодательства.

Эта же статья, без установления конкретной структуры, но с уточнением предусматривает необходимость отражения в заключении эксперта обстоятельств и условий, в том числе «… содержание и результаты исследований с указанием примененных методов» [8].

Довольна близка по содержанию выше приведенной статье и, посвященная экспертному заключению, ст. 204 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Данная статья предписывает то, что заключение дается только в письменной форме и подписывается экспертом. Вместе с этим, экспертиза должна содержать подробное описание произведенных исследований, сформулированных на их основе результатах и выводах, а также обоснованные ответы на поставленные следствием и судом вопросы. Помимо требований, указанная статья предоставляет право эксперту включить в свое заключение выводы, касающиеся обстоятельств, имеющих значение для дела, но в силу стечения обстоятельств по их поводу не были поставлены соответствующие вопросы.

Посредством выражения удостоверительного аспекта предмета доказывания в выводах заключения эксперта указанные правовые документы обеспечивают трансформацию фактических данных в процессуальную форму. Таким образом проявляется процессуальный характер фиксации доказательственной информации. Криминалистический же характер, в свою очередь, выражает содержание предмета доказывания.

Формы и методы фиксации вещественных доказательств, а также процесса и примененных в его рамках методов, в экспертной практике встречаются в самостоятельном, но чаще всего, в комбинированном видах. При этом, по мнению профессора Р. С. Белкина, среди них можно выделить группу средств фиксации вербальных данных, а также группы создания идеальных и материальных моделей [5].

Самой простой и распространенной является вербальная форма фиксации вещественных доказательств. Общедоступность позволила данной форме сформироваться как основному способу фиксации результатов процессуальных и иных действий и мероприятий, осуществляемых при расследовании и раскрытии преступлений. Основной она является и для экспертного эксперимента, проводимого в рамках процессуального действия – производства судебной экспертизы.

Основой протоколирования является описание, и при проведении эксперимента зачастую применяют непосредственное описание, позволяющее зафиксировать непосредственно наблюдаемые или получаемые посредством измерений результаты.

Применение же приемов, предусматривающих воспроизведение мысленных образов из памяти, маловероятно по причине влияния на процессы запоминания и последующего воспроизведения человеком информации психофизиологических субъективных и внешних факторов, не зависящих от желания эксперта – субъекта эксперимента. Данное влияние приводит к тому, что последующее или опосредованное описания исключают точность и полноту фактических данных, влияющих на условия проведения эксперимента и его результаты.

В случаях, когда, все-таки, применяется опосредованное описание, при котором мысленные образы передаются и воспроизводятся через третье лицо, возникает дополнительная проблема – привнесение этим третьим лицом своих представлений об объекте. Получается, что воспроизводимый образ, помимо ситуационных и субъективных, личностных факторов одного лица подвергается влиянию дополнительных субъективных, личностных факторов третьего лица.

Учитывая, что описание должно быть полным, с отображением необходимых условий и не только хода всего эксперимента, но и отдельного опыта, процессов изменения и получения результатов, полагаем в отдельных случаях возможным применение экспертом фрагментарного описания, при котором в момент восприятия фиксируются отдельные важнейшие признаки, а полное описание производится позже.

Таким образом непосредственное описание проявляет себя основным, наиболее приемлемым и целесообразным приемом вербальной формы фиксации целей, задач, условий, хода и результатов экспертного эксперимента, позволяющим в полном объеме обеспечить возможность последующей оценки хода и результатов экспертного эксперимента с целью подтверждения достоверности заключения эксперта и обоснованности сделанных им выводов.

Правильность эксперимента, как выбранного экспертом метода исследования оценивается тщательным анализом всех обстоятельств, от поставленных перед экспертом задач и комбинации условий эксперимента, до того, насколько точно эксперту удалось их воспроизвести (реализовать) и какое влияние они оказали на результаты эксперимента и исследования в целом. Однако, как показывает экспертная практика, в своем большинстве заключения не располагают необходимыми для последующей оценки сведениями о ходе проводимых экспериментов, их промежуточных и заключительных результатах. И это обстоятельство зачастую исключает возможность в необходимых случаях определить полноту проведенного экспертом исследования с целью установления обоснованности его действий и достоверности сделанных им выводов.

Следующая группа приемов наглядно-образной формы фиксации представлена фотографированием, обеспечивающая закрепление чувственно воспринимаемого образа объекта исследования, его признаков и свойств, реализуя наглядность результата непосредственного восприятия объекта [6], его свойств и признаков в натуре до, в процессе и после воздействия на него условий эксперимента.

Фотосъемка обладает внушительным комплексом очевидных достоинств: быстрота, полнота, наглядность, объективность, точность фиксации объекта и при этом позволяет зафиксировать недоступные для визуального восприятия человеческого глаза свойства и признаки объекта.

Но недостатки фотосъемки также очевидны. Плоскостной характер изображения, который в отдельных случаях может приводить к перспективному искажению получаемого изображения. Статичность изображения, которая снижает наглядность фиксируемого события, объекта или его свойств и признаков. Низкое качество снимка и ограниченность его цветопередачи, также играющие значительное влияние на восприятие зафиксированной информации и обеспечивающие тем самым подверженность передаваемой информации дополнительному влиянию субъективных, личностных факторов.

Научно-технический прогресс не стоит на месте и со временем перечисленные недостатки, их влияние на результаты экспертного эксперимента, если и не устраняются вовсе, то в значительной степени нивелируются настолько, что переходят в разряд незначительных, ввиду чего могут не приниматься в расчет при оценке результатов исследования и эксперимента.

В последние годы все большую популярность приобретают технологии получения 3D-изображений, которые расширяя сферу своего применения в области технического и программного обеспечения раскрытия и расследования преступлений, в значительной мере снижают нагрузку уполномоченных сотрудников правоохранительной деятельности за счет автоматизации отдельных процессов расследования и раскрытия преступлений. В качестве средств обеспечения 3D-фотомоделирования используются, как правило, время-пролетные лазерные сканеры и лазерные сканеры с фазовым сдвигом.

Первая группа технических средств чаще используется в длинных диапазонах сканирования. Принцип работы заключается измерении времени, которое необходимо затратить для возврата к датчику, предварительно выпущенному лазерному лучу, отраженному от объекта. При этом расстояние между объектом, (отдельной точкой объекта), и сканером вычисляется по времени, которое затрачивается отраженным светом для «касания» объекта и возврата в датчик сканера, а их скорость составляет 50 000 точек в секунду.

Лазерные сканеры, работающие на принципе фазового сдвига, излучают инфракрасный лазер, отражающийся затем обратно в систему. В этих системах расстояние вычисляется на основе анализа разницы фазовых сдвигов в области длин волн излучаемого и обратного пучка света. Скорость фазовых сканеров достигает 976 000 точек в секунду, а точность +/- 2 мм. Таким образом, по сравнению с время-пролетными, эти устройства обладают более высоким разрешением и более быстрым сканированием.

Одновременно с этим, в текущем году, специалистами в сфере IT-технологий разработан алгоритм, приближенный к искусственному интеллекту. С его использованием, российские ученые, при помощи сверточных нейронных сетей, смогли «оживить» фотографию и портрет [1].

Современный научно-технический прогресс в области развития технических средств позволил внедрить в экспертную и следственную практику такие приемы как видео- и звукозапись, которые, с момента их «легализации» в середине прошлого века, нашли свое применение в судебной и следственной практике, однако по уровню своего распространения они все еще не могут сравниться с вышеописанными приемами. Данные приемы помимо фиксации содержательной и наглядной сторон процесса, события, явления, предметов и их следов, обеспечивают возможности передачи эмоциональных и акустических свойств изучаемых объектов.

Вместе с этим проблемы «аналоговой» эпохи, связанные с трудностями поиска в большом объеме записи нужного момента, с несовершенностью технического оборудования, и с трудностями обеспечения специальных условий хранения и мер предосторожности при работе с кассетами и пленками, требующих, в том числе, значительного финансового обеспечения, не позволили в свое время широко распространить звуко- и видеозапись. Но несмотря на это, их применение все же осуществлялось при производстве процессуальных действий в рамках расследования и раскрытия резонансных преступлений.

Современное развитие средств технического и информационного сопровождения расследования преступлений, позволило значительно снизить влияние описанных выше негативных факторов, и тем самым обеспечить расширение сферы применения звуко- и видеозаписи от производства процессуальных действий в рамках расследования преступлений до судебного заседания.

И одним из дополнительных факторов, стимулирующих применение видеозаписи для фиксации процессуальных действий, а также процесса и результатов экспертного эксперимента, как раз является возможность ее демонстрации в судебном заседании. Такое применение повышает уровень восприятия участниками процесса ранее зафиксированной информации, что, в конечном итоге, обеспечивает эффективную оценку следствием и судом результатов экспертного исследования и сформулированных на его основе выводов эксперта. Вместе с этим оценка экспертом имеющейся видеозаписи исследования позволяет ему самому оценить полученные результаты и своевременно выявить, устранить допущенные ошибки, которые могут спровоцировать получение недостоверного результата.

Однако, как показывает экспертная практика, аудио- и видеозаписи редко изготавливаются экспертами, и еще реже остаются в экспертном учреждении на хранении для их последующей оценки следствием и судом с целью подтверждения результатов эксперимента и обоснованности сделанных экспертом выводов, влияющих на достоверность последующих суждений уполномоченных лиц о результатах экспертного исследования.

Приемлемыми для фиксации экспертного эксперимента и его результатов являются и такие приемы графической формы, как зарисовка объектов исследования в рисунках, планах, схемах, чертежах, графиках и иллюстрирование с использованием различных таблиц и диаграмм [3]; [11]. Исторически данные приемы значительно старше звуко- и видеозаписи, но, в силу объективных причин, с течением времени, применяются все реже.

Стремительная цифровизация деятельности общества привнесла свои коррективы в процессы применения рассматриваемых приемов вербальной формы фиксации, однако, вместе с этим, процессуальный порядок осуществления видео- и звукозаписи остался практически без изменений и целесообразен к применению при производстве не только судебной экспертизы, но и при проведении отдельных ее стадий, например, для фиксации планирования, организации, проведения (процесса) и результатов экспертного эксперимента.

Другая ситуация складывается применительно к использованию предметной формы фиксации эксперимента и его результатов, предусматривающей изъятие натурного объекта, его реконструкцию, макетирование и копирование либо изготовление материальных моделей – слепков и оттисков [2]; [9]; [11].

Информативная значимость применения указанной формы фиксации при производстве процессуальных действий для судопроизводства в целом не вызывает сомнения. Но в то же время при производстве экспертного эксперимента ее применение носит, на наш взгляд, больше дополнительный или сопутствующий характер. А широкое внедрение цифровых средств криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, обеспечивающих наглядно-образную фиксацию объектов, их следов, процессов, связанных с их получением и исследованием, способствует снижению уровня использования предметной формы фиксации эксперимента и его результатов.

Активное изменение формата жизнеобеспечения общества с «аналогового» на «цифровой» инициировало необходимость соблюдение данного тренда и в правоохранительном сегменте деятельности государства. На основе этого разработана программа развития Министерства внутренних дел до 2030 года «Цифровой полицейский», предусматривающая внедрение в деятельность подразделений МВД России инновационных технологий, автоматизированных робототехнических и беспилотных средств обеспечения производства оперативно-розыскных и специальных мероприятий, процессуальных действий, а также использование искусственного интеллекта и технологий удаленного управления вверенными силами и средствами обеспечения правоохранительных функций.

С активным внедрением в следственную, экспертную и судебную практику современных цифровых технологий, происходит трансформация применения традиционных методов обеспечения нужд судопроизводства в электронный вид. С учетом этого, не остается без внимания текущего «тренда» и развитие средств обеспечения экспертного эксперимента, однако непосредственное описание, вне зависимости от применяемого оборудования: аналогового, цифрового или комбинированного, - остается основным, юридически значимым и широко применяемым приемом фиксации эксперимента.

Основываясь на изложенном, можно сделать вывод о том, что, для повышения эффективности производства судебных экспертиз, методиками которых предусмотрено проведение экспертного эксперимента, при разработке нового или доработке имеющегося методического обеспечения следует предусмотреть необходимость применения видеозаписи для фиксации процесса и результатов эксперимента. При этом необходима организация учета и хранения полученных видеоматериалов для обеспечения нужд судопроизводства.

Вне зависимости от используемых форм и приемов фиксации процесса и результатов экспертного эксперимента, неизменно важным является соблюдение нормативного и правового регламента, направленных на соблюдение законных прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.