Статья 'Противодействие преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер' - журнал 'Национальная безопасность / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Противодействие преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер

Ульянов Михаил Владимирович

кандидат юридических наук

ведущий научный сотрудник НИИ Университета прокуратуры Российской Федерации

123022, Россия, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15

Ul'yanov Mikhail Vladimirovich

PhD in Law

Senior Research Associate, National Research Institute of the University of Prosecutor’s Office of the Russian Federation

123022, Russia, Moscow, 2nd zvenigorodskaya str., 15

m.ulyanov2@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0668.2020.2.32651

Дата направления статьи в редакцию:

16-04-2020


Дата публикации:

15-05-2020


Аннотация: Автором подробно рассматривается взаимосвязь процессов, связанных с распространением новой короновирусной инфекции (COVID-19), и различных элементов системы обеспечения национальной безопасности. Анализируется влияние круга ограничительных карантинных мер на усиление цифровизации; использование персональных данных, перспективы корректировки международных подходов в сфере обеспечения информационной безопасности; развитие правовых инструментов, направленных на противодействие преступному использованию информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе ограничение доступа к ресурсам, распространяющим запрещенную информацию; увеличение масштабов компьютерной преступности. Изучение заявленной проблематики основано на общенаучном диалектическом методе познания явлений и системном подходе к изучению социально-правовых проблем. Автор приходит к выводам о том, что в условиях констатации угроз, связанных с расширением возможностей организованной преступности в информационной сфере, расширяются меры, направленные на контроль сети «Интернет» со стороны государств и частных компаний. Глобальные противоречия в информационной сфере, вследствие нынешнего кризиса, имеет перспективу разрешения, в том числе через согласование международных документов.


Ключевые слова:

информационно-телекоммуникационные сети, карантинные меры, COVID-19, терроризм, национальная безопасность, компьютерная преступность, ООН, запрещенная информация, персональные данные, киберпреступность

Abstract: This article examines the correlation of processes pertaining to the spread of the Coronavirus infection (COVID-19), as well as various elements of the of national security system. Analysis is conducted on the impact of the set of quarantine measures upon the increase in digitalization; use of personal data, prospects of correction of international approaches in the sphere of information security; development of legal instruments aimed at counteracting criminal use of information and telecommunication networks, including restriction of access to resources spreading banned information; expansion of the scale of cybercrime. The study of this topic is based on the general dialectic method of cognition of the phenomena, as well as systemic approach towards research of the social legal issues. The author comes to the conclusion that in the conditions of present threats regarding the expansion of the capabilities of organized crime within the information sphere, the measures aimed at controlling the Internet by states and private companies is also expanding. Global contradictions in the information sphere stemming from the current crisis are likely to be resolved, particularly through negotiation of international documents.


Keywords:

information and telecommunication networks, quarantine measures, COVID-19, terrorism, national security, computer crime, UN, prohibited information, Personal Information, cybercrime

Разработка новой международной конвенции в сфере ИКТ

В декабре 2019 г. Генеральной Ассамблеей ООН одобрена идея разработки международной конвенции о противодействии использованию информационно-коммуникационных технологий (далее – ИКТ) в преступных целях, учрежден специальный межправительственный комитет экспертов, первое заседание которого запланировано на август 2020 г. [1]. Предполагается, что универсальный документ и выработка дополнительных международных правил будут способствовать координации действий государств в данной сфере, в том числе за счет оказания технической помощи развивающимся странам.

Одновременно с признанием негативных последствий использования информационных технологий, включая искусственный интеллект, авторы резолюции нацелены на использование потенциала новых технологий в сфере предупреждения и пресечения преступного использования ИКТ.

Инициатором разработки проекта конвенции явилась Российская Федерация, активно участвующая в процессах, связанных с обеспечением глобальной информационной безопасности. В предыдущие годы по инициативе Российской Федерации Генеральной Ассамблеей ООН уже был принят ряд важных документов, в частности, – резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» (A/RES/73/27 от 05.12.2018) и «Противодействие использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях» (A/RES/73/187 от 17.12.2018).

События конца 2019 г. – начала 2020 г., связанные с распространением новой короновирусной инфекции и применением карантинных мер, повлекут за собой существенную корректировку международных подходов в сфере обеспечения информационной безопасности, которые со всей очевидностью найдут отражение в проекте конвенции.

Распространение Covid-19 и цифровизация

Ограничительные меры, применяемые по всему миру, подстегнули повсеместное внедрение современных информационно-телекоммуникационных технологий во все сферы жизнедеятельности, активизировались процессы так называемой цифровизации.

В марте текущего года, когда многие жители России начали переходить на удаленный режим работы и, что важнее, на дистанционное обучение, потребление интернет-трафика стало резко увеличиваться, в том числе за счет появления новых пользователей. То же самое касается и объемов связи, которые только одну неделю выросли у крупнейших мобильных операторов на 10–30%.

Одновременно с этим Минкомсвязь России 31.03.2020 запустила пилотный проект по «доступному интернету», в рамках которого утвержден список социально-значимых ресурсов, участвующих в эксперименте по бесплатному доступу к ним граждан, куда помимо популярных российских социальных сетей, поисковых сервисов, сервисов электронной почты, мессенджеров и новостных сайтов, были включены крупнейшие интернет-магазины, агрегаторы и сервисы по доставке, электронные финансовые и банковские сервисы, а также сервисы по поиску работы [2].

С усилением цифровизации стали более выражены наметившиеся в предыдущие годы тенденции компьютерной преступности, увеличились ее масштабы и разнообразие.

Карантинные меры, включающие ограничение передвижений граждан, изоляцию, обусловили возникновение общей тревожности и страхов, увеличение спроса на определенную продукцию, использование онлайн-сервисов для решения вопросов своего жизнеобеспечения, что в свою очередь повлияло на изменения динамики преступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных сетей.

Так, в рамках операции «Пангея», охватывающей 90 государств и курируемой Европолом, было выявлено более 2 000 ссылок на товары, связанные с COVID-19, удалено 2 500 ссылок на веб-сайты, социальные сети, интернет-магазины, изъято значительное количество неавторизованных противовирусных препаратов, обезболивающих и антибиотиков, изъято 37 000 несанкционированных и контрафактных медицинских устройств (в основном хирургических масок и наборов для мониторинга ВИЧ и глюкозы); произведен 121 арест. Одним из самых продаваемых продуктов в мире онлайн в феврале–марте 2020 г. можно назвать поддельные хирургические маски [3].

В марте 2020 г. Европолом выпущен доклад [4], в котором отмечается, что глобальная пандемия COVID-19 – это не только серьезная проблема для здоровья, но и риск кибербезопасности. Преступники быстро воспользовались распространением вируса и возросшим спросом людей на информацию и товары. Кризис, связанный с распространением короновирусной инфекции, активно используется для применения технологий социальной инженерии, а именно фишинга электронной почты, содержащей вредоносное программное обеспечение, перехвата деловой переписки, кибератак на организации и отдельных лиц.

Кроме того, отмечается увеличение активности в Интернете злоумышленников, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних, которые могут использовать возможность взаимодействия с детьми, ставшими более уязвимыми из-за изоляции, снижения надзора за ними со стороны взрослых и увеличения их активности в Интернете.

В число атака на критически важную инфраструктуру здравоохранения упомянута кибератака на клинику в Чехии, вынудившая закрыть местные IT-сети, отложить срочные операции и перенаправить новых пациентов в другие больницы.

Следующий доклад Европола помимо фишинга, распространения материалов по вопросам сексуальной эксплуатации детей, развития теневых торговых площадок в «темном интернете» и использования кризиса здравоохранения для получения прибыли отметили усиление дезинформации вокруг COVID-19 [5].

Преступления, совершаемые с использованием ИТС в Российской Федерации

Последние мировые тренды компьютерной преступности в полной мере затронули и Российскую Федерацию, где уровень преступности в информационно-телекоммуникационных сетях и в сфере компьютерной информации постоянно увеличивался. В период 2010–2017 гг. количество зарегистрированных преступлений анализируемой категории возросло более чем в 7 раз (с 12 698 в 2010 г. до 90 587 в 2017 г.) [6]. В 2018 г. их количество составило 174 674, а в 2019 г. – уже 294 409 [7].

В последние годы информационно-телекоммуникационные технологии активно использовались для совершения хищений. Например, количество совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий мошенничеств (ст. 159 УК РФ) в 2019 г. составило 119 903, краж (ст. 158 УК РФ) – 98 798. Доступность информационно-телекоммуникационных технологий, в том числе сети «Интернет», широким слоям населения с одной стороны, и развитие систем электронной защиты – с другой, привели к увеличению количества преступников, которые отказывались от сложных способов совершения таких преступлений в пользу проверенных временем методов, основанных на социальной инженерии.

Порядка 80% хищений в сфере информационно-телекоммуникационных технологий за последние три года совершались через каналы социальной инженерии, то есть при помощи отправки смс-сообщений потенциальным жертвам или звонков с номеров сим-карт, приобретенных без регистрации или оформленных на третье лицо. Похищенные деньги перечислялись на подставные банковские карты, счета в интернет-магазинах, либо выводились через лицевой счет мобильного телефона [8]. Для большинства хищений злоумышленникам уже давно не требуется специальных познаний в области информационных технологий, что особенно касается преступлений, совершенных с использованием платежных карт.

С начала марта 2020 г. (1–2 марта случаи заболевания в России были подтверждены Роспотребнадзором) целым рядом компаний и организаций сообщалось о такого рода нарушениях. Например, компания «Аэрофлот» указала на распространение звонков мошенников, предлагающих пассажирам от лица компании переоформить билеты на отмененные из-за коронавируса рейсы. Злоумышленники представлялись сотрудниками контакт-центра авиакомпании и предлагали пассажирам помощь в переоформлении билетов на отмененные рейсы для чего необходимо сообщить данные банковской карты для возврата денежных средств [9]. В апреле Роскомнадзор предупредил о случаях массовой рассылки писем якобы от имени организации о необходимости подачи уведомления об обработке персональных данных. Об обнаружении более 2 тыс. мошеннических сайтов о короновирусе сообщил и Центральный банк Российской Федерации [10].

Авторитетная IT-компания «Лаборатория Касперского» подтвердила факты использования вспышки коронавируса для придания письмам, содержащим вредоносные вложения, убедительности, основной целью при этом является получение удаленного доступа к чужому компьютеру [11].

Такого рода преступления, связанные с получением незаконного доступа к чужой информации, могут квалифицироваться по ст. 272, 273, 274 и 274.1 УК РФ (глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» УК РФ). В связи с ростом количества преступлений этого вида нельзя не согласиться с мнением Евдокимова К.Н. о том, что современная компьютерная преступность в последние годы вышла на новый технический и качественный уровень, что связано с научно-техническим прогрессом, эволюцией IT-технологий и формированием технотронного общества [12].

Обратим внимание на то, что на практике зачастую выявлялись лица, использующие вредоносные компьютерные программы в преступных целях, но вовсе не создатели таковых продуктов. Проблемы выявления правоохранительными органами «продвинутых» преступников как в нашей стране, так и за рубежом связывают в первую очередь с уровнем профессиональной подготовки сотрудников соответствующих ведомств, призванных бороться с киберпреступностью.

Напомним, что с помощью информационных технологий совершаются и террористические преступления. Кроме того, со второй половины 2017 г. наблюдается беспрецедентная активизация «лжетеррористов». Тогда же директор ФСБ России А.В. Бортников отметил факты использования злоумышленниками IP-телефонии. На то, что анонимные звонки совершаются с использованием современных технологий указал и советник председателя Национального антитеррористического комитета А.С. Пржездомский [14].

Очередная волна анонимных сообщений о минировании объектов инфраструктуры прокатилась осенью прошлого года. Количество зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ, в 2019 г. возросло на 60,5% и составило 2 465 преступлений (2018 г. – 1 530). Такая ситуация способствует ухудшению психологического состояния граждан, дестабилизации работы специальных служб, организаций и предприятий [15, C. 329].

Цифровизация и сохранность персональных данных граждан

Повсеместная цифровизация предполагает увеличение круга организаций, как частных, так и государственных, обладающих персональными данными граждан и возможностью их неограниченного использования (что не исключает формальных ограничений положениями законодательства).

Проблемы сохранности персональных данных глобальными корпорациями обсуждались на международном уровне. Так, в мае 2018 г. в Европейском союзе вступил в силу Общий регламент по защите данных, который обязывает соблюдать единые стандарты при сборе и обработке сведений о пользователях. В частности, нормативы ужесточают требования к прозрачности действий организаций, которые должны сообщать об утечке данных не позднее 3 суток после обнаружения. В соответствии с регламентом уже оштрафованы ряд компаний, в том числе корпорация Google в мае 2019 г.

Трудно судить о перспективах состояния защищенности личности с учетом последних событий, однако можно предположить, что борьба с лицами, использующими информационные сети для распространения сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну, в будущем активизируется. Например, широкое распространение имеют атаки на пользователей iOS с целью получения данных для входа в облачный сервер, на котором клиенты Apple часто хранят логины и пароли для других сервисов и полные копии устройств. Нередко злоумышленники выходят на связь с пользователем и шантажируют его компрометирующими материалами. Зачастую жертвы в таких случаях стремятся выплатить требуемую сумму [16].

Борьба с «дезинформацией» в Российской Федерации

Одновременно с этим продолжается развитие такого правового инструмента противодействия преступному использованию информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе в экстремистских и террористических целях, как ограничение доступа к ресурсам, распространяющим запрещенную информацию.

Напомним, что в соответствии со ст. 153 (Порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона) Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – закон об информации) Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители наделены полномочиями по направлению в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) требования о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим:

информацию, содержащую призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка;

недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи;

информационные материалы иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации»;

сведения, позволяющие получить доступ к указанным информации или материалам.

Дополнительными полномочиями по ограничению доступа к недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители были наделены в середине 2019 г., в течение которого в Роскомнадзор направлено 12 требований об ограничении доступа к данным информационным материалам [17].

На основании подобных решений Генеральной прокуратуры Российской Федерации с середины прошлого года Роскомнадзором публикуется перечень информационных ресурсов, неоднократно распространяющих недостоверную информацию.

Теперь, Федеральным законом от 01.04.2020 № 100-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен ст. 2071 УК РФ «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан», в соответствии с которой уголовной ответственности подлежат лица, публично распространившие под видом достоверных сообщений заведомо ложную информацию об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств.

Тем же законом введена ст. 2072 УК РФ «Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия».

Кроме того, Федеральным законом от 01.04.2020 № 99-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» ст. 13.15 КоАП дополнена частями 101 и 102, предусматривающими ответственность соответственно за: распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях под видом достоверных сообщений заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств;

распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, повлекшее смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

Согласно примечанию, обо всех случаях возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных частями 9–11 ст. 13.15 КоАП РФ, в течение двадцати четырех часов надлежит уведомлять органы прокуратуры Российской Федерации.

Выводы

Очевидно, что в условиях распространения новой короновирусной инфекции применение карантинных ограничительных мер находится в тесной связи с процессами цифровизации и обработки персональных данных граждан. Одновременно с этим уполномоченными органами государственной власти принимаются меры, направленные на противодействие компьютерной преступности, в том числе посягательствам на критически важную инфраструктуру, и распространению запрещенной информации.

Международными организациями обращается внимание на существенное расширение возможностей организованной преступности в информационной сфере, рост числа посягательств со стороны организованных преступных формирований на критически важную инфраструктуру, сохранение угроз совершения террористических преступлений с использованием ИКТ. В этих условиях расширяются меры, направленные на контроль сети «Интернет» со стороны государств и частных компаний.

Стоит согласиться с мнением о том, что на сегодняшний день «информационные общества» национальных юрисдикций включены в единое глобальное информационное пространство. Вместе с тем борьбе с киберпреступностью мешает разобщенность вследствие множества противоречий и конфликтов [18]. Существенная доля глобальных противоречий в информационной сфере, вследствие нынешнего кризиса, связанного с применением беспрецедентных карантинных мер, имеет перспективу разрешения, в том числе через согласование международных документов в сфере обеспечения информационной безопасности. Шагом в сторону компромисса по основным подходам международного использования ИКТ может стать проект новой Конвенции ООН.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной на рецензировании научной статье: "Противодействие преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер", автором исследуется опыт противодействия преступности в сфере ИКТ в условиях карантина.
Автором при написании научной статьи использованы основные методы исследования необходимые для проведения научного исследования, прежде всего статистический метод
Актуальность темы статьи не вызывает сомнений, поскольку события конца 2019 г. – начала 2020 г., связанные с распространением новой короновирусной инфекции и применением карантинных мер, повлекут за собой существенную корректировку международных подходов в сфере обеспечения информационной безопасности, которые со всей очевидностью найдут отражение в проекте конвенции.


Статья написана хорошим научным стилем,грамотно по структуре и содержанию -
в статье рассматриваются разработка новой международной конвенции в сфере ИКТ.

Библиография статьи хорошая, автором проанализированы труды современных ученых по рассматриваемой проблематике, рассмотрена в том числе и свежая литература 2019 и 2020 года.


Данную статью необходимо доработать по следующим основаниям:

1. Научная новизна в статье по мнению автора состоит в том, что важно уделять особое внимание выявлению и расследованию преступлений в сфере компьютерной информации (гл. 28 УК РФ), в том числе установлению лиц, создающих и реализующих вредоносные компьютерные программы, используемые для совершения преступлений. Вряд ли это можно назвать научной новизной статьи, здесь логичнее было бы предложить изменения в действующее уголовное законодательство в части предупреждению преступности в сфере компьютерной информации.

2. Выводы в научной статье также нуждаются в доработке, так вывод автора о том, что Одним из наиболее важных направлений противодействия совершению компьютерных преступлений является принятие широкого комплекса мер по повышению уровня грамотности населения в сфере информационных технологий, безусловно заслуживает внимания,но вот в чем должен выражаться в комплексе мер из содержания статьи.


3. Для того, чтобы данная статья представляла безусловный интерес для читательской аудитории, необходимо доработать научную новизну и выводы по статье.

На основании вышеизложенного считаю, что статья "Противодействие преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер" нуждается в доработке

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: Противодействие преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер.

В центре проведенного исследования, рассматриваются вопросы противодействия преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий. Отдельным, актуализирующим аспектом, выбранной темы исследования, является рассмотрение обозначенных проблем в спектре карантинных мероприятий как в Российской Федерации, так и на международно-правовом поле. Действительно, проблема противодействия преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в настоящий период приобретает новое значение, это своеобразный вызов как для правовой деятельности, так и для технологий из различных областей связанных с цифровизацией возможностей для удаленного пользования. Автор, не зря отмечает, что с усилением цифровизации стали более выражены наметившиеся в предыдущие годы тенденции компьютерной преступности, увеличились ее масштабы и разнообразие.
Для правоведов, практиков и читателей интересующихся данной тематикой, весьма важно иметь общую целостную картину и понимание правовой действительности. Именно, такие аспекты стоят в качестве основополагающей задачи представленной на рецензирование статьи.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленных материалов, предметом которых, является исследование мер, направленных на противодействие компьютерной преступности, в том числе посягательствам на критически важную инфраструктуру, и распространению запрещенной информации.
Приводится авторское раскрытие протекающих процессов в рамках отечественного и зарубежного законодательства. Эта сфера гарантированно получит дальнейшее развитие, в свете произошедших изменений связанных с распространением короновирусной инфекции. В статье, приводится авторская характеристика мероприятий, к числу которых относятся: пилотный проект по «доступному интернету», операция «Пангея» и другие факты связанные с борьбой с «дезинформацией» в Российской Федерации.
Рассматривая библиографический список статьи, прежде всего, следует отметить его широкий спектр: всего список литературы включает в себя 18 различных источников и исследований, причем, абсолютное большинство являются источниками появившиеся в течении последних лет, что уже говорит о серьезной работе, проделанной автором. Среди привлекаемых автором источников отметим отечественные и зарубежные авторские исследования. Из используемых исследований укажем на труды К.Н. Евдокимова, М.А. Ефремовой, Н.А. Молчанова, Е.К. Матевосовой. Из зарубежных, под пристальным вниманием автора оказываются работы: Д. Харкина, С. Вэлона. в центре внимания которых находились вопросы противодействия информационной международной преступности.
Таким образом, рецензент отмечает, что внимание автора не обошли актуальные работы последних лет по изучаемой теме. Исходя из этого, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему.
Материал научной статьи имеет необходимый объем, снабжен в изрядной мере ссылками на литературу и источники. Перед нами, емко и последовательно, а главное содержательно раскрывается проблематика противодействия преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий в условиях применения карантинных мер.
Стиль написания работы является строго научным, в то же время доступным для понимания не только специалистам права, но и широкому кругу читателей. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием.
Структура работы имеет внутреннюю логику и закономерную последовательность. Автор выделяет ряд разделов, структурируя таким образом представленный материал и позволяя понимать в какой части статьи он находится. В числе таких разделов, автор относит: разработка новой международной конвенции в сфере ИКТ, распространение Covid-19 и цифровизация, преступления, совершаемые с использованием ИТС в Российской Федерации, цифровизация и сохранность персональных данных граждан, борьба с «дезинформацией» в Российской Федерации.
В завершении работы, автор справедливо указывает, что на сегодняшний день информационные общества национальных юрисдикций включены в единое глобальное информационное пространство. Вместе с тем борьбе с киберпреступностью мешает разобщенность вследствие множества противоречий и конфликтов.
Проведенный анализ отнюдь не претендует на исчерпывающую характеристику проблемы. А, скорее показывает возможности дальнейшего развития и разработки международных документов в сфере обеспечения информационной безопасности.
Фактически в качестве единственного существенного замечания, следует отметить на слабую методологическую базу исследования. В представленном материале, отсутствует раздел посвященный методологии исследования.
Таким образом, подводя и резюмируя общий итог, несмотря на высказанное замечание, следует отметить, что, рецензируемая статья несомненно представляет читательский и научный интерес, можно предположить широкую заинтересованную аудиторию. Рецензируемая статья в целом, соответствует предъявляемым критериям, к научным публикациям и может быть рекомендована к размещению в научном журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.