Статья 'Доступ к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер. ' - журнал 'Международное право и международные организации / International Law and International Organizations' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Тематическая структура журнала > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право и международные организации / International Law and International Organizations
Правильная ссылка на статью:

Доступ к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер

Маличенко Владислав Сергеевич

ORCID: 0000-0003-3136-8054

кандидат юридических наук

старший научный сотрудник отдела социального законодательства, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; Научный сотрудник Института исследований национального и сравнительного права, Высшая Школы экономики

117218, Россия, г. Москва, ул. Большая Черемушкинская Ул, 34

Malichenko Vladislav Sergeevich

PhD in Law

Senior Researcher of the Department of Social Legislation, Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation; Researcher, Institute of National and Comparative Legal Studies, Faculty of Law, National Research University “Higher School of Economics”

117218, Russia, Moscow, Bolshaya Cheremushkinskaya Str., 34

vlad.malichenko@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Гаджиева Альбина Омаровна

ORCID: 0000-0002-3971-4903

Заместитель декана Факультета Права, Директор Института исследований национального и сравнительного права, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

117218, Россия, г. Москва, пер. Большой Трехсвятительский, 3, каб. 216

Gadzhieva Albina Omarovna

Director, Institute of National and Comparative Legal Studies, Deputy Dean of the Faculty of Law, Associate Professor of Department of Public Law, National Research University “Higher School of Economics”

117218, Russia, Moscow, lane. Bolshoy Trekhsvyatelsky, 3, room 216

agadzhieva@hse.ru

DOI:

10.7256/2454-0633.2023.3.43606

EDN:

UCTUQC

Дата направления статьи в редакцию:

19-07-2023


Дата публикации:

09-08-2023


Аннотация: Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие при взаимодействии международных межправительственных организаций, государственных органов, транснациональных корпораций и негосударственных субъектов в рамках обеспечения доступа человека к технологиям здравоохранения в условиях односторонних ограничительных мер и санкций. Предметом исследования являются международно-правовые нормы, документы международных организаций, а также акты внутригосударственного права, формирующие гарантии обеспечения права человека на наивысший достижимый уровень здоровья и доступ к технологиям здравоохранения. Целью исследования определено проведение комплексного анализа практической значимости применения международно-правовых и внутригосударственных механизмов, направленных на минимизацию гуманитарных последствий санкций и односторонних ограничительных мер и расширения доступа к жизненно важным технологиям здравоохранения. Методология исследования сформирована на основании общенаучных методов познания, включая формально-логический и ситуационный, и частно-правовых методов, таких как сравнительно-правовой, историко-правовой и формально-юридический. В статье представлен анализ значения технологий здравоохранения в достижении международных целей в области развития и охраны здоровья человека, а также приоритетов в реализации стратегий национальной безопасности государств. Последовательно рассматриваются теоретические аспекты доступа к технологиям здравоохранения в условиях односторонних ограничительных мер, как важного элемента обеспечения международных гарантий защиты прав человека. Авторами приведены различия нормативного содержания понятий «санкций» и «односторонние ограничительные меры» в соответствии с международным правом, а также приводится юридическая оценка легитимности их применения. В статье систематизируются последствия применения односторонних ограничительных мер на доступность технологий здравоохранения в различных регионах мира, а также практика применения норм международного и внутригосударственного права для их преодоления.


Ключевые слова:

лекарственные средства, охрана здоровья, санкции, право на здоровье, доступ к технологиям, односторонние ограничительные меры, гуманитарные исключения, устойчивое развитие, транснациональные корпораций, ТРИПС

Abstract: The object of the study is public relations arising from the interaction of international intergovernmental organizations, government agencies, transnational corporations and non-state actors in the framework of ensuring human access to health technologies in the context of unilateral restrictive measures and sanctions. The subject of the study is international legal norms, documents of international organizations, as well as acts of domestic law that form guarantees of ensuring the human right to the highest attainable level of health and access to healthcare technologies. The purpose of the study is to conduct a comprehensive analysis of the practical significance of the application of international legal and domestic mechanisms aimed at minimizing the humanitarian consequences of sanctions and unilateral restrictive measures and expanding access to vital health technologies. The methodology of the study is based on the general scientific method of cognition, including the formal logical and situational method and private law methods, such as comparative, historical and formal legal methods. The article presents an analysis of the importance of health technologies in achieving international goals in the field of development and human health protection, as well as priorities in the implementation of national health strategies. The theoretical aspects of access to healthcare technologies in the context of unilateral restrictive measures are consistently considered as an important element of ensuring international guarantees of human rights protection. The authors present the differences in the normative content of the concepts of "sanctions" and "unilateral restrictive measures" in accordance with international law, as well as a legal assessment of the legitimacy of their application. The article systematizes the consequences of the application of unilateral restrictive measures on the availability of healthcare technologies in various regions of the world, as well as the practice of applying the norms of international and domestic law to overcome them.


Keywords:

medicines, health protection, sanctions, right to health, access totechnologies, unilateral coercive measures, humanitarian exceptions, sustainable development, transnational companies, TRIPS

Введение

1. Роль технологий здравоохранения в международных и национальных приоритетах в сфере охраны здоровья.

Первые упоминания о применении технологий в обеспечении охраны здоровья человека датируются VII веком д.н.э., но до настоящего времени так и не было сформулировано всеобъемлющего определения понятия «технология здравоохранения» [1, c. 256-285]. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет технологии здравоохранения, как применение систематизированных знаний и навыков в формате различных средств медицинского применения (лекарственных средств, медицинских изделий и др.), направленных на улучшение качества жизни и решение глобальных проблем в сфере охраны здоровья (резолюция WHA 60.29). В современной системе медико-социальной помощи технологии здравоохранения бесспорно занимают центральное место, обеспечивая увеличение продолжительности и качества жизни населения, а также снижение показателя инвалидизации среди трудоспособного населения.

Обеспечение доступа к технологиям здравоохранения занимает центральное место в глобальной повестке в сфере охраны здоровья и устойчивого развития. Технологии здравоохранения являлись важным компонентом достижения трех Целей развития тысячелетия (далее — ЦРТ), утвержденных Генеральной Ассамблеей ООН (далее — ГА ООН) в 2000 г. (борьба с ВИЧ/СПИД, малярией и другими заболеваниями, улучшение охраны материнства и сокращение детской смертности, обеспечение доступности основных лекарственных средств в развивающихся странах). Цели устойчивого развития (далее — ЦУР), пришедшие на смену ЦРТ в 2015 г., определяли доступ к технологиям здравоохранения в качестве одной из задач ЦУР №3 «Обеспечение здорового образа жизни и содействие благополучию для всех в любом возрасте». Вопросы обеспечения доступа к технологиям в условиях развития международно-правовых механизмов защиты прав интеллектуальной собственности систематически рассматривались в документах Всемирной торговой организации (ВТО). Доступ к технологиям здравоохранения занимает важное место в системе международно-правовых гарантий социальной защиты, сформированной конвенциями Международной организации труда (МОТ). Проблема рационального применения антибактериальной терапии при оказании медицинской помощи и в сельском хозяйстве системно рассматривается в деятельности ВОЗ, ФАО, ЮНЕП и ВООЗЖ.

Доступ к технологиям здравоохранения является важнейшим элементом национальных стратегий в сфере охраны здоровья и обеспечения безопасности государства. Различные аспекты регулирования доступа к технологиям здравоохранения рассматривались в нескольких редакциях стратегии национальной безопасности в сфере здравоохранения США [12]. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, разрабатываемая каждые пять лет, начиная с 2009 г., формулирует цели в отношении обеспечения доступа к технологиям здравоохранения. В последней редакции Стратегии, утвержденной Указом Президента от 02.07.2021 № 400, развитие перспективных технологий в сфере охраны здоровья для противодействия различным угрозам определено в качестве одного из государственных приоритетов.

Обобщая рассмотренные документы международных организаций, а также внутригосударственные акты можно сделать о вывод о стратегическом значении технологий здравоохранения в обеспечении социально-экономического благополучия населения и безопасности каждого государства. Показатель доступности технологий здравоохранения напрямую зависит от множества геополитических факторов и ограничений, формируемых международными договорами, а также экстратерриториальным влиянием законов, принимаемых промышленно развитыми странами. Одним из примеров подобных ограничений являются санкции и односторонние меры, применяемые как элемент политического давления в отношении определенных государств. В отечественной науке международного права изучению влияния применения санкций и односторонних ограничительных мер на доступ к технологиям здравоохранения, посвящено незначительное количестве публикаций, что определяет актуальность проведенного исследования.

Структура публикации предполагает последовательный анализ позиции международных организаций и доктринальных источников в отношении легитимности применения санкций и односторонних ограничительных мер, а также оценку последствий применения ограничительных мер на обеспечение права человека на здоровье в различных регионах мира. В завершении систематизирован перечень международно-правовых и внутригосударственных механизмов, призванных обеспечить доступ к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер.

2. «Санкции» и «односторонние ограничительные меры» в международном праве.

Под влиянием СМИ и зарубежных доктринальных источников в науке международного права происходит отождествление нормативного содержания понятий «санкции» и «односторонние ограничительные меры», что размывает идеологические различия в их восприятии, а также противоречит принципам международного права.

Руководствуясь научными трудами отечественных ученых-юристов под санкциями, понимаются общеобязательные для исполнения решения Совета Безопасности ООН (СБ ООН), принимаемые в соответствии с ст.41 Устава ООН для поддержания мира и безопасности. Односторонние ограничительные меры применяются по решению одного государства или группы государств по согласованию, а объектом выступают государства, отдельные физические и юридические лица, совершающие нежелательные или неправомерные с точки зрения имплементирующего государства действия. Объектом односторонних ограничительных мер также могут являться третьи страны, отказавшиеся присоединиться к указанным мерам в отношении другого государства [13].

В зарубежных научных исследованиях содержание понятий «санкции» и «односторонние ограничительные меры» приравниваются. Под санкциями понимаются любые меры, применяемые субъектами международного права в ответ на нежелательные или, возможно, неправомерные действия другого государства [7].

Если порядок применения санкций СБ ООН, определяется Уставом Организации, то правомерность использования односторонних ограничительных мер носит весьма дискуссионный характер, что неоднократно отмечалось не только в доктринальных источниках, но и в документах международных организаций. Критика в отношении применения односторонних ограничительных мер неоднократно формулировалась в резолюциях ГА ООН (Декларация о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета; Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН).

Роль односторонних ограничительных мер в формировании барьеров обеспечения прав человека неоднократно рассматривалась в работе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ ООН) [18]. Системный анализ легитимности применения санкций и односторонних ограничительных мер в соответствии с международным правом был представлен в докладе подкомиссии по поощрению и защите прав человека [17]. В рамках мандата Специального докладчика по вопросу о негативном воздействии односторонних ограничительных мер на осуществление прав человека неоднократно был аргументирован тезис о несоответствии односторонних ограничительных мер принципам международного права, а также системных гуманитарных последствиях их применения.

Среди отечественных ученых-юристов также преобладает критическая оценка правомерности применения односторонних ограничительных мер, ввиду противоречия принципам международного права [2-4].

Обобщая многочисленные документы международных организаций, а также доктринальные источники необходимо сделать вывод, что на сегодняшний день сформировались различные подходы к определению нормативного содержания понятий «санкций» и «односторонние ограничительные меры», приравнивающие данные определения или наоборот определяющие четкое их разграничение. Однако большинство мнений сходится в восприятии подобных мер в качестве триггеров формирования социально-экономических потрясений среди населения и возникновения гуманитарных катастроф.

3. Проблема доступа к технологиям здравоохранения.

С момента применения первых санкций СБ ООН и односторонних ограничительных мер, многочисленные научные исследования, а также документы международных организаций отмечают их негативное влияние на социально-экономический сектор. По мнению Всемирной медицинской ассоциации (WMA) современная наука уязвима перед политическими санкциями, формирующими дискриминационные ограничения свободы научной деятельности, оказывающие влияние на обмен информацией и знаниями [11].

Использование санкций и односторонних ограничительных мер прямо или косвенно, оказывающих влияние на социальную сферу, приводит к ограничению обеспечения права человека на здоровье, закрепленного в рамках Устава ВОЗ 1946 г., ст. 25 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ВДПЧ) и ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (МПЭСКП).

Введение односторонних ограничительных мер и санкций приводит не просто к повсеместному ограничению права человека на здоровье, а также к дискриминации уязвимых категорий населения в части доступа к медико-социальной помощи, противореча положениям ст. 7 ВДПЧ, ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) и ст. 2 п. 2 МПЭСКП.

Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) неоднократно затрагивал вопросы защиты прав человека в условиях распространения санкций и односторонних ограничительных мер. Замечание общего порядка КЭСКП №8 1997 г. формулирует обобщающий тезис о влиянии «санкций» на обеспечение прав человека и необходимости формирования перечня товаров, которые должны быть изъяты из санкционных мер для уменьшения возможных последствий в отношении обеспечения прав, определенных МПЭСКП. В Замечании общего порядка № 14 КЭСКП конкретизируются вопросы негативного влияния ограничительных мер на доступ к различным технологиям здравоохранения. Важно отметить, что КЭСКП также рассматривалась проблема обеспечения прав человека государствами, в отношении которых вводились односторонние ограничительные меры и санкции. В частности, в Замечании общего порядка № 3 1990 г., сформулировано, что даже в ситуации очевидного дефицита ресурсов государство должно обеспечивать выполнение по крайней мере минимально необходимого уровня каждого из закрепленного в МПЭСКП прав, включая доступ к технологиям здравоохранения.

Анализ последствий применения односторонних ограничительных мер в различных регионах мира продемонстрировал существенное влияние на доступ к технологиям здравоохранения. Торговые эмбарго Кубы, введенное США с 1961 г. предусматривало ограничение импорта лекарственных средств и медицинских изделий [8]. Так, количество лекарственных средств, находящихся в обращении на Кубе, сократилось с 1 297 до 889 наименований. Санкции в отношении Югославии привели к 50% снижению доступности основных лекарственных средств, и как следствие увеличению общего уровня смертности на 10% и распространению инфекционных заболеваний [15].

Яркой иллюстрацией негативного влияния односторонних ограничительных мер и санкций на доступ к технологиям здравоохранения являются последствия их внедрения в отношения Ирана. До октября 2012 г. в соответствии с Законом США о реформе торговых санкций и расширении экспорта 2000 г. необходимо подавать заявку на получение специальной лицензии для экспорта в Иран каждой категории лекарственных препаратов и медицинских изделий, что существенно ограничивало возможность своевременного доступа населения к необходимым технологиям здравоохранения. Впоследствии процедура экспорта была упрощена, посредством введения процедуры получения общей лицензии для большинства лекарственных средств, объединенных категорией EAR99. Однако для остальных групп лекарственных средств предполагалось получение специальной лицензии. В частности, к ним следует отнести опиоиды, наркотические препараты, вакцины, токсины и др. Требования к отдельным категориям лекарственных средств были обусловлены их потенциальным двойным назначением и возможностью применения для разработки химического и биологического оружия (Subchapter C - Export Administration Regulations. Code of Federal Regulations).

Односторонние ограничительные меры и санкции, введенные в отношении Ирана, оказали существенное влияние на закупку компонентов для производства лекарственных средств, а также медицинского оборудования и расходных материалов для больниц и медицинских учреждений. В частности, ограничения также коснулись импорта высокотехнологического оборудования: рентгеновских аппаратов, лабораторного оборудования, и др. Согласно исследованию 2016 г. односторонние ограничительные меры и санкции стали причиной формирования дефицита лекарственных средств по 73 позициям, 44 % из которых, входили в перечень основных лекарственных средств ВОЗ [16].

Ограничение доступа к жизненно важным лекарственным средствам и компонентам для их производства в сочетании с ослаблением национальной фармацевтической промышленности Ирана также привели к распространению контрафактных и низкокачественных лекарственных средств в системе здравоохранения Ирана [10].

Несмотря на своевременность мер, реализуемых Правительством РФ для преодоления последствий односторонних ограничительных мер, негативные тенденции прослеживаются в отношении доступа к технологиям здравоохранения. В 2022 г. сообщалось о наличии рисков стабильного обеспечения лекарственными средствами детей с жизнеугрожающими заболеваниями ввиду пересмотра логистических цепочек и проблем с проведением банковских операций, а к началу 2023 г. появились сведения о развитии дефектуры более чем 80 лекарственных средств.[1]

4. Механизмы обеспечения доступа к технологиям здравоохранения

На сегодняшний день сформировались различные правовые механизмы, направленные на смягчение последствий применения санкций. Одним из подобных механизмов являются «гуманитарные исключения», предполагающие разрешение на ведение определенной деятельности государствами, в отношении которых применены санкции или односторонние ограничительные меры. В частности, СБ ООН последовательно принимались резолюции (S/RES/2615; S/RES/2551; S/RES/1916), размещающие определенные виды деятельности, направленные на обеспечение реализации гуманитарных программ в конкретных странах.

Однако, на практике наличие механизма «гуманитарных исключений» не позволяет в полной мере минимизировать последствия ограничительных мер на социальную сферу. Значительное влияние на обеспечение выполнения гуманитарных исключений оказывает практика введения ограничения сверх обозначенного в рамках принятых санкций. Особенно отчетливо данная тенденция прослеживается в банковском секторе, так как банки стремятся минимизировать риски взаимодействия с организациями, находящимися под санкциями или односторонними ограничительными мерами. Подобная практика деятельности банков обусловлена страхом перед «вторничными санкциями», применяемыми в отношении государств и организаций, взаимодействующих с государствами, находящимися под действиями санкций и односторонних ограничительных мер.

В рамках исследований международных организаций неоднократно было продемонстрировано, что гуманитарные исключения, как правило, неоднозначны и интерпретируются произвольно и непоследовательно, приводя к задержкам и, в некоторых случаях, к отклонению запросов на экспорт товаров гуманитарного назначения, затрудняя работу ТНК и международных организаций [9]. Во время посещения Ирана Специальный докладчик обратила внимание на препятствия в приобретении и доставке жизненно необходимых лекарственных средств и медицинских изделий для лечения редких и тяжелых заболеваний из-за соблюдения санкций иностранными компаниями сверх предписанных ограничений [14].

С целью формирования системного подхода к применению гуманитарных исключений, СБ ООН в 2022 г. впервые была принята резолюция, сформулировавшая обязательство государств, международных организаций и иных субъектов международного и национального права, подтверждающая возможность их использования для всех стран, в отношении которых действуют санкционные меры СБ ООН. В частности, в резолюции был сформулирован тезис, что «предоставление, обработка и выплата денежных средств, других финансовых активов или экономических ресурсов и предоставление товаров и услуг, необходимых для обеспечения своевременной доставки гуманитарной помощи или для содействия осуществлению других видов деятельности, способствующих удовлетворению основных человеческих потребностей» не является нарушением налагаемых на государства обязательств по замораживанию денежных средств и иных активов.

Другим международно-правовым механизмом, позволяющим обеспечить доступ к технологиям здравоохранения, даже в условиях односторонних ограничительных мер, является принудительное лицензирование. Применение механизма принудительного лицензирования предусматривается Соглашением о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности ВТО (Соглашением ТРИПС). Принудительная лицензия может предоставляться одному или нескольким лицам на использование патентованной продукции без разрешения патентообладателя при условии выплаты достаточной денежной компенсации. Условия применения принудительного лицензирования в российском законодательстве определены положениями ст.1360 Гражданского кодекса РФ, которые претерпели определенные изменения за последние годы. Основанием применения принудительного лицензирования является обеспечение интересов обороны и безопасности государства, а также охрана жизни и здоровья граждан.

Опыт противодействия санкциям и односторонним ограничительным мерам в различных регионах мира продемонстрировал важность внедрения механизмов мониторинга и профилактики формирования дефицита технологий здравоохранения. С 2022 г. в рамках мер по минимизации дефицита жизненно необходимых лекарственных средств, сформулированных в Федеральном законе от 08.03.2022 № 46-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Правительство РФ наделяется правом определения отдельного порядка их регистрации, а также устанавливать особенности лицензирования фармацевтической деятельности, деятельности по производству лекарственных средств, деятельности по техническому обслуживанию медицинских изделий в целях стимулирования создания и развития на территории Российской Федерации производства лекарственных препаратов или медицинских изделий, не имеющих зарегистрированных аналогов.

С целью предотвращения формирования дефектуры лекарственных средств Приказом Минздрава России от 19.05.2022 N 339н была учреждена Межведомственная комиссия. В документе определено 10 оснований для принятия решения межведомственной комиссией о дефектуре или риске возникновения дефектуры, на основании которого формируется заключение о возможности выдачи разрешения на временное обращение серии (партии) лекарственного препарата, имеющего зарегистрированные в Российской Федерации аналоги по МНН или ввоз лекарственного препарата в иностранной упаковке.

Иран предпринял ряд последовательных мер, направленных на сдерживание последствий санкций и односторонних ограничительных мер на доступ к технологиям здравоохранения. Волатильность обменного курса привела к резкому росту цен на импортируемые лекарственные препараты, включенные в государственные программы медицинского страхования. Между Министерством здравоохранения Ирана и страховыми медицинскими организациями был подписан Меморандум о взаимопонимании для дополнительной финансовой защиты пациентов с хроническими высокозатратными заболеваниями. Отдельные инициативы были направлены на содействие ускоренной регистрации лекарственных препаратов, произведенных на территории Ирана, а также формирование благоприятных условий их сбыта посредством различных ограничений на ввоз эквивалентных препаратов иностранного производства. В частности, в соответствии с Законом о чрезвычайных фармацевтических центрах 2008 г. не зарегистрированные лекарственные средства могут быть импортированы специальными учреждениями при возникновении дефицита или отсутствия альтернатив для пациента. Последовательная разработка и реализация представленных мер позволила не только справиться с текущими угрозами и вызовами обеспечения доступа к технологиям здравоохранения, но и способствовать развитию фармацевтической промышленности. Иранские фармацевтические производители ежегодно производят почти 40 млрд. единиц лекарственных средств, обеспечивая 96% внутреннего спроса [8]. Последние годы отмечается существенное развитие биотехнологической промышленности, расширяется производство биоаналогов иммунологических и противоопухолевых препаратов.

Заключение.

Анализ отечественных доктринальных источников и документов международных организаций позволяет сделать научно обоснованный вывод о нелегитимности применения односторонних ограничительных мер в отношении отдельных государств с целью оказания влияния на направления их политического развития. Гуманитарные катастрофы, произошедшие в странах, в отношении которых применялись ограничительные меры, свидетельствуют о необходимости оценки влияния санкций и односторонних ограничительных мер на процессы, оказывающие влияние на доступ к технологиям здравоохранения, а также товарам, опосредованно влияющим на обеспечение права человека на здоровье [6, 19]. Ограничительные меры оказывают влияние не только на доступ к лекарственным средствам или медицинским изделиям в конкретный период времени, но также парализуют развитие фармацевтической и медицинской промышленности, не позволяя государству самостоятельно удовлетворять потребности системы здравоохранения.

«Гуманитарные исключения», как правовой механизм, существующей в системе международного и внутригосударственного права продемонстрировал свою несостоятельность в вопросах обеспечения своевременного доступа к технологиям здравоохранения, что побудило государства разрабатывать и применять иные механизмы минимизации последствий односторонних ограничительных мер.

Представленный анализ мер, предпринятых государствами для преодоления последствий санкций и односторонних ограничительных мер, демонстрирует возможность минимизации их последствий в среднесрочной перспективе. Нормативное закрепление инициатив по развитию промышленности и профилактике формирования дефицита, позволяет обеспечить локальное производство жизненно важных технологий. Однако открытым остается вопрос о разработке международно-правовых механизмов, направленных на предотвращение гуманитарных последствий применения односторонних ограничительных мер и санкций.

[1] В «Круге добра» заявили о проблемах с ввозом лекарств из-за санкций. 11/09/2022 г. // URL: https://www.rbc.ru/society/11/09/2022/631d4bf39a794715f61b1082 (дата обращения: 22.02.2023)

В список потенциально дефектурных лекарств вошли 86 препаратов. 23.01.2023 // URL:https://pharmvestnik.ru/content/news/V-spisok-potencialno-defekturnyh-lekarstv-voshli-86-preparatov.html (дата обращения: 22.02.2023)

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в представленной на рецензирование статье является, как это следует из ее наименования, проблема доступа к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер. Заявленные границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования в тексте статьи не раскрывается, но очевидно, что ученым использовались всеобщий диалектический, логический, исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой методы исследования.
Актуальность избранной автором темы исследования обоснована следующим образом: "Обеспечение доступа к технологиям здравоохранения занимает центральное место в глобальной повестке в сфере охраны здоровья и устойчивого развития; "Доступ к технологиям здравоохранения является важнейшим элементом национальных стратегий в сфере охраны здоровья и обеспечения безопасности государства". Дополнительно ученому необходимо перечислить фамилии ведущих специалистов, занимавшихся исследованием поднимаемых в статье проблем, а также раскрыть степень их изученности.
В чем проявляется научная новизна работы, прямо не говорится. Фактически она отражается в ряде выводов автора, сделанных в результате проведенного исследования: "... на сегодняшний день сформировались различные подходы к определению нормативного содержания понятий «санкций» и «односторонние ограничительные меры», приравнивающие данные определения или наоборот определяющие четкое их разграничение. Однако большинство мнений сходится в восприятии подобных мер в качестве триггеров формирования социально-экономических потрясений среди населения и возникновения гуманитарных катастроф"; "Введение односторонних ограничительных мер и санкций приводит не просто к повсеместному ограничению права человека на здоровье, а также к дискриминации уязвимых категорий населения в части доступа к медико-социальной помощи, противореча положениям ст. 7 ВДПЧ, ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) и ст. 2 п. 2 МПЭСКП"; "На сегодняшний день сформировались различные правовые механизмы, направленные на смягчение последствий применения санкций. Одним из подобных механизмов являются «гуманитарные исключения», предполагающие разрешение на ведение определенной деятельности государствами, в отношении которых применены санкции или односторонние ограничительные меры"; "Однако, на практике наличие механизма «гуманитарных исключений» не позволяет в полной мере минимизировать последствия ограничительных мер на социальную сферу"; "Другим международно-правовым механизмом, позволяющим обеспечить доступ к технологиям здравоохранения, даже в условиях односторонних ограничительных мер, является принудительное лицензирование". Таким образом, статья, безусловно, вносит определенный вклад в развитие отечественной правовой науки и заслуживает внимания читательской аудитории.
Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере.
Структура работы не вполне логична. Граница между вводной и основной частями статьи размыта. Основная часть статьи разбита на несколько разделов: "Роль технологий здравоохранения в международных и национальных приоритетах в сфере охраны здоровья", "«Санкции» и «односторонние ограничительные меры» в международном праве", "Проблема доступа к технологиям здравоохранения", "Механизмы обеспечения доступа к технологиям здравоохранения". В заключительной части статьи содержатся выводы по результатам проведенного ученым исследования.
Содержание статьи полностью соответствует ее наименованию и не вызывает особых нареканий.
Библиография исследования представлена 19 источниками (диссертационной работой и научными статьями), в том числе на английском языке. С формальной и фактической точек зрения этого вполне достаточно. Характер и количество использованных при написании статьи источников позволили автору раскрыть тему исследования с необходимой глубиной и полнотой.
Апелляция к оппонентам имеется (как общая, так и частная - В. Carter). Научная дискуссия ведется автором корректно. Положения работы обоснованы в необходимой степени.
Выводы по результатам проведенного исследования имеются ("Анализ отечественных доктринальных источников и документов международных организаций позволяет сделать научно обоснованный вывод о нелегитимности применения односторонних ограничительных мер в отношении отдельных государств с целью оказания влияния на направления их политического развития. ... Ограничительные меры оказывают влияние не только на доступ к лекарственным средствам или медицинским изделиям в конкретный период времени, но также парализуют развитие фармацевтической и медицинской промышленности, не позволяя государству самостоятельно удовлетворять потребности системы здравоохранения. «Гуманитарные исключения», как правовой механизм, существующей в системе международного и внутригосударственного права продемонстрировал свою несостоятельность в вопросах обеспечения своевременного доступа к технологиям здравоохранения, что побудило государства разрабатывать и применять иные механизмы минимизации последствий односторонних ограничительных мер. Представленный анализ мер, предпринятых государствами для преодоления последствий санкций и односторонних ограничительных мер, демонстрируют возможность минимизации их последствий в среднесрочной перспективе. Нормативное закрепление инициатив по развитию промышленности и профилактике развития дефицита, позволяет обеспечить локальное производство жизненно важных технологий. Однако открытым остается вопрос о разработке международно-правовых механизмов, направленных на предотвращение гуманитарных последствий применения односторонних ограничительных мер и санкций"), обладают свойствами достоверности и обоснованности и, следовательно, заслуживают внимания читателей.
Статья нуждается в дополнительном вычитывании. В ней встречаются опечатки, орфографические, пунктуационные и синтаксические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной на рецензирование статье может быть проявлен прежде всего со стороны специалистов в сфере международного права и медицинского права при условии ее доработки: дополнительном обосновании актуальности избранной темы исследования, раскрытии его методологии, уточнении структуры работы, устранении нарушений в оформлении статьи.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Доступ к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам доступа к технологиям здравоохранения. Автором в статье рассматриваются имеющиеся проблемы в данной сфере с учетом технологического и цифрового развития в условиях санкционной борьбы. В качестве предмета исследования выступили мнения ученых, международно-правовые акты, эмпирические данные.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о доступе к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов практики.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, положений международно-правовых актов). Например, следующий вывод автора: «Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) неоднократно затрагивал вопросы защиты прав человека в условиях распространения санкций и односторонних ограничительных мер. Замечание общего порядка КЭСКП №8 1997 г. формулирует обобщающий тезис о влиянии «санкций» на обеспечение прав человека и необходимости формирования перечня товаров, которые должны быть изъяты из санкционных мер для уменьшения возможных последствий в отношении обеспечения прав, определенных МПЭСКП. В Замечании общего порядка № 14 КЭСКП конкретизируются вопросы негативного влияния ограничительных мер на доступ к различным технологиям здравоохранения. Важно отметить, что КЭСКП также рассматривалась проблема обеспечения прав человека государствами, в отношении которых вводились односторонние ограничительные меры и санкции».
Также следует положительно оценить возможности эмпирического метода исследования, связанного с анализом конкретных данных. В частности, укажем на следующий вывод автора: «Несмотря на своевременность мер, реализуемых Правительством РФ для преодоления последствий односторонних ограничительных мер, негативные тенденции прослеживаются в отношении доступа к технологиям здравоохранения. В 2022 г. сообщалось о наличии рисков стабильного обеспечения лекарственными средствами детей с жизнеугрожающими заболеваниями ввиду пересмотра логистических цепочек и проблем с проведением банковских операций, а к началу 2023 г. появились сведения о развитии дефектуры более чем 80 лекарственных средств».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема доступа к технологиям здравоохранения в условиях санкций и односторонних ограничительных мер сложна и неоднозначна. От ее разрешения зависят многие аспекты, связанные с развитием здравоохранения, что, в конечном счете, существенно влияет на гарантии прав и законных интересов граждан. Сложно спорить с автором в том, что «Доступ к технологиям здравоохранения является важнейшим элементом национальных стратегий в сфере охраны здоровья и обеспечения безопасности государства. Различные аспекты регулирования доступа к технологиям здравоохранения рассматривались в нескольких редакциях стратегии национальной безопасности в сфере здравоохранения США [12]. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, разрабатываемая каждые пять лет, начиная с 2009 г., формулирует цели в отношении обеспечения доступа к технологиям здравоохранения. В последней редакции Стратегии, утвержденной Указом Президента от 02.07.2021 № 400, развитие перспективных технологий в сфере охраны здоровья для противодействия различным угрозам определено в качестве одного из государственных приоритетов».
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«Представленный анализ мер, предпринятых государствами для преодоления последствий санкций и односторонних ограничительных мер, демонстрирует возможность минимизации их последствий в среднесрочной перспективе. Нормативное закрепление инициатив по развитию промышленности и профилактике формирования дефицита, позволяет обеспечить локальное производство жизненно важных технологий. Однако открытым остается вопрос о разработке международно-правовых механизмов, направленных на предотвращение гуманитарных последствий применения односторонних ограничительных мер и санкций».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены оригинальные обобщения и сравнения, связанные с международным регулированием отношений в сфере здравоохранения. Это может быть полезно специалистам в рассматриваемой сфере.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Международное право и международные организации / International Law and International Organizations», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с международными аспектами регулирования отношений в сфере здравоохранения.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, в целом достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Маличенко В.С., Калинин А.В., Крицкий К.В., Olyaaeemanesh A., Jaafaripooyan E., Abdollahiasl A. и другие).
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.