Статья 'Договорные сети и их влияние на благосостояние потребителей: правовое регулирование и перспектива ' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Договорные сети и их влияние на благосостояние потребителей: правовое регулирование и перспектива

Беликова Ксения Михайловна

ORCID: 0000-0001-8068-1616

доктор юридических наук

профессор кафедры предпринимательского и корпоративного права, ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», профессор

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor of the Department of Entrepreneurial and Corporate Law, Kutafin Moscow State Law University, Professor

125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya str., 9

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2021.8.35998

Дата направления статьи в редакцию:

21-06-2021


Дата публикации:

28-06-2021


Аннотация: Предметом исследования в настоящей статье выступают договорные (деловые) сети и их влияние на благосостояние потребителей с позиции текущего правового регулирования и перспектив. В качестве примера служит итальянская модель il contratto di rete. В сферу авторского внимания попа-дают такие вопросы, связанные с деятельностью договорных сетей, как преимущества для: самих предприятий (компаний), входящих в наделенную или нет правосубъектностью сеть; потребителей; так называемых “beneficiary members” - тех, кто не является сторонами договора о создании сети, но может испытывать на себе выгоды или издержки от взаимодействий ее участников. Новизна работы определяется ее целью - выявить плюсы и минусы деятельности договорных сетей - и заложена в названии. В числе прочего выявлено, что современная тенденция к созданию сетей предприятий на договорной основе в разных видах (юридическое лицо, договор) совершается на основе взаимодополняемости и экономической самостоятельности с целью получения конкурентных преимуществ за счет повышения производительности, инновационного потенциала, прибыльности и др., и порождает вопросы, касающиеся ответственности в части обязательственных результатов сотрудничества в сетях в виде создания особой формы их вторичного воздействия на beneficiary members.


Ключевые слова:

сетевизация, договорные сети, участники-бенефициары, Италия, МиСП, Европейский Союз, ответственность, правосубъектность, преимущества, семейные предприятия

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-011-00154 А.
Acknowledgements. The reported study was funded by RFBR according to the research project no 20-011-00154 А

Abstract: The subject of this research is the contractual (business) networks and their impact upon consumer well-being from the perspective of current legal regulation and prospects. As an example, the author chose an Italian model il contratto di rete. Attention is focused on such questions associated with the activity of contractual networks as the advantages for the companies that are part of the network with or without legal capacity; consumers; the so-called “beneficiary members”, who are not the parties to the network creation agreement, but may have benefits or costs from interaction of its members. The novelty of this research consists in determination of the advantages and disadvantages of the activity if contractual networks. It is also noted that the current trend towards creating business networks on a contractual basis (legal entity or contract) is carried out in terms of complementarity and economic autonomy for the purpose of obtaining competitive advantages by increasing productivity, innovation potential, profitability, etc., and raises issues on the liability with regards to binding results of network cooperation through creating a special form of their secondary impact upon the beneficiary members.


Keywords:

networking, contractual networks, beneficiary members, Italy, S&M enterprises, European Union, liability, legal peraonality, advantages, family businesses

Ранее [1. С. 58-83; 2. С. 169-215; 3. С. 1947–1955; 4. С. 60-64] мы останавливались на вопросе механизмов правового оформления сотрудничества в торговле, производстве, создании инноваций и т.п. в виде консорциумов, временных союзов и групп предприятий и др. В связи с распространением в современной жизни разного рода сетей (networks, chains, etc.) – сетей поставок (supply chain), социальных (social networks), торговых (commercial networks) на смену традиционным взаимодействиям в рамках союзов (ассоциаций) и групп предприятий приходят новые - сетевые - формы взаимодействия, называемые contractual networks [5. P. 1503–1535; 6; 7. P. 581-614; 8. P. 325–361]иполучающие нормативное закрепление в зарубежных странах. Обратимся к рассмотрению их правового положения и деятельности, особенностей и последствий их правовой и фактической жизни для потребителей, поскольку ряд предприятий (главным образом малые и средние), сталкиваясь с ограничениями из-за своих размеров, преодолевает их с помощью стратегий сотрудничества и сетевых договоров, и этот опыт может быть полезен нашей стране для ответа на аналогичные вызовы. Поскольку в международной литературе (Das and Teng 2000 [9. P. 31–61]; Huggins 2001 [10. P. 19-34]; Ahmad and Kitchen 2008 [11. P. 15–23]; Cantele et al. 2016 [12. P. 270–284], etc.) подчеркивается, что эффективно управляемые деловые сети, представляющие собой системы юридически независимых (как юридические лица), но связанных соглашениями или фидуциарными отношениями фирм, позволяют фирмам-партнерам более успешно, нежели в одиночку, повышать свои экономические показатели и выживать в современных экономических условиях. Суть этих совместных стратегических сетей заключается в том, что несколько фирм участвуют в общем проекте на основе взаимодополняемости без утраты своей юридической личности и экономической самостоятельности в принятии решений, без обмена активами или участия в консорциумах, слияниях и т.п., получая преимущества крупных фирм. Сеть в целом также может получить ряд конкурентных преимуществ (напр., повышение производительности, инновационный потенциал, прибыльность и др.) [13].

На уровне Европейского Союза (далее – ЕС) в 2011 г. они стали предметом внимания в Сообщении Комиссии Европейскому парламенту, Совету, Экономическому и Социальному комитету и Комитету регионов «Обзор “Закона о малом бизнесе” для Европы» (“Small Business Act” for Europe, SBA) [14], например.

Впервые такой акт был оглашен Еврокомиссией в 2008 г. и содержал в себе предложение, адресованное самой Комиссии и государствам-членам принять:

· десять принципов, определяющих политику в отношении малых и средних предприятий (т.е. предприятий с численностью работников менее 250, каковых в ЕС по данным на 2016 г., например, было 99% [15. P. 229]);

· меры политики, которые реализуют эти десять принципов в обществе и на уровне государств-членов;

· законодательные предложения, основывающиеся на применении принципа “think small first” (сначала думай о малом), в частности, воплощаемый в принятии «Блока изъятий общего характера в отношении государственной помощи» (General Block Exemption Regulation on State Aids); Регламента, предусматривающего принятие Статута Европейской частной компании (Regulation providing for a Statute for a European Private Company); Директивы, предусматривающей уменьшение ставки НДС для таких предприятий (Directive on reduced VAT rates) [16. P. 95–96].

В рамках этой инициативы SBA продвигает также «тест на то, является ли данное предприятие малым» (“SME test”) для учета интересов таких предприятий на ранних стадиях выработки соответствующих политик с тем, чтобы новые административные или законодательные предложения проходили экспертизу на предмет учета интересов таких предприятий. Такие страны ЕС, как Дания, Германия и Финляндия, включили этот тест в свои национальные процедуры принятия соответствующих решений. SBA содержит также положения о назначении посланников таких предприятий (SME envoys), роль которых заключается в поддержании связей между ЕС и такими предприятиями. SBA также продвигает программу Erasmus для молодых предпринимателей, которые могут провести до шести месяцев, работая на малом или среднем предприятии другой страны, и создает команды по доступу к предприятиям на отдельных экспортных рынках, в частности в Китае и Индии [17. P. 2–3].

На уровне национальных государств стратегическое и экономическое значение этих сетей было признано, например, итальянским законодателем, который первым в Европе закрепил на основе Закона № 33 от 9 апреля 2009 г. (первоначально Законодательного декрета № 5 от 10 февраля 2009 г.) в ред. Законодательного декрета № 78 от 31 мая 2010 г., преобразованного в Закон № 122 от 30 июля 2010 г. [18] (далее – Закон 2009 г.) понятие «договорной сети» (il contratto di rete, CDR), позволившей формализовать различные виды межфирменного сотрудничества, подчеркивая стратегический характер этой организационной модели и поощряя создание новых деловых сетей.

Так, этот механизм направлен на стимулирование итальянских фирм (особенно малых и средних) к совместному осуществлению одного или нескольких видов своей деятельности и тем самым к поддержанию и расширению их инновационного потенциала и конкурентоспособности на внутреннем и международном рынках.

CDR предоставляет фирмам-партнерам широкую автономию для ведения переговоров, начиная с определения предмета сетевого договора и заканчивая определением типа сотрудничества (горизонтальных или вертикальных сетей) и процедур сотрудничества.

Итальянская модель sui generis регулирует два различных типа деловых сетей: «легкие» договорные сети (light contractual networks, LCN или rete-contratto), и «тяжелые» договорные сети (heavy contractual networks, HCN или rete-soggetto). Партнеры могут выбирать между ними, определяя тип, наилучшим образом соответствующий их конкретным юридическим и экономическим обстоятельствам.

Rete-contratto характеризуются упрощенной организационной структурой и единым обязательным содержанием принимаемых на себя обязательств, в соответствии с которым фирмы-партнеры взаимно соглашаются реализовывать общую рамочную программу действий, однако сами действия, совершаемые в рамках реализации деловой программы сети, оказывают свое воздействие непосредственно в юридико-субъективных сферах действия участников сети, а права собственности на активы, иные права, обязанности и действия принадлежат пропорционально вкладу отдельным участвующим в сети компаниям. Таким образом, образуемая компаниями сеть не наделяется чертами юридической личности.

К числу обязательных условий такого договора относятся:

- данные об участниках (наименование компании, причину присоединения, подпись руководителя каждой из компаний);

- стратегические цели, которых хотят достичь участники сети, и инструменты, с помощью которых они смогут измерить прогресс в достижении этих целей;

- программу сети (Programma di rete), в которой должны быть указаны права и обязанности каждого участника, которые к ним применяются, общая цель, которой они хотят достичь, и способы ее достижения;

- срок действия контракта (Durata del contratto), CDR не может быть заключен на неопределенный срок;

- правила приема новых членов, так как сетевой договор не может быть «замкнутым» и бойкотировать прием новых членов, напротив он должен предусматривать возможность последующего присоединения других предпринимателей при условии, что такая возможность осознается первоначальными участниками, которые будут иметь право заранее определять требования к доступу к сети новых предпринимателей;

- форма: публичный акт или удостоверенный частный акт;

- правила принятия участниками решений по каждому вопросу или аспекту, представляющему общий интерес (ст. 3 Закона 2009 г.) [18].

Тогда как rete-soggetto имеют более сложную структуру в виде выделяемого участниками сети отдельного фонда (a separate fund – англ. / fondo patrimoniale comune – итал.) и наличия общего органа управления (a common management body – англ. / organo comune – итал.).

Такая сеть приобретает независимое юридическое значение, как только договор о ее создании регистрируется в ведущемся Торговыми палатами торговом реестре Италии (Italian Business Register – англ., Registro delle Imprese – итал.). В этом случае - и это отличительный аспект итальянской модели - деловая сеть имеет правосубъектность, отличную от правосубъектности ее отдельных членов, которая реализуется во взаимоотношениях между партнерами, а также в ходе отношений между сетью и третьими лицами. Таким образом, сеть становится независимым центром прав и обязанностей, в том числе по уплате налогов.

Эти характеристики сетей гибки и нацелены на содействие сотрудничеству и созданию сетей, особенно между небольшими фирмами, что позволяет им достичь критической массы, необходимой для поддержки процессов роста и инновационного развития бизнеса, в соответствии со стратегическими целями Европейского Союза. Наверно поэтому в главе “Инновации и компетентность” пересмотренного доклада о SBA за 2011 г. Европейская комиссия признала итальянский сетевой договор (CDR) одной из лучших моделей и практик сетевых соглашений, которые могут стимулировать других европейских законодателей в этом направлении [5. P. 1506].

При оценке ситуации возникает ряд вопросов. Один из них практический: если сети малых и средних предприятий такая хорошая вещь, а с этим мы согласны, они действительно дают организованному в сеть конгломерату встать в один ряд с изначально более крупным предприятием и быть ему полноценным конкурентом; обеспечить потребителям продукции или услуг сети: более низкие цены за счет масштабной закупки у поставщиков и пр.; эффективную логистику, снижающую транспортные расходы (издержки); производство собственной продукции под собственными торговыми марками по умеренным ценам (напр., как в случае с продукцией торговой сети магазинов «Дикси» [19] и др.), то зачем в принципе поддерживать идею самостоятельной деятельности этих предприятий как таковых?

Практически государства поддерживают такие предприятия по необходимости. Так, например, в некоторых странах на некоторых территориях, напр., в южных регионах Италии (Калабрия, Сицилия, Сардиния и др.) и т.п. малые предприятий традиционно являются зачастую семейными (family-owned), им нет альтернативы в силу такой особенности экономики Италии, как значительная, возникшая еще до создания единого итальянского государства дифференциация развития регионов страны (аграрный Юг и промышленные Север и Центр). В настоящее время, несмотря на развитие европейской интеграции, она продолжает увеличиваться [20].

Нужно отметить, что эта проблема дихотомии «Север-Юг» актуальна не только для частей государств, но и для мировой экономики в целом [21. С. 67-71].

Традиционно семейным и иным малым предприятиям в аграрных местностях присущи хронические затруднения такого рода, как [5. P. 1507]:

– ограниченные управленческие компетенции и отсутствие специальных профессиональных навыков (в том числе из-за значительной миграции выпускников и квалифицированных работников в другие районы страны или даже за рубеж);

– трудности, связанные со сменой поколений;

– ограниченность финансовых ресурсов, большая подверженность риску кредитного кризиса и наихудшие кредитные рейтинги, присвоенные им банками;

– низкая производительность и трудности в использовании технологий;

– снижение способности проникать на международные рынки.

Вместе с тем, эмпирические исследования, проведенные во многих промышленных секторах, предоставили исчерпывающие доказательства экспоненциального расширения деловых сетей за последние 20 лет и среди иных (не малых и средних) предприятий [21. P. 18]: «Сетевые отношения [существуют] между дилерами, изготовителями, производителями систем и компонентов не только в автомобильной и электронной промышленности, но и в McDonalds, в сетях финансовых услуг, которые охватывают, например, страховщиков, агентов и клиентов, в транспортных, таких как сеть Трансъевропейского альянса (Trans European Alliance Network, TEAM), и логистических сетях (напр., Thyssen-Haniel или NDX International), а также в производственных сетях, таких как Adidas, или в сетях дилеров, таких как Marks & Spencers, Benetton или Ikea, а также в рамках “региональных сетей” в промышленных регионах, таких как «третья Италия» (‘the third Italy’ – регион к югу от Швейцарии, Австрии и Словении, на территории которого сконцентрированы десятки тысяч предприятий малого и среднего бизнеса, большинство из которых было создано в течение последних 20 лет [23. С. 29-45] (рис. 1) – авт.) или в рамках виртуального бизнеса».

Рис. 1. Регионы Третьей Италии

Источник: [23]

Если посмотреть на фактически созданные в Италии сети картина будет такая (Табл. 1).

Табл. 1. Договорные сети по областям Италии

Область Италии

Количество вовлеченных в сетевой договор компаний

Abruzzo/Абруцци

986

Basilicata/Базиликата

240

Calabria/ Калабрия

562

Campania/ Кампания

1657

Emilia-Romagna/ Эмилия-Романья

1810

Friuli-Venezia Giulia/ Фриули-Венеция-Джулия

1228

Lazio/ Лацио

7190

Lombardia/ Ломбардия

638

Marche/ Марке

3048

Molise/ Молизе

44

Piemonte/ Пьемонт

1093

Puglia/ Апулия

1472

Sardegna/Сардиния

538

Sicilia/Сицилия

754

Toscana/Тоскана

1816

Trentino-Alto Adige/ Трентино-Альто-Адидже

389

Umbria/Умбрия

566

Valle d’ Aosta/ Валле-д'Аоста

48

Veneto/Венето

2073

Источник: [18]

В этой связи, правда, отмечается [5. P. 1503], что только 13% всех зарегистрированных бизнес-сетей фактически функционирует, среди правосубъектных сетей активными является примерно 28%, среди сетевых договоров, лишенных правосубъектности активны только 11%.

На первый взгляд CDR имеет много общих черт с другими юридическими решениями в различных правовых системах, поэтому ряд ученых [22. P. 18] ставит вопрос о том, что из себя представляют такие сети – договор (contract) или партнерство (partnership), траст, основанный на доверии (trust), или что-то еще.

Итальянские юристы [18] оценивают такое сетевое сотрудничество в виде договора, считая его своей инновацией в правовом поле, как имеющее следующие преимущества на стороне предприятий:

o способность установить стабильное и долгосрочное сотрудничество между участниками для достижения стратегических целей (инновации и конкурентоспособность), не ограничиваясь в то же время отдельными экономическими операциями или элементами, присущими консорциумам и т.п. формам сотрудничества;

o наличие широкой переговорной автономии для определения предмета сетевого договора и формирования его содержания в соответствии с целями проекта и интересами каждого из участников;

o наличие обязательных правил сотрудничества между участниками без необходимости создания новой компании или нового юридического лица, в результате чего участники могут сохранять свою индивидуальность, автономию и предпринимательскую идентичность (для rete-contratto).

В отношении такой формы сотрудничества отмечается [8. P. 325-326], что она создает особую форму вторичного воздействия, в рамках которого типичные договоры такого рода являются такими, в которых с одной стороны выступает «сеть», в которой как минимум более двух участников (“contract members”), с другой те, кто не является сторонами договора, но может испытывать на себе выгоды или издержки от взаимодействий участников сетей (“beneficiary members”), как в случаях, отмечавшихся нами ранее последствий косвенных сетевых эффектов на двусторонних рынках [24]. Здесь приведем еще несколько примеров для понимания влияния на благосостояние или потери потребителей и др. Возьмем случай взаимодействия банков, продавцов и потребителей. Как правило, банк B1 заключает соглашение с продавцом M о том, что B1 и другие банки в группе B1 будут обрабатывать платежи по кредитным картам, которые потребители совершают, взаимодействуя с продавцом М, тогда как М, в свою очередь, соглашается принять определенные меры предосторожности для снижения вероятности мошенничества в отношении транзакций или несанкционированного использования денег потребителей. Принимая эти меры предосторожности, M будет способствовать увеличению выплат банкам-членам группы B2 и B3, но их выплаты уменьшатся, если М меры предосторожности приняты не будут, хотя ни банк В2, ни банк В3 не заключают прямых договоров с М. В этом случае розничный торговец и описанные три банка явно находятся друг с другом в отношениях beneficiary members. С другой стороны, банк, который пишет ненадлежащие ипотечные договоры, накладывает расходы на людей, которые имеют дело с таким ипотечным кредитором (банком), и на общество в целом. В этом случае залогодатели испытывают на себе влияние ненадлежащим образом составленного договора об ипотеке, но формально не входят в ту же сеть, что и ипотечный банк, находясь за ее пределами, хотя стоимость дома, находящегося в ипотеке, упала бы, если бы такой банк объявил дефолт. В конечном счете, полагаем, признание тех или иных лиц за пределами договорной сети beneficiary members зависит, определяетсяи вытекает из того, что мы считаем соответствующей целью государства - содействовать созданию и функционированию эффективных сетей на основе предположительной корреляции между сетевым (network) и социальным (social) благосостоянием (welfare).

Здесь возникает важный правовой вопрос: когда может и должна ли третья сторона иметь возможность привлечь участника контракта к ответственности либо за выгоды, которые третья сторона не получила, либо за понесенные ею расходы

С экономической точки зрения получение выгод относится к потенциально возможным последствиям действий (бездействий), которые могут и не наступить, поэтому привлекать к ответственности за неполученные выгоды все равно что делить шкуру неубитого медведя.

С другой стороны, если, как в случае с продавцом М из первого примера выше, он без уважительной причины не совершает действий, которые обязывался совершить, он должен, по нашему мнению, понести за это ответственность.

Так, во многих сетевых контекстах выплаты участников увеличиваются по целому ряду показателей среди населения, потребляющего сетевые услуги. Например, страховые компании иногда заключают контракты с больницами, чтобы больницы обслуживали застрахованных компанией лиц. Выплаты этих участников контракта увеличиваются по мере увеличения числа страхователей. Следовательно, застрахованный, которого больница отказывается обслуживать, является хорошим кандидатом для признания его участником сети – бенефициара.

Практический смысл этой посылки заключается в том, что, когда критерий благосостояния сети приведет к отказу в статусе участниками сети - бенефициара, такой потенциальный участник сети понесет бремя доказывания того, что отказ в признании за ним такого статуса неэффективен в контексте благосостояния общества [8].

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие основные выводы:

1. Выявлена современная тенденция к созданию сетей предприятий (деловых сетей) на договорной основе в виде системы юридически независимых предприятий (от малых до крупных), участвующих в общем проекте на основе взаимодополняемости и экономической самостоятельности с целью получения конкурентных преимуществ за счет повышения производительности, инновационного потенциала, прибыльности и др.

2. Представлены примеры современных инициатив по организации правового регулирования такими сетями на уровне ЕС и признание стратегического и экономического значения этих сетей на уровне национальных государств ЕС.

3. Показаны способы правовой дифференциации деловых сетей в Италии на «легкие» и «тяжелые» договорные сети, различающиеся принципами заключенных договоров, в которых для первых обязательно наличие единого содержания принимаемых на себя обязательств для реализации общей рамочной программы действий без наделения образуемой сети чертами юридической личности, а для вторых – характерна сложная структура в виде выделяемого участниками сети отдельного фонда и наличия общего органа управления вследствие чего такие деловые сети имеют правосубъектность, отличную от правосубъектности ее отдельных членов, и становятся независимым центром прав и обязанностей (включая уплату налогов).

4. Сформулировано направление правовой квалификации ответственности от обязательственных результатов сотрудничества в деловых сетях в виде создания особой формы их вторичного воздействия на тех, кто не является сторонами договорных сетей, но может испытывать на себе выгоды или издержки от их взаимодействий.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляют договорные сети и их влияние на благосостояние потребителей. Особое внимание автор уделяет правовому регулированию деятельности договорных сетей и дальнейшим перспективам их существования. С учетом того, что в работе освещается зарубежный опыт функционирования договорных сетей, это необходимо отобразить в наименовании статьи («Договорные сети и их влияние на благосостояние потребителей: правовое регулирование и перспектива (зарубежный опыт)») и т.п.
Методология исследования не указана в тексте работы. Исходя из анализа ее содержания, ученым применялись всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, формально-юридический, герменевтический, сравнительно-правовой методы исследования, а также методы правового моделирования и правового прогнозирования.
Актуальность избранной автором темы исследования определена следующим образом: «В связи с распространением в современной жизни разного рода сетей (networks, chains, etc.) – сетей поставок (supply chain), социальных (social networks), торговых (commercial networks) на смену традиционным взаимодействиям в рамках союзов (ассоциаций) и групп предприятий приходят новые - сетевые - формы взаимодействия, называемые contractual networks … и получающие нормативное закрепление в зарубежных странах. Обратимся к рассмотрению их правового положения и деятельности, особенностей и последствий их правовой и фактической жизни для потребителей, поскольку ряд предприятий (главным образом малые и средние), сталкиваясь с ограничениями из-за своих размеров, преодолевает их с помощью стратегий сотрудничества и сетевых договоров, и этот опыт может быть полезен нашей стране для ответа на аналогичные вызовы».
Автор прямо не говорит о том, в чем проявляется научная новизна его исследования. Фактически она заключается во введении в арсенал отечественной правовой науки данных о феномене договорных сетей: ученым установлено, что за рубежом все больше проявляется тенденция к созданию сетей юридически независимых предприятий, участвующих в общем проекте на основе взаимодополняемости и экономической самостоятельности с целью получения конкурентных преимуществ за счет повышения производительности, инновационного потенциала, прибыльности и проч., в результате чего к таким сетям проявил внимание европейский законодатель. Вниманию читателей предлагается классификация деловых сетей, а также указывается ряд существенных особенностей их правового статуса.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во введении автор обосновывает актуальность избранной им темы исследования. В основной части исследования ученый на основе анализа зарубежного опыта деятельности договорных сетей определяет их сущность, значение, рассматривает основные модели функционирования данных сетей, приводит соответствующие примеры из зарубежной практики, указывает особенности правового статуса сетей предприятий. В заключительной части работы содержатся выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание статьи в целом не вызывает нареканий. Тем не менее, автору рекомендуется уделить внимание вопросу о перспективе существования договорных сетей в России (прежде всего, с позиции существующих препятствий). Ученому необходимо оценить политику современной России в отношении малых и средних предприятий, законодательную базу их функционирования, налаженность диалога между представителями малого и среднего бизнеса и государством, выявить проблемы, стоящие на пути объединения предприятий в эффективно действующие сети.
В целом следует отметить высокий уровень юридической и общей грамотности автора. Представленная на рецензирование работа отличается глубиной изложения материалов, аргументированностью позиции ученого и, безусловно, вносит определенный вклад в развитие отечественной правовой науки.
Библиография исследования представлена 24 источниками: монографией, научными статьями, аналитическими данными (в том числе на английском языке). Этого достаточно и с формальной, и с фактической точек зрения.
Апелляция к оппонентам имеется (она носит преимущественно общий характер) и вполне достаточна. Научная дискуссия ведется автором корректно.
Выводы по результатам исследования имеются и заслуживают внимания читательской аудитории. Ученый выявляет современную тенденцию к созданий сетей предприятий (объединяющих не только малые и средние, но и крупные предприятия). Юридически они независимы, но участвуют в общих проектах с целью получения конкурентных преимуществ. Следует согласиться с тем, что такие объединения обладают значительным потенциалом. В настоящее время идет процесс дифференциации деловых сетей – они различаются по своему правовому статусу. Также автором выделено «… направление правовой квалификации ответственности от обязательственных результатов сотрудничества в деловых сетях в виде создания особой формы их вторичного воздействия на тех, кто не является сторонами договорных сетей, но может испытывать на себе выгоды или издержки от их взаимодействий».
Статья нуждается в тщательном вычитывании автором. В ней встречаются опечатки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере гражданского права, предпринимательского права при условии ее небольшой доработки: уточнении наименования работы, ее отдельных положений, устранении недостатков в оформлении.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.