Статья 'Деятельность правоохранительных органов ФРГ по решению проблем политической стабильности: контртеррористические аспекты (2013 – 2018)' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Деятельность правоохранительных органов ФРГ по решению проблем политической стабильности: контртеррористические аспекты (2013 – 2018)

Корнилова Ксения Александровна

магистр, кафедра Зарубежного регионоведения, НИИ Нижегородский Государственный Университет им. Н. И. Лобачевского

603005, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 2, ауд. 322

Kornilova Ksenia Aleksandrovna

Mgr. at the Department of Foreign Regional Studies of Lobachevsky University

603005, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 2, aud. 322

ksenya.kornilova@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0617.2020.3.33418

Дата направления статьи в редакцию:

10-07-2020


Дата публикации:

10-09-2020


Аннотация: В настоящей статье изучается контртеррористическая политика ФРГ в период третьей каденции Ангелы Меркель, когда распространение террористической угрозы на территории ФРГ приобрело более крупные масштабы. В качестве предмета статьи рассматривается деятельность силовых структур в разработке и реализации стратегии контртеррористической политики Германии, к которым относятся: превентивные и профилактические меры, силовые методы, обмен разведданными между ведомствами. Целью работы является анализ и оценка достижений и неудач контртеррористической политики ФРГ. Основным походом в исследовании является неореализм, автор также использует следующие общенаучные методы: анализ, синтез, индукция. Автор статьи пришел к следующим выводам: успешная консолидированная деятельность правительства Меркель и силовых структур привела к сокращению количества терактов и повышению уровня политической стабильности на территории ФРГ. Автор перевел с немецкого языка отчеты правоохранительных органов о случившихся актах насилия и предотвращенных террористических атаках, а также материалы СМИ, свидетельствующие об успешности предотвращения терактов. Таким образом, были выявлены достижения и обозначены проблемные аспекты контртеррористической деятельности Германии в исследуемый период. Материалы авторского исследования могут быть востребованы в учебном процессе соответствующих направлений подготовки, а также в рамках научных исследований.


Ключевые слова: ФРГ, государство, безопасность, терроризм, теракты, контртеррористическая политика, ведомства, контртеррористические операции, политика безопасности, экстремизм

Abstract: This article examines the counterterrorism policy of Germany during the third term of Angela Merkel, when the spread of terrorist threat in the territory of Germany has increased. The subject of this research is the activity of law enforcement authorities in development and implementation of German counterterrorism policy strategy, which include preemptive and prevention measures, forcible methods, and share of intelligence between the departments. The goal of this work consists in analysis and assessment of the achievements and failures of counterterrorism policy of Germany. Neorealism served as the key approach used in the course of this research. The conclusion is made that successfully consolidated activity of Merkel’s government and law enforcement authorities led to decrease in the number of terrorist attacks and strengthening of political stability in Germany. For indicating achievements and problematic aspects of German counterterrorism activity during the indicated period, the author translated from German the reports of law enforcement authorities on the instances of violence and prevented terrorist attacks, as well as mass media materials testifying to successful prevention of terrorist attacks. The acquired materials can be valuable in teaching corresponding disciplines and within the framework of scientific research.



Keywords:

counterterrorism operations, departments, counterterrorism policy, terrorist attacks, terrorism, security, state, FRG, security policy, extremism

В современной Германии проблема политической стабильности во многом связаны с преодолением угроз экстремизма и терроризма. В Германии правоохранительные ведомства традиционно различают исламистский терроризм, а также правый и левый экстремизм. Согласно терминологии, предоставленной на сайте Федерального ведомства по охране Конституции, понятие «исламизм» представляет собой форму политического экстремизма, при которой ислам определяет или частично регламентирует общественную жизнь и политический порядок. В своей интерпретации ислама исламисты противоречат принципам народного суверенитета, разделения государства и религии, свободы выражения мнений и общего равенства, которые закреплены в Основном законе (Grundgesetz). [1]

Кроме того, сайт ведомства по охране Конституции различает несколько направлений исламистских течений: салафистские, джихадистские, ориентированные на насилие, а также турецкие (например, «Милли Герюш») группировки.

Правый экстремизм проявляется в различных формах шовинистических, расистских и антисемитских идеологических элементов при достижении различных целей, а также разделяющие ценности правого экстремизма считают, что принадлежность к этнической группе, нации или расе определяет ценность личности. Кроме того, в праворадикальном экстремистском государстве будут отсутствовать основные элементы контроля свободного демократического базового порядка, такие как право народа осуществлять государственную власть на выборах или право создавать и осуществлять парламентскую оппозицию, что противоречит ценностям Германии, прописанным в Основном законе ФРГ.[2] Левый экстремизм является собирательным термином для всех действий, направленных против свободного демократического базового порядка, основанного на абсолютизации ценностей свободы и (социального) равенства, особенно выраженных в идеях анархизма и коммунизма. [3]

Изучая контртеррористическую политику государства, необходимо обратиться к самому термину. Так, контртеррористическая политика подразумевает под собой проведение специальными службами мероприятий при использовании различных методов, а также тактики и стратегии с целью пресечения и предупреждения подготовку и реализацию террористических актов на территории государства. [4] Кроме того, следует обратиться к изучению термина "терроризм", например, с точки зрения исследователя Алекса Шмидта, терроризм представляет собой метод повторяющихся насильственных действий, применяемый (полу) подпольными лицами, группами или государственными субъектами по индивидуальным, криминальным или политическим причинам, кроме того, непосредственные цели насилия могут не являются основной целью. Непосредственные человеческие жертвы часто выбираются случайным образом из целевой группы населения и служат генераторами сообщений. Процессы коммуникации, основанные на угрозах и насилии, между террористами, жертвами и обществом используются для манипулирования обществом, превращая ее в цель террора, цель требований или цель внимания, в зависимости от того, преследуются ли в первую очередь запугивание, принуждение или пропаганда . [5]

Тема террористической активности и политики контртерроризма многократно рассматривалась известными учеными, так, например, к данной теме обращался Даниэль Келер, директор Немецкого института исследований по радикализации и дерадикализации, в своих монографиях «Правый терроризм в 21 веке. Национал-социалистическое подполье и история террора ультраправых в Германии» [6], «Понимание дерадикализации. Методы, инструменты и программы противодействия насильственному экстремизму» [7], «Радикальное путешествие: как немецкие неонацисты путешествовали на край и обратно» [8], в своих трудах «Немецкий правый терроризм в исторической перспективе. Первый количественный обзор базы данных по терроризму в Германии (правый экстремизм)» [9], «Последние тенденции в правонарушении и терроризме в Германии« Улей терроризма »как новая тактика?» [10], «Радикальный онлайн: индивидуальные процессы радикализации и роль интернета». [11] Германский исследователь Хельмут Виллемс в своих трудах «Развитие, закономерности, причины насилия в отношении иностранцев в Германии: социальные и биографические характеристики преступников и процесс эскалации» [12], «Насилие в отношении иностранцев в Германии» [13], «Политическое участие в подростковом возрасте. Между участием, протестом и насилием» [14], также исследование «Политически мотивированное насилие» Виллемса совместно с Роландом Экертом напрямую связано с изучением темы терроризма [15]. Экерт также обращался к теме терроризма и радикализма в своем исследовании «Динамика радикализации. Об урегулировании конфликтов, демократии и логике насилия»[16]. Вильгельм Хайтмейер также занимался проблемой террористической угрозы в своих трудах "Правый терроризм"[17], "Правоэкстремистское насилие" [18].

Хронологически исследование измеряется периодом от 2013 г, когда Ангела Меркель в третий раз заняла пост федерального канцлера до марта 2018 года, когда под руководством А. Меркель была сформирована очередная правительственная «Большая коалиция». Именно на этот период пришлось значительное количество терактов в ФРГ и других странах ЕС, в результате чего, канцлер была вынуждена принимать жесткие решения по выстраиванию новой контртеррористической политике ФРГ.

В рассматриваемый период контртеррористическая политика развивалась по следующим направлениям и имела следующие успехи и неудачи.

Оценивая успешность различных мероприятий специальных учреждений ФРГ, исследователям необходимо обращаться к пресс-релизам ведомств, опубликованных на официальных сайтах, где можно проанализировать информацию о проведении успешных контртеррористических операций в изучаемый период.

На официальном сайте МВД ФРГ 7 августа 2014 г. появилось короткое сообщение о том, что ни ведомство внутренних дел, ни федеральные специальные службы в настоящее время не имеют никаких признаков конкретных планов нападений или надвигающейся террористической атаки. Тем не менее, в сообщении отмечается, что, учитывая высказывания и угрозы исламистов о предстоящих терактах в Германии, государство находится в эпицентре угрозы джихадистской угрозы. Можно предположить, что эксперты и сотрудники правоохранительных органов составили прогноз, согласно которому смоделировали предстоящую террористическую угрозу, таким образом, предупреждая гражданское население.

Через полгода после первого заявления 19 января 2015 г. на сайте МВД было выложено обращение министра внутренних дел к прессе по поводу поступавших сообщений о якобы грядущих терактах на территории ФРГ. Томас де Мезьер упомянул запрет публичных мероприятий в Дрездене как элемент контртеррористической политики, однако, обозначил, что запрет будет действовать до тех пор, пока службы безопасности не выработают эффективный способ проверки достоверности сведений, предоставляемых источниками. А до тех пор, необходимо соблюдать осторожность и не допускать крупных скоплений людей, что уже может стать сдерживающим фактором для террористов. [19]

Следующий эпизод, касающийся уже непосредственно результатов контртеррористической политики произошел в апреле 2015 г., в Оберурзеле, небольшом городе недалеко от Франкфурта, где полиция арестовывала семейную пару, которая, согласно данным ZEIT признана салафистской. Эти лица были нацелены на проведение теракта на велопробеге, однако в результате работы спецслужб, пара супругов была задержана, а спортивное событие было отменено. В подвале дома проживания супружеской пары следователи обнаружили работающую трубчатую бомбу.[20] Следует сделать вывод, что в апреле 2015 г. в результате скоординированной работы специальных служб был достигнут успех контртеррористической политики, поскольку в результате превентивных мер был предотвращен акт насилия, что свидетельствует о высокой эффективности слаженной работы спецслужб и властей ФРГ.

Власти ФРГ неоднократно отмечали, что превентивные меры являются важным элементом построения архитектуры безопасности ФРГ. Так, 4 июня 2015 г. ведомство внутренних дел опубликовало сведения о создании в Бонне консультативного центра против радикального салафизма. Центр был доступен всем, кто обеспокоен радикализацией родственника или знакомого и у кого есть вопросы по этой теме. Цель созданного центра состояла в том, чтобы предоставить родителям и родственникам индивидуальную, личную поддержку, чтобы восстановить и укрепить отношения с радикализированной молодежью и тем самым инициировать дерадикализацию.[21] Таким образом, МВД ФРГ проводило контртеррористическую политику профилактическими мерами, при помощи противостояния агрессивной радикальной пропаганде.

О самих методах борьбы с терроризмом информации в открытом доступе сообщалось немного, однако из сообщения на сайте МВД от 16 июля 2015 г. становится ясно, что в изучаемый период Германия вносила ощутимый вклад в контртеррористическую политику ЕС и международного сообщества. В сообщении говорилось, что ФРГ не только постоянно вносила новую информацию в базы данных Интерпола, но и активно использовала данные Интерпола для поиска лиц, документов и идентификации отпечатков пальцев. [22]

С конца 2015 г. в СМИ стала появляться информация о предотвращенных терактах на территории Германии. Так 8 декабря 2015 г. федеральная прокуратура сообщила Deutsche Welle о готовящихся терактах в Берлине и других городах ФРГ. В поле зрения правоохранительных органов попала группа предполагаемых исламистов из трех человек, на момент сообщения у них уже были проведены обыски, однако в ходе обысков никто не был задержан и информация не подтвердилась. [23] Несмотря на отсутствие задержанных, можно позитивно оценить работу правоохранительных органов ФРГ, т.к. превентивные меры, как показывает практика других государств, является эффективным средством противодействия терроризму.

И уже 10 декабря 2015 г. появилась информация о продлении Закона о борьбе с терроризмом и правилах, в рамках которых проводится контртеррористическая политика. Правила, в основном, касались полномочий разведывательных служб на получение информации от авиакомпаний, кредитных учреждений и телекоммуникационных служб. За 2014 год спецслужбами было получено 33 запроса на получение данных о трафике от операторов связи. Отмечалось также, что был сделан интересный вывод о возможности пропаганды радикальных идей в интернете, например, человеку можно продемонстрировать рекламу и предложить оказать поддержку террористической организации.[24] Сам закон о борьбе с терроризмом (так называемый второй пакет мер безопасности) был принят 9 января 2002 г. Согласно принятым законам на территории ФРГ расширялись полномочия спецслужб из-за угрозы международного терроризма, принимались меры по предотвращению въезда потенциальных террористов на территорию страны, меры по идентификации личности в визовых центрах, а также улучшение работы паспортного контроля. Следует отметить, что для успешной контртеррористической политики исполнительная власть вновь частично ограничила права граждан ФРГ, что свидетельствует как о высокой степени террористической угрозы на территории Германии, так и о слаженной работе ветвей власти нацеленных на обеспечение безопасности государства, его институтов и граждан.

В 2016 г. на территории страны было совершено наибольшее количество террористических нападений. Однако, были и предотвращенные теракты, о которых полиция, МВД и спецслужбы регулярно сообщали в СМИ.

Одним из первых предотвращенных терактов было задержание группы предполагаемых исламистов, о чем Süddeutsche Zeitung сообщила 4 февраля 2016 г. Террористическая ячейка преследовалась сотрудниками правоохранительных органов в Берлине, Нижней Саксонии и Северном Рейне-Вестфалии. Следует отметить, что один из задержанных проходил военную подготовку в Сирии, что указывало на существование отлаженной системы прохождения обучения у боевиков ИГ и развитой пропаганды радикальной идеологии. У задержанных были изъяты записи, компьютеры и мобильные телефоны. [25]

Информация об успешных действиях германских правоохранительных органов поступила от Stuttgarter-Zeitung, 2 июня 2016 г., когда правоохранительными органами были задержаны трое сирийцев, которые получили весной 2014 г. приказ непосредственно от руководства ИГ. Их задача заключалась в том, чтобы два смертника подорвали себя на центральной аллее города Дюссельдорф, а помощник должен был убить как можно больше прохожих при помощи огнестрельного оружия. [26]

Крупномасштабные общественные мероприятия часто являются целью для атак террористов, т.к.в большом скоплении людей проще затеряться, а многолюдность обеспечит большое количество потенциальных жертв, что и является целью террористических атак. В 2016 г. были раскрыты 2 готовящихся теракта на спортивных мероприятиях. 5 августа подозреваемый сирийского происхождения был задержан по подозрению в подготовке теракта в Майнце к началу футбольного сезона бундеслиги 26 августа. Через несколько дней в СМИ появилась информация о задержании трех предполагаемых террористов в городе Динслакен в ходе одной из игр немецкого футбольного чемпионата. [27] Слаженные действия при задержании показали, что правоохранительные органы способны эффективно сотрудничать в рамках контртеррористической политики.

Одним из самых громких задержаний 2016 г. стал арест сирийца в Лейпциге, о чем полиция Саксонии 10 октября сообщила в Твиттер. Подозреваемый разыскивался после обнаружения в квартире, где он проживал, мощного взрывного устройства и 1,5 кг взрывчатого вещества. Кроме того, в начале октября задержанный искал в интернете инструкции по изготовлению взрывных устройств. Джабер аль-Бакр и 2 его сообщника были задержаны при помощи сирийцев, которые имели статус беженца и оказали содействие правоохранительным органам. [28]

В ноябре 2016 г. уголовная полиция Берлина опубликовала в Твиттер информацию о задержании гражданина Сирии, который, предположительно являлся сообщником террористической ячейки. Данные были получены благодаря запросам его телекоммуникационных устройств.[29] Кроме того, в середине ноябре СМИ опубликовали информацию о пяти задержанных, вербующих людей в ИГ на территории Сирии. Среди них были специалисты, преподающие радикальный ислам и арабский язык, а также координаторы, которые помогали переправлять немецкие семьи в Сирию. Необходимо отметить, что по сравнению с началом 2016 г. германские службы безопасности стали раскрывать большее количество готовящихся терактов, что свидетельствовало о повышении уровня координации, слаженности в работе, о динамике развития навыков следствия и правоохранительных органов.

Памятуя события конца 2015 г., а также теракт 19 декабря в Берлине, спецслужбы ФРГ осуществляли контроль над потенциальными нарушителями в предпраздничные и праздничные дни. В результате скоординированной работы служб безопасности 2 января 2017 г. СМИ разместили информацию о задержании сирийского мигранта 31 декабря 2016 г. в Саарбрюкене. Подозреваемый признался в попытках установить контакт с ИГ. [30]

О предотвращенных терактах в 2017 г. нет упоминаний на сайте МВД ФРГ, однако есть несколько новостных сводок, посвященных событиям октября 2017 г. Сириец был арестован полицией в городе Шверин из-за подозрения в подготовке взрыва, кроме того, он находился под влиянием исламистских идей. С июля 2017 г. он начал закупать компоненты и химикаты, необходимые для изготовления взрывного устройства. СМИ сообщили, что целью задержанного было убить как можно больше людей. В квартирах обвиняемого и предполагаемых сообщников были проведены обыски, в результате были изъяты взрывчатые вещества. [31]

В 2018 г. количество упоминаний о терактах в новостях снизилось, так же, как и количество самих терактов. Информация о предотвращенном теракте в 2018 г. предоставлена на различных новостных ресурсах, в том числе на Deutsche Welle. Газета сообщила, что в июне 2018 г. в районе Кельна мигрант тунистского происхождения приобрел высокотоксичное вещество рицин, а также различные взрывчатые компоненты для изделия самодельной бомбы. По мнению следствия, количества токсичных веществ и легковоспламеняющихся веществ могло хватить на изготовление мощного биооружия. Кроме того, правоохранительные органы отметили, что подозреваемый был интегрирован в исламистскую структуру и поддерживал контакты с радикально настроенными группами лиц.[32]

Анализируя неудачные контртеррористические операции ФРГ, необходимо обратиться к отчету, предоставленному на официальном сайте Ведомства по защите Конституции. Отчет, который опубликован в формате таблицы, указал даты террористических актов, краткое описание события и количество пострадавших и погибших жертв. Чтение и анализ отчета-таблицы показывают, что некоторые нападения не имели отношения к исламизму, т.к. были связаны с нападениями радикально настроенных «правых» на беженцев и на мигрантов, претендующих на предоставление убежища. В течение 2014 г. было зарегистрировано 199 преступлений против предоставления убежища беженцам. Противники приема новых беженцев наносили ущерб имуществу, вели пропаганду подстрекательства к мятежу. 2015 г. является переломным моментом в миграционном кризисе на территории ФРГ, т.к. власти не могли справиться с хлынувшим потоком мигрантом, в результате чего социальные потрясения и агрессивная реакция части германских граждан оказались неизбежны.

Хронология событий того времени была очень тревожной для властей ФРГ.

21 августа 2015 г. начались беспорядки перед домом беженцев в Хайденау под Дрезденом. Сотни людей, в том числе многие правые экстремисты, блокировали доступ к аварийному убежищу и нападали на полицию с камнями, бутылками и фейерверками.

27-28 августа 2015 г. во время нападения в Зальцхеммендорфе под Хамельном (Нижняя Саксония) в квартиру, где проживала семья мигрантов, были брошены горящие предметы с целью разжигания пожара.

17-18 сентября 2015 г. правые участники беспорядков осаждили вход в аварийное убежище в Бишофсверде в Саксонии, в результате чего беженцы могли въехать только под защитой полиции.

19 сентября в Вертхайме было сожжено аварийное жилье для беженцев, а в октябре того же года сотни демонстрантов во Фрайберге пытались помешать проезду автобусов с беженцами.

31 октября в Висмаре (Мекленбург-Передняя Померания) и Магдебурге (Саксония-Анхальт) большие группы нападали на беженцев из Сирии, а 10 декабря группа из 30 человек осуществила нападение на автобус с мигрантами, претендующими на убежище. [33]

Такие частые нападения явились результатом недостаточно серьезного отношения властей к действиям правого движения в ФРГ и неэффективного решения проблем, вызванных миграционным кризисом. Можно сделать вывод, что спецслужбы ФРГ были заняты контролем исламистски настроенных нарушителей и потенциальных террористов, тогда как правая угроза перестала быть первостепенной. В результате таких действий радикально настроенное коренное население могло нанести серьезный ущерб полиции и мигрантам, что сказалось бы на общественной стабильности и на международном престиже ФРГ.

Первым нападением исламиста в изучаемый период является нападение Рафика Юсефа 17 сентября 2015 г. на полицейскую, которую он ранил ножом через защитный жилет. Он снял свой электронный браслет без разрешения полиции, угрожал прохожим ножом, в результате чего полиция выслала группу захвата, которая его нейтрализовала, однако он успел навредить сотруднику правоохранительных органов. Его исламистская деятельность в Германии началась в 2004 г., когда он призывал оказывать финансовую помощь исламистской группе «Ансар аль-Ислам» и пытался вербовать боевиков.

Следующее нападение исламиста на полицейского произошло 26 февраля 2016 г. на железнодорожном вокзале. Согласно данным на сайте ведомства по охране Конституции, нападавшая девушка поддерживала контакты с кураторами ИГ через интернет. Следующий теракт, который не смогли предотвратить спецслужбы ФРГ, произошел в Эссене на индуистской свадьбе. Трое исламистов активировали взрывное устройство во время мероприятия. Необходимо заметить, что нападавшие были известны спецслужбам как экстремистски настроенные, однако, службы безопасности не среагировали вовремя, что можно считать неудачей спецслужб в рамках проведения контртеррористической политики.

Теракты на транспортных объектах в изучаемый период стали частыми в изучаемый период. Одним из подобных актов насилия стало нападение 17-летнего исламиста в поезде у Вюрцбурга на 4 пассажиров поезда, прохожую, а также полицейских, приехавших на задержание. Через некоторое время в интернете была размещена видеозапись, где он приносит присягу ИГ. Однако в результате этого теракта не было погибших, кроме самого исламиста. Данный случай показал, что компетентными ведомствами и социальными службами местности не проводилась работа с радикально настроенной молодежью, т.е. не использовались профилактические меры контртеррористической политики.

Следующий теракт называли в СМИ «массовым убийством» в Мюнхене. Теракт можно квалифицировать как существенный провал работы спецслужб, т.к. в результате стрельбы из огнестрельного оружия 18-летнего гражданина иранского происхождения были убиты девять человек, ранены пятеро. Кроме того, город Мюнхен охватила паника после начавшейся стрельбы, вследствие этого пострадали еще 32 человека. Еще через 2 дня в Ансбахе было активировано СВУ во время музыкального фестиваля, которое ранило 15 человек. Теракт признан исламистским, т.к. мигрант сирийского происхождения, приведши в действие взрывное устройство, присягнул на верность ИГ.

Следующим крупным терактом на территории ФРГ, который службы безопасности ФРГ не смогли предотвратить, стал наезд фурой на посетителей рождественского базара в столице ФРГ 19 декабря. ZEIT опубликовала информацию о происшествии на следующий день. [34] Результатом преступных действий стала смерть 12 человек, а также ранения еще 50 человек. Исламское Государство взяло на себя ответственность за теракт.

Следует отметить, что в 2016 г. террористическая угроза была максимально высока, особенно, учитывая, что было предотвращено не менее 7 терактов и совершено 6. Однако службы безопасности сработали недостаточно хорошо, если практически половина из запланированных терактов были реализованы, что явилось серьезным упущением в работе спецслужб и полиции ФРГ.

В 2017 г. количество терактов на территории Германии значительно снизилось, были зарегистрированы всего 2 атаки. 11 апреля были взорваны три бомбы малой мощности вдоль дороги, по которой передвигался автобус спортивного клуба «Боруссия-Дортмунд». Произошло также нападение 28 июля в супермаркете EDEKA, где нападавший, вооружившись кухонным ножом, убил 1 человека и ранил еще пятерых гражданских и одного полицейского при задержании. Задержанный разделял радикальные взгляды ИГ. [35]

В 2018 г. террористических актов на территории ФРГ не произошло. Такая позитивная статистика указывала на скоординированную работу специальных служб и правоохранительных органов, свидетельствовала об эффективной контртеррористической политике. В свою очередь, успех политики произошел потому, что включал в себя: профилактические меры, обмен разведданными между министерствами и учреждениями, обмен разведданными между службами разных стран, контроль над телекоммуникационными сетями и работу с мигрантами.Тем не менее, даже в рядах военных необходимо проводить профилактические контртеррористические мероприятия, т.к. глава MAD Кристоф Грамм сообщил о 360 потенциальных правых экстремистах среди служащих Бундесвера. Ультраправый заговор касался убийства высокопоставленных политиков. Кроме того, в ноябре 2018 г. был оштрафован военнослужащий Бундесвера за демонстрацию нацистского приветствия. [36] Таким образом, силовым ведомствам ФРГ необходимо учитывать склонность к работе на военной сложбе ультраправых экстремистов, поэтому кадровую работу необходимо выстраивать таким образом, чтобы избежать возможных инцидентов.

Таким образом, уровень террористической угрозы от исламистов к 2018 г. на территории ФРГ заметно снизился по сравнению с периодом 2015-2016 гг.

В качестве вывода следует отметить, что для достижения успеха в области контртеррористической политики должны быть достигнуты следующие уровни решений и практических мероприятий: способность политических и иных государственных структур устранить противоречия мирными средствами, степень популярности местных региональных и политических лидеров общегосударственного уровня как до, так и после применения властью решительных мер по урегулированию кризиса, максимальное ограничение целей противоборствующих сторон, что оставляет возможность урегулировать кризис на более низком уровне, дискредитация и изоляция радикально настроенных политических партий и движений, их руководителей, содействие росту популярности умеренных и здравомыслящих политических сил и развитие контактов с ними, нейтрализация социальной базы конфликта – преодоление глубинных социально-экономических противоречий и использование инструментов международного права для разрешения кризиса.

Германская политика контртерроризма эволюционировала и пережила, по крайней мере, два основных этапа: первый этап проходил в 2013-2014 гг., второй этап пришелся на 2015-2018 годы.

До начала миграционного кризиса, пик которого пришелся на 2015 год, повышению эффективности политики способствовало тесное сотрудничество Германии с ведомствами стран ЕС в сфере безопасности, обороны и внешней политики, а также с министерствами и службами США в рамках трансатлантического партнерства. Однако наплыв мигрантов привел к обвалу европейского сотрудничества ФРГ по проблеме терроризма. и руководству ФРГ пришлось принимать срочные решения, которые включили ужесточение мер охраны общественного порядка, защиты безопасности границ страны, граждан и объектов, увеличение штатного персонала органов правопорядка и специальных служб, расширение полномочий и контроля последних за перемещением и противоправной деятельностью контингента как граждан ФРГ, так и мигрантов.

Политика ФРГ имела и свои неудачи, которые объяснялись не столько неготовностью государственных учреждений к преодолению угроз. Терроризм пришел на территорию Германии внутри колоссальной волны мигрантов, на фоне потрясающего успеха ИГ в Ираке и Сирии, в условиях слабой системы Шенгенской защиты границ от радикализма и терроризма.

Решения германского руководства, специальных органов, властей в федеральных землях о профилактических мерах и проведении операций принимались, скорее всего, в зависимости от качества и размера непосредственных угроз. Однако с течением времени принятые меры дали свой результат. Меры ужесточения охраны общественного порядка, действия в рамках законов, связанных с контртерроризмом, а также консолидированная работа спецслужб и правоохранительных органов резко сократили масштаб террористической угрозы к концу изучаемого периода.

Следует отметить, что контреррористическая политика оказалась едва ли не главным инструментом правительства Ангелы Меркель по укреплению политической стабильности германского общества в условиях нарастающего миграционного кризиса и усиления угрозы международного терроризма.

Библиография
1.
Was ist Islamismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Режим доступа: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-islamismus-und-islamistischer-terrorismus/was-ist-islamismus (дата обращения 10.04.2020)
2.
Was ist Rechtsextremismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Режим доступа: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-rechtsextremismus/was-ist-rechtsextremismus (дата обращения 10.04.2020)
3.
Was ist Linksextremismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Режим доступа: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-linksextremismus/was-ist-linksextremismus (дата обращения 10.04.2020)
4.
Грачев С.И. Контртерроризм: организационные, правовые, финансовые аспекты и вопросы профилактики. (Учебное пособие)/Электронная версия. – Нижний Новгород: ФМО/ИСИ ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2010.]
5.
Alex Schmid «What Is Terrorism?»./ Режим доступа: https://us.sagepub.com/sites/default/files/upm-binaries/51172_ch_1.pdf
6.
Daniel Koehler, Right-Wing Terrorism in the 21st Century. The National Socialist Underground and the History of Terror from the Far-Right in Germany. Oxon/New York: Routledge, 2016
7.
Understanding Deradicalization. Methods, Tools and Programs for Countering Violent Extremism. Oxon/New York: Routledge, 2016
8.
The Radical’s Journey: How German Neo-Nazis Voyaged to the Edge and Back& (together with Arie Kruglanski and David Webber). Oxford: Oxford University Press, 2019
9.
Daniel Koehler, “German Right-Wing Terrorism in Historical Perspective. A First Quantitative Overview of the ‘Database on Terrorism in Germany (Right-Wing Extremism)’ – DTGrwx’ Project,” Perspectives on Terrorism 8, no. 5 (2014).
10.
Daniel Koehler, “Recent Trends in German Right-Wing Violence and Terrorism: ‘Hive Terrorism’ as a New Tactic?,” Perspectives on Terrorism 12, no. 6 (2018).
11.
Koehler, Daniel. “The Radical Online: Individual Radicalization Processes and the Role ofthe Internet.” Journal for Deradicalization (Winter 2014/15).
12.
Helmut Willems, “Development, Patterns, Causes of Violence against Foreigners in Germany: Social and Biographical Characteristics ofPerpetrators and the Process of Escalation,” Terrorism and Political Violence 7, no. 1 (1995)
13.
Willems, “Violence against Foreigners in Germany”, op. cit.
14.
Helmut Willems, Politisches Engagement im Jugendalter: Zwischen Beteiligung, Protest und Gewalt. Weinheim, Germany: Beltz Juventa. (2017), Editor
15.
Eckert, R., Willems, H. 1993: Politisch motivierte Gewalt. In Informationszentrum Sozialwissenschaften der Arbeitsgemeinschaft Sozialwissenschaftliche Institute e.V. (Hg.), Gewalt in der Gesellschaft. Eine Dokumenation der sozialwissenschaftlichen Forschung seit 1985. Bonn, 7–57.
16.
Eckert, R. 2012: Die Dynamik der Radikalisierung. Über Konfliktregulierung, Demokratie und Logik der Gewalt. Weinheim: Juventa.
17.
Wilhelm Heitmeyer, “Right-Wing Terrorism,” in Root Causes of Terrorism, (Ed.) Tore Bjørgo (London and New York: Routledge, 2005)
18.
Wilhelm Heitmeyer, “Right-Wing Extremist Violence,” in The International Handbook on Violence Research, ed. John Hagan and Wilhelm Heitmeyer (Dordrecht: Kluwer, 2003).
19.
Die Sicherheitsbehörden stehen vor einer schwierigen Aufgabe"/Bundesministerium des Innern// Режим доступа: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/01/statement-des-bundesinnenministers-zur-untersagung-oeffentlicher-veranstaltungen-in-dresden.html 05.05.2020]
20.
Thomas Lohnes/ Polizei in Hessen sagt Radrennen nach Bombenfund ab/ ZEIT.de// Режим доступа: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2015-04/hessen-sek-terroranschlag-vereitelt (дата обращения 02.05.2020)
21.
BMI baut Beratungsnetzwerk gegen radikalen Salafismus aus/ Bundesministerium des Innern// Режим доступа: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/06/beratungsstelle-hayat-in-bonn-eingerichtet.html (дата обращения 05.05.20)]
22.
Bekämpfung des Terrorismus und der organisierten Kriminalität/ Bundesministerium des Innern// Режим доступа: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/07/interpol-lyon.html (дата обращения 05.05.20)]
23.
Ольга Мищенко. В Германии трех человек подозревают в подготовке теракта в Берлине/ Deutsche Welle// Режим доступа: https://www.dw.com/ru/%D0%B2-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%85-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B5-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B0-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B5/a-18903088 (дата обращения 05.05.20)
24.
Wichtige Regelungen zur Terrorismusbekämpfung gelten weitere fünf Jahre/ Bundesministerium des Innern// Режим доступа: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/12/tvb-verlaengerungsgesetz.html (дата обращения 05.05.20)
25.
Sicherheitskreise: Islamisten planten Anschlag – Festnahmen/ Süddeutsche Zeitung// Режим доступа: https://www.sueddeutsche.de/panorama/kriminalitaet-sicherheitskreise-islamisten-planten-anschlag-festnahmen-dpa.urn-newsml-dpa-com-20090101-160204-99-463218 (дата обращения 05.05.20)
26.
IS-Terroristen planten Anschlag in Düsseldorf/Stuttgarter-Zeitung// Режим доступа: https://www.stuttgarter-zeitung.de/inhalt.verdaechtige-festgenommen-is-terroristen-planten-anschlag-in-duesseldorf.d1ceaa2b-4fa0-472f-b07f-226866cbbdb9.html (дата обращения 05.05.20)
27.
Four terror arrests on 'vague tip' in western Germany/ Deutsche Welle// Режим доступа: https://www.dw.com/en/four-terror-arrests-on-vague-tip-in-western-germany/a-19469088 (дата обращения 05.05.20)
28.
Al-Bakr bereitete Anschlag konkret vor/ Deutschlandfunk// Режим доступа: https://www.deutschlandfunk.de/bundesanwaltschaft-zu-leipzig-al-bakr-bereitete-anschlag.2852.de.html?dram:article_id=368037 (дата обращения 05.05.20)
29.
Berliner LKA nimmt Terrorverdächtigen fest/ ZEIT.de// Режим доступа: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2016-11/berlin-lka-terrorverdacht-verhaftung (дата обращения 05.05.2020)
30.
Syrer (38) aus Burbach soll Anschlag geplant haben/ Bild//Режим доступа: https://www.bild.de/regional/saarland/terroranschlag/syrer-wegen-terror-verdachts-in-saarbruecken-festgenommen-49564984.bild.html (дата обращения 05.05.20)
31.
Festnahme eines Syrers/ prosieben// Режим доступа: https://www.prosieben.de/tv/newstime/politik/polizei-vereitelt-terroranschlag-103889 (дата обращения 05.05.20)
32.
Vereitelte Terrorpläne in Deutschland/ Deutsche Welle// Режим доступа: https://www.dw.com/de/vereitelte-terrorpl%C3%A4ne-in-deutschland-eine-chronik/a-45942886 (дата обращения 05.05.20)
33.
Angriffe auf Flüchtlinge und ihre Unterkünfte in Deutschland/ Tiroler Tageszeitung// https://www.tt.com/artikel/10878290/angriffe-auf-fluechtlinge-und-ihre-unterkuenfte-in-deutschland (дата обращения 05.05.20)
34.
Was wir über den Anschlag in Berlin wissen/ Zeit.de// Режим доступа: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2016-12/berlin-breitscheidplatz-gedaechtniskirche-weihnachtsmarkt (дата обращения 05.05.2020)
35.
Übersicht ausgewählter islamistisch-terroristischer Anschläge/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Режим доступа: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-islamismus-und-islamistischer-terrorismus/zahlen-und-fakten-islamismus/zuf-is-uebersicht-ausgewaehlter-islamistisch-terroristischer-anschlaege (дата обращения 05.05.20)
36.
Усиление правоэкстремистского тренда: почему ФРГ не может искоренить неонацистские настроения в бундесвере/ Russia Today// Режим доступа: https://russian.rt.com/world/article/598008-germaniya-bundesver-neonacisty-doklad (дата обращения 12.07.2020)
References (transliterated)
1.
Was ist Islamismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Rezhim dostupa: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-islamismus-und-islamistischer-terrorismus/was-ist-islamismus (data obrashcheniya 10.04.2020)
2.
Was ist Rechtsextremismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Rezhim dostupa: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-rechtsextremismus/was-ist-rechtsextremismus (data obrashcheniya 10.04.2020)
3.
Was ist Linksextremismus/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Rezhim dostupa: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-linksextremismus/was-ist-linksextremismus (data obrashcheniya 10.04.2020)
4.
Grachev S.I. Kontrterrorizm: organizatsionnye, pravovye, finansovye aspekty i voprosy profilaktiki. (Uchebnoe posobie)/Elektronnaya versiya. – Nizhnii Novgorod: FMO/ISI NNGU im. N.I. Lobachevskogo, 2010.]
5.
Alex Schmid «What Is Terrorism?»./ Rezhim dostupa: https://us.sagepub.com/sites/default/files/upm-binaries/51172_ch_1.pdf
6.
Daniel Koehler, Right-Wing Terrorism in the 21st Century. The National Socialist Underground and the History of Terror from the Far-Right in Germany. Oxon/New York: Routledge, 2016
7.
Understanding Deradicalization. Methods, Tools and Programs for Countering Violent Extremism. Oxon/New York: Routledge, 2016
8.
The Radical’s Journey: How German Neo-Nazis Voyaged to the Edge and Back& (together with Arie Kruglanski and David Webber). Oxford: Oxford University Press, 2019
9.
Daniel Koehler, “German Right-Wing Terrorism in Historical Perspective. A First Quantitative Overview of the ‘Database on Terrorism in Germany (Right-Wing Extremism)’ – DTGrwx’ Project,” Perspectives on Terrorism 8, no. 5 (2014).
10.
Daniel Koehler, “Recent Trends in German Right-Wing Violence and Terrorism: ‘Hive Terrorism’ as a New Tactic?,” Perspectives on Terrorism 12, no. 6 (2018).
11.
Koehler, Daniel. “The Radical Online: Individual Radicalization Processes and the Role ofthe Internet.” Journal for Deradicalization (Winter 2014/15).
12.
Helmut Willems, “Development, Patterns, Causes of Violence against Foreigners in Germany: Social and Biographical Characteristics ofPerpetrators and the Process of Escalation,” Terrorism and Political Violence 7, no. 1 (1995)
13.
Willems, “Violence against Foreigners in Germany”, op. cit.
14.
Helmut Willems, Politisches Engagement im Jugendalter: Zwischen Beteiligung, Protest und Gewalt. Weinheim, Germany: Beltz Juventa. (2017), Editor
15.
Eckert, R., Willems, H. 1993: Politisch motivierte Gewalt. In Informationszentrum Sozialwissenschaften der Arbeitsgemeinschaft Sozialwissenschaftliche Institute e.V. (Hg.), Gewalt in der Gesellschaft. Eine Dokumenation der sozialwissenschaftlichen Forschung seit 1985. Bonn, 7–57.
16.
Eckert, R. 2012: Die Dynamik der Radikalisierung. Über Konfliktregulierung, Demokratie und Logik der Gewalt. Weinheim: Juventa.
17.
Wilhelm Heitmeyer, “Right-Wing Terrorism,” in Root Causes of Terrorism, (Ed.) Tore Bjørgo (London and New York: Routledge, 2005)
18.
Wilhelm Heitmeyer, “Right-Wing Extremist Violence,” in The International Handbook on Violence Research, ed. John Hagan and Wilhelm Heitmeyer (Dordrecht: Kluwer, 2003).
19.
Die Sicherheitsbehörden stehen vor einer schwierigen Aufgabe"/Bundesministerium des Innern// Rezhim dostupa: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/01/statement-des-bundesinnenministers-zur-untersagung-oeffentlicher-veranstaltungen-in-dresden.html 05.05.2020]
20.
Thomas Lohnes/ Polizei in Hessen sagt Radrennen nach Bombenfund ab/ ZEIT.de// Rezhim dostupa: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2015-04/hessen-sek-terroranschlag-vereitelt (data obrashcheniya 02.05.2020)
21.
BMI baut Beratungsnetzwerk gegen radikalen Salafismus aus/ Bundesministerium des Innern// Rezhim dostupa: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/06/beratungsstelle-hayat-in-bonn-eingerichtet.html (data obrashcheniya 05.05.20)]
22.
Bekämpfung des Terrorismus und der organisierten Kriminalität/ Bundesministerium des Innern// Rezhim dostupa: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/07/interpol-lyon.html (data obrashcheniya 05.05.20)]
23.
Ol'ga Mishchenko. V Germanii trekh chelovek podozrevayut v podgotovke terakta v Berline/ Deutsche Welle// Rezhim dostupa: https://www.dw.com/ru/%D0%B2-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%85-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B5-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B0-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B5/a-18903088 (data obrashcheniya 05.05.20)
24.
Wichtige Regelungen zur Terrorismusbekämpfung gelten weitere fünf Jahre/ Bundesministerium des Innern// Rezhim dostupa: https://www.bmi.bund.de/SharedDocs/kurzmeldungen/DE/2015/12/tvb-verlaengerungsgesetz.html (data obrashcheniya 05.05.20)
25.
Sicherheitskreise: Islamisten planten Anschlag – Festnahmen/ Süddeutsche Zeitung// Rezhim dostupa: https://www.sueddeutsche.de/panorama/kriminalitaet-sicherheitskreise-islamisten-planten-anschlag-festnahmen-dpa.urn-newsml-dpa-com-20090101-160204-99-463218 (data obrashcheniya 05.05.20)
26.
IS-Terroristen planten Anschlag in Düsseldorf/Stuttgarter-Zeitung// Rezhim dostupa: https://www.stuttgarter-zeitung.de/inhalt.verdaechtige-festgenommen-is-terroristen-planten-anschlag-in-duesseldorf.d1ceaa2b-4fa0-472f-b07f-226866cbbdb9.html (data obrashcheniya 05.05.20)
27.
Four terror arrests on 'vague tip' in western Germany/ Deutsche Welle// Rezhim dostupa: https://www.dw.com/en/four-terror-arrests-on-vague-tip-in-western-germany/a-19469088 (data obrashcheniya 05.05.20)
28.
Al-Bakr bereitete Anschlag konkret vor/ Deutschlandfunk// Rezhim dostupa: https://www.deutschlandfunk.de/bundesanwaltschaft-zu-leipzig-al-bakr-bereitete-anschlag.2852.de.html?dram:article_id=368037 (data obrashcheniya 05.05.20)
29.
Berliner LKA nimmt Terrorverdächtigen fest/ ZEIT.de// Rezhim dostupa: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2016-11/berlin-lka-terrorverdacht-verhaftung (data obrashcheniya 05.05.2020)
30.
Syrer (38) aus Burbach soll Anschlag geplant haben/ Bild//Rezhim dostupa: https://www.bild.de/regional/saarland/terroranschlag/syrer-wegen-terror-verdachts-in-saarbruecken-festgenommen-49564984.bild.html (data obrashcheniya 05.05.20)
31.
Festnahme eines Syrers/ prosieben// Rezhim dostupa: https://www.prosieben.de/tv/newstime/politik/polizei-vereitelt-terroranschlag-103889 (data obrashcheniya 05.05.20)
32.
Vereitelte Terrorpläne in Deutschland/ Deutsche Welle// Rezhim dostupa: https://www.dw.com/de/vereitelte-terrorpl%C3%A4ne-in-deutschland-eine-chronik/a-45942886 (data obrashcheniya 05.05.20)
33.
Angriffe auf Flüchtlinge und ihre Unterkünfte in Deutschland/ Tiroler Tageszeitung// https://www.tt.com/artikel/10878290/angriffe-auf-fluechtlinge-und-ihre-unterkuenfte-in-deutschland (data obrashcheniya 05.05.20)
34.
Was wir über den Anschlag in Berlin wissen/ Zeit.de// Rezhim dostupa: https://www.zeit.de/gesellschaft/zeitgeschehen/2016-12/berlin-breitscheidplatz-gedaechtniskirche-weihnachtsmarkt (data obrashcheniya 05.05.2020)
35.
Übersicht ausgewählter islamistisch-terroristischer Anschläge/ Bundesamt für Verfassungsschutz// Rezhim dostupa: https://www.verfassungsschutz.de/de/arbeitsfelder/af-islamismus-und-islamistischer-terrorismus/zahlen-und-fakten-islamismus/zuf-is-uebersicht-ausgewaehlter-islamistisch-terroristischer-anschlaege (data obrashcheniya 05.05.20)
36.
Usilenie pravoekstremistskogo trenda: pochemu FRG ne mozhet iskorenit' neonatsistskie nastroeniya v bundesvere/ Russia Today// Rezhim dostupa: https://russian.rt.com/world/article/598008-germaniya-bundesver-neonacisty-doklad (data obrashcheniya 12.07.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Динамика контртеррористической политики ФРГ: основные достижения и проблемы укрепления политической стабильности (2013-2018)»
Предметом исследования рецензируемой статьи автором заявлено изучение динамика контртеррористической политики ФРГ с 2013-2018 гг. Однако по ряду причин данная цель не достигнута. Прежде всего вызывают вопросы хронологические рамки исследования. Почему выбраны именно эти шесть лет? Чем они отличаются от любого другого шестилетия? Ответа на этот вопрос в статье нет. Избранный период изучения слишком короток, чтобы уловить изменения в содержании контртеррористической политики.
Вторая проблема заключается в том, что автором недостаточно рассматриваются те источники, по которым эту динамику можно проследить. Политика государства определяется законодательными актами, либо находит отражение в документах, исходящих от первых лиц государства. Но динамика изменения этих документов автором статьи рассматривается весьма скупо. В статье приводятся два обращений министра внутренних дел Томас де Мезьера и информация о создании в Бонне консультативного центра против радикального салафизма. Так же автор упоминает о продлении Закона о борьбе с терроризмом от 10 декабря 2015 г., но простое продление закона иллюстрирует не столько динамику, сколько стабильность и неизменность сложившегося ранее положения. В данном случае не мешало бы указать, когда этот закон был принят и почему был продлен. Следует отметить, что автор и сам признается в том, что о самих методах борьбы с терроризмом информации в открытом доступе недостаточно.
Основным источником написания статьи являются отчеты Министерства внутренних дел о борьбе с терроризмом и газетные статьи с описанием террористических актов, свершившихся или предотвращенных. По ним можно проследить только динамику развития террористической деятельности в стране, что фактически и сделано автором. Теперешнее название статьи не соответствует её содержанию, и это несоответствие необходимо исправить.
Исследование базируется на сравнительно-описательном методе.
Актуальность исследования в статье обоснована недостаточно, отсутствует анализ историографии рассматриваемой проблемы, которая неоднократно становилась предметом научного анализа немецких исследователей. Достаточно обширная библиография по данной проблеме приводится в статье Daniel Koehler «Violence and Terrorism from the FarRight: Policy Options to Counter an Elusive Threat» // International Centre for Counter-Terrorism, 2019, обзор исследований за два последних десятилетия содержится в статье Ravndal J. A., Bjørgo T. «Investigating Terrorism from the Extreme Right: A Review of Past and Present Research //Perspectives on Terrorism. – 2018. – Т. 12. – №. 6».
Научная новизна статьи заключается в обобщении и систематизации данных о террористической деятельности противоправных организаций в ФРГ.
Стиль статьи научный, текст написан хорошим литературным языком.
Статья открывается введением, в котором автором дается краткая характеристика политической обстановки в современной ФРГ, расмотренной сквозь призму контртеррористической политики правительства страны. Здесь же приводится разъяснение содержания термина контртеррористическая политика в трактовке одного из ведущих российских специалистов по данной проблеме С.И. Грачева. Для более полного раскрытия темы желательно было бы дать и определение терроризма, в его понимании немецкими исследователями, разные трактовки которых можно найти в статье у Alex Schmid «What Is Terrorism?». https://us.sagepub.com/sites/default/files/upm-binaries/51172_ch_1.pdf
Далее автором анализируется, собранная им информация о контртеррористической деятельности служб Министерства внутренних дел. Хотя нижняя хронологическая граница исследования обозначена в статье 2013 годом, первое сообщение датируется 7 августа 2014, а описание массового материала относится только к 2015 году. То есть фактические рамки исследования короче заявленного в статье интервала.
Первоначально в статье рассматриваются удачные примеры предотвращения террористических актов, а затем те, которые полиция не смогла предотвратить. Такая подача материала не лучшим образом иллюстрирует динамику контртеррористической деятельности, для выявления которой следовало бы все эти события рассматривать в хронологической последовательности по годам, делая сравнительный анализ предыдущих и последующих лет.
Оперирую цифрами, полученными из анализа Übersicht ausgewählter islamistisch-terroristischer Anschläge (Обзора исламистских террористических актов) автор приходи к выводу о существенном сокращение числа террористических актов к 2017 году. Однако приведенная им статистика не учитывает действий, произведенными представителями правых радикальных организаций. По подсчетам Danielа Koehlerа в 2017 г. было зафиксировано 7 случаев привлечения к уголовной ответственности представителей этих организаций, всего же имело место 42 случая различного рода экстремистских нападений. Это меньше, чем в 2015-2016 гг., но вдвое больше, чем в 2014 г. (Daniel Koehler «Violence and Terrorism from the FarRight: Policy Options to Counter an Elusive Threat» // International Centre for Counter-Terrorism, 2019. S.6-7, Fig.2, 3).
В заключении статьи автор приходит к выводу, что меры ужесточения охраны общественного порядка, действия в рамках законов, связанных с контртерроризмом, а также консолидированная работа спецслужб и правоохранительных органов резко сократили масштаб террористической угрозы к концу изучаемого периода. Однако данный вывод актуален только по отношению к исламскому терроризму, между тем немецкие исследователи более серьезной угрозой для Германии считают деятельность организаций правого толка, которым в статье уделено недостаточно внимания. Вся информация о деятельности данных организаций в ней исчерпывается сведениями, почерпнутыми автором из хроники Tiroler Tageszeitun (Тирольской ежедневной газеты). Между тем недавно на сервисе Яндекса была опубликована новость, что войска специального назначения и военная контрразведка Германии попали под влияние правых экстремистов и после проверки будут расформированы.
Библиография статьи насчитывает 21 наименование, среди которых как русские, так и немецкие источники. Причем все немецкие источники относятся к категории отчетов Министерства внутренних дел и газетных сообщений, чего явно недостаточно. Автору следует проанализировать и научные статьи немецких исследователей.
Несмотря на указанные недостатки статья представляет собой оригинальное и самостоятельное исследование, обладающее актуальностью и новизной. Она вызовет несомненный интерес со стороны исследователей по проблемам современной конфликтологии, и может быть рекомендована к публикации, после устранения указанных в рецензии замечаний. Замечания главного редактора от 13.07.2020: "Автор доработал статью в соответствии с требованиями рецензента".
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"