Статья 'Роль Китая и России в глобальном управлении на примере «Большой двадцатки»' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Роль Китая и России в глобальном управлении на примере «Большой двадцатки»

Лю Янь

аспирант, кафедра теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Liu Yan

Postgraduate student, Department of Theory and History of International Relations, Patrice Lumumba Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moscow, Miklukho-Maklaya str., 6

1019492339@qq.com

DOI:

10.7256/2454-0641.2023.3.43576

EDN:

SLCOIQ

Дата направления статьи в редакцию:

08-07-2023


Дата публикации:

15-07-2023


Аннотация: Объектом исследования выступает политика России и Китая на международных площадках в сфере глобального управления. Предмет исследования – особенности политики России и Китая в рамках международных объединений на примере российско-китайского взаимодействия в «Большой двадцатке». Целью исследования является выявление общих позиций России и КНР по вопросам глобального управления, а также роли двух стран в определении повестки глобального развития и решении насущных проблем международного сообщества. Автор анализирует динамику взаимодействия России и Китая в рамках саммитов «Большой двадцатки» с 2008 по 2022 гг. и изменение подходов двух стран к глобальному управлению и видению нового международного порядка, а также выявляет место двух государств в формировании новой повестки развития сотрудничества в рамках «Большой двадцатки». Новизна исследования состоит в том, что в работе делается попытка концептуального подхода к российско-китайскому сотрудничеству в рамках «Большой двадцатки» с точки зрения формирования незападного дискурса в отношении нового международного порядка. В исследовании анализируется значение таких глобальных вызовов, как финансовый кризис 2008 г., начало пандемии COVID-19 в 2020 г. и обострение Украинского кризиса в 2022 г. для деятельности «Большой двадцатки» и российско-китайского сотрудничества в рамках данного объединения. В исследовании делается вывод, что на протяжении 2008-2022 гг. в «Большой двадцатке» назревали тенденции усиления голоса развивающихся государств, в первую очередь России и Китая, что актуализировало повестку инклюзивности и многополярности как основы нового международного порядка. Тем не менее, в результате указанных глобальных вызовов возникла угроза антагонизма западного и незападного подходов к глобальному управлению, что ставит под вопрос текущий потенциал «Большой двадцатки» в достижении консенсуса по ключевым международным вопросам.


Ключевые слова:

Россия, Китай, Большая двадцатка, глобальное управление, инклюзивность, глобальные вызовы, мировая торговля, экологическая повестка, цифровая экономика, глобальная безопасность

Abstract: The object of the study is the policy of Russia and China on international platforms in the sphere of global governance. The subject of the study is the peculiarities of Russia's and China's policy within the framework of international associations with the example of Russian-Chinese interaction in the G20. The aim of the study is to identify common positions of Russia and China on global governance issues, as well as the role of the two countries in defining the global development agenda and solving pressing problems of the international community. The author analyses the dynamics of interaction between Russia and China within the framework of the G20 summits from 2008 to 2022 and the changing approaches of the two countries to global governance and the vision of a new international order, as well as identifies the place of the two countries in the formation of a new agenda for the development of cooperation within the G20. The novelty of the study lies in the fact that the paper attempts to conceptualise Russian-Chinese cooperation within the G20 from the perspective of shaping a non-Western discourse on the new international order. The study analyses the significance of such global challenges as the 2008 financial crisis, the onset of the COVID-19 pandemic in 2020 and the worsening of the Ukrainian crisis in 2022 for the G20 and Russian-Chinese cooperation within this association. The study concludes that during the 2008-2022 period, the G20 has witnessed a trend of strengthening the voice of developing states, primarily Russia and China, which has actualised the agenda of inclusiveness and multipolarity as the basis of a new international order. However, as a result of these global challenges, there is a threat of antagonism between Western and non-Western approaches to global governance, which calls into question the current potential of the G20 to achieve consensus on key international issues.


Keywords:

Russia, China, G20, global governance, inclusiveness, global challenges, global trade, environmental agenda, digital trade, global security

Введение

Одним из влиятельных международных финансовых институтов глобального уровня является «Большая двадцатка», представляющая собой клуб правительств и глав центральных банков 19 стран и Европейского союза наиболее развитых и развивающихся стран. Официально начало «Большой двадцатке» было положено по итогам встречи премьер-министров «Большой семерки» 26 сентября 1999 г. после Азиатского финансового кризиса 1997 г. Государства-участники объединения составляют 90 % глобального ВВП, 80 % международной торговли и 2/3 мирового населения. Несмотря на то, что на момент формирования «Большой двадцатки» уже существовал формат «Большой восьмерки», по мнению Д. А. Дегтерева, формат в составе 20-ти крупнейших экономик оказывался более представительным, позволяя отражать интересы государств развитого и развивающегося мира» [1].

Современная институциональная структура «Большой двадцатки» оформилась только в 2008 г., когда в рамках объединения стали организовываться встречи глав государств и правительств. Тем самым формат «Большой двадцатки» стал не просто объединением для обсуждения вопросов торговли, но и потенциальной площадкой решения глобальных проблем и определения общей повестки развития человечества, в которой особую роль играют такие крупные державы, как Китай и Россия.

Саммиты «Большой двадцатки» c 2008 по 2019 гг.: направления деятельности между двумя глобальными кризисами

Основной тематикой первых саммитов «Большой двадцатки» стало восстановление мировой экономики после финансово-экономического кризиса 2008 г., охватившего большинство экономик мира.

Накануне первого саммита в ноябре 2008 г. (Вашингтон, США) в китайской государственной газете «Жэньминь жибао» Китай сформулировал позицию по текущему кризису, назвав в качестве его причин несовершенную финансовую систему, отвечающую интересам в первую очередь западных стран [2]. Поскольку данный тезис должен был стал темой обсуждения на саммите «Большой двадцатки», глава КНР решил обсудить данную проблему с президентом России, тем самым стремясь обеспечить себе поддержку на площадке предстоящего саммита. В ноябре 2008 г. состоялась встреча глав Китая и России, на которой стороны договорились сотрудничать по различным вопросам глобального развития с целью эффективного реагирования на подобные кризисы [3]. Достижением двух стран по итогам саммита в Вашингтоне стало отражение в совместной декларации сторон необходимости реформирования существующих международных институтов, включая Международный валютный фонд и Всемирный банк [4]. В итоге выход из рецессии был осуществлен государствами «Большой двадцатки» за счет беспрецедентной денежной эмиссии. В Соединенных Штатах совокупный объем первой и второй волн количественного смягчения составил 2,3 трлн долл. В сентябре 2012 г. ФРС США приступила к ежемесячному приобретению казначейских облигаций и ипотечных обязательств на сумму 40 млрд долл. В Евросоюзе были проведены две операции рефинансирования, в результате чего Европейский центральный банк выдал 1 трлн еврокредитов [5].

Второй саммит 2009 г. в Лондоне также был посвящен антикризисным мерам. На саммите российской стороной были выработаны «Предложения Российской Федерации к саммиту «Большой двадцатки» в Лондоне (апрель 2009 г.)» [6], в которой были сформулированы предложения России по реформированию глобальной финансовой системы. В результате обсуждения лидеры государств «Большой двадцатки» договорились о шести антикризисных мерах в области финансов: увеличение ресурсов МВФ и выделение средств для помощи наиболее пострадавшим от кризиса странам; усиление контроля за финансовыми рынками; борьба с непрозрачной налоговой политикой; регулирование бонусных выплат руководству фирм и банковского сектора; выработка национальных пакетов антикризисных мер; обеспечение устойчивости национальных экономик. Итогом стало решение государств «Большой двадцатки» выделить 5 трлн долл. США в течение 1,5 лет на решение финансовых проблем [7].

Таким образом, уже на первых саммитах «Большой двадцатки» в 2008 и 2009 гг. лидеры государств объединения, в том числе Россия и Китай продемонстрировали способность взаимодействовать в данном формате и проявлять «действенную реакцию» на вызовы мирового экономического кризиса. На третьем саммите «Большой двадцатки» в Питтсбурге в сентябре 2009 г. были достигнуты первые результаты по выходу из мирового экономического кризиса. Более того, на саммите было принято решение разграничить функции «Большой двадцатки» и «Большой восьмерки», оставив первой обсуждение актуальных проблем мировой экономики, а второй – обсуждение геополитических вопросов.

Взаимодействуя в формате «Большой двадцатки», Китай и Россия не только приобретали опыт глобального управления в сфере торговли и финансов, но и получали возможность продвижения собственной повестки развития международного сотрудничества на принципах инклюзивности, означающей учет интересов и возможностей развивающихся стран. Оба государства на саммитах продвигали план реформирования МВФ, заключавшийся в предоставлении больших квот развивающимся государствам для увеличения доли их участия в глобальном управлении. Следует отметить, что данная российско-китайская инициатива получила поддержку Соединенных Штатов, что поспособствовало активному ее обсуждению в рамках «Большой двадцатки». За день до саммита в сентябре 2009 г. в Питтсбурге президент США Б. Обама поддержал эту идею, провозгласив на сессии ООН новую эру солидарной ответственности за решение международных проблем. Благодаря позиции Китая, России, США и других стран, «Большой двадцатке» удалось договориться об увеличении квот в капитале МВФ (а значит, голосов при принятии решений) для развивающихся экономик. Россия и Китай выступали за увеличение квот на 7%, однако протест ряда государств объединения помешал реализации изначальной идеи, в результате чего квоты были повышены, но лишь в объеме 5% в МВФ и 3% во Всемирном банке [7]. Тем не менее, данное решение продемонстрировало способность таких держав, как Россия и Китай формировать повестку в рамках международных площадок и отстаивать интересы развивающихся государств, не имеющих сопоставимых с развитыми странами рычагов влияния на мировые экономические процессы.

После третьего саммита «Большой двадцатки» особенностью объединения стало включение не только торгово-экономической, но и политической повестки, в том числе вопросов безопасности. Подобное расширение деятельности «Большой двадцатки» было связано с такими вызовами, как начало гражданской войны в Сирии в 2011 г., усугубление проблемы ядерной программы Ирана в 2012 г. и начало Украинского кризиса в конце 2013 – начале 2014 гг. Тяжелая геополитическая обстановка стала шансом для укрепления российско-китайского взаимодействия в развитии глобального управления, в том числе формулирования незападной концепции международного сотрудничества.

Политические вопросы стали ключевыми на саммите «Большой двадцатки» в сентябре 2013 г. в Санкт-Петербурге, когда велось активное обсуждение предполагаемого применения химического оружия в Сирии [8]. Успехом сотрудничества России и Китая на площадке саммита стало решение государств-членов «Большой двадцатки» отказаться от планов военной интервенции в Сирию [9]. Таким образом, указанное решение по проблеме Сирии стало примером новой роли «Большой двадцатки», ставшей альтернативной Совету Безопасности ООН площадкой решения глобальных и региональных проблем международной безопасности [10].

На саммите «Большой двадцатки» в г. Ханчжоу в сентябре 2016 г. вновь была продемонстрирован высокий уровень взаимопонимания между Россией и Китаем по различным вопросам глобальной и региональной повесток дня. Среди достигнутых Президентом России В. В. Путиным и Председателем КНР Си Цзиньпином договоренностей можно упомянуть совместные военные операции на территории Сирии [11]. Тем самым Россия и Китай последовательно формировали консенсус в отношении региональных и глобальных проблем, постепенно переводя стратегическое партнерство между двумя странами в практическую плоскость и расширяя влияние двух государств на площадке «Большой двадцатки».

В 2017 г. саммит «Большой двадцатки» прошел в г. Гамбург, где ключевыми темами обсуждения стали вопросы деглобализационных процессов, а также проблемы неравенства и изменения климата. По итогам саммита было институционализировано сотрудничество государств-членов в сферах цифровой экономики и здравоохранения. Более того, традиционный тезис противодействия мерам протекционизма был пересмотрен, в результате чего был добавлен пункт о возможности применять законные средства защиты национальной экономики. Во многом ключевым вызовом для саммита стало вступление в должность президента США Д. Трампа, избравшего протекционистский подход к внешней торговле и скептический подход к инициативам по климату: в частности, администрация Д. Трампа приняла решение о выходе США из Парижского соглашения по климату 2015 г., тем самым создавая предпосылки для раскола в рамках «Большой двадцатки» и срыва прежних договоренностей в данной области [12]. Расширение тематики обсуждения на саммитах «Большой двадцатки» позволяет говорить о том, что объединение проходит путь развития, который был свойственен «Большой семерке» [13]. По мнению исследователей Б. Карина и Д. Шорра, подобное расширение повестки саммита имеет целью в первую очередь поиск общих точек соприкосновения между государствами с различными социально-экономическими и культурными системами [14].

Саммит «Большой двадцатки» в Эр-Рияде (2020): Россия и Китай перед вызовом пандемии

Особенным оказался саммит «Большой двадцатки» под председательством Саудовской Аравии, прошедший 21-22 ноября 2020 г. в формате видеоконференции, что было связано с началом пандемии вируса COVID-19 в мире и закрытием государственных границ в целом ряде стран. Отмечая первоочередное значение восстановления экономики и защиты населения в условиях пандемии, президент России В. В. Путин заявил о важности оказания помощи развивающимся странам в преодолении кризиса. В частности, В. В. Путин с критикой отнесся к действиям МВФ по введению временного моратория на долговые обязательства, отметив, что он ограничивается только наиболее бедными странами, не принимая в расчет долги частным кредиторам и покрывая менее 4% общей стоимости долгов в 2020 г. Президент также призвал отказаться от практики протекционизма в торговле и односторонних санкций, продолжить работу по реформированию ВТО. Была также подчеркнута важность обеспечения равного доступа населения стран к вакцинам, в связи с чем заявлялось о готовности России предоставить государствам мира собственные вакцины [15].

В выступлении Си Цзиньпина на онлайн-саммите было продемонстрировано единство взглядов с Россией по многим вопросам повестки дня. В частности, Председатель КНР подчеркнул важность обеспечения равного доступа населения стран мира к вакцинам, содействия стабильным цепочкам производства и поставок, преодоления «цифрового разрыва» между развитыми и развивающимися государствами, облегчения долгового бремени менее развитых стран в условиях пандемии. В сфере глобального управления Китай указал на важность обеспечения центральной роли ООН, свободной и инклюзивной торговли посредством реформы ВТО, реализации предложенной Китаем Глобальной инициативы по безопасности данных, а также эффективного реагирования на глобальные вызовы, в том числе изменение климата. В завершение китайский лидер призвал совместными усилиями содействовать построению сообщества единой судьбы человечества [16]. Тем самым Россия и Китай продемонстрировали пример двух крупных ответственных держав, готовых предложить миру свой проект преодоления глобального кризиса в условиях тяжелых последствий пандемии для мировой экономики.

Саммит «Большой двадцатки» в Риме (2021): посткризисное восстановление и усиление геополитической напряженности

Саммит 30-31 октября 2021 г. в Риме также сохранил повестку саммита 2020 г. В своем выступлении Президент России отметил, что высокие показатели бюджетного дефицита развитых стран, в первую очередь Соединенных Штатов, привели к росту цен на энергию, продовольствие, финансовые активы, тем самым создав предпосылки для высокого уровня глобальной инфляции и снижения деловой активности. Акцент был также сделан на помощи беднейшим странам. В. В. Путин указал на необходимость отказа от недобросовестной конкуренции и протекционизма в вопросе вакцин. Помимо этого, была отмечена важность обеспечения стабильного функционирования энергетических рынков, затронуты вопросы изменения климата, низкоуглеродной энергетики, в том числе упоминалось об обязательстве России достичь углеродной нейтральности к 2060 г. В выступлении была подчеркнута важность оценки эффективности различных экологических проектов [17].

Свое видение ситуации в мире выразил на саммите Председатель КНР Си Цзиньпин. Значимым моментом было упоминание лидером страны о вековых беспрецедентных изменениях, требующих от государств мира развитие сотрудничества на основах открытости, инклюзивности и взаимного выигрыша. В частности, глава Китая вновь выступил с предложением признать вакцины общественным достоянием с исключением на них прав интеллектуальной собственности в рамках ВТО, обеспечить согласование макроэкономической политики государств, содействовать более инклюзивному подходу в МВФ и проведению реформы ВТО под руководством государств Двадцатки. Более того, КНР выступила с инициативой проведения форума по вопросам устойчивости промышленной цепочки и цепочки поставок, а также отметила важность строительства инфраструктуры, в том числе в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь». Китайская сторона также упомянула инициативу глобального развития, включающую вопросы борьбы с бедностью, продовольственной безопасности, «зеленого развития» и другие направления Повестки дня в области устойчивого развития ООН до 2030 г. Отдельный пункт речи был посвящен развитию научно-технических инноваций, в частности цифровой экономики и преодолению «цифровых разрывов» и реализации глобальной инициативы по безопасности данных. Наконец, Китай подтвердил приверженность развитию «зеленой» и низкоуглеродной экономики и задачам достижения пика выбросов углекислого газа к 2030 г. и углеродной нейтральности к 2060 г. [18] Таким образом, позиции России и Китая к 2021 г. еще более сблизились, поскольку лидеры обеих стран указали на беспрецедентные глобальные вызовы, требующие согласования действий всех стран с учетом прав и интересов менее развитых государств. Также в выступлениях заметно повышение уровня инициативности по различным направлениям сотрудничества, в частности были предложены собственные проекты в сферах экологии, здравоохранения и т.д. Тем самым кризис пандемии способствовал усилению голоса России и Китая как крупных ответственных держав на международных площадках.

Саммит «Большой двадцатки» на о. Бали (2022): новые кризисы и усиление роли Незапада

В 2022 г. ключевым вопросом повестки дня на саммите «Большой двадцатки» стала начавшаяся 24 февраля 2022 г. специальная военная операция Российской Федерации на территории Украины. На саммите «Большой двадцатки» 15-16 ноября 2022 г. на о. Бали в Индонезии принимал участие министр иностранных дел России С. В. Лавров. В своей пресс-конференции глава российского МИД отметил, что продовольственный и энергетический кризисы, активно обсуждавшиеся в рамках саммита и возникшие, по мнению западных стран, в результате начала СВО на Украине, в действительности возникли в результате необдуманной политики западных государств, в частности использования необеспеченных финансовых ресурсов для скупки продовольствия, а также эгоистичного подхода к энергобезопасности. С. В. Лавров отметил усилия России по обеспечению стабильных поставок зерна на мировые рынки, предоставлению равного доступа всех стран к вакцинам. Также был поднят вопрос о военно-биологических лабораториях США, деятельность которых нарушает соответствующую Конвенцию о запрещении бактериологического оружия [19].

Не менее решительная риторика прозвучала в речи Председателя КНР Си Цзиньпина на саммите «Большой двадцатки» на о. Бали. В числе первых пунктов своего выступления глава Китая указал на необходимость содействия более инклюзивному глобальному развитию, выступив с критикой политики проведения идеологических линий, блоковой конфронтации и мышления холодной войны, ставшей «устаревшей» в современных реалиях. Китайская сторона также подчеркнула важность обеспечения взаимовыгодного развития, при котором развитые государства должны избирать более ответственный подход, оказывая поддержку менее развитым странам. Примером реализации Китаем данного подхода является, в частности, основанный им Фонд глобального развития и сотрудничества по линии Юг-Юг. Наконец, Си Цзиньпин отметил необходимость обеспечения устойчивого глобального развития, что предполагает содействие восстановлению мировой экономики, выполнение обязательств по облегчению долгового бремени для развивающихся стран, проведение реформы ВТО, продвижение цифровых инноваций, развитие «зеленой» и низкоуглеродной экономики, а также борьбу с коррупцией. В дополнение к предыдущим инициативам глава КНР упомянул инициативу глобальной безопасности, основу которой составляет поддержание духа Устава ООН, обеспечение общей и неделимой безопасности, содействие мирному урегулированию кризисов [20].

Особенностью саммита «Большой двадцатки» на о. Бали стало то, что впервые Россией и Китаем была выражена открытая критика существующего международного порядка, в котором сохраняется эксклюзивный подход в сферах безопасности и экономики в пользу развитых западных государств. Важным было отсутствие со стороны КНР критики внешней политики России и указание на важность учета интересов безопасности всех сторон, что можно рассматривать как проявление объективного подхода к кризису в отношениях России и государств Запада. Более того, Китай выступил против исключения России из «Большой двадцатки», также оказав поддержку России в условиях международного дипломатического давления [21]. В то же время все более очевидное расхождение позиций государств мира по причинам текущего кризиса и видению будущего миропорядка создает значительные вызовы для государств «Большой двадцатки», поскольку требует выработки общего подхода и поиска компромисса в условиях тяжелой геополитической обстановки.

Возможности для России и Китая от участия в «Большой двадцатке»

Анализируя опыт участия России и Китая в «Большой двадцатке» в решении мировых экономических и финансовых проблем, можно констатировать следующее. Несмотря на наличие критики «Большой двадцатки» на неспособность достижения консенсуса по ряду актуальных вопросов глобальной повестки дня, «Большая двадцатка» становится не только институтом согласования вопросов мировой экономики, но и площадкой равного диалога между развитыми и развивающимися государствами, способными влиять на существующий международный порядок [22].

Что касается участия Китая в форуме, то китайский крупный исследователь Чэнь Дунсяо отмечает возможность КНР выступать в качестве посредника между развитыми и развивающимися экономиками по таким вопросам, как реформирование торговых режимов, координация новых и традиционных институтов и интеграция национальных повесток дня в глобальную повестку, таким образом обеспечивая свою значимую роль в «Большой двадцатке» [23]. Китай, участвуя в деятельности «Большой двадцатки», стал более уверенно участвовать в глобальном управлении. К примерам инициативного подхода КНР можно отнести китайскую инициативу «Один пояс, один путь», запущенную в 2013 г. вместе с проектом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций как альтернативный подход КНР к глобализации.

Участие России в саммитах «Большой двадцатки» предоставляет ей возможность повысить политический вес в международных делах, а также продвигать более справедливую систему мировой экономики. После исключения России из «Большой восьмерки» в 2014 г. в результате присоединения Крыма данный форум стал одной из ключевых международных площадок для России в деле продвижения своих национальных интересов и идей многополярного мира. Взаимодействие с Китаем в объединении способствовало преодолению Россией международной изоляции, в том числе после начала специальной военной операции на территории Украины.

Опыт российско-китайского стратегического партнерства в рамках «Большой двадцатки» положительно влияет на работу объединения и вносит дополнительное содержание в его повестку. Усилиями только России и Китая не преодолеть последствия экономического кризиса и не выправить ситуацию в глобальной экономике. Тем не менее, благодаря участию в данном объединении Россия и Китай как крупные державы, играющие значимую роль в мировых делах, создают предпосылки для формирования справедливой глобальной системы управления, основанной на принципах инклюзивности и равенства государств. В условиях кризиса европейской системы безопасности и противостояния России и государств Запада площадка «Большой двадцатки» продолжит оставаться важным каналом взаимодействия России, Китая и других государств, выступающих за более инклюзивный и справедливый подход в вопросах глобальной безопасности и мировой торговли, в основе которого лежат принципы взаимоуважения, открытости и взаимовыгодного сотрудничества.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Отзыв
на статью «Роль Китая и России в глобальном управлении на примере «Большой двадцатки»».
Предмет исследования обозначен в названии и разъяснен в тексте.
Методология исследования. В работе применялись общенаучные методы, а также сравнительно-системный, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический. В работе также применялся метод контент-анализа и др.
Актуальность исследования. Автор, авторы отмечают, что в настоящее время «одним из влиятельных международных финансовых институтов глобального уровня является «Большая двадцатка» и ее формат стал « не просто объединением для обсуждения вопросов торговли, но и потенциальной площадкой решения глобальных проблем и определения общей повестки развития человечества» и в ней особую роль занимают Россия и Китай, два серьезных актора, которые влияют на определение «общей повестки развития человечества». Актуальность темы рецензируемой статьи очевидна и не вызывает сомнения.
Новизна исследования определяется тем, что в статье сделана попытка дать комплексный анализ роли России и Китая и их сотрудничества в глобальной политике на примере «Большой двадцатки». Новизна исследования заключается также в том, что статья дает возможность понять механизмы взаимодействия России и Китая в международных организациях, определить основные направления двухстороннего сотрудничества и выявить основные противоречия, которые препятствуют проявить в полной мере потенциал этих двух крупных государств в глобальной политике.
Стиль, структура, содержание. Стиль статьи научный, ясный и четкий и при этом доступный для чтения не только специалистами, но и широкой читательской аудиторией. Структура работы нацелена на достижение цели и задач исследования и построена по проблемно-хронологическому принципу. Во введении показана актуальность темы исследования и ее цель. Основная часть статьи состоит из следующих разделов: Саммиты «Большой двадцатки» c 2008 по 2019 гг.: направления деятельности между двумя глобальными кризисами; Саммит «Большой двадцатки» в Эр-Рияде (2020): Россия и Китай перед вызовом пандемии; Саммит «Большой двадцатки» в Риме (2021): посткризисное восстановление и усиление геополитической напряженности; Саммит «Большой двадцатки» на о. Бали (2022): новые кризисы и усиление роли Незапада; Возможности для России и Китая от участия в «Большой двадцатке» (данный раздел можно характеризовать как заключение и подведение выводов). Следует отметить, что названия разделов составлены очень удачно и раскрывают их содержание. Содержание статьи, благодаря в том числе и грамотной структуре, логично выстроена и дало возможность выявить роль «Большой двадцатки» не только в экономике, но и в политике , а также рост ее влияния в мире за последнее время. Статья дает представление о том какую роль играют Россия и Китай, и каково значение их взаимодействия в условиях международного дипломатического давления на Россию. Выводы статьи объективны и вытекают из проведенного комплексного и всестороннего анализа. В статье отмечается, что «опыт российско-китайского стратегического партнерства в рамках «Большой двадцатки» положительно влияет на работу объединения и вносит дополнительное содержание в его повестку. Усилиями только России и Китая не преодолеть последствия экономического кризиса и не выправить ситуацию в глобальной экономике. Тем не менее, благодаря участию в данном объединении Россия и Китай как крупные державы, играющие значимую роль в мировых делах, создают предпосылки для формирования справедливой глобальной системы управления, основанной на принципах инклюзивности и равенства государств».
Библиография работы состоит из 23 источников (в основном это работы российских и китайских исследователей и официальные документы) по теме исследования и дает возможность достичь цели исследования. Библиография оформлена по требованиям журнала. Библиография работы дает возможность читателю найти ответы на интересующие его вопросы по теме и смежным темам.
Апелляция к оппонентам представлена на уровне собранного в ходе работы над темой статьи информации, проведенного анализа и библиографии работы.
Статья будет интересна специалистам, она написана на актуальную тему и вносит определенный вклад в в науку и международные отношения.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.