Статья 'Возможности ревизии современного мирового порядка' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Возможности ревизии современного мирового порядка


Веселов Юрий Александрович

ORCID: 0000-0003-2043-2778

магистр кафедры Международной безопасности Факультета Мировой Политики Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, микрорайон Ленинские Горы, 1, строение 51

Veselov Yuriy Aleksandrovich

Master at the Department of International Security of the Global Politics Faculty of Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, mikroraion Leninskie Gory, 1, stroenie 51

veseloff30@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0641.2021.3.33577

Дата направления статьи в редакцию:

31-07-2020


Дата публикации:

02-09-2021


Аннотация: Объектом исследования является дискуссионный вопрос в теории международных отношений – смена мировых порядков. Предполагается, что данная работа представляет собой компромисс в давнем научном споре о принципах завершения одного мирового порядка и начале нового. В статье даётся описание и анализ современного мирового порядка международных отношений, его отдельных черт, характеристик и опорных точек, что является одной из целей работы. Основная цель исследования заключается в теоретическом обосновании различных аспектов возможной смены текущего мирового порядка. В статье указаны некоторые уязвимые черты нынешнего миропорядка, обозначены возможности его ревизии со стороны трёх основных теоретических парадигм международных отношений. Кроме того, автор ставит перед собой цель упорядочить анархично разрозненные представления о системе международных отношений и вывести понятную, единую структуру, что также представляет новизну исследования.   В статье утверждается, что с момента окончания Второй мировой войны международные отношения существуют в виде Ялтинско-Потсдамской системы, в рамках которой, на данный момент, можно обозначить три мировых порядка, один из которых продолжается с момента распада СССР. Особый акцент делается на вопросе гегемонии США и идеи однополярного мира, стремящегося к многополярности. Особым вкладом автора в исследование считается комплексный разбор изучаемого феномена, который включает в себя многочисленные статьи авторитетных изданий и уважаемых экспертов, которые уже исследовали непростую теоретическую проблему в теории международных отношений.


Ключевые слова:

мировой порядок, новый мировой порядок, система международных отношений, фаталистский подход, однополярный мир, многополярный мир, Ялтинско-Потсдамская система, геополитика, парадигмы международных отношений, посткоронавирусный период

Abstract: The object of this research is a polemical question within the theory of international relations – the transformation of world orders. The author believes that this work is a compromise in the long-lasting scientific dispute on the principles of the end of one world order and the beginning of the new world order. Description is given to the current world order of international relations, its characteristics and reference points. The key goal of this research consists in theoretical substantiation of various aspects of the possible shift of the current world order. The article indicates certain untenable aspects of the current world order, and outlines the possibilities of its revision from the perspective of the three fundamental theoretical paradigms of international relations. The goal is set to arrange the anarchically disparate representations on the system of international relation, and derive a comprehensible, uniform structure, which also defines the novelty of the conducted research. It is claimed that since the end of the World War II, the international relations have existed in the form of Yalta-Potsdam system, which at this point indicates the three world orders, including since dissolution of the Soviet Union. Emphasis is placed on the issue of hegemony of the United States and the idea of unipolar world striving for multipolarity. The author’s special contribution lies in comprehensive analysis of the phenomenon under consideration, which incorporates numerous articles of the reputable publishers and experts who have already dealt with the difficult theoretical problem in the theory of international relations.


Keywords:

world order, new world order, system of international relations, fatalistic approach, unipolar world, multipolar world, Yalta-Potsdam system, geopolitics, paradigms of international relations, post-coronavirus period

3 апреля 2020 года в разгар эпидемии коронавируса в США ветеран американской дипломатии Г. Киссинджер опубликовал статью под названием «Пандемия коронавируса навсегда изменит мировой порядок». В своей статье Киссинджер, в частности, перечисляет основные направления, которым, по его мнению, США должны уделить первостепенное внимание: «Во-первых, укрепить мировую устойчивость к инфекционным заболеваниям…; Во-вторых, «вылечить» мировую экономику… Программы также должны быть направлены на смягчение последствий надвигающегося хаоса для наиболее уязвимых групп населения мира… В-третьих, защищать принципы либерального мирового порядка.» [44] Статья Киссинджера является одной из множества других работ, появление которых спровоцировала мировая пандемия. В своих публикациях авторитетные эксперты с новой силой принялись обсуждать уязвимые места современного миропорядка, обрисовывать контуры нового. [39],[50],[37],[55],[47],[40],[53],[38],[36]

Известно, что большинство исследователей исторически сложившихся связей между национальными государствами определяют существование систем международных отношений с Вестфальского мира 1648 года по настоящее время, главным атрибутом которых и главным действующем актором всё ещё является национальное государство. Следовательно, последние общепризнанные системы международных отношений (Вестфальская, Венская, Версальская, Ялтинско-Потсдамская) являются взаимодействием государств, а характер их взаимодействия, нормы и правила по которым они осуществляются и являются мировым порядком. Проблема заключается в том, что сам нынешний мировой порядок, а порой и сама существующая система международных отношений определяются исследователями по-разному, и, следовательно, существуют различные модели ревизии каждого из вариантов. Кроме того, на протяжении более полувека современная система международных отношений осложняется в связи с появлением новых акторов, процессом глобализации, размыванием суверенитета, появлением «несостоявшихся государств» и прочими факторами. В любом случае, вне зависимости от современного мирового порядка мы находимся перед историческим поворотным моментом, от которого зависит вся архитектура международных отношений. [45, с. 3],[44]

В данной работе под системой международных отношений подразумевается совокупность национальных государств, которые объединены постоянно действующими взаимосвязями.[9, с. 31] Период международного взаимодействия с момента завершения «тридцатилетней войны» в Европе и заключения Вестфальского мира в 1648 году вплоть до наших дней рассматривается многими, особенно западными исследователями, как история единой Вестфальской системы международных отношений, доминирующими субъектами которой являются суверенные национальные государства.[30, с. 23] Мировой порядок понимается как структурная центросиловая пертурбация в системе и её специфическое иерархическое оформление, определяющее принципиальный характер взаимодействия между государствами и негосударственными акторами.[10, c. 1]

Считается, что первое научное использование термина «мировой порядок» ввёл английский учёный Х. Булл, который и дал ему укоренившееся определение, характеризующее устройство межнациональных отношений: «Под международным (мировым) порядком понимается характер (состояние) или направление внешней активности, обеспечивающей незыблемость тех целей сообщества государств, которые являются для него, с одной стороны, элементарно необходимыми, с другой — жизненно важными, с третьей — общими для всех».[3, c. 802-805],[4, c. 187-200]

Следует обозначить, что периодизация последних 75 лет представляется в рамках существования одной из систем международных отношений (в рамках единой Вестфальской) – Ялтинско-Потсдамской, а та, в свою очередь, подразделяется на несколько мировых порядков, каждому из которых характерна своя иерархическая структура. В первую очередь, стоит обозначить характеристики этой современной системы международных отношений, существующей с конца Второй мировой войны:

1) ООН является одним из центральных элементов Ялтинско-Потсдамской системы, главным механизмом координации усилий, созданный с целью исключения из международной жизни войн и конфликтов через гармонизацию отношений между государствами и создание глобальной системы коллективной безопасности. Можно предполагать, что существующая система основана на значительно большей взаимности, равенстве и солидарности чем все предыдущие. [32, c. 114-116],[41] Это следует, по крайней мере, из основных принципов устава ООН (Глава I) [16] который, по сути, и является юридическим оформлением современной системы международных отношений.

2) Послевоенный мир перестал быть преимущественно евроцентристским, международная система превратилась в глобальную, общемировую. Разрушение колониальных систем, становление региональных и субрегиональных подсистем международных отношений осуществлялось под доминирующим влиянием горизонтального распространения системного биполярного противостояния и тенденций экономической и политической глобализации. Гигантские масштабы боевых действий и взаимное ослабление вовлеченных в них стран обусловили снижение роли Европы как глобального «центра силы» и предопределили одновременное возвышение двух сверхдержав — СССР и США. [22, c. 159]

3) Ярко выраженная идеологизированность международных отношений.

4) Наличие нового фактора устрашения – ядерного оружия.

5) Ключевое значение Бреттон-Вудских институтов и доллара как неотъемлемых атрибутов всей Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений в экономической сфере.

Можно полагать, что существующая система международных отношений может быть поделена на 3 мировых порядка: Ялтинско-Потсдамский, Вашингтоно-Варшавский, Беловежско-Вашингтонский.

Следует разобрать характерные черты и отличия между выделяемыми порядками.

Одноименный с системой Ялтинско-Потсдамский порядок предполагалось построить на равноправном сотрудничестве держав-победительниц Второй мировой войны. Порядок строился, прежде всего, основываясь на доктрине «четырех полицейских». Однако можно считать такой порядок несостоявшимся изначально, так как до завершения войны умер его главный гарант, американский президент, создатель ранее упомянутой доктрины, Ф. Д. Рузвельт. [22, c. 159] В итоге США впервые применили (в качестве устрашения СССР) ядерное оружие, перешли к стратегии «сдерживания коммунизма», У. Черчилль произнес знаменитую Фултонскую речь, Дж. Кеннан прислал «длинную телеграмму» о коммунистической угрозе что, в совокупности, привело к возникновению феномена холодной войны и следующих за этим особенностей. Окончательно, следующий мировой порядок сформировался с момента заключения Североатлантического договора в Вашингтоне в 1949 году (образования НАТО), подписания мирного договора с Японией в 1951 в Сан-Франциско, что послужило основой для доминирования США в АТР, а также в результате заключения Варшавского договора 1955 году. Новый мировой порядок усложнило также и появление нового игрока социалистического лагеря – КНР. [22, c. 170] Бреттон-Вудские соглашения, в свою очередь, стали важным шагом в установлении гегемонии США в западном мире после Второй мировой войны. [21, c. 141]

Именно Вашингтоно-Варшавский порядок является самым продолжительным за существование всей Ялтинско-Потсдамской системы, его также называют биполярным мировым порядком, так как именно в этот период с наибольшей уверенностью можно включить существование Холодной войны, гонки вооружений, военно-блокового соперничества. Следует учесть также, что в рамках данного порядка произошли модификации в системе международных отношений – крушение отжившего себя института колониализма [12, с. 50] и установление новой мировой финансовой системы – Ямайской. И если первый процесс послужил укреплению влияния США, то отказ от привязки к золотому запасу поспособствовал удержанию лидерства США в мире капитализма.

Могут быть выделены следующие характеристики биполярного мирового порядка: 1) разделение мира на две соперничавшие социально-экономические системы, находившиеся в состоянии перманентной конфронтации, гонки вооружений и пугающего фактора наличия оружия массового поражения, повышенного уровня идеологизированности международных отношений. Из-за активной деятельности лидеров биполярного мира – сверхдержав США и СССР, раскол прошел и по «Центру», и по «Периферии» международной системы; [3, c. 802-805],[4, 187-200] 2) относительно высокая управляемость международных процессов, так как требовалось согласование позиций фактически только двух сверхдержав. [23]

Можно утверждать, что Вашингтоно-Варшавский порядок прекратил своё существование из-за распада, поражения одной из сторон – Советского Союза, а также крушения соответствующего военно-политического блока. В связи с этим, следует полагать, что, распад одного из двух мировых полюсов силы не привел к смене системы международных отношений, а к созданию нового порядка в рамках этой системы. Предполагается целесообразным назвать его Беловежско-Вашингтонским (или же просто Вашингтонским), так как именно в Беловежских соглашениях констатировалось прекращение существования Союза ССР как «субъекта международного права и геополитической реальности». [26] А в феврале 1992 году в пригороде Вашингтона, Кэмп-Дэвиде, президенты США и РФ Дж. Буш-старший и Б. Ельцин подписали совместную Декларацию о завершении холодной войны. Именно с подписания этого документа и заявлений Буша о победе в Холодной войне, «смерти коммунизма… и выдвижении США в бесспорные лидеры новой исторической эпохи» [8] можно утверждать о смене мирового порядка.

Новый порядок унаследовал большинство атрибутов своих предшественников (ключевое значение ООН, уважение прав человека и т.д.), существующая финансовая структура уходит корнями из основ самой Ялтинско-Потсдамской системы, фактор ядерного оружия также не исчез, а значение победы во Второй мировой войне все еще превозносится как важнейший поворотный момент в истории человечества. Согласно многим экспертам, переход от одной системы международных отношений к другой осуществляется вследствие крупных масштабных войн (которых не было в 1990-ых), следовательно, в совокупности, все эти утверждения доказывают переход к новому мировому порядку в рамках существующей Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений.

Вероятно, что основными характеристиками современного порядка являются:

1) Геополитическая гегемония США, т.е. способность державы навязывать свод своих правил другим государствам и таким способом создавать новый политический порядок; [58, c 100-108]

2) Навязывание другим государствам либеральной модели политического устройства и рыночной экономики;

3) Игнорирование международного права, проведение внешней политики на основе внутренних норм, культивируемых ценностей;

4) Сочетание стратегического партнерства (с традиционными союзниками) с созданием иерархических коалиций, имеющих пирамидальную структуру, на вершине которой располагается доминирующая держава, ниже - государства-сателлиты;

5) Отказ от баланса сил, стремление объединить вокруг США как можно большее число стран;

6) Прикрытие геополитических интересов сверхдержавы заявлениями о стремлении распространить по миру универсальные ценности, что, в свою очередь, свидетельствует о сохранившейся идеологизированности. [33]

Для поддержания проамериканского мирового порядка могут использоваться следующие методы и средства:

1) Экономические санкции, силовое устранение неугодных США правящих режимов. Для придания легитимности вмешательству во внутренние дела государств используется концепция «гуманитарной интервенции»;

2) Произвольное выделение среди стран «несостоявшихся государств и «государств-изгоев», которые заранее объявлены угрозами международной безопасности, что на деле означает лишь то, что политика их правящей элиты не устраивает США;

3) Политика демократизации общественно-политического устройства развитых, развивающихся стран и прочих государств третьего мира на основе стратегии так называемого «демократического империализма»;

4) Противодействие попыткам любого государства подорвать лидерство США путем создания вооруженных сил, равных американским. [33]

5) Использование мягкой силы или её комбинации с жёсткой силой – умной силы. [48, c. 35-45]

Однополярный проамериканский мир можно объяснить с помощью специальной созданной теории «гегемонистской стабильности», так как, США заинтересованы утверждать, что такая стабильность, защищённая перманентными интересами сверхдержавы, является общим, коллективным благом, и все государства только выигрывают от неё.[59] Именно так существует полное превосходство США над своими соперниками и конкурентами во всех компонентах силы – экономической, военной, технологической, причём как в количественном, так и в качественном отношении. Именно в таких условиях превосходство одного актора способствует поддержанию мира в глобальном масштабе. [2, c. 231],[60],[34, c. 55-63] Однако становится заметно, что если изначально Ялтинско-Потсдамская система строилась на балансе сил держав-победительниц и доктрине «четырех полицейских», то впоследствии система значительно была упрощена сначала к двух сверхдержавам, а затем к одной. Можно полагать, что такое опасное упрощение может вызывать не только нестабильность в подобном мировом порядке, но и крах всей системы.

Стоит заметить, что теория однополярного мира на данный момент уже давно подвергается жесткой критике, со стороны авторитетных экспертов, среди которых С. Хантингтон [42] и Дж. Най [48]. Так, например, для сегодняшнего мироустройства, по словам С. Хантингтона, характерно сочетание элементов однополярности и элементов многополярности для решения основных проблем мировой политики – концепция «одно-многополярности» (uni-multipolarity).

Можно полагать, что сотрудничество является особым видом лидерства, так как именно с помощью международных институтов, форумов, где Соединенные Штаты занимают ключевую роль (таких как G7), происходит легитимация лидерства, что придает структуре международных отношений сходство с «плюралистической однополярностью», которая представляет собой такую международную иерархию, в которой хотя и присутствует лидер, но такое лидерство основывается на признании со стороны других субъектов мировой политики. Именно на необходимости данной легитимности настаивают американские исследователи Дж. Айкенбери и Ч. Купчан. Такая легитимация взаимодействий лидера с другими акторами может иметь стабилизирующее значение для современной системы международных отношений. [43],[29, с. 89]

Следует заметить, что полноценно к мировой иерархии при доминировании США только лишь с оговорками можно подключить Китай и Индию. Наличие динамично растущих экономических потенциалов, статуса мощных военных держав регионального уровня и статуса ядерных держав, а также громадных ресурсов населения может в будущем позволить Китаю и Индии иметь решающее влияние на глобальные демографо-миграционные процессы, и даже на мировую торговлю в перспективе. На Китай приходится 17,8% мирового ВВП (1 место, 2016 год). Несмотря на то что Китай опережает США по некоторым макроэкономическим показателям, таким как ВВП (по ППС), объем производства продукции обрабатывающей промышленности и внешней торговли товарами, США занимают первое место в мире по качественным показателям экономического роста, а успехи Китая наблюдаются, в основном, в инновациях относительно низкого уровня. [5, c. 100] «Очевидно, что ни Индия, ни Китай – не соперники США в глобальной политике». [11, с. 2] Следовательно, вариант существующей биполярной системы с США и новой сверхдержавой КНР кажется маловероятным и на данный момент не соответствует реалиям международных отношений. Однако следует полагать, что США уже давно считает КНР угрозой своему лидерству наравне с Россией [1] или даже большей угрозой. [54]

Существует и позиция, что первой четверти XXI века уже присущи элементы многополярности. [51] На примере военных операций Соединённых Штатов в Афганистане, Ираке и Ливии видно, что, хотя «сверхдержава» всё ещё в силах осуществлять политику смены неугодных режимов, одних её усилий не хватает для восстановления порядка в этих странах и поэтому для лучших результатов ей требуется участие других государств в подобных ситуациях. Кроме того, формируются новые полюса силы в незападных частях мира, которые по своим экономическим показателям догоняют и обгоняют традиционных лидеров. [51]

Тем не менее, в связи с вышеизложенной информацией, можно заявить, что многополярности в классическом понимании этого слова (мир, поделённый на несколько сбалансированных центров-полюсов силы) пока не существует. Единственным глобальным подобием многополярного/многоцентричного можно считать эпоху расцвета колониализма конца XIX — начала XX века, когда практически все населенные территории мира были поделены между европейским державами (и то при некотором территориальном, экономическом и техническом лидерстве Великобритании). Наиболее вероятным вариантом является предположение, что на данный момент существует однополярный мир, стремящийся к многополярности. [37] Так, например, во время начала мирового экономического кризиса 2008 года суждения о полной гегемонии Запада явно противоречили реальным процессами. Известно, что за менее чем за два десятка лет (с 1991 года) на фоне ослабления Европы и стагнации Японии возвысились экономические гиганты в Азии, а также возник целый ряд успешно и быстро развивающихся стран (от Мексики до Малайзии и Эфиопии). [6] Кроме того, можно утверждать, что существующие на данный момент идеи о многополярности являются лишь желаниями, стратегиями и планами по ревизии современного мирового порядка, а не реальным устройством мировой архитектуры. Так, например, такие стремления отражены в заявлениях и документах главных ревизионистских держав КНР и РФ. [14],[13],[24] Также исходя из этих заявлений и документов совершенно ясно, что, по крайней мере, Российская Федерация стремится совершить постепенную модификацию Ялтинско-Потсдамской системы – формирования нового многополярного мирового порядка (что тоже может считаться ревизией), а не добивается кардинальной смены данной системы, так как она заинтересована в сохранении многих изначально заложенных в него принципов и норм. Всё вышеописанное полностью является проявлением фаталистского подхода к изучению миропорядка в рамках классификации, выработанной британскими исследователями К. Бутом и Н. Уилером. [35]

Существует также и позиция, что самим Соединенным Штатам становится невыгоден современный мировой порядок, так как ради статуса лидера они обязаны делать наибольшие взносы в международные организации, следовательно, организации, которые, на первый взгляд, казались проамериканскими, могут, по мнению Д. Трампа, быть «односторонними и нечестными» по отношению к США.[25] Видимо, неудовлетворение США современным мировым порядком (а именно, сопутствующими затратами) привело к выходу из ряда международных организаций: в 2017 из Транстихоокеанского партнерства [27], 19 июня 2018 из Совета ООН по правам человека [18], 31 декабря 2018 из ЮНЕСКО [28], выразилось в прекращении финансирования ВОЗ [31]. Вероятно, такие действия действительно могут сократить некоторые издержки лидерства США, но в связи с этим возникает угроза потери самого лидерства. В то время как США заняты соскальзыванием с обрыва, осуществляется самый большой ужас Запада - Россия и Китай стремительно продвигаются к перестройке мирового порядка – без участия Америки. [56] Наиболее удачным и перспективным сценарием, возможно, станет гипотетическое создание нового многополярного мирового порядка: «Триумвирата: США-КНР-РФ». [17] Так, в своей последней статье (2017) корифей американской стратегической мысли З. Бжезинский заметил, что такой порядок (связи между тремя наиболее могущественными в военном отношении государствами: США, КНР и РФ) будет «идеальным геополитическим ответом на кризис глобальной силы…». [61] Успешным такой порядок, по мнению Бжезинского, должен оказаться для США, так как при сохранении значительной геополитической сферы влияния, они не будут терпеть значительные экономические убытки и не допустят создания альянса Россия-Китай. [7] Следовательно, нельзя однозначно утверждать, что новый мировой порядок будет постамериканским, так как сам Бжезинский утверждал о полноценном трехстороннем сотрудничестве только по отношению к Ближневосточному региону. [61] Более того, такой новый мировой порядок будет характеризоваться усложнением системы – наличие трёх сверхдержав вместо одной будет гарантировать дальнейшее существование современной системы международных отношений. В рамках такого мирового порядка следует предположить и возврат авторитаризма, [19],[49] так как либерализм в управлении показал свою несостоятельность в решении глобальных проблем и «конец истории» обернулся лишь крахом «либерального мирового порядка». [20]

Исходя из полученных результатов можно определить возможность ревизии современного мирового порядка. Отчасти ответ на данный вопрос уже фигурировал на протяжении всей работы в тех случаях, когда были выявлены некоторые столпы текущего мирового порядка, а позиция об изменении мироустройства явно отражена в российско-китайских заявлениях и документах. Сам факт того, что однополярный мир изживает себя и стремится к многополярности уже является фактом возможности его ревизии, и что эта ревизия осуществляется в данный конкретный момент не взрывным внезапным скачком, а в виде постепенного естественного процесса. [14]

Более того, согласно «Циклам лидерства» Дж. Модельски, [46],[15] и В. Томпсона, циклам гегемонии П. Тейлора [52] и сдвоенной модели Кондратьева-Валлерстайна [57] глобальные экономические процессы сопряжены с длинными мировыми политическими циклами - циклами лидерства. Закономерная смена таких циклов периодически трансформирует структуру политического миропорядка, способствуя выдвижению новых великих держав и географических зон их влияния. Следовательно, в любом случае существует закономерная сменяемость главенствующих держав.

Вышеупомянутые британские исследователи К. Бут и Н. Уилер создали особую классификацию изучения современного миропорядка, которая состоит из трёх подходов: фаталистский, посреднический и трансцендентный, которые очень удобно коррелируются с тремя основными парадигмами международных отношений: политреализмом, либеральным идеализмом и марксизмом соответственно. Так, в большинстве своём, данная работа была сфокусирована на изучаемую область с точки зрения фаталистского подхода. В свою очередь, посреднический подход представляет мировую политику в рамках мирового порядка как игру с ненулевой суммой, в которой государства предпочитают инвестировать часть своего суверенитета в создаваемые ими международные институты – режимы и организации для добровольного соблюдения коллективно установленных правил. Если рассматривать существующий мировой порядок с этой точки зрения, то он будет казаться даже более нестабильным, чем с позиции фаталистского подхода (реализма). Так, далеко не все государства одинаково трактуют коллективно установленные правила, широко распространённая практика двойных стандартов подрывает сотрудничество, а идея соблюдения коллективно установленных правил подрывает основы национального суверенитета и лишает государства возможности эффективно реагировать на возникающие угрозы и конфликты. [15]

Стоит заметить, что из 193 государств только пять являются коммунистическими, из которых только одно (КНР) играет заметную роль в международных отношениях. Соответственно, разбирать современный мировой порядок с точки зрения трансцендентного подхода (марксистского), который, помимо всего прочего, утверждает, что установить новый, неконфронтационный мировой порядок возможно, лишь элиминировав государство как таковое – «воплотить в жизнь утопическую идею всеобщего равенства и уничтожить почву для потенциальных международных конфликтов», [10] неоправданно и вряд ли необходимо, так как совсем не соответствует современным реалиям.

Вероятно, в посткоронавирусный период произойдет усиление роли национального суверенитета и государственности в целом. Однако, несмотря на провал процессов американо-глобализации, страны будут стремиться найти поддерживать международные механизмы для борьбы с кризисами и общими угрозами на международной арене. Из-за серьезного ущерба, который наносит кредитам и экономике Соединенных Штатов и Европы 2020 год, а также неспособности Европейского Союза помочь своим государствам-членам, Восток может стать более значимым для всего мира. [50] Следовательно, такие страны, как Китай, Россия, Индия, а также Иран смогут с большей успешностью добиваться регионального лидерства в своих геополитических зонах интереса. [37]

Таким образом, вне зависимости от того какой вариант современного миропорядка считается наиболее соответствующим реальности, необходимо подытожить, что такой порядок является более или менее устойчивым. И говорить об установлении нового международного порядка еще рано. [50] На современную систему международных отношений интенсивно воздействуют различные противоречивые управляемые и неуправляемые процессы, которые постепенно сами могут привести к его очередной модификации (новому миропорядку) или окончательной смене на новую глобальную систему отношений между обществами. Кризисные ситуации по всему миру, очаги напряженности, замороженные конфликты также являются возможными факторами для жёсткой ревизии современного мирового порядка, в том случае если проявятся внезапно и одновременно. В результате некоторых вышеперечисленных сценариев многополярный / многополюсный / полицентричный мир может окончательно сменить однополярный порядок, может сложится новый тройственный порядок.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом данной статьи является всесторонний анализ современной системы международных отношений в ее историческом, геополитическом и футурологическом аспектах. Автор обосновывает актуальность исследования посредством произошедшего на фоне пандемии коронавируса всплеска идеологических публикаций и программных выступлений лидеров ведущих держав, таких как Г. Киссинджер в США, посвященных новейшей мирсистеме и балансу сил, существующем в XXI веке. В России аналогичным образом можно привести в качестве примера подобного всплеска статью заместителя председателя Совета Безопасности Д.А. Медведева «Сотрудничество в сфере безопасности в период пандемии нового коронавируса» в журнале «Россия в глобальной политике» и публикацию В. В. Путина, посвященную причинам Второй Мировой Войны и современной системе мироустройства, роли ООН в мировой политике, и в которой через историческую память обосновывается концептуальная важность саммита новой «пятёрки» - России, Китая, Франции, США, Великобритании и т.д. Основной целью статьи является рассмотрение возможных альтернативных сценариев установления в мировой системе баланса сил ведущих держав и построение порядка, основанного на множественных центрах политики, оказывающих влияние на всю совокупность государств.
Исследование имеет вполне обоснованную логическую структуру, опирается на ряд ключевых определений, имеет концептуальный аппарат, заимствованный из современного научного дискурса международных отношений. Автор использует расширенную библиографию, включающую в себя как зарубежные, так и отечественные источники, работы ведущих ученых в области мировой политики и макрорегиональных исследований. В статье описываются характеристики как существовавших ранее в истории мировых порядков, так и новейших, формирующихся в условиях глобализации и развития открытой экономики в эпоху Индустрии 4.0. Научная новизна исследования имеет несомненный характер, поскольку автором акцентируются существующие версии как однополярного, так и многополярного мира, с опором на новейшую методологию, включающую в себя анализ мировых систем с точки зрения комплиментарных подходов: фаталистского, посреднического и трансцендентного (К. Бут и Н. Уилер).
Несмотря на то, что статья написана на хорошем научном языке, качественно проработана с точки зрения структуры, она не лишена некоторых недостатков формального плана. Так, например, несмотря на то, что автор использует методологию исследования, разрабатываемую в русле современных теорий международных отношений, она не прописана так, как того требуют условия публикации в журналах издательства Nota Bene. Отсутствует визуальное деление на тематические подзаголовки. Название статьи в целом сформулировано не вполне удачно, так как не в полной степени отражает ее содержание и основную исследовательскую целевую установку.
Тем не менее, приводимые выводы и результаты исследования представляют значительный интерес для аудитории журнала "Международные отношения", поскольку в ней приводится обоснованный с научной точки зрения прогноз об усилении роли национальных суверенитетов и государственности на фоне глобальных угроз, вызванных универсальными системами взаимоотношений в рамках уязвимых международных союзов и институтов. Автор приходит к выводу, что существующая система международных отношений является устойчивой и представляется преждевременным делать заключения относительно появления в обозримом будущем новой модели мирового порядка, имеющей полицентричный характер. Статья может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.