Статья 'Командиры полков «иноземного строя» в 1654 г.: особенности формирования русского офицерского корпуса.' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Командиры полков «иноземного строя» в 1654 г.: особенности формирования русского офицерского корпуса

Коротков Василий Олегович

кандидат исторических наук

Кандидат исторических наук

121351, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Кунцевская, 120, кв. 150

Korotkov Vasilii Olegovich

PhD in History

Candidate of Historical Sciences

121351, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Kuntsevskaya, 120, kv. 150

v_korotkoff1@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2021.4.36230

Дата направления статьи в редакцию:

02-08-2021


Дата публикации:

09-08-2021


Аннотация: Предметом исследования настоящей работы является формирование высшего командного состава полков "иноземного строя" в 1654 г. В статье исследуются детали биографий 37 командиров полков "иноземного строя", существовавших к началу русско-польской войны 1654-1667 гг., в частности - происхождение и время появления их в России, опыт службы за границей, производство в чинах, национальный состав, отношение к православию, распределение по действующим армиям в кампанию 1654, доля возглавляемых ими войск в главных армиях. Работа основана на многочисленных документальных материалах Иноземского и Посольского приказов, в том числе впервые вводимых в научный оборот. В настоящей работе впервые исследованы биографии большинства офицеров, возглавивших полки "иноземного строя" в 1654 г. Проанализированы их происхождение, производство в чинах в России до начала русско-польской войны, участие в кампании 1654, национальный состав, вероисповедание, предложена их классификация на основе опыта службы в западноевропейских странах. На основании анализа офицерских "служб" можно констатировать, что полки "иноземного строя" в главных армиях возглавлялись наиболее квалифицированными нововыезжими иноземцами, носителями западноевропейского военного опыта. Служба молодых русских офицеров под началом опытных иноземцев стала важным этапом в формировании национального офицерского корпуса.


Ключевые слова:

Офицерский корпус, Полки иноземного строя, XVII век, Армия, Иноземцы, Шотландцы, Офицеры, Тринадцатилетняя война, Рейтары, Русское царство

Abstract: The subject of this research is the formation of the higher command personnel of the foreign order regiments in 1654. The article examines the details of the biographies of 37 commanders of the foreign order regiments that existed by the beginning of the Russo-Polish War of 1654–1667, namely their origin in Russia, foreign service experience, production in the ranks, ethnic composition, attitude towards Orthodoxy, army allocation in the campaign of 1654, and share of troops they led in the chief armies. The work is based on the wide array of documentary materials of IInozemsky Prikaz (Office for the Affairs of the Foreigners) and Posolsky Prikaz (Ambassadorial Office); some of the materials are newly introduced to the scientific discourse. This article is first to explore the biographies of majority of commanders of foreign order regiments in 1654. Analysis is conducted on their origin, production in the Russian prior to the Russo-Polish War, participation in the campaign of 1654, ethnic composition, confession; classification is offered based on the service experience in Western European countries. The analysis of officer “services” acknowledges that the foreign order regiments in the chief armies were led by the most competent newcomer foreigners with the Western European military experience. The young Russian officers service led by the experienced foreigners became a pivotal stage in the formation of the national officer corps.


Keywords:

Officer's corps, Foreign order regiments, XVII c., Army, Foreigners, Scots, Officers, Thirteen years war, Reitars, Russian thardom

Стратегические задачи, стоявшие перед Россией в XVII веке – возвращение Смоленска, борьба с Крымом и Турцией – требовали наличия боеспособной армии. Развитие военного дела, а также разорение помещиков во время опричнины и Смуты привели к тому, что традиционная военная организация оказалась недостаточно эффективной. Выход был найден в обращении к западноевропейскому опыту. В Смоленскую войну части, сформированные по иноземному образцу, показали достаточно высокую боеспособность, и этот опыт получил развитие в ходе подготовки к новой войне.

К началу 1653 г. в русской армии существовали следующие полки «иноземного строя» – рейтарский полк И. Фанбуковена, 3 солдатских полка в Заонежье и 2 драгунских полка на Белгородской черте. В 1653-1654 гг. начинается массовое формирование новых полков. К началу Тринадцатилетней войны численность полков «иноземного строя» составляла 23 солдатских, 6 рейтарских, 7 драгунских и гусарский полки. Сведения о времени формирования и действиях всех полков приведены в работах О.А. Курбатова [1][2].

Такое резкое увеличение численности армии потребовало соответствующего офицерского корпуса, в частности – старших офицеров. Правительство осознавало проблему отсутствия кадров, а также нежелание русских дворян подчиняться иноземцам, и вело работу по созданию национального офицерского корпуса. В 1649 г. был создан полк И. Фанбуковена, являвшийся офицерской школой для дворян. Офицерами в нём служили иноземцы, в основном нововыезжие. К 1654 г. обучение в нём прошло около 2000 человек. Не менее 400-500 из них получили офицерские чины в новоформируемых солдатских и драгунских полках [2, с. 102], на базе остальных были развернуты ещё 5 рейтарских полков.

Тем не менее, этого числа явно было недостаточно для обеспечения всех полков, в особенности пеших, рядовые ратники которых были менее склонны к возражениям против иноземных офицеров. В результате к началу Тринадцатилетней войны старший командный состав полков «иноземного строя» был практически полностью укомплектован иноземцами. Исследование происхождения и служб офицеров, возглавивших русские полки перед Смоленской войной, позволяют выявить ряд закономерностей формирования русского офицерского корпуса.

Главная армия.

Центральная армия возглавлялась непосредственно царём Алексеем Михайловичем. Задачей её было наступление на Смоленск. Организационно она делилась на Государев полк, Большой полк, возглавляемый князем Я. К. Черкасским, Передовой полк, Сторожевой полк и Большой наряд [1, с. 504-505]. В её состав входили следующие полки:

Полк рейтарского строя Василия Ильича Фандроцкого. Первая рейтарская «тысяча» была переформирована из полка И. Фанбуковена. Силезский шляхтич Иоганн фон Друшке, генерал-майор английской службы, баронет, прибыл в Россию в 1653 г. и принял православие. Фандроцкий погиб 16 августа 1654 при штурме Смоленска, на его место был назначен подполковник Венедикт Змеев [3, с. 22-24, 30].

Полк рейтарского строя Исаака Григорьева сына Фанбуковена. Голландец, католик Исаак Фанбуковен, ветеран английской гражданской войны, выехал в Россию в 1647 г. в чине майора и в 1649 г. сформировал полк рейтарского строя, ставший первой русской офицерской школой [4, с. 21]. И. Фанбуковен, видимо, умер в 1654 г.

Полк рейтарского строя Филиппа Альбертуса Фанбуковена. Старший сын Исаака Фанбуковена, также католик, выехал в Россию вместе с отцом в 1647 г. в чине капитана, на смотру показал, что «добр добре» [5, с. 167]. С 1649 г. являлся подполковником рейтарского полка И. Фанбуковена. С ростом численности полка 29 июля 1650 г. Ф. А. Фанбуковен был произведен в полковники [6, л. 525]. Однако 5 июля 1654 г., вскоре после боя под Колодней, Ф. А. Фанбуковен по какой-то причине был переведён в полк солдатского строя, а его место занял А. Фамендин [1, с. 505] (о нём см. ниже).

Полк рейтарского строя Василия Кречетникова. В историографии Васильев Васильев сын Кречетников назван иноземцем старого выезду [7, с. 28], хотя в боярских книгах за 1629, 1636, 1640 и 1658 гг. указан в чине дворянина московского [8, с. 212]. В 1640 гг. Кречетников служил в драгунском строе на Белгородской черте [9, л. 3]. В чине полковника он упоминался уже в 1649 г. во время сборов на южных рубежах против татар [10, с. 457-458]. Таким образом, если гипотеза о его русском происхождении верна, В. Кречетникова следует считать первым русским полковником.

Полк гусарского строя Христофора Фёдорова сына Рыльского. Поляк Христофор Рыльский выехал в Россию во время Смуты, в 1622 г. принял крещение, к 1629 г. был произведен в ротмистры над служилой литвой. В 1634 г. возглавил шквадрону из рейтарской, гусарской и драгунской рот, с которой воевал на южных рубежах. В 1646-1649 гг. Рыльский в чине полковника действует против крымских и ногайских татар во главе рейтарского, а затем драгурского полков. Наконец, в 1652-1653 г. Рыльский сформировал гусарский полк, с которым и выступил в Государев поход [11, с. 121, 124, 126-128]. Судя по всему, полк Рыльского не принимал участия в бою, исполняя лишь представительские функции, и к следующей кампании был расформирован.

Полк драгунского строя Антония Грановского. Французский инженер и доктор богословия Жан де Грон выехал в Россию в 1651 г. и 10 января 1652 г. принял православие. Полк Грановского включал значительное количество специалистов артиллерийского и инженерного дела и предназначался для ведения осадных работ и сопровождения Большого наряда [12, с. 319-320]. Судя по отсутствию в документах и свидетельствах иноземцев каких-либо указаний на чины, Грановский не был профессиональным военным, но в данных условиях от него требовались скорее навыки инженера и организатора, чем офицера.

Полк драгунского строя Клавдиуса Деспевилля. «Лотринской земли знатный человек» полковник Клавдиус Францискус Рекольдин Деспевиль был приглашен на русскую службу посольством князя Репнина-Оболенского в Польше. Деспевиль в течение года «проведывал всякие вести», после чего 13 апреля 1654 г. выехал в Россию [13, с. 571].

Полк солдатского строя Авраама Ильича Лесли. Знаменитый шотландский генерал-майор вновь въехал в Россию в 1647 г. и получил чин полковника. В 1652 г. Лесли перешёл в православие и получил чин «старшего полковника» – фактически генеральский. Старшинство Лесли подчеркивалось размером полка, насчитывавшего 2400 человек в 15 ротах. По итогам Государева похода Лесли был присвоен чин генерала [1, с. 504].

Полк солдатского строя Алексея Ильича Бутлера. Полковник Яган Бутлер выехал в Россию в 1650 г. [14, л. 565] и позднее перешёл в православие.

Полк солдатского строя Александра Гибсона. Генерал-майор Ричард Гибсон прибыл на русскую службу в 1651 г. [15, л. 28], в 1653 г. перешёл в православие. Наряду с Лесли и Бутлером Гибсон пользовался большим уважением Алексея Михайловича.

Полк солдатского строя Кашпира Яндера. «Цесарские земли» Кашпир Яндер, лютеранин, служил в армиях Империи, Дании и герцогства Саксен-Лауэнбурга, где выслужил чин подполковника. В Москву он прибыл 17 февраля 1654 г. Первоначально он был назначен подполковником полка А. Барклая, но в апреле получил собственный солдатский полк [9, л. 96-98][16, л. 150, 152-158, 354].

Полк солдатского строя Франца Траферта. Английский полковник Франц Траферт прибыл в Россию в марте 1653 г. [17, л. 558 об.].

Полк солдатского строя Ариста Фамендина. Арист (Орест) Семенов сын Фамендин – иноземец старого выезда. В 1640 гг. он был ротмистром одной из рот служилых немцев, а в 1648 г. возглавлял приказ Тульского драгунского строя [18, с. 156, 205], к 1650 г. дослужился до майора [6, л. 433]. В 1653/54 гг. Фамендин перешёл в православие и был произведен сразу в полковники [9, л. 198]. 5 июля 1654 г. заменил Ф. А. Фанбуковена в третьей рейтарской «тысяче».

Особый Большой полк боярина А. Н. Трубецкого.

Первоначально полк Трубецкого находился в Брянске «для оберегания украинных городов», но в мае 1654 г. развернул наступление в Литве [1, с. 506]. 14 августа Большой полк нанёс поражение гетману Я. Радзивиллу в битве под Шепелевичами. На начало кампании в состав полка Трубецкого входили следующие полки:

Полк рейтарского строя Лоренца Мартота. Француз Лоренц (Ларонц) Мартот выехал в Россию в 1650 г. в чине ротмистра и 11 октября был назначен в полк Фанбуковена [14, л. 503, 565]. 26 июля 1653 г. он получил чин полковника [17, л. 463].

Полк рейтарского строя Фёдора Вормзера. Выходец из Империи Христофор Вормзер выехал в Россию в 1653/54 г. в чине подполковника. В России он крестился в православие, за что был произведен в полковники [9, л. 57, 198].

Полк солдатского строя Данилы Краферта. Представитель известного шотландского клана, Данило Краферт выехал на русскую службу 10 февраля 1653 г. в чине подполковника, но сразу был произведен в полковники [17, л. 556].

Полк солдатского строя Ивана Юрьева сына Ниротморцева. Первоначально полк возглавлял полковник Юрья Вен, выехавший в Россию в 1653 г., но он умер от болезни ещё до начала войны [16, л. 96];[17, л. 562], и его место занял Иван Ниротморцев, иноземец старого выезду. В 1649 г. Ниротморцев числился капралом в роте майора Ариста Фамендина [6, л. 462]. К 1653 г. дослужился до майора, в 1653/54 г. крестился в православие и получил чин полковника [9, л. 198].

Полк солдатского строя Германа Фанстадена. Остзейский немец, полковник выехал в Россию в марте 1653 г. по приглашению А. Бутлера [17, л. 558 об.].

Полк солдатского строя Александра Барклая. Шотландец Александр Барклай выехал в Россию в 1653/54 г. в чине подполковника [9, л. 57]. Умер в конце 1654 г. или в 1655 г. [19, л. 569].

Полк солдатского строя Якова Флека. Англичанин Яков Флек служил в России во время Смоленской войны и был произведён в капитаны [20, с. 142]. После Смоленской войны был выслан за границу. Я. Флек вновь выехал в Россию в 1653 г. уже в чине подполковника. После 1654 г. его имя исчезло из документов [17, л. 560].

Полк солдатского строя Елисея Фёдорова сына Цыклера. Сведений о службе Цыклера в других странах и времени его появления на русской службе обнаружить не удалось. Можно предполагать, что он выехал в Россию осенью 1653 г. или зимой 1654 г. в чине не ниже майорского. В России Цыклер перешёл в православие.

Полк солдатского строя Николая Фанстадена. Брат Г. Фанстадена, Николай Фанстаден выехал в Россию в 1653 г. в чине полковника [17, л. 562].

Полк солдатского строя Андрея Гамолтона (предположительно). «Шкоцкой земли» Андрей Гамолтон – выходец из г. Глазго, роялист, в Россию въехал в 1647 г. в чине поручика и был принят в полк А. Краферта [21, л. 2].

Новгородский полк

В Новгородский полк боярина В. П. Шереметева входили поселенные солдатские полки, сформированные в 1649 г. на шведской границе. В походе 1654 полки приняли участие в неполном составе, часть их осталась прикрывать границу [1, с. 157].

Полк солдатского и драгунского строя Мартына Кормихеля. К 1654 г. насчитывал 22 роты, разбитые на 4 шквадроны – три солдатские и одну драгунскую. Шотландец Мартын (Мартин, Монго) Кормихель выехал в Россию в 1631 г. К 1647 он выслужился до полковника [10, с. 409]. Скончался в ноябре 1655 г. от ран, полученных в сражении под Брестом [22, с. 162].

Полк солдатского строя Александра Гамолтона. Насчитывал 24 роты, видимо, также разбитые на несколько шквадрон. Шотландец Александр Гамолтон выехал в Россию в 1635 г. в чине капитана и к 1646 г. дослужился до полковника. С 1649 г. служил в Заонежье [23, с. 73-74].

Полк солдатского строя Ивана Иванова сына Свана. Насчитывал всего пять рот, поэтому возглавлялся подполковником. Анц Сван выехал в Россию перед Смоленской войной, в 1632 г. состоял в чине прапорщика [24, л. 9], к 1649 г., судя по смене имени, принял православие и дослужился до квартирмейстера в полку М. Кормихеля [25, с. 171] .

Севский полк

Севский полк окольничего А. В. Бутурлина действовал на Украине совместно с Б. Хмельницким. Все три полка были сформированы в 1653 из комарицких драгун [1, с. 508].

Полк драгунского строя Ягана Гевиш Фанговена. Выходец из Империи Яган Гевиш Фанговен выехал на русскую службу в 1653 г. в чине подполковника [17, л. 556].

Полк драгунского строя Вилима Эглина. Вилим Эглин выехал на русскую службу перед Смоленской войной [24, л. 1]. В конце 1640 гг. служил в полку А. Краферта [6, л. 528]. В 1650 г. В. Эглин был капитаном в полку И. Фанбуковена, но в 1651 был переведён обратно в полк А. Краферта [14, л. 505].

Полк драгунского строя Вилима Алента. Вилим Алент (Алин) выехал на русскую службу в 1647 г. в чине капитана [26, л. 1.]. На смотре получил характеристику И. Фанбуковена «добр» [5, с. 167] и был зачислен в его полк [14, л. 504]. К ноябрю 1653 г. В. Алент числился подполковником в Севске [1, с. 508].

Рыльский полк

Рыльский полк боярина В. Б. Шереметева в кампанию 1654 планировалось использовать на Украине, но из-за сведений о татарах три солдатских полка остались прикрывать южные рубежи. Приказ Тульского драгунского строя существовал с 1638 г., четыре солдатских полка были сформированы и обучены в 1653 г. [1, с. 509-510].

Приказ Тульского драгунского строя Рофайлы (Рафаила) Ананьина сына Корсака. Польский шляхтич ротмистр Рофайло Корсак выехал на русскую службу в 1650 г. [27, л. 4 об.], а в 1651 г. пожалован в майоры [14, л. 573]. Крестился в православие под именем Обросим, хотя в документах продолжал именоваться Рофайло. За крещение был написан по московскому списку. В апреле 1653 г. был произведен в полковники [17, л. 568]. Сохранилось сообщение В. Б. Шереметева, что Корсак «учит гораздо» [18, с. 334].

Полк солдатского строя Александра Краферта. Шотландец Александр Краферт был одним из старейших офицеров-иноземцев – он был завербован А. Лесли в 1629 в чине капитана. В 1633 А. Краферт получил чин подполковника, а в 1634 был произведен в полковники [20, с. 136-137]. Долгое время служил на южных рубежах, обучал солдат, строил укрепления, создавал инструкции для русских воевод [18, с. 121-122, 335].

Полк солдатского строя Ягана Краферта. Родной брат А. Краферта, Яган Краферт выехал на русскую службу в 1646 [28, л. 1]. Из документов неясно, какой чин он имел при выезде, однако уже в 1650 он числился полковником [6, л. 545], из чего следует предполагать чин не ниже майорского. Косвенно это также подтверждается размером его пожалования при выезде – 40 соболей в 50 рублей [29, л. 1], что сопоставимо с выплачиваемым другим старшим офицерам.

Полк солдатского строя Джона (Ягана) Лесли. Барон Джон Лесли впервые упомянут в 1649 как подполковник солдатского полка А. Краферта [6, л. 513], 20 марта 1653 произведён в полковники [17, л. 440].

Полк солдатского строя Юрьи Гутцына. Англичанин Юрья Гутцын (Гудсон) выехал в Россию в 1653 в чине полковника [17, л. 558 об.].

Другие полки.

Полк драгунского строя Христофора Гундертмарка. Датский подполковник Яган Гундертмарк длительное время воевал в Тридцатилетней войне против Швеции [30, s. 72-75]. Он прибыл в Россию в 1650 г. [31, л. 6], в 1652 крестился в православие и получил чин полковника [9, л. 191]. По какой-то причине крещение не сказалось ни на жаловании полковника, ни на его положении в армии – его полк был оставлен охранять Белгородскую черту.

Полк солдатского строя Томаса Краферта. Новый полк в составе Новгородского полка только начал формирование и в 1654 г. участия в боях не принимал. Шотландец Томас Краферт выехал в Россию в 1650 г. в чине капитана и был назначен в полк А. Краферта. 26 октября 1652 г. он был произведён в майоры, а 30 марта – в подполковники [17, л. 441]. Наконец, в 1654 г. Т. Краферт получил чин полковника [9, л. 23].

Полк солдатского строя Якова Урвина. Полк усилил гарнизон г. Терки на Кавказе, где только что закончилась русско-персидская война. Яков Урвин (Janus Irwing), вероятно, выехал в Россию во время Смоленской войны (в списках иноземцев 1620 гг. эта фамилия не упоминается). Начиная с 1638 г., он в чине капитана служил «на Туле, и на Веневе, и в Переславле Рязанском». В 1648 г. Урвин был произведён в майоры и отправлен на Дон во главе тысячи солдат воевать с татарами и ногайцами [32, с. 895, 898]. По итогам донской службы Урвин был произведён в подполковники [33, с. 287-288, 300-306]. 28 марта 1653 г. Урвин был повышен до полковника и был отправлен на Кавказ, где находился до 1655 г. [17, с. 528].

37 командиров можно классифицировать следующим образом:

Иноземцы, выехавшие в Россию в 1647-54 гг. в высоких чинах (от майора до генерала). Таковых выявлено 17 человек, предположительно к таковым относятся ещё три офицера (Е. Цыклер, Я. Лесли, Я. Краферт).

Иноземцы, выехавшие в Россию в невысоких чинах (до капитана или ротмистра). Таковых выявлено 12 человек. Внутри этой категории также можно провести разделение на выехавших в 1620-30 гг. и оставшихся на русской службе после Смоленской войны (6 человек) и выехавших в 1647-1650 гг. (также 6 человек). Из последней группы 3 человека служили офицерами в полку И. Фанбуковена и, очевидно, были признаны им достаточно квалифицированными для занятия полковничьих чинов. Высокую квалификацию И. Фанбуковена признавали другие офицеры [34, с. 9]. Карьерные «скачки» некоторых офицеров (напр., Т. Краферта, за 4 года выслужившегося из капитанов в полковники) объяснимы недостатком квалифицированных кадров.

Иноземцы «старого выезду», родившиеся в России и никогда не служившие в иностранных армиях. Таковых выявлено 2 человека. В отношении опыта и подготовки к ним должен быть приближен В. Кречетников, безотносительно его реального происхождения.

Вне классификации остаются М. Кормихель и А. Грановский, о службе которых в западноевропейских армиях сведений не обнаружено.

Как были распределены эти офицеры?

В центральной армии большая часть полковников (8 из 13) относилась к числу выехавших в Россию в высоких чинах, выслуженных на полях Тридцатилетней и Английской гражданской войн, в том числе все три генерала. В полку А. Трубецкого доля таковых офицеров ещё выше – 8 из 10 полковников.

Напротив, полки Новгородского полка возглавляли офицеры, служившие в России более 20 лет. Среди полковников Севского и Рыльского полков встречались обе категории иноземцев.

В центральной армии под командованием полковников «иноземного строя» оказалось примерно 5 тысяч кавалерии из 20 тысяч и 12 тысяч пехоты из 18 тысяч. В Большом полку А. Трубецкого полковникам под начало были отданы 2 тысячи кавалерии из 5500 и почти вся пехота – 11 тысяч из 12 [35, с. 42-48].

Национальный состав полковников из нововыезжих иноземцев таков. 10 – шотландцы, 4 – выходцы из Империи, по 3 – англичане и французы, по 2 – голландцы, остзейские немцы и поляки, 1 датчанин, о 7 офицерах точных сведений нет.

11 нововыезжих иноземцев приняли православие. Примечательно, что с учётом В. Кречетникова и иноземцев старого выезду в центральной армии православными было 8 полковников из 13. В других войсковых группировках вопросу вероисповедания уделяли заметно меньше внимания. В полку А. Трубецкого насчитывалось 3 православных полковника из 10.

Как видно, в армии, наносившие главные удары, назначались наиболее опытные и заслуженные офицеры. При этом в центральной армии предпочтение отдавалось православным полковникам, тогда как не менее опытные полковники, сохранившие старую веру, в основном оказались в полку А. Трубецкого. Заметным исключением оказался Х. Гундертмарк. Несмотря на значительный опыт и принятие православия, он был оставлен на Белгородской черте с обычным для солдатского полковника жалованием.

Следует также отметить, что уже к концу 1655 г. состав полковников заметно изменился. В 1654 г. погиб В. Фандроцкий, умерли И. Фанбуковен, А. Барклай, Я. Флек. Гусарский полк Х. Рыльского был расформирован, и в 1656 г. Рыльский участвовал в Рижском походе в качестве обозного головы [11, с. 129]. А. Грановский был отправлен на воеводство в Уфу. К. Деспевилль и Л. Мартот покинули Россию в конце 1655 г. [36, л. 1]; [37, л. 1] . М. Кормихель скончался от ран в 1655 г.

Можно констатировать, что в 1654 г. полки «иноземного строя» возглавили высокопрофессиональные офицеры-иноземцы, в основном из выехавших на русскую службу непосредственно перед войной. Под их началом русские начальные люди получили опыт командования подразделениями, организованными на западноевропейский манер, и к концу 1650 гг. были готовы стать полковниками. При этом нехватка квалифицированных кадров вынуждала русское правительство присваивать некоторым офицерам чины без достаточной выслуги.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вплоть до настоящего времени вокруг личности Петра I идут споры: западники считают, что деятельность первого русского императора привела к позитивным переменам, в свою очередь, славянофилы скептически относились к его реформам, считая, что он увёл страну с ее собственого пути развития. Однако далеко не все изменения в петровскую эпоху не имели аналогов в предшествующий период: это относится и к отправке на учебу за границу молодых людей, и к так называемым «полкам иноземного строя».
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является русский офицерский корпус в середине XVII в. Автор ставит своими задачами проанализировать кадровую проблему в русском офицерском корпусе, а также рассмотреть происхождение офицеров.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать ряд закономерностей формирования русского офицерского корпуса. Научная новизна статьи определяется также привлечением архивных материалов.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 30 различных источников и исследований. Источниковая база статьи представлена опубликованными материалами и документами из Российского государственного архива древних актов. Из используемых исследований отметим труды О.А. Курбатова, И.Б. Бабулина, А.В. Малова и других авторов, в центре внимания которых различных аспекты формирования русского офицерского корпуса в XVII в. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей русской армии, в целом, так и «полками иноземного строя», в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «стратегические задачи, стоявшие перед Россией в XVII веке – возвращение Смоленска, борьба с Крымом и Турцией – требовали наличия боеспособной армии», что привело к западноевропейскому опыту организации военного дела. Как отмечает автор, «в армии, наносившие главные удары, назначались наиболее опытные и заслуженные офицеры». Примечательно, что «при этом в центральной армии предпочтение отдавалось православным полковникам, тогда как не менее опытные полковники, сохранившие старую веру, в основном оказались в полку А. Трубецкого».
Главным выводом статьи является то, что «в 1654 г. полки «иноземного строя» возглавили высокопрофессиональные офицеры-иноземцы, в основном из выехавших на русскую службу непосредственно перед войной», при этом «под их началом русские начальные люди получили опыт командования подразделениями, организованными на западноевропейский манер, и к концу 1650 гг. были готовы стать полковниками».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.