Статья '«Если газопровод будет построен, мы проиграем»: стенограмма встречи Р. Рейгана с Советом национальной безопасности по вопросу антисоветских санкций' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет и редакционная коллегия > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

«Если газопровод будет построен, мы проиграем»: стенограмма встречи Р. Рейгана с Советом национальной безопасности по вопросу антисоветских санкций

Якупов Роман Александрович

кандидат исторических наук

Исполнитель научного проекта

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Маршала Крылова, 13, кв. 6

Yakupov Roman Aleksandrovich

PhD in History

Scientific Project Executant, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Marshala Krylova, 13, kv. 6

penza.pr58@mail.ru
Якупова Дарья Викторовна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра истории России и методика преподавания истории Историко-филологического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный университет»

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Лермонтова, 37

Yakupova Dar'ya Viktorovna

PhD in History

Associate Professor, Section of Russian History and Methodology for Teaching History, Department of History and Philology, Penza State University

440026, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Lermontova, 37

bubnova90@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2021.4.36124

Дата направления статьи в редакцию:

17-07-2021


Дата публикации:

06-10-2021


Аннотация: Объектом исследования является рассекреченная стенограмма заседания Совета национальной безопасности США от 9 июля 1981 года, посвященная обсуждению вариантов введения экономических и политических ограничений в отношении строящегося советского магистрального газопровода. Предметом настоящего исследования выступает изучение информативных возможностей делопроизводственной документации заседаний Совета национальной безопасности США для научной оценки санкционной политики американского правительства, реализованной в отношении Советского Союза в 1980-е годы в рамках директив по ограничению доступа советского государства к внешним рынкам. Статья посвящена изучению публикуемой протокольной записи заседания Совета национальной безопасности США и связанных с ней документов, содержащих в своей повестке вопросы создания режима воспрепятствования строительству магистрального газопровода в Европу. Новизна исследования определяется тем, что впервые в рамках источниковедческого анализа изучены представления о замыслах команды президента США Р. Рейгана по осуществлению попыток пресечения активных действий СССР по развитию торговли энергоресурсами с Западной Европой. Публикация документа впервые позволяет наглядно убедиться, что идеи сдерживания торгово-экономического развития Советского Союза впоследствии нашли свое применение и в XXI веке, когда очередной газовый проект России «Северный поток» превратился в один из важных форпостов в системе контроля интересов национальной безопасности США в Европе. На основе впервые введенных в научный оборот документов из зарубежных архивов ЦРУ, Библиотеки Р. Рейгана, материалов американской периодической печати, мемуаров детально изучены варианты, подготовленные американскими ведомствами, касающиеся полной остановки, сдерживания и ограничения доступа участников советско-германской газовой сделки к внешним рынкам и ресурсам, а также реакция бизнес-сообщества на очередное торгового эмбарго с СССР. Публикацию текста стенограммы предваряет вступительная статья, которая приводит сведения о предыстории появления документа.


Ключевые слова:

Рейган, санкции, США, СССР, источниковедческий анализ, газопровод, ЦРУ, холодная война, международные отношения, разрядка

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта № 19-09-00261 «Социально-политическое развитие СССР в конце 1970-х–1991 г. в аналитических обзорах Центрального разведывательного управления».

Abstract: The object of this research is the declassified transcript of the US National Security Council Meeting of July 9, 1981, dedicated to introduction of the economic and political restrictions on building of the Soviet gas main pipeline. The subject of this research is the analysis information-bearing capabilities of the office documentation of the US National Security Council Meetings for conducting the scientific assessment of sanctions policy of the US government against the Soviet Union in the 1980s as part of directives on restricting the access of the Soviet Union to foreign markets. The article examines the published protocol the US National Security Council Meeting and related documents that contain information on creating the regime to impede the construction of the gas main pipeline to Europe. The novelty of lies in the fact that this article is first within the framework of historiographical analysis to study the plans of the US President R. Reagan on interruption of the active efforts of the Soviet Union to supply Western Europe with energy. Publication of the document clearly demonstrates that the ideas of restarting the trade-economic development of the Soviet Union were later implemented in other countries in the XXI century, when the Russian Nord Stream pipeline became one of the crucial vanguards within the system of control of the US national security interests in Europe. Based on the newly introduced documents from the foreign archives of the CIA, Ronald Reagan Presidential Library, materials of the US periodical press, and memoirs, the author explores the options prepared by the US agencies aimed at complete shutdown, and restriction of access of the participants of the Soviet-German gas pipeline deal to foreign markets and resources, as well as the response of business community to trade embargo with the USSR.


Keywords:

Reagan, sanctions, USA, Soviet Union, source studies analyses, gas pipeline, CIA, Cold War, foreign relations, détente

История санкционной политики США в отношении Советского Союза активно изучается историческим сообществом, в том числе и сегодня, когда наблюдается очередной виток внешнеполитического противостояния между двумя государствами [1-5]. Вместе с тем, на страницах академических трудов источниковедческие аспекты процесса принятия политических решений о введении относительно СССР санкций и торгово-экономических ограничений, равно как и деятельность подразделений аппарата президентской администрации США в этом направлении в 1980-е годы, предметом специальных исследований не становились. В период подготовки ряда работ по «санкционной дипломатии» в отношении СССР в 1980-е гг., а также формирования концепции советской энергетической угрозы Европе они базировались на основе еще не полностью рассекреченных материалов фондов Исполнительного секретариата Совета национальной безопасности, коллекций Н. Бейли, С. Данзански, фонда будущего посла США в СССР Дж. Мэтлока, коллекции У. Кларка, Дж. Бейкера [6-7]. В этой связи чрезвычайно полезной выступает исследовательская работа по введению и публикации в научный оборот новых источников из зарубежных архивов, которые в настоящее время стали доступными для изучения.

Ключевой задачей работы выступает публикация детального и полного перевода англоязычного архивного документа, идентификация представленных в нем персоналий, проведение качественной атрибуции и группировки публикуемого источника, а также определение отсутствия его дублетности и сопутствующее археографическое оформление. В рамках анализа происхождения документа изучена структуры органов государственной власти США и их компетенции в описываемый хронологический период.

При решении исследовательских задач авторами был использован комплексный методологический подход, который выстроен в сочетании источниковедческой критики публикуемого источника с биографическим и проблемно-хронологическим методами. Это позволило определить специфику, информативность содержания изучаемого документа с целью установления достоверности исторически значимых и биографических фактов. Исследование базировалось и на использовании микроисторического подхода к изучению не только биографических сведений участников заседания Совета национальной безопасности США, но и практики реализации американской торговой политики в отношении СССР в 1980-е годы, отраженных в смежных документах. Указанная теоретическая совокупность позволила, насколько это представилось возможным, максимально интерпретировать выявленный документ, увязывая его появление с конкретно-исторической обстановкой и личностями.

После завершения detente, начиная с конца 1970-х годов, США неоднократно под различными предлогами и основаниями применяли, а также продлевали ранее введенные в отношении СССР санкционные действия, основной целью которых было ограничение доступа Советского Союза к твердой валюте, закупкам зерна за рубежом и технологиям. Как показывает история, резко негативную реакцию правительства США вызывали все проекты СССР, реализуемые в нефтегазовой отрасли за рубежом. После того, как в сентябре 1980 года европейские правительства отвергли энергетические альтернативы, предложенные заместителем госсекретаря США по экономическим вопросам Майером Рашишем, намеревавшемся отговорить европейцев от продолжения строительства трубопровода [8], американская администрация приступила к разработке различных вариантов сдерживающих санкций. Руководство США видело в заключении такого рода соглашений угрозу трансантлантическим экономическим и политическим интересам и даже риск размытия единства блока НАТО [9]. По мнению ряда американских политиков того времени, зависимость Европы от поставок советского газа давала возможность СССР эффективно противостоять США в условиях «холодной войны» [10].

Быстрый рост советского импорта с Запада в 1970-е гг. стало возможным благодаря значительному непредвиденному увеличению экспортных поступлений за счет скачка цен на нефть и готовности западных стран предоставлять крупные кредиты [11]. Наилучшим вариантом для Москвы, по мнению ЦРУ выступало восстановление утраченных позиций в долгосрочной перспективе в сфере сотрудничества западной Европы в строительстве новых крупных трубопроводов для дополнительных поставок природного газа [12; 13].

В Библиотеке Рейгана в разделе «Исполнительный секретариат, CНБ: Совет национальной безопасности. Материалы заседаний: отчеты, 1981–88 годы, NSC 00017, 9 июля 1981 года (2/3). Секретно» до 2016 года находился секретный документ под аскетичным названием «Встреча в кабинете министров Белого Дома». Данный документ является стенограммой встречи Р. Рейгана с членами Совета национальной безопасности США по вопросу вариантов блокировки строительства газопровода из СССР в Западную Европу. Информация, содержащаяся в историческим источнике, представляет особый интерес для всех исследователей, интересующихся темой американских санкций в отношении Советского Союза, а также ученых-международников. Ценность его содержимого даже не в том, что он отражает подлинное лицо американской политики, а в том, что аналогичные документы, которые досконально освещали процесс разработки санкций и позиции американского истеблишмента, ранее почти не публиковались (за исключением ряда записей дебатов в Сенате США) [14].

В 2016 году описываемый нами документ вошел в сборник архивных документов «Foreign Relations of the United States, 1981–1988, Volume III, Soviet Union, January 1981–January 1983», подготовленный Историческим отделом Государственного департамента США [15]. Оригинал данного документа в соответствии с Законом о свободе информации размещен на сайте электронного читального зала архива ЦРУ в разделе «Коллекция Рейгана» [16].

В тексте изучаемой стенограммы фигурируют и другие документы. В частности, протокол заседания Совета национальной безопасности от 6 июля 1981 года, посвященный контролю за торговлей между Востоком и Западом, аналитическая записка ЦРУ «Влияние трубопроводного проекта на советские военные усилия», а также два меморандума «Позитивный подход: Сибирский трубопровод и Западноевропейская энергетическая безопасность» и «Политика США по Западно-Сибирскому трубопроводу». Данные документы хранятся в Библиотеке Рейгана в разделе «Коллекция Эдвина Миза, документы 1981–1985» [17].

Публикуемая нами стенограмма встречи Совета национальной безопасности (СНБ) датирована 9 июля 1981 года. Место встречи – Белый Дом, Вашингтон. Повестка заседания – «Контроль торговли между Востоком и Западом». Встреча длилась с 15:40 до 16:40 и началась с опозданием на 10 минут. В заседании приняли участие: Президент США Рональд Рейган, торговый представитель США Уильям Э. Брок, Госсекретарь Александр М. Хейг младший, представитель США в ООН Джин Киркпатрик, Министр внутренних дел Уильям P. Кларк, помощник по экономическим и бизнес вопросам Роберт Д. Хорматс, Президент Национального университета обороны Джон С. Пустей, Министр обороны США Каспар Уайнбергер, заместитель Министра обороны Фрэнк Чарльз Карлуччи, глава администрации Президента Джеймс Аддисон Бейкер, Министр финансов США Дональд Томас Риган, советник Президента по национальной безопасности Ричард Винсент Аллен, заместитель советника Президента США по национальной безопасности Джеймс В. Нэнс, директор ЦРУ Уильям Дж. Кейси, советник президента США Эдвин Миз и другие лица.

Исторический факт встречи подтверждается перекрестной проверкой иных исторических источников, в том числе документов с расписанием встреч и событий Р. Рейгана на 9 июля 1981 года, хранящихся в Библиотеке Рейгана [18], а также аналогичными материалами ЦРУ [19]. Информация о встрече СНБ, касаемо советского газопровода, фигурирует и в опубликованных мемуарах. Так, 9 июля 1981 года американский президент Р. Рейган отметил: «СНБ [Совет национальной безопасности]: не определились с советским трубопроводом [20]. В справочных пометках к публикации изучаемого нами документа специалистами Исторического отдела Государственного департамента США данный аспект озвучен уже иначе: «СНБ [Совет национальной безопасности] – никак не определимся с советским газопроводом. Мы разделились в том, как же нам идти в попытке заблокировать его» [21]. Исследователям стоит только догадываться, почему версии дневниковых записей Р. Рейгана различаются.

«Дневники Рейгана» также указывают на то, что встреча в аппарате Белого Дома по теме советского газопровода была далеко не единственной. В записи от 6 июля 1981 года американский президент написал: «Длительная встреча СНБ [Совета национальной безопасности] по торговле с Советским Союзом… и что делать с советским газопроводом в Западную Европу. Дюжина вариантов, начиная от почти полной торговли с ограничениями только на чрезвычайно чувствительные военные технологии до полного бойкота. Я должен выбрать один из вариантов. Наши союзники, конечно, склоняются к торговле» [22].

Заседание Совета национальной безопасности США от 2 сентября 1982 года вновь было посвящено теме советского газа, но уже с участием нового госсекретаря Дж. Шульцом, сменившего на этом посту А. Хейга, и во взаимоувязке с событиями в Польше. В ходе встречи, в частности, велась дискуссия о введении санкций и использовании «польского» фактора в блокировке строительства газопровода [23].

Совет национальной безопасности, стенограмма заседания которого вводится в научный оборот в данной статье, это структурное подразделение Аппарата Белого Дома, функционирование которого основывалось на поиске и предварительной разработке взаимоприемлемых решений. Обсуждение ключевых вопросов за «круглым столом» вошло в историю американского института управления как «кабинетное правление». В ходе организуемых заседаний участники высказывали свои различные точки зрения, но независимо от своего субъективного мнения, поддерживали принимаемые большинством участников решения.

Оценивая изучаемый документ, отметим, что его секретность была связана с тем, что он содержал информацию, в которой высшим американским политическим руководством персонализированно высказываются различные варианты (их насчитывалось пять) сдерживания строительства советского газопровода до Западной Европы, активно обсуждались экстерриториальные санкции в отношении советских и европейских институтов промышленности, торговли и сотрудничества, которые были включены в качестве соисполнителей проекта по возведению новой нитки газопровода из Сибири.

Суть проблемы, которая затрагивается в стенограмме заключалась в выработке общего понимания с западноевропейскими странами стратегических последствий торговли между Востоком и Западом. Публикуемый документ отражает поляризацию взглядов участников заседания Совета национальной безопасности не столько относительно различий в суждениях о том, «в интересах ли США препятствовать советскому производству», сколько в части различных индивидуальных оценках того, «как можно было убедить американских союзников в Европе за разумные деньги [16 млрд долл.] последовать рекомендациям США» [24]. В документе прослеживается кризис неоконсервативной идеологии политики национальной безопасности Р. Рейгана, так как он вскрыл недопониманиемнения США со стороны европейских союзников.

Сам документ заседания Совета национальной безопасности от 9 июля 1981 года не содержит точного описания вариантов санкционной политики, однако данную информацию мы обнаружили в архиве ЦРУ, она также опубликована и рассекречена (Таблица 1.).

Таблица 1.

Варианты политики США и союзников в торговле с Советским Союзом, подготовленные к заседанию Совета национальной безопасности

6 июля 1981 года [25]

Контроль безопасности

Нефть/газ

Сибирский трубопровод

Лицензия Caterpillar Tractor Company натрубоукладчики

I.

Ограничить оборудование и технологии, критически важные для военного производства и использования.

Отказать во всех лицензиях на нефтегазовое оборудование и технологии.

Давление на наших союзников, чтобы они сделали то же самое.

Отказать в американских лицензиях. Надавить на союзников, чтобы они могли начать переговоры.

Отказать в лицензии.

II.

Ограничить, как и в I варианте, плюс пункты для оборонных приоритетных отраслей промышленности, которые значительно усилили бы советскую военную мощь.

Попытаться немного сдерживать многосторонний подход, чем в варианте I.

Отказывать в лицензиях, консультируясь с

союзниками.

Удержание американских лицензий побудит союзников делать то же самое.

Отказать до тех пор, пока не будут установлены планы безопасности.

III.

Ограничить, как и во II варианте, для всех предметов для использования в оборонных приоритетных отраслях промышленности.

Решительные усилия по противодействию крупным советским энергетическим проектам через многосторонние действия. Отказать в выдаче лицензий во время консультаций.

Признать невозможным отмену или значительную задержку проекта. Продолжать работу по минимизации стратегических последствий.

Одобрить лицензию.

IV.

Отказ от экспорта технологий. Лицензионное оборудование.

Пусть рынок определяет европейский импорт энергии и политику безопасности.

V.

Нет специального контроля за нефтегазовым оборудованием и технологиями. Продолжать существующий контроль безопасности.

Исходя из приведенных выше сведений отметим, что блоки информации, касающиеся проработки санкции в отношении СССР и их применения, рефреном пронизывают материалы и меморандумы как ЦРУ, так и документы, хранящиеся в Библиотеке Рейгана. Нами уже отмечалось, что обстоятельства создания как документов ЦРУ, так и документов Белого Дома с характеристиками СССР имели общий знаменатель – поиск реальных инструментов влияния на Советский Союз и страны коммунистического блока, анализ уязвимых мест социалистического режима. Госструктурами США при этом предлагались различные варианты и программы действий, что часто приводило в кабинете министров к серьезным разногласиям и даже политической борьбе за центр принятия решений [26].

Радикальное крыло администрации Р. Рейгана, к которому относилось и Министерство обороны, а также руководство ЦРУ, опасались, что трубопровод подвергнет Западную Европу возможному советскому воздействию, увеличивая энергетическую зависимость от Советского Союза. Отметим, что, как и ранее отмечали исследователи, по важным вопросам в ходе заседания СНБ Р. Рейган пассивно реагировал на инициативы своих подчиненных под лозунгом «председательствовать, а не управлять» [27].

В случае с советским газопроводом накал политического противостояния позиций разведки и администрации президента США в дальнейшем привел к череде кадровых решений. В частности, госсекретарь США А. Хейг, вскоре после оглашения в ходе встречи, стенограмма которой приводится в данной статье, предлагаемого варианта событий, вошел в конфликт с другими участниками команды президента по вопросам курса внешней политики США и в июне 1982 года был отправлен в отставку.

Отметим, что в то время, как Вашингтон делоббировал советский газопровод, американские компании получали от данного советско-европейского проекта прибыль. В 1980 году Министерство торговли США предоставило компании Caterpillar Tractor Company экспортные лицензии на продажу трубоукладочного и землеройного оборудования в Советский Союз на сумму до 1 млрд долл. [28]. Кроме того, на 41 компрессорной и насосной станциях трубопровода будут использоваться технологии и детали от американских компаний, включая General Electric Company, Dresser Industries и Cooper Industries. Так же Texaco Inc. и Exxon Corporation являлись миноритарными владельцами Ruhrgas A.G. – западногерманской газовой компании, которая вела сделку с СССР. Эти сложные и неоднозначные вопросы также получили отражение в приводимой нами стенограмме заседания Совета национальной безопасности.

Несмотря на откровенные попытки вмешательства США в экономические дела крупных европейских стран и союзников по НАТО (ФРГ, Франция, Великобритания) 21 ноября 1981 года было подписано соглашение, которое устранило последние препятствие на пути строительства многомиллиардного газопровода для доставки газа из Сибири в Западную Европу. Соглашение между западногерманской газовой компанией и Советским Союзом привело к реализации крупнейшей сделки между Востоком и Западом, оценочная стоимость которой превысила 10 млрд долл. В целом западноевропейцы считали, что расширение торговли с Востоком являлось плодом разрядки и способствовало улучшению отношений, а трубопроводная сделка выгодна им. Придя к такому выводу, они рассматривали сделку, принимая во внимание свои прогнозируемые потребности в энергии и такие аспекты, как стоимость и надежность поставок советского газа, стоимость их экспортных кредитных субсидий и экспортные продажи.

В ответ на настойчивые советско-европейские планы строительства газопровода в Западную Европу ЦРУ в 1982 году опубликовало оценочный доклад национальной разведки «Советский газопровод в будущем» [29]. В докладе предупреждалось, что «возросшая зависимость западноевропейцев от поставок советского газа в дальнейшем сделает их более уязвимыми перед советским влиянием и станет постоянным фактором в принятии ими решений по вопросам торговли Восток-Запад». В докладе было подсчитано, что в случае успеха санкций США лишит СССР наличных денег. Таким образом, советское правительство должно было оказаться перед выбором между продолжающимся наращиванием военной мощи и обеспечением продовольствием своего населения. ЦРУ предполагало, что, если СССР предпочтет оружие хлебу, его граждане станут основой гражданских беспорядков. С другой, если бы СССР предпочел хлеб оружию, это положило бы конец программам экспансии СССР и, следовательно, угрозе развития США.

Вопреки яростной позиции ЦРУ, экспортный контроль за продажей определенного типа трубопроводного оборудования Советскому Союзу был прекращен 20 августа 1983 года по распоряжению президента Р. Рейгана. Правительственными аналитиками США данный факт обозначался как молчаливое признание того, что жесткое использование контроля над нефтью и газом в 1981 и 1982 годах в целях остановить европейцев от поддержки Советского трубопровода, было серьезной ошибкой [30].

Протокол заседания Совета национальной безопасности

Белый Дом, Вашингтон, 9 июля 1981 года, 15:30-16:30

Повестка: Контроль за торговлей между Востоком и Западом

Обсуждение началось в 15:40

Президент: Прежде чем мы перейдем к основной теме дня – с днем рождения, генерал Джонс.

Последовал обмен любезностями.

Г-н Аллен: Г-н Президент, у нас сегодня насыщенная повестка. Если вы позволите, я хотел бы изложить цель сегодняшнего заседания, а затем предложенный регламент. У нас есть две темы для обсуждения. Мы продолжим наш разговор о контроле между Востоком и Западом. Мы также хотели бы уделить некоторое внимание политике в отношении Карибского бассейна. В эти выходные секретарь Хейг и посол Брок отправятся в Нассау на встречу с министром иностранных дел. Что касается дискуссии в отношении Восток-Запад, то у нас есть лишь короткий период для принятия решений, которые должны быть представлены нашим союзникам в ходе встречи на высшем уровне в Оттаве. На этой встрече нам необходимо заручиться их поддержкой важных инициатив, которые окажут глубокое влияние как на ближайшие, так и на более долгосрочные военно-политические и экономические аспекты наших отношений между Востоком и Западом. Наша сегодняшняя задача-завершить обсуждение на СНБ тем торговли между Востоком и Западом, хотя Президент может предпочесть не принимать окончательных решений еще несколько дней. Предстоит охватить большой объем сложного материала, и каждое ведомство должно иметь возможность выдвинуть свои ключевые аргументы. Поэтому я предлагаю действовать следующим образом. По-видимому, существуют значимые области согласия по теме контроля безопасности союзников. Хотя нет единодушия в отношении точного курса, которому следует следовать, я считаю, что позиции отдельных ведомств достаточно четко определены. Возможно, можно было бы внести некоторые коррективы, если бы мы располагали большим временем. Тем не менее я считаю, что было бы лучше потратить больше времени на те ключевые вопросы, где существуют более широкие расхождения, то есть на нефтегазовые и сибирские трубопроводные вопросы. Кроме того, мы должны рассмотреть три новых документа [1] по этим вопросам. Поэтому, господин Президент, если Вы не хотите предложить какие-то вопросы по контролю безопасности союзников, предлагаю перейти к проблемам нефти/газа и Сибирского трубопровода.

Президент: Я предлагаю Маку, Элу и Кэпу собраться вместе и что-нибудь придумать. Склониться немного к Варианту III было бы хорошо для меня.

Г-н Аллен: Г-н Президент, я предлагаю следующую процедуру рассмотрения остальных пунктов. На основании служебной записки СНБ, адресованной госсекретарю Хейгу и министру Вайнбергеру, они сделали два дополнительных представления, отвечая на некоторые вопросы. Эти два дополнительных представления были направлены всем присутствующим здесь участникам. Кроме того, сегодня я отправил им еще два вопроса, которые основаны на их представлениях. Если вы простите несколько жесткий характер этой процедуры, я сейчас задам им два вопроса, которые им были предоставлены ранее, и они могли бы тогда ответить на эти вопросы. После этого мы могли бы заслушать участников для получения дополнительных комментариев и вопросов. Хейг и Вайнбергер могли бы сразу ответить на вопросы. Вас это устраивает, господа?

Госсекретарь Хейг: Да.

Министр Вайнбергер: Да.

Г-н Аллен: Господин Президент?

Президент: О'кей.

Г-н Аллен: Госсекретарь Хейг, в вашем документе от 8 июля предлагается “очень жесткий вариант III”, в соответствии с которым мы будем “давить” на наших союзников, чтобы они приняли ряд конкретных мер по минимизации их зависимости от советского газа. Если мы сами не откажем в лицензиях на экспорт, связанный с проектом, и если мы не заручимся помощью японцев и англичан в ограничении экспорта, имеющего решающее значение для проекта, то что же такое “жесткое” в наших отношениях? Политика? Кроме того, какое давление мы могли бы оказать на наших союзников, чтобы заставить их дать что-то большее, чем слова о программе минимизации зависимости, которую вы наметили?

Госсекретарь Хейг: Мы должны четко ответить на два вопроса. Вы выделили трубопровод. Другая проблема – это контроль над нефтью и газом. В этом вопросе мы не верим, что сможем добиться сотрудничества союзников по контролю над технологиями и оборудованием. Мы хотим контролировать технологию, но не верим, что можем управлять также хорошо оборудованием.

Это связано с первым вопросом: “Где мы находимся с трубопроводом?” Джентльмены, мы говорили о “челюстях” – вот что это такое. И мы это делаем. Мы говорили с Геншером. Мы поговорили со Шмидтом. Им нужен трубопровод! Для них это очень важно! Если мы просим их остановиться, мы просим их пожертвовать собой ради диверсификации поставок энергоносителей и торговли одновременно. Мы сняли контроль над 3/4 нашей собственной торговли с Советами, когда сняли эмбарго на зерно. Было бы непоследовательно оказывать на них давление, когда мы сами ослабляем контроль.

Мы пытались заставить их остановить газопровод, но не смогли. Шмидт публично взял на себя обязательства по этой сделке. Публичное выкручивание рук с нашей стороны было бы контрпродуктивным. Однако я верю, что разумное обращение может убедить их уменьшить свою уязвимость и усилить защитные меры. Теперь, что касается “жесткого” варианта III. “Жесткий” может быть неправильным термином. Мы должны быть жесткими по отношению к Советам. Мы должны быть жесткими с нашими бюджетниками; мы должны быть жесткими с нашими союзниками. Мы должны быть жесткими в плане реализации программы энергетической безопасности. Мы должны надавить на наших союзников, чтобы сократить вдвое объем поставок по трубопроводу. Нужно помочь им диверсифицировать – ограничить импорт советского газа. В последние недели наблюдается рост процентных ставок, снижение прогнозируемого спроса на газ и т.д. Мы должны быть готовы предоставить нашим союзникам альтернативный пакет, который включал бы, возможно, аляскинскую нефть. Мы должны отменить регулирование природного газа, сделать все возможное для углубления наших гаваней и расширения поставок угля. Это может потребовать некоторого федерального финансирования. Мы должны укреплять и расширять механизмы совместного использования энергии. Мы должны сделать это независимо от того, будет ли построен трубопровод или нет. Мы должны были еще помочь голландцам после последнего нефтяного кризиса.

Я думаю, г-н Председатель, что вам следует мобилизовать на Саммите группу контроля высокого уровня.

(Следующий вопрос был задан в письменном виде секретарю Хейгу перед заседанием. Он ответил, не задавая вопроса.)

Вопрос г-на Аллена, представленный ранее в письменном виде: «Было бы несовместимо с вашим сценарием очень сильно давить на Оттаву, особенно на немцев и французов, возможно, в частном порядке, чтобы они согласились отложить дальнейшие переговоры по трубопроводу, скажем, на шесть месяцев, до тщательного межсоюзнического рассмотрения проекта и альтернатив ему?»

Госсекретарь Хейг: Что касается второго вопроса: “Будем ли мы просить их отложить это на шесть месяцев?” Мы не должны этого делать. Если мы начнем работу, чтобы продемонстрировать, что есть другие альтернативы, они не захотят тратить свои деньги туда (на газопровод). Но трубопровод – это общественная проблема для Шмидта. Он публично привержен этому. Они все равно сделают по-своему, и мы не потребуем от них обратного. Г-н Президент, в Оттаве вы обнаружите, что наши европейские союзники в ужасе от своего экономического положения. Отчасти они винят нас в своих проблемах, из-за нашего подхода к нашим собственным экономическим проблемам – из-за наших процентных ставок. Жесткий подход к этой проблеме трубопровода приведет к повторению катастрофической конфронтации администрации Картера с немцами по поводу продажи германских ядерных технологий Бразилии – с гораздо более значительным влиянием на нашу способность решать вопросы между Востоком и Западом!

Г-н Аллен: Вы задали и ответили на второй вопрос.

Госсекретарь Вайнбергер, почему бы вашим целям не послужить наилучшим образом, убедив наших союзников отложить строительство трубопровода, а не остановить его? (г-н Аллен перефразировал следующий вопрос, который ранее был задан госсекретарю Вайнбергеру). Ваша цель, как указано в вашей статье, состоит в том, чтобы остановить трубопровод или, если это невозможно, уменьшить его масштабы. Почему бы для достижения этой цели не потребовать, по крайней мере в качестве первого шага, чтобы наши союзники, особенно немцы, согласились отложить дальнейшие переговоры хотя бы на шесть месяцев, пока не будет проведено полное изучение всех аспектов проекта? Завершить, вместо того чтобы подойти к ним сейчас с заявлением о том, что проект должен быть остановлен, и с угрозами заблокировать экспорт США и другими союзниками критически важных компонентов?

Министр Вайнбергер: Мы однозначно выступаем за остановку трубопровода. Руководство не складывает стопки с мнениями наших союзников, но делает вывод, что вы потерпели поражение. Вы решаете, что нужно, и делаете это. Европейцы должны быть в этом уверены. Я подозреваю, что спекуляции – это шаткая экономическая база для трубопровода. Мы должны вернуться к начальной мысли, что мы непоколебимо против этого. Никто здесь, за этим столом, не хочет, чтобы его построили. Мы можем сделать все перечисленные вещи, о которых уже говорилось, чтобы обеспечить альтернативы европейцам. Все они хороши. Мы можем сделать все замены. Но зачем все это делать и строить трубопровод? У нас есть цель остановить это. Это может быть невозможно, но мы должны попытаться. Если он будет построен, то принесет большие валютные доходы Советскому Союзу. Это увеличит зависимость Европы от Советов. Мы и сейчас беспокоимся о том, как поведут себя немцы. На самом деле мы обладаем силой убеждения. Мы должны использовать его. В противном случае предлагать эти альтернативы бесполезно. Если трубопровод будет построен, мы проиграем. Мы создаем впечатление слабой, нерешительной страны. Мы должны использовать все разумные методы влияния, тактику и альтернативы. Если кто-то считает, что мы можем использовать задержку как средство – прекрасно, но наша цель должна состоять в том, чтобы остановить трубопровод. Мы должны быть твердыми, решительными в нашей цели, чтобы остановить это. Мы должны использовать правильную тактику и стратегию.

Г-н Аллен: Мой второй вопрос: “Как Вы указали, компрессоры, которые поступают либо из США, либо из Великобритании, имеют решающее значение для трубопровода. Тем не менее эти компрессоры предлагают потенциальные продажи в размере 300-600 миллионов долларов Rolls Royce, больной компании в больной британской экономике с текущим уровнем безработицы около 10%. Столкнувшись с высоким уровнем безработицы и желанием Германии и Франции продолжить строительство трубопровода, какой стимул был бы для британского правительства блокировать продажу этих компрессоров? Какое давление или стимулы мы могли бы оказать, чтобы побудить англичан согласиться с нашим желанием блокировать газопровод? Разве британское сотрудничество не было бы значительно легче получить, если бы наша заявленная цель состояла только в том, чтобы задержать трубопровод, ожидающий рассмотрения альтернатив и/или шагов по минимизации европейской зависимости, по сравнению с положением, когда мы предлагаем союзникам, чтобы трубопровод был навсегда заблокирован?”

Министр Вайнбергер: За последние три года мы потратили на Rolls-Royce 265,3 миллионов долларов. В настоящее время мы рассматриваем возможность приобретения самолета "Харриер". Существует множество других возможностей совместного производства. Очень легко дать им и другие продажи. Конечно, мы не должны публично дубасить их, но мотивировать их можно, дав им другие контракты.

Г-н Аллен: Г-н Президент, у нас также есть новое представление от ЦРУ, содержащее новую информацию. Билл, не хотите ли подвести итоги своей работы?[2]

М-р Кейси: Да, господин Президент, я хотел бы сделать три замечания.

Во-первых, минимизация их зависимости (от нефти ОПЕК) не была бы достигнута советским газом, который обеспечивал бы только три процента западноевропейской энергии. Что еще более важно, этот трубопровод – самая крупная сделка между Востоком и Западом за всю историю. Мы должны отнестись к этому вопросу очень серьезно. Это наша величайшая возможность заставить Советы отвлечь ресурсы от военных программ.

Во-вторых, 16 миллиардов долларов, которые должны быть одолжены Советам на этот проект, должны быть лучше заимствованы по эту сторону занавеса для развития западных источников. На Западе, вероятно, есть лучшие и менее дорогие альтернативы, чем трубопровод. В-третьих, что касается тактики в Оттаве, то, как минимум, мы должны отложить ее до тех пор, пока не изучим другие альтернативы, которые станут приемлемы для Запада.

Г-н Аллен: Господин Президент, сегодня утром был доставлен журнал ЦРУ. Возможно, вы захотите просмотреть его на досуге. Я вручаю вам его, как и другие документы, полученные после нашей последней встречи[3]. Теперь мы можем послушать комментарии и вопросы других.

Министр Болдридж: Господин Президент, суть лидерства состоит в том, чтобы занять максимально сильную позицию. Но мы ослабеем, если потерпим неудачу. Мы не считаем целесообразным останавливать компрессоры, трубоукладчики и другое оборудование, необходимое для трубопровода. Сегодня есть телеграмма, в которой сообщается о продаже японцами 500 трубоукладчиков русским[4]. Компания "Катерпиллер" заявила Советам, что если к 30 июля у нее не будет лицензии, то "Катерпиллер" проиграет продажу. Сейчас в СССР насчитывается 1400 трубоукладчиков. Их можно перемещать для работы на трубопроводе. Другие, более мелкие альтернативы оборудованию, теперь доступны не только в США и Японии. Эти другие альтернативы могут быть разработаны с течением времени для построения трубопровода.

То же самое относится и к компрессорам. Сейчас есть два источника, но другие могут сделать компрессоры в достаточно близком будущем. За время, необходимое для запуска трубопровода – три-четыре года, можно разработать множество других альтернатив.

М-р Кейси: А как насчет денег?

Министр Вайнбергер: Если они не смогут получить деньги, они не могут его построить. Нам нужно прекратить всю европейскую поддержку, в том числе и денежную.

Госсекретарь Хейг: Я думаю, что Мак говорит о технологии.

Министр Болдридж: Я хочу сказать, что простые двусторонние договоренности с двумя странами не могут остановить эту линию. Я хотел бы связать свою позицию с позицией государства. Я рекомендую сильную программу для разработки альтернатив. Мы сказали, что хотим, чтобы частный сектор финансировал дноуглубительные работы в портах и т.д. Мы хотим, чтобы иностранный капитал осваивал наши ресурсы.

Мистер Дэвис, пожалуйста, ограничьте свои комментарии двумя минутами или даже меньше.

Заместитель госсекретаря Дэвис: Мы хотели бы, чтобы он был остановлен или сокращен. Тем не менее, мы полагаемся на других для оценки перспектив успеха этого. В любом случае нам нужно увеличить другие альтернативные источники. Однако другие альтернативы не обязательно являются прямыми заменителями газа. Развитие атомной энергетики занимает значительное время. Дерегулирование американского газа освободило бы поставки в Западную Европу. Но мы должны приступить к таким программам.

М-р Брок: На прошлой встрече я говорил об экономических аспектах этого вопроса. Теперь я хочу взглянуть на это как на политику. В Европе отчаянные экономические проблемы. Существует эффект высоких процентных ставок в США, который привел к переоценке доллара, что принесло в Западную Европу эквивалент “третьего нефтяного шока".” У Западной Европы дефицит торгового баланса с США составляет 13 миллиардов долларов. Лучше пойти с просьбой, чтобы они задержались. Меня заинтриговало предложение Билла Кейси о газе из угля. У нас здесь много угля, но мы не можем гарантировать, что он будет прибыльным, пока мы его не окупим. Важно то, как мы это делаем (убеждаем союзников остановиться/задержаться). Я, по сути, поддерживаю позицию государства.

Г-н Харпер: Я думаю, что мистер Стокман[5] хотел, чтобы я сделал следующее замечание: отказавшись от строительства трубопровода сегодня и субсидируя другие источники, мы позже получим энергию Советов, в то время как мы истощаем нашу. Ключевой вопрос заключается в том, куда мы идем на основе общей цели?

Министр Риган: Я бы поддержала задержку трубопровода.

Госсекретарь Хейг: Кодовые слова вызывают проблемы. Мы не могли (в Госдепартаменте) поддержать обращение к Шмидту с просьбой о его отсрочке. Мы ищем отсрочки, но то, как мы сдираем шкуру с этой кошки, –это не идти сейчас к европейцам с просьбой остановить проект на три года вперед. Нельзя считать, что мы вмешиваемся в их экономическую судьбу. Это их деньги! Это их проект! Мы должны быть очень осторожны в том, как мы вмешиваемся.

Г-н Аллен: Нет никакого намерения использовать кодовые слова. Речь идет о нашей безопасности.

Министр Вайнбергер: Наши процентные ставки не снизятся, если трубопровод будет построен. Их дефицит не уменьшится, если он будет построен. Мы должны четко изложить свою позицию. Является ли остановка трубопровода лучшим способом, чтобы выиграть время? Концепция альтернативных поставок полезна, но не очень хороша, если газ уже будет поступать.

Генерал Джонс: Мы хотим остановить газопровод, но другие лучше всего подходят для того, чтобы решить, как это сделать.

М-р Кейси: Наш подход должен заключаться в том, что мы хотим показать им другой путь – способ избежать строительства трубопровода.

Президент: Я не понимаю.

М-р Кейси: Я хочу потратить эти 16 миллиардов долларов каким-то другим способом. Мы могли бы расширить бюджет – сделать работу получше.

Г–н Аллен: Ваш аргумент состоит в том, что мы хотим, чтобы 16 миллиардов долларов инвестиций были на нашей стороне линии, а не на их.

Г-н Харпер: Есть бюджетные последствия в “добавлении в копилку".”

М-р Киркпатрик: Трубопровод свяжет Западную Европу с Советским Союзом. Он уже сильно завязан. Триста тысяч рабочих мест в Западной Германии теперь зависят от торговли между Востоком и Западом. Если Федеративная Республика станет на 30% процентов зависимой от советского газа, число рабочих мест, зависящих от торговли между Востоком и Западом, увеличится. Сделает ли это немцев или нас более защищенными? Мы не хотим усиливать тенденцию к обособленности Европы. Мы не хотим помогать Советам. Мы не хотим продавать им веревку, чтобы они нас повесили! Вопрос в том, если остановить или замедлить газопровод, не повредит ли это советской экономике?

Госсекретарь Хейг: Это фундаментальный вопрос внешней политики и политики безопасности. Мы только что сняли зерновое эмбарго. Три четверти американской торговли с Советским Союзом были выведены из-под контроля. Мы собираемся заключить с ними новое зерновое соглашение. Мы должны быть осторожны, чтобы не следовать непоследовательной политике. Я только что провел время с Торном[6] (EC). В Европе бунты –безработица, недовольная молодежь, проблемы в Федеративной Республике Германии. Никто за этим столом не должен думать, что мы не заняли жесткую позицию по трубопроводу – и я сделал это лично! Я уже сказал им "нет". Они все равно пошли вперед. Никому здесь не нужен этот газопровод. Вопрос в том, как лучше всего справиться с этой проблемой. Было бы трагедией даже требовать шестимесячной отсрочки. Мы должны предоставить альтернативы. Мы должны предположить, что им это не нужно. Интересно, что Министерство обороны и государственные газеты используют одну и ту же статистику. И все же мы приходим к разным выводам.

Министр Вайнбергер: Есть существенные различия. Мы еще не сделали ничего однозначного в отношении позиции против трубопровода в сочетании с позитивной альтернативной программой. Если они думают, что мы будем умолять их, они не согласятся. Трубопровод не остановит безработицу и беспорядки. Если мы будем недвусмысленны, мы можем остановить трубопровод. Если мы не будем однозначны, мы не возьмем на себя руководящую роль.

Президент: Это открытие, что европейцы собираются финансировать? Если они этого не сделают, Советы сделают это [ газопровод] для собственных нужд?

Г-н Кейси: Есть два отдельных проекта. Это для экспорта. Если нет перспективы экспорта, они не будут его строить.

Президент: Я рад, что никто не сказал: “счастливых выходных!”

Г-н Аллен: Мы бы приветствовали дополнительные документы по этой теме объемом в три или четыре страницы, если вы хотите представить их для обобщения ваших аргументов. Господин Президент, если потребуется, мы могли бы посвятить этому вопросу часть заседания в понедельник.

Министр Риган: Я не верю в то, что Западная Европа находится в такой жесткой экономической форме. Многое из того, что они говорят, является позерством. Французские социалисты находят деньги, чтобы национализировать свою промышленность.

Госсекретарь Хейг: Надеюсь, мои комментарии не показали, что я считаю, что они находятся в таком отчаянном экономическом положении.

Министр Вайнбергер: Строительство трубопровода не остановит их экономические проблемы.

Президент: Могли бы те же самые люди собраться вместе (как в вопросе контроля безопасности союзников) по этому вопросу и без кровопролития выработать решение?

Госсекретарь Хейг: Господин Президент, это было бы хорошо, но у Министерства обороны есть все вооружение. (Смех).

Аргументы те же.

Я предлагаю решить проблему так, как мы (государство) рекомендовали.

Если бы я думал, что остановка или задержка были достижимы, я бы возглавил атаку, но я не думаю, что это так.

Г-н Миз: На мой взгляд, есть три основных вопроса.:

1. Должны ли мы однозначно выступать против?

2. Должны ли мы разрабатывать альтернативы?

3. Говорит ли что-нибудь Президент в Оттаве?

М-р Брок: Разве нет четвертого? Что мы готовы заплатить за ущерб?

Министр Вайнбергер: Это не функция ущерба. Трубопровод нанесет нам ущерб.

М-р Миз: Это часть вопроса.

Президент: Это чрезмерное упрощение? 16 миллиардов долларов на строительство трубопровода, чтобы купить что-то, что потом пойдет по трубопроводу? Есть ли альтернатива на Западе?

М-р Кейси: Да.

М-р Аллен: Это потребует некоторого развития. Но в чем заключается непоследовательность? “Почему бы вам не взглянуть на то, что мы можем предложить, прежде чем вы пойдете дальше?”

Министр Вайнбергер: Способы выражения своего несогласия различны, но лидерство – это твердая, последовательная позиция.

Г-н Аллен: Г-н Президент, это, безусловно, монументальный вопрос. Это очень важно. Нужна ли нам еще одна попытка собряться? Мы можем посвятить этому время в понедельник, если понадобится.

Президент: Кажется, мы все говорим одно и то же.

Госсекретарь Хейг: Давайте будем откровенны. На разработку альтернатив у нас уйдут годы. Европейцы это знают. Мы семь лет работаем над альтернативами. Ничего не случилось! Нам нужно что-то предпринять. Не потому, что мы сдались, а потому, что они наши союзники и они нам нужны!

Президент: Сколько времени, если они пойдут вперед, до завершения строительства трубопровода?

Ответ: Три - четыре года.

Президент: Почему в течение тех же трех-четырех лет невозможно обеспечить их другими альтернативами?

Министр Вайнбергер: Если мы можем сказать им, что вам придется ждать так долго, чтобы получить газ, почему бы не подождать так долго других альтернатив? Речь идет о ресурсах для угольной и атомной промышленности и т.д.

Президент: Речь идет, в том числе, и о развитии порта. Я помню эти корабли, выстроившиеся в линию в Норфолке.

Заместитель госсекретаря Дэвис: В течение трех-четырех лет есть небольшие перспективы увеличения поставок в Западную Европу, чем бы мы ни занимались. Мы говорим о восьми-десяти годах, чтобы чего-то добиться.

Президент: А как насчет ядерного оружия? Мы единственные, кому требуется от восьми до десяти лет, чтобы построить атомную станцию.

Заместитель госсекретаря Дэвис: На строительство атомной станции требуется около шести лет. И электричество не является прямой заменой для всех видов использования газа.

Г-н Аллен: Мы исчерпали все наше время без обсуждения Карибского бассейна.

[Здесь опущена дискуссия, не имеющая отношения к Советскому Союзу.]

Заседание закончилось в 16:40 вечера.

Примечания:

[1] Аллен направил членам СНБ три документа под прикрытием меморандума от 8 июля: меморандум Аллена Хейгу и Вайнбергеру от 6 июля; меморандум Бремера Аллену от 8 июля, направивший недатированный документ под названием “Позитивный подход: Сибирский трубопровод и Западноевропейская энергетическая безопасность”; и меморандум Вайнбергера Аллену от 8 июля. документ без даты под названием “Политика США по Западно-Сибирскому трубопроводу.” (Библиотека Рейгана, Файлы Миза, Экономические отношения – Восток-Запад).

[2] Речь идет о документе ЦРУ от 8 июля под названием “Влияние трубопроводного проекта на советские военные усилия”, который Кейси направил членам СНБ под прикрытием меморандума от 9 июля. (Библиотека Рейгана, Исполнительный секретариат, NSC: National Security Council Meeting File: Records, 1981-88, NSC 00017 9 Июля 1981 (2/3)).

[3] Встреча от 6 июля 1981 года.

[4] Имеется в виду телеграмма 12715 из Токио от 9 июля. (Государственный департамент, Центральное внешнеполитическое досье, D810320–0186).

[5] Д. Стокман – директор Административно-бюджетного управления администрации президента США при Рональде Рейгане.

[6] Речь идет о Гастоне Торне, президенте Европейской комиссии с 1981 по 1985 год.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В современном мире не только различные аналитики - политологи, социологи, экономисты, философы, - но и рядовые наблюдатели все чаще говорят о резком осложнении системы международных отношений, что во многом обусловлено происходящей на наших глазах драматичной трансформации монополярного мира во главе с Соединенными Штатами Америки в мир многополярный, в котором наряду с уставшим североамериканским колоссом ведущие позиции будет занимать целый ряд стран, среди которых нельзя не отметить Китай, Россию, Индию, Иран и т.д. Вместе с тем данный этап характеризуется временным обострением международной обстановки: это и расширение зоны локальных конфликтов, и волны санкций и контрсанкций. Все это заставляет обратиться к различным аспектам истории санкционной политики США против нашей страны.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются антисоветские санкции первой половины 1980-х гг. Автор ставит своими задачами показать структуру органов государственной власти США и их компетенцию в рассматриваемый период, а также дать анализ приводимому архивному документу, раскрывающем детали встречи Р. Рейгана с Советом национальной безопасности по вопросу антисоветских санкций.
Работа основана на принципах историзма, анализа и синтеза, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. В исследовании автор также использует биографический и проблемно-хронологический методы.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе впервые вводимого в научный оборот зарубежного архивного документа стремится охарактеризовать американские санкционные планы в отношении торговли Восток-Запад.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Несомненным достоинством рецензируемой статьи является также привлечение зарубежных англоязычных материалов, что определяется самой постановкой темы. Из привлекаемых источников отметим дневники Р. Рейгана, дипломатические документы, документы из электронного читального зала архива ЦРУ в разделе «Коллекция Рейгана». Из используемых исследований укажем на труды Т.В. Рабуш и А.А. Хворостяного, в которых рассматриваются различные аспекты политики Р. Рейгана в рамках обеспечения национальной безопасности США. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей холодной войны, в целом, так и советско-американскими взаимоотношения в ее ходе. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение, а также прилагаемый документ: протокол заседание Совета национальной безопасности от 9 июля 1981 года. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что основной «задачей работы выступает публикация детального и полного перевода англоязычного архивного документа, идентификация представленных в нем персоналий, проведение качественной атрибуции и группировки публикуемого источника, а также определение отсутствия его дублетности и сопутствующее археографическое оформление». Как отмечается в рецензируемой статье, «документ отражает поляризацию взглядов участников заседания Совета национальной безопасности не столько относительно различий в суждениях о том, «в интересах ли США препятствовать советскому производству», сколько в части различных индивидуальных оценках того, «как можно было убедить американских союзников в Европе за разумные деньги [16 млрд долл.] последовать рекомендациям США». Примечательно, что как указывает автор, в то время как «Вашингтон делоббировал советский газопровод, американские компании получали от данного советско-европейского проекта прибыль».
Сам публикуемый документ представляет интерес не только для профессиональных учёных, но и для всех, кто интересуется позицией правительства Р. Рейгана в отношении торговли с СССР.
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена таблицей, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсе лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В то же время к статье есть замечания:
1) Библиография статьи должна быть приведена в соотвествие с требованиями издательства: один пункт из списка литературы раскрывает один источник.
2) В тексте имеются опечатки. Например, «Исследование базировалось и на использовании микроисторического подхода к изучению не только биографических сведений участников заседания Совета национальной безопасности США, но и практики реализации американской торговой политики в отношении СССР в 1980-е годы. отраженных в смежных документах», где вместо запятой стоит точка.
После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».

Замечания главного редактора от 05.08.2021: "Автор в полной мере учел замечания рецензентов и исправил статью. Доработанная статья рекомендуется к публикации"
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.