по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Российская экономическая школа: концепция «невещественного богатства» как институциональный фактор формирования национальной модели экономической безопасности.
Рабкин Сергей Владимирович

кандидат экономических наук

доцент, ГОУ ВО "Коми республиканская академия государственной службы и управления"

167982, Россия, Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 11

Rabkin Sergei Vladimirovich

PhD in Economics

docent, sectoral industry economics department, Stktyvkar Forest Institute, branch of S.M. Kirov St. Petersburg State Forest Technical Unviersity

167982, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 11

Fulcrum-A@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Формирование модели экономической безопасности современной России связано с переосмыслением ее исторического наследия. Отечественная школа экономики во многом предопределила угрозы и вызовы будущего развития. Экономические работы, А. Л. Ордин-Нащокина, В. Н. Татищева, И. Т. Посошкова, М. В. Ломоносова и многих других российских экономистов не оправдано забытые в условиях рыночных трансформаций российской экономики, заставляют по-иному оценить суть происходивших институциональных изменений. Выдвинутая ими концепция «невещественного богатства» определяет стратегический вектор развития российской экономики в рамках собственной модели обеспечения национальной безопасности. Основываясь на методе исторических аналогий и общей методологии институционального анализа, выдвигается научная гипотеза о исторически обусловленном влиянии «невещественных» факторов на формирование системы экономической безопасности России. Само понятие «безопасность» связано с четким определением приоритетов экономического развития, где цели будущего развития превалируют над рациональным восприятием экономической действительности. Фактически это поиск «невещественных» факторов в «вещественных» гарантиях экономического развития, характеризуемых современной научной парадигмой «рациональное vs иррациональное». Разрешение этого вопроса в рамках сформированной традиции отечественной школы экономики позволяет обосновать роль стратегических отраслей экономики как важнейшего института обеспечения экономической безопасности Российской Федерации.

Ключевые слова: Российская школа экономики, невещественное богатство, иррационально и рациональное, И. Т.Посошков, М. В. Ломоносов, стратегические отрасли, институциональная теория, национальные приоритеты развития, стратегическое планирование, экономическая безопасность

DOI:

10.7256/2306-420X.2014.5.13508

Дата направления в редакцию:

01-11-2014


Дата рецензирования:

02-11-2014


Дата публикации:

06-11-2014


Abstract.

Formation of model of economic security of modern Russia is connected with reconsideration of its historical heritage. The domestic school of economy in many respects predetermined threats and calls of future development. Economic works, A. L. Ordin-Nashchokina, V. N. Tatishcheva, I. T. Pososhkova, M. V. Lomonosov and many other Russian economists it isn't acquitted forgotten in the conditions of market transformations of the Russian economy, force to estimate an essence of the happening institutional changes differently. The concept of "immaterial wealth" which is put forward by them defines a strategic vector of development of the Russian economy within own model of ensuring national security. Based on a method of historical analogies and the general methodology of the institutional analysis, the scientific hypothesis of historically caused influence of "immaterial" factors on formation of system of economic security of Russia is made. The concept "safety" is connected with accurate definition of priorities of economic development where the purposes of future development prevail over rational perception of economic reality. Actually it is search of "immaterial" factors in the "material" guarantees of economic development characterized by a modern scientific paradigm "rational vs irrational". Permission of this question within the created tradition of domestic school of economy allows to prove a role of strategic branches of economy as most important institute of providing economic security of the Russian Federation.

Введение.

На протяжении столетий для России вопрос о формировании национальной модели обеспечения экономической безопасности был и остается одним из важнейших в ее историческом развитии. Поиск государственного интереса в «невещественном богатстве» не только стал основой разработки особой научной концепции, но и во многом предопределяет институциональную основу современных национальных приоритетов развития. История науки составляет незыблемую основу понимания места и роли каждого элемента в логической системе понятий. [1,с.106]

Тем самым роль государства в обеспечении экономической безопасности может быть определена исторически обусловленной традицией выбора институтов своего развития. Следует согласиться с тем, что современное научное сообщество стоит перед необходимостью осмысления работ первых российских экономистов, в т. ч. с позиций выявления базовых институтов развития и сохранения преемственности отечественной школы экономической мысли. [2,с.114]

В этой связи концепция «невещественного богатства» может быть рассмотрена как своеобразный научный поиск отечественной экономической школы теоретико-методологических основ развития государства.

«Скудость» не может быть основой богатства государства.

Одним из исторических примеров этого поиска является «Книга о скудости и богатстве». В самом названии книги И. Т. Посошкова определяются ключевые проблемы развития российского государства. «Скудость» сама по себе не может предопределить развитие. Но и трактовка самого богатства для России своеобразна. С одной стороны рациональность восприятия богатства как необходимого условия удовлетворения потребностей государства и его подданных. С другой стороны, иррациональная оценка способов его получения и распределения. Нередкое превалирование второго над первым было не праздным вопросом, как для государства (государя), так и для его поданных.

Фактически с первых строк, казалось рационально структурированного трактата И. Т. Посошков делает замечание о том, что «Паче вещественного богатства надлежит всем нам обще пещися о невещественном богатстве, то есть о истинной правде». [3, с.14]

Как человек, хорошо знающий как на практике как можно получить свой «прибыток», он убежден в том, что богатство не может быть создано в нее религиозной православной традиции. Это достаточно четко так же прослеживается в «Завещании духовном к сыну». В его работах происходит соединение рациональности коммерческих расчетов с «благочестием», определенного как основы ведения хозяйства, еще в «Домострое». Однако в «Домострое» исключительно говорилось об индивидуальном хозяйстве. Понятие общности экономических интересов всех граждан в «Домострое» не встречается. Тем более не рассматриваются вопросы об отношении частного и «народного богатства». И. Т. Посошков напротив, определяет народное богатство, как состояние, когда обеспечение каждого отдельного лица обуславливается богатством общества. [4, с.98,108]

Сами рассуждения в большей степени определяют национальную специфику восприятия государственного и общественного блага, а индивидуальное благо неразделимо с общим. Нельзя однозначно утверждать, что подобных рассуждений мы не наблюдаем в работах западных экономистов. Однако роль государства (государя) определяется в них достаточно категорично, что объяснимо с позиций господства идей меркантилизма. Защита интересов государства становится основой мировоззрения многих политических и общественных деятелей того времени. Влияние этих идей распространяется и на Россию. Но их восприятие и тем более реализация связана со спецификой устоев российского общества. Иными словами с теми «нормами» и «правилами», которые можно или нельзя изменить.

Институционализация роли государства как историческая традиция.

Фактически российское государство оказывается пред выбором новой институциональной структуры отношений, определяемой более эффективной моделью экономического развития. Реформы Петра I предопределили этот выбор.

И. Т. Посошков не был знаком с идеями западных экономистов, рассуждениями Ю. Крижанича, во многом он был самоучкой. Но у него был наставник. Как утверждал А. Брикнер «… его наставником делался тот, которым главным образом влиял на жизнь и практику, который более других заботился о народном благосостоянии и был экономистом – практиком – Петр Великий». [4, с.89]

Его забота о народном благосостоянии часто шла через принуждение, «приневоливание» поданных ради достижения общезначимых целей развития. Уже на склоне своих лет Петр I писал: «Что видно из нынешних дел? Разве не все неволей сделано, а за многое уже и благодарности слышаться, от чего уже и плоды произошли». [5, с.310]

Благополучие и величие России вот, что определяет невещественный интерес государства, его главный интерес в своем поступательном развитии. Не копирование западной модели, а использование ее элементов для собственного становления. Подобные замечания можно встретить в работах А. Л. Ордин-Нащокина, В. Н. Татищева, М. В. Ломоносова и многих других российских экономистов.

А. Л. Ордин-Нащокин по словам В. О. Ключевского «…был одним из немногих западников подумавших о том, что нужно и чего не нужно заимствовать, искавший соглашение общеевропейской культуры с национальной самобытностью». [6,с.126]

Безусловно, человек весьма одаренный и искушенный в государственных делах он по праву считается «русским Ришелье», во многом предвидевшем будущее развитие государства. Тому свидетельством его дипломатическая и отчасти разведывательная деятельность, фактически ставшие основой системы обеспечения государственной безопасности. Он искренне мечтал и пытался с присущим ему упорством и последовательностью направить усилия Российского государства на приобретение «морских пристаней» на Балтике. [7, с.43-49]

Но воплотить это ему не удалось, хотя как показывает история, многие его идеи были полезны для развития России.

Не менее интересны рассуждения В. Н. Татищева по поводу казалась бы не зыблемого «невещественного» блага - православной веры. В своем «Духовном завещании сыну» он делает весьма смелое для того времени ему пожелание: «…когда в Законе в своем научишься, нужно тебе и несогласованных нашей Восточной Церкви, книги Лютерские, Кальвинские и Папижские читать для того, что мы с ними всегдашнее обхождение имея, часто в разговоры, до Веры принадлежащие, входим, и если ты толком их оснований и толков не знаешь, то легко обмануться и соблазниться можешь…». [8,с.9]

Фактически он предупреждает об опасности незнания других христианских направлений, которые могут быть использованы, в том числе при «чиновнических обстоятельствах», чем умело могут воспользоваться недоброжелатели. При этом православие должно сочетаться с изучением светских наук: правописания, арифметики, геометрии, артиллерии, фортификации, прочих частей математики, немецкого языка. «…что тебе необходимо нужно для известия о состоянии государства нашего». [8, с.10]

Тем самым идет объединение нравственных и «вещественных» начал формирования личности гражданина, изначально нацеленного на участие в развитии своего государства.

Сегодня весьма актуальны проблемы связанные с освоением северных и восточных территории России. Однако многие из них были обозначены еще в работах М. В. Ломоносова. Так указывая, что западные европейские страны «издревле мореплаванию навыкли и строению судов, к дальнему морскому пути удобных, долговременным искусством научились», он видит решение трудностей по освоению российской территории до «Восточного океана» «морским северным ходом, о которого возможности найдутся всем моем рассуждении довольные доказательства». [9, с.292-293]

Далее Ломоносов достаточно аргументировано приводит эти доказательства.

Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о явном влиянии западных идей, в т. ч. и меркантилизма на формирование некой особой традиции в восприятии и поиске решения экономических проблем российского государства.

Конечно Петра I, И. Т. Посошкова и др. экономистов того времени нельзя отнести и к институциональному направлению (его просто тогда не существовало), но подходы к формированию промышленной политики нельзя определить в чистом виде как меркантилистические. Идеи защиты интересов государства роднит И. Т. Посошкова с камералистами. Он выдвигает альтернативную Петру I программу модернизации, но апеллирует к государю для ее реализации. [10, с.26]

Безусловно, присутствует характерный для эпохи меркантилизма инструментарий реализации государственной политики, но ее цели не сводятся только к пополнению казны. Особой для российской истории тенденцией является противоречивое сочетание разнонаправленных (про-западных и про-восточных) институциональных изменений, которые стали одной из устойчивых характеристик российской экономики. [11,с.141] Однако важно отметит то, что фактически оперируя «невещественными» факторами будущего развития шло создание стратегически важных для развития страны отраслей экономики и соответствующих институтов их регулирования. При этом одной из задач выдвигалась безопасность развития России в будущем.

Безопасность как институциональный критерий будущего развития.

В более поздних работах российских экономистов вопросы обеспечения национальной безопасности и как важнейшей ее составляющей экономической безопасности, являются весьма значимыми для исследования соотношения «вещественных» и «невещественных» элементов экономической системы.

Так А. К. Шторх в своей «Теории цивилизации» формулирует весьма интересную научную парадигму, определяющую фактически новый этап в развитии как российской, так и мировой экономической традиции. Указывая на сходство «вещественного» и «невещественного» в народных капиталах, выделяя «невещественные» блага в качестве важнейших элементов будущего развития он выдвигает весьма значимые аргументы обоснования роли государства в новой экономической системе. Среди этих аргументов – гарантии безопасности. А. К. Шторх утверждая о необходимости поддержки мер по обеспечению безопасности со стороны государства связывает это, прежде всего, с гарантиями личной свободы и собственности, «естественных и приобретенных прав» граждан. Рассматривая данную проблематику В. А. Павлов делает весьма логичное замечание о схожести рассуждений А. К. Шторха и М. В. Ломоносова утверждавшего, что «Благополучие, слава и цвету­щее состояние государств происходят, прежде все­го от внутреннего покоя, безопасности и удоволь­ствия подданных».[12,с.436-437] Справедливости ради отметим, что данное высказывание М. В. Ломоносова связано с рассмотрением им вопроса о развитии северного морского пути, где он действительно первым условием благополучия государства выдвигает безопасность, вторым условием – победу над неприятелем, а третьим - «взаимное сообщением внутренних избытков с отдаленными народами через купечество». [9, с.292].

В своих работах А. К. Шторх не только развивает лучшие традиции российской школы экономики, но и определяет будущие направления исследований. С одной стороны развитие идей о роли «невещественных» благ в экономической системе перекликается с идеями И. Т. Посошкова, с другой важной категорией современной экономической теории – «человеческий капитал» (понятием, широко используемым отечественной и зарубежными экономическими школами) указывая на необходимость его защиты со стороны государства. Можно по разному интерпретировать высказывание К. Маркса, но он счел необходимым сделать в «Капитале» следующее замечание: «Шторх ставит перед собой вопрос, в чем же собственно заключается преимущество этой капиталистической цивилизации с ее нищетой и деградацией масс перед варварством? Он находит только один ответ: в безопасности!» [13, с.662]

Идеи А. К. Шторха, оценка его роли в формировании отечественной школы политической экономии остаются весьма интересными с точки зрения обоснования новых подходов к развитию современной экономической науки в России. Достаточно привести пример научной полемики между М. И. Воейковым, Л. С. Гребневым, Г. Д. Гловели. [14,15]

И хотяв в большей степени эта научная дискуссия об оценке советской школы политэкономии, во много речь идет о традициях прошлого и настоящего. Тех «нормах» и «правилах», которые определяют реализацию теоретических идей на практике. Поэтому необходимость анализа развития собственной экономической школы становится принципиально важным условием выработки современной государственной политики отраслевого развития.

Современная трансформация концепции «невещественного богатства».

Формирование современной модели экономического развития для любого государства связано с определением роли и механизмов государственного регулирования стратегических сфер экономики. Декларация свободы рыночных отношений и отказ от учета своего собственного исторического опыта неизбежно порождает иллюзию о возможности быстрого перехода от одной экономической модели к другой. При этом институциональная среда происходящих изменений порождает хаотичное распределение полномочий между всеми участниками процесса экономического реформирования. Как правило, в этой системе превалируют «невещественные» факторы, определяющие принятие практических решений. Сама роль государства трансформируется в новой институциональной среде от состояния посредника до активного участника этого процесса. Именно формирование определенной идеологии реформирования становится важнейшим фактором определяющим будущее развитие. При этом стратегические экономические группировки отраслей не могут быть вне этой системы, но их внутренние цели и задачи существенно изменялись во времени, подчас скрывая за внешней «невещественной» оценкой происходящих изменений, истинные рациональные цели развития. В этой связи интересно высказывание, которое приводит Д. И. Менделеев по поводу американской нефтяной промышленности, становившейся тогда стратегической отраслью развития для ряда стран мира. В 1876 г. его поездку в США организовало Министерство финансов и Русское техническое общество, осуществлявшее прямые контакты с военным ведомством. «При всей кажущейся грандиозности нефтяного дела в США, слияние различных малых частных предприятий и фирм делается не для того, чтобы двинуть вперед нефтяную промышленность, а чтобы достигнуть монополизма, при котором нет особого и настоятельного интереса расширять производство, а может быть, только стремление поддержать высокую цену или ее поднять.» [7,с.163]

Тем самым происходит своеобразная институционализация критериев развития национальной экономики, где «невещественные» факторы определяют будущие стратегические цели, которые в свою очередь определяют безопасность развития, как отдельных отраслей, так и государства в целом.

Для Петра I создание флота было не просто «потешной» царственной забавой. Это было необходимо, прежде всего, для обеспечения безопасности государства. Кораблестроение в начале XVIII в. стало для России той стратегической отраслью, которая обеспечивала ей преимущества и безопасность развития. В XX в. своеобразным символом экономического могущества и гарантий безопасности Советского Союза стали авиационная и ракетно-космическая промышленность. Все это было невозможно без прямого государственного участия, развития науки и образования. Именно понимание этого «невещественного» в «вещественном» определяло приоритеты в обеспечении национальной безопасности и формировало соответствующую институциональную структуру экономических отношений.

Здесь напрашиваются прямые исторические аналогии с современными проблемами развития экономики России. Возвращение государства в стратегические отрасли экономики продиктовано сегодня не только решением бюджетных проблем, но и прежде всего определением будущей модели развития, обеспечением национальной безопасности в условиях мировых экономических потрясений. Отсюда поиск многополярной модели мира. Однако сама эта модель не может не учитывать национальную специфику формирования собственных приоритетов развития, в т. ч. в рамках обозначенных концепций и теорий отечественной экономической школы.

Дело не только в общемировых тенденциях переоценки влияния идей «mainstream» на формирование пропорций современной экономики и роль государства в их регулировании. Речь идет об осознании необходимости формирования новой системы оценки экономик, отличающихся по базовому экономико-технологическому укладу. Применение количественных показателей не дает сегодня полноты их оценки, в т. ч. если принимать во внимание принципиальное изменение самого образа жизни населения. Логика развития современного стратегического планирования требует создания новой по своему качеству методологии экономического анализа. Апробированная методология проведения прогнозных научных разработок, основанная на классических методах экономического анализа, требует существенной доработки и создания на ее основе специальных методик и моделей социально - экономического и научно-технологического прогнозирования. [16]

Самой практикой дальнесрочного прогнозирования российской экономики подтверждается необходимость разрешения теоретических вопросов связанных с анализом происходящих институциональных изменений.

В этой связи научная парадигма «рациональное vs иррациональное» приобретает для современной России исторически-прикладной контекст. Однако это и один из фундаментальных вопросов экономической науки, определяющих, по мнению ряда авторов, базовые предпосылки современной экономической теории. [17]

Решение этой теоретической задачи позволит обосновать, в том числе необходимость усиления роли государства в регулировании стратегических отраслей экономики как важнейшего института развития и обеспечения экономической безопасности.

Заключение

Современные угрозы и вызовы российской экономики определяют необходимость формирования более эффективной модели обеспечения экономической безопасности и создания реальных отраслевых механизмов противодействия им. Исторически обусловленная роль государства в экономике страны не может быть реализована в полной мере без четкого определения приоритетов национального развития. Поэтому возращение современного российского государства к принципам стратегического планирования и отраслевого регулирования во многом закономерный процесс, связанный с институционализацией гарантий будущего развития. Однако именно эти вопросы были ключевыми во многих исследованиях российской экономической школы. Неоправданный отказ от изучения их работ привел к превалированию и определенному давлению на принятие практических решений западных школ (в т. ч. «mainstream»), которые как показала практика реформ в России, не могут дать ответа на вопросы определения стратегии развития национальной экономики, с учетом реальных гарантий ее экономической безопасности.

Тем самым концепция «невещественного богатства» весьма интересна не только с точки зрения истории российской экономической мысли, зарождения особой российской экономической традиции, но формирования современного взгляда на роль государства в противодействии новым угрозам и вызовам мировой экономической системы.

Библиография
1.
Нуреев, Р. М. Развитие метода экономической теории // Мир новой экономики.-2014.-№ 3, С.96-106.
2.
Николайчук, О. А. Национальное богатство России: история и современность // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований).-2014.-№ 2, С.110-117.
3.
Посошков, И.Т.«Книга о скудости и богатстве и другие сочинения» / под ред. проф. Б. Б. Кафенгауза.-М.: Изд.-во Академии наук СССР.-1951.
4.
Брикнер, А. Иван Посошков. Часть I. Посошков как экономист.-СПб.: Типография В. С. Балашова.-1876.
5.
Князьков, С. Очерки из истории Петра Великого и его времени / Репринтное издание 1914 г.-М.: Культура.-1990.
6.
Ключевский, В. О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли/ сост. В. А. Александров.-М.: Правда.-1994.
7.
Очерки истории российской внешней разведки / под ред. Е. М. Примакова.-М.: Международные отношения-Т1.-1995.
8.
Татищев, В. Н. Духовная моему сыну. СПб.: Типография И. Глазунова и К.-1896.
9.
Ломоносов, М. В. Для пользы общества / Сост. А. С. Елеонский.-М.: Сов. Россия.-1990.
10.
Нуреев, Р. М. «Книга о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова как российский образец «государевой литературы» // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований).-2014.-№1, С.13-29
11.
Латов, Ю. В. Бифуркационные ситуации социально-экономической истории допетровской России (история несостоявшейся европеизации) // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований).-2013.-№ 3, С.125-143.
12.
Павлов, В. А. Академик Андрей Шторх : имя которое замалчивалось восемьдесят лет // Вестник РАН.-1997.-Т.67.-№ 5, С.436-437
13.
Маркс, К. Капитал. Критика политической экономии. М.: Политиздат.-Т1.-1988.
14.
URL: http://www.inecon.org/docs/Vojeykov_paper_20131010.pdf
15.
Гловели, Г. Д., Гребнев, Л. С. Политэкономия СССР: критические очерки. М.: Институт экономики РАН.-2013.
16.
Бауэр, В. П., Ковков, Дж. В., Московский, А. М., Сенчагов, В. К. Состояние и механизмы развития ракетно-космической промышленности России.-М.: Институт экономики РАН.-2012.
17.
Базовые предпосылки современной экономической теории (Economics) и их критика / Доклад на Ученом совете Института Экономики РАН. URL: http://www.inecon.org/docs/Nureev_paper_2013.pdf
18.
Дойников, И. В. Некоторые методологические проблемы постсоветского периода Российского государства и права // Административное и муниципальное право.-2013.-1.-C. 68-79. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.01.12.
19.
Погодина, И. В., Фраймович, Д. Ю. Оценка экономической безопасности региона через призму категории «кадровый потенциал» // Национальная безопасность / nota bene.-2011.-6.-C. 99-103.
20.
Репьева, А.М. Особенности формирования национальной идентичности в США и России. // NB: Международные отношения.-2013.-1.-C. 145-161. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.1.777. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_777.html
References (transliterated)
1.
Nureev, R. M. Razvitie metoda ekonomicheskoi teorii // Mir novoi ekonomiki.-2014.-№ 3, S.96-106.
2.
Nikolaichuk, O. A. Natsional'noe bogatstvo Rossii: istoriya i sovremennost' // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Zhurnal institutsional'nykh issledovanii).-2014.-№ 2, S.110-117.
3.
Pososhkov, I.T.«Kniga o skudosti i bogatstve i drugie sochineniya» / pod red. prof. B. B. Kafengauza.-M.: Izd.-vo Akademii nauk SSSR.-1951.
4.
Brikner, A. Ivan Pososhkov. Chast' I. Pososhkov kak ekonomist.-SPb.: Tipografiya V. S. Balashova.-1876.
5.
Knyaz'kov, S. Ocherki iz istorii Petra Velikogo i ego vremeni / Reprintnoe izdanie 1914 g.-M.: Kul'tura.-1990.
6.
Klyuchevskii, V. O. Istoricheskie portrety. Deyateli istoricheskoi mysli/ sost. V. A. Aleksandrov.-M.: Pravda.-1994.
7.
Ocherki istorii rossiiskoi vneshnei razvedki / pod red. E. M. Primakova.-M.: Mezhdunarodnye otnosheniya-T1.-1995.
8.
Tatishchev, V. N. Dukhovnaya moemu synu. SPb.: Tipografiya I. Glazunova i K.-1896.
9.
Lomonosov, M. V. Dlya pol'zy obshchestva / Sost. A. S. Eleonskii.-M.: Sov. Rossiya.-1990.
10.
Nureev, R. M. «Kniga o skudosti i bogatstve» I. T. Pososhkova kak rossiiskii obrazets «gosudarevoi literatury» // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Zhurnal institutsional'nykh issledovanii).-2014.-№1, S.13-29
11.
Latov, Yu. V. Bifurkatsionnye situatsii sotsial'no-ekonomicheskoi istorii dopetrovskoi Rossii (istoriya nesostoyavsheisya evropeizatsii) // JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Zhurnal institutsional'nykh issledovanii).-2013.-№ 3, S.125-143.
12.
Pavlov, V. A. Akademik Andrei Shtorkh : imya kotoroe zamalchivalos' vosem'desyat let // Vestnik RAN.-1997.-T.67.-№ 5, S.436-437
13.
Marks, K. Kapital. Kritika politicheskoi ekonomii. M.: Politizdat.-T1.-1988.
14.
URL: http://www.inecon.org/docs/Vojeykov_paper_20131010.pdf
15.
Gloveli, G. D., Grebnev, L. S. Politekonomiya SSSR: kriticheskie ocherki. M.: Institut ekonomiki RAN.-2013.
16.
Bauer, V. P., Kovkov, Dzh. V., Moskovskii, A. M., Senchagov, V. K. Sostoyanie i mekhanizmy razvitiya raketno-kosmicheskoi promyshlennosti Rossii.-M.: Institut ekonomiki RAN.-2012.
17.
Bazovye predposylki sovremennoi ekonomicheskoi teorii (Economics) i ikh kritika / Doklad na Uchenom sovete Instituta Ekonomiki RAN. URL: http://www.inecon.org/docs/Nureev_paper_2013.pdf
18.
Doinikov, I. V. Nekotorye metodologicheskie problemy postsovetskogo perioda Rossiiskogo gosudarstva i prava // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo.-2013.-1.-C. 68-79. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.01.12.
19.
Pogodina, I. V., Fraimovich, D. Yu. Otsenka ekonomicheskoi bezopasnosti regiona cherez prizmu kategorii «kadrovyi potentsial» // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2011.-6.-C. 99-103.
20.
Rep'eva, A.M. Osobennosti formirovaniya natsional'noi identichnosti v SShA i Rossii. // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya.-2013.-1.-C. 145-161. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.1.777. URL: http://www.e-notabene.ru/wi/article_777.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"