Статья 'Медиация – действенное средство для обеспечения стабильности геополитических процессов коммуникации. ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Медиация – действенное средство для обеспечения стабильности геополитических процессов коммуникации

Салимгареев Денис Игоревич

аспирант, кафедра Этики, культурологии и связей с общественностью, Башкирский государственный университет

450076, Россия, республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32

Salimgareev Denis Igorevich

Postgraduate student, the department of Ethics, Culturology and Public Relations, Bashkir State University

450076, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Zaki Validi, 32

remus-102@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2019.12.32032

Дата направления статьи в редакцию:

24-01-2020


Дата публикации:

09-02-2020


Аннотация: В обзорной статье затрагивается одна из приоритетных геополитических проблем – нарушение коммуникации. В качестве инновационного механизма защиты социального согласия и восстановления коммуникации призвана выступить медиация, обладающая необходимыми параметрами для обнаружения конфликта и последующей его переработки, нивелирующая деструктивные результаты. Предметом исследования являются международные нарушения коммуникации. Целью данной работы является изучение границ медиации как регулятора международных отношений. В качестве задач выступает общественная потребность в прогнозировании появления конфликтогена в нетипичных социальных взаимоотношениях и своевременной локализации конфликта. Методологической основой выступает социокультурный подход, в рамках которого происходит анализ социальных взаимоотношений и конфликта, вносящего существенные коррективы в повседневную коммуникацию. Диалектический подход позволяет исследовать противоречия как в самом конфликте, так и в общественных процессах, осложненных этим конфликтом. Полученные результаты применимы в области конфликтологической науки, новизна исследования заключается в теоретическом осмыслении пригодности медиации для решения сложных социальных задач и интеграции в общественные процессы, а также в формировании рекомендательных мер по улучшению бесконфликтных социальных процессов коммуникации.В работе выявлены взаимосвязи: 1.Изменчивость конфликта по его функциям пропорциональна влиянию внешних факторов и условий взаимоотношений; 2.Взаимосвязь между языковыми ограничениями и действиями субъектов международных отношений; 3.Примирительные техники – важнейшее условие современной международной коммуникации. В качестве выводов можно обозначить выявленную связь медиации и социального конфликта, а также предложить выработку механизмов, предупреждающих социальное напряжение на примере лингвистической агрессии.


Ключевые слова: соглашение, социальное согласие, примирительная техника, общество, международные отношения, медиация, лингвистическая агрессия, культура, конфликт, коммуникация

Abstract: This article covers one of the priority geopolitical problems – disruption of communication. Mediation that possesses necessary parameters for identification of a conflict and, its further processing and levels the destructive results, is called to serve as innovative mechanism for protection of social harmony and restoration of communication. The subject of this research is the international disruption of communication. The goal consists in studying the boundaries of mediation as a regulatory instrument in international relations; as well as public need in forecasting of the emergence of conflict in atypical social relations and prompt localization of a conflict. The scientific novelty consists in theoretical understanding of applicability of mediation in solution of the complicated social tasks and integration into social processes, as well as in formation of recommendatory measures on improving conflict-free social communication processes. In the course of this work, the author determines the following correlations: 1) changeability of conflict by its functions is proportional to the impact of external factors and terms of relations; 2) link between language limitations and actions of subjects of international communication; 3) reconciliation techniques is a crucial condition of modern international communication. The conclusion consists in the detected connection between mediation and social conflict, as well as in recommendation on development of mechanism aimed at prevention of social tension on the example of linguistic aggression.



Keywords:

agreement, social harmony, reconciliation technique, society, international relations, mediation, linguistic aggression, culture, conflict, communication

Медиативное регулирование охватывает все новые сферы человеческой жизнедеятельности, стараясь придать отношениям гармонию и избавить от побочного продукта коммуникации – конфликта. Свой вклад в совершенствование примирительной техники внесли Л.О. Терновая, Т.А. Нигматуллина, Х. Бесемер, А.С. Ахиезер и многие другие, чьи стремления направлены на сохранение в обществе взаимного уважения, мира и согласия. Наработки указанных ученых составили смысловую основу данной статьи, поскольку их практический вклад подтвержден временем, актуален и помогает молодому поколению медиаторов выстроить свою методологию при работе с таким многогранным социальным явлением, как конфликт.

Степень проработанности поставленных проблем в данной статье отражается в дискурсе работ отечественных и зарубежных авторов, расширяющих границы медиативного познания.

Комплексный подход к изложению основных положений примирительной техники, а также теоретический, прикладной и исторический характер медиации как действенной технологии социального регулирования представлен в учебных пособиях следующих авторов: О.В. Маврин [2], Р.Г. Мельниченко [3], Е.В. Пронина [7], А.С. Хохлов [10], Ц.А. Шамликашвили [11].

Отдельные аспекты примирительной техники осмыслены в работах многих авторитетных представителей научного сообщества. В контексте данной статьи интерес вызывает консолидация мысли авторов О.В. Аллахвердовой и А.Д. Карпенко, результатом которой стала совместная научная работа «Методическое пособие для посредников-медиаторов». В ней заключены классические формы осуществления посреднической деятельности, а также приводится обобщение опыта проведения процедуры медиации от практикующих конфликтологов. В рамках данной работы медиативное регулирование рассматривается с позиции ключевой роли посредника, выступающего источником положительных преобразований.

Внимание стоит обратить и на диссертацию С.И. Калашниковой «Медиация в сфере гражданской юрисдикции», где сформирована концепция медиации, с одной стороны, как средства разрешения гражданско-правовых споров, а с другой – в качестве предложений и механизмов интеграции медиации в деятельность органов гражданской юрисдикции.

Однако в научном конфликтологическом дискурсе отсутствует рассмотрение генезиса и последующего развития медиации в информационной, медийной, просветительской плоскости, как самостоятельного вопроса, влияющего на становление примирительной технологии. Междисциплинарный подход не охватывает в полной мере фундаментальных нюансов информационного содержания медиации и последующего транслирования положительного примера разрешения конфликта ненасильственным путем. Информация подвергается искажению и может выступить серьезным препятствием, в рамках выстраивания международной коммуникации как начального этапа примирительного процесса.

В современных реалиях необходима комплексная стратегия по оценке и сопровождению конфликтной информации, а также ее регулированию в пределах гласной и публичной коммуникации. Данная работа привносит первичное понимание соотношения искажения информации и прекращения (или ожесточения) форм коммуникации.

В осмыслении процессов глобализации значимым является анализ не только критериев экономико-политического характера, но и параметров социального отношения к таковым процессам. Активным преобразователем социальных систем выступает общество, анализирующее уже имеющийся опыт, на основе которого и совершаются изменения. Модернизация в России осуществляется в сфере переплетения жизненно важных потребностей и интересов людей [6, с. 130]. Изменения – это всегда вызов, начало перестройки существующих процессов, форматирование привычных социально-бытовых алгоритмов и формирование новейших ориентиров на дальнейшее развитие. Для того, чтобы изменения не становились поводом для социального напряжения, необходима выработка механизмов предупреждения разногласий и противоречий в социальной среде, вызванных именно таковыми изменениями социальных взаимоотношений. Вне всяких сомнений, купирование возможных очагов конфликта на ранних стадиях приносит положительные результаты, но в процессе, при котором социальные изменения необходимы обществу для перехода на новую ступень развития, конфликты подлежат корректировке, а не локализации на ранних стадиях. Изменения не могут протекать без социального конфликта, поскольку столкновением интересов нарушается привычный уклад жизни, а на его месте вырастает новый, еще не оптимизированный под индивидуальные нужды и не получивший социального одобрения от большинства. Не стоит забывать и о порождении конфликтом других конфликтов (открытая эскалация) из-за вариативности дальнейшего развития событий. В предконфликтной коммуникации может быть озвучен диспозитивный сценарий дальнейшего развития событий, и это вполне может стать необходимым инцидентом для активных общественных действий негативного характера. Трудности в работе с конфликтом вызваны, с одной стороны, перманентным к общественным процессам состоянием, а с другой стороны – подверженностью конфликта к трансформации уже в составе этих же общественных процессов. В условиях социальной напряженности это хорошо видно благодаря изменению уровня эмоционального напряжения, вызванного изменениями социальных процессов. Если раскрыть мысль более подробно, конфликт при отсутствии социальных изменений сам является источником эмоционального напряжения. Уже в условиях изменений конфликт может облегчить принятие этих изменений благодаря выходу первичных эмоций. В таком случае конфликт выступает не источником эмоционального напряжения, а средством регулирования. В связи с этим, при таких условиях функциональной изменчивости конфликта, необходима выработка механизмов регуляции и корректировки социальных разногласий. Такая деятельность требует комплексного и систематического осмысления, учитывающего изменения, происходящие в нормальном (среднестатистическом) показателе жизнедеятельности общества (до комплексных изменений социальных процессов, влияющих на самоопределение общества). Таким механизмом регуляции и контроля за деструктивными последствиями общественных взаимоотношений является медиация. Появление медиации в ее современном виде связано с практикой разрешения споров в США, где возникла «гарвардская концепция переговоров» [12, с. 4]. Процедура медиации – способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения [8]. Под влиянием многообразия конфликтов и смыслов, сосредоточенных вокруг спорной ситуации, медиация получает тематические разветвления, например, как это произошло с темой этнических противоречий. Этномедиация – способ урегулирования конфликтов, вызванных межнациональными противоречиями, участниками которых могут быть отдельные лица или группы людей [5, с. 18]. Медиация вынуждена охватывать все процессы конфликтного противоборства и обретать специфические особенности для того, чтобы конфликтующие стороны могли ненасильственным путем достичь договоренности на взаимных условиях и по возможности сохранить каналы коммуникации во имя пресечения последующих разногласий.

Мы знаем, что процесс коммуникации – основа для совместной консолидации в разных плоскостях жизнеобеспечения. Взаимный диалог в век технологии и информатизации не должен прерываться, поскольку он обеспечивает поддержание основ потребностей человека. Рамки социального доверия расположены таким образом, что содержат в себе исполнение субъектом социальных отношений своих непосредственных общественных, правовых, трудовых и иных задач с целью гаранта нормальной жизнедеятельности всего общества. Именно поэтому, согласованность действий - важный аспект коммуникационного процесса. Быть понятым и услышанным в эквиваленте современных отношений может означать многое: от места в социуме и до распоряжения ресурсами. В геополитическом смысле коммуникация – связующий компонент международного взаимодействия, нарушение которого ведет к дисбалансу экономических и культурных показателей. Снижение экономики отражается на уровне жизни, а снижение культуры изменяет комфорт этой жизни и влияет на коэффициент социального доверия. Результат снижения культурных показателей особенно заметен в тенденции утери народностью своей самобытности. Забвение традиций и утеря связи между поколениями внутри рода сказывается на международном положении конкретной народности. На геополитической карте народности выступают хранителем этнической, географической, культурной идентичности. В случаях возникновения социально-бытовых разногласий для медиации актуализируется еще одна функция помимо восстановления коммуникации. Функция выражается в сохранении культурного наследия и общественного достояния, поскольку при нарушении коммуникации происходит не прекращение переговоров по объекту интересов, а начало цепочки деструктивных событий. При ограничении международной коммуникации происходит сжимание культуры до масштабов общности. С течением времени значимые для человечества традиции и обычаи, как базовые особенности культурного наследия и исторического развития, претерпевают изменения или перестают передаваться через поколения и каналы информации. Тревожный феномен обусловлен потерей аутентичности того или иного народа на геополитическом калейдоскопе культур. Мы говорим о том, что каждый народ представляет совокупность мировоззренческого осмысления объектов и явлений, а также является значимой единицей духовного богатства всего человечества. В связи с этим сохранение культурных норм – задача не только научного сообщества, но и активных представителей институтов гражданского общества, занимающих центровое положение между обществом, с его истоками социальных настроений, и наступающими изменениями. В рамках обеспечения сохранности культурных процессов и формирования комплексных механизмов социальной регуляции уделяется внимание поиску инновационных подходов, объединяющих в себе сразу несколько задач. Прежде чем говорить о процессе сохранения, обнаружению подлежат зоны потенциального риска, в которых изменения хоть и могут выйти за границы регулирования, но еще могут корректироваться извне.

Основным показателем в плоскости обсуждаемого нами разрыва коммуникации, контролирующим уровень социальной изменчивости, может выступить лингвистическая трансформация. Коэффициент изменчивости в этом контексте поможет визуально отобразить негативные тенденции исчезновения языков народов на современной мировой карте. Данные действия незаменимы в установлении причин, повлекших масштабные изменения.

Во-первых, одна категория изменений может таиться в неудачной попытке международной коммуникации, предпринятой субъектом международных отношений. В таком случае обрыв коммуникации блокирует обмен кросскультурными наработками, наиболее полно описывающими принципы бытия, а также исторического становления народа.

Во-вторых, в основе изменений могут отражаться искусственно созданные понятия, чуждые человеку, но принимаемые им в угоду доверия или конформности. Происходит процесс, при котором комплексы образов геокультуры, свойственные регионам мира, теряют связи с реалиями и достаточно быстро мифологизируются [4, с. 231]. Происходит замещение исконных культурных особенностей конкретного народа, или же вовсе создаются новые, в основе которых не традиции и обычаи, а художественное восприятие мира.

Поиск закономерностей возникновения причин, выступающих основой социальных изменений, необходим при анализе и корреляции с восстановительными техниками для дальнейшего использования в международной коммуникации. Индукционное осмысление причин приводит к целостному результату, выражаемому в выработке стратегии восстановления международных отношений. Поиск точек соприкосновения – первый этап для планирования действий примирительного характера. На примере коммуникации мы говорим о том, что анализ языковых систем — это редчайшая возможность ретроспективной оценки социальных процессов. Подлежит сравнению отрезок между двумя временными точками, прошлым и настоящим. В прогнозировании дальнейших преобразований важно иметь опору в виде временного сравнения, процесса поиска народом своей идентичности: какие методы и средства были предприняты для сохранения культуры и духовности, выстраивания добрососедских отношений.

На сегодняшний день к проблемам международной коммуникации можно отнести стремительное исчезновение языков народов мира. Искажается культурная и духовная реальности в геополитическом масштабе. Мы говорим о том, что язык для народа не только средство коммуникации, но и гарант обеспечения социальных действий в правовых и экономических границах. Руководствуясь этим, мировой общественностью вырабатывается комплекс целевых программ во благо сохранения как языка той или иной народности, так и международных отношений. Такие программы, представляют собой практико-адаптированные методики, в более широком понятийном смысле поддерживающие естественное право на самоопределение, основанное на легитимной основе действующего законодательства, не ущемляющее интересы другого народа и не порождающее деструктивные формы коммуникации. Меры поддержки укрепляют границы социального согласия. В зависимости от функций и характера такой поддержки, конфликтоген [1, с. 157] может быть замещен, нивелирован, трансформирован, заключен в границы.

Более подробное внимание к проблематике международной коммуникации приводит к идентификации значимых форм деструктивного результата в случае неудачных попыток наладить взаимоотношения. Вопреки ожиданиям, глобализация не сопровождается использованием единого языка [15, с. 1]. На примере лингвистической агрессии проследим за изменениями социальных отношений и отметим положения рекомендательного характера относительно мер предупреждения и поиска действенных методик социального регулирования, направленных на сохранение международной коммуникации. Такое явление как лингвистическая агрессия стало известно еще в 1950-х годах, когда в США в школе ученика могли наказать, если он не говорил по-английски [4, с. 247]. Данный случай стал прецедентом в практике ограничения социального субъекта по действиям и попирания границ его прав. Ущемление олицетворялось если не в прямом ограничении получения знаний, то в показательной, публичной демонстрации отличности одного ученика от другого. Безусловно это влияло на атмосферу в коллективе и расшатывало баланс социальных взаимоотношений. Данный пример хорошо трансформируется по масштабам и целевой аудитории, а границы блокады могут быть представлены экономическими санкциями или же информационными, искусственно созданными барьерами относительно целых стран только потому, что они, как и в примере с учениками, отличны от других стран. При этом причины отличий не подлежат анализу, что и приводит к эскалации конфликта в дальнейшем. Проводимый анализ помогает разобраться в первопричинах отличий: порождаются они отсутствием желания действовать в общепринятой концепции или же нехваткой методик и навыков для удовлетворения своих интересов. Разнообразие причин приводят к выбору совершенно отличных друг от друга сценариев решения ситуации. В случае отсутствия желания обсуждаемый вопрос переходит под дипломатическое регулирование, где только взаимные договоренности, обозначенный круг общих интересов и диалог могут стать гарантом ненасильственного достижения цели. В другом случае, когда у той или иной народности ярко выражена нехватка практических компетенций для представления собственных интересов на международной арене, необходима консолидация всего мирового сообщества. Поддержка осуществляется предоставлением действенных регуляторов социальных процессов и это, в интересах самого сообщества, по следующим причинам:

1.Поддержка от мирового сообщества является отождествлением принципа гуманизма;

2.Подобные действия способствуют наращиванию темпа в экономике, культуре и других сферах, основываясь на постоянном практическом обмене знаний;

3.Помогают осознавать границы общения и выстраивать на основе этого этическую и уважительную линию адресной коммуникации.

Симбиоз данных причин приводит к результату, в котором при постоянной циркуляции познаний в приоритетных сферах жизнедеятельности человека осуществляется регенерация социальных процессов, позволяя всему человечеству быть свободнее в своих действиях, но в то же время, руководствуясь следствием идей гуманизма, нести за них ответственность. В связи с этим необходимо наращивать темп разработок государственных целевых программ для предоставления широкого спектра возможностей, способствующих международной консолидации и поощрению тенденций обмена технологиями, ответственности за свои социальные действия, следованию идеям гуманизма.

В настоящее время одним из регуляторов социальных процессов является медиация. Востребованным институт примирительных практик остается за уникальную возможность проработки результата конфликтного взаимодействия, а также за реальную способность выйти за пределы только лишь примирительного процесса. При этом сама процедура проводится по всем правилам медиации, а заключаемое сторонами соглашение основывается на их интересах [14, с. 319]. Начальным действием в примирительном процессе является практическое установление границ лингвистической агрессии. На данном этапе для конфликтолога важно понимание мотивов, что движет агрессорами. Сценарий примирительной техники пропорционален направленной (адресной) агрессии или же деструктивности явления, несущего в себе скрытые идеи умышленного ограничения действий для той или иной народности. Основным же действием медиации является купирование разногласий путем установления коммуникации и принятия взаимно разделяемых решений по предмету конфликтного противоборства. На данном этапе важно сократить временной разрыв между состоявшимся разногласием и общественной трансляцией, не допуская, чтобы уже информационно искаженный предмет разногласий завладел разумом общественности, порождая еще более серьезные волнения. На этапе переговорного (входит в примирительную стадию) процесса с международными представителями наиболее значимым аспектом в деятельности медиатора является упор на верную интерпретацию сказанного сторонами - участниками процедуры медиации. Медиация – это «поле» мнений и образных установок. Доводы и высказанные интересы могут обрасти домыслами и учитываться сторонами в вольном, иносказательном смысле, что влияет на общие выводы относительно предмета конфликта и результата примирительной процедуры. Мастерство медиатора в распознавании словесных конструкций, подверженных искажению, диалектическому изменению, лингвистическому заимствованию, иного информационного содержания, а также эмоционального приукрашивания, выводит медиацию на совершенной иной по своему содержанию и качеству уровень. Используемые при этом компетенции резюмируются в медиативную компетенцию [9, с. 9]. Верное распознавание специфических особенностей и этнической самоидентификации сторон – ключ к выстраиванию коммуникационного процесса и началу аналитической работы по формированию механизма грядущего примирительного процесса. Существует и межкультурная разница в том, какая степень непосредственности или уровня формальности считается целесообразной в конкретном виде разговора [13, с. 29]. Безусловно, подобные нюансы, как оценка медиатором озвученных мнений от участников и сам организационный характер проведения медиации, составляют содержательную полноту переговорного процесса.

В качестве выводов данной статьи предлагаются рекомендации, при соблюдении которых произойдет перенастройка текущих процессов и сохранится положительная динамика поиска инновационных регуляторов социальных отношений. В качестве рекомендаций могут выступить следующие положения:

1.В систематической работе с конфликтом важно обращать внимание на локусы социальной напряженности (в том числе гипотетические, как зоны потенциального риска), которые могут быть представлены в общем контексте ущемлением одной группы людей другими по признакам самоидентификации и способности быть независимым участником социальных взаимоотношений;

2.Теоретическая деятельность по изучению границ конфликта должна быть продолжена, поскольку в корреляции с социальными изменениями конфликт может приобретать временную и совершенно иную функцию;

3.Процесс установления международных связей требует внимания и бережного отношения. Только коммуникационным инструментарием можно добиться удовлетворения интересов. На этом поприще медиация просто необходима, поскольку позволяет сторонам открыто обсудить как сферу достижения интересов, так и меры, направленные на поддержку и выстраивание добрососедских, партнерских и долгосрочных отношений;

4.Анализ и оценка научным сообществом межотраслевого расширения медиативного регулирования. Медиативные технологии должны развиваться и в информационной, и в медийной, и в просветительской плоскости. Необходимость в аудиторном охвате вызвана искажением информации, попадающей в публичную плоскость, которая становится дополнительным очагом социального напряжения. Скорость возрастания конфликтных преткновений становится соизмеримой скорости распространения самой информации. Тревожная тенденция, требующая своего внимания уже в настоящее время;

5.Необходимо наращивание темпа поддержки комплексными и целевыми программами, предоставляющими народности инновационные возможности для сохранения культуры как неотъемлемой части духовного наследия человечества.

Медиация – это всегда разговор с соблюдением своих принципов и установлением условий, благодаря которым сторонами может осуществляться поиск как границ своих возможностей, так и общих точек соприкосновения. Приятным дополнением является располагающая коммуникативная атмосфера и легитимная основа примирительного процесса. Методическая работа по улучшению процессов, указанных в рекомендациях, способствует улучшению уровня жизни и повышает коэффициент социального доверия, в том числе и в сфере международных отношений.

Совершенствование техник медиации и комплексная работа по всем направлениям конфликтного взаимодействия – реалии современности. Насильственный метод для достижения цели должен быть предан забвению как непродуктивный для человеческого развития. Только взаимное сохранение и укрепление международных связей способствует воцарению мира и согласия.

Библиография
1.
Егидес А.П. Лабиринты общения / А.П. Егидес. — М. : Филинъ, 1999. — С. 281.
2.
Маврин О.В. Технологии урегулирования конфликтов (медиация как эффективный метод разрешения конфликтов): учебное пособие / О.В. Маврин. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2014. – С. 96.
3.
Мельниченко Р. Г. Медиация: Учебное пособие для бакалавров / Р. Г. Мельниченко. — М.: И здательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2017. — С. 192.
4.
Нигматуллина Т. А., Терновая Л. О. Политическая медиация: учебное пособие. — Уфа: Изд-во Башкирского института социальных технологий (филиала) Образовательного учреждения профсоюзов высшего образования «Академия труда и социальных отношений», 2016. — С. 370.
5.
Плотников А.Д. Этномедиация как фактор урегулирования споров в межнациональных отношениях: теория, современный опыт и практические технологии. — М. : Ассамблея народов России, 2016. — С. 30.
6.
Поздяева С.М. Модернизация в России: преграды на пути к современному обществу // Серия Философия. Социология и социальные технологи № 4 (34). — Волгоград : Вестник ВолГУ, 2016. — С. 196.
7.
Пронина, Е. В. Психологические основы медиации: новый способ решения проблем : учеб. пособие / Е. В. Пронина, С. Ю. Попова (Смолик) ; Владим. гос. ун-т им. А. Г. и Н. Г. Столетовых. – Владимир : Изд-во ВлГУ, 2016. ‒ С. 84.
8.
Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 26.07.2019) "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", ст. 2.
9.
Хертель А. фон. Профессиональное разрешение конфликтов. Медиативная компетенция в Вашей жизни. Спб.: Изд-во Вернера Регена, 2007. – С. 272.
10.
Хохлов А. С. Конфликтология. История. Теория. Практика: учебное пособие / А. С. Хохлов. – Самара: СФ ГБОУ ВПО МГПУ, 2014. – С. 312.
11.
Шамликашвили Ц.А. Медиация — современный метод внесудебного разрешения споров / Ц.А. Шамликашвили. — М.: Издательство ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2017. — С. 77.
12.
Boulle L., Nesic M. Mediation: principles, process, practice. London, Dublin, Edinburgh: Butterworths, 2001. — S. 330.
13.
Cameron D. Globalizing communication // New media language. — Great Britain : Biddles Ltd, Guildford, King’s Lynn, 2003. — S. 209.
14.
Probst M. Gerichtliche Mediation in Schleswig-Holstein-zum Start eines neues Projektes // Schleswig-Holsteinische Anzeiger. 2005. N 10. S. 317-322.
15.
Valero-Garces С. Translation as mediation // Traduccion como mediacion entre lenguas y culturas. — Alcala de Henares: Servicio de Publicaciones de la Universidad, 2005. — S. 13.
References (transliterated)
1.
Egides A.P. Labirinty obshcheniya / A.P. Egides. — M. : Filin'', 1999. — S. 281.
2.
Mavrin O.V. Tekhnologii uregulirovaniya konfliktov (mediatsiya kak effektivnyi metod razresheniya konfliktov): uchebnoe posobie / O.V. Mavrin. – Kazan': Izd-vo Kazan. un-ta, 2014. – S. 96.
3.
Mel'nichenko R. G. Mediatsiya: Uchebnoe posobie dlya bakalavrov / R. G. Mel'nichenko. — M.: I zdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i K°», 2017. — S. 192.
4.
Nigmatullina T. A., Ternovaya L. O. Politicheskaya mediatsiya: uchebnoe posobie. — Ufa: Izd-vo Bashkirskogo instituta sotsial'nykh tekhnologii (filiala) Obrazovatel'nogo uchrezhdeniya profsoyuzov vysshego obrazovaniya «Akademiya truda i sotsial'nykh otnoshenii», 2016. — S. 370.
5.
Plotnikov A.D. Etnomediatsiya kak faktor uregulirovaniya sporov v mezhnatsional'nykh otnosheniyakh: teoriya, sovremennyi opyt i prakticheskie tekhnologii. — M. : Assambleya narodov Rossii, 2016. — S. 30.
6.
Pozdyaeva S.M. Modernizatsiya v Rossii: pregrady na puti k sovremennomu obshchestvu // Seriya Filosofiya. Sotsiologiya i sotsial'nye tekhnologi № 4 (34). — Volgograd : Vestnik VolGU, 2016. — S. 196.
7.
Pronina, E. V. Psikhologicheskie osnovy mediatsii: novyi sposob resheniya problem : ucheb. posobie / E. V. Pronina, S. Yu. Popova (Smolik) ; Vladim. gos. un-t im. A. G. i N. G. Stoletovykh. – Vladimir : Izd-vo VlGU, 2016. ‒ S. 84.
8.
Federal'nyi zakon ot 27.07.2010 N 193-FZ (red. ot 26.07.2019) "Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)", st. 2.
9.
Khertel' A. fon. Professional'noe razreshenie konfliktov. Mediativnaya kompetentsiya v Vashei zhizni. Spb.: Izd-vo Vernera Regena, 2007. – S. 272.
10.
Khokhlov A. S. Konfliktologiya. Istoriya. Teoriya. Praktika: uchebnoe posobie / A. S. Khokhlov. – Samara: SF GBOU VPO MGPU, 2014. – S. 312.
11.
Shamlikashvili Ts.A. Mediatsiya — sovremennyi metod vnesudebnogo razresheniya sporov / Ts.A. Shamlikashvili. — M.: Izdatel'stvo OOO «Mezhregional'nyi tsentr upravlencheskogo i politicheskogo konsul'tirovaniya», 2017. — S. 77.
12.
Boulle L., Nesic M. Mediation: principles, process, practice. London, Dublin, Edinburgh: Butterworths, 2001. — S. 330.
13.
Cameron D. Globalizing communication // New media language. — Great Britain : Biddles Ltd, Guildford, King’s Lynn, 2003. — S. 209.
14.
Probst M. Gerichtliche Mediation in Schleswig-Holstein-zum Start eines neues Projektes // Schleswig-Holsteinische Anzeiger. 2005. N 10. S. 317-322.
15.
Valero-Garces S. Translation as mediation // Traduccion como mediacion entre lenguas y culturas. — Alcala de Henares: Servicio de Publicaciones de la Universidad, 2005. — S. 13.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор представил оригинальную статью в журнал «Философская мысль»; в ней он ставит вопрос об исследовании феномена медиации как действенного средства для обеспечения стабильности геополитических процессов коммуникации.
Прежде всего отметим, что автор при рассмотрении обозначенной в названии статьи проблемы исходит, в частности, из того, что медиативное регулирование охватывает все новые сферы человеческой жизнедеятельности, стараясь придать отношениям гармонию и избавить от побочного продукта коммуникации – конфликта. Нужно учитывать и тот факт, как полагает автор, что в осмыслении процессов глобализации значимым является анализ не только критериев экономико-политического характера, но и параметров социального отношения к таковым процессам. Активным преобразователем социальных систем выступает общество, анализируя уже имеющийся опыт, на основе которого и совершаются изменения. Модернизация в России осуществляется в сфере переплетения жизненно важных потребностей и интересов людей. Изменения – это всегда вызов, начало перестройки существующих процессов, форматирование привычных социально-бытовых алгоритмов и формирование новейших ориентиров на дальнейшее развитие. Для того, чтобы изменения не становились поводом для социального напряжения необходима выработка механизмов предупреждения разногласий и противоречий в социальной среде, вызванные именно таковыми изменениями социальных взаимоотношений.
Отмечая сложности в рассмотрении обозначенной проблемы, автор подчеркивает, что трудности вызваны, с одной стороны, перманентным к общественным процессам состоянием, а с другой стороны – подверженности конфликта к трансформации уже в составе этих же общественных процессов. В условиях социальной напряженности это хорошо видно, благодаря изменению уровня эмоционального напряжения, вызванного изменениями социальных процессов. Раскрывая мысль более подробно, автор считает, что конфликт при отсутствии социальных изменений сам является источником эмоционального напряжения. Уже в условиях изменений, конфликт может облегчить принятие этих изменений, благодаря выходу первичных эмоций. В таком случае, конфликт выступает не источником эмоционального напряжения, а средством регулирования. В связи с этим, при таких условиях функциональной изменчивости конфликта, необходима выработка механизмов регуляции и корректировки социальных разногласий.
Характеризуя постановку проблемы, автор статьи отталкивается от положения о том, что медиация вынуждена охватывать все процессы конфликтного противоборствования и обретать специфические особенности, для того, чтобы конфликтующие стороны, могли ненасильственным путем достичь договоренности на взаимных условиях и, по возможности, сохранить каналы коммуникации, во имя пресечения последующих разногласий.
Далее автор сосредоточивает свое внимание на том, что процесс коммуникации – основа для совместной консолидации в разных плоскостях жизнеобеспечения. Взаимный диалог в век технологии и информатизации не должен прерываться, поскольку он обеспечивает поддержание основ потребностей человека. Рамки социального доверия расположены таким образом, что содержат в себе исполнение субъектом социальных отношений своих непосредственных общественных, правовых, трудовых и иных задач с целью гаранта нормальной жизнедеятельности всего общества. Именно поэтому согласованность действий важный аспект коммуникационного процесса. Быть понятым и услышанным, в эквиваленте современных отношений, может означать многое: от места в социуме и до распоряжения ресурсами. В геополитическом смысле, коммуникация – связующий компонент международного взаимодействия, нарушение которого, ведет к дисбалансу экономических и культурных показателей.
Раскрывая грани медиации, автор убежден, что в случаях возникновения социально-бытовых разногласий для медиации актуализируется еще одна функция помимо восстановления коммуникации. Функция выражается в сохранении культурного наследия и общественного достояния, поскольку при нарушении коммуникации происходит не прекращение переговоров по объекту интересов, а начало цепочки деструктивных событий. При ограничении международной коммуникации, происходит сжимание культуры до масштабов общности. С течением времени, значимые для человечества традиции и обычаи, как базовые особенности культурного наследия и исторического развития, претерпевают изменения или перестают передаваться через поколения и каналы информации. Тревожный феномен обусловлен потерей аутентичности того или иного народа на геополитическом калейдоскопе культур.
Автор делает заслуживающее внимание обобщение: на сегодняшний день к проблемам международной коммуникации можно отнести стремительное исчезновение языков народов мира. Искажается культурная и духовная реальности в геополитическом масштабе. Мы говорим о том, что язык для народа не только средство коммуникации, но и гарант обеспечения социальных действий в правовых и экономических границах. Руководствуясь этим, мировой общественностью вырабатывается комплекс целевых программ, во благо сохранения как языка той или иной народности, так и международных отношений. Такие программы представляют собой практико-адаптированные методики, в более широком понятийном смысле, поддерживающие естественное право на самоопределение, основанное на легитимной основе действующего законодательства, не ущемляющее интересы другого народа и не порождающее деструктивные формы коммуникации.
Таким образом, следуя логике научного поиска, автор пришел к заключению, что более подробное внимание к проблематике международной коммуникации приводит к идентификации значимых форм деструктивного результата, в случае неудачных попыток наладить взаимоотношения. Вопреки ожиданиям, глобализация не сопровождается использованием единого языка. На примере лингвистической агрессии автор предлагает проследить изменения социальных отношений и отметить положения рекомендательного характера относительно мер предупреждения и поиска действенных методик социального регулирования, направленных на сохранение международной коммуникации. Такое явление как лингвистическая агрессия стало известно еще в 1950-х годах, когда в США, в школе ученика могли наказать, если он не говорил по-английски.
Автор предлагает обратить внимание на то обстоятельство, что проводимый анализ помогает разобраться в первопричинах отличий: порождаются они отсутствием желания действовать в общепринятой концепции или же нехваткой методик и навыков для удовлетворения своих интересов. Разнообразие причин приводят к выбору совершенно отличных друг от друга сценариев решения ситуации. В случае отсутствия желания – обсуждаемый вопрос переходит под дипломатическое регулирование, где только взаимные договоренности, обозначенный круг общих интересов и диалог могут стать гарантом ненасильственного достижения цели. В другом случае, когда у той или иной народности ярко выражена нехватка практических компетенций для представления собственных интересов на международной арене, необходима консолидация всего мирового сообщества.
Оценивая значение медиации как одного из регуляторов социальных процессов автор статьи рассуждает о востребованности института примирительных практик и отмечает в связи с этим, что медиация остается уникальным механизмом проработки результата конфликтного взаимодействия, а также реальной способностью выйти за пределы только лишь примирительного процесса. При этом сама процедура проводится по всем правилам медиации, а заключаемое сторонами соглашение основывается на их интересах. Начальным действием в примирительном процессе, является практическое установление границ лингвистической агрессии.
Также в материале акцент сделан на том, что сценарий примирительной техники пропорционален направленной (адресной) агрессии или же, деструктивности явления, несущего в себе скрытые идеи умышленного ограничения действий для той или иной народности. Основным же действием медиации – является купирование разногласий, путем установления коммуникации и принятия взаимно разделяемых решений по предмету конфликтного противоборства. На данном этапе, важно сократить временной разрыв между состоявшимся разногласием и общественной трансляцией, не допуская, чтобы уже информационно-искаженный предмет разногласий завладел разумом общественности, порождая еще более серьезные волнения.
Таким образом, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Очевидно, что в представленной статье содержится постановка актуальной проблемы и на достаточном уровне раскрывается ее содержание. Кроме того, предлагаются некоторые актуальные способы решения проблемы, в том числе и те, которые можно назвать авторскими.
Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи?
1. Автор установил, что медиативные технологии, должны развиваться и в информационной, и в медийной, и в просветительской плоскости. Необходимость в аудиторном охвате вызвана искажением информации, попадающей в публичную плоскость, которая становится дополнительным очагом социального напряжения. При этом отмечается, что скорость возрастания конфликтных преткновений становится соизмерима скорости распространения самой информации.
2. В ходе проведенного исследования было выявлено, что процесс установления международных связей требует и применения медиации. В этих условиях медиация просто необходима, полагает автор статьи, поскольку позволяет сторонам открыто обсудить как сферу достижения интересов, так и меры, направленные на поддержку и выстраивание добрососедских, партнерских и долгосрочных отношений.
Учитывая сказанное, полагаю, что автору статьи удалось выбрать довольно любопытную тему для рассмотрения, обосновать ее актуальность и значимость для научного исследования; был предложен также и новый ракурс в оценке некоторых известных литературных фактов. Добиться такого положения позволил в том числе и выбор соответствующей методологической базы.
Полученные и сформулированные в статье выводы согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий.
Несмотря на преимущества материала, в нем имеются и существенные недостатки:
1) обилие синтаксических ошибок (чаще всего «лишняя запятая»), а также грамматических погрешностей затрудняет восприятие материала;
2) для столь масштабной темы критически малое количество литературы использует автор; необходимо полноценно проанализировать научный дискурс по теме и показать преимущества именно своего авторского подхода;
3) погрешности в оформлении материала (например, наличие списка литературы и отдельно библиографии) не свидетельствует о культуре научного исследования – нужно четко следовать требованиям к презентации своего материала.
Итак, считаю, что рецензируемая статья может представлять интерес для читателей, но имеет недостатки, нуждающиеся в доработке, после чего, вероятно, можно будет вернуться к вопросу о рекомендации статьи к опубликованию в научном издании.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена актуальной и достаточно востребованной в настоящее время теме. Медиативное регулирование охватывает все новые сферы человеческой жизнедеятельности, стараясь придать отношениям гармонию и избавить от побочного продукта коммуникации – конфликта.
Степень проработанности поставленных проблем в данной статье отражается в дискурсе работ отечественных и зарубежных авторов, расширяющих границы медиативного познания.
Комплексный подход к изложению основных положений примирительной техники, а также теоретический, прикладной и исторический характер медиации как действенной технологии социального регулирования представлен во многих работах зарубежных и отечественных авторов, при этом можно сказать, что автор отражает в тексте многие ведущие проблемы и направления медиации, о чем свидетельствует представленный список использованной литературы.Конечно, в основном упор сделан на отечественных исследованиях, что, возможно, определяется интересами автора.
В качестве методологического подхода используется сравнительное рассмотрение процесса коммуникации как основы для совместной консолидации в разных плоскостях жизнеобеспечения. Автор отстаивает позицию, что медиация представляет собой разговор с соблюдением своих принципов и установлением условий, благодаря которым сторонами может осуществляться поиск как границ своих возможностей, так и общих точек соприкосновения.
Работа содержит определенный элемент новизны, что отражается в сформулированном подходе, который аргументирован, приводятся возражения на возможную контаргументацию, причем работа логична, взаимосвязана, отражает оригинальную авторскую позицию.
В качестве выводов данной статьи предлагаются рекомендации, при соблюдении которых произойдет перенастройка текущих процессов и сохранится положительная динамика поиска инновационных регуляторов социальных отношений.
При этом обосновывается вывод о том, что совершенствование техник медиации и комплексная работа по всем направлениям конфликтного взаимодействия представляет собой ту современную реальность, которая позволит избежать негативных социальных последствий.
Работа может быть интересна определенной части аудитории журнала, интересующейся современным состоянием теории социального конфликта и способов его конструктивного разрешения.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"