Статья 'Философское учение Н.А. Бердяева о свободе, открывающей просторы творчества' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Философское учение Н.А. Бердяева о свободе, открывающей просторы творчества

Усманова Лариса Тимофеевна

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра общеобразовательных дисциплин, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Гжельский государственный университет"

140155, Россия, Московская область, Раменский р-н , п. Электроизолятор, ул. Центральная, 67

Usmanova Larisa Timofeevna

PhD in Pedagogy

Docent, the department of General Disciplines, Gzhel State University

140155, Russia, Moskovskaya oblast', Ramenskii r-n , p. Elektroizolyator, ul. Tsentral'naya, 67

usmanovaLara@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2019.12.31190

Дата направления статьи в редакцию:

29-10-2019


Дата публикации:

09-02-2020


Аннотация: В статье анализируются философские взгляды одного из наиболее значительных последователей В.С. Соловьева, сторонника экзистенциализма, заложившего основы персоналистической философии – Н.А. Бердяева. В процессе исследования предлагаемой русским философом концепции миростроения, направленной на человека и представляющей собой противоположность духа и природы, автор акцентирует внимание на вопросах происхождении свободы, трех формах ее существования (иррациональной, рациональной, свободе с любовью) и оправдании человека в существовании зла через творческое, позитивное преобразование мира. Анализ, обобщение и систематизация творческого наследия Н.А. Бердяева опирались в статье на следующие положения его теории. Дух, по Бердяеву, включает в себя жизнь, свободу и творчество, а природа – это вещь, психика и необходимость. Свобода не создавалась Богом, а существовала до него и поэтому Господь не отвечает за свободную волю и произвол человека. Таким образом, личность реализуется у философа последовательно, вследствие восхождения от подсознательного (иррациональная свобода) через сознательное (иррациональная свобода) к сверхсознательному (свободе божественной любви). Персоналистическая философия Н.А. Бердяева рассматривается в статье через главенствующую роль личности, обладающей божественными атрибутами творца. Творческая же деятельность человека представлена как дополнение к божественной жизни, как «божественно-человеческая».


Ключевые слова: творчество, философия свободы, бог, иррациональная, рациональная, свобода с любовью, личность, обучение, дух, персонализм

Abstract: This article analyzes the philosophical views of the prominent successor of V. S. Solovyov, supporter of existentialism that laid the grounds for N. A. Berdyaev’s philosophy of personalism. In the process of studying the proposed by Russian philosopher concept of world structure, aimed at human and representing the opposite of spirit and nature, emphasis is made on the questions of the genesis of freedom in three forms of its existence (irrational, rational and freedom with love) and justification of human in the existence of evil through creative and positive transformation of the world. Analysis, generalization and systematization of the artistic heritage of N. A. Berdyaev are founded on the following positions of his theory: spirit includes life, freedom and creativity, while nature is a thing, mind and necessity; freedom was not created by God, but existed prior to Him, and thus, God is not responsible for the human’s free will. Personality in realized through ascension of the subconscious (irrational freedom) through the conscious (irrational freedom) to the superonscious (freedom of divine love). Berdyaev’s philosophy of personalism is viewed through the dominant role of personality that possesses the divine attributes of the Creator. The creative activity of a human is presented as supplementary to divine live, as “divine-human”.



Keywords:

personality, freedom with love, rational, irrational, God, philosophy of liberty, creativity, teachings, spirit, personalism

Предпосылки и генезис творчества Н.А. Бердяева

Особенность русской философии, ее глубокая духовность начинают ярко проявляться к началу XX в. через интерес к проблемам религии, нравственности, национальных ценностей. В это время быстро формируются религиозные общества и кружки. Философия, лишившись университетских кафедр, все больше уходит в литературу, в частности, проявляя себя в поэзии символистов. Существенные изменения мировоззрения российской интеллигенции нашли свое отражение в форме философско-публицистических сборников – «Проблемы идеализма» (1903) и «Вехи» (1909). Авторы этих произведений - Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк – первоначально начинали философский путь с увлечения марксизмом и нигилизмом. Так Н.А. Бердяев с 1894 г. начал изучать теорию научного социализма, посещая кружок киевских социал-демократов. Он становится пропагандистом марксизма, активно включившись в революционно-подготовительную деятельность, за что при разгроме киевского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» в 1898 году был арестован. Одновременно его исключают из университета Святого Владимира в Киеве, где он учился на естественном факультете и отправляют в ссылку в Вологду. На этот момент Н.А. Бердяев, как автор статьи «А.Ф. Ланге и критическая философия в их отношении к социализму» был известен в определенных кругах, как «критический марксист». Двухгодичная ссылка внесла серьезные метаморфозы в мировоззрение философа. Привлекательность марксизма померкла в свете малого внимания к личности человека, к его духовной свободе и способности к творчеству, личной совести и другим экзистенциальным проблемам, которые находились в центре интеллектуальных интересов мыслителя. Разочарование в марксизме, поражение первой русской революции и поездка в Париж подготовили перелом во взглядах философа [7, с.162]. Остаются в прошлом материалистические взгляды, а впереди возвращение к православию. Во многом это связано с участием в организации религиозно-философского общества им. В. Соловьева и сотрудничество с книгоиздательством «Путь». В результате в 1911 году выходит книга Н.А. Бердяева «Философия свободы» [3], заложившая основы его персоналистической философии, антроподицеи и в целом русского религиозного ренессанса. В этом произведении мыслитель продолжает традиции русской философии XIX века. Идеи всемирной соборности [2], преодолевающей церковный конфессионализм, находились в русле учения выдающегося философа России Владимира Соловьева. Общение и близкое личное знакомство с такими известными философами-богословами, как С. Булгаков, А. Карташов, Н. Лосский, П. Струве, В. Розанов, Е. Трубецкой, С. Франк; поэт А. Блок несомненно нашли отражение в философских взглядах Н.А. Бердяева.

Акценты и приоритеты творческого наследия

Н. А. Бердяеву, написавшему более 450 работ по различным проблемам философии, удалось создать свою философскую систему, не уступающую по своему значению учениям И. Канта и В. Соловьева. Признавая необычайную целостность мысли H.A. Бердяева, многочисленные исследователи его творчества не могут безболезненно разделить его философию на онтологию, этику, гносеологию и т.д. Попытка подобного членения ведёт к выхолащиванию и распадению единства авторского замысла. Он «тотчас же распадается на куски, разлетается во все стороны, как стая птиц, выпущенных из клетки», – пишет В.В. Сапов. Исследователи творчества Н.А. Бердяева пытаются расставить акценты и выделить основные приоритеты. Многим ученым ключ ко всей философии H.A. Бердяева видится в этике, аксиологии. Это совпадает с мнением В.А. Васильева, М.В. Богуславского, П.Е. Вахреневой О.Д. Волкогоновой, В.Н. Назарова, Т.А. Кузьминой, И.Ю. Добродеевой, Н.В. Плетнёвой и др. [3,5,8-10] В творчестве мыслителя этика выступает в качестве поля всей теоретической и прикладной философии и в том числе, философии образования, ведь философ называл этику учением о назначении и призвании человека.

Н.А. Бердяев отрицал возможность отождествления философии с наукой. Философию он считал чистым творчеством, а науку видел приспосабленкой к необходимости бытия. Основываясь на творческой природе философии, Н.А. Бердяев разработал субъективно-индивидуальную концепцию строения мира, в центр которой он поместил человека. Его основными трудами о свободе многочисленные исследователи творчества мыслителя [4,6,7,11-15] считают: «Философию свободы», «О рабстве и свободе человека», «Смысл творчества», «Философия свободного духа» и т.д. Философия, по его мнению, тождественна, родственна искусству, в котором ведущую роль играет творчество, личность и призвание. Бердяев придает большое значение философской интуиции, учитывая, что философское знание зависит от объема пережитого, проанализированного и обобщенного человеком опыта существования: трагедий, ошибок, неудач. Одновременно, у каждого настоящего философа есть своя «первородная интуиция» и в ней, по мнению мыслителя, блеснул свет, осветивший весь процесс познания [18];.

В творческом наследии философа, по мнению большого числа исследователей, можно выделить четыре основные идеи:

– обоснование божественной природы свободы [2];

– творчества как эманации свободы и творческого акта – элемента свободы, не детерменированного даже Богом [1];

– личности – духовной категории, реализация которой начинает восхождение от подсознательного через сознательное к сверхсознательному [1];

– смысла истории в борьбе добра против иррациональной свободы [4,17,19,20].

Саму историю, по мнению Н.А. Бердяева определяют три силы: Бог, судьба и человеческая свобода. В условиях господства иррациональной свободы реальность начинает возвращаться к первоначальному хаосу, к упадку веры, к потере людьми объединяющего духовного центра жизни и эпохе революций [17]

Творческая свобода как знак образа Творца в человеке

В качестве первореальности, по мнению русского мыслителя, выступают природа и история. Являясь первичными, вечными, они одновременно с этим включают в себя иррациональную, первичную, несотворенную свободу. Все в учении Н.А. Бердяева начинается со свободы [2, с. 142]. Вместе с тем, по мнению философа, и все зло в мире вырастает из этой неразумной, дикой свободы. Господь посылает людям зло в качестве испытания. В результате учение русского мыслителя выступает в форме своеобразной интерпретации деизма: – «Бог мир создал, Себя в мире проявил, но он им не управляет, а управляет миром сам человек, который нуждается в Боге как в нравственном идеале и надежде на спасение. Господь нуждается в человеке как в покаявшемся грешнике, стремящемся к богочеловеческому образцу. Однако, достигается это лишь через апокалипсис, Страшный Суд, в результате чего наступит новый мир вечного царства свободы и духа, человеческого бессмертия.

Из христианства он заимствует идею о том, что «знаком образа Творца» в человеке является «творческая свобода». Свобода у Бердяева выступает антитезой, противоположностью необходимости, позволяющая преодолеть власть отчуждения.

Главной является противоположность между духом (субъект, творчество) и природой (неподвижность и пассивная длительность, объект). Дух, по Бердяеву, включает в себя жизнь, свободу и творчество, а природа – это вещь, психика и необходимость. Н. Бердяев принимает принцип богооправдания (теодицеи) [2, с.137], утверждая, что бог не отвечает за зло, которое существует в мире. Так же считал средневековый философ Августин Аврелий. Бог не может предвидеть действия людей, т.к. человек обладает свободной волей. Господь лишь способствует тому, чтобы воля каждого становилась добром.

Божественная природа творчества

Мир необходимости – искаженный мир, полный зла, страдания и рабства. Противостоять отчуждению может только творчество – именно через творчество личность открывает свободу в глубине своей души. Сущность и божественную природу творчества Н.А. Бердяев раскрывает, опираясь на священную книгу всех христиан – Библию, в которой говорится о плоде, рождающем семя, попадающее в добрую, благодатную почву и талантах, данных человеку свыше и возвращаемых творцу с приростом. Зарыть таланты в землю, отказаться и пренебречь творчеством – значит заслужить осуждение самого господа бога, самого Иисуса Христа. Христианское учение о разнообразных дарах Бога человеку – это указание на его призвание [18, с.313]. Дар божий разнообразен и индивидуален. Каждый призывается к служению в соответствии со своим особым даром. Сам человек обязан понять, а чего именно хочет и ждет от него Господь Бог.

Под творчеством философ понимает приращение, прибавление, создание нечто нового, не существовавшего в мире. Проблема заключается в том, что сам творец должен определить, а где он может создать это новое, только ему подвластное творческое чудо, величайшую тайну жизни: из небытия создать бытие. Небытием, рождающем творчество, у Бердяева выступает иррациональная, добытийственная, первичная, неразумная свобода, живущая в душе человека. В своем произведении «О назначении человека» философ пишет: «Тайна творчества и есть тайна свободы» [18, с.314]. Творческий прорыв из небытия в бытие, из свободы в реальный мир описан в библейско-христианском учении о сотворении мира Богом. Бог сотворил мир из ничего, т.е. свободно и из неразумной, добытийственной свободы, а затем передал способность творить в руки сотворенного же им человека. Само творчество присутствует в мире только потому, что есть верховный творец и есть человек, призванный самим Господом к творчеству.

Творчество, по мнению русского мыслителя, имеет сложный состав. Оно включает в себя:

– изначальную, меоническую, добытийственную, несотворенную, иррациональную, первобытную свободу. Только благодаря этой свободе и возможно творчество, созидание нового , никогда ранее не существовавшего;

дары и дарования, таланты и способности, которые Бог-творец дал человеку для творчества, дал человеку-творцу. Элемент дара божьего в творчестве определяет его назначение и предназначение самого человека в этом мире;

– окружающий мир, среда как арена творчества. В уже сотворенном Богом мире совершается человеческий, творческий акт и в этом мире человек находит материалы для своего творения.

Таким образом, человек не сам виноват в обладании талантом, гениальностью, даром. Он свои дарования получил из рук самого Господа и поэтому должен чувствовать «себя в руке божьей орудием Божьего дела в мире» [18, с. 315]. Здесь мы можем проследить в учении Н.А. Бердяева определенное созвучие с христианским положением о греховности гордыни. Человеку не следует кичиться своими талантами и способностями. Как правило, настоящий гений чувствует, что действует он, как бы и не сам, а что он одержим Господом, является орудием Божьих свершений и задуманных им предназначений. Волю же к гениальности, философ рассматривает лишь как обнаружение через свободу данного и полученного свыше дара.

С другой стороны, только из самого себя, из недр своей души и своего сознания человек не в состоянии черпать материал для творчества. Природу творческого акта, по мнению Бердяева, нужно считать брачной, объединяющей два начала. Это всегда встреча. Человек черпает из сотворенного Господом мира материал для своего творчества (предметные реальности, без присутствия которых познание невозможно) и в этом мире, а также и через этот мир совершается творческий акт, реализуется призвание человека. С другой стороны, и творческим даром, и талантом, и гениальностью человек обязан дару самого Господа. Бог дал человеку и сам мир для совершения творческого акта и от Бога исходит зов о предназначении и реализации дара, полученного свыше.

Человек сам делает свой выбор – отвечает на зов в форме созидания нового из первобытной, несотворенной свободы, из ничего, приближаясь к Богу, творившему мир из этой же неразумной свободы, или отказывается от своих талантов, зарывая их в землю и тем самым отвергая руку помощи от Господа. Первичным элементом творчества Бердяев считает зов Божий, обращенный к свободной, первобытной воле человека. Добрая воля заставляет человека сделать шаг навстречу Господу, реализуя в творчестве обоюдную волю творца мира и свою индивидуальность.

Структура творческого акта

Однако, только этим творческое созидание не ограничивается. Оно представляет собой сложный комплекс элементов, взаимодействующих между собой. Так, в творческом акте присутствуют благодать и свобода, идущие от Бога к человеку и от человека к Богу [18, с.315]. Описание созидательного акта можно давать с акцентом на различных видах свободы или через понятие «благодати», «благодатной одержимости», «вдохновения». И одновременно, общеизвестно, что вдохновение предполагает свободу, без нее оно невозможно.

Н.А. Бердяев в своей работе «О природе творчества» выделяет две стороны творчества – внутреннюю и внешнюю.

Внутренняя сторона связана с первоначальным творческим актом, внутренним, индивидуальным, неведомым миру, не выраженным для мира сокровенным познанием в форме первичной, творческой интуиции, замысла, образа, в котором человек как бы стоит перед лицом самого Господа Бога как создатель произведения в акте творческой любви к человеку [18, с.316].

Внешняя сторона творчества предполагает, что человеку должно предстать перед лицом всех людей и мира в целом во вторичном творческом акте, чтобы реализовать продукты своего творчества в мире и для людей, преодолев законодательные запреты и ограничения. Здесь появляется понятие мастерства, искусства через признание заслуг человека перед обществом.

Реализация творческого замысла связана с напряжением воли, проявлением настойчивости, высокой работоспособностью, активностью в отстаивании своего мнения. Все это и ведет к охлаждению самого творца на той стадии, когда творческий акт, по мнению Н.А. Бердяева, «находится во власти мира и скован окружающим миром» [18, с. 317].

Творчество, по утверждению мыслителя, своей природой имеет гениальность, т.к. именно гениальность является отображением в человеке образа Бога-творца. Проявление гениальности – это свидетельство того, что человеку удалось прорваться к первоисточнику, к прародителю и это никак не связано с социальными наслоениями, не связано с личным совершенством. Более того, Бердяев выделяет наличие трагического конфликта между творчеством и личным, нравственным совершенством. Степень совершенства, достигнутая самим человеком далеко не пропорциональна силе, величию и гениальности творчества. Творческий гений – это ни в коей мере не может считаться наградой за религиозные, нравственные усилия человека по совершенствованию самого себя. Гениальность дается человеку изначально ни за что. Оправдать доверие самого Господа, который наградил человека гениальностью, можно только творя новое на основе доброй воли, только совершая творческий подвиг, забывая о себе и отрекаясь от себя во имя познания и своего творения. Творчество не эгоистично. Жертвенно, связано с самопреодолением и выходом за пределы своего личностного бытия. Эгоцентризм в человеке мешает творчеству, препятствует полной отдаче вдохновению, лишает возможности «вообразить себе мир лучший» [18, с.318].

Творческий человек как идеал личности Н.А. Бердяева

В обществе постоянно предпринимаются попытки порабощения личности через растворение ее в коллективном. Целью человека является, по мнению Н.А. Бердяева, не поддаваться этому давлению, не превращаться в «винтик» общественного механизма, а приложить максимум усилий для развития личных творческих способностей, поставив свою свободу выше общественных требований. Это не не отречение от общества, а необходимость поиска способа соединения людей не на основе принудительности, а на основе свободного выбора. Такой общностью Н.А.Бердяев считает соборность, в которой, по мнению В. Соловьева, использовавшего это понятие, единство изначально подразумевает множественность [5, с.22].

Результатом образовательного пути человека являются вербальные объективации, такие как цель, образ, идеал [11, с.39].

Идеал личности для русского философа – это творческий человек. Путем становления личности является путь преодоления объективации, преодоления субъективной отчужденности и эгоизма и одновременно обретение сыновства у Бога, что равно вовлеченности в нравственное созидание на основе божественной любви к ближнему. Образ Божий в человеке – это и есть его личность, формирование которой ему дорого обходится. Она – фактически результат обретения не только свободы в борьбе за выполнение своего призвания, реализацию индивидуальных, способностей, талантов [5, с.22], но и обретение глубокой вселенской ответственности. Значит, особое значение приобретает воспитание у молодого человека характера, составляющего его внутренний стержень, активно-творческое начало человека, основу духовного аристократизма личности. Свобода с любовью, раскрывающая необозримые просторы творчества доступна в основном интеллектуальной, образованной, аристократичной личности.

Генезис свободы и личность

Н.А. Бердяев выделяет три этапа развития свободы:

1) Иррациональная свобода (неразумная, первобытная, основанная на инстинктах, желаниях, эмоциях, произволе личности).Эта потенциальная свобода добытийственна. Она предшествует самому Господу Богу, делая его пленником свободы, а потому питает гордыню духа и вследствие этого приводит к отпадению от Бога. Иррациональная свобода нарушает «божественную иерархию бытия», и вследствие этого появляется зло.

2) Рациональная свобода (разумная, осознанная, осмысленная, основанная на здравом смысле, на исполнении морального долга). Она подчиняет человека моральным законам, сконструированным обществом, что в свою очередь приводит к рабству личности в мире природы, объективной реальности, в обществе, где человек для того, чтобы успешно сосуществовать с другими должен жить по правилам, лишая себя реальной свободы.

3) Свобода с любовью (добрый разум, свобода в истине и добре, свобода в боге и от Бога полученная, основанная на заповеди любви Иисуса Христа – «Возлюби ближнего как самого себя», проникнутая любовью Бога).Это свобода, совмещает, синтезирует все лучшее из двух предыдущих видов свободы [13, с.63]. Она открывает перед человеком просторы творчества. Через творчество человек раскрывает глубину своей души. Такая свобода – есть проявление божественной любви. Дух побеждает природу, вновь обретая единство с Богом. «Св. Дух есть носитель соборного божественного начала, соборной любви, восстанавливающей единство мировой души. Через Святого Духа проникает Христос в тело человечества, через Третьего таинственно претворяется Богочеловек в Богочеловечество» [2, с.157].

Следовательно, на третьем этапе развития человеческой свободы восстанавливается духовная целостность личности. Личность, по мнению Н.А. Бердяева как категория духовно-религиозная – это творческая способность человека, которая реализуется в своем движении к Богу. Христианский догмат: «Бог – есть любовь» проявляется в созидающей силе творчества человека [4]. Личность у философа – это неповторимая, уникальная субъективность. Присущая ей свобода, творчество рождают способность созидать мир в своей душе и создавать новый мир вокруг себя как царство Духа – истины, добра и красоты.

Н. Бердяев не принял традиционное христианское мировоззрение по поводу идеи завершенности творения мира. Оно не закончено, а может и должно продолжаться уже совместно с человеком, через его, человека, творчество [12]. Свою убежденность, свой прорыв к новому религиозному сознанию. Бердяев развивает в концепцию антроподицеи, рассматривая ее как оправдание человека в творчестве и через творчество. Философские размышления Н.А. Бердяева – это попытка вскрыть и нащупать пути преодоления кризиса человека и той эпохи, в которую ему самому привелось жить, Разрешение коренных противоречий личности возможно, по мнению Н.А. Бердяева, через глубокое осмысление ее природы, понимания религиозно-экзистенциального смысла существования.

Библиография
1.
Бердяев Н.А. Смысл творчества. Харьков: Фолио, М.: ACT,2002. 688 с.
2.
Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства: сборник: в 2-х т., т.1, М.: Искусство: Лига, 1994, 542 с.
3.
Бердяев Н.А. Философия свободы // Истоки и смысл русского коммунизма, М.: Сварог и К, 1997, 415 с.
4.
Бонецкая, H.K. Апофеоз творчества (Н. Бердяев и Ф. Ницше) // Вопросы философии. 2009, №4, С. 85-106.
5.
Богуславский, М.В. Ценности образования в наследии философов Русского Зарубежья (1920-е-50-е гг.) // Российское Зарубежье: образование, педагогика, культура. 20-50-е годы XX века. Саранск, Мордовский гос. пед. ин-т, 1998. С. 22-42.
6.
Вадимов А. В. Жизнь Бердяева: Россия. Oakland, Calif.: Bercley Slavic Specialties, 1993. С. 131.
7.
Васильев, В.А. H.A. Бердяев о происхождении добра и зла // Социально-гуманитарные знания, 2006, №2, С. 162-178.
8.
Вахренева, П.Е. Н. Бердяев и его философия человеческого достоинства // Социально-гуманитарные знания. 2005. №3. С. 275-289.
9.
Волкогонова, О.Д. H.A. Бердяев: Интеллектуальная биография / О.Д. Волкогонова. М.: Изд-во МГУ, 2001. 112 с.
10.
Волкогонова, О.Д. Образ России в философии Русского Зарубежья. М.: Российская политическая энциклопедия, 1998. 325 с.
11.
Гребенюк, Н.И. H.A. Бердяев о трёх началах познания // Страницы истории педагогики. Пятигорск, 1997. Вып. 8. С. 38-39.
12.
Додонов, В.И. Бердяев о духовно-нравственном развитии личности // Педагогика. 1994. № 3. С. 73-75.
13.
Ермичев, А. А. Три свободы Николая Бердяева: (Из цикла "Страницы истории отеч. филос. мысли") М. : Знание, 1990. 63, с.
14.
Ильин И.А. Бердяев и судьба русской философии // Звезда. –1995.–№11.– С. 124-144.
15.
Сербиненко В.В. Бердяев Николай Александрович // Новая философская энциклопедия, в 4-х т. М., Мысль, 2000. т. I. С.241-242
16.
Соловьёв B.C. Избранные произведения.-Ростов н/Д: Феликс,1988. 542 с.
17.
Усманова, Л.Т. Философское учение Н.А. Бердяева об историческом процессе как чередовании революционных и эволюционных периодов развития // Кант, 2019. №3(32). С.232-237
18.
Хрестоматия по философии / сост. П.В. Алексеев. 3-е изд. перераб. и доп. М.: Проспект, 2008. 576 с.
19.
Davy, M.-M. 1967. Nicolas Berdyaev: Man of the Eighth Day. London, GEOFFREY BLES LTD. Transl. by L. Siepman.
20.
Banerjee Nemcova, M. Nikolai Berdiaev and spiritual freedom [Electronic resource] // Modern Age.-Volume 46.-Number 3.-Summer 2004.-P. 210218. URL: https://ru.scribd.com/document/310447129/Eschatological-Metaphysics-of-Nikolai-Berdiaev-Romeo-Sturzu
References (transliterated)
1.
Berdyaev N.A. Smysl tvorchestva. Khar'kov: Folio, M.: ACT,2002. 688 s.
2.
Berdyaev N.A. Filosofiya tvorchestva, kul'tury i iskusstva: sbornik: v 2-kh t., t.1, M.: Iskusstvo: Liga, 1994, 542 s.
3.
Berdyaev N.A. Filosofiya svobody // Istoki i smysl russkogo kommunizma, M.: Svarog i K, 1997, 415 s.
4.
Bonetskaya, H.K. Apofeoz tvorchestva (N. Berdyaev i F. Nitsshe) // Voprosy filosofii. 2009, №4, S. 85-106.
5.
Boguslavskii, M.V. Tsennosti obrazovaniya v nasledii filosofov Russkogo Zarubezh'ya (1920-e-50-e gg.) // Rossiiskoe Zarubezh'e: obrazovanie, pedagogika, kul'tura. 20-50-e gody XX veka. Saransk, Mordovskii gos. ped. in-t, 1998. S. 22-42.
6.
Vadimov A. V. Zhizn' Berdyaeva: Rossiya. Oakland, Calif.: Bercley Slavic Specialties, 1993. S. 131.
7.
Vasil'ev, V.A. H.A. Berdyaev o proiskhozhdenii dobra i zla // Sotsial'no-gumanitarnye znaniya, 2006, №2, S. 162-178.
8.
Vakhreneva, P.E. N. Berdyaev i ego filosofiya chelovecheskogo dostoinstva // Sotsial'no-gumanitarnye znaniya. 2005. №3. S. 275-289.
9.
Volkogonova, O.D. H.A. Berdyaev: Intellektual'naya biografiya / O.D. Volkogonova. M.: Izd-vo MGU, 2001. 112 s.
10.
Volkogonova, O.D. Obraz Rossii v filosofii Russkogo Zarubezh'ya. M.: Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, 1998. 325 s.
11.
Grebenyuk, N.I. H.A. Berdyaev o trekh nachalakh poznaniya // Stranitsy istorii pedagogiki. Pyatigorsk, 1997. Vyp. 8. S. 38-39.
12.
Dodonov, V.I. Berdyaev o dukhovno-nravstvennom razvitii lichnosti // Pedagogika. 1994. № 3. S. 73-75.
13.
Ermichev, A. A. Tri svobody Nikolaya Berdyaeva: (Iz tsikla "Stranitsy istorii otech. filos. mysli") M. : Znanie, 1990. 63, s.
14.
Il'in I.A. Berdyaev i sud'ba russkoi filosofii // Zvezda. –1995.–№11.– S. 124-144.
15.
Serbinenko V.V. Berdyaev Nikolai Aleksandrovich // Novaya filosofskaya entsiklopediya, v 4-kh t. M., Mysl', 2000. t. I. S.241-242
16.
Solov'ev B.C. Izbrannye proizvedeniya.-Rostov n/D: Feliks,1988. 542 s.
17.
Usmanova, L.T. Filosofskoe uchenie N.A. Berdyaeva ob istoricheskom protsesse kak cheredovanii revolyutsionnykh i evolyutsionnykh periodov razvitiya // Kant, 2019. №3(32). S.232-237
18.
Khrestomatiya po filosofii / sost. P.V. Alekseev. 3-e izd. pererab. i dop. M.: Prospekt, 2008. 576 s.
19.
Davy, M.-M. 1967. Nicolas Berdyaev: Man of the Eighth Day. London, GEOFFREY BLES LTD. Transl. by L. Siepman.
20.
Banerjee Nemcova, M. Nikolai Berdiaev and spiritual freedom [Electronic resource] // Modern Age.-Volume 46.-Number 3.-Summer 2004.-P. 210218. URL: https://ru.scribd.com/document/310447129/Eschatological-Metaphysics-of-Nikolai-Berdiaev-Romeo-Sturzu

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания:
«Одновременно, у каждого настоящего философа есть своя «первородная интуиция» и в ней, по мнению мыслителя, блеснул свет (?), осветивший весь процесс познания [18];. (?)» Непонятно.
«В условиях господства иррациональной свободы реальность начинает возвращаться к первоначальному хаосу, к упадку веры, к потере людьми объединяющего духовного центра жизни и эпохе революций [17]
...
В качестве первореальности, по мнению русского мыслителя, выступают природа и история. Являясь первичными, вечными, они одновременно с этим включают в себя иррациональную, первичную, несотворенную свободу. Все в учении Н.А. Бердяева начинается со свободы [2, с. 142]. Вместе с тем, по мнению философа, и все зло в мире вырастает из этой неразумной, дикой свободы. »
Не совсем понятно, отчего автор последовательно избегает прямого цитирования. Однако (как, например, в данном случае), оно было бы вполне уместно.
Попутно: упоминая достаточно многих предшественником, автор неизменно следует некоему принципу «по ходу дела», что само по себе не предосудительно, но в итоге непонятно, чем не удовлетворяют его предыдущие изыскания и каковы собственные задачи его работы.
«В результате учение русского мыслителя выступает в форме своеобразной интерпретации деизма: – «Бог мир создал, Себя в мире проявил, но он им не управляет, а управляет миром сам человек, который нуждается в Боге как в нравственном идеале и надежде на спасение. Господь нуждается в человеке как в покаявшемся грешнике, стремящемся к богочеловеческому образцу. Однако, достигается это лишь через апокалипсис, Страшный Суд, в результате чего наступит новый мир вечного царства свободы и духа, человеческого бессмертия. »
Вот наконец и нечто вроде цитаты, но весьма своеобразной: не упомянут автор, кавычки не закрыты. Чьи, все же, это мысли?
И далее:
«Из христианства он заимствует идею о том, что «знаком образа Творца» в человеке является «творческая свобода». Свобода у Бердяева выступает антитезой, противоположностью необходимости, позволяющая (? позволяя?) преодолеть власть отчуждения (?). »
«Главной является противоположность между духом (субъект, творчество) и природой (неподвижность и пассивная длительность, объект). Дух, по Бердяеву, включает в себя жизнь, свободу и творчество, а природа – это вещь, психика и необходимость. Н. Бердяев принимает принцип богооправдания (теодицеи) [2, с.137], утверждая, что бог не отвечает за зло, которое существует в мире. Так же считал средневековый философ Августин Аврелий (! вот ведь совпадение!). Бог не может предвидеть действия людей (а это чье утверждение?), т.к. человек обладает свободной волей. Господь лишь способствует тому, чтобы воля каждого становилась добром. »
Вообще говоря, неплохо было бы время от времени давать оценку оригинальности тех или иных утверждений, а не просто пересказывать их своими словами.
«Творчество, по мнению русского мыслителя, имеет сложный состав. Оно включает в себя:
...
– окружающий мир, среда как арена (среду как арену?) творчества. В уже сотворенном Богом мире совершается человеческий, творческий акт и в этом мире человек находит материалы для своего творения.»
«Таким образом, человек не сам виноват (!) в обладании талантом, гениальностью, даром (виноват, но не сам!). Он свои дарования получил из рук самого Господа и поэтому должен чувствовать «себя в руке божьей орудием Божьего дела в мире» [18, с. 315]. »
Как-то все это удивительно не оригинально.
«Человек сам делает свой выбор – отвечает на зов в форме созидания нового из первобытной, несотворенной свободы, из ничего, приближаясь к Богу, творившему мир из этой же неразумной свободы (кто же ее источник и кто вообще автор этой остроумной версии творения?), или отказывается от своих талантов, зарывая их в землю и тем самым отвергая руку помощи от Господа. »
И т. д.
Посмотрим, чем все это заканчивается.
«Н. Бердяев не принял традиционное христианское мировоззрение по поводу идеи завершенности творения мира. Оно (? то есть творение? Это не очевидно) не закончено, а может и должно продолжаться уже совместно с человеком, через его, человека, творчество [12]. Свою убежденность, свой прорыв к новому религиозному сознанию. (? видимо, запятая?) Бердяев развивает в концепцию антроподицеи, рассматривая ее как оправдание человека в творчестве и через творчество. Философские размышления Н.А. Бердяева – это попытка вскрыть и нащупать пути преодоления кризиса человека и той эпохи, в которую ему самому привелось жить, Разрешение коренных противоречий личности возможно, по мнению Н.А. Бердяева, через глубокое осмысление ее природы, понимания религиозно-экзистенциального смысла существования. »
Текст относительно связен, но все же весьма ограничен — как в отношении критики взглядов самого Бердяева в условиях практически полного игнорирования историко-философского контекста, так и отсутствия углублений в генезис соответствующих понятий (например, свободы).
Все это сводит научную ценность исследования к минимуму.

Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, и рекомендована к публикации с учетом замечаний.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"