Статья 'Азербайджанская модель мультикультурализма в межкультурной коммуникации: проблемы и решения ' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Азербайджанская модель мультикультурализма в межкультурной коммуникации: проблемы и решения

Нагдалиева Шамс Ариф Кызы

аспирант, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России

119454, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 76

Nagdalieva Shams Arif Kase

Post-graduate student, the department of Philosophy, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia

119454, Russia, Moscow, Prospekt Vernadskogo 76

shamsarifkyzy@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2017.10.24318

Дата направления статьи в редакцию:

01-10-2017


Дата публикации:

25-10-2017


Аннотация: В статье анализируется азербайджанская модель мультикультурализма с точки зрения ее цели, цивилизационных, идеолого-ценностных, историко-культурных, бытовых, основ и политических перспектив. Выявление характерных черт азербайджанской модели мультикультурализма как «азербайджанства» - культурного кода азербайджанской идентичности – является актуальной задачей не только в узко локальном, но и в общетеоретическом ключе, поскольку ставит вопрос о дополнительном импульсе стратегии мультикультурализма, по мнению автора статьи не исчерпавшим свой потенциал и в наши дни. Методологической основой исследования выступил культурологический анализ, опирающийся на комплексное междисциплинарное изучение этнических, религиозных, социально-бытовых, национального-культурных и политико-правовых и идеологических традиций Азербайджана. Такой подход позволяет проследить истоки и перспективы «азербайджанства» в современных условиях. Модернизация вносит в процесс трансляции традиционных ценностей определенные аспекты. Однако в целом установка на гибкое сочетание исторически проверенных способов социальной адаптации населения полиэтничной и полирелигиозной страны к практике максимально бесконфликтного межкультурного взаимодействия показывает свою релевантность новым вызовам глобального мира. На основании анализа правовых актов и практики реализации мультикультурализма в Азербайджане автор статьи приходит к выводу, что при проведении государственной культурной политики здесь поощряются и развиваются только те культурные направления и «локальные культурные среды», которые соответствуют «азербайджанству» как принятой в стране системе ценностей. Рассмотрение возрастания роли религиозного фактора, а также специфики негативной пропаганды политических оппонентов Азербайджана, позволило проследить «проблемные точки», составляющие поле потенциальных идейных конфликтов в рамках стратегии мультикультурализма и описать пути их возможной профилактики.


Ключевые слова: культурология, этнос, нация, стратегия мультикультурализма, культурная политика, идеология азербайджанства, ценность гражданского единства, межкультурное взаимодействие, регилия, идейные конфликты

Abstract: This article analyzes the Azerbaijani model of multiculturalism from the perspective of its goal, civilizational, ideological-value, historical-cultural, everyday bases and political prospects. The identification of the characteristic features of the Azerbaijani model of multiculturalism as "Azerbaijanism" - the cultural code of the Azerbaijani identity - is the topical task not only in a narrowly local, but also general theoretical manner, as is poses a question about the additional impetus for the strategy of multiculturalism, which in the author’s opinion that yet have not exhausted its potential. The methodological basis of the research was culturological analysis, based on a complex interdisciplinary study of the ethnic, religious, social, domestic, cultural, political, legal and ideological traditions of Azerbaijan. Such approach allows tracing the origins and prospects of "Azerbaijanism" in the current environment. Modernization introduces certain aspects into the process of translation of the traditional values. However, in general, the orientation towards flexible combination of historically proven methods of social adaptation of the population of a polyethnic and polytheistic country to the practice of maximally non-confrontational cross-cultural communication demonstrates its relevance relatively to the new challenges of a global world. Based on the analysis of legal acts and practice of realization of multiculturalism in Azerbaijan, the author concludes that during the implementation of state cultural policy, the only benefited cultural directions and "local cultural environments" that correspond to "Azerbaijanism" as the adopted in the country system of values. Consideration of the increasing role of religious factor alongside the specifics of negative propaganda of political opponents of Azerbaijan, allowed tracing the "problematic points" that comprise the field of potential ideological conflicts within the framework of the strategy of multiculturalism, as well describe the possible ways for its prevention.



Keywords:

value of civic unity, ideology of Azerbaijanism, cultural policy, strategy of multiculturalism, nation, ethnos, Culturology, cross-cultural communication, religion, ideological conflicts

Обращение культурологии к идее мультикультурализма связано, как полагают многие исследователи, с необходимостью детально проанализировать феномен глобализации и феномена постиндустриальной цивилизации, в рамках которой различные страны и регионы мира должны включится в мировое разделение труда и создать единую систему региональных цивилизаций. Одной из проблем на пути к воплощению этой идеи является поиск путей возможной адаптации друг к другу различных национальных социумов и целостных цивилизаций. Решению этой масштабной задачи и должна была способствовать теория и практика мультикультурализма [34, с. 676-685].

С другой стороны, мультикультурализм подразумевает совместное существование различных этносов в рамках единого государства. Причем эта концепция рассматривает интеграцию этнических меньшинств не как процесс, нивелирующий этнонациональные различия, - но, напротив, сохраняющий культурное разнообразие в общей атмосфере взаимной терпимости. В то же время, признается разница двух сфер культуры: первая – это общая политическая культура, сконцентрированная вокруг идеи равноправия, вторая – различные культуры в частной и общественной областях, обладающие общим языком и религией, традициями и родственными связями.

Современный мир, в котором глобальная культура показала не только свои «плюсы», но и очевидные «минусы», заставляющие от идеализации межкультурного диалога перейти в принципу реализма [18, с. 49],[10, с. 12-18],[16],[20, с. 56-58],[39, с. 553-562] оказался на пороге новой эры, когда под воздействием плохо контролируемых процессов решительно меняется сложившийся прежде культурный облик наций, народов, стран и даже континентов. В этих условиях специалисты, общественность и лидеры различных государств вновь обратились к теме состоятельности политики мультикультурализма [30, с. 14],[33, с. 21-26]. Все громче и четче звучит мнение о ее провале, необходимости отказа ее использования в качестве стратегии государственного развития [17, с. 122-126].

Мультикультурализм оценивают или как «позитивную дискриминацию», или как политическую технологию, придающую особое значение роли культурных меньшинств в жизни общества [8, с. 194-197],[16, с. 362-365].

В последнее время даже появился термин «мультикультурное гражданство»: опыт стран Запада, особенно США и Канады показал, что мультикультурализм формирует иждивенческие настроения в обществе, снижает чувство уверенности у культурных меньшинств [23, с. 224-232]. Помимо этого, полагают критики, формируется негативное, неуважительное отношение большинства граждан к этническим и религиозным меньшинствам. При этом мультикультурализм, как известно, изначально вырабатывался как действенная политика в области преодоления неравенства и дискриминации [13, с. 93-99]. Ряд авторов сходится в том, что мультикультурализм представляет собой «естественную реакцию» общества на так называемую «диффузную идентичность» [27, с. 391-392],[24, с. 173-179],[14, с. 255-257], связанную с пересмотром «культурных границ» в современном мире [25, с. 206-210], что оставляет наиболее заметной след в смене ценностных ориентиров [21, с. 19-32],[29, с. 235-239]. Особое место в этом процессе занимает темя языка и в целом трансляции лингвокультуры [7, с. 173-178],[5, с. 9-16],[4, с. 67-76].

Азербайджанская Республика входит в число тех стран, где мультикультурализм сохраняет свои позиции в качестве государственной политики. Страна сознательно избрала эту стратегию культурной политики для продолжения курса на сохранение культурного, лингвистического и этнического многообразия. Что же привлекаетельного можно сегодня найти в мультикультурализме? Какой опыт может предложить Азербайджан миру? Подчеркнем: мультикультурализм в Азербайджанской Республике является основой внутренней и внешней политики страны. Для развития этого стратегического направления развития Президент Азербайджанской Республики подписал Указа о создании Бакинского международного центра мультикультурализма.

Прежде всего, необходимо отметить, что Азербайджан – страна многонациональная и многоконфессиональная. Поэтому основой национального единства является установка на сохранение богатого культурного наследия исторически проживающих на её территории народов, для чего в Азербайджанской Республике созданы все условия. Богатое культурное наследие в этом случае – это этнические и религиозные общины всех народов, проживающих в Азербайджане. Их ценности, обычаи и традиции составляют наиболее глубокий личностный пласт идентификационной программы в рамках общегражданского единства [9, с. 167-174].

В Азербайджане действует Русская община, община татар, Центр Талышской Культуры Азербайджана, Курдский Культурный Центр «Ronahi», общественное объединение «Vətən» турок-месхетинцев живущих в Азербайджане, Центр Татарской Молодежи «Yaşlek», ингилойская община, Украинская Общины Азербайджана им. Тараса Шевченко, лезгинский национальный центр «Самур», Аваро-азербайджанское общественное объединение.

Среди религиозных общин можно выделить общину молокан, Бакинскую Общину Евангелических Лютеран, религиозную общину Апостольской Префектуры в Азербайджанской Республике, Бакинскую городскую религиозная община Бахаи, Татский Культурный Центр «Azəri», Бакинская Религиозную Общину Горских Евреев и многие другие.

Все перечисленные объединения зарегистрированы, участвуют в общественно-культурной жизни страны, им уделяются внимание и забота со стороны государства и общества.

Вместе с тем, гражданское единство не сводится к этнической составляющей. История и культура Азербайджана позволяют выделить и исследовать культурный код[36, с. 657-662], единый для всего азербайджанского народа, - тот широкий цивилизационный принцип, который лежит в основе модели азербайджанского мультикультурализма.

Напомним: в Азербайджане национальная культура сложилась в результате длительного времени исторического развития. Основу духовно-культурной матрицы составляют здесь определенные ценностные нормы – прежде всего, этические и правовые, а также традиции вероисповедной практики и эстетические представления. При проведении государственной культурной политики в республике поощряют и развивают только те культурные направления и «локальные культурные среды», которые соответствуют принятой в стране системе ценностей. Разработка основ государственной культурной политики, таким образом, основывается на цивилизационном принципе, а также принципе преемственности. Под преемственностью имеется в виду восприятие азербайджанской истории как непрерывного процесса от древней Албании, Азербайджанского государства Сефевидов, азербайджанских ханств, Азербайджанской Демократической Республики, Азербайджана в составе СССР к современной Азербайджанской Республике. Считается, что цивилизационное ядро азербайджанской культуры с присущими ей ценностями остаётся неизменным на протяжении всего этого периода.

В XIX веке была предпринята мощная попытки изменить культурно-цивилизационную идентичность азербайджанских тюрков. По результатам Гюлистанского (1813) и Туркменчайского договоров (1828) азербайджанские земли и азербайджанский народ были разделены. Северный Азербайджан вошел в российское государственное поле, а Южный Азербайджан – в состав иранской государственной системы. Разделение оказало переломное значение для развития азербайджанского народа. Северный Азербайджан был приобщен к ценностям и достижениям российской, европейской культуры. Впоследствии обозначились существенные различия в развитии разделенного азербайджанского народа. Вторая попытка изменить культурно-цивилизационную идентичность азербайджанских тюрков пришлась на начало 1920 года. После вхождения в состав СССР начинается формирование коммунистического, социалистического мировоззрения и уклада у азербайджанских тюрков. При этом, однако, не произошло слома их традиционной идентичности: в целом сохранился уклад жизни, соответствующий тем ценностным представлениям и практикам, которые транслировались в стране веками.

Таким образом, можно констатировать, что азербайджанский мультикультурализм опирается на отработанные веками механизмы трансляции культурного наследия. Вместе с тем, эта модель получает сегодня дальнейшее теоретическое осмысление и развитие [37, с. 761-778].

Интересно, что азербайджанский мультикультуризм получил в историографии еще одно название - «азербайджанство». В основе «азербайджанства» лежат традиции милосердия, гуманизма и толерантности. Речь идет об органическом единстве различных народов, культур и конфессий. Эти традиции передавались из поколения в поколение, поэтому не удивительно, что азербайджанцы практически не предпринимали усилий по ассимиляции других народов: сама идея и практика мультикультурализма направлены на поощрение культурного разнообразия, а не на тотальную унификацию образа жизни. В идеале идеология «азербайджанства» отвечает интересам всех этнических групп, проживающих в стране. При этом, по мнению руководителя администрации Президента Азербайджанской Республики, академика Р. Мехдиева, азербайджанство, усвоив мифологию, культурные коды и символы прошедших исторических периодов, использует их для обоснования новых идей и определения нового вектора развития национального государства [38].

Ведущий аспект понимания мультикультурализма был лаконично выражено посредством формулы «интеграция без ассимиляции» - ср.: [35, с. 1122-1135]. Т.е. в пределах Азербайджана находятся различные этнокультурные, конфессиональные и другие структуры, обладающие открытым представительством, своими особенностями, диктуемыми посредством специфической культуры, образом жизни. Задача общественных институтов состоит в создании благоприятных материальных и правовых условий для бесконфликтного взаимодействия таких структур. Строго говоря, мультикультурализм выступает при этом не только благопожеланием, но также методом контроля и упорядочения мультикультурной мозаики посредством специфических социальных механизмов, что является безусловно важной задачей для обеспечения социального здоровья нации [19, с. 162-171].

Следующей важнейшей чертой азербайджанской модели мультикультурализма является тезис: мультикультурное общество – это общество без «правящей культуры». Такое общество предоставляет индивидуумам возможность самостоятельного определения «своего» образца культуры, ведь культурное разнообразие – это не только этническое разнообразие, это разнообразие образа жизни, культурной ориентации и культурных тенденций. С этой точки зрения национальное единство опирается не только на культурную традицию, но и на ее аксиологически нетоксичную модернизацию [32, с. 10-16].

По мнению Дж. Алиева, можно выделить следующие признаки мультикультурализма:1) сходство этнической и культурной идентичности; 2) присоединение социальных различий к этнокультуре; 3) человек принадлежит к определенному этнокультурному единству; 4) права этнокультурных групп, при условии, что их не меньше, чем прав индивидуумов, являются предметом заботы либерально-демократического государства [4].

Мультикультурализм в качестве политического инструмента способен умеренно воздействовать на меньшинства, способствовать диалогу между религиями и культурами. Поэтому основополагающим становится принцип толерантности: в интересах всех народов – жить с другими народами. Это – путь к предотвращению межэтнических и межрелигиозных столкновений.

В этой связи огромное значение имеет сам процесс формирования национальной политики государства и привлечение к этому национальных меньшинств. Для решения этой задачи мультикультурализм в Азербайджане получил развернутую политико-правовую основу. Так, в Статье 40 Конституции Азербайджанской Республики «Право на культуру» за гражданами страны признается право «участвовать в культурной жизни, использовать культурные учреждения и культурные ценности. Каждый должен с уважением относиться к историческому, культурному и духовному наследию, заботиться о нем, охранять памятники истории и культуры» [12]. В Статье 51 «Свобода творчества» отмечается, что каждый гражданин страны «обладает свободой творчества. Государство гарантирует свободное осуществление литературно-художественного, научно-технического и других видов творчества» [12].

Основополагающими юридическими документами в закреплении идеологии «азербайджанства» являются, безусловно, Конституция Азербайджанской Республики, а также Указ Президента Азербайджанской Республики от 16 сентября 1992 года «О защите прав и свобод, государственной поддержке развития языков и культуры национальных меньшинств, малочисленных народов и этнических групп, проживающих в Азербайджанской Республике». В статье 5 Конституции «Единство народа» зафиксировано: «I. Народ Азербайджана един. II. Единство народа Азербайджана составляет основу Азербайджанского государства. Азербайджанская Республика является общей и неделимой родиной всех граждан Азербайджанской Республики».

Согласно названному выше Указу Президента Азербайджанской Республики, государство обеспечивает потребности всех национальных меньшинств, малочисленных народов и этнических групп страны в создании благоприятных условий для их свободного развития. Целью государственной политики является «дальнейшее совершенствование в республике межнациональных отношений и повышение их уровня до требований строящегося правового государства» для обеспечения свободы личности и равноправия всех граждан, независимо от их национальности, расы и религии. Аппарату Президента Азербайджанской Республики, Кабинету министров Азербайджанской Республики, министерствам и ведомствам Азербайджанской Республики, главам местной исполнительной власти поручалось осуществление государственной помощи и политики правительства в следующих направлениях:

- сохранение и развитие культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств, малочисленных народов и этнических групп;

- свободное отправление национальных традиций и обычаев, религиозных обрядов и ритуалов, сохранение и использование мест богослужения и пользование ими;

- свободное развитие национальных ремесел, профессионального и самодеятельного творчества и народных промыслов; охрана памятников истории и культуры всех национальностей; сохранение существенных для населения местностей, заповедников, парков и других природных объектов».

Согласно седьмому пункту Указа для обеспечения исследования древних корней, исторического развития, языка и литературы всех народов, проживающих в Азербайджане, и доведения его до уровня мировых требований в Академии наук Азербайджанской Республики и Бакинском государственном университете предусматривалось открыть кафедры и отделения семитологии, античных языков, кавказоведения, готовить здесь специалистов, могущих разрабатывать историческое и культурное наследие шумеров, эламов, маннов, мидийцев, албанцев, хуннов, хазаров и других древних этносов. Все это было реализовано за счет государства и свидетельствует о высокой степени ответственности за историю и культуру всех народов страны.

Министерствам образования и культуры Азербайджанской Республики предписывается содействовать сохранению ремесел, художественных профессий и самодеятельного творчества, древних промыслов малочисленных народов, созданию библиотек, коллективов художественной самодеятельности, студий народного творчества и мастерских в их национально-культурных центрах – тема, раскрытая многими исследователями на примере трансляции культурного наследия [1]. Государственный комитет Азербайджанской Республики по печати должен был обеспечить выпуск учебной, информационно-справочной и художественной литературы на языках малочисленных народов. Государственные телерадиовещательные компании получили указ организовать телерадиопрограммы, освещающие литературу, фольклор, жизнь и труд проживающих в Азербайджане малочисленных народов и этнических групп, а также обеспечить выпуск газет на лезгинском, талышском, курдском языках, передачи по местным радиоузлам на языках малочисленных народов.

Главам исполнительной власти гг. Баку, Сумгаита, Ленкорани, Гусары, Закаталы, Габала в месячный срок поручалось обеспечить зданиями, либо служебными помещениями для работы национально-культурные центры славян, евреев, лезгин, талышей, аварцев, удинов и других малочисленных народов и этнических групп. Консультативному совету по межнациональным отношениям, созданному в аппарате Президента Азербайджанской Республики, поручалось наряду с представлением интересов всех национальностей, совершенствовать межнациональные отношения, а также разработать соответствующие рекомендации и меры по осуществлению президентских полномочий, решению практических задач, вытекающих из данного Указа.

Этот Указ и последующее его исполнение продемонстрировало, что государство является гарантом национальных и религиозных прав своих граждан, содействует сохранению и развитию всех местных этнических культур. Идеология азербайджанства демонстрирует стремление государства сохранить национально-культурное многообразие. Идея национального единения не только объединяет, но и усиливает каждый малый этнос, народ, религиозную группу, привязывая их к общему делу, общей цели – единому обществу, единой нации, расширяя культурные (а не политические) границы [28, с. 8-26].

Как уже отмечалось, в Азербайджане развивается культура и свободно исповедуется религия национальных меньшинств. Действуют общинные организации. Они тесно сотрудничают между собой, обновляются и строятся церкви и синагоги. Все без исключения этносы сохранили свою материальную и духовную культуру, религию, язык, самосознание и самоидентификацию. (В 1994 году Азербайджанская Республика подписала «Конвенцию об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам», а 18 апреля 1995 года – «Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств» Совета Европы).

По словам Папы Римского Иоанна Павла Второго, посетившего Азербайджан 22 мая 2002 года по приглашению Президента Гейдара Алиева, существующая религиозная толерантность в стране может стать хорошим примером для многих стран. Настоятель Католической церкви в Баку Владимир Фекете, говоря об историческом значении визита Иоанна Павла II, подчеркнул: «Папа Римский во время своих выступлений в Баку высоко оценил политику толерантности, религиозной терпимости, которые являются не только официальной государственной доктриной, но и каждодневной реальностью, демонстрируемой населением страны». После визита Папы Римского Президент Гейдар Алиев подарил католической общине Азербайджана землю, на которой в 2008 году была построена церковь Непорочного зачатия Девы Марии.

В 2009 году Баку был выбран столицей мусульманской культуры, а в 2011 году в Азербайджане состоялся Всемирный форум по межкультурному диалогу, в рамках которого Баку был объявлен «мировой столицей диалога».

25 апреля 2014 годы в Баку на заседании Межрелигиозного Совета СНГ, где присутствовало 17 религиозных деятелей стран СНГ и зарубежные гости, сопредседатель Межрелигиозного Совета СНГ, председатель Управления мусульман Кавказа шейх уль-ислам Аллахшюкюр Пашазаде подчеркнул, что «настроив наши народы на толерантность, взаимными усилиями мы смогли углубить межнациональную солидарность, межкультурный диалог, тем самым, сохранив солидарность духовного общества на многоконфессиональном пространстве СНГ». На межрелигиозном саммите участвовал и католикос армян Гаригин II. По оценке председателя Госкомитета по работе с религиозными организациями Идаята Оруджева, визит католикоса «уже является положительным результатом и может пойти во благо урегулированию Карабахского конфликта».

Правительство Азербайджанской Республики ежегодно проводит Всемирный Форум по Межкультурному Диалогу совместно с ЮНЕСКО, Альянсом Цивилизаций ООН, Советом Европы, Центром Север-Юг и ИСЕСКО в рамках Бакинского процесса по межкультурному диалогу. Мультикультурализм является государственной политикой Азербайджанской Республики. 2016 год, по распоряжению Президента АР Ильхама Алиева, был объявлен в Азербайджане годом мультикультурализма. Стоит отметить, что за 25 лет независимости в стране были построены две синагоги, католическая церковь, отреставрированы православные храмы, мечети. Таким образом, азербайджанская модель мультикультурализма является примером для всего мусульманских стран, т.к. успешно сочетает исламские и европейские ценности.

Государственная политика АР нацелена на пропаганду межкультурного взаимопонимания, взаимного уважения и сотрудничества между различными цивилизациями посредством культуры, искусства и культурного наследия. Не случайно, что такие мероприятия глобального характера как Конференция министров, ответственных за культуру Европы и её соседних регионов (2008), Конференция министров культуры исламских стран, Конференция министров культуры тюркоязычных стран (2009) и Саммит мировых религиозных лидеров (2010) были проведены в Баку.

17-19 июня 2016 года в рамках проводимой в Баку Гран При Европы «Формулы 1» в столице республики прошли культурные мероприятия. Иностранным спортсменам, гостям были продемонстрированы элементы национальной культуры, памятники искусства, а главное – доказательство, Азербайджан представляет собой сочетание богатой и уникальной культуры Запада и Востока. Азербайджанская Республика объединяет в себе традиции многих религий и национальностей. Азербайджан, не теряя свою национальную идентичность, светское, современное и развивающееся государство. Азербайджан – на протяжении многих лет является важным организатором и инициатором международных мероприятий. В дни спортивного состязания прошли фестивали и концерты, выставки и встречи с деятелями культуры. Гостями стали Гусейн Алиев, окончивший Петербургскую Академию художеств, британский архитектор Ричард Деко, молодая художница Аида Махмудова и др. На выставке искусств представлена история традиций ремесла - ковроткачество, роспись по стеклу, керамики, чеканка, резьба по дереву, миниатюрные музыкальные инструменты, вышивка и т.д. [15].

Пропаганда азербайджанской культуры и страны осуществляется и посредством кино. Азербайджанские режиссеры Эльчин Мусаоглу (фильм «Набат») и Асиф Рустамов («Поток низших») примут участие в Международном кинофестивале фестивале полнометражных художественных фильмов «Хрустальный замок», который прошел 24 и 30 июня 2016.

Национальная культурная федерация независимых французских художников удостоила известную азербайджанскую художницу Нигяр Нариманбекову высшей наградой «TOILE d'Or». Н. Нариманбековой был присвоен статус «лучший художник 2016 года во Франции и в Европе». Это событие стало большой радостью во всем культурном мире и признанием творчества азербайджанской художницы [40].

Наравне с все более усиливающимся прогрессивным развитием азербайджанской культуры и появлением все больших площадок для ее демонстрации и пропаганды в мире, наблюдаются и заметные проблемы в этом направлении. Прежде всего, это связано с трагедией армяно-азербайджанского конфликта и действующей анти-азербайджанской пропагандой, стремящейся противопоставить друг другу армян и азербайджанцев, то есть перевести политический конфликт в сугубо этнический.

Еще одной проблемой современного азербайджанского общества и культуры стала все возрастающая роль религии [2, с. 81-92] и появление здесь радикальных течений. Однако традиционный ислам по-прежнему сохраняет устойчивые позиции в стране, что способствует сохранению установившегося этноконфессионального баланса.

Традиционная религия всегда способствовала сохранению установившегося в обществе уклада, укреплению существующего типа цивилизации. В азербайджанском обществе религия никогда не противилась разумным попыткам общества адаптировать свои обычаи и приспособить свои институты к новым экономическим условиям и культурным требованиям. Поэтому в современном Азербайджане культурная деятельность в области религии свободно сочетается с новейшими техническими изобретениями и распространением научных знаний. Процесс перемен, новшеств, прогрессивного развития неизбежен, и это касается всех слоев и групп общества. Государство сознательно стремится поддерживать моральную устойчивость и направлять развитие общества к духовному прогрессу, к новым условиям техногенного мира, стараясь избежать изоляции и архаизации. При этом старания удержаться в устойчивых рамках достаточно проблематичны. Казалось бы, религии, появившиеся в средние века отжили себя, однако и в XXI веке позиции, например, ислама – господствующей религии в Азербайджане, в частности, прочны и динамичны. Духовное управление мусульман Азербайджанской Республики тесно взаимодействует и поддерживает высшее руководство страны, поддерживая баланс и равновесие. Религия как социальный фактор и верующие как социальное звено сохраняют огромное значение, а соприкосновение и взаимодействие со светскими институтами позволяют стабилизировать идеалы человечества в наше подверженное угрозам радикализма и терроризма время.

О том, что культурная деятельность в религии неизбежно претерпевает изменения свидетельствуют использование технических достижений в мечетях, молельных домах (микрофоны, электрические светильники, Коран в электронном виде, лазер, использование Интернета для коммуникации и пропаганды религии, внутреннее современное оформление, микрофоны, светильники и т.д.). Традиционно религия сохраняет разделение на мужскую и женскую часть в мечетях и домах, в аксессуарах, это веками существующие и по-прежнему используемые намазлыки, ковры, росписи, каллиграфические надписи и миниатюры в мечетях, оформление аятами Корана и орнаментом куполов и минаретов. При этом в Азербайджане сохраняется строгость убранства в мечетях.

Новшеством для азербайджанского общества стала арабская мода ношения одежды некоторыми верующими, которая исторически была чужда Азербайджану. Увеличилась роль женщин-ходжалар, которые преподают детям основы ислама и ведут меджлисы для женщин. Стоит отметить, что современные религиозные структуры и организации превратили культовые и сакральные памятники, места паломничества и поклонения в коммерческие объекты. Пристальное внимание уделяется реставрации культовых сооружений, их украшению и орнаменту, созданию условий для омовения и моления. Блеск и великолепие культовых сооружений, возможность найти покой и утешение в просторных и обустроенных стенах храма окупает приток верующих и туристов.

Напомним, до появления современного образования и системы государственной власти в период Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году, все общественные дела, - такие, как образование, делопроизводство, суд, заключение нигяха и т.д. находились в руках религиозных деятелей. Хотя, конечно, в российский период истории появились светские органы управления и русско-мусульманские школы, роль религии и религиозных деятелей и институтов была высока. С отказом от атеистической пропаганды в постсоветское время роль религии и религиозных деятелей вновь возросла. Но Азербайджанская Республика, восстановив свою независимость в 1991 году, вновь, как и в 1918 году, провозгласила себя суверенным светским демократическим государством.

Решение религиозных вопросов в формате требований современного мира позволит внедрить в общество национально модернизированный ислам, который заполнит существующий духовный вакуум. Именно модернизированный ислам способен противостоять радикальным силам. Религия сулит счастье, загробный мир, рай, удобства, радости. В трудном и проблемном мире люди более всего нуждаются в обещаниях лучшей жизни. Они испытывают трудности, не могут улучшить мир, общество, условия существования и все их надежды связаны с верой в лучшую загробную жизнь как вознаграждение за исполнение ими определенных посильных ритуалов и правил. С другой стороны, налицо и показная, напускная религиозность.

В таких условиях важен акцент государства и государственных органов и институтов власти на светское образование, улучшение условий жизни людей, просвещение в области богословия, привлечение к открытому диалогу ведущих религиозных специалистов, акцент на морально-нравственную сторону религии, гуманистические основы религии, направленные на милосердие и помощь ближнему, осуждение пороков и преступных помыслов. И в этом направлении государство делает все возможное, выступая одновременно гарантом светскости. Духовное управление мусульман полностью поддерживает и разделяет политику страны.

Религия имеет важное значение в культуре, т.к. способствует поддержанию стабильности в обществе, а также развитию культурных традиций, стоит за традиционные нравственные ориентиры, нормы и ценности в повседневном поведении людей.

О подлинной толерантности общества и стремлении государства жить в мире и согласии со всеми конфессиями свидетельствует строительство наряду с мечетями, церквей и синагог, реставрация христианских памятников в стране. Визит Папы Римского Франциска в Баку в октябре 2016 года – столицу светского мусульманского государства также имеет более глубокий смысл. Примечательно и то, что этот визит является вторым визитом Папы Римского, так как Иоанн Павел II уже посещал Баку в 2002 году. Президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал визит историческим и еще раз заявил о приверженности Азербайджана к поддерживанию традиций толерантности. Папа Франциск выразил радость по поводу «сердечных отношений» между католической, мусульманской, ортодоксальной и еврейской общинами Азербайджанской Республики. В ходе визита в Азербайджан, Папа Римский отслужил мессу в Церкви Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии в Баку для католической общины Азербайджана и посетил Мечеть Гейдара, где встретился с главами мусульманской, еврейской и христианской общин страны [22].

Таким образом традиции толерантности и культурного многообразия в Азербайджане являются основой отрицания радикализма и идеологии экстремизма.

Действенным рецептом от ксенофобии, фашизма, межнациональной конфронтации является, на наш взгляд, межкультурное общение, благодаря которому появляются навыки осмысленного уважительного взаимодействия в тех областях, где оно уместно и перспективно. Конфликты, противостояния, войны, - все эти негативные сценарии межкультурной коммуникации основаны на стремлении к национальному или культурному превосходству. Политика мультикультурализма ставит своей задачей прежде всего не допустить развитие межкультурной коммуникации согласно негативным сценариям. Причем не по принципу «пожара», а по принципу своевременной профилактики путем создания и претворения в жизнь позитивного альтернативного сценария. В его основе – такие общечеловеческие ценности, как гуманизм, терпимость, милосердие.

Мультикультурализм не подрывает основ единства нации, выраженных в общенациональной идее «азербайджанства»: все граждане страны, независимо от их этнической, религиозной, расовой принадлежности пользуются одинаковыми правами, участвуют в государственном строительстве и созидании на благо общей родины. Теория «азербайджанства», отводя этничности вторую роль, на первое место выводит национальное азербайджанское сознание. Идеология «азербайджанства» тем самым способствует налаживанию межнациональных отношений, способствует формированию гражданского общества, повышает самооценку малых народов и способствует равенству всех народов государства без исключения. «Азербайджанство» является национальным сознанием и тем самым одной из основ Азербайджанского государства, способствуя решению тех проблем, которые существуют в рамках реалий современного глобализирующегося мира.

Библиография
1.
Александров А.А., Уколова В.И. Международное сотрудничество в сфере культурного наследия. Москва, 2009.
2.
Алиев Фуад. Возрождение ислама в Азербайджане: процесс и политические импликации // Кавказ и глобализация. 2007. №2 С.81-92
3.
Алиев Дж.Х. Этнос и нация в условиях глобализации: политологический анализ// Автореф. дис. канд. пол. наук. М., 2009.
4.
Афанасьева Н.Д. Нужен ли русский язык глобальному миру ХХI в.? / Межкультурная коммуникация в условиях глобализации: проблема культурных границ в современном мире Материалы VIII Конвента РАМИ. 2015. С. 67-76
5.
Афанасьева Н.Д. Русский язык в странах ближнего и дальнего зарубежья на современном этапе / Актуальные проблемы преподавания русского языка как иностранного в вузе. Материалы Третьей международной научно-методической конференции. Составитель: М.В. Беляков. 2014. С. 9-16
6.
Афанасьева Н.Д., Молоткова Н.Н. Русский язык как иностранный. Учебное пособие для подготовки абитуриентов из стран дальнего зарубежья к вступительным экзаменам / Москва, 2016. Сер. Библиотека абитуриента МГИМО
7.
Безногова Т.Г. Осознание собственной национальной идентичности через фактор языка с точки зрения феномена мультикультурализма // Вестник ЧГПУ. 2015. № 10. С. 173-178
8.
Быданов В.Е., Берсенева Н.В. Идеи мультикультурализма и этнотолерантности в контексте формирующейся государственной идеологии // Казанский педагогический журнал. 2015. № 6-3. С. 194-197
9.
Глаголев В.С. Психологические аспекты гражданского единства / Проблемы гражданского единства российской нации Материалы к Межрегиональной научно-практической конференции-диалогу "Актуальные проблемы укрепления единства российской нации (философско-культурологические, этно-конфессиональные и психолого-педагогические аспекты)". 2016. С. 167-174
10.
Глаголев В.С. Реализм анализа – исходное условие научной перспективности (содоклад) // Право и управление. XXI век. 2011. № 4. С. 12-18
11.
Глаголев В.С. Религиозно-этническое наполнение образов «свой» и «чужой» в динамике политической конъюнктурности / Диалог культур и партнерство цивилизаций& XIV Международные Лихачевские научные чтения. Российская академия наук, Российская академия образования, Конгресс петербургской интеллигенции, Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов. 2014. С. 362-365
12.
Конституция Азербайджанской Республики// Сайт «Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев, http://ru.president.az/azerbaijan/constitution
13.
Коченкова Л.П., Юрина А.А. Анализ понятий, связанных с феноменом этнической идентичности в условиях мультикультурного общества // Вестник Майкопского государственного технологического университета. 2015. № 1. С. 93-99
14.
Кочина Е.А. Гражданская идентичность в полиэтническом регионе как элемент национальной идентичности // Инновационная наука. 2015. № 6-2. С. 255-257
15.
Мансимов Эльгин. Концерты, фестивали, выставки// «Азербайджан», газ. на аз.яз. 21 июня 2016.
16.
Межкультурная коммуникация в условиях глобализации. Глаголев В.С., Бирюков Н.И., Зарубина Н.Н., Зонова Т.В., Самарин А.Н., Силантьева М.В. Учебное пособие / Москва, 2016. (2-е издание, переработанное и дополненное)
17.
Одинцов А.В. Кризис мультикультурализма и вызовы деструктивных идеологий в информационном обществе // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2014. № 4 (148). С. 122-126
18.
Орнатская Л.А. Межкультурный диалог: проблемы и перспективы исследования // Вестник СПбГУ. Серия 6. Политология. Международные отношения. 2014. №1. С.48-60. С. 49
19.
Панфилова Т.В. Конфликтология в поисках рецептов по урегулированию межкультурного взаимодействия // Конфликтология. 2012. Т. 3. С. 162-171
20.
Панфилова Т.В. Современный мировой порядок как источник проблем межкультурного взаимодействия / Межкультурная коммуникация в условиях глобализации: проблема культурных границ в современном мире Материалы VIII Конвента РАМИ. 2015. С. 56-58
21.
Панфилова Т.В. Ценности глобализированного мира: общечеловеческие или обесчеловеченные? // Философия и общество. 2014. № 2 (74). С. 19-32
22.
Посол Азербайджана в США об историческом визите Папы Римского в Баку// http://azertag.az/ru/xeber/999316
23.
Рукавицын П. М. Сохранение национальной идентичности странами Запада в условиях этнодемографического вызова // Вестник МГЛУ. 2012. № 25 (658). С. 224-232
24.
Силантьева М.В. Диффузная идентичность – современная версия гражданской идентичности // Вестник МГИМО Университета. 2012. № 2. С. 173-179
25.
Силантьева М.В. Метаморфозы социальных организмов в свете трансформации культурных границ: глобальные следствия модернизационных процессов // Вестник МГИМО Университета. 2012. № 6 (27). С. 206-210
26.
Силантьева М.В., Шестопал А.В. Межкультурная коммуникация. «Мягкая сила» культурных модуляторов / Ресурсы модернизации: возможности и пределы международного контекста. Материалы VII Конвента РАМИ. 2012. С. 204-211
27.
Силантьева М.В. Мультикультурализм и национальная идентичность: сценарии взаимодействия в процессе межкультурной коммуникации / Диалог культур в условиях глобализации XI Международные Лихачевские научные чтения. 2011. С. 391-392
28.
Силантьева М.В. Новые принципы «философии границы» в глобальном мире – десуверенизация или постсуверенизация? // Полис. Политические исследования. 2014. № 3. С. 8-26
29.
Силантьева М.В. Проблема культурных границ в современном мире: ценностный аспект // Вестник МГИМО Университета. 2014. № 2 (35). С. 235-239
30.
Терин В.П. Вызовы глобализма // Centaurus: Studia classica et mediaevalia. 1993. № 6. С. 14
31.
Фонд Гейдара Алиева. Деятельность. Культура// http://www.heydar-aliyev-foundation.org/ru/content/view
32.
Шестопал А.В., Силантьева М.В. Межкультурная коммуникация в свете современных модернизационных процессов / Межкультурная коммуникация: современная теория и практика Материалы VII Конвента РАМИ: Научное издание. Под редакцией А. В. Шестопала, М. В. Силантьевой; ответственный редактор А. В. Мальгин. 2013. С. 10-16
33.
Якушина О.И. Репрезентация культурного разнообразия: идентичность, мультикультурализм и образование // Теория и практика общественного развития. 2015. №17 С.21-26
34.
Arasaratnam L. A. A review of articles on multiculturalism in 35 years of IJIR // International Journal of Intercultural Relations. – 2013. – Т. 37. – №. 6. – С. 676-685
35.
John W. B. Intercultural relations in plural societies: Research derived from multiculturalism policy //Acta de investigación psicológica. – 2013. – Т. 3. – №. 2. – С. 1122-1135
36.
Leong C. H., Liu J. H. Whither multiculturalism? Global identities at a cross-roads // International Journal of Intercultural Relations. – 2013. – Т. 37. – №. 6. – С. 657-662
37.
Liu S. Living with others: Mapping the routes to acculturation in a multicultural society // International Journal of Intercultural Relations. – 2007. – Т. 31. – №. 6. – С. 761-778
38.
Mehdiyev R. Azərbaycancılıq – Milli ideologiyanın kamil numunəsi kimi// «Azərbaycan» qəzeti, 10 dekabr 2007-ci il
39.
Moore A. M., Barker G. G. Confused or multicultural: Third culture individuals’ cultural identity //International Journal of Intercultural Relations. – 2012. – Т. 36. – №. 4. – С. 553-562
40.
Nigar Nərimanbəyova Fransa və Avropanın 2016-cı ildə ən yaxşı rəssamıdır// «Azərbaycan qazeti», 08 İyun 2016.
References (transliterated)
1.
Aleksandrov A.A., Ukolova V.I. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v sfere kul'turnogo naslediya. Moskva, 2009.
2.
Aliev Fuad. Vozrozhdenie islama v Azerbaidzhane: protsess i politicheskie implikatsii // Kavkaz i globalizatsiya. 2007. №2 S.81-92
3.
Aliev Dzh.Kh. Etnos i natsiya v usloviyakh globalizatsii: politologicheskii analiz// Avtoref. dis. kand. pol. nauk. M., 2009.
4.
Afanas'eva N.D. Nuzhen li russkii yazyk global'nomu miru KhKhI v.? / Mezhkul'turnaya kommunikatsiya v usloviyakh globalizatsii: problema kul'turnykh granits v sovremennom mire Materialy VIII Konventa RAMI. 2015. S. 67-76
5.
Afanas'eva N.D. Russkii yazyk v stranakh blizhnego i dal'nego zarubezh'ya na sovremennom etape / Aktual'nye problemy prepodavaniya russkogo yazyka kak inostrannogo v vuze. Materialy Tret'ei mezhdunarodnoi nauchno-metodicheskoi konferentsii. Sostavitel': M.V. Belyakov. 2014. S. 9-16
6.
Afanas'eva N.D., Molotkova N.N. Russkii yazyk kak inostrannyi. Uchebnoe posobie dlya podgotovki abiturientov iz stran dal'nego zarubezh'ya k vstupitel'nym ekzamenam / Moskva, 2016. Ser. Biblioteka abiturienta MGIMO
7.
Beznogova T.G. Osoznanie sobstvennoi natsional'noi identichnosti cherez faktor yazyka s tochki zreniya fenomena mul'tikul'turalizma // Vestnik ChGPU. 2015. № 10. S. 173-178
8.
Bydanov V.E., Berseneva N.V. Idei mul'tikul'turalizma i etnotolerantnosti v kontekste formiruyushcheisya gosudarstvennoi ideologii // Kazanskii pedagogicheskii zhurnal. 2015. № 6-3. S. 194-197
9.
Glagolev V.S. Psikhologicheskie aspekty grazhdanskogo edinstva / Problemy grazhdanskogo edinstva rossiiskoi natsii Materialy k Mezhregional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii-dialogu "Aktual'nye problemy ukrepleniya edinstva rossiiskoi natsii (filosofsko-kul'turologicheskie, etno-konfessional'nye i psikhologo-pedagogicheskie aspekty)". 2016. S. 167-174
10.
Glagolev V.S. Realizm analiza – iskhodnoe uslovie nauchnoi perspektivnosti (sodoklad) // Pravo i upravlenie. XXI vek. 2011. № 4. S. 12-18
11.
Glagolev V.S. Religiozno-etnicheskoe napolnenie obrazov «svoi» i «chuzhoi» v dinamike politicheskoi kon''yunkturnosti / Dialog kul'tur i partnerstvo tsivilizatsii& XIV Mezhdunarodnye Likhachevskie nauchnye chteniya. Rossiiskaya akademiya nauk, Rossiiskaya akademiya obrazovaniya, Kongress peterburgskoi intelligentsii, Sankt-Peterburgskii Gumanitarnyi universitet profsoyuzov. 2014. S. 362-365
12.
Konstitutsiya Azerbaidzhanskoi Respubliki// Sait «Prezident Azerbaidzhanskoi Respubliki Il'kham Aliev, http://ru.president.az/azerbaijan/constitution
13.
Kochenkova L.P., Yurina A.A. Analiz ponyatii, svyazannykh s fenomenom etnicheskoi identichnosti v usloviyakh mul'tikul'turnogo obshchestva // Vestnik Maikopskogo gosudarstvennogo tekhnologicheskogo universiteta. 2015. № 1. S. 93-99
14.
Kochina E.A. Grazhdanskaya identichnost' v polietnicheskom regione kak element natsional'noi identichnosti // Innovatsionnaya nauka. 2015. № 6-2. S. 255-257
15.
Mansimov El'gin. Kontserty, festivali, vystavki// «Azerbaidzhan», gaz. na az.yaz. 21 iyunya 2016.
16.
Mezhkul'turnaya kommunikatsiya v usloviyakh globalizatsii. Glagolev V.S., Biryukov N.I., Zarubina N.N., Zonova T.V., Samarin A.N., Silant'eva M.V. Uchebnoe posobie / Moskva, 2016. (2-e izdanie, pererabotannoe i dopolnennoe)
17.
Odintsov A.V. Krizis mul'tikul'turalizma i vyzovy destruktivnykh ideologii v informatsionnom obshchestve // Vestnik Adygeiskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 1: Regionovedenie: filosofiya, istoriya, sotsiologiya, yurisprudentsiya, politologiya, kul'turologiya. 2014. № 4 (148). S. 122-126
18.
Ornatskaya L.A. Mezhkul'turnyi dialog: problemy i perspektivy issledovaniya // Vestnik SPbGU. Seriya 6. Politologiya. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2014. №1. S.48-60. S. 49
19.
Panfilova T.V. Konfliktologiya v poiskakh retseptov po uregulirovaniyu mezhkul'turnogo vzaimodeistviya // Konfliktologiya. 2012. T. 3. S. 162-171
20.
Panfilova T.V. Sovremennyi mirovoi poryadok kak istochnik problem mezhkul'turnogo vzaimodeistviya / Mezhkul'turnaya kommunikatsiya v usloviyakh globalizatsii: problema kul'turnykh granits v sovremennom mire Materialy VIII Konventa RAMI. 2015. S. 56-58
21.
Panfilova T.V. Tsennosti globalizirovannogo mira: obshchechelovecheskie ili obeschelovechennye? // Filosofiya i obshchestvo. 2014. № 2 (74). S. 19-32
22.
Posol Azerbaidzhana v SShA ob istoricheskom vizite Papy Rimskogo v Baku// http://azertag.az/ru/xeber/999316
23.
Rukavitsyn P. M. Sokhranenie natsional'noi identichnosti stranami Zapada v usloviyakh etnodemograficheskogo vyzova // Vestnik MGLU. 2012. № 25 (658). S. 224-232
24.
Silant'eva M.V. Diffuznaya identichnost' – sovremennaya versiya grazhdanskoi identichnosti // Vestnik MGIMO Universiteta. 2012. № 2. S. 173-179
25.
Silant'eva M.V. Metamorfozy sotsial'nykh organizmov v svete transformatsii kul'turnykh granits: global'nye sledstviya modernizatsionnykh protsessov // Vestnik MGIMO Universiteta. 2012. № 6 (27). S. 206-210
26.
Silant'eva M.V., Shestopal A.V. Mezhkul'turnaya kommunikatsiya. «Myagkaya sila» kul'turnykh modulyatorov / Resursy modernizatsii: vozmozhnosti i predely mezhdunarodnogo konteksta. Materialy VII Konventa RAMI. 2012. S. 204-211
27.
Silant'eva M.V. Mul'tikul'turalizm i natsional'naya identichnost': stsenarii vzaimodeistviya v protsesse mezhkul'turnoi kommunikatsii / Dialog kul'tur v usloviyakh globalizatsii XI Mezhdunarodnye Likhachevskie nauchnye chteniya. 2011. S. 391-392
28.
Silant'eva M.V. Novye printsipy «filosofii granitsy» v global'nom mire – desuverenizatsiya ili postsuverenizatsiya? // Polis. Politicheskie issledovaniya. 2014. № 3. S. 8-26
29.
Silant'eva M.V. Problema kul'turnykh granits v sovremennom mire: tsennostnyi aspekt // Vestnik MGIMO Universiteta. 2014. № 2 (35). S. 235-239
30.
Terin V.P. Vyzovy globalizma // Centaurus: Studia classica et mediaevalia. 1993. № 6. S. 14
31.
Fond Geidara Alieva. Deyatel'nost'. Kul'tura// http://www.heydar-aliyev-foundation.org/ru/content/view
32.
Shestopal A.V., Silant'eva M.V. Mezhkul'turnaya kommunikatsiya v svete sovremennykh modernizatsionnykh protsessov / Mezhkul'turnaya kommunikatsiya: sovremennaya teoriya i praktika Materialy VII Konventa RAMI: Nauchnoe izdanie. Pod redaktsiei A. V. Shestopala, M. V. Silant'evoi; otvetstvennyi redaktor A. V. Mal'gin. 2013. S. 10-16
33.
Yakushina O.I. Reprezentatsiya kul'turnogo raznoobraziya: identichnost', mul'tikul'turalizm i obrazovanie // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2015. №17 S.21-26
34.
Arasaratnam L. A. A review of articles on multiculturalism in 35 years of IJIR // International Journal of Intercultural Relations. – 2013. – T. 37. – №. 6. – S. 676-685
35.
John W. B. Intercultural relations in plural societies: Research derived from multiculturalism policy //Acta de investigación psicológica. – 2013. – T. 3. – №. 2. – S. 1122-1135
36.
Leong C. H., Liu J. H. Whither multiculturalism? Global identities at a cross-roads // International Journal of Intercultural Relations. – 2013. – T. 37. – №. 6. – S. 657-662
37.
Liu S. Living with others: Mapping the routes to acculturation in a multicultural society // International Journal of Intercultural Relations. – 2007. – T. 31. – №. 6. – S. 761-778
38.
Mehdiyev R. Azərbaycancılıq – Milli ideologiyanın kamil numunəsi kimi// «Azərbaycan» qəzeti, 10 dekabr 2007-ci il
39.
Moore A. M., Barker G. G. Confused or multicultural: Third culture individuals’ cultural identity //International Journal of Intercultural Relations. – 2012. – T. 36. – №. 4. – S. 553-562
40.
Nigar Nərimanbəyova Fransa və Avropanın 2016-cı ildə ən yaxşı rəssamıdır// «Azərbaycan qazeti», 08 İyun 2016.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"