Статья 'Туризм как религия' - журнал 'Философская мысль' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Туризм как религия

Борзых Станислав Владимирович

кандидат философских наук

доцент

634050, Россия, г. Томск, проспект Ленина, 68

Borzykh Stanislav Vladimirovich

PhD in Philosophy

independent researcher

634050, Russia, g. Tomsk, prospekt Lenina, 68, kv. 313

c_tac@ngs.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0174.2014.9.13357

Дата направления статьи в редакцию:

22-10-2014


Дата публикации:

05-11-2014


Аннотация: Рассматривается вопрос о том, как в секулярном мире на смену религиям приходит туризм, с одной стороны копирующий её основные черты, с другой - заполняющий место, которое она оставляет. Статья рассматривает вопрос о схожести туризма и религии. Качества и свойства и того, и другого сегодня как никогда похожи, что делает метафору заголовка весьма актуальной. Статья изучает не только внешнее сходство практик и содержания обоих видов деятельности, но и их внутреннее содержание. Кроме того, она наполнена метафорами и сравнениями, что ещё больше сближает оба этих понятия. Методами исследования выступают сравнительный анализ, историческое обозрение, метафора и аналогии, наблюдение, рефлексия, гипостазирование и моделирование, а также дедукция и индукция Новизна предлагаемой работы состоит, прежде всего, в тех стиле и способе изложения, которыми она написана. Предлагаются различные метафоры и сравнения, которые своим присутствием подтверждают основные выводы. Последние говорят о том, что сегодня туризм, в том виде, в котором он знаком большинству людей, больше всего напоминает религию, со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Ключевые слова: религия, туризм, путешествие, достопримечательность, потусторонее, прекрасное, ожидание, потребитель, храм, повседневность

Abstract: The question how in the sekulyarny world religions are succeeded by the tourism on the one hand copying its main lines, with another - filling a place which it leaves is considered. Article considers a question of similarity of tourism and religion. Qualities and properties both that, and another are very similar today that does a metaphor of heading very actual. Article studies not only external similarity the practician and the maintenance of both kinds of activity, but also their internal contents. Besides, it is filled with metaphors and comparisons that pulls together both of these concepts even more. As methods of research the comparative analysis, a historical review, a metaphor and analogies, supervision, a reflection, a gipostazirovaniye and modeling, and also deduction and induction act Novelty of the offered work consists, first of all, in those style and a way of a statement by which it is written. Various metaphors and comparisons which confirm with the presence the main conclusions are offered. The last say that today tourism in the form in which it is familiar to most of people, most of all reminds religion, with all that it implies.



Название данной статьи может ввести в заблуждение. Мы не подразумеваем под ним то, что хотим сказать. Неужели в таком случае нельзя придумать нечто другое? На наш взгляд, нет, и тому есть веские причины. Мы назовём лишь одну из них, а именно желание привлечь внимание. Остальные доводы в пользу данного заголовка, как мы надеемся, станут понятны позже, по ходу разворачивания этого текста.

И всё-таки в некоторой степени наше название вполне адекватно. Повсюду, куда люди ездят посмотреть на различного рода достопримечательности, мы вправе ожидать одну и ту же картину – стремление местных властей и обычных людей понравиться прибывшим, заманить их в определённые локации, продать сувениры и знания. А в самом лучшем случае – вернуть их обратно, в идеале – с другими, новыми посетителями. Чем это не прозелитизм?

Кроме того, не стоит забывать и о мотивациях обеих сторон. Сами туристы едут за впечатлениями, фотографиями, новыми ощущениями, т.е. в сущности, ищут откровения. Их хозяева более прагматичны, хотя и они не лишены духовного рвения показать, насколько их страна и места необычны, прекрасны и волшебны. Не случайно поэтому частое упоминание, точнее, сравнение ими своей Родины с раем на Земле, если, конечно, позволяют климатические и ландшафтные условия.

Впрочем, не будем пока забегать вперёд. Однако для того чтобы начать, нам нужно сделать ряд предварительных замечаний. Первое было уже отчасти обозначено. Мы не считаем, что туризм является самой настоящей религией, хотя в современном секуляризованном мире, наверное, мало что будет столь похоже на реальную конфессию как рассматриваемый тут предмет.

Более того, сегодняшний охват этой мании привлечь к себе туристов поистине поражает. Но ещё больше обескураживает удивительное сходство тех способов и образов, с помощью которых разные страны и местности пытаются воплотить свои желания в жизнь. И как будто этого мало, предлагается, в общем и целом, один и тот же набор развлечений, памятных сувениров, в принципе, всей организации данной индустрии.

Второе. Мы, разумеется, не хотим обидеть верующих тем, что отождествляем туризм и религию. В конце концов, это всего лишь фигура речи, удачное, на наш взгляд, сравнение, не более того. Поэтому, если мы кого-то ненароком и заденем, то заранее просим за это прощения.

Третье. Мы ни в коей мере не пытаемся и не ставим перед собой задачи пусть даже и некоторым образом оценить описываемые нами явления. Хорош туризм как религия или плох – решать не нам, да и вообще крайне проблематично выяснить, кому это под силу, а главное – кому это надо. Мы полагаем, что он двойственен и обладает как негативными, так и позитивными чертами. И вопрос не стоит так, чтобы уменьшить количество первых и увеличить вторых.

Сама эта амбивалентность позволяет туризму состояться в принципе. По сути, если бы он не был одновременно и плох, и хорош, его не было бы вообще. В сухом остатке это означает следующее. Кто бы ни исповедовал его и не причащался ему, он или она, или целые группы людей обязательно испытают на себе как все его прелести, так и все его недостатки.

Четвёртое. Ниже мы довольно часто будем обращаться к помощи аллегорий, коннотаций, метафор и т.д. Опять же – это желание привлечь внимание, но и вместе с тем очень удобный инструмент описания, не лишённый, кстати, как нам кажется, некоторого изящества.

И пятое, пожалуй, самое главное. Прежде чем начать разговор о туризме, необходимо определить, чем он является, а чем, соответственно – нет. На наш взгляд, он представляет собой такую деятельность и связанные с ней практики и воззрения, которая направлена на посещение зарубежных для вовлечённого в неё человека стран ради и для ознакомления с их основными достопримечательностями, культурой и другими особенностями без глубинного погружения в эти последние.

Наше определение несколько отличается, скажем, от того, что есть в сетевой или какой-либо иной энциклопедии[1], но оно значительно шире по своему охвату и одновременно уже в том смысле, что включает в себя далеко не всё, что обычно принимается за туризм. В любом случае это рамочное обозначение, как нам представляется, вполне годится для наших целей. Теперь, имея всё описанное выше в виду, мы приступим к изложению своих мыслей.

Всякий будущий неофит туризма начинает с того, что обращается в местный приход – специализированное агентство. Обычный человек, ни разу не выезжавший за пределы своей страны или даже региона, вряд ли представляет, что ему надо сделать для того, чтобы попасть за границу, поэтому ему нужны помощники, которые и отправят его по назначению.

Офисы туристических компаний, а равно и их внешний вид, более того – их названия, почти всегда имеют определённой степени отсылку к специфике своей деятельности. Это могут быть чемоданы – люди же путешествуют с ними?, пальмы – без них вообще сложно представить себе экзотику, а именно за ней обычно и едут, звёзды, намекающие на качество отелей, в которых поселится будущий неофит, различного рода транспортные средства, но доминирует тут, безусловно, самолёт, хотя остаётся место и для кораблей и т.д. Нередко обыгрывается и всё то, что, так или иначе, связано с приключениями и вояжами.

Внутри самих помещений вы непременно найдёте карты или глобусы, что вполне резонно, внушительные каталоги различных локаций, которые ждут вас с распростёртыми объятиями, какие-нибудь безделушки, привезённые сотрудниками или благодарными клиентами из предыдущих своих путешествий, и, естественно, офисное оборудование. Больше ничего, как правило, там нет, хотя, конечно, детали могут различаться.

Подавляющая часть человечества на протяжении всей своей жизни редко оказывается дальше своего непосредственного места рождения, поэтому всё указанное выше для них – это сказка, чуть ли не в прямом смысле этого слова. Волшебный кабинет для перемещения в пространстве. Собственно, это первый элемент религиозности в туризме. Величие и красота дальних стран завораживают, подавляют и привлекают. Впрочем, это только начало.

Мы не станем тут описывать довольно запутанный процесс выбора страны или региона посещения, гостиницы, дат отъезда и приезда, общего расписания и т.д. В конце концов, это удел именно работников туристических фирм. Важно лишь то, что человек в итоге имеет на руках – разумеется, в лучшем случае – весь пакет необходимых для путешествия документов, а также рекомендаций по пребыванию в незнакомом, но очень желанном для него месте. Это несколько напоминает священные писания, которые обещают лучшую жизнь в отдалённой или не очень перспективе.

Первый контакт начинающего искателя приключения – но в строго оговоренных и очерченных границах – случается в одном из мировых транспортных узлов. В таком качестве обычно выступают аэропорты или порты, реже – вокзалы. В принципе ничего не мешает туристу воспользоваться, например, такси, но при таком раскладе рушится волшебность происходящего, поэтому такое бывает крайне редко.

Провинциалы, как правило, вначале добираются до столицы, жители последней сразу оказываются в международных терминалах. Собственно, тут и начинается настоящая сказка. Сегодня, в эпоху глобализации, эти самые места очень похожи друг на друга. Почти везде вы встретите одинаковые табло, стойки регистрации, блестящие полы, пункты досмотра и таможни, магазины и забегаловки, суетящихся людей и многое другое.

Выхолощенный и вычищенный от внешней грязи и уникальности мир этих пространств представляет собой подобие храмового комплекса. Здесь нет места всему тому, что находится вовне. Человек погружается в чуждую или, по крайней мере, отдалённую от него атмосферу инаковости и возвышенности. В случае с аэропортами это чуть ли не физически так, в портах и на вокзалах это заметно меньше, но всё равно, присутствует.

Вообще можно очень долго рассуждать на тему схожести религиозных сооружений и современных транспортных хабов. Это и огромные пространства, и высокие потолки, и даже места для сидения. В отношении персонала это стюардессы, пилоты, таможенники, другие работники, которые заставляют всё вокруг функционировать и напоминают этим священников и различного рода служек. Логотипы компаний, в свою очередь, отсылают к иному опыту, отличающемуся от обыденных практик и действий, и уподобляются в этом смысле священных знакам и образам. Зоны беспошлинной торговли – это, в принципе, отдельный разговор. Впрочем, это тема для другой статьи. Пока же мы просто зафиксируем очередную параллель между туризмом и религией.

Далее следует перемещение в пространстве. Опять же, как и в случае с транспортными узлами, тут много необычного или уже знакомого для туриста. Человек слушает приветственные слова пилота или читает фирменные буклеты в купе или каюте, он чувствует соседей, которые предвкушают, а затем и получают движение, он физические ощущает изменённые состояния организма и сознания. Одним словом, он приобщается, чуть ли не причащается чему-то тайному и необычному.

На обратном конце дистанции его встречает такой же аэропорт, вокзал, порт, что и дома, с одним, правда, отличием. Здесь уже есть надписи на иностранных языках, люди не такие, как на Отчизне, и вообще всё кажется чудесно чуждым, прекрасным и загадочным. С большой долей вероятности тут его подхватывают представители турфирмы и везут в отель, который на некоторое время станет для него домом.

Первое, что видит турист – это пейзажи за окном, или же он с ними соприкасается ещё до приезда. Всё кажется непривычным, странным и оттого прекрасным. Материализовавшиеся картинки из толстых брошюр дома внезапно обретают выпуклость, текстуру, запахи, даже пока ещё не совсем понятный и отчётливый смысл, т.е. всё то, чего им так недоставало до того, как он очутился здесь. Наш герой буквально переживает откровение. Причём это чувство не перестанет регулярно навещать его во время всего его пребывания за границей. Эти ощущения очень похожи на духовное прозрение, на внезапное осознание того, что есть другой мир, бывший до того потусторонним.

Затем, разумеется, последует отель или его подобие в виде какого-нибудь ресторана, где группу, в которую входит турист, будут кормить чем-то экзотическим, хотя в реальности вполне тривиальным. Конечно, он увидит чудесные виды, посетит многочисленные локации, чтобы сделать там снимки, которые он потом с некоторым чувством превосходства станет показывать своим знакомым или родным – те же не были в этом загадочном там, а если и были, то не вместе с ним.

Вообще любое туристическое путешествие сродни паломничеству. К нему загодя готовятся, чем-то жертвуют ради него. Во время самого вояжа совершаются обряды, вроде покупки сувениров, променада по известным местам, пробы чужой кухни. Нередко облачаются в необычные одежды, знакомятся со случайными попутчиками, посещают сомнительные заведения, заводят интриги. Это совершенно новый опыт, тем не менее, прописан чуть ли не до запятой теми, кто организовывает такие приключения. Тут нет и не может быть никаких неожиданностей. Чувство удивления должно принадлежать и посещать того, кто прибыл сюда именно за этим. За пределами же эмоциональной сферы гостя всё известно заранее.

Бывалые туристы, естественно, знают это. Но как и в случае с давними прихожанами какой-либо церкви или храма они забывают об этом ради того, чтобы заново прикоснуться к потустороннему. Они развивают собственные традиции, связанные с путешествиями, которые мало отличают их от всех прочих. Канон уже написан, и ему необходимо следовать, пусть и не обязательно дословно.

Люди в этой игре выглядят запрограммированными роботами, совершающими предписанные действия только для того, чтобы всё это представление продолжалось. Впрочем, не стоит забывать и о том, что они добровольно становятся его участниками, пусть и привлечённые не всегда честными посулами и призывами. Однако вернёмся к нашему туристу.

После пребывания в далёкой или не очень стране всегда наступает черёд возвращаться обратно. Это довольно грустный момент. Что-то стало родным, что-то хотелось бы повторить, а что-то сделать не получилось. Вместе с тем у туриста почти неизбежно возникает чувство тоски по Родине, где всё такое знакомое и любимое, что становится понятно только на расстоянии. Нередко накапливается усталость от впечатлений и от превосходящего любого человека величия чуждого и неизведанного, что также роднит предмет нашего рассмотрения с религией.

Далее по списку – оставление гостиницы, автобус или такси до аэропорта, вокзала или порта, перелёт, переезд, переправа домой. И, наконец, родные стены. Человек будто выходит из священного места, где он только что побывал, и оказывается на грешной Земле, где ему предстоит жить заново, будто повторно обучаясь тому, как это делается. Но история на этом не заканчивается.

После этого будут и приятные, и несколько грустные рутинные хлопоты по разбору чемоданов и рюкзаков, смывание с себя грязи путешествия – не того, что было там, а того, связано с транзитом – извлечение сувениров и расположение их на видных местах в квартире или доме, рассказы о своих приключениях друзьям и родственникам – в некоторой степени прозелитизм.

На данной стадии все несколько растеряны. С одной стороны, турист оказался в родных пенатах, где всё своё, где он силится найти изменения, случившиеся в его отсутствие, где, одним словом, нужно продолжать жить. С другой стороны, его посещают воспоминания о прекрасном и далёком. Он, может быть, даже первое время следит за событиями там, сопереживает, беспокоится. Со временем это, разумеется, проходит. Рутина повседневности поглощает его целиком. И именно поэтому визиты необходимо повторять с определённой долей периодичности, совпадающей обычно со временем отпуска. Не исключены также и внеочередные посещения, которые, тем не менее, вполне предсказуемы. В любом случае там остаётся потусторонним.

Однако мы рассмотрели только одну сторону туризма. Что же происходит с теми, кто живёт там? Ради справедливости надо отметить, что они подразделяются на две категории. Первая состоит из тех, для кого приезд чужих – это бытовое явление, происходящее на регулярной основе подавляющую часть года и более того – определяющее их существование как таковое. Вторая – это те, для кого визитёры всего лишь фон, пусть и приятный, и выгодный, но не сильно затрагивающий функционирование их обществ. Впрочем, несмотря на такое различие, для обеих групп смысл остаётся одинаковый. Приступим теперь к нему.

Как уже вскользь отмечалось выше, для принимающей стороны туризм не представляет собой ничего особо интересного. Приезжающим показывают одни и те же декорации, говорят одни и те же слова, возят по одним и тем же маршрутам, даже прощаются и шутят незатейливо одинаково. Если кто-то и верит в высокую миссию гостеприимства, для него она остаётся рутиной. В конце концов, например, Библия была написана уже более чем два тысячелетия назад, но при этом её не устают читать. Но что же всё-таки чувствуют хозяева?

Прежде всего, для них туризм других – это работа. Существуют формальные и не очень практики и обряды, которые необходимо совершать, как для подкрепления собственной веры, так и для убеждения других в своей правоте. Людей убеждают в том, что игра стоила свеч, пытаются заманить на повторный визит, стараются сделать так, чтобы они впоследствии порекомендовали своим знакомым тоже оказаться здесь.

На сугубо материальном уровне создаются бренды стран или местностей, изготавливаются или заказываются сувениры, отображающие особенности показанного, при благоприятном раскладе строится инфраструктура, облегчающая доступ к достопримечательностям, организуются потоки из людей, денег, транспортных средств и всего того, что необходимо для оптимального функционирования всей системы. И здесь внимательный читатель просто обязан задать нам вопрос о различии. Действительно, как можно сводить все эти локации, людей, их обслуживающих и вообще уникальность всякого подобного опыта в одну категорию? Заметим, кстати, что в отношении туриста такая проблема попросту не появляется.

Мы не отрицаем того, что разница, безусловно, существует. В противном случае было бы глупо вообще куда-то ездить, если и дома, не прилагая особых усилий, каждый был бы способен увидеть всё то, что заслуживает этого – вопрос о критериях мы тут оставим ради простоты изложения. Да, места не похожи друг на друга, но это ещё не означает, что сама процедура знакомства с ними, прописанная от и до, всюду должна быть неодинаковой. В реальности наблюдается обратная картина.

Проблема заключается в том, что организация туристических потоков, какими бы сложными, комплексными, разными, неоднородными, закономерными и т.д. они ни были, возможна только в ограниченном репертуаре вариантов. Люди обычно наивно полагают, что обладают колоссальным выбором, несмотря на то, что каждый день сталкиваются с таким количеством ограничений, что перестают это даже фиксировать. Мы не ходим сквозь стены, которые возвели ради непонятных нам целей, мы не изобретаем по случаю своего языка для собственных удовольствия и удобства, мы не решаем, где поставить дорожные знаки, регулирующие движение на улицах, и многое другое. В этом смысле мир очень и очень предсказуем, что бы мы об этом ни думали.

Для нормального – что фактически означает прибыльного и стабильного – функционирования любой туристической системы существует довольно небольшой набор способов её организации. Вследствие того, что сама эта индустрия, пусть и не имеющая долгого срока службы, тем не менее, уже обладает некоторым опытом, глупо было бы полагать, будто удачные находки или вообще те, что были испробованы в прошлом, не будут воплощаться в жизнь всякий раз наново. Собственно говоря, именно последнее мы и наблюдаем повсеместно, что и ведёт нас к утверждению о том, что всё везде устроено одинаково. Кроме того, путешествуют обычно обеспеченные граждане, которые сосредоточены во вполне конкретных местах Земли.

Это заметно даже на поверхности. Людей возят одни и те же автобусы, самолёты, корабли, поезда, им предлагается один и тот же набор развлечений и услуг – конечно, с местной спецификой, но крайне предсказуемой – они почти всюду слышат почти исключительно английскую речь – эту латынь современности, они заселяют гостиницы одних и тех же компаний, а если это и не так, то номера их везде одни и те же. Порой создаётся впечатление, что никто никуда не уезжает, а меняются лишь декорации.

Но и на более глубинном уровне одинаковость буквально пронизывает эту сферу услуг. Менеджмент, структура, сама организация подобного рода деятельности по всему миру одни и те же. И это необходимо для того, чтобы управлять людскими, транспортными, финансовыми и какими-либо иными, связанными с туризмом потоками так, чтобы последний работал, как надо.

Всё это очень сильно напоминает единую систему, в которой отдельные страны – это филиалы, даже епархии общей сети или иерархии. Иногда трудно отделаться от мысли, что кто-то всем этим управляет. Впрочем, это не так. Как, например, в случае с капиталистической логикой функционирования экономики, туризм – это, скорее, вера, принятие некоторых правил и норм в качестве руководствующих принципов. И как это ни удивительно, люди ожидают именно такого. Они хотят увидеть совершенно конкретное отношение к себе, испытать определённые эмоции, получить что-то за свои деньги. Но, между прочим, то же самое касается и их самих. Скажем, предполагается, что они не станут уходить от предложенных маршрутов, будут следовать за своей группой, а имплицитно – даже фотографировать с тех ракурсов, что и все остальные.

Эта предсказуемость – ещё один довод в пользу того, что религия и туризм очень похожи друг на друга. Потому что всякий раз посещая, например, церковь, любой, надо полагать, ожидает увидеть совершенно определённые вещи и процессы. Но ровно то же самое касается и его самого. Неявно, либо открыто считается, что человек будет вести себя так, как принято в данной обстановке и при данных обстоятельствах. Что-то иное попросту неприемлемо.

Понятно, что для самой принимающей стороны приезд туристов – это рутинное предприятие. И то же самое можно сказать вообще обо всём сроке пребывания чужаков у них в гостях. Впрочем, сложно представить себе такую работу, которая бы, в конце концов, не превратилась в нечто до боли предсказуемое и оттого обременительное. Как бы то ни было, но страны ни за что не откажутся от визитёров по следующей причине. И тут мы сталкиваемся с третьим игроком на данном поле.

Все мы некоторым способом оцениваем как то, что происходит как с нами самими, так и с другими. Критерии подобного осмысления всегда социальны, т.е. заданы средой, в которой мы все пребываем. И по понятным причинам существует как положительные явления и предметы, так и отрицательные. Само по себе это деление не обязательно носит рациональный или объективный характер, но оно непременно присутствует в жизни каждого из нас.

В случае с туризмом мы сталкиваемся не столько с внутренними делами той или иной страны, сколько с международным явлением. В конечном счёте, сами эти процессы предполагают пересечение границ, а, значит, и оценка их должна производиться на некоей интернациональной основе, общей для всего мира, но ни в коем случае не локальной. Конечно, отдельные страны могут по-разному относиться к тому, что кто-то переходит воображаемые рубежи определённых территорий, тем не менее, существует своеобразный консенсус по поводу желательности и осмысленности приезда визитёров куда бы то ни было.

В общем и целом, полагается, что это хорошо. Например, бедные страны могут заработать на туристах, при этом не подвергая опасности свои ресурсы, прежде всего материальные. Приезжающие не едят нефти, не вдыхают природного газа и не сливают в унитаз драгоценные металлы, хотя, разумеется, случается всякое. В любом случае считается, что продаётся не нечто осязаемое, а потому и не восстановимое, но, скорее, картинка, байты в памяти фотоаппаратуры. Визитёры, одним словом, ничего не уничтожают, зато привозят и оставляют деньги.

То же самое касается и религиозности человека. Существуют многочисленные исследования, показавшие, что верующие более надёжны, с ними можно спокойно иметь дело и т.д. Турист в этом смысле тоже понятен – он хочет посмотреть мир, а это похвально, вне зависимости от того, почему, вообще говоря, это так. Конечно, это ещё не делает его светочем спокойствия или самым желательным партнёром на Земле, но, по крайней мере, он или она совершают вполне резонные и одобряемые решения, а затем воплощают их в жизнь.

Естественно, есть разные версии туризма. Скажем, поездка за плотскими утехами осуждается, но большинство путешественников на самом деле далеко от чего-то подобного. И, кроме того, религиозные люди также бывают разными – существуют же сектанты, отношение к которым не самое тёплое, если не сказать враждебное.

Как бы то ни было, но туристы представляют собой особый род людей, доверия к которым всё-таки больше, чем ко всем остальным. И тому есть более или менее крепкие основания. Несмотря на то, что посещается и видится одно и то же, это, тем не менее, расширяет горизонт человека, ну, или, по крайней мере, так считается. Полагается, что посещение других стран делает человека более многосторонним и знающим, хотя опять же это не обязательно так. В любом случае путешественники заслуживают особого к себе внимания, окрашенного в положительные тона.

Более того, международное сообщество всячески поощряет туризм. Нам неизвестно, существует ли статистика, которая бы связывала успешность той или иной страны с тем, сколько людей она сумела к себе привлечь, но мы полагаем – и, наверное, небезосновательно – что подобная корреляция имеет место быть. И снова, пусть сегодня мир стремительно секуляризируется, религии не считаются чем-то отрицательным, но, напротив, расцениваются как нечто положительное. Разумеется, если мы не рассматриваем крайние случаи.

Выше мы показали, насколько туризм и религия похожи друг на друга. Но до сих пор мы имели дело с поверхностным подобием, не затрагивая более глубинных слоёв. Поэтому теперь нам необходимо обратиться к ним. Но прежде чем начать, нам хотелось бы сделать одно крайне существенное замечание. Нижеследующие рассуждения ни в коем случае не направлены против верующих, к какой бы конфессии они ни относились. Это всего лишь рациональный взгляд на вещи, имеющий к тому же веские доказательства, частично уже приведённые нами ранее. Имея это в виду, приступим.

Как было отмечено в предпоследнем абзаце, мир сегодня быстро секуляризируется. Фактически это означает, что люди всё менее склонны верить в то, что полагали за истину их предки. Несмотря на то, что строятся религиозные сооружения, во множестве транслируются проповеди, а прихожане продолжают посещать мессы и службы, в процентном соотношении светских людей нынче гораздо больше.

Но, как известно, свято место пусто не бывает. Вместо религиозного почтения сегодня мы получаем благоговение туристическое, вызванное посещение дальних и не очень мест. Однако проблема в том и состоит, что меняется шило на мыло. Как и в случае с верой, путешествия, по крайней мере, организованные согласно определённой кальке, на самом деле не являются и не предоставляют человеку, их испытавшему, никакого трансцендентного опыта. Это подделка, жалкое подобие встречи со странами, их культурами, обычаями, языками и т.п. Хуже того, этого никто особо и не скрывает.

За вывеской экзотического удовольствия скрывается банальная ложь, потому что настоящие искатели приключений никогда не позволили бы себе что-то, напоминающее маршруты и обращение к ним принятое у туристов. Мы ни в коей мере не говорим о том, что мир нынче настолько гомогенен, что найти в нём уголки, отличающиеся от всех прочих, проблематично, а то и вовсе невозможно. Нет, особенное ещё имеет место быть. Но оно никак не связано с тем, что предлагают соответствующие агентства.

В действительности, то, что выставляют на продажу все те, кто, так или иначе, связан с туристическим бизнесом, это товары религиозного назначения. Вместо свечей – какие-нибудь блюда, вместо святынь – места, обязательные для посещения, вместо нательных крестов – сувениры и магниты на холодильник. Торгуют не реальностью, но иллюзией, закамуфлированной под первую.

Как и в случае с религией настоящие сподвижники и здесь, и там – люди особенные, не нуждающиеся в опеке, а, если и просящие её, то совершенно уникального типа. Духовный или приключенческий поиск – это испытание, а не весело и непринуждённо организованный досуг. Впрочем, мы немного отвлеклись.

Подобие туризма религии лежит на глубинном уровне. Он также обманывает, потому что если что-то и даёт, то всегда только обещания или надежду, или, того хуже – стандартизированные ответы на любые вопросы. Конечно, это не так уж и плохо, но, тем не менее, ложь от этого никуда не исчезает. Человеку нужно во что-то верить, что и эксплуатируется либо в церквях, либо в соответствующих агентствах, но для этого, положа руку на сердце, ни те, ни другие не нужны. Поэтому закончить мы хотели бы фразой Иисуса Христа – Построй храм в душе своей. Надо полагать, он знал куда больше о настоящей вере, чем многие другие люди.

Библиография
1.
Википедия: сетевая экциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D2%F3%F0%E8%E7%EC
2.
Закаляпина Л.А. Туризм и терроризм: криминологический аспект // Союз криминалистов и криминологов. 2013. № 2. C. 154-158.
References (transliterated)
1.
Vikipediya: setevaya ektsiklopediya. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D2%F3%F0%E8%E7%EC
2.
Zakalyapina L.A. Turizm i terrorizm: kriminologicheskii aspekt // Soyuz kriminalistov i kriminologov. 2013. № 2. C. 154-158.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"