Статья '«Это не чудо, это горе…»: представления Сергея Козлова о сотериологической миссии женщины (на материале рассказа «Мама-Маша»)' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

«Это не чудо, это горе…»: представления Сергея Козлова о сотериологической миссии женщины (на материале рассказа «Мама-Маша»)

Кашкарева Алена Петровна

ORCID: 0000-0002-5181-5539

кандидат филологических наук

старший преподаватель кафедры филологического образования и журналистики, Бюджетное учреждение высшего образования ХМАО - Югры "Сургутский государственный педагогический университет"

628405, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ, г. Сургут, ул. 50 Лет Влксм, 10/2, ауд. 408

Kashkareva Alena Petrovna

PhD in Philology

Senior Educator, the department of Philological Education and Journalism, Surgut State Pedagogical University

628405, Russia, Khanty-Mansiiskii avtonomnyi okrug, g. Surgut, ul. 50 Let Vlksm, 10/2, aud. 408

alynochka_6@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0749.2021.10.36504

Дата направления статьи в редакцию:

21-09-2021


Дата публикации:

18-10-2021


Аннотация: В статье анализируются взгляды современного югорского писателя Сергея Козлова о миссии женщины в переломный для страны период 1990-2000-х годов. На материале рассказа художника «Мама-Маша» доказывается, что именно женщина становится в текстовом пространстве символом справедливости христианских основ жизни, и это находит свое выражение в искреннем стремлении главной героини к установлению в мире добра и справедливости. В работе предпринята попытка осмыслить идейно-художественные воззрения С. С. Козлова на роль женщины в эпоху крупнейших трансформаций в российской истории. Обращение к различным видам высказывания автора (художественная проза, дневники, интервью) позволяет выявить особенности аксиологической позиции писателя в контексте русской философии женственности. Научная новизна исследования обусловлена потребностью в разработке проблемы, связанной с изучением специфики женских образов в творческом наследии сибирского писателя С. С. Козлова. В работе впервые осуществлен комплексный анализ рассказа писателя «Мама-Маша», вошедшего в книгу автора «Дежурный ангел» (2011). В научный оборот активно вводятся источники, которые ранее практически не привлекались к исследованию творчества С. С. Козлова, – дневниковые записи писателя, материалы интервью. Анализ рассказа позволяет заключить, что сотериологическая миссия возложена на маму-Машу – женщину, которая несет свет Божественных заповедей в мир, ассоциируемую с символом национального спасения.


Ключевые слова:

Сергей Козлов, сотериология, христианство, религия, миссия женщины, русская философия женственности, сверхреальное, идея соборности, категория молитвы, рассказ

Abstract: This article analyzes the views of the contemporary Ugric writer Sergey Kozlov pertaining to mission of the women in 1990s – 2000s, which was the turning period for the country. The novella “Mother-Masha” demonstrates that it textual space, namely the woman becomes the symbol of justice of the Christian fabric of life, and is reflected in the sincere desire of the protagonist to establish good and justice in the world. The author contemplates on S. Kozlov's ideological and artistic views upon the role of the woman at the time of major transformations in the Russian history. Reference to the writer’s fictional prose, diaries, and interviews allows revealing the peculiarities of his axiological position in the context of the Russian philosophy of femininity. The scientific novelty of this research is substantiated by the need for articulation of the problem related to the study of specificity of female images in the creative heritage of Siberian writer Sergey Kozlov. Comprehensive analysis of the writer's novella “Mother-Masha” included into the book “Duty Angel” (2011) is carried out. The article introduces the sources, such as diary notes and interview materials, which have not been previously used in studying the works of S. Kozlov. The conclusion is made that soteriological mission was imposed on Mother Masha – the woman who proliferated the Divine Commandments to the world and is associated with the symbol of national salvation.


Keywords:

Sergey Kozlov, soteriology, Christianity, religion, woman's mission, Russian philosophy of femininity, the super-real, the idea of conciliarity, the category of prayer, story

– А какое же дело дороже всех?

– Добро, которое ты в сей час этому человеку поспеешь сделать.

Николай Лесков,

«Час воли божией» (1890)

«Дежурный ангел» [4] – одна из книг Сергея Сергеевича Козлова, известного югорского прозаика, публициста, журналиста и сценариста, куда вошли истории как о богатырях, героях былинного эпоса, так и о простых людях современной автору действительности: «Последний фантастический рассказ», «Отвергнутые», «Назад к свету», «Самый неизвестный солдат», «Человек друга», «Ночь перед вечностью», «Белочки-собачки» и др. Эти художественные тексты отражают размышления писателя о человеческих судьбах, связи поколений, становятся своеобразной иллюстрацией событий XXI века – эпохи мировоззренческих поисков.

Система общественных отношений, построенных на эгоизме, пошлости, безответственности вызывает неподдельный интерес С. С. Козлова в конце 1990 – начале 2000-х годов (художественная проза автора представлена в книгах: «Ночь перед вечностью» [5], «Последний Карфаген» [6], «Время любить» [3], «Облака» [7], «Вид из окна» [2] и др.). Неоднократно в своих дневниках художник выражал обеспокоенность вымерзанием человеческих душ: «О загадочной русской душе сказано много, но главная ее отличительная черта — отсутствие равнодушия. Судя по тому, как множится сейчас равнодушие, можно, но очень не хочется делать вывод» [7, с. 10]; «Самое страшное: жить в темноте вместе со всеми и не иметь сил убедить их возжелать света» [7, с. 70]. Сергей Козлов пытается отыскать вместе со своими читателями ресурсы, необходимые для утверждения в мире справедливости, добра и правды.

На материале рассказа «Мама-Маша» (1999) автор доказывает, что именно женщина обладает побуждающей силой к подобному поиску. В повествовательном пространстве художественного текста писатель выражает свою нравственно-философскую позицию, пунктирно обозначенную еще в 1998 году, – «Мы непобедимы! Если сами не сдадимся...» [7, с. 38]. Образ мамы-Маши в одноименном рассказе становится символом Божьей благодати, вестником истинности и справедливости евангельских заветов.

Целью данной работы является осмысление позиции С. С. Козлова в отношении миссии женщины в современный автору период – время утраты человеком чувства единства с миром, недоверия к собственной культуре, кризиса национального самосознания, духовной опустошенности общества в эпоху разобщенности.

Материалами предпринятого исследования являются художественные сочинения С. С. Козлова, интервью автора, а также дневниковые записи писателя 1990-2000-х годов. Особое внимание уделяется анализу рассказа «Мама-Маша». Работа базируется на комплексном подходе, включающем использование историко-литературного, историко-культурного и сравнительно-исторического методов.

Рассказ «Мама-Маша» написан Сергеем Сергеевичем Козловым в 1999 году. Впервые он опубликован в 5 выпуске альманаха писателей Югры «Эринтур» (г. Ханты-Мансийск) в 2000 году, а позже вошел в книгу автора «Дежурный ангел» (2011). В основе сюжета художественного произведения история удивительного знакомства рассказчика с женщиной, обладающей мистическими чертами: «Сначала я увидел ее босые ноги. Они были белее талого апрельского снега, и не было на них ни единой царапины» [4, с. 242]. Удивительная способность мамы-Маши, раскрывшаяся перед рассказчиком в ходе их беседы, по-настоящему впечатляет его: «От неожиданного ее вопроса у меня даже сердце вздрогнуло. Выходит, не я ее слушал, а она мои мысли читала… Подступила близко ко мне и глубоко в душу заглянула» [4, с. 249]. Эта особенность героини воспринимается рассказчиком как особенный дар в период конца 1990 – начала 2000-х годов, когда «бед вокруг стало столько, что если возле каждой останавливаться, чтобы пусть и посочувствовать, вздохнуть, то, кажется, никакой жизни не хватит» [4, с. 247]. Чувство вины, испытываемое рассказчиком, приводит его к покаянию через решительный разрыв со злом («Меня ноги сами собой понесли в храм…» [4, с .247]) и дальнейшему спасению: «Вылез, отряхнулся, наклонился, хотел позвать маму-Машу и в тот же миг понял, что ее там нет» [4, с. 256]. Согласимся с доктором педагогических наук, автором книги «”Я хотя бы знаю диагноз...”: Конфликт в прозе Сергея Козлова» А. Н. Семёновым в том, что «обращение к сверхреальному <…> у Сергея Козлова (не только в рассказах) обычно связано с такими историями и ситуациями, когда складывается стойкое убеждение, что в реальности нет таких сил и возможностей, чтобы одолеть в ней злое, безнравственное начало» [11, с. 54]. В основе мистических впечатлений героев, их переживаний понимание проницаемости границы между мирами. Процесс нравственного опустошения реального мира приводит героев к соприкосновению с Духом, укреплению связи с Божественным началом.

Писателем на всех уровнях художественного текста транслируется идея утраты соборности (представления С. С. Козлова о соборности как духовно-нравственном идеале русской культуры существенно проясняют и дополняют концепцию, представленную в трудах отечественных философов XIX–XXI вв. (С. Булгаков, В. Розанов, В. Соловьев, Л. Шапошников и мн. др.)). Так, в городском пространстве невыносимо душно и неуютно: «на улицах кисла снежная мешанина» [4, с. 241], «стояли лужи-океаны» [4, с. 241], «весь город пронизан сыростью» [4, с. 241]. Мир городской жизни – мир непонимания и равнодушия. Не только «место там болотистое» [4, с. 242], но и отношения между людьми построены на безразличии и зверином любопытстве: «– Во тетка! С утра насинярилась!.. – прокомментировал один из двух шедших ей навстречу парней» [4, с. 242]; ...она все вещи свои раздала. Все-все! Некоторые-то хапуги нашлись – даже специально к ней приходили: нельзя ли, мол, еще чего прихватить…» [4, с. 245]. Осознание читателями рассказа духовной болезненности города и психологической задавленности городских жителей усиливается цветовой антитезой «серый – зеленый», где серый цвет обозначает моральное падение и безумие («<…> я увидел ее серым апрельским днем <…>» [4, с. 241]), а зеленый выступает символом жизни, возрождения души, мудрости. «Зеленый силуэт» [4, с. 245] героини позволяет воспринимать ее как совершенное творение Бога, явственное воплощение доброты по отношению к каждому человеку, миру природы и обществу в целом.

Гармоничность мамы-Маши подчеркивается в тексте рассказа и описанием внешности героини: «Какая-то легкая улыбка и одновременно забота угадывались на ее лице» [4, с. 254]. В ее портрете наиболее выразительными для рассказчика становятся глаза, «полные безумной печали и притягательной глубины» [4, с. 243]. В них рассказчик обнаруживает «сверхчеловеческое знание мира» [4, с. 243], обретенное героиней вследствие ее неустанной заботы о чистоте своего сердца, наполненного любовью к людям. По мысли писателя, сердце определяет природу женщины, что дает ей возможность испытывать сострадание, нежность, проявлять кротость и смирение: «Ум у нее уже боль не воспреемлет, а вот сердце…» [4, с. 251]. Сердце мамы-Маши через горе «весь мир насквозь» [4, с. 245] видеть стало. Естественность и легкость, незлобивость, с какой героиня относится к несовершенному и жестокому миру, придает красоту всему ее облику.

Содержание высказываний мамы-Маши доказывает ее безусловную верность Богу, а также выражает и позицию самого автора в отношении основных принципов человеческих взаимоотношений – отрицание нетерпения, корысти, сознательный отказ в распространении зла. Речь главной героини рассказа наполнена следующими словами и выражениями: «– А ты бы, Игорек, съездил к матери, болеет она. <…> Не ходи сегодня на дискотеку, к матери езжай» [4, с. 243]; «– Маша не юродивая, – по-детски стро­го предупредила она, – Маша – дурочка. За-ради Христа знаешь как пострадать надо!..» [4, с. 250]; «Подумают, что раз мой Алешка погиб, я и другим того же же­лаю... А мне всех жалко» [4, с. 256]. Чуткость героини к чужому горю, способность испытывать жалость становятся индикатором ее духовно-нравственного совершенства. По С. С. Козлову, жалость – это чувство, на которое способен далеко не каждый человек, а только тот, для кого милосердие и сострадание являются побуждающей силой к исправлению мира, искоренению зла в нем.

Иллюстрирует это и выбор автором имени для героини рассказа – Мария. Еще в сочинениях С. Н. Булгакова [1], А. Ф. Лосева [8], П. А. Флоренского [12] подробно рассмотрена природа, сущность и философия имени. Например, П. Флоренским особо подчеркнута энергетическая составляющая именования: они [имена. – А.К] «как бы имеют свои энергии и как бы онтологичны» [12, с. 422]. Подобный подход – имя как магическая категория – раскрывает и замысел югорского писателя – через введенный библейский архетип (очевидна ориентация Сергея Козлова на образ Девы Марии) объяснить сущность русской женщины, специфику женской души. В рассказе «Мама-Маша» миссия по сохранению нравственных основ жизни возложена именно на главную героиню, что подкрепляется прямым указанием на этот факт в тексте художественного произведения: «<…> на миг показалось мне угловым зрением, что взглянула на меня со стороны мама-Маша. Так явственно показалось, что повернул отяжелевшую голову. И ... встретился с немного печальным, светлым взглядом Богородицы» [4, с. 257]. Покровительство Богородицы становится предметом рефлексии в рассказе Сергея Козлова, посвященного познанию смысла существования человека, его земного предназначения. Писатель поддерживает идею, сформулированную в книге О. В. Рябова «Матушка-Русь»: «Особое отношение к материнскому началу проявляет себя еще в одном своеобразном феномене духовной жизни нашей страны – представлениях об особой связи между Россией и Божественным женским началом; наиболее рельефно эту мысль отражает формула “Россия – Дом Богородицы”» [10, с. 114]. Писатель воспевает в художественном тексте идеал, основанный на активном преобразовании мира, т.е. добро должно быть деятельным, этого же принципа придерживается и героиня рассказа «Мама-Маша». Верность женщины евангельским заветам выражено в осознанном желании уберечь от бед каждого человека: «Все это время мама-Маша шла впереди, приостанавливала меня, не оглядываясь, рукой, если следующий шаг ей казался опасным. <…> – Ты, Сережа, лезь лучше в это окошко, на другую сторону дома, там безопаснее» [4, с. 255]. Героиня в повествовательном пространстве рассказа становится совершенной, так как ее материнская заботливость распространяется на каждого встретившегося ей человека, что подчеркивается и графическим исполнением имени – культ Богоматери сформировал отношение общества к женщине и материнству, воспринимаемое им в ореоле святости.

Чтение молитвы мамой-Машей служит показателем ее неразрывной связи с Божественным началом. Героиня настолько органична, обращаясь к Богу, что мир вокруг нее обретает спокойствие, а время замедляется: «Казалось бы, речь ее лишена какого-либо смысла. Так, отдельные только ей понятный фразы» [4, с. 248]; «Она перешла на невнятное бормотанье, а потом и на шепот» [4, с. 248]. Молитва определяет мировосприятие героини в контексте христианского учения (православие), способствует восстановлению утраченной целостности души: «Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Рим. 10:13) – торжество человеческого духа над материей.

Художественный текст Сергея Козлова вбирает в себя современную жизнь, не безоблачную, а порой и крайне жестокую, но без любования лихостью и дикостью народа. Действительность в рассказе «Мама-Маша» не безнадежна. В ней есть светлое, созидающее начало, в ней есть герои с будущим: «Весна снова опомнилась и приступила к исполнению своих обязанностей. Ярко-желтый, как на детском рисунке, луч солнца пробил серую вату облаков и озолотил купола» [4, с. 258]. Желтый цвет, освобождаясь, устремляясь во все стороны, преодолевает возможные границы в желании поглотить темные краски, становясь символом новой жизни, истинности заповедей, возвещенных Богом.

Размышляя о значении литературного творчества, Сергей Сергеевич Козлов отметил следующее: ««Я прочитал немало умных книг, но запомнились мне те, что оставили след в сердце, вывернули душу, вот это я и посчитал главной задачей литературы – дотронуться до души читателя» [9]. Автор открыто говорит о своем желании содействовать обновлению действительности, о необходимости избавления от ярости и страха – все это не позволяет ему «равнодушно взирать на нестроения и несправедливость» [9].

Главная героиня рассказа «Мама-Маша» принимала на себя гнев, открытую неприязнь со стороны горожан, но при этом оставалась верна высшим нравственным принципам. Причину этого обстоятельства находим в словах художника, ставших для него девизом, жизненным кредо: «Сам для себя я придумал пословицу: если весь мир хромает, совсем не обязательно идти с ним в ногу» [9]. Сотериологическая миссия возложена в рассказе писателя на женщину, которая несет свет Божественных заповедей, становясь своеобразным символом национального спасения. Ее жизненный путь – поиск вариантов открыть людям силу Слова Бога: «Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина» (Ин.17:17).

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Это не чудо, это горе…»: представления Сергея Козлова о сотериологической миссии женщины (на материале рассказа «Мама-Маша»)» представляет собой исследование, целью которого является осмысление позиции С.С. Козлова в отношении миссии женщины в современный автору период – время утраты человеком чувства единства с миром, недоверия к собственной культуре, кризиса национального самосознания, духовной опустошенности общества в эпоху разобщенности. Материалами предпринятого исследования являются художественные сочинения С.С. Козлова, интервью автора, а также дневниковые записи писателя 1990-2000-х годов, особое внимание уделяется анализу рассказа «Мама-Маша». Автор статьи использует комплексный подход и применяет историко-литературный, историко-культурный и сравнительно-исторический методы исследования. Данные методы весьма продуктивны для данной работы и позволяют автору достичь поставленной цели. Содержание статьи соответствует её названию и будет интересно широкому кругу читателей. Проведенное исследование релевантно целям и тематике журнала «Филология: научные исследования». По структуре статья состоит из эпиграфа, вводной части работы, основных результатов проведенного исследования и заключения. В вводной части автор описывает одну из книг С.С. Козлова «Дежурный ангел», куда вошли истории как о богатырях, героях былинного эпоса, так и о простых людях современной автору действительности. Эти истории отражают размышления писателя о человеческих судьбах, связи поколений, становятся своеобразной иллюстрацией событий XXI века – эпохи мировоззренческих поисков. Здесь также отмечается, что писатель пытается отыскать вместе со своими читателями ресурсы, необходимые для утверждения в мире справедливости, добра и правды и на материале рассказа «Мама-Маша» писатель доказывает, что именно женщина обладает побуждающей силой к подобному поиску. В основной части работы автор дает характеристику рассказа «Мама-Маша» и проводит анализ этого произведения согласно поставленной цели. В результате отмечается, что главная героиня рассказа «Мама-Маша» принимала на себя гнев, открытую неприязнь со стороны горожан, но при этом оставалась верна высшим нравственным принципам; сотериологическая миссия возложена в рассказе писателя на женщину, которая несет свет Божественных заповедей, становясь своеобразным символом национального спасения; её жизненный путь – поиск вариантов открыть людям силу Слова Бог. Полученные автором исследования выводы аргументируются в работе и не вызывают сомнений. Библиографический список насчитывает 12 источников, они соответствуют содержанию работы. Качество оформления статьи хорошее, автор соблюдает правила оформления библиографии и правила цитирования языкового материала и других авторов. На основе всего вышесказанного можно заключить, что статья «Это не чудо, это горе…»: представления Сергея Козлова о сотериологической миссии женщины (на материале рассказа «Мама-Маша»)» соответствует основным требованиям, предъявляемым к академическим статьям, и может быть рекомендована к публикации в журнале Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.