Статья 'Потребление информации СМИ и профессиональная компетентность студента' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Потребление информации СМИ и профессиональная компетентность студента

Романова Наталья Геннадьевна

ORCID: 0000-0003-1231-4237

кандидат филологических наук

доцент кафедры маркетинга, рекламы и связей с общественностью Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Новосибирский государственный университет экономики и управления НИНХ"

630099, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56, оф. 5-310

Romanova Natalya Gennad'evna

PhD in Philology

Associate Professor at the Department of Marketing, Advertising and Public Relations, Novosibirsk State University of Economics and Management

630099, Russia, Novosibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Kamenskaya, 56, of. 5-310

ngm_2006@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2020.9.33932

Дата направления статьи в редакцию:

19-09-2020


Дата публикации:

29-09-2020


Аннотация: Предметное поле статьи - проблема формирования и актуализации профессиональных компетенций будущих специалистов в сфере рекламы и связей с общественностью в контексте особенностей и динамики информационного потребления современной молодежи. Постановка проблемы обусловлена актуальными векторами научных работ – изменение практик медиапотребления массовой аудитории, кризис доверия к вещательным СМИ и институту журналистики, вопросы качества и специфики современных медиатекстов, профессиональная компетентность представителей сферы масс-медиа; с другой стороны - необходимостью решения практических задач в образовательном процессе при формировании филологических основ профессиональной деятельности. Исследование проводилось с использованием социологических методов. Респонденты – студенты первого курса направления обучения «42.03.01 Реклама и связи с общественностью», приступившие к изучению профильной дисциплины «Теория и практика массовой информации». Первая часть анкеты позволила определить общее отношение к феномену массовой информации и основные модели поведения студентов как ее потребителей, а также уровни идентификации и персонификации современных СМИ. Вторая часть сфокусировала внимание респондентов на критериях выбора и желательном наборе закрепляемых за СМИ характеристик, возможных перспективах развития масс-медиа.    В ходе анкетирования установлены варианты содержательно-тематической структуры информационных запросов, диапазон временных затрат, «стандарт» требований молодой аудитории к современным источникам массовой информации, общая картина потребительских предпочтений студентов по видам СМИ – все вместе определяющие актуальную модель медиапотребления. Определены проблемные места в системе представлений о современных СМИ, обусловленные, в частности, недостаточно высоким уровнем информационной культуры студентов-первокурсников: трудности с идентификацией конкретных представителей сферы масс-медиа, клишированность выносимых оценок и «желательных» качеств новых СМИ. В конце статьи сформулированы выводы и рекомендации по практическому применению полученных результатов для решения задачи формирования профессиональных коммуникативных качеств специалиста медиасферы.


Ключевые слова:

средства массовой информации, массовая коммуникация, филологическая деятельность, информационное потребление, коммуникативная культура, медиапотребление, цифровые СМИ, информационная культура, журналистика, медиатекст

Abstract:   The subject field of this article is the problem of formation and actualization of professional competences of future specialists in the area of advertising and public relations in the context of peculiarities and dynamics of information consumption of modern youth. Articulation of the problem on the one hand is substantiated by the relevant vectors of scientific works – transformation of the practices of media consumption by mass audience, crisis of confidence in broadcast media and the institution of journalism, quality and specificity of modern media texts, professional competence of the representatives of mass media; whole on the other hand – by the need to resolve practical tasks in educational process in terms of formation of philological fundamentals of professional activity. In the course of this research, the author applied sociological methods. The respondents became the firs-year students majoring “Advertising and Public Relations”, who proceeded with discipline “Theory and Practice of Mass Media”. The first part of the questionnaire allowed determining the general attitude to the phenomenon of mass information and the key behavioral patterns of the students as its consumers, as well as the levels of identification and personification of the modern mass media. The second part was focused on the criteria of selection and the desired set of characteristics established by mass media, as well as potential development prospects of mass media. As a result of the conducted survey, the author determined variations of the content-thematic structure of information requests, range of time input, “standard” requirements of young audience to modern media sources, overall picture of consumer preferences of the students by the type of mass media, which altogether defines the relevant model of media consumption. The article reveals the problematic areas within the system of perceptions of modern media, which are substantiated particularly by insufficient level of information culture among the first-year students: difficulties with identification of the representatives of mass media sphere, stereotypical assessments and “desirable” qualities of new mass media. The conclusions and recommendations are formulated on practical implementation of the acquired results with regards to solution of the task of formation professional communication qualities of a specialists of media sphere.  


Keywords:

mass media, mass communication, philological activity, information consumption, communication culture, media consumption, digital media, information culture, journalism, media text

Постановка проблемы

Предмет рассмотрения статьи – проблема формирования и актуализации профессиональных компетенций будущих специалистов в сфере рекламы и связей с общественностью в контексте особенностей и динамики информационного потребления современной молодежи.

Профессиональная компетентность будущего специалиста по массовым коммуникациям складывается из способности использовать многообразие достижений отечественной и мировой культуры в процессе создания медиатектов и коммуникационных продуктов, системы устойчивых представлений о запросах и потребностях современного общества и аудитории в массовой информации, способности отвечать на данные информационно-коммуникационные запросы различных аудиторий, из навыка анализа медиатекстов и способности прогнозировать их эффекты и последствия при условии соблюдения принципа социальной ответственности. Все перечисленное предполагает не просто высокий уровень коммуникабельности и осведомленности о текущей ситуации в сфере СМИ, но и языковое чутье, владение эстетической стороной речи в части использования разнообразных средств речевого воздействия, навыки редактирования, высокий уровень информационной культуры и, безусловно, постоянную речевую практику.

Филологические основы профессиональной деятельности закладываются с первого курса в ходе изучения базовых дисциплин, в частности, курса теории и практики массовой информации.

Проблема многоуровневая, так как, с одной стороны, студенты демонстрируют общие тенденции своей возрастной группы (18 – 24 лет) – падение интереса к вещательным и печатным СМИ, рост недоверия к традиционным каналам коммуникации, далее – фиксируемое падение уровня грамотности, снижение объемов чтения художественных, публицистических и научно-популярных текстов, что сказывается на уровне развития других видов речевой деятельности (слушание, говорение, письмо); с другой – ориентированы на рекламу и пиар-коммуникации как сферу своей будущей профессиональной деятельности, которая ассоциирована у них с перспективностью приложения творческих усилий, финансовой успешностью и личной эффективностью.

Данные обстоятельства есть не вполне благоприятный контекст для интенсивного формирования специалиста в области массовых коммуникаций.

Как показывает многолетний опыт входного тестирования студентов-первокурсников, они слабо ориентируются в многообразии существующих СМИ, практически не ориентируются в персоналиях качественной журналистики, мотивируя это несовпадением с личными интересами и тематическими запросами, отсутствием времени на просмотр и чтение информации СМИ, в ряде случаев – отсутствием технических возможностей ввиду различных условий организации студенческого быта.

Проблемам взаимодействия различных видов современных СМИ и массовой аудитории в последние несколько лет посвящено колоссальное количество научных работ (см., например, [1-2, 4-8, 10, 12, 14]), проведены масштабные социологические исследования (см.: «Интернет против телевидения: битва продолжается (ВЦИОМ)» [3], «Телевидение глазами телезрителей, 2017» [7], а также отраслевые доклады: «Телевидение в России в 2017 году» [11], «Российское телерадиовещание и Интернет. Состояние, тенденции и перспективы развития в 2019 году» [9]), регулярно изучается потребительское поведение и предпочтения россиян по запросу участников медиа-рекламного рынка [15].

Главным стимулом смены коммуникационных парадигм и увеличения востребованности Интернет-источников исследователи видят обострение проблемы доверия к телевидению и журналистике в целом как социальному институту [2, 4, 7]. Согласно данным исследования И. А. Полуэхтовой «Телевидение глазами телезрителей. 2000 - 2017», федеральные каналы теряют молодую аудиторию быстрее, чем ТВ в целом [7]. А. А. Ефанов приходит к выводу, что «в условиях информационного общества «культура доверия» аудитории к СМИ стала представлять собой систему медиа-дифференцированного отбора - обращения к менее ангажированным источникам информации (в частности, Интернету), предлагающим альтернативные точки зрения» [2, с. 89].

Е. В. Овчинская [5] в работе, посвященной исследованию практик телепотребления российской молодежи, вслед за И. А. Полуэхтовой [6] справедливо отмечает факт большей свободы и индивидуализации медиапотребления в связи с быстрым освоением молодыми людьми новых технологий.

Цели анкетирования и практические области применения результатов

В первые две недели 2020 – 2021 учебного года нами проведено сплошное анкетирование студентов-первокурсников направления обучения «42.03.01 Реклама и связи с общественностью» с целью выявления специфики медиапотребления - качественно-количественных его показателей, общей компетентности студентов в сфере СМИ как области будущей профессиональной деятельности, понимания ими актуальных тенденций и ближайших перспектив развития масс-медиа, а также с целью определения наиболее востребованных у молодежи каналов информации и причин такого предпочтения.

Исследование планировалось и реализовывалось для последующего решения двух практических задач:

1) отталкиваясь от полученных результатов, выстроить более эффективно учебную коммуникацию в рамках изучения теоретико-практических вопросов функционирования современных СМИ. Как минимум - повысить уровень медиаграмотности как средства противодействия манипулятивным технологиям масс-медиа, стратегическая цель – медиаобразование как профильная профессиональная подготовка;

2) использовать данные о предпочтениях респондентов в области содержания, форм и каналов массовой информации для прогнозирования возможных социально-культурных эффектов, выявления проблемного поля речевой практики с дальнейшей проработкой этих моментов при выполнении тренировочных упражнений – создании текстов для СМИ, отвечающих высоким требованиям речевой культуры, обладающих композиционной завершенностью, идейно-смысловой целостностью, демонстрирующих компетентность студентов в технологиях и формах массовой коммуникации в целом.

Постановка данных задач неслучайна и обусловлена результатами и общей направленностью научных работ последних лет. Так, А. М. Шестерина в исследовании культурной среды города фиксирует проблемы, возникающие на пересечении медиасферы и культурного поля региона: «…Ощутимы и процессы определенной стагнации, отставания телевидения в целом. Региональное ТВ сегодня можно охарактеризовать как более консервативное по отношению к общероссийскому, бедное в жанровом аспекте» [14, с. 32]. Сетевое видео, в противовес, «отличается большей широтой тем, яркой персонифицированностью, нонконформизмом, с одной стороны, и акцентированием позитивистской и гедонистической парадигмы мышления <…> Видеоблоги культурно-просветительской направленности нередко можно охарактеризовать как псевдодокументальные, созданные в жанрах докьюментари или мокьюментари и не столько приобщающие людей к культурным ценностям, сколько отталкивающие аудиторию от высоких образцов искусства» [14, с. 34].

Одна из причин А. М. Шестериной справедливо видится в низком уровне подготовки журналистских материалов: «В передачах культурной тематики часто отмечается примитивизация сложных явлений, стереотипизация: одни и те же лица, одни и те же события, отсутствие поиска новых форм, утрата традиций. В результате наблюдается эффект понижающей селекции (качественный зритель не воспроизводится)» [14, с. 35]. О разрушении механизма воспроизводства телеаудитории и других взаимосвязанных социокультурных эффектах медиатизации пишет в своих работах и И. А. Полуэхтова [6].

Оценке культурного состояния аудитории СМИ посвящена также статья С. Л. Уразовой [12]. Автор делает акцент на проблемах речевой коммуникации, рассматривая телевидение как индикатор лексических навыков, речевой практики и предпочтений социума. Среди негативных вербальных характеристик экранной коммуникации, утверждаемых в качестве норм речевого поведения, по мнению С. Л. Уразовой, – «доминирование речевой агрессии, скабрезных шуток, вульгаризмов, сниженной лексики, примитивных фраз» [12, с. 78].

А. А. Ефанов, характеризуя другой немаловажный феномен современных медиа – процесс пиаризации, отмечает его амбивалентность: «С одной стороны, коммуникационные каналы и субъекты PR-деятельности добиваются привлечения внимания, инспирирования резонанса – социальных движений не только в виртуальном, но и социальном пространстве (как итог – повышения рейтингов и прямой монетизации «успеха»), с другой, – пиаризация приводит к дискредитации медиа, когда онлайн-издания и телеканалы начинают восприниматься как PR-инструменты (что противоречит канонам СМИ), в результате чего происходит усиление «кризиса доверия»» [1, с. 34]. Данный вывод согласуется с утверждением И. А. Полуэхтовой: «В конкуренции с Интернетом телевидение утрачивает прежнюю культурную значимость. Наиболее заметны эти изменения в среде молодежи: телевидение перестает быть главным «ньюсмейкером» для молодых россиян, все больше воспринимается как «вторичное» медиа для фона. Цифровое неравенство ведет к углублению различий в практиках медиапотребления представителей молодых и старших возрастных групп, а нарастающая фрагментация усиливает различия в телевизионном опыте и повестках дня различных социальных групп» [6, с. 78].

Молодое поколение отличается снижением способности к концентрации внимания и запоминанию, мгновенной гиперэмоциональностью, нарастающей потребностью в интерактивном взаимодействии. Результат – медиатексты становятся лаконичнее, ярче вербально и визуально, сообщение заключается в более эмоциональную форму – всё для того, чтобы успеть попасть в 8-9 секунд так называемого «окна внимания». В условиях «атакующей» информации сознание молодежи настроено на быстрое переключение. Эти особенности медиапотребления учитывались при формировании рабочей гипотезы исследования, равно как и зафиксированные в научной литературе общие тенденции отрасли, и, безусловно, должны приниматься во внимание в процессе подготовки профессиональных кадров для СМИ.

Результаты исследования

Исследование проводилось с использованием социологических методов. Разработанная для этой цели анкета (состояла из трех частей, две из которых были направлены на получение конкретной информации в соответствии с рабочей гипотезой, третья часть обобщала персональные данные респондентов) была размещена на Интернет-ресурсе «Google Forms» в сентябре 2020 г. Записано 98 ответов при общей численности претендентов – 127 чел. Полученные результаты можно считать вполне репрезентативными, отражающими реальные практики взаимодействия представителей студенческой молодежи со СМИ.

Первая часть анкеты позволила определить общее отношение к феномену массовой информации и основные модели поведения студентов как ее потребителей, а также уровни идентификации и персонификации современных СМИ. Вторая часть сфокусировала внимание респондентов на критериях выбора и желательном наборе закрепляемых за СМИ характеристик, возможных перспективах развития масс-медиа.

Возрастные границы варьировались вокруг 18 и 17 лет (57 % и 38% опрошенных соответственно. Подавляющее большинство имеет хорошо организованные условия быта (87 %) и только 9% урезаны в своих потребностях и проживают в общежитии. Следовательно, спад потребления вещательных медиа в данной группе не связан с изменениями жизненного уклада и бытовых условий проживания в период обучения.

На первый вопрос анкеты «Как часто Вы обращаетесь к СМИ, чтобы получить актуальную информацию о событиях в городе, стране, мире?» ответы распределились следующим образом: 44% обращаются к каналам массовой информации несколько раз в течение дня; 28% - примерно 2 - 3 раза в неделю; для остальных частота обращений зависит от актуальных жизненных ситуаций; и только один из опрошенных заявил, что для защиты от негативной информации старается игнорировать СМИ.

На пороге освоения новой социальной роли 82% опрошенных рассматривают СМИ прежде всего как источник полезной информации и знаний, 16% используют в качестве фона для повседневных дел и практически не признают развлекательной функции. В связи с этим в ассоциативном ряду к понятию «массовая информация» лидирует слово «новости», на втором месте - описательные значения, сводимые к перифразе «информация для всех». Любопытно, что при ответе на последующие вопросы этого блока развлекательный контент в структуре медиапотребления все-таки фигурирует (почти у 40% опрошенных), но, по-видимому, не является самоцелью при обращении к СМИ.

78% респондентов хорошо ориентируются в институциональных формах СМИ, отличают их от иных явлений, организаций, механизмов социальных взаимодействий, что демонстрирует хороший уровень вовлеченности в актуальную проблематику и достаточные основания для более детального изучения сферы масс-медиа.

Предпочтения по каналам массовой информации сложились в следующую картину: половина опрошенных не пользуется радио, тогда как телевидение и печатные СМИ игнорирует только четверть респондентов. В лидерах среди отверженных у молодежи оказалась такая социальная сеть, как Facebook – почти 60% опрошенных не имеют аккаунта и потребности ее использования, «Одноклассниками» пренебрегают чуть более 65%.

В ежедневных практиках медиапотребления лидируют социальные сети - Instagram (93%), ВКонтакте (91%), мессенджер Telegram (45%), видеохотинг YouTube – 59%. Набирающий в последнее время популярность TikTok в качестве постоянного канала массовой информации рассматривают 36% респондентов. Хорошую статистику по регулярности просмотров показали Интернет-издания и новости на главных страницах поисковых систем Яндекс, Google, Mail.ru, Rambler и др., что коррелирует с ответами на предыдущие вопросы анкеты и позволяет обозначить устойчивые модели медиапотребления исследуемой группы.

Подавляющее большинство опрошенных (85,5%) также отметили отсутствие каких-либо факторов или барьеров, препятствующих обращению к СМИ, снижающих доступность информации. Для остальных в качестве преград выступают возможная дезинформация, пропаганда и плохая репутация органа массовой информации, создающие ощущения недоверия и неуверенности в целесообразности потребления сомнительного контента.

В 8-м вопросе анкеты респондентам предлагалось оценить свои ежедневные временные затраты на чтение и просмотр информации, дифференцированной по традиционным тематическим категориям: политика, экономика, международные новости, местные новости, спорт, авто и т.д. – всего 15 позиций с возможностью включения своего варианта. По объективным причинам в аутсайдерах оказалась категория «Авто» - 72%, а более половины опрошенных (55%) игнорируют новости спорта. В число менее привлекательных, возможно, в связи с последствиям COVID-19, а также меньшей финансовой доступностью продуктов сферы для молодежи, попала категория «Туризм». По остальным тематическим блокам наблюдаются сходные потребительские реакции и варьирование ответов в рамках временного паритета – в большинстве случаев респонденты ежедневно тратят до 15 минут на популярные новостные категории. Таким образом, очевидны устойчивая потребность в массовой информации и сформированные навыки ее получения в целом по референтной группе.

Среди наиболее авторитетных представителей сферы массовой информации (открытый вопрос) почти 40% назвали журналиста и видеоблогера Юрия Дудя. В свободных ответах респондентов фигурировало более пяти десятков имен, из которых 7%-ный идентификационный порог преодолели Ирина Шихман, Алексей Пивоваров, Владимир Познер, YouTube-блогеры Руслан Усачёв и Илья Варламов. Чуть с большей частотностью в анкетах были отмечены Ксения Собчак и видеоблогер Николай Соболев, тем не менее, сохранившие значительный разрыв с лидером. Больше затруднений вызвал вопрос, касающийся представителей местных СМИ: только треть опрошенных смогли назвать конкретные имена (от 1 до 5 в ответе).

Во второй части анкеты решающим при выборе средства (канала получения) массовой информации 91% аудитории назвал качество информации, на втором месте оказалась характеристика «доступность для понимания» (61%), чуть больше половины опрошенных выбрали также «авторитет и популярность СМИ», «Личные симпатии к журналисту, блогеру» и «Удобство пользования». Примечательно, что вариант ответа «традиции семьи» набрал 0% голосов, обозначив дистанцированность поколений и подчеркнутую самостоятельность выбора молодежи.

По результатам опроса, 35% студентов связывают свое будущее со сферой производства массовой информации и еще 10% указали, что уже начали подготовительную работу в этом направлении, что совпадает с ответами на последний вопрос анкеты об увлечениях и хобби: 9 человек отметили занятия, сопричастные сфере массовых коммуникаций, – копирайтинг и создание видеоконтента.

Среди причин категорического отказа от занятия журналистской деятельностью в настоящем и обозримом будущем – отсутствие личного интереса, недоверие и опасность для жизни.

Не вызвали затруднений вопросы, касающиеся оценки преимуществ и недостатков современных СМИ. Ответы студентов продемонстрировали ориентацию на объективность и развернутость суждений. Общая картина выглядит следующим образом: достоинства - доступность, понятность, плюрализм мнений, оперативность в распространении информации, разнообразие форм подачи, актуальность; недостатки – дезинформация и различные манипулятивные приемы, недостаточная объективность, цензура и финансовая зависимость, отсутствие уникальности, избыток информации. Перифразировав ответы студентов, можно сказать, что основные претензии сводятся к качеству медиатекстов, недобросовестной редакционной политике и к условиям, в которые поставлены производители массовой информации. В целом, респонденты показали средний уровень удовлетворенности состоянием современных СМИ: по шкале от 0 до 10, где 0 означает «абсолютно не удовлетворен», 10 – «максимально удовлетворен», 90% ответов пришлись на интервал от 5 до 8 баллов.

При оценке перспектив различных типов СМИ симпатии опрошенных оказались на стороне цифровых СМИ и социальных сетей. 59% опрошенных считают, что сфере СМИ необходимы изменения, и только 6% вполне устраивает текущая ситуация. При этом почти 70% считают возможным возникновение в ближайшие 5 лет новых типов СМИ, оставшиеся 30% - абсолютно уверены в грядущих изменениях.

Среди двадцати предложенных качеств и параметров, которым должны отвечать новые СМИ, выбор аудитории сделан в пользу характеристик (ранжирование по степени убывания важности): достоверность, доступность, информативность, независимость, скорость предоставления информации, объективность, удобство поиска информации, учет интересов и потребностей аудитории, полнота предоставляемой информации, открытость, использование новых коммуникационных технологий, способность к быстрым изменениям, социальная ответственность. Практически невостребованными остались такие характеристики, как учет интересов государства, экономическая эффективность, интерактивность, мультимедийность, соблюдение норм морали и этики, соответствие стилю жизни своей аудитории.

Таким образом, будущие профессионалы и эксперты сферы масс-медиа вполне позитивно оценивают текущую ситуацию и ближайшие перспективы при некоторой парадоксальности ответов на вопросы второй части анкеты: ожидание изменений и высокая оценка цифровых СМИ сочетается с игнорированием или недооценкой присущих им качеств, как то: интерактивность, мультимедийность, мобильность и др. Высокая оценка сферы, по результатам опроса, основывается не на детальном знании обстоятельств и процессов, определяющих контекст функционирования современных СМИ, а, скорее всего, на уверенности респондентов в правильности выбора, сделанного в пользу направления рекламы и связей с общественностью как максимально аттрактивной области деятельности. Здесь достаточно вспомнить данные ВЦИОМ, согласно которым «современная молодежь является наиболее оптимистично настроенной частью населения в сравнении с другими возрастными группами» [13].

Выводы и рекомендации

Современная молодежь, в терминологии американского педагога и коммуникатора М. Пренски [16] - «Digital Natives» («цифровые аборигены»), родилась и выросла в цифровом контексте. Интернет есть органичная составляющая каждодневной жизни молодого человека, со спектром влияния которой, в том числе на реалии учебного процесса, нужно и важно считаться.

Проведенное исследование является лишь первым этапом изучения проблемы информационного потребления в молодежной среде, взятой в аспекте приобщения к профессиональной сфере. Выявленные базовые представления и ожидания студентов, ценностные ориентации как основания практик медиапотребления являются исходными условиями для конкретизации и решения двух практических задач образовательного процесса, сформулированных нами в вводной части данной статьи.

Основные результаты анкетирования:

1. Установлены варианты содержательно-тематической структуры информационных запросов, диапазон временных затрат, «стандарт» требований молодой аудитории к современным источникам массовой информации, общая картина потребительских предпочтений студентов по видам СМИ – все вместе определяющие актуальную модель медиапотребления.

2. Определены проблемные места в системе представлений о современных СМИ, обусловленные, в частности, недостаточно высоким уровнем информационной культуры студентов-первокурсников: при информационном поиске и потреблении в фокусе внимания больше оказывается само содержание медиатекста (как некий событийный ряд) без учета категории авторства, спецификации канала информации и его принципиальной позиции в предпочтениях и характере освещения определенных событий и тематики. Следствием являются трудности с идентификацией конкретных представителей сферы масс-медиа, клишированность и соответственно предсказуемость выносимых оценок и «желательных» качеств новых СМИ.

3. Факт оценки средств массовой информации подавляющим большинством студентов как источника именно знаний, а не развлечений, шумового фона и т.п., навык регулярного обращения к данным источникам позволяют говорить о потенциально высокой степени влияния СМИ на компетентность как основанный на знаниях, интеллектуально и личностно обусловленный опыт обучающихся, в том числе на формирование профессиональных коммуникативных качеств специалиста медиасферы.

Безусловно, приоритеты в источниках, формах информирования, предпочтительных языковых кодах донесения информации о событиях в стране и мире – то, о чем напрямую и косвенно свидетельствуют ответы респондентов, – не могут не оказывать воздействия на коммуникативную культуру и речевые практики будущих представителей направления РиСО. Наша задача состоит не столько в том, чтобы скорректировать это воздействие в положительную сторону, например, через рекомендации и ограничения по материалам для аудиторной и самостоятельной работы, сколько в том, чтобы сделаться данный процесс очевидным для самих обучающихся, предоставив возможность объективно оценивать его тенденции, предполагаемые результаты и издержки. Последовательная реализация цели формирования информационной культуры студента посредством анализа разнообразных медиатекстов (как в плане общего качества исполнения, так и по воздействующему потенциалу, назначению и пр. параметрам), в процессе создания коммуникационных продуктов в рамках учебной работы и вовлечения студентов в научное творчество – основной путь практического решения вышеобозначенной проблемы.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Исследование информационной составляющей СМИ весьма популярно последнее время. Как отмечает автор, «предмет рассмотрения статьи – проблема формирования и актуализации профессиональных компетенций будущих специалистов в сфере рекламы и связей с общественностью в контексте особенностей и динамики информационного потребления современной молодежи». Стоит согласиться с данным тезисом, ибо действительно, это так. «Профессиональная компетентность будущего специалиста по массовым коммуникациям складывается из способности использовать многообразие достижений отечественной и мировой культуры в процессе создания медиатектов и коммуникационных продуктов, системы устойчивых представлений о запросах и потребностях современного общества и аудитории в массовой информации, способности отвечать на данные информационно-коммуникационные запросы различных аудиторий, из навыка анализа медиатекстов и способности прогнозировать их эффекты и последствия при условии соблюдения принципа социальной ответственности». Постановка проблемы дает возможность далее двигаться в нужно методологически верном русле; отмечу, что актуальность исследования налицо, новизна же заключается в вероятной дешифровке проблемы. «Филологические основы профессиональной деятельности закладываются с первого курса в ходе изучения базовых дисциплин, в частности, курса теории и практики массовой информации». Большая часть тезисов работы объективна, неплохо, что автор обращается в теме с позиций систематизации. Ориентир на работы И. Полуэтовой, Е. Овчинской и других говорят об умении сводить в единое информационное поле имеющийся контент. Эксперимент, проведенный в рамках программы показал, что «исследование проводилось с использованием социологических методов. Разработанная для этой цели анкета (состояла из трех частей, две из которых были направлены на получение конкретной информации в соответствии с рабочей гипотезой, третья часть обобщала персональные данные респондентов) была размещена на Интернет-ресурсе «Google Forms» в сентябре 2020 г. Записано 98 ответов при общей численности претендентов – 127 чел. Полученные результаты можно считать вполне репрезентативными, отражающими реальные практики взаимодействия представителей студенческой молодежи со СМИ». Оценка результатов дана максимально объективно: «подавляющее большинство опрошенных (85,5%) также отметили отсутствие каких-либо факторов или барьеров, препятствующих обращению к СМИ, снижающих доступность информации. Для остальных в качестве преград выступают возможная дезинформация, пропаганда и плохая репутация органа массовой информации, создающие ощущения недоверия и неуверенности в целесообразности потребления сомнительного контента». Материал, действительно, интересен, востребован, нов. «Проведенное исследование является лишь первым этапом изучения проблемы информационного потребления в молодежной среде, взятой в аспекте приобщения к профессиональной сфере. Выявленные базовые представления и ожидания студентов, ценностные ориентации как основания практик медиапотребления являются исходными условиями для конкретизации и решения двух практических задач образовательного процесса, сформулированных нами в вводной части данной статьи». Хорошо, что автор конкретизирует свое желание изучать проблему и далее. Открытость «финала» показатель желания привлечь и других исследователей: «безусловно, приоритеты в источниках, формах информирования, предпочтительных языковых кодах донесения информации о событиях в стране и мире – то, о чем напрямую и косвенно свидетельствуют ответы респондентов, – не могут не оказывать воздействия на коммуникативную культуру и речевые практики будущих представителей направления РиСО. Наша задача состоит не столько в том, чтобы скорректировать это воздействие в положительную сторону, например, через рекомендации и ограничения по материалам для аудиторной и самостоятельной работы, сколько в том, чтобы сделаться данный процесс очевидным для самих обучающихся, предоставив возможность объективно оценивать его тенденции, предполагаемые результаты и издержки». Общие требования учтены, работа соответствует изданию. Статья «Потребление информации СМИ и профессиональная компетентность студента» может быть рекомендована к публикации в журнале «Филология: научные исследования».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.