Статья 'Типология описательных текстов (сравнительная характеристика визуального описания и описания-характеристики)' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Типология описательных текстов (сравнительная характеристика визуального описания и описания-характеристики)

Варфоломеева Юлия Николаевна

кандидат филологических наук

доцент, кафедрa медиакоммуникаций, Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления

670013, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Ключевская, 40В, стр. 1

Varfolomeeva Yuliya Nikolaevna

PhD in Philology

associate professor of the Department of Media Communication at East Siberia State University of Technology and Management 

670013, Russia,Republic of Buryatia, Ulan-Ude, str. Klyuchevskaya, 40V, bld. 1

yulvar83@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2017.1.20739

Дата направления статьи в редакцию:

15-10-2016


Дата публикации:

20-04-2017


Аннотация: Предметом статьи являются интегральные и дифференциальные свойства двух разновидностей текста типа «описание»: визуального описания и описания-характеристики. Объектом изучения выступают описательные тексты, извлеченные из художественного и научного стилей. Материалом для исследования выступила непереводная литература классических и современных авторов на русском языке. В некоторых случаях для того, чтобы более наглядно представить материал, допускалось построение текстовых фрагментов по модели. Изучены принципы, позволяющие установить ряд симптоматических свойств двух разновидностей описательного типа текста. При работе над темой были использованы метод лингвистического наблюдения и описания языковых фактов, метод языкового анализа, сравнительный метод, метод моделирования примеров по образцу. Функционально-смысловые типы речи, хотя и стали предметом исследовательского внимания, в настоящее время продолжают интересовать ученых. В частности, важно вычленение внутри типов речи основных подтипов, уточнение критериев их дифференциации. К основным критериям различения визуального описания и описания-характеристики следует отнести функцию заместителя говорящего, принципы временности или постоянности признаков описываемого объекта; наблюдаемости или ненаблюдаемости признаков, присущих объекту; локализованности или нелокализованности описываемых признаков во времени. Кроме того, для различения визуального описания и описания-характеристики необходим анализ групп субстантивов, прилагательных, лексико-семантические групп глаголов, пространственных или временных указателей, а также синтаксических свойств предложений, составляющих описательный текст.


Ключевые слова:

визуальное описание, описание-характеристика, лексико-семантическая группа, эмпирийные прилагательные, относительные прилагательные, оценочные прилагательные, конситуативное значение глаголов, абсолютивное значение глаголов, текст типа описание, функционально-смысловые типы речи

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта «Молодые ученые Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления» - 2016

Abstract: The subject of the research is the integral and differential properties of two types of descriptive texts, visual and feature descriptions. The object of the research is the descriptive texts of artistic and scientific styles. The research material included untranslatable literature of classical and contemporary authors in the Russian language. In some cases when there was a need to present the material in a more illustrative way, the author applied the method of constructing text fragments according to the model. In her research Varfolomeeva has analyzed the principles that allow to define a number of semiotic features for the two types of descriptive texts. In the course of her research she has applied the methods of linguistic observation and description of language facts, the method of language analysis, comparative method, the method f modelling examples according to the sample. Functional semantic types of speech is still of great interest for scientists even though they have already become the matter of many researches. In particular, it is important to define subtypes within each type of speech as well as to clarify their differentiation criteria. The main criteria for differentiating between visual description and feature description include the function of a speaker's substitute, principles of temporality or regularity of features of an object being described; observability or non-observability of features attributable to the object; localization or non-localization of described features in time. In addition, to differentiate between visual description and feature description, it is also necesary to carry out an analysis of substantives, adjectives,  lexical-semantic groups of verbs, space or time indicators as well as syntax features of sentences constituting a descriptive text. 


Keywords:

visual description, feature description, lexical-semantic group, empirical adjectives, relative adjectives, evaluative adjectives, situational value of the verbs, absolute value of the verbs, text of descriptive type, functional-semantic types of speech

По теории типов речи, которая была поставлена в теоретическом плане профессором О.А. Нечаевой, выделяется описательный тип текста, вербализующий различные свойства статических объектов.  Среди описаний вычленяется две разновидности: визуальное описание (в его составе выделяются описание-пейзаж, описание-интерьер, описание-портрет, описание предмета) и описание-характеристика  [6, с. 94; 10, с. 8]. Однако на настоящий в момент в науке до конца не определены симптоматические свойства каждого из них.

Традиционно описание-характеристику относят к разновидности описательного типа текста, однако ряд исследователей отмечают, что описание-характеристика представляет собой переходный тип монологической речи, находящийся на периферии описания и совмещающий структурные признаки повествования (моносубъектная структура строф) и рассуждения (в целях доказательства перечисляемых внутренних черт характера человека могут приводиться соответствующие доводы) [8]. Однако между описанием-характеристикой и повествованием сохраняется общесмысловое различие: «в описании-характеристике говорящий стремится дать более или менее полное представление о предмете описания, называя ряд признаков; в повествовании сообщается о развивающейся ситуации; в характеристике обязательно выражается оценка предмета со стороны говорящего, повествование не содержит такой оценки» [6, с. 15], в отличие от рассуждения с доказательством на основе причинно-следственных связей между явлениями в характеристике перечисляются внутренние черты характера человека без соответствующих доказательств [6, с. 77].

Данная работа продолжает исследование описания-характеристики согласно традиционной точке зрения, т.е. как разновидности описательного типа текста,  имеющей, однако, ряд особенностей.

В настоящее время для объяснения целого ряда языковых явлений не подлежит сомнению указание на роль говорящего. Е.В. Корпусова рассматривает роль и функции заместителя говорящего в текстах описания, выделяя в качестве одной из ипостасей говорящего субъект наблюдения, т.е. наблюдателя, при котором реализуется актуальное значение описываемых признаков, явления предстают как данные непосредственному наблюдению [5, с. 44]  в отличие от субъекта-аналитика, реализующего обобщенное или постоянное значение. В таком случае «говорящий отвлекается от конкретных проявлений, выделяя более существенные типичные» [9, с. 98], явления предстают как «установленные человеческим интеллектом и имеющие вневременную силу» [3, с. 10].

Итак, тип описания (визуальное или характеристика) определяется функцией заместителя говорящего, а также характером получаемой информации (сенсорной или ментальной).

«Визуальное описание номинирует синхронно существующие конкретные признаки объекта действительности, воспринимаемые в определенный момент времени, причем положение воспринимающего зафиксировано в определенной точке пространственно – временного континуума» [10, с. 8], а «совпадение как результат временного и пространственного единства образует понятие «поле зрения» наблюдателя (воспринимающего) – то понятие, которое необходимо для осознания онтологической сущности предметного ряда, непосредственно воспринимаемого человеком» [10, с. 19-20]. Именно совпадение вербализуется визуальным описательным текстом. Основу содержания визуального описания составляют сенсорно воспринимаемые атрибуты: цвет, свет, размер, форма, звучание, тактильные ощущения, вкус, запах  и др. [10, с. 21].

Если в визуальном описании актуализируются синхронные временные признаки, в сумме составляющие понятие о предмете речи, то в описании-характеристике – постоянные  признаки обозначенного субъекта [6, с. 75].

Обобщив свойства визуального описания и описания-характеристики, Ж.В.Николаева делает выводы: в основе деления на визуальное описание и описание-характеристику лежат принципы: временности или постоянности признаков описываемого объекта; зримости, наблюдаемости или незримости, ненаблюдаемости признаков, присущих объекту [7 с. 74].

Известно, что в описании время как бы останавливается, поскольку в этом типе текста передаются синхронно существующие признаки объектов, поэтому говоря о некотором   периоде, когда наблюдатель воспринимает при помощи органов чувств некоторый объект, М.В. Бохиева вводит понятие микротематической длительности времени в визуальном описании [2, с. 60]. Описание-характеристика же лишено микротематической длительности времени, так как данный тип описания исключает возможность непосредственного процесса восприятия, который обязательно предполагает конкретную локализованность во времени, однако длительность признака в описании-характеристике  не исчезает, а имеет информационный характер. (Темнеет здесь быстро). При этом длительность каждого признака  разная, поэтому она не может быть микротематической: Летом здесь темнеет быстро, а светает долго» [2, с. 59].

Таким образом, следующим критерием дифференциации типов описания служит принцип: локализованности - нелокализованности описываемых признаков во времени.

Поскольку  денотатом описательного текста могут быть только конкретные объекты, в визуальном описании преобладает конкретная лексика [10, с. 29]:

В доме, пахнущем смолой и свежеструганной сосной, топилась печь, отпотевшие окна слезились, на подоконнике поблескивали лужицы воды, посредине сиротливо стоял небольшой стол, покрытый красной, закапанной чернилами далембой, – вдоль стен – разнокалиберные стулья, табуретки, скамейки. (И.Калашников. Разрыв-трава)

В описании-характеристике часто доминирует абстрактная лексика, которая может выполнять функции признака, характеризующего субъект [10, с. 29]:

 В своем творчестве, проникнутом глубокой народностью и реализмом, Мусоргский был смелым  выразителем  демократических  идей 60–х гг. XIX века в музыке. (Энциклопедический музыкальный словарь)

Использование различных лексико-семантических групп (ЛСГ) глаголов помогает дифференциации типов описательных текстов. В визуальном описании используются ЛСГ глаголов со значением действий конкретно-визуальных (блестеть, переливаться, пахнуть, шуршать и др.), ограниченных временем:

Петух на высокой готической колокольне блестел бледным золотом; таким же золотом переливались струйки по черному глянцу речки (…) а воздух так и ластился к лицу, и липы пахли так сладко, что грудь поневоле все глубже и глубже дышала, и слово: «Гретхен» – не то восклицание не то вопрос – так и просилось на уста. (Тургенев. Ася)

Глаголы, воспроизводящие свойства восприятия, связанные  с семантическим компонентом размера, формы предмета (увеличиваться, уменьшаться, круглеть и т.д.), вне контекста обозначают развитие признака, поэтому  не продуктивны в визуальном описании; для выражения данного значения в таких текстах используются соответствующие прилагательные: большой, маленький, круглый:

 Небольшая комната (…) была ярко освещена заходящим солнцем (…). Мебель состояла из дивана с огромною выгнутою деревянною спинкой, круглого стола овальной формы перед диваном, до двух-трех грошовых картинок… (Достоевский. Преступление и наказание)

Обозначенные глаголы присущи описанию-характеристике:

Сочи – туристический городок. За счет приезжих население городка резко увеличивается летом. (Пример составлен автором статьи)

При этом можно представить возможность наблюдения в ограниченный незначительный промежуток времени увеличение в размере и др. какого-либо предмета: Он видел, как на лбу от удара набухала, росла, увеличивалась шишка. (Пример составлен автором статьи)

Глаголы, отражающие осязательную модальность, также имеют особенности. Сегодня на небе ни облачка, солнце так и жжет. (Пример составлен автором статьи) В визуальном описании глагол имеет бытийное значение». В описании-характеристике  (Летом в ясные дни жарко, солнце так и жжет (Пример составлен автором статьи)) бытийное значение глагола допускает развитие признака (В июле солнце с каждым днем жжет все сильнее и сильнее (Пример составлен автором статьи)), но при осязательной модальности для выражения значения развития признака необходимы «аспектуальные элементы контекста - актуализаторы и вместе с тем спецификаторы процессности» [1, с. 145]. Обстоятельственные элементы типа всё больше / всё меньше вносят семантику постепенного нарастания или ослабления интенсивности.

В визуальном описании глаголы звучания, в которых семантический компонент звучания является основным, выражают слуховую модальность и имеют присущее данному типу текста значение бытийности:

По дороге зимней, скучной

Тройка борзая бежит,

Колокольчик однозвучный

Утомительно гремит. (Пушкин. Зимняя дорога)

В описании-характеристике (Если на реке звонко и резко по утрам гогочут гуси, так в деревне совсем не плохо. (И.Бунин Антоновские яблоки)) глагол имеет также значение бытийности; значение развития признака, отмеченное у глаголов зрительной и осязательной модальности в характеристике, глаголам звучания не свойственно.

Особенности функционирования в описательном тексте имеют глаголы, отражающие вкусовую и обонятельную модальности.

Блюдо горчило, хотя выглядело очень аппетитно и было украшено сверху кусочками сладких фруктов. (Пример составлен автором статьи)

В визуальном описании глагол горчить имеет значение бытийности.

В описании-характеристике глагол обозначает бытийность и постоянное свойство предмета:

Растет рябина в хвойно-мелколиственных лесах, в подлеске. Плоды рябины горчат, но после заморозков горечь исчезает. (Основные лекарственные растения).

В следующем контексте глагол восприятия имеет бытийное значение («существовать и издавать запах»):

В распивочной стояли крошеные огурцы, черные сухари и резанная кусочками рыба; все это очень дурно пахло. (Достоевский. Преступление и наказание)

В описании-характеристике глагол имеет значение бытийности и постоянного свойства, для которого не характерно развитие:

Выращивают розы для лекарственных и декоративных целей цветки роз очень приятно пахнут. (Основные лекарственные растения).

Поскольку отвлеченно-обобщенные действия являются признаками объекта описания-характеристики, глаголы, перечисляющие подобные действия, «можно назвать глаголами-характеристиками, так как они выражают без дополнительных лексических и грамматических средств отличительные свойства описываемого объекта» (заведовать, любить, толстеть и др.) [9, с. 101]. Однако в описании-характеристике функционируют и контекстуальные глаголы, требующие для передачи отвлеченно-обобщенного значения определенных средств контекста (обстоятельств всегда, беспрестанно, ежедневно и др.) [9].

Итак, для дифференциации визуального описания и описания-характеристики могут использоваться разные типы субстантивов и глаголов. Помимо функционирования ЛСГ глаголов, следует сделать ряд замечаний о семантике глаголов в разновидностях описания. В описательном контексте у глаголов на их основное значение действия или состояния накладывается значение признака [6, с. 214], т.е. глаголы воспринимаются в характеризующей функции.

 В ходе анализа было выявлено, что в структурах визуального описания глаголы, обозначающие физические действия (писать, говорить и т.п.) используются либо с заполненной семантической объектной валентностью, либо соответствующее содержание оказывается выводимо из контекста или ситуации. В описании-характеристике объектная валентность устраняется. Уточним, что под валентностью понимается «…заключающаяся в лексическом значении слова синтаксическая потенция, т. е. способность присоединять к себе другое категориально вполне определенное полнозначное слово» [4, с. 20].

Вслед за А.Д. Шмелёвым, рассматривающим случаи, когда та или иная семантическая валентность не получает синтаксического выражения, можно выделить конситуативное и абсолютивное значение глаголов [11, с.167- 173].

Конситуативное значение, при котором возможна реализация объектной валентности глагола, вербализуется в текстах визуального описания: В доме светло. За устланным кремовой скатертью столом сидит человек. Он рисует (картину). (Пример составлен автором статьи) В данном случае объектная валентность может быть заполнена рисует картину или её заполнение выводимо из ситуации. Действие, передаваемое глаголом рисует, предстаёт как зримое, наблюдаемое, являясь в то же время одним из признаков описываемой картины.

При абсолютивном значении «информация о заполнении валентности оказывается несущественной для понимания высказывания» [11, с. 67], входящего в структуру текста. Это значение свойственно описанию-характеристике: Игорь очень любознательный мальчик. Ему только 5 лет, но он уже хорошо рисует. (Пример составлен автором статьи) В данном примере у глагола рисовать валентность объекта устранена, у лексемы появляется модальное значение возможности, умения; речь идет об известном факте, который непосредственно в данную минуту может не иметь места. Собственно оценка встречается чаще всего в высказываниях, где сообщается об умениях субъекта, которые могут оцениваться как знаком «+», так и знаком «-»: Он хорошо рисует /Он плохо рисует.

По наблюдениям исследователей, визуальное описание и описание-характеристика различаются дифференцированным использованием типов предложений с неполной реализацией двухкомпонентной структурной схемы: неполных предложений с незамещенной позицией подлежащего (НПП) и неполных предложений с незамещенной позицией сказуемого (НПС) [8, с. 76].

Ученые отмечают, что характер источника восполнения информативной семантики той или иной незамещенной синтаксической позиции в неполных предложениях обусловливает закономерности их функционирования: неполные предложения с НПП используется преимущественно в моносубъектных фрагментах,  к которым относится описание-характеристика, неполные предложения с НПС функционируют,  как правило, в полисубъектных фрагментах визуального описания [8, с. 83].

Для безличных предложений М.В. Бохиева отмечает общую локализованность во времени, свойственную предикатам в форме категории состояния, а также их способность одним своим присутствием вносить в контекст микротемы значение ситуативности (За окном темно). Дезактуализировать же временную локализованность безличного предиката возможно с помощью распространителей, указывающих на время или условия проявления признака (Летом в доме прохладно), или компонентов в форме наречия всегда, редко, постоянно и т. д. [9]

Таким образом, в визуальном описании используются безличные предикаты в форме категории состояния без временных или условных распространителей и компонентов в форме наречия всегда, редко, а в характеристике – с данными компонентами и распространителями.

Сенсорная информация, получаемая человеком при восприятии пространства, вербализуется в виде текста визуального описания [10, с. 24], поэтому предсказуемым является наличие локусов в данном типе текста.

В  описании-пейзаже к пространственным ориентирам можно отнести названия частей местности и указания на них.

На севере разлеглась равнина, по ней бежали тени облаков; за изгибом стропи виднелись наполовину заросшие очертания аэродрома и строение, где содержался (…) самолет. (В. Набоков. Приглашение на казнь)

В данном примере используются собственно локализаторы (на севере, за изгибом стропи), а также слова, номинирующие наполнение пространства (равнина, очертания аэродрома и строение).

В описании-интерьере выделяются части помещения.

Все в нем (кабинете) так просто, незатейливо: желтенькие обои на стенах, низкий потолок, оклеен «Сыном отечества»; перед окном дубовый письменный стол и старое, высокое и глубокое кресло; у стены большая кровать красного дерева с ящиками; над кроватью рог, ружье, пороховница; в углу образничка с темными иконами… (И. Бунин. В поле)

В данном описании использованы средства, номинирующие обязательные элементы пространства, обозначающие составные части помещения (локализаторы: на стенах, перед окном, у стены, над кроватью, в углу; локус потолок, а также предметы, наполняющие интерьер: обои, стол, кресло, кровать, ружье, пороховница, образничка).

В описании-портрете указываются части внешнего облика человека.

На его бурых волосах, нечеловечески густых и крупных, таяло. С лаптей текло по полу. От ветхого бурого чекменя, надетого на грязную посконную рубаху, пахло курной избой. Изуродованные долголетней работой руки, корявые негнущиеся пальцы с трудом ловили картошки. (И. Бунин. Деревня)

Информация о структуре пространства в художественном описании – портрете зависит «от «выделенности» признаков внешности персонажа по мнению говорящего» [10, с. 26]. В данном случае перечисляются элементы, составляющие «биологический» облик человека (волосы, руки, пальцы), а также костюмные формы (лапти, чекмень, рубаха).

В описании предмета указываются его части.

Дом Бокаревой нечем не отличался от других домов в селе: выходил на улицу торцом, окна в резных наличниках, выкрашенные в фиолетовую краску, крыльцо во дворе, огороженном плотным забором из вертикально поставленных досок и вымощенном тоже досками, с пустыми надворными постройками и развешанной для сушки рыбой. (А. Рыбаков. Неизвестный солдат)

Структура пространства обозначена словами торец, наличники, окна, крыльцо.

Для описания-характеристики типичны временные указатели.

 В холеру девяносто второго года вся огромная семья Иванушки вымерла. Уцелел только сын, солдат, служивший теперь будочником на чугунке, недалеко от Дурновки. (И. Бунин. Деревня)

Особенную роль таких указателей можем наблюдать в характеристике,  опирающейся на биографические факты:

 С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери… Трех с половиной лет посадили меня на лошадь без седла… после, лет восьми другому дяде я часто заменял охотничью собаку… (С. Есенин. О себе)

Временные указатели придают глаголам, не имеющим лексически выраженного значения временной нелокализованности явлений, значение повторяемости, обобщенности действий.

Таким образом, для визуального описания свойственно использование пространственных ориентиров, а для описания-характеристики - временных. Однако и в описании-характеристике допустимы локусы, но «на фоне» временных указаний. В свою очередь в визуальном описании могут содержаться временные ориентиры, но не со значением повторяемости явлений, действий (как в описании-характеристике), а означая данный конкретный момент восприятия действительности, указывая на временность признака:

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась.

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела… (Пушкин. Зимний вечер)

Помимо учета функционирования временных и пространственных указателей, к средствам дифференциации типов описания можно отнести и функционирование разных групп прилагательных. В визуальном описании «всё многообразное содержание примеров сводится к перечислению сенсорных ощущений» [10, с. 20]. Известно, что качественные прилагательные по семантике обозначают прежде всего «эмпирийный признак» [12, с. 24], т.е. представляют собой наименования таких свойств и качеств, которые непосредственно воспринимаются органами чувств. Сюда могут быть отнесены прилагательные, обозначающие зрительно воспринимаемые признаки предмета (черный дым, усатый кот), обозначающие признаки предмета, воспринимаемые на слух (тихий голос, громкое эхо), со значением признаков предмета, воспринимаемых с помощью органов обоняния (затхлый воздух, чадный запах), с семантикой вкусовых признаков (сладкие ягоды, соленый суп), обозначающие признаки предмета, воспринимаемые осязательно (горячий чай, сырое сено), со значением признаков предмета, определяемых мышечным напряжением (легкая корзинка, мягкий воск), с семантикой признаков предмета, воспринимаемых несколькими органами чувств (рыхлый снег, зрелые плоды) [12, с. 24-25].

Прилагательные всех семи родов могут использоваться при  построении текстовых структур визуального описания:

Она (межа) вся зеленая, но еще по-весеннему мягкая, - чувствуется, как вдавливается в неё копыто (…) И ярко-голубые подснежники (…) пробиваются из коричневой, внизу гниющей, влажной, а сверху сухой листвы. (И. Бунин. Сосед).

Надышавшись на гумне ржаным ароматом (…) идешь к дому. Темнеет. (…) Крепко тянет душистым дымком вишневых сучьев. (И. Бунин. Антоновские яблоки).

Немало росло на ней (меже) ромашек, куриной слепоты…в остинках          были капельки горького меду. (И. Бунин. Веселый двор)

Поскольку в текстовых фрагментах описания-характеристики актуализируются постоянные внутренние свойства объекта, то в данной разновидности описания наиболее продуктивны рациональные качественные прилагательные:

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой. (Пушкин. Евгений Онегин)

Относительно функционирования оценочных прилагательных следует заметить, что традиционно констатировалось оценочное содержание описания-характеристики [6]:

Я дурная, я гадкая, испорченная, я недостойна вас, но я безумно люблю искусство. (И. Бунин. Митина любовь)

В ходе анализа выяснилось, что и в визуальном описании могут использоваться оценочные атрибуты, выражающие частнооценочные значения. Так, среди эмпирийных прилагательных выделяются лексемы с оценочным компонентом, это сенсорно-вкусовые, или гедонистические, оценки: вкусный – невкусный, душистый - зловонный:

Комната была небольшая, но очень уютная. В вазе стояли душистые цветы. Всё вокруг благоухало. (Пример составлен автором статьи)

Прилагательные, которые связаны с характеристикой запахов (ароматный, душистый), как правило, являются оценочными [12, с. 26].

Описанию-характеристике свойственны оценочные прилагательные, обозначающие ментально воспринимаемые признаки:

Жизнь сделала его грустным человеком. Он был замкнут, ничем не интересовался. (Пример составлен автором статьи)

Собственно оценочные прилагательные хороший – плохой могут использоваться как в визуальном описании, так и в характеристике, сочетаясь с соответствующими субстантивами:

Было жарко, душно. Кругом стоял дурной запах - в визуальном описании речь идет о сенсорно воспринимаемом явлении; Это был дурной человек. Никому от него не было покоя -  в характеристике актуализировано психологическое, ментально воспринимаемое значение.

В текстах визуального описания собственно оценочные прилагательные хороший – плохой могут «вставать» в ряд эмпирийных (Воздух в подвале был плохой, затхлый. Трудно было дышать), в описании характеристике – в ряд рациональных (Он плохой, ленивый человек. С ним трудно сладить) прилагательных, конкретизирующих их значение.

Относительные прилагательные используются в текстовых структурах и визуального описания, и характеристики. В первом случае они функционируют в ряду качественных:

 (Я вошел, посмотрел кругом): черные образа в углу (…) в комнате все несколько сумрачно, просторно, глубоко…потолок тёмный, деревянный, гладкий, из таких же тёмных, гладких бревен и стены… (И. Бунин. Жизнь Арсеньева)

Относительное прилагательное деревянный приобретает в контексте признак качественности, обозначая зрительно  воспринимаемый признак.

Во втором случае у относительных прилагательных актуализируется их непосредственное свойство обозначать постоянные, неизменяемые признаки предметов:

Сабо – деревянные башмаки. Употребляются как рабочая обувь сельским населением некоторых европейских стран. (Энциклопедический словарь)

Итак, в данной статье было проведено исследование с целью выявления интегральных и дифференциальных свойств визуального описания и описания-характеристики. Вышеизложенное позволяет сделать ряд выводов.

Тип описания (визуальное описание или описание-характеристика) определяется функцией заместителя говорящего (в нарративе) и характером получаемой информации (сенсорной или ментальной). В основе деления на данные типы описательного текста лежат следующие принципы временности или постоянности признаков описываемого объекта; наблюдаемости или ненаблюдаемости признаков, присущих объекту; локализованности или нелокализованности описываемых признаков во времени.

В текстовых структурах визуального описания более продуктивно использование субстантивов с конкретным значением, а также ЛСГ глаголов со значением действия конкретно- визуальных, ограниченных временем. Для текстов визуального описания продуктивным будет использование средств, выражающих структуру пространства, предсказуемых, в частности, при глаголах восприятия, имеющих бытийное значение в данном типе текста. К элементам, реализующим модель визуального описания, можно отнести  эмпирийные прилагательные, номинирующие свойства и качества, воспринимаемые органами чувств, атрибуты сенсорно-вкусовой оценки, а также относительные прилагательные, используемые в контексте качественных признаков. В данном типе текста используются глаголы с конситуативной семантикой, при которой явления предстают как зримые, наблюдаемые.

В визуальном описании продуктивно используются неполные предложения с НПС, а также безличные предикаты в форме категории состояния без временных или условных распространителей и компонентов в форме наречия всегда, редко.

Описанию-характеристике свойственны субстантивы с абстрактной семантикой, глаголы-характеристики, выражающие обобщенно отвлеченные явления, состояния или контекстуальные глаголы, а также употребление временных указателей, реализующих значение обычности, постоянности явлений (в частности, при глаголах восприятия со значением развития признаков, бытийным значением, семантикой бытийности с постоянным свойством), атрибутов с рациональной семантикой, отражающей внутренние свойства объекта. В данной разновидности описательного текста могут использоваться  оценочные прилагательные со значением ментально воспринимаемых признаков, а также относительные прилагательные с семантикой постоянных, неизменяемых свойств объекта. Глаголы функционируют в абсолютивном значении, актуализирующем постоянные свойства предмета.

Для описания-характеристики свойственно использование неполных предложений с НПП, а также безличные предикаты в форме категории состояния с временными или условными распространителями и компонентами в форме наречия всегда, редко.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.