Статья 'Марксизм-ленинизм и христианство: «успехи» коммунистической власти в России' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Марксизм-ленинизм и христианство: «успехи» коммунистической власти в России

Баринов Николай Николаевич

протоиерей, настоятель храма в честь святых Царственных страстотерпцев Рязанская епархия РПЦ

390020, Россия, Рязанская область, г. Рязань, П. Дягилево,, ул. Московское Шоссе, 65 Б

Barinov Nikolai Nikolaevich

Protoiereus, Elder of the Temple in honor of the Holy Royal Martyrs, Ryazan Eparchy of the Russian Orthodox Church

390020, Russia, Ryazanskaya oblast', g. Ryazan', P. Dyagilevo,, ul. Moskovskoe Shosse, 65 B

o.nikolaos@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2022.12.39453

EDN:

WGDWUY

Дата направления статьи в редакцию:

19-12-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: В данной статье производится анализ успехов власти коммунистической партии в России и методов их достижения с точки зрения православного христианства. Актуальность исследования обусловлена тем, что эта тема прямо связана с устройством общества, и по данному вопросу ведутся (часто острые) дискуссии. В настоящей работе проводится историко-богословский анализ изучаемой темы на основе критического исследования работ В. Ленина, его ближайших соратников, историко-богословских работ и исторических документов по изучаемому вопросу. В данной статье производится попытка представить системный анализ исследуемого предмета, проводится апелляция к оппонентам. Новизна исследования заключается в том, что многие документы впервые анализируются в связи с изучаемой темой. Также более подробно и систематично, по отношению к имеющимся трудам выполняется анализ данного предмета. Целью работы является критическое изучение исторических документов, а также историко-философских трудов по исследуемому вопросу. В статье делается вывод, что методы достижения успехов большевиков в России несовместимы с христианством. Кроме того, атеистическое строительство подобно постройке Вавилонской башни, остановленной Богом, т. е. с точки зрения Православия успехи большевизма нельзя назвать успехами, и миллионы душ, насильно оторванных от Бога в результате насаждения атеизма многократно перечеркивают все достижения СССР.


Ключевые слова:

Православие, Христианство, достижения коммунизма, Вавилонская башня, Церковь, шарашки, православная монархия, нравственность, государственное устройство, методы большевиков

Abstract: This article analyzes the successes of the Communist Party's power in Russia and the methods of achieving them from the point of view of Orthodox Christianity. The relevance of the research is due to the fact that this topic is directly related to the structure of society, and there are (often acute) discussions on this issue. In this paper, a historical and theological analysis of the topic under study is carried out on the basis of a critical study of the works of V. Lenin, his closest associates, historical and theological works and historical documents on the issue under study. In this article, an attempt is made to present a systematic analysis of the subject under study, an appeal is made to opponents. The novelty of the research lies in the fact that many documents are analyzed for the first time in connection with the topic under study. Also, in more detail and systematically, in relation to the available works, the analysis of this subject is carried out. The aim of the work is a critical study of historical documents, as well as historical and philosophical works on the issue under study. The article concludes that the methods of achieving the successes of the Bolsheviks in Russia are incompatible with Christianity. In addition, atheistic construction is like the construction of the Tower of Babel, stopped by God, i.e. from the point of view of Orthodoxy, the successes of Bolshevism cannot be called successes, and millions of souls forcibly torn away from God as a result of the planting of atheism repeatedly crossed off all the achievements of the USSR.


Keywords:

orthodoxy, christianity, achievements of communism, The Tower of Babel, Church, sharashki, orthodox monarchy, morality, the state system, methods of the Bolsheviks

Данная работа продолжает исследования автора по теме сравнения теории и практики православного христианства и марксизма-ленинизма и их совместимости [7] [8] [9] [10]. Рассматривается именно учение по линии К. Маркс – В. Ленин как основы государственного строя СССР, хотя и претерпевшего в ходе истории значительные трансформации. Настоящее исследование есть также своего рода продолжение работы профессора ВДС священномученика Иоанна Восторгова по этому вопросу с позиции Православия [17]. Он писал свою работу более века назад. Тогда многие социалистические и революционные теории еще только создавались. После 1917 г. в России большевики применили их на практике. Поэтому в настоящее время появилась возможность рассмотреть использование идей марксизма-ленинизма в теории и практике в сравнении с учением православного христианства. Помимо Священного Писания, Православная Церковь, в отличие от других течений христианства, руководствуется также православным Преданием, частью которого является учение отцов Церкви. Особенно важны их суждения, сформированные на основании consensus patrum. Поэтому в статье рассматриваются и их мнения. В работе проводится анализ трудов В. Ленина и его ближайших сотрудников. Используются также многочисленные исторические источники. Наиболее важные выдержки из них, которые могут быть интересны читателю, приведены дословно.

По вопросу сравнения христианства и марксизма-ленинизма и социализма вообще имеется много работ различных мыслителей. Метаанализ их приведен в предыдущих статьях автора, где можно ознакомиться с ним и где показано, что тема является актуальной [9] [10]. Из-за большого объема данной статьи здесь он не приводится. Многие современные политические деятели дискутируют (иногда довольно остро) по изучаемой теме [59] [67]. Предметом исследования данной работы выбрано изучение методов завоевания и укрепления власти большевиков и успехов России под их руководством. В предыдущих работах автора эти вопросы предметно не рассматривались. Крайняя актуальность изучения православного понимания исторических и философских аспектов жизни общества, в т. ч. при коммунистическом правлении в России, обусловлена и тем, что почти 70% её граждан исповедует православную веру [18]. Хотя многие из этих людей малоцерковны, тем не менее значительная, вероятно, даже большая часть населения России понимает жизнь общества именно в православном ключе. Исследование православного и более широкого христианского взгляда на эти вопросы имеет не только научную, но и практическую ценность. Оно поможет избежать в будущем общественных потрясений а, возможно, даже и гражданских войн при принятии важных решений, касающихся жизни общества. Тем более, что в случае принуждения к нарушению законов Божиих Церковь вправе отказать государству в послушании (Деян. 4, 19), как уже говорилось в предыдущей работе автора [8]. Актуальность работы подтверждается ещё и тем, что настоящее время производятся попытки соединения учений христианства и коммунизма на научно-философской основе [9]. Поэтому необходимо изучить, насколько обоснованы эти попытки. Основным методом исследования является сравнительный анализ исторических документов, работ теоретиков коммунизма и учения Православия. Во многих случаях проводится богословская оценка этих источников, что совершенно необходимо в теологической работе.

1. Победа вооруженного восстания 1917 г.

Восстание против власти с точки зрения православного христианства является грехом, т. е. преступлением (Рим. 13, 1). Соответственно, и сами методы захвата власти в России большевиками были антихристианскими [16, с. 101-103]. В. Ленин с помощью различных криминальных элементов пополнял большевистскую казну [17, с.13] [6, с. 249]. Для участия в демонстрациях большевики подкупали людей деньгами [56, с. 118]. «Вождь пролетариата» вел себя соответственно ― Г. В. Плеханов обвинял его в воровстве партийных средств [56, с.227]. Большевики также «подписывали клятвенные обещания верности царю при вступлении в Государственную думу», которые не собирались выполнять [46, с. 579-580]. Позже, по словам эсера В. М. Чернова, В. Ленин преступил и «советскую присягу», поскольку нарушил клятву подчиниться Учредительному собранию и «стал лжецом, укравшим народное доверие» [6, с. 379]. С точки зрения Православия, клятвопреступление ― большой грех. Христос сказал: Отойдите от меня, проклятые, в огонь вечный (Мф. 25, 41) Согласно 64–му правилу Василия Великого, клятвопреступник наказывается на 10 лет. Писание говорит: Лучше вор, нежели постоянно говорящий ложь; но оба они наследуют погибель (ад – Авт.)(Сир. 20, 28). Исходя из приведенной информации, В. Ленин с большевиками подходят под оба эти понятия.

Некоторые из приведенных сведений взяты из воспоминаний начальника контрразведки Петроградского военного округа Б. В. Никитина. В его мемуарах есть отдельные расхождения с данными его начальника П. А. Половцова. Но последний был значимым деятелем масонства, поэтому едва ли можно доверять его информации. (О причинах этого недоверия и масонстве вообще см. в статье автора [10].) Кроме того, многие сведения Б. В. Никитина получили документальные подтверждения, в т. ч. по свидетельству английского генерала А. У. Нокса. Поэтому Ю. Емельянов вполне объективно считает воспоминания Б. В. Никитина ценным историческим источником [26, с. 120-121, 124].

А. А. Арутюнов поддерживает некоторые сомнительные исторические версии, например, достоверность документов Сиссона, поэтому в данной работе из его книги взяты только цитаты исторических документов. Но множество информации о преступных методах большевиков, приводимых А. А. Арутюновым, подтверждается и их источниками. Например, в переписке М. Ф. Андреевой есть письмо к ней Л. Б. Красина (1908 г.), где он пишет о подготовке обмана богатой вдовы, чтобы женившись на ней, отобрать у неё деньги для партии [6, с. 249].

Итак, преступными антихристианскими методами большевики пришли к успеху переворота 1917 г. С точки зрения социальной психологии В. П. Булдаков характеризует врыв массового нечеловеческого насилия революции как «человеческую психопатологию», «одну из форм социального умопомрачения», «истерику цивилизации» [12, с. 10, 217, 514], что соответствует действительности.

Чтобы взорвать Россию изнутри, во время Первой мировой войны германские власти провезли В. Ленина с сообщниками в запечатанном вагоне через Германию. Э. Людендорф писал: «Посылая Ленина в Россию, наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправдано, Россию нужно было повалить» [2, с. 37]. У. Черчилль высказался об этом так: «Немцы забросили Ленина в Россию точно так же, как можно отправить пробирку с возбудителями тифа или холеры, чтобы ее содержимое отравило запасы воды огромного города. И их планы осуществились с поразительной точностью» [51, с. 352]. Один из руководителей немецкой разведки в Стокгольме телеграфировал в германский МИД: «Приезд Ленина в Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели бы» [3, с. 38]. У. Черчилль в 1919 г. писал: «Ленин… с демонической силой начал рвать на части все институты, от которых зависело существование Российского государства и русского народа. Россия была повержена» [51, с. 352]. И еще: «Судьба обошлась с Россией безжалостно. Ее корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили (Т. е. когда до победы и мира оставалось совсем немного.― Авт.)» [96, с. 183]. Существуют факты, которые в наше время позволяют считать доказанным, что В. Ленин с сообщниками не только финансировались Германией, но и в прямом смысле были немецкими шпионами. Причем здесь мы не приводим ссылки на документы Сиссона и другие источники, вызывающие сомнения.

Русская агентура в Швейцарии, установила, что 28.12.1916 г. В. Ленин, «озираясь, вошел в немецкое посольство», т. е. старался остаться незамеченным. Он пробыл там больше суток и ночевал там (!). [19, с. 150]. Это позволяет сделать вывод, что немцы решали с ним вопросы чрезвычайной важности. В коллекции Российского военного агента в Копенгагене генерал-майора С. Н. Потоцкого сохранился оригинал телеграммы полковнику Бранту: «Германское правительство, желая вывести Германию из тяжелого положения, во что бы то ни стало хочет заключить мир с Россией. С этой целью высылает социал-демократов из нейтральных стран в Россию. Плата — большие деньги» [3, с. 39].

В архиве Гуверовского института хранится донесение агента по кличке «Штурман»: «После берлинского совещания русских максималистов (агентов германского генерального штаба) во главе с Лениным и Парвусом (А. Гельфандом — Авт.) все деловые, организационные работы и сношения с Россией, дабы не компрометировать большевиков, велись только из стокгольмской штаб-квартиры. Но позже, ввиду целого ряда разоблачений, появившихся в русских газетах о деятельности русских большевиков… с согласия германского генерального штаба их штаб-квартира была переведена в Копенгаген и во главе ее стал один из содеятелей Парвуса, социал-демократ Радек. <…> Ленин… в Финляндии и занят агитационной работой для провозглашения независимости Финляндии (т. е. предательством России для разрушения государства ― Авт.). Фюрстенберг-Ганецкий остался в Стокгольме для руководства оставшимися там большевиками. Последняя победа экстремистов в Петрограде есть следствие работы вышеуказанной группы, а также великолепно организованной связи ее с Россией… Очень многие из членов вышеупомянутой организации продолжают в России и сейчас свою преступную против Родины работу… Коллонтай, Раковский, Луначарский, Зиновьев, Троцкий и Каменев — все они определенно состоят на службе у германского генерального штаба… в целях разведочного характера. Через свои организации, при деятельном содействии части "большевиков", наши враги имели и имеют очень важные сведения о передвижениях войск и прочие…» [19, с. 151-152].

Еще один доклад «Штурмана» говорит, что «главарь и руководитель женевской группы большевиков Павел Лебедев», который «был одним из главных содеятелей Ленина, Луначарского и Зиновьева… виделся с первым секретарем германского консульства Гофманом, от которого получил большие деньги и список лиц, с которыми он должен был встретиться в Стокгольме и от них уже должен был получить инструкции о своей деятельности в России» [19, с. 151-152].

Одним из каналов финансовой помощи из Германии были Я. Ганецкий и К. Радек (Собельсон), получавшие деньги для революции от Парвуса (А. Гельфанда), который, в свою очередь, получал их от германского правительства на подрывную работу в России [26, с. 125-127]. Апологет большевиков А. Колганов признает, что Парвус представил рейхсканцелярии в марте 1915 г. документ, озаглавленный «Подготовка массовой политической забастовки в России». В нем он предлагал подорвать Россию изнутри, опираясь на националсепаратистские и радикальные социалистические организации, в т. ч. большевиков. Он имел связи с Я. Ганецким, который контактировал с В. Лениным. Далее, как пытается представить дело А. Колганов, факты заканчиваются, «никаких фактов связи Парвуса с В. И. Лениным» после 1905 года не было [38, с. 185], и всё остальное о немецком золоте есть «паутина лжи и клеветы» [38, с. 200]. Попытаемся разрушить эту «паутину лжи и клеветы» и установить истину.

В. Ленин заявлял: «Всякий грамотный человек знает или легко может узнать, что ни о каких абсолютно политических или иных отношениях наших к Парвусу не может быть и речи [47, Т. 34 с. 6]. Но К. Александров, проводивший исследования в русских архивах США, приводит дополнительные подтверждения прямой связи В. Ленина с Парвусом. То, что его статья опубликована в белоэмигрантском журнале, нисколько не снижает достоверность его информации. Скорее наоборот, как раз постоянное использование лжи и клеветы, как инструмента достижения своих целей большевиками (что многократно показано в данной статье) делает их аргументацию сомнительной и ангажированной. По данным К. Александрова, комендант станции Торнео перехватил адресованные Парвусу телеграммы. Они содержали фразы: «Работа продвигается очень успешно», «мы надеемся скоро достигнуть цели, но необходимы материалы», «присылайте побольше материалов», «будьте архиосторожны в сношениях». Два присяжных графолога проведя экспертизу, идентифицировали автора. Им оказался В. Ленин [3, с. 37]. Эта информация подтверждается Б. В. Никитиным [56, с. 110]. В цепочку передачи этих сообщений оказалась вовлечена А. Коллонтай. Был задержан уходящий с ее дачи некий Лурье с письмом, адресованным Парвусу от В. Ленина, в котором последний упрашивал адресата «прислать побольше материала» [26, с. 128]. В России тогда была полная свобода печати, и не было нужды присылать печатные материалы секретно. Бизнесом В. Ленин не занимался. Также едва ли В. Ленин, шифруясь словом «материалы», просил прислать побольше секретных шпионских инструкций. Это полная бессмыслица, даже для шпиона. Остается одно. Деньги [56, с. 110]. Т. е., как видно из приведенных источников, В. Ленин имел прямые сношения с Парвусом, и разбираемое здесь заявление В. Ленина является ложью. С христианской точки зрения: Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет (окажется в аду – Авт.)(Прит. 19, 9).

Но лучше всего будет разоблачить «паутину лжи и клеветы» словами самого же В. Ленина. Через газету «Рабочий и Солдат» (№№ 3 и 4 от 26 и 27 июля 1917 г.) он заявлял: «Гнусная ложь, что я состоял в сношениях с Парвусом… у Ганецкого были денежные дела с Парвусом, а у нас с Ганецким никаких [47, Т. 34 с. 30-31]. Но за три месяца до этого (12 апреля 1917) В. Ленин писал: «Товарищам Ганецкому и Радеку… Дорогие друзья! До сих пор ничего, ровно ничего: ни писем, ни пакетов, ни денег от вас не получили…[47, т.49, с. 437-438]. Т. е. В. Ленин имел сношения с Я. Ганецким и ожидал от него присылки денег и пакетов, хотя, по его заявлению, у него с ним якобы не было никаких дел.

В газете «Новая Жизнь» 11 (24) июля 1917 г.В. Ленинзаявлял: «Впутывают коммерческие дела Ганецкого и Козловского, не приводя ни одного факта… А мы не только никогда ни прямого, ни косвенного участия в коммерческих делах не принимали, но и вообще ни копейки денег ни от одного из названых товарищей ни на себя лично, ни на партиюне получили» [47, Т. 34, с. 6-7]. А ранее (21 апреля 1917 г.) В. Ленин, который якобы не получал от «названых товарищей» «ни копейки»писал Я. Ганецкому: «Деньги (две тыс.) от Козловского получены. Пакеты до сих пор не получены… С курьерами дело наладить нелегко, но всё же примем все меры. Сейчас едет специальный человек для организации всего дела [47, т.49, с. 437-438]. Т. е. деньги большевики тогда уже начали получать и налаживали каналы для их доставки. Поэтому именно В. Ленин был мастером, выражаясь его словами, «гнусной лжи». Позднее по образу его действий в СССР создадут мощную цензурно-пропагандистскую машину, которая будет топить крупицы правды в море обмана [5, с. 104, 109, 112, 115-116, 258, 260, 311] [27]. Советские пропагандисты будут «без стеснения лгать и искажать факты, поскольку нечувствительны к призывам к сохранению человеческого достоинства» [44, с. 185]. Это тоже можно назвать успехом марксистско-ленинской власти, только совершенно антихристианским. Христос сказал фарисеям: Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего… ибо он лжец и отец лжи (Ин. 8, 44). Исходя из проведенного анализа, сказанное Христом относится к В. Ленину и большевикам.

Можно частично согласиться с А. Колгановым, который считает неправдой утверждение, что Октябрьская революция — результат «заговора Парвуса» [38, с. 200]. Вероятно, один Парвус не сыграл в ней главной роли, хотя и оказал ей большое содействие. Но сегодня можно вполне определённо утверждать, что пораженческая деятельность большевиков и подготовка ими захвата власти в России финансово в больших масштабах поддерживались Германией, в т. ч. по линии Парвус — Ганецкий — Суменсон — Козловский — Ульянов [3, с. 38]. Российская контрразведка собрала материал, обличающий В. Ленина и большевиков в связи с немцами, но Петросовет запретил обнародовать эти данные [26, с. 128]. По чековым книжкам Е. Суменсон контрразведка установила, что некоторые выплаты М. Козловскому достигали 100 тыс. руб. [2, с. 38] Е. Суменсон была арестована, но вскоре отпущена под залог. Американский историк С. Ляндерс отрицает зашифрованный характер переписки Е. Суменсон и Я. Ганецкого, но он признаёт сам факт финансирования Германией русской революции, что подтверждают и архивные данные МИД Германии [26, с. 132].

В 1915 году Парвус получил от Германии первый миллион рублей для подготовки революции в России. С. Ляндрес считает, что, вероятно, финансирование Парвусом большевиков шло через его собственных агентов [26, с. 132]. 23 января 1916 года германский посланник в Копенгагене сообщил канцлеру, что Парвус «вернулся в Копенгаген после трех недель пребывания в Стокгольме, где он встречался с русскими революционерами… Сумма в 1 млн. рублей, предоставленная в его распоряжение, была немедленно выслана, уже доставлена в Петроград и используется по назначению» [19, с. 149]. Контрразведка установила, что на счету Е. Суменсон в Сибирском банке лежал миллион рублей. Вполне возможно, это был тот самый миллион Парвуса. Накануне революции с этого счета было снято около 800 тысяч рублей [56, с. 116]. Отсюда напрашивается вывод, что революции без «печенок Нуланд» (мощного финансирования) имеют мало шансов на успех.

Существует высокоавторитетное свидетельство Э. Бернштейна, немецкого социал-демократа, который работал в архивах МИД Германии. В газете «Форвертс» он заявил: «Ленин и его товарищи действительно получили от императорской Германии огромные суммы — что-то свыше 50 миллионов золотых марок» [19, с. 225]. Он назвал это «нечистоплотной политической авантюрой» Ленина [19, с. 223]. Статья Э. Бернштейна вызвала протесты немецких коммунистов, обвинивших его в клевете. На это он публично ответил, что «более всего желал бы представить этот случай на рассмотрение международного следственного комитета». Однако заинтересованных устраивать разбирательство и подавать на него в суд не нашлось [19, с. 11].

Э. Людендорф в интервью газете «Freie Presse» сказал: «…революция в России — не случайность, а естественный и неизбежный результат нашего ведения войны... Это плод нашей победы» [72, с. 267]. Таким образом, ничем иным, как предательством Родины успехи большевиков в захвате власти в России и проведением пораженческой агитации в армии на немецкие деньги, назвать нельзя. Плехановская газета «Единство» писала: «Эй, вы, пассажиры германского казённого поезда! Не мешайте русской армии защищать Россию!» [2, с. 38].

О. Чернин, министр иностранных дел Австро-Венгрии в то время писал: «За последние дни я получил надежные сведения о большевиках. Вожди их почти все евреи с совершенно фантастическими идеями, и я не завидую стране, которой они управляют. Но нас, конечно, в первую очередь интересует их стремление к миру… Немецкие генералы, возглавляющие, как известно, всю германскую политику, сделали, как мне кажется, все возможное для того, чтобы свергнуть Керенского и заместить его "чем-нибудь другим". Это "другое" теперь заступило его место и желает заключить мир, необходимо, следовательно, взять быка за рога…» [72, с. 422-423].

Ожидая от большевиков прекращения войны, Германия и после октябрьского переворота 1917 г. продолжала финансировать большевиков. Германский посланник Люциус отправил в Берлин в Министерство иностранных дел телеграмму советнику отдела МИД Германии Д. фон Бергену, заведовавшему организацией подрывной работы в России: «Вышлите, пожалуйста, 2 млн. из военного займа на условленные расходы». Это было 9 ноября 1917 г. Потом были выделены еще 15 млн. марок «на политическую пропаганду в России». [72, с. 259]. Инструкция из Берлина 18 мая 1918 г. послу Мирбаху гласила: «Используйте, пожалуйста, крупные суммы, так как мы заинтересованы в том, чтобы большевики выжили, в вашем распоряжении фонды Рицлера. Если потребуется больше, телеграфируйте, пожалуйста, сколько...» [72, с. 307]. Множество документов, подтверждающих измену большевиков и финансирование их немцами, собранных Ю. Г. Фельштинским, можно изучить в его книге «Германия и революция в России. 1915–1918. Сборник документов» [19]. Приведенных же в данной статье источников и их анализа вполне достаточно, чтобы чётко и ясно доказать, что успех большевиков в захвате власти в России был достигнут в т. ч. ценой предательства Родины и шпионской работой на врага. Без немецкого финансирования большевики едва ли смогли бы удержаться у власти, а, возможно, даже и захватить эту власть.

2. Брестский мир

Большевистские лидеры понимали, что отказ от заключения мира с немцами будет автоматически означать и отказ от финансовой помощи, которую они стали постоянно получать от Германии после своего прихода к власти, а это неминуемо приведет к их падению [72, с. 275]. Поэтому следующим крупным «успехом» большевиков было подписание Брестского мира. В. Ленин щедро отплатил своим спонсорам. По Брестскому миру большевики отдали огромную часть территории Российской Империи немцам. Фактически эта огромнейшая уступка немцам была сделана В. Лениным, который преломил несогласие большинства [72, с. 286, 297]. Делегаты Седьмого экстренного съезда РКП(б), одобрившие Брестский мир, не были ознакомлены с текстом договора, В. Ленин скрыл, что Россия потеряла территории общей площадью 780 тыс. кв. км с населением в 56 млн. человек, где находилось более четверти всех железных дорог, третья часть текстильной промышленности, выплавлялось почти три четверти металла, добывалось почти 90 % каменного угля. Россия потеряла более четверти своих сельскохозяйственных угодий [72, с. 298]. Генерал А. Будберг записал в дневнике: «Прямо одурь берет от того, какой ценой расплачиваются большевики за предоставление им возможности захватить власть над Россией; ведь даже проиграй мы прямо войну, условия не были бы хуже и позорнее» [72, с. 286]. Это признают и многие современные историки: «Главным мотивом принятия этих унизительных условий было стремление любой ценой сохранить свою власть над Россией…» [21, с. 104].

Христианское учение тоже призывает к миру: «…война — страшное дело для тех, которые предпринимают ее без нужды, без правды, с жаждою корысти или преобладания, превратившейся в жажду крови. На них лежит тяжкая ответственность за кровь и бедствия своих и чужих. Но война — священное дело для тех, которые принимают ее по необходимости — в защиту правды, веры, отечества» [87, с. 481], — так святитель Филарет (Дроздов) выражает православное учение о войне. Святитель Феофан Затворник разъясняет, почему необходимо защищать Родину: «Воюют по любви к своим, чтобы они не подвергались плену и насилиям вражеским. Что делали французы в России? И как было не воевать с ними?» [74, с. 208] Как видно из этих цитат, Брестский мир, когда огромные территории Отечества были отданы захватчикам, когда миллионы людей, проживающих на них, оказались в оккупации, никак нельзя назвать согласным с православным христианским учением.

В народе этот мир был прозван «похабным» [21, с. 104]. Даже в самой РКП(б) большинство было против позорного мира. Это повлекло за собой экстраординарные заявления некоторых лидеров большевиков. В. Ленин потребовал немедленно принять немецкие условия, угрожая, что в противном случае он выйдет и из правительства и из ЦК [72, с. 294]. Л. Троцкий требовал принятия постановления о расстреле на месте любого, кто будет призывать к вооруженной борьбе против германской оккупации [68, с. 427]. По его приказу был расстрелян начальник морских сил Балтийского флота А. М. Щастный. «Преступление» А. М. Щастного состояло в том, что он не выполнил приказа Л. Троцкого о подготовке флота и морских сооружений к уничтожению и сдаче их немцам, согласно Брестским договоренностям А. М. Щастный был очень важным и опасным свидетелем того, что большевики находились и находятся в сговоре с германским правительством в ущерб интересам России [с. 182-184]. К тому же он разгласил секретную телеграмму Л. Троцкого и Е. Беренса от 21 мая 1918 года о денежной награде для тех, кто будет взрывать и топить корабли в случае необходимости [55, с. 115]. С точки зрения православного христианства А. М. Щастный совершил подвиг, а лидеры большевиков — преступление. Попытка К. Назаренко оправдать расстрел А. М. Щастного стремлением Л. Троцкого «наладить дисциплину», безусловно, несостоятельна. Он сам же приводит слова Л. Троцкого о том, что речь шла не о преступлениях А. М. Щастного, а о большевицкой «власти, которая хочет существовать», т. е. любыми способами [55, с. 115]. Причем гос. обвинитель Н. Крыленко (расстрелян в 1938 г.), заметил, что хотя смертная казнь отменена, но на основании "революционного правосознания" трибунал может приговорить А. М. Щастного к расстрелу [5, с. 217]. Это один из бесчисленных вопиющих фактов беззаконной «социалистической законности».

В. Ленин писал, что «во всех империалистских странах пролетариат должен теперь желать поражения своему правительству» [47, т. 26, с. 287]. Но «должен» был пролетариат только в воображении В. Ленина и подобных. Нигде кроме России (под влиянием В. Ленина) пролетариат сколько-нибудь существенно не поддержал поражение своих стран. И если бы в результате заключения Брестского мира Германии удалось победить Антанту, оккупация немцами огромных территорий России была бы окончательной.

Основная масса населения, даже смертельно устав от войны, не смогла примирить свою любовь к Родине с утопическими идеями большевиков и совершенно справедливо восприняла Брестский мир как предательство. Вот, например, выдержки из письма В. Ленину простого рабочего, члена его партии: «Товарищ Ленин! Я правоверный большевик. Если Вы честный человек, Вы должны в ближайшем нумере «Правды» опубликовать мои вопросы:

1. Кто разрушил нашу армию?

2. Кто проповедовал братание наших солдат с немцами?

3. Кто постоянно кричал на всех митингах и во всё горло, что немецкий народ не позволит Вильгельму наступать на Россию?

4. Кто постоянно орал во всё горло, что наше наступление на немцев будет ножом в спину нашим немецким товарищам?

5. Кто, наконец, не особенно давно читал в цирке «Модерн» лекцию под заглавием «Оборона страны или самооборона рабочего класса»? (Вероятно, выдержки из работы «Государство и революция» об отмене армии. ― Авт.)

Я заранее знаю, что Вы этих моих вопросов не напечатаете… мы, рабочие, теперь великолепно поняли и Вас, и Троцкого, и всех Ваших товарищей. Да здравствует Советская власть, но не Ваша!» [63, с. 56-57]

Советский историк Л. Спирин оправдывает заключение «похабного мира» тем, что «советская Россия не имела тогда сил противостоять немецкой армии» [75, с. 18]. Однако он «скромно» умалчивает, что большевицкая власть перед этим отдала приказ о полной демобилизации армии и открыла фронт немцам, хотя последние открыто заявили о начале наступления [72, с. 291]. Причем главная «заслуга» в заключении этого позорного мира с Германией принадлежит В. Ленину, который переломил сопротивление большинства [72, с. 294]. Это ещё раз подтверждает предательство Родины лидерами большевиков.

В. М. Чернов, лидер партии эсеров, открытом письме В. Ленину писал: «Вы давеча предсказывали: "контрреволюционеры пойдут на все, чтобы сорвать Учредительное Собрание. Если понадобится, они откроют для этого фронт немецким войскам". Вы сами знаете, что после этого произошло. Учредительное Собрание сорвали Вы, и фронт немецким войскам открыли также Вы» [6, с.375-377]. Разгон избранного народом Учредительного собрания по сути был еще одним военным переворотом, устроенным большевиками. А работа на врагов России была обычной практикой большевиков. Как признался Г. В. Плеханову ближайший сотрудник В. Ленина В. Д. Бонч-Бруевич, еще во время русско-японской войны они получали помощь от Японии. Также японские агенты помогали распространению ленинских изданий в Европе [19, с. 146-147] [17, с. 13]. И во время Первой мировой войны большевики выступали за поражение российской армии [72, с. 291]. Такую деятельность ничем, кроме как предательством Родины назвать нельзя. С точки зрения христианства, изменник подражает Иуде, предавшему Христа. После того как большевиками была расстреляна разрешенная ими же мирная рабочая манифестация в поддержку Учредительного Собрания, В. М. Чернов справедливо уподобил действия В. Ленина Иудиному поцелую «вечному образцу нравственной фальши и лицемерия» [6, с.379].

У. Черчилль писал: «Большевики одним махом лишили Россию двух чаемых вещей – мирной жизни и победы в войне: победы, которая была уже в руках страны, и мира, который она так желала обрести. У России украли то, что принадлежало ей по праву. Победа обернулась поражением. И жизнь этой страны превратилась в долгую и мучительную битву (сначала в Гражданской войне, а потом в десятилетиях массового террора ― Авт.)» [51, с. 99]. К мнению У. Черчилля можно добавить, что не будь революции 1917 г., Антанта вместе с Россией вскоре победила бы немцев, наступил бы мир и, вероятно, фашизма и Второй Мировой войны не было бы совсем. Но история не знает сослагательного наклонения.

Св. патриарх Тихон заявил: «Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага… принесет великий урон и горе, а отечеству неисчислимые потери… Увы, оправдываются слова пророка: «они говорят: «мир, мир!», а мира нет»… Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир. Этот мир, принужденно подписанный от имени русского народа, не приведет к братскому сожительству народов. В нем нет залогов успокоения и примирения, в нем посеяны семена злобы и человеконенавистничества. В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества» [83, с. 64-65].

Святитель Тихон оказался прав. Брестский мир вызвал распад России в виде образования по всей стране самых разнообразных (белых, красных, зеленых, националистических и т. д.) новых независимых правительств [90, с. 318-324, 327, 386]. Брестский мир вызвал впоследствии вторжение Антанты, поддержавшей сторонников войны с Германией в России. Брестский мир стал главной причиной Гражданской войны — белые воевали за единую и неделимую Россию, против предательских соглашений, отторгавших от страны огромные территории [92, с. 367]. (Но это стало и одной из причин поражения белого движения, т. к. только что образовавшиеся национальные государства боялись потерять независимость и не помогли белым армиям победить, хотя и были против большевиков). Брестский мир вызвал раскол и в стане самих революционеров и явился главной причиной вооруженного выступления левых эсеров (вероятно, это было не восстание, а попытка перенаправить курс советского правительства на разрыв Брестского мира, т. к. имея пропуска в Кремль, они даже не попытались арестовать большевистское правительство [68, с. 433] [61, с. 398-399]). Но это привело к отстранению их от власти и началу однопартийного правления, к диктатуре большевиков [75, с. 18-21]. У. Черчилль писал: «Я не считаю, что партия — это синоним демократии, потому что чем партий меньше, тем более жестокими они становятся» [51, с. 581]. Учитывая «нравственность» большевиков [7], по отношению к РКП(б) эти слова У. Черчилля можно назвать справедливыми.

3. Победа в Гражданской войне

3.1. Путь террора

Прежде, чем рассматривать следующий успех новой власти, необходимо остановиться на той ситуации, которая сложилась в России в то время. Положение большевиков стало очень шатким. Вдобавок к этому начала ощущаться нехватка продовольствия. Советник германской миссии К. Рицлер писал: «На нас надвигается голод, его пытаются задушить террором. Большевицкий кулак громит всех подряд. Людей спокойно расстреливают сотнями» [90, с. 366]. Была введена система распределения продовольствия. Однако, как справедливо писал У. Черчилль: «Уничтожив свободный рынок, вы создаете рынок черный» [95, с. 9]. Как ни боролись с ним большевики, у них ничего не вышло. Голодные люди искали способа обмена и покупки продовольствия.

Авторитет В. Ленина сильно упал и он, совсем недавно призывавший заключить Брестский мир из-за «силы германской армии», на V съезде Советов вдруг заговорил о слабости Германии [90, с. 376-377]. Антанта предложила помощь советскому правительству в обмен на разрыв Брестского мира [90, с. 372]. Многие большевики были против получения помощи от «империалистов», но ЦК проголосовал «за». В. Ленин не присутствовал, но прислал записку: «Прошу присоединить мой голос за взятие картошки и оружия у разбойников англо-французского империализма» [47, т. 35, с. 489].

Л. Троцкий на заседании ВЦИК предложил, для выхода из создавшегося положения разорвать Брестский мир и создать Красную армию «специально для возобновления мировой войны совместно с Францией и Англией против Германии». Тогда же советским руководством началось обсуждение с представителями Антанты планов совместных военных действий [90, с. 377]. Как вспоминали французский и американский представители в России Садуль и Робинс, «переговоры с Антантой о снабжении ими русской армии оружием, снаряжением и транспортными средствами, об оказании помощи инструкторами начались сразу же после победы социалистической революции…» [41, с. 304]. И эта помощь начала оказываться. Телеграмма: «Ваши слова: "советуем принять помощь англичан"… в посылке их незначительного, однако, отряда в помощь нашей Красной Армии?.. У аппарата тов. Сталин. Примите ответ: Помощь принять» [46, с. 235]. Так, меняя союзников и поочередно предавая их, большевикам удалось удержаться у власти.

Однако большевики всё же отказались от союза против Германии. Тогда Антанта высадила свои войска в некоторых местах России. По воспоминаниям У. Черчилля, их целью была не оккупация страны, а оказание помощи тем силам, которые желали освободить свою страну от немцев и продолжить войну с Германией, а также для того, чтобы спасти чехословаков от опасности уничтожения большевиками [97, с. 27]. Впоследствии, они оказали помощь и А. В. Колчаку, но только с тем условием, что его правительство разрешит всенародные свободные выборы в Учредительное собрание, которое определит государственное устройство России. А. В. Колчак дал согласие на это и на требование стран Антанты не поддерживать после победы восстановления сословных и классовых привилегий [97, с. 28]. По словам У. Черчилля: «Колчак был честен, благороден и неподкупен» и ему можно было доверять [97, с. 26]. Но, пока руководство стран Антанты, зная монархические взгляды А. В. Колчака, колебалось и вело с ним переписку, требуя письменных гарантий, время было упущено. Сформированная большевиками Красная армия набирала силу, а армия омского правителя слабела [97, с. 29].

Сначала Красная армия строилась на добровольных принципах. В ней была выборность командиров, коллективное командование, митинговое управление, когда на митингах бойцы обсуждали вопросы проведения операций. Боевые качества такой армии были низкими [21, с. 103]. Но такое положение дел оставалось недолго. Поток «сознательных добровольцев» в Красную армию стал быстро иссякать. Так, на заседании Петросовета 5 марта 1918 г. Зиновьев заявил, что в газетах сообщается, что в Москве записано в Красную Армию 80 тысяч добровольцев, а на самом деле только 3 тысячи [41, с. 369]. Это заявление Зиновьева также еще раз демонстрирует «правдивость» большевицких газет.

Видя такое положение дел, большевики вернулись к «старорежимному» слову «Отечество», выдвинув лозунг «Социалистическое Отечество в опасности» и перешли к принудительному формированию армии по образцу армии «ненавистного царизма» [21, с. 108]. В марте 1919 г. большинство делегатов VIII съезда партии, отвергнув взгляды «военной оппозиции» (И. Сталина, К. Ворошилова и др.), поддержало курс В. Ленина и Л. Троцкого на использование в Красной армии единоначалия, усиленной дисциплины и царских офицеров («военспецов») под контролем комиссаров. Эти меры, а также широкое применение репрессий в духе самых жестоких и кровавых событий человеческой истории позволили установить большевикам железную дисциплину. Был образован Реввоенсовет республики (РВСР), учреждена должность главнокомандующего, организован штаб. Председателем РВСР был назначен Л. Троцкий (убит ледорубом в 1940 г.), главкомом ― И. И. Вацетис (расстрелян в 1938 г.). Указанными методами большевикам удалось образовать 12 армий, устроенных по образцу дореволюционных российских вооруженных сил [21, с. 108]. Таким образом, полностью провалилась еще одна утопическая теория К. Маркса и В. Ленина, что новому строю необходимо будет «уничтожение постоянного войска и замена его вооруженным народом» [47, т. 33, с. 41]. То, против чего боролись большевики до октябрьского переворота, теперь, получив власть, они сами приняли на вооружение, причем соревнуясь в жестокости с самыми кровавыми режимами в истории человечества.

Так, Л. Троцкий учредил институт заложников из родственников царских офицеров-военспецов, служивших в Красной армии. В случае перехода на сторону белых заложники, в т. ч. жёны и дети этих офицеров уничтожались. Так, в марте 1919 г. в Петербурге расстреляли родственников офицеров 86-го полка, перешедшего к белым [5, с. 56] [53, с. 29]. Перед расстрелом женщины часто насиловались. Вообще изнасилования лиц женского пола стали обыденным явлением новой власти [53, с. 91-92, 95, 98, 120, 144, 151-154] [94, с. 217-219, 231].

Л. Троцкий также учредил заградотряды: «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади» [84, с. 393]. Причём в РККА мобилизовались насильно и «ненавистные буржуи» под страхом смерти. В. Ленин писал, что покончить с Юденичем «дьявольски важно». Нужно мобилизовать еще «тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича» [46, с. 304]. Террором красные пытались запугать и обороняющихся от них. Фрунзе телеграфировал: «…действуйте и подкупом и угрозой поголовного истребления» [46, с. 297].

Атеизм большевиков естественным образом привел их к тому, что люди ими рассматривались как «злые бесхвостые обезьяны», смерть которых мало что значит на пути к «светлому будущему». Тем не менее о своих «обезьяньих» потребностях и почестях они не забывали заботиться. Например, Л. Троцкого встречали «как члена императорской фамилии» с оркестром и почестями. «Чтобы подчеркнуть свою особую значимость, Троцкий постоянно возил с собой мешки с деньгами, предназначавшиеся для награждения отличившихся в боях красноармейцев». Нужно отдать ему должное, он весьма грамотно использовал свои возможности, применяя не только «кнут», но и «пряник», понимая, что используя только террор, трудно будет добиться победы. Имел он и большой ораторский дар, что так же сказалось на победах Красной армии [40, с. 46].

В Свияжске Л. Троцкий впервые применил «децимирование». Он писал: «Пароход причалил к пристани, дезертиры высадились, я назначил полевой трибунал, который приговорил к расстрелу командира, комиссара и известное число солдат (каждого десятого – Авт.). К загнившей ране было приложено каленое железо» [84, с. 385]. На заседании политбюро В. Ленин красными чернилами написал: «…поддерживаю это распоряжение всецело» [60, с. 109]. С тех пор это стало обычной практикой в Красной армии. Расстреливались также и «трусливые лжецы, прикидывавшиеся больными». «Страх, поселившийся в разношерстных, пестрых по составу рядах революционных бойцов, удерживал многих от бегства к своим семьям от опостылевшей войны» [40, с. 44].

Но децимирование не всегда приводило к улучшению дисциплины. Л. Троцкий писал, что «децимированный ком. состав расшатан чисткой», поэтому «может оказаться, что у нас не армия, а карточный домик» [46, с. 483]. Поэтому большевики использовали любые возможности. К репрессиям привлекались даже немецкие военные части, что еще раз косвенно подтверждает «германский след» в русской революции: «На западной границе в районе Пскова были случаи, когда для усмирения взбунтовавшихся красных частей приглашались германские войска» [90, с. 405].

Поскольку ведение всеобщей принудительной воинской повинности проходило с большими трудностями, Л. Троцкий предложил усилить репрессии. Облавы на не желавших воевать за красных возлагались на уездного военного комиссара. Предписывалась «суровая расправа» «с теми "кулаками" (кавычки ― Авт.), которые содействуют дезертирству и провоцируют его» [40, 136]. Наиболее злостных уклонистов приказывалось наказать, а из остальных сформировать штрафные роты или штрафные батальоны: «При запасном батальоне может быть организована штрафная рота для дезертиров и провинившихся в более серьезных нарушениях дисциплины и долга. Все части Красной Армии должны быть пропущены через запасные батальоны» [40, с. 196-197].

Под дезертирством в годы Гражданской войны понималось любое уклонение от военной службы, в т. ч. неявка граждан на призывные пункты по повестке о мобилизации [60, с. 108]. Пропаганда большевиков позиционировала РККА как армию трудового народа. На самом деле, этот трудовой народ, даже под угрозой расстрелов в подавляющем большинстве не хотел воевать за власть большевиков. В 1919 г. наряды по мобилизации пополнения в войска выполнялись лишь на 50%. А по причине дезертирства из маршевых рот, на фронт прибывало только 50% из тех, кого удалось мобилизовать. Военное ведомство и ВЧК разработали меры строгой ответственности за дезертирство для семей и родственников людей, призванных в РККА и круговой поруки для самих мобилизованных [60, с. 111]. Тем не менее, например, в 1920 г. переброшенная для войны с Польшей дивизия, по прибытии на место недосчиталась 50% личного состава. А всего за годы Гражданской войны уклонения от явки к призыву составляли 75%, не считая побегов из армии [60, с. 114].

Для чистки улиц и казарм, рытья окопов начали принудительно формироваться тыловые части из буржуазии и интеллигенции, что фактически означало возрождение рабского труда. А «лучшие» представители буржуазии, показавшие верность власти, отправлялись в строевые части [89, с. 182]. Красная армия приняла участие и в ограблении деревни. Л. Троцкий писал: «Необходимо лучшие, организованные отряды бросить в области, богатые хлебом» [89, с. 181].

Все эти совершенно человеконенавистнические антихристианские действия Л. Троцкий проводил не самостоятельно, он действовал «с одобрения ЦК» [40, с. 43, 223, 422, 437]. На упреки против Л. Троцкого в самодеятельности В. Ленин отвечал, что обвинение в том, что «он не проводит политику ЦК, — это сумасшедшее обвинение… по каждому крупному вопросу стратегии — не было ни разу, чтобы не было ЦК» [40, с. 434-435]. На митинге сотрудников ВЧК В. Ленин заявил: «"Когда нас упрекают в жестокости, мы недоумеваем, как люди забывают элементарнейший марксизм". И в соответствии с указаниями вождя "элементарнейший марксизм" вбивался свинцовыми пулями в головы тех, кто его "забывал"». [40, с. 45].

У. Черчилль справедливо писал: «Я ненавижу большевизм и большевиков не из-за их идиотской экономической системы или абсурдной доктрины недостижимого равенства. Мне ненавистен тот кровавый и разрушительный террор, который уготован каждому краю, в который они вторгнутся. Только благодаря этому террору их преступный режим и может существовать» [51, с. 99]. Поэтому он категорически выступал против признания коммунистической власти: «Признать большевиков ― то же самое, что легализовать гомосексуализм» [96, с. 183], ― в то время это считалось немыслимым.

3.2. Путь лицемерия, лжи и предательства

Действуя якобы от имени народа, большевики по частям уничтожали это самый народ, стравливая одни его части с другими (в т. ч. классы), создавая временные союзы с одними группами населения против других, а затем предавая и уничтожая своих бывших союзников самым беспощадным образом. «Кровавому царизму», с которым они в свое время боролись, далеко было до таких методов (см. выше) [32, с. 70-71]. «Вождь пролетариата» откровенно глумился над поверившими большевикам, называя их глупыми: «Гендерсон так же глуп, как Керенский, и потому помогает нам» [46, с. 504]. Также М. Горького В. Ленин отговаривал верить врачам-большевикам: «Упаси боже от врачей — товарищей вообще, врачей — большевиков в частности! Право же, в 99 случаях из 100 врачи — товарищи “ослы”… Пробовать на себе изобретения большевика — это ужасно!!» [47, т.48, с.224] Это относится почти ко всем, изобретениям большевиков. Так, обманывая своих бывших противников обещанием амнистии или зазывая их под предлогом проверки документов, они предательски их уничтожали.

Так было, и когда большевики приходили к власти в союзе с эсерами и меньшевиками, а потом эти революционные союзники были уничтожены. Так было много раз и во время Гражданской войны. Например, в Киеве в 1918 г. офицеров обманом вызвали в театр для «проверки документов». Расстреливали и рубили их прямо в театре. Было изрублено и убито около 2000 человек [53, с. 46].

Так было и с Н. И. Махно. Назначенный командиром бригады 1-й Заднепровской Украинской дивизии Красной армии, он внес большой вклад в победу над Деникиным. Но он выступал за социализм с анархистским уклоном, и, в отличие от большевиков, «с человеческим лицом» — против диктатуры одной большевистской партии, ограбления крестьян мерами хлебной разверстки, за ликвидацию ЧК, установление свободы слова, печати и собраний. Это, естественно, не нравилось руководству большевиков, узурпировавших власть [40, с. 158]. Он был объявлен вне закона, но добровольно сдал командование дивизии красным командирам, считая, что революционерам нельзя воевать друг с другом [98, с. 72] [40, с. 172]. Вскоре, опасаясь за свою жизнь, он перешел на нелегальное положение [40, с. 236]. Остались отряды верные ему. Большевиками было озвучено решение: «Ликвидировать все банды и те повстанческие организации, которые сегодня бьют Деникина и которые завтра будут гораздо опаснее для нас (Н. И. Махно — Авт.). Никакого чувства благодарности по отношению к ним быть не может. Здесь есть один путь, путь беспощадности» [40, с. 158]. Вскоре Н. И. Махно попробовал снова помириться с большевиками и предложил свою помощь коммунистам для борьбы с Врангелем, которую те приняли. Его части сыграли большую роль в захвате Крыма. Но коммунисты снова его предали, а расстрелы ими махновских командиров окончательно разорвали его отношения с большевицкой партией [98, с. 74].

Так же было и с донскими казаками. Председатель РВСР Л. Троцкий издал приказ: «Каждый офицер, который в одиночку или во главе своей части добровольно придет к нам из Красновского стана, будет освобожден от наказания…» [40, с. 132]. Но вскоре пришла телеграмма Я. М. Свердлова: «Немедленно организуйте концентрационные лагеря. Приспособьте какие-либо шахты, копи для работы в них пленных с содержанием их в качестве таковых». [40, с. 133]. Это вызвало протест донцов, поверивших в обещания Советской власти. В результате на территории Донской области на всю мощь заработала карательная машина большевиков, повергнув в ужас казаков, желавших перейти к мирной жизни. Пощады не было ни женщинам, ни детям, ни старикам. Казаки выгонялись из своих домов и на их места поселяли крестьян, привезенных из Воронежской области. Это, в свою очередь, вызвало казацкое восстание. Пламя борьбы против кровавого коммунистического режима охватило почти всю территорию Верхнего Дона. РВС Южного фронта направил приказ войскам о скорейшей ликвидации восстания путем сожжения восставших станиц, расстрела каждого пятого или десятого казака, массового взятия заложников [40, с. 137-138].

Так было и в Крыму. Было выпущено несколько воззваний к защищавшим полуостров офицерам и солдатам врангелевской армии, обещавших амнистию сдавшимся [53, с. 66] [1, с. 133]. Был издан приказ Реввоенсовета Южного фронта: «РВС Южного фронта призывает всех бойцов Красной армии щадить сдающихся и пленных. Красноармеец страшен только для врага. Он рыцарь по отношению к побежденным». За этим последовала массовая сдача в плен белых солдат и офицеров, поверившим коммунистам. Но В. Ленин жёстко отчитал Реввоенсовет и командующего телеграммой по прямому проводу, в которой он заявил, что «крайне удивлен непомерной уступчивостью» и что с противником «нужно расправиться беспощадно» [1, с. 133-134].

Однако большевики и не собирались исполнять своих обещаний. «Они заранее готовились к так называемой "крымской операции", наращивали и укрепляли чекистские подразделения, формировали комендантские, конвойные и расстрельные команды… ЦК РКП (б) мобилизовал в центральной России и направил на Южный фронт многие сотни профессиональных и наиболее безжалостных организаторов террора… судьба военнопленных была предрешена… применяя к военнопленным насилие, издевательства и умерщвление их в массовом порядке, большевики возродили наиболее жестокие и темные стороны истории человечества. Они переняли эти позорные и дикие методы древности ради главной цели — создания "коммунистического рая" на земле» [1, с. 135]. Таково было объявленное «рыцарство» большевиков.

На Кубани и в Туркестане, как и в Крыму, и на Дону применялся тот же метод. Например, объявлялась регистрация для лиц, служивших у белых. Не предвидя ловушки, люди, поверившие большевикам, спешили регистрироваться, но на самом деле они шли навстречу своей смерти [53, с. 60]. Так, в Севастополе для регистрации и якобы последующего трудоустройства бывшим врангелевским офицерам предложили прибыть на городской стадион. Когда же те собрались, их окружили, вывезли группами за город и расстреляли [1, с. 8]. В Петрограде такой же прием был применён по отношению к офицерам Балтийского флота, служившим с самого начала советской власти и не участвовавшим ни в каких антибольшевицких движениях. 22-го августа 1921 г. была объявлена перерегистрация. Многие пришли прямо со службы, но были схвачены, погружены в вагоны и отправлены в концлагерь [53, с. 61].

По сути такая же история произошла и с «военспецами» — бывшими царскими и белыми офицерами, поверившими большевикам и воевавшими за них в Гражданской войне. Сначала им объявлялись амнистии. Однако начиная с 1926 г. начались крупные процессы: офицеров Финляндского полка, командиров национальных частей Кавказской армии, бывших офицеров-казаков, морских специалистов и т. д. Тогда эти дела еще не получили всесоюзного распространения. Массовые аресты бывших царских офицеров начались в СССР в 1930 г. Было осуждено, в т. ч. к расстрелу свыше 10 тысяч человек (дело «Весна»). После 1931 г. профессионально подготовленных еще при царской власти в России «военспецов» осталось совсем немного. В 1937-1938 гг. в результате «чистки» РККА в числе арестованных и расстрелянных снова оказались оставшиеся в живых бывшие «военспецы» [82, с. 17-20].

Эти методы можно назвать как большевицкими, так и фашистскими, поскольку нацисты их так же широко использовали. Например, они создавали эйнзацгруппы, единственная задача которых состояла в убийстве евреев. В оккупированных ими советских городах они издавали приказы об обязательной регистрации евреев, большинство из которых подчинялось, не подозревая об опасности. Из шести миллионов евреев, убитых немцами, от одного до полутора миллионов уничтожено эйнзацгруппами [81, с. 296-297]. Но ради справедливости нужно заметить, что и среди иудеев есть некоторые течения явно шовинистической, почти фашистской направленности. Например, Талмуд в трактате Авода Зара говорит, что еврей не подлежит человеческому суду за убийство язычника и даже если намеревался убить язычника, а по ошибке убил еврея [79, с. 291] «Язычнику запрещено красть, похищать или брать пленницу.., еврею же у язычника — не запрещено» [79, с. 450]. Вероятно, к подобному течению принадлежала бывшая госсекретарь США М. Олбрайт, «палач Сербии и Ирака». Верхом цинизма стало её высказывание о том, что смерть полумиллиона иракских детей в результате западных санкций — это «адекватная цена» за ослабление режима Саддама Хусейна [30].

Это всё, безусловно, совершенно антихристианские методы. Для православного христианства не имеет значения национальность, класс или имущественное положение человека. Отец Церкви святитель Николай Сербский в стихах пишет об этом:

Вера бедных и богатых,

Всех людей, простых и знатных.

Вера вечна, вера славна!

Наша Вера Православна! [57]

Поэтому христианство призывает абсолютно любого человека обратиться от греха и обновиться по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос (Кол. 3, 10-11). Соответственно, христианство учит всех людей относиться друг к другу так, чтобы не делали другим того, чего не хотят себе (Деян. 15, 20). Даже во время войн отношение к пленным и мирным жителям должно быть милосердным [8].

В. Ленин приписывал своим противникам «всю безмерную низость и подлость, всё вероломство» [47, т. 34, с. 22], но, как видно из приведенных фактов, на самом деле эти слова относятся в первую очередь к нему и другим лидерам большевиков. Таким образом, путем подлости, предательства, лжи, изуверства, нечеловеческой жестокости большевики, добились своих успехов и победы в Гражданской войне. Это, естественно, никаким образом нельзя совместить с христианством.

4. Вся страна – трудовой лагерь

Террористические методы были перенесены и в управление государством. Л. Троцкий считал, что «человек есть довольно ленивое животное», которое нужно избавлять от лени путем дальнейшего углубления и расширения военно-коммунистических принудительных методов ведения народного хозяйства: «…мы делаем первую в мировой истории попытку организации труда в интересах самого трудящегося большинства. Это, однако, не исключает элемента принуждения во всех его видах, и самых мягких и крайне жестких… правильное разрешение хозяйственных трудностей состоит в том, чтобы рассматривать население всей страны, как резервуар необходимой рабочей силы – источник почти неисчерпаемый»[86, с. 215, 219]. Это цитаты из книги Л. Троцкого «Терроризм и коммунизм», и это единственная книга, которую полностью одобрил и похвалил И. Сталин из всех работ Л. Троцкого (см. выше) [89, с. 236-237]. Подход к людям как «ленивым животным», «злым бесхвостым обезьянам» (см. выше), «неисчерпаемому резервуару рабочей силы» привел и к соответственному обращению с ними. Это диаметрально противоположно учению православного христианства, которое рассматривает человека, как высшее творение, образ и подобие Божие [7].

Л. Троцкий настаивал на превращение страны в одну хозяйственно-боевую машину, где каждый человек становится маленьким винтиком в её механизме: «Труд принудительный означает такой труд, когда каждый работник занимает определенное место, указанное ему… Каждый работник нового общественного строя и в эпоху перехода к нему должен быть солдатом армии труда, выполняющим наряды той власти, которую он поставил» [85, с. 180]. В словах Л. Троцкого есть определенная доля правды. Во время Гражданской войны победе РККА помогли не только кровавый красный террор, ложь и предательство, но и выбор значительной частью населения страны антихристианских лозунгов большевиков: «смерть буржуям», «грабь награбленное» и т. д. в надежде быстрого обогащения в противовес христианским заповедям: …не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого (Рим. 13, 9), в поте лица твоего будешь есть хлеб (Быт. 3, 19). Поэтому народ России сам заслужил тот жесточайший порядок, который был установлен большевиками. Это относится не только к России. Как пишет святитель Николай Сербский, отступление от вечной нравственности любым народом ведет к катастрофическим последствиям для этого народа, поэтому всякий народ заслуживает то, что имеет [58, с. 35-37]. К такому выводу приходили не только православные мыслители. Английский историк Томас Карлейль писал: «В конечном счете, каждое правительство есть точный символ своего народа с его мудростью и неразумием; мы могли бы сказать: каков народ, таково и правительство» [25, с. 239-240]. В интерпретации У. Черчилля это звучит так: «Избиратели, опирающиеся на всеобщее избирательное право, вольны делать всё, что захотят. Однако потом им придется расхлебывать результаты своих решений» [51, с. 444].

К. Каутский писал, что полуголодный рабочий «приковывался колодкой "железной дисциплины", отдавался бесконтрольно во власть военного "комиссара с двумя револьверами"… который угрозами арестов, штрафов, концентрационного лагеря и лишения пайка должен был из него ― "прирожденного лентяя" ― выколачивать повышенную производительность и «военный темп работы» [36, с. XV]. Но результат получился обратный. В трудармиях по официальным данным на одного работающего человека приходилось 11 человек управляющих, организующих и охраняющих. Стоимость труда такого рабочего обходилась государству почти в 5 раз выше стоимости труда вольнонаемного рабочего [36, с. XV-XVI]. У. Черчилль писал: «В философии русских большевиков нет ни одного социального или экономического принципа, который не был бы миллион лет назад осуществлен на практике термитами» [96, с. 183]. Т. е., по мысли У. Черчилля, большевизм ― это откат даже не к первобытно-общинному строю, а к колониям насекомых, что недалеко от истины.

Трудовая повинность сочеталась с коммунистическим принципом выравнивания зарплат «на уровне голодного минимума наименее обученных рабочих» [66, с. 88]. Такой принцип убил у рабочих основной стимул к труду, личную заинтересованность в повышении их производительности и получении высокой квалификации [66, с. 95]. Такая политика показала свою крайнюю неэффективность и обострение недовольства населения, вплоть до народных бунтов, таких как Кронштадтское восстание и вооруженное выступление тамбовских крестьян. Всё это заставило большевиков отменить этот, один из главных, принципов марксизма и военного коммунизма. Новая экономическая политика (НЭП) допускала существование, при определенных ограничениях, капиталистических предприятий. И капитализм вывел страну из разрухи. Уровень жизни рабочих благодаря НЭПу в конце 20-х годов ХХ в. даже превысил уровень 1913 г. [64, с. 102] [66, с. 98] У. Черчилль писал: «Некоторые целятся в частного предпринимателя, как в хищника, другие смотрят на него, как на дойную корову, и лишь немногие видят в нем выносливую лошадь, что тянет телегу» [95, с. 38]. Но к 1930-м годам НЭП был свёрнут. Это привело к постоянному ухудшению материального положения рабочих. При этом проводилась широкая индустриализация и политика усиленного роста производства. Эти два встречных процесса говорят о постоянном ужесточении эксплуатации народа. Лишь к началу 60-х годов был снова достигнут уровень жизни рабочих 1913 г. [64, с. 102]

В. Ленин писал Г. М. Кржижановскому: «…мобилизовать всех без изъятия инженеров, электротехников… обучить не менее (10-50?) человек электричеству. Исполнишь ― премия. Не исполнишь ― тюрьма» [47, т. 52, с. 38]. Если даже к «своим» было такое отношение, что говорить о врагах? Чем отличаются «успехи» большевиков под страхом тюрьмы и дулом пистолета от «успехов» рабовладельцев, строивших огромные сооружения на рабском труде «прирожденных лентяев» под плеткой и страхом смерти? Особенно большое сходство с рабовладельческим строем было в «исправительно-трудовых» лагерях, где, как и в древних рабовладельческих государствах, постоянно находилась огромная армия заключенных, использовавшаяся на гигантских советских стройках [76] [23]. Эти люди не имели никаких Гражданских прав [77], т. е. ничем не отличались от рабов.

Что примечательно, в 1937 г. сумма изъятых у арестованных денежных средств и ценного имущества почти равнялась сумме открытых НКВД кредитов на содержание заключенных, т. е. «по существу, заключенные содержались на у них же изъятые ценности и деньги» [91, с. 158]. Таким способом СССР получал бесплатную рабскую рабочую силу для достижения своих «успехов». Для улучшения хозяйственных показателей проводились «разгрузки лагерных контингентов», т. е. массовое уничтожение заключенных. В результате такого «изменения численности заключенных» (так указано в официальных документах НКВД) достигалась «экономия» в десятки миллионов рублей. На основе архивных данных В. Цаплин подсчитал, что таким образом уничтожалось около 25% «зэков». Поэтому, вероятно, хозяйственная деятельность была не главной целью ГУЛАГа, Дальстроя и других управлений лагерей. А главной их целью было уничтожение «классовых врагов», «врагов народа» и вообще всех инакомыслящих [91, с. 161].

Это отразилось и в первом варианте советского гимна «Песне партии большевиков», в котором воздавалось льстивое, почти божественное почитание И. Сталину:

«Страны небывалой свободные дети,

Сегодня мы гордую песню поем

О партии, самой могучей на свете,

О самом большом человеке своем…

Изменников подлых гнилую породу

Ты грозно сметаешь с пути своего.

Ты — гордость народа, ты — мудрость народа,

Ты — сердце народа, ты — совесть его…» [54, с. 155-157].

Британский марксист Т. Клифф небезосновательно считал, что заключенные в лагерях СССР использовались и для того, чтобы «ставить на место» остальных рабочих, для чего капитализм использует «армии безработных», только положение заключенных в СССР было несравненно хуже положения безработных на Западе. А еще, он вполне справедливо полагал, что хотя труд заключенных, как правило, очень непроизводителен, но СССР прибегал к нему в огромных масштабах потому, что у него было гораздо меньше капитала, чем людской силы, по сравнению со странами Запада, и принудительный труд таких заключенных на многих стройках с крайне тяжелыми условиями (например, в Сибири и на Крайнем Севере) являлся в таких случаях самым дешевым и даже единственно возможным. Но пропаганда СССР даже эти варварские методы подавала как достижение. Так, газета «Известия», говоря о стройках, производимых заключенными в Сибири, писала: «До сих пор принято было считать, что строительный сезон не превышает ста дней в году. Зимой очень холодно, 50° ниже нуля. Но строители доказали, что даже при таких условиях работы можно производить в течение круглого года» [37, с. 33-34].

При царе В. Ленин получал в тюрьме особый платный обед и молоко. Мать приносила ему 3 раза в неделю диетическую пищу. Швейцарский специалист прописал ему ещё минеральную воду. В письме сестре Анне В. Ленин сообщал: «Свою минеральную воду я получаю и здесь: мне приносят ее из аптеки в тот же день, как закажу» [14, с. 16]. А в ссылке, по свидетельству Н. Крупской, они с В. Лениным жили как в доме отдыха: «Дешевизна в этом Шушенском была поразительная. Например, Владимир Ильич за свое "жалованье" — восьмирублевое пособие (от «гнилого царского режима» — Авт.) — имел чистую комнату, кормежку, стирку и чинку белья, и то считалось, что дорого платит… Правда, обед и ужин был простоват — одну неделю для Владимира Ильича убивали барана, которым кормили его изо дня в день, пока всего не съест… мы наняли прислугу, девочку лет 15, за 2,5 р. в месяц + сапоги… и всю черную работу справляет» [14, с. 20-21]. «Пленник царизма» занимался спортом, катался на коньках, охотился. Убитые им тетерки, утки, зайцы, дупеля были их постоянной пищей. Еще он ездил в гости к другим ссыльным и принимал их у себя, получал кипы журналов и газет [14, с. 21]. В СССР было, безусловно, далеко до такого отношения к противникам режима, как и ко всем заключённым.

За «достижение», «успех» советская пропаганда выдавала и тяжелейшую эксплуатацию женского труда: «Крупнейший интерес представляет тот факт, что советская женщина завоевала и продолжает завоевывать те отрасли промышленности, которые ей недоступны в условиях капитализма и которые в капиталистических странах объявляются специфически мужскими… Так, например, в горной промышленности капиталистического мира женщина занимает самое ничтожное место (единицы процентов — Авт.). В СССР женщины составляют 27,9%» [37, с. 29]. Хиндус, один из почитателей И. Сталина, писал: «Одной из замечательных сторон русской жизни является использование женщины на поденных работах. Они работают с кайлом и лопатой, переносят тяжелые грузы, возят тачки» [37, с. 30].

Генерал Де Голль, встречавшийся с И. Сталиным во время ВОВ в 1944 г. дал вполне объективную оценку способам достижения его успехов: «Он возвысился, используя… тоталитарную суровость, делая ставку на дерзость и нечеловеческое коварство, подчиняя одних и ликвидируя других… Нужно было два условия, чтобы достичь успеха: сделать могущественным, то есть индустриальным, государство и в настоящее время одержать победу в мировой войне. Первая задача была выполнена ценой неслыханных страданий и человеческих жизней. Сталин, когда я его видел, завершал выполнение второй задачи — среди могил и руин. Он был удачлив потому, что встретил народ до такой степени живучий и терпеливый, что самое жестокое порабощение его не парализовало; землю, полную таких ресурсов, что самое ужасное расточительство не смогло ее истощить» [54, с. 159-16]. Таким образом, монополистический государственный капиталист – СССР превратился в единый трудовой лагерь с неэффективной, экстенсивной, волюнтаристски управляемой экономикой, росшей за счет чрезвычайной эксплуатации населения и террористических методов принуждения.

5. Наука

В 1929 году Г. Кржижановский заявил: «Мы вступаем в Академию Наук как колонна марксистов-диалектиков» [5, с. 240]. Многие академики противились нововведениям этой «колонны», отменявшей бесцензурную науку. Но со временем они сдались. Одним из самых стойких оказался академик И. П. Павлов. Известный ученый А. Н. Крылов советовал ему: «Плюнь, батюшка, поцелуй у злодея ручку» [5, с. 239]. Но академик И. П. Павлов твердо выражал свою позицию: «Введён в Устав Академии (наук) параграф, что вся работа должна вестись на платформе учения Маркса и Энгельса — разве это не величайшее насилие над научной мыслью? Чем это отличает от средневековой инквизиции? <…> Нам приказывают (!) в члены Высшего ученого учреждения избирать людей, которых мы по совести не можем признать за учёных. <…> Прежняя интеллигенция частью истребляется, частью и развращается» [43, с. 12-13].

И. П. Павлов был тогда уже нобелевским лауреатом, поэтому его не тронули. Но множество ученых обвиняли во «вредительской деятельности». «Махистов», «виталистов», «меньшевиствующих идеалистов», «вульгаризаторствующих социологов» и прочих «ползучих эмпириков» поносили как распространителей реакционных идей и противников политики партии в сфере науки. Тогда же «лженаука» генетика (как позже и кибернетика) в СССР была полностью ликвидирована [5, с. 243]. Профессор Д. Ф. Егоров публично заявил, что «не что либо другое, а навязывание стандартного мировоззрения ученым, является подлинным вредительством». Поэтому профессора заклеймили как «вождя реакционной московской математической школы», который являлся еще к тому же и старостой церкви [5, с. 242]. Он так же подвергся гонениям. Меньшему разгрому подверглись кадры ученых, необходимые для промышленности, особенно оборонной, хотя и в этой области марксистско-ленинское руководство нанесло ощутимый урон научно-техническому потенциалу страны [5, с. 243-244]. Масштабы репрессий можно приблизительно оценить по следующему факту. На одном только авиазаводе № 24 в 1937 г., согласно отчету Московского областного управления НКВД, было «разоблачено» «5 шпионских террористических и диверсионно-вредительских групп». Выявлено около 1000 «троцкистов-вредителей» и подозреваемых в диверсиях и шпионаже в пользу четырех капиталистических государств [73].

«Шахтинское дело», «дело Академии Наук», «дело славистов», «пулковское дело», «дело промпартии», «дело врачей» и т. д., — всё это этапы уничтожения высококлассных научных и технических специалистов в СССР. Термин «вредительство» постепенно стал обычным приемом оправдания хозяйственных провалов большевизма [39, с. 242]. Таким образом, были обескровлены, уничтожены целые области и направления науки и целые слои высококлассных специалистов, что привело к сильному отставанию советской довоенной науки и техники от мировой. Поэтому, можно сказать, что наука в СССР в то время развивалась не благодаря, а вопреки политике «строителей коммунизма».

Но в вопросе развития довоенной науки в СССР есть одна особенность. В стране с конца 20-х годов ХХ в. начали широко распространяться особые технические и конструкторские бюро, использовавшие труд заключенных специалистов, названных позже «шарагами» или «шарашками» [78]. Одна из первых (ЦКБ-39) начала действовать в 1929 г. в Бутырской тюрьме. Через тюрьмы и шарашки прошли многие выдающиеся ученые и инженеры: изобретатель экранопланов Р. Л. Бартини, авиаконструкторы В. М. Мясищев и Н. Н. Поликарпов, основоположник гидросамолетостроения в России Д. П. Григорович, член-корреспондент АН СССР Е. И. Шпитальский, проф. Е. С. Анцелиович, академик А. Л. Минц и многие другие [78, с. 125] [73]. В 1939 г. в «шарашку» из лагеря привезли «руководителя антисоветской вредительской организации и агента французской разведки», выдающегося авиаконструктора А. Н. Туполева, а в 1940 г. доставили едва не погибшего на Колыме «участника троцкистской вредительской организации», будущего основоположника советской космонавтики С. П. Королева [73]. В письме Л. Кагановичу от 07.09.1931 г. руководитель экономического управления ОГПУ Л. Миронов перечислил категории содержащихся в «шарашках» ученых: «шпионы», «террористы», «руководители вредительских организаций», «члены промпартии», «активные контрреволюционеры» и др. [71, с. 7-8]

Понимая, что от результатов работы зависит их судьба, а может быть и жизнь, ученые и конструкторы в «шарашках» трудились с утра до позднего вечера. Например, создание проекта истребителя И-5 (одного из лучших в мире на то время) и изготовление его опытного образца заняло всего 3 месяца. На его фюзеляже большими буквами было написано «ВТ», что означало «Внутренняя Тюрьма» [71, с. 9]. Г. Ягода писал в письме В. Молотову: «Только условия работы в военизированной обстановке способны обеспечить эффективную деятельность специалистов в противовес разлагающей обстановке Гражданских учреждений» [73]. Но, как верно замечает О. А. Мальцева, говоря о феномене научных достижений «шарашек», они держались не только на страхе. Важнейшими движущими силами «шарашек» были также патриотизм и любовь к Родине, независимо от отношения к коммунистическому режиму [52, с. 560]. Это уже близко к православному видению данной ситуации, а также факт, противоречащий классовой теории марксизма-ленинизма ― при каком бы общественном строе ни жили люди, всегда будут те, кто руководствуется своим внутренним нравственным чувством (совестью), заложенным Богом в каждом человеке.

6. Сельское хозяйство

Методы достижения «успехов» большевизма можно увидеть и из следующего. На принудительную коллективизацию в 1932-1933 годах была брошена армия. У колхозников зачастую отбирали весь хлеб [42, с. 47]. Этот хлеб продавали западным странам [65]. От организованного таким образом коммунистическим руководством во главе с И. Сталиным голода умерло около 4 млн. человек [91, с. 178]. На вырученную от продажи хлеба валюту покупали английское и американское оборудование [42, с. 47]. «Коллективизация» в СССР нанесла страшный удар по сельскому хозяйству. Только в 1938 г. общее поголовье скота приблизилось к уровню 1929 г. [37, с. 35] Такова цена «достижений» большевизма в строительстве нового государственного общественного строя. Причем В. Цаплин на основе архивных данных доказывает, что статистика СССР искажалась, «чтобы скрыть размеры массового уничтожения населения» [91, с. 181]. Подтасовки делались и для того, чтобы умножить «достижения» СССР [5, с. 104, 109, 112, 115-116, 258, 260, 311].

Одной из важнейших особенностей бюрократического бесконтрольного, отказавшегося от нравственных христианских ценностей атеистического руководства являлось мгновенное и волюнтаристское изменение ранее принятых решений, когда свои провалы они списывали на оппонентов. В СССР некоторое время считалось, что чем больше предприятие, тем оно лучше, независимо от научно обоснованных масштабов. В. Ленин писал, что источником силы для побед над буржуазией может быть «только новый, более высокий способ общественного производства, замена капиталистического и мелкобуржуазного производства крупным социалистическим производством»[47, т. 39, с. 18]. И. Сталин говорил: «Рухнули и рассеялись в прах возражения «науки» против возможности и целесообразности организации крупных зерновых фабрик в 50—100 тыс. гектаров». Следуя его указаниям, в 1930-х годах были организованы колхозы с общей площадью земель в десятки тысяч гектар. Но после огромных потерь правительство переменило свои решения. Пахотный клин колхоза в 1938 г. уже составлял в среднем около 500 гектар, а «гигантомания» была объявлена результатом пагубной деятельности «троцкистов-фашистов» [37, с. 68] Это вполне соответствует обычной практике В. Ленина (и его последователей) обвинять в своих преступлениях своих противников («под видом "зеленых" перевешаем кулаков, попов», «потом на них и свалим» [46, с. 400]).

Провал довоенного сельского хозяйства СССР после войны признали и в ЦК КПСС, но всю вину, как обычно, перевели на тогда уже почившего И. Сталина, а не на недостатки социализма.Якобы, если бы не он, успехи в сельском хозяйстве были бы огромны[62, с. 13]. Н. Хрущёв взялся исправлять перегибы И. Сталина. Но в результате недостатков командной системы управления СССР, опирающейся не на научно обоснованную сельскохозяйственную политику, а на волюнтаристские решения руководства, был достигнут прямо противоположный эффект. Это привело даже к голодным бунтам, подавлявшимся войсками. При этом подтасовки статистики, показывающие «огромные достижения» СССР были просто фантастическими [27].

7. Изменение СССР в Великую Отечественную войну и после неё

Де Голль писал о И. Сталине: «Более двадцати лет он стоял у руля дикого, непредсказуемого государства, которое наводило ужас на цивилизованный мир своим нескрываемым стремлением к мировому господству, именуемому вождями Октябрьского переворота диктатурой пролетариата» [54, с. 159-160]. Но со временем И. Сталин прекратил попытки военным путем раздуть «пожар мировой революции». Мало того, Де Голль считал, что русский лидер даже «чувствует некоторую вину за действия советского правительства, инспирированные адептом перманентной революции покойным Львом Троцким… четыре года назад товарищ Сталин отправил его на тот свет руками агента Меркадера» [54, с. 157-158].

Потрясения Великой Отечественной войны заставили многих переосмыслить свои представления об окружающем во всём мире. У. Черчилль справедливо писал: «Во время этой войны в умах людей произошли великие перемены, и среди них нет более значимой и важной для нашей страны, чем безостановочное и стремительное стирание классовых различий» [51, с. 547]. И ещё в 1944 г. У. Черчилль писал: «Глубокие изменения происходят в Советской России. Троцкистская форма коммунизма окончательно подавлена. Победы русских армий были обеспечены значительным укреплением Российского государства и поразительным расширением взглядов его руководства. Удивительное возрождение переживает религиозная сторона российской жизни. Дисциплина и военный этикет русских армий безукоризненны. Появился новый национальный гимн, и маршал Сталин прислал мне ноты. Я попросил БиБиСи исполнять этот гимн в честь великих побед русской армии» [51, с. 614]. Но осознание этих фактов не привело к положительному изменению мыслей самого У. Черчилля. Наоборот, узы общей опасности, перед лицом фашистской Германии, исчезли в одну ночь подписания её капитуляции, и «советская угроза», в его глазах, заняла место нацистского врага [22, с. 179].

После войны, особенно после смерти И. Сталина произошли ещё более серьезные изменения в СССР и переосмысление положения дел. Это видно, например, из выписки стенограммы заседания Президиума ЦК КПСС от 9 февраля 1956 г.:

«т. Ворошилов: Сталин осатанел (в борьбе) с врагами...

т. Микоян: Мы не можем не сказать съезду. Впервые самостоятельно обсуждать можем. Как относиться к прошлому? За провал в сельском хозяйстве разве можно простить? Если бы люди были живы — успехи были бы огромны.

т. Маленков: Считаю правильным предложение сказать съезду. Никакой борьбой с врагами не объясним, что перебили кадры. «Вождь» действительно был «дорогой».

т. Аристов: «Мы этого не знали» (это недостойно членов ПБ). Годы страшные, годы обмана народа. Хотели сделать бога, а получился черт

т. Сабуров: Молотов, Каганович, Ворошилов неправильную позицию занимают, фальшивят. Это не недостатки (как говорит т. Каганович), а преступления» [62, с. 13].

Таким образом, у социализма начало появляться «человеческое лицо». Но СССР не избавился от всех пороков марксизма-ленинизма. К. Каутский, опровергая большевицкую пропаганду, указывал, что социальная политика капиталистических стран находится на более высоком уровне, чем в СССР [35, с. 15]. Ещё он писал: «Одна из важнейших задач победоносной демократии в России будет — дать русским рабочим все, чем уже пользуются их братья в отдельных странах Запада: широкую охрану труда, солидное жилищное строительство, независимость фабрично-заводских комитетов от администрации предприятия, полную свободу профессиональных союзов и страховые пособия на случай безработицы, болезни, инвалидности и старости, соответствующие высоте заработной платы» [35, с 302]. Но в течение всей истории существования СССР, уровень жизни обычных советских людей всегда был существенно ниже уровня жизни и социальных стандартов большинства населения в западных странах, которые так же пережили две мировых войны и разруху [69, с. 404]. Н. С. Хрущев до революции работал слесарем. Он рассказывал: «Прошли годы после революции, и мне больно думать, что я, рабочий, жил при капитализме в лучших условиях, чем живут рабочие при советской власти» [31, с. 64-65].

Социалистическая система, созданная в России на базе марксизма-ленинизма, имела в себе изначально заложенный в ней механизм саморазрушения, который сформулировал как раз ее основатель В. Ленин. Он писал, что монополии свойственна тенденция к застою и загниванию [45, с. 90]. В результате строительства СССР на ленинских принципах была создана огромная государственная монополия практически на всё, что привело к застою и загниванию СССР и самым прямым образом отразилось на его успехах. Но возникает вопрос, какая же форма государственного устройства лучше?

8. Сравнение форм государственного устройства

Как было сказано в статье автора [8], для Церкви непредпочтителен какой-либо государственный строй. Но это с той точки зрения, что при любом строе православный человек может с Божией помощью жить по-христиански и войти в вечную жизнь, хотя бы даже пришлось принять для этого мученическую смерть. Однако многие отцы Церкви считали, что для лучшего устройства христианской жизни общества более предпочтительна православная монархия [70, с. 426] [33, с. 508] [88] [80, с. 8-9] [34, с. 551-552], т. к. православный царь является защитником православной веры, т. е. истины. Например, преподобный Варсонофий Оптинский говорил: «На Западе в своих государях народы любят лишь самих себя. Если же король… не в силах поддаваться вкусу и характеру подданных, то лишается не только любви народной, но и престола, как это было с Карлом X, с Людовиком-Филиппом и с сардинским королем Альбертом. Совсем не то у нас, в России. Наш царь есть представитель воли Божией, а не народной Его воля священна для нас… Славу же и благоденствие дарует нам царь, мы принимаем это от него как милость Божию. Постигает ли нас бесславие и бедствие, мы переносим их с кротостью и смирением как казнь небесную за наши беззакония» [15, с. 425]. В 1917 г. большинство людей в России, отступив от Бога, последовали западной гордыне и отвергли царя православного. Это погрузило страну в десятилетия хаоса, Гражданской войны и кровавого террора и унесло десятки миллионов жизней.

То, что народная воля может склониться ко злу, и большинство может стоять за неправду, подметил и Н. А. Бердяев [11, с. 288]. Ф. Закария также считает, что демократическая система не может и не должна ориентироваться на слепое следование воле большинства [29, с. XXII]. Так, афиняне вполне демократическим большинством осудили на смерть гениального философа Сократа [29, с. 21]. В результате победы французской революции 1789 г. была образована тоталитарная система, когда «государство оказалось выше общества», а «равенство – выше свободы». Начав с провозглашения прав и свобод человека, она истребила свободу без остатка. Такая революционная система запятнала себя еще и кровавым террором [29, с. 59] [11, с. 288]. То же самое произошло и в России после 1917 г. Мнение большинства может привести к тому, что победу на голосовании получат невыполнимые взаимоисключающие популистские предложения, например, такие, как понижение налогов и одновременное увеличение социальных услуг [29, с. XXII, 210]. Демократия нежизнеспособна и при ярко выраженных этнических предпочтениях, когда большинство и меньшинство практически заранее известны [29, с. 118] Так, на демократических выборах в Югославии и на постсоветском пространстве побеждали националистические и даже профашистски настроенные элементы (как на Украине) [29, с. 117].

Ещё Платон считал, что когда действует принцип вседозволенности, демократия вырождается в охлократию ― власть толпы. При таком положении дел государственные посты занимают не те, кто этого заслуживает, а те, кто понравился толпе. Побуждаемая внушением лидеров толпа готова на любые иррациональные действия [20, с. 5, 7, 12]. У. Черчилль также писал: «Меньше всего демократии в законах толпы» [95, с. 108]. Современный пример ― украинские «Майданы». В 1917 г. в России большевики, обманывая охлос (толпу) громкими фальшивыми лозунгами (см. выше), пришли к власти и установили одну их самых жестоких и кровавых диктатур в мире [8]. Охлос привел к власти фашистов в Италии и Германии [20, с. 14]. Исходя из всего этого, можно сделать вывод, что если власть народа превращается во власть толпы, «демократизацию» необходимо признать вредной и ограничить ее [29, с. XXXV, 283]. У. Черчилль писал: «Люди, не готовые делать непопулярные вещи и противостоять реву толпы, не годятся быть министрами в трудные времена» [95, с. 20].

Приведенные примеры еще раз подтверждают правильность мнения многих отцов Церкви о том, что православный царь, если будет руководствоваться вечными нравственными ценностями, может руководить страной лучше и сделать для народа намного больше, чем демократически избранные, часто благодаря популистским лозунгам, правители. Но, как показала история, и эта система не идеальна. Поражение человечества грехом после грехопадения прародителей (Рим. 5, 12) привело к тому, что в нашем мире в принципе невозможно создать идеальную систему ― она может быть лучше или хуже, но любая не будет лишена недостатков. Так, в Синодальный период, начиная с царствования Петра I, симфония отношений Церкви и государства была нарушена. Вмешательство чиновников в дела Церкви стало преизбыточным. Без разрешения обер-прокурора («государева ока») не решалось ни одно дело в Синоде, и не всегда такое положение вещей приносило добрые плоды [92, с. 139-140, 146, 149-151, 159]. Тем не менее были обер-прокуроры, которые, будучи православными, сделали много доброго для Церкви [92, с. 162, 306].

Согласно Писанию, лучшим государственным строем является теократия Бога-Творца (Числ. 27, 15-23). Но она возможна только в близком к 100% монорелигиозном обществе, поэтому в настоящее время в подавляющем большинстве стран она неосуществима. После неё, согласно с Писанием (1 Цар. 8) и принципом сonsensus рatrum, лучшей государственной системой следует признать православную монархию. Учитывая же исторический опыт Российской империи, можно говорить о православной монархии с народным представительством, когда царь имеет возможность напрямую, а не через бюрократов слышать голос всех слоёв народа. Издревле православные цари и князья при принятии решений слушали советы боярской думы и церковного священноначалия. Но подлинно широкое народное представительство было организовано, начиная с первой «светлой» части правления царя Иоанна Грозного. Тогда порывы его тяжелой душевной болезни (Историк-медик П. И. Ковалевский считал, что царь Иоанн Грозный имел «все признаки классической шизофрении, осложненной параноидальными комплексами и многочисленными маниями» [50, с. 46].) еще сдерживалась мудрыми советами «избранной рады» и митрополитом Макарием Московским. Кроме того, царь слушал голос представителей народа — земских соборов (своеобразных «съездов Советов») [50, с. 28]. В свою очередь, всё это привело к земской реформе — расширению границ местного самоуправления, выражаясь терминами марксизма-ленинизма, к увеличению полномочий местных «Советов». Причем, «к концу XVI в. мирские выборные органы сосредотачивают в своих руках все полномочия местного самоуправления» [93, с. 158].

Начиная с царствования Петра I, земские соборы больше не собирались. Император Александр II своими реформами снова дал земствам ― «местным Советам» достаточно широкие административно-хозяйственные полномочия, а император Николай II ввёл в Российской империи народное представительство на общероссийском уровне — государственную Думу и расширил полномочия земств [93]. Таким образом, до 1917 г. в Российской империи существовала, реальная власть местных народных «Советов-земств», т. е. «советская власть», ограниченная (что положительно ― см. выше) властью православного императора. Причем в этих «Советах» «на одной скамье порой оказывались и крестьянин, и князь, имея по закону равные правовые возможности определять задачи земств» [28, с. 110]. И это полностью согласно с учением христианства. Перед Богом все равны: эллины, иудеи, варвары, скифы, рабы, свободные и т. д. (Кол. 3, 11), и в то же время необходимо чтить царя: Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите (1 Пет. 2, 17).

Некое подобие такой системы существует в Великобритании. Возможно, это было одной из причин того, что уровень жизни населения этой страны до самого конца ХХ в. был одним из самых высоких в мире [69, с. 404]. У. Черчилль в 1920 г. сказал: «Правительства, которые получают власть незаконно, благодаря насилию, часто прибегают к террору в отчаянных попытках удержать украденное (как в России в 1917 г. ― Авт.). Но благородная Британская империя, чьё устройство освящено веками и где законная власть передается из поколения в поколение, не нуждается в таких средствах. (Однако, учитывая захватнические колониальные войны и грабеж колоний, благородство британцев У. Черчилль явно преувеличил, хотя в остальном он прав. ― Авт.)» [51, с. 111]. И еще в 1944 г. он сказал: «Невежественные люди в других странах часто считают, что прогресс заключается в переходе от монархии к республике. В нашей стране мы прекрасно осознаем все преимущества парламентской монархии. Наши великие традиции и целая цепочка событий привели нас сюда: в высшую точку демократического прогресса, в которой мы можем решать все вопросы с наибольшей эффективностью» [51, с. 386]. Это мнение согласно с принципом Церкви сonsensus рatrum и с историческим опытом России, поэтому можно с ним согласиться.

9. Строительство Вавилонской башни

Патриарх Тихон (Белавин) писал: «…без Бога строится ныне Русское Государство… Церковь осуждает такое строительство, и мы решительно предупреждаем, что успеха у нас не будет никакого до тех пор, пока не вспомним о Боге, без Которого ничего доброго не может быть сделано(Ин. 12, 5)…» [83, с.190]. Таким образом, «успехи» безбожной власти не есть добро, с точки зрения христианства.

«Будет людям счастье, счастье на века» ― пелось в известной советской песне. Счастье представлялось коммунистам, главным образом, в достижении материального благополучия для всех. Но, даже если чисто гипотетически представить, что коммунистическая утопия дала бы всем людям материальное изобилие, то с точки зрения христианства, принудительно насаждавшийся атеизм с лихвой перечеркнул бы эти «достижения» и не принес бы счастья верующим.

О тех, кто ставит своей главной целью жизни материальное благополучие (будь то коммунист или капиталист), Христос сказал: …извергну тебя из уст Моих («подобно отвратительной пище, в вечное мучение» [4, с. 20]) (Откр. 3, 16-18). Тем более, богатство, полученное преступным революционным путем (ограблением знатных и благородные лиц) неприемлемо для христиан. Как пишет святитель Иоанн Златоуст: «Хотя бы нечестивый предлагал деньги, хотя бы обещал удовольствия и почести, отвергай его и убегай; а за праведником следуй» [34, с. 491]. Малое у праведника ― лучше богатства многих нечестивых (Пс. 36, 16).

Н. А. Бердяев писал по поводу социалистических материальных целей: «Социализм есть плоть от плоти и кровь от крови капитализма... Поклонение Мамоне вместо Бога одинаково свойственно и капитализму, и социализму» [11, с. 299]. Но, в отличие от марксистко-ленинского социализма, капитализм хотя бы не вторгается в область веры людей и не пытается заменить собой религию. В этом отношении он оказывается предпочтительнее. Кроме того, по мнению Ф. Закарии, главное преимущество капитализма не в том, что он может обеспечить людям благосостояние, а в том, что он не может функционировать без предоставления им реальной свободы [29, с. XVII, 68-70]. Это признавал и К. Маркс. Он утверждал, что капитализм создает буржуазию, которая формирует буржуазную демократию, как наиболее подходящий для нее строй, защищающий собственность, контракты, правила и другие свободы. Но он не считал это положительным качеством [29, с. 69]. Цель же жизни христиан лежит не в материальной сфере. Апостол Павел выражает эту цель следующими словами: для меня жизнь ― Христос (Флп. 1, 21). Т. е. атеистический, ведущий борьбу с религией Христа общественный строй в СССР фактически был тюрьмой для верующих христиан.

Если государство строится во вражде к верующим, к Церкви Христовой, такое безбожное строительство государства с точки зрения христианства, подобно строительству Вавилонской башни, которое было остановлено Богом (Быт. 11, 1-9). А. В. Луначарский открыто заявлял, что большевики ― «наследники Каинова племени», которые берутся, вопреки Богу, строить новую Вавилонскую башню [49, с. 19-20]. В свое время это заметил еще Ф. М. Достоевский. Он писал, что «социализм есть по преимуществу атеистический вопрос, вопрос Вавилонской башни, строящейся именно без Бога, не для достижения небес с земли, а для свержения небес на землю» [24, с. 55]. Такое строительство еще можно уподобить дому, который возводят люди, не исполняющие слов Христовых, поэтому строящие его на песке (Мф. 7, 26). Подул ветер, нахлынула вода, и рухнул тот дом (Мф. 7, 27). Вавилонская башня не была достроена. То же произошло и с СССР.

Во время возведения Вавилонской башни у всех народов был один язык и одно намерение, но, согласно Писанию, Господь Бог разрушил это всеобщее безбожное единение ― смешал языки народов, они перестали понимать друг друга, разделились и разошлись (Быт. 11, 7-8). О различии единств Н. А. Бердяев говорил, что мировой социализм поставил человечество перед выбором: либо единение людей во Христе, либо безбожное единение людей в антихристе [11, с. 309]. Т. е. советское единение людей было в своей сущности антихристианским. У вавилонских строителей в древности безбожное единение людей было разрушено, и они разошлись в соответствии со своими языками. То же самое произошло и с СССР, народы которого так же разделились и разошлись по национальным «квартирам».

Перед Первой Мировой войной Российская Империя бурно развивалась. По некоторым параметрам, темпы развития превосходили аналогичные в СССР [13]. А если учесть, что СССР пришлось преодолевать последствия разрухи после революции и Гражданской войны, можно утверждать, что без страшного катаклизма, устроенного большевиками в 1917 г., нечеловеческого террора, десятков миллионов жертв, полунищенского существования населения и предельной его эксплуатации, Российские достижения неизмеримо превзошли бы успехи СССР.

Но даже реальные успехи СССР (космос, наука, атомная энергетика, военная промышленность и т. д.) при гонениях на Церковь и насаждении атеизма нельзя назвать успехами в свете учения христианства, поскольку неугодно Богу дело безбожного вавилонского строительства [48, с. 2]. Кроме того, при постоянных преследованиях веры и верующих, заложенных в основу марксизма-ленинизма, «успехи» в строительстве Вавилонской башни ― СССР не принесли и в принципе не могут принести «счастья на века» на земле православным христианам, какие бы материальные блага они не сулили, зато, с точки зрения христианства, они принесли гибель для вечной жизни многих миллионов душ людей, насильно оторванных от Бога. Поэтому семидесятилетие коммунистического режима после его победы в Гражданской войне можно назвать новым Вавилонским пленением, которое пережил новый Израиль ― Церковь, подобно семидесятилетию плена евреев в Вавилоне за пять столетий до Рождества Христова. Поэтому совместить несовместимые учения коммунизма и христианства невозможно, если только коммунисты не откажутся от марксизма-ленинизма и его преступных методов.

Выводы

Данная статья показывает, что большевики пришли к власти и удерживали её антихристианскими, методами. В т. ч. можно считать доказанным предательство Родины В. Лениным с сообщниками и финансирование их Германией. Без этого они едва ли смогли бы захватить и удержать власть. Большевицкий режим являлся антинародным, т. к. они разогнали общенародно избранное Учредительное собрание. Антихристианскими методами они управляли страной, на десятилетия погрузив её в атмосферу жесточайшего террора и страха. При этом свои провалы в экономике они, как правило, списывали на «вредительство» оппонентов. Такими методами при жесточайшей эксплуатации населения им удалось добиться успехов в индустриализации.

Но успехи СССР при насильственном насаждении атеизма нельзя считать успехами с точки зрения христианства. Они подобны успехам строительства, по словам А. Луначарского, «племенем Каиновым» Вавилонской башни, неугодной Богу. Россия до революции быстро развивалась. Поэтому, если бы не было кровавой революции и Гражданской войны и, как следствие, разрушения экономики, успехи России были бы неизмеримо больше. Возможно, даже не было бы фашизма и Второй Мировой войны после победы России с Антантой над Германией. Заложенный в СССР механизм саморазрушения в виде создания государственно-капиталистической монополии практически на всё, которая, по справедливым (в этом случае) словам В. Ленина, приводит к застою и загниванию, тормозил развитие страны и вызвал эти самые застой и загнивание. Это послужило одной из причин развала СССР. Словами В. Ленина можно сделать ещё один вывод: доверять и помогать большевикам могут только глупые [46, с. 504], а испытывать на себе изобретения большевиков ― ужасно [47, т.48, с.224]. Следующий вывод не является новым. Использование коммунистами лжи и клеветы как инструмента достижения своих целей делает всю официальную историю СССР недостоверной и ангажированной.

Великая Отечественная война перевернула мировоззрение многих людей в СССР. В течение и после нее постепенно установилось, по крайней мере декларативно, относительно мирное сосуществование Церкви и государства, массовые и жесточайшие гонения прекратились. Произошло это, прежде всего, из-за некоторого отступления идеологии СССР от марксизма-ленинизма, что положительно сказалось на развитии страны. Во время ВОВ наметились даже некоторые пути сотрудничества государства и Церкви. Но власти СССР продолжали видеть в РПЦ идеологического противника. Преследования Церкви продолжились в виде дискриминационно-ограничительной и репрессивной политики государства.

Проведенное в статье сравнение различных форм государственного устройства говорит о том, что с точки зрения сonsensus рatrum, лучшим строем из возможных после теократии, является православная монархия с народным представительством. Но в нашем мире пораженном грехом после грехопадения прародителей в принципе невозможно построить справедливое общество (преступления в этом земном мире будут всегда), можно только приблизиться к этому идеалу. Однако отступление от вечной нравственности любым народом при любом общественном строе ведет к катастрофическим последствиям для этого народа, как показал горький опыт большевицкой революции в России. С точки зрения христианства, правление коммунистов в России принесло гибель для вечной жизни многих миллионов душ людей, насильно оторванных от Бога. Это многократно перечеркивает все достижения СССР. Кроме того, атеистическое строительство подобно возведению Вавилонской башни, неугодной Богу. Поэтому с позиции Православия безбожные успехи СССР не есть успехи, и объединить учения коммунизма и христианства невозможно, если только коммунисты не откажутся от марксизма-ленинизма и его антихристианских преступных методов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья представляет собой новое исследование автора, продолжающее серию публикаций, характеризующих теорию и практику большевиков в сравнении с православным вероучением и, главным образом, принципами христианской нравственности. Особенностью настоящей статьи является то, что в ней автор сосредотачивается на рассмотрении методов деятельности большевиков до революции и после захвата власти, демонстрируя на огромном материале исторических свидетельств и документов антигуманность, а во многих случаях – и вопиющее варварство большевистских идеологов и правителей. Статья представляет несомненный интерес как для тех читателей, которые уже обращались к этой теме, так и для тех, кто только начинает знакомиться с трагическими страницами отечественной истории прошлого века. Следует, однако, оговориться, что безоговорочно рекомендовать статью к печати в её сегодняшнем виде рецензенту мешает одно важное обстоятельство – её объём: без учёта библиографии он составляет 90000 знаков, то есть более двух а.л., между тем, «стандартный» объём статьи в научном журнале не превышает один а.л. Разумеется, можно было бы порекомендовать автору снять из текста часть приводимых им аргументов, оставив только ссылки на них, но это снизит ценность статьи, она утратит некоторую часть той «убедительности», которая обеспечивается именно благодаря многочисленным цитатам из документов и исторических свидетельств. Трудно не согласиться с тем, что автору потребовалось много времени и кропотливого текстологического труда, чтобы собрать и подготовить эти свидетельства для публикации, поэтому относиться к ним нужно максимально бережно. На взгляд рецензента, статью можно было бы без большого ущерба разделить на две части, хотя, по-видимому, окончательное решение может быть принято только с согласия автора и редакции. Далее, слово «успехи» в названии статьи, несомненно, следует взять в кавычки, поскольку их ценой оказались бесчисленные жертвы и страдания наших соотечественников. Сам автор приводит на этот счёт многочисленные свидетельства и оценки, в частности, убедительные слова Шарля де Голля. Несмотря на то, что существенных замечаний к характеру повествования нет, в некоторых случаях всё-таки в тексте сохранились ошибки и досадные опечатки, которые мешают восприятию содержания. Так, уже в самом начале статьи читаем «Рассматривается именно по учение линии К. Маркс – В. Ленин, как основы…»; «то учение» или «поучение»? Что же хотел сказать автор? И, разумеется, запятая является здесь лишней. Или: «писал свою работу в более века…»; «фактически, эта огромнейшая…» («фактически» – наречие, а не вводное слово, запятая не нужна) и т.п. Досадная опечатка, по-видимому, содержится и в самом первом предложении, поскольку из него следует, что «православное христианство» должно сравниваться и с самим собой. Разумеется, все подобного рода погрешности должны быть устранены. Несмотря на высказанные сомнения, думается, имеется возможность рекомендовать статью к публикации, поскольку окончательное решение относительно объёма статьи может быть принято в рабочем порядке.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.