Статья '«Нефритовые» узоры на расписной керамике эпохи неолита ' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

«Нефритовые» узоры на расписной керамике эпохи неолита

Чжэн Цинянь

кандидат искусствоведения

аспирант, кафедра Искусствоведения, Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица

191187, Россия, г. Санкт-Петербург, пер. Соляной, 13

Zheng Qingyan

PhD in Art History

Postgraduate student, Department of Art History, Saint Petersburg Stieglitz State Academy of Art and Design

191187, Russia, g. Saint Petersburg, per. Solyanoi, 13

qingyanzheng@126.com

DOI:

10.7256/2454-0757.2022.7.38404

EDN:

CLYHES

Дата направления статьи в редакцию:

07-07-2022


Дата публикации:

03-08-2022


Аннотация: Расписная керамика занимает важное место в древнекитайском искусстве и является результатом творческой деятельности людей первобытного общества. Большое число неолитических узоров на керамике подобно тем знакам и символам, что выполнялись на изделиях из нефрита того же периода. Такие узоры напоминали рисунки, выполненные вручную и представляли собой реалистичные и абстрактные орнаменты, растительные, зооморфные узоры и т.д. Таким образом, предметом настоящего исследования являются так называемые «нефритовые» узоры на расписной керамике эпохи неолита. Объектом исследования выступают предметы расписной керамики эпохи неолита в Китае. Особое внимание уделяется рассмотрению специфики керамических изделий, а также особенностям их декоров.   Семантика изображений на предметах китайской расписной керамики сложна и неоднозначна. В ходе исследования было выявлено, что она связана с развитием человеческого мышления, пониманием людьми природных явлений, осознанием смены времен года, а также зарождением анимизма и тотемной культуры. Данные узоры имели разные толкования, при этом являлись не только способом выражения ощущений и переживаний первобытных людей, но и способом фиксации ими важных событий из жизни, подобных современным мемуарам. Таким образом, новизной настоящей статьи является ее сравнительный характер, проявляющийся в сопоставлении орнаментов расписной керамики и древнекитайских нефритовых изделий.


Ключевые слова:

Китай, декоративно-прикладное искусство, неолитическое искусство, расписная керамика, нефрит, культура Хуншань, Мяодигоу, орнамент, нефритовые регалии, религия

Abstract: Painted ceramics occupy an important place in ancient Chinese art and are the result of creative activity of people of primitive society. A large number of Neolithic patterns on ceramics are similar to those signs and symbols that were made on jade products of the same period. Such patterns resembled drawings made by hand and represented realistic and abstract ornaments, plant, zoomorphic patterns, etc. Thus, the subject of this study is the so-called "jade" patterns on painted ceramics of the Neolithic era. The object of the study are objects of painted ceramics of the Neolithic era in China. Special attention is paid to the consideration of the specifics of ceramic products, as well as the features of their decors. The semantics of images on objects of Chinese painted ceramics is complex and ambiguous. The study revealed that it is associated with the development of human thinking, people's understanding of natural phenomena, awareness of the changing seasons, as well as the emergence of animism and totemic culture. These patterns had different interpretations, while they were not only a way of expressing the feelings and experiences of primitive people, but also a way for them to record important events from life, similar to modern memoirs. Thus, the novelty of this article is its comparative nature, manifested in the comparison of ornaments of painted ceramics and ancient Chinese jade products.


Keywords:

China, decorative and applied art, neolithic art, painted ceramics, jade, Hongshan culture, Miaodigou, ornament, jade regalia, religion

История использования нефрита в декоративно-прикладном искусстве в доисторическом Китае предшествует истории керамики. Древние китайцы верили, что боги находятся на небе, а величественные горы могут не только донести до неба молитвы людей, но и принести людям мощную силу для выживания. Поэтому они использовали камни для строительства алтарей, необходимых, чтобы коснуться небес для контакта с божествами. Аналогичные процессы происходили и в шумерской цивилизации, представители которой возводили зиккураты, или у майя, в культуре которых нефрит также был известен как «зеленое золото» [1, c. 66], или в Древнем Египте. Там храмы считались лестницей для связи с небом. Тогда же возникла идея поклонения камню. Так, в книге Сехарии Ситчин «Земные хроники IV (Часть II)» пирамида прямо рассматривается как «лестница в небеса». В ней присутствует описание «великолепного камня», который может «общаться между небом и землей, между океаном и планетой» [2, p. 163].

В первобытном Китае таким «великолепным камнем» стал нефрит. «Нефрит» — это широкое понятие, обозначающее камень, который может представлять собой нефрит как конкретный минерал или близкий ему жадеит, а также агат, бирюзу, кварц, шоушанский и сиюйский камень, куриный кровяной камень и иные породы. Причем в китайском искусстве предпочтение отдавалось редкому жадеиту, который имел более насыщенный цвет, стабильные физические свойства, глянец, высокий показатель преломления, а также необходимый удельный вес и твердость. При этом все эти камни подвергались сравнительно одинаковой обработке, а изделия из них были схожими по форме и декорированию. На их поверхность наносилась резьба в виде геометрических, растительных и зооморфных узоров, а также эффектные восьмиконечные звезды. Востребованность и распространенность подобных изделий, а также их сложная семантика и значение приводили к тому, что данные орнаменты повторялись китайскими гончарами в оформлении тулов керамических сосудов. Сопоставлению узоров на нефритовых изделиях и глиняной посуде, которые выполнялись китайскими мастерами в период неолита, и посвящена представленная статья. Ее методология обусловлена спецификой изучаемого материала, а именно китайской расписной керамики периода неолита, которая подвергается искусствоведческом описательному анализу, сравнительному анализу различных способов оформления, соотнесением с особенностями культуры и символикой того периода. Формированию методологического аппарата и аналитической базы способствовало обращение к трудам ряда российских исследователей, в частности Т.И. Кашиной [3], М.М. Богачихина [4], М.Е. Кравцовой [5], Д.А. Владимировой [6], М.А. Неглинской [7], В.Г. Белозеровой [8] и др.

В Китае помимо больших алтарей существовали регалии «юйцун» (玉琮), которые изготавливались из нефрита и представляли собой восьмигранные регалии с круглым канальцем в середине. Они были характерны для культуры Лянчжу. В культуре Хуншань выполнялись «би» — плоские круглые нефритовые регалии с отверстием в центре, которые использовались в традиционных ритуалах. Они символизировали небо. Их название с китайского языка дословно переводится как «сине-зеленый небесный нефрит» [9]. «Цун» похожи на длинную лестницу, а «би» — каменную гробницу. В первобытном Китае гробницы складывали из камня, напоминая курганы [10]. Примечательно, что в той же культуре Хуншань была нефритовая посуда, которая по форме напоминала регалии «би», но при взгляде сверху была похожа на расписные керамические чаши культуры Мяодигоу [11, с. 289]. Устье этих сосудов круглое, а рисунок лепестков, состоящий из треугольников с дугами, образует квадрат. Подобный прием отражает древнее представление о том, что небо круглое, а земля квадратная.

Развитие искусства выполнения изделий из нефрита в Китае прошло четыре этапа: первоначальный период, период бога, короля и народа. В книге «История нефрита» указано, что «на стоянке пещерного человека в Пекине были обнаружены небольшие белые каменные бусины того же размера и желто-зеленый овальный перфорированный красивый камень, что является одним из самых ранних записей об открытии нефрита». [11, с. 32, 35] Среди глиняной посуды в раскопках был обнаружен и нефрит. В первоначальный период камень начал постепенно входить в пространство декоративного творчества. Форма и украшения предметов были тесно связаны с религией. Они и считались талисманом вплоть до культуры Хэмуду и даже до времен пещерных людей на территории современного Пекина [11, с. 30].

Орнаменты в керамике культуры Давенкоу

1. Узор в форме восьмиконечной звезды.

Рисунок 1. Чаша с росписью в виде восьмиконечных звезд. Расписная керамика культуры Давенкоу. Неолит. Раскопки: Тайань, Шаньдун (1978 г.). Шаньдунский музей.

Рисунок 2. Горшок с росписью в виде восьмиконечных звезд. Расписная керамика культуры Давенкоу. Неолит. Нанкинский музей.

Сосуд с орнаментом в виде звезды с восьмью лучами был найден в Давенкоу (Тайвань). Диаметр устья и шеи изделия составляет 26 см, диаметр дна — 14,5 см, общая высота — 28,4 см. Он терракотового цвета, имеет круглый и скошенный ободок, глубокое тулово и высокую ножку с широким основанием. Тулово и ножка покрыты слоем темно-красной глины. Ободок украшен белым узором, состоящим из полумесяца и нескольких вертикальных линий. На тулово также нанесены изображения белого цвета, которые контрастно выделяются на темно-красном фоне. Восьмиугольные звезды разделены друг с другом двумя вертикальными линиями белого цвета. В основании ножки чаши нарисованы два кольца из линий коричневого цвета, а поверх них белой краской нанесен узор в виде ракушек (см. Рисунок 1, 2). Подобные орнаменты появлялись на многих предметах того времени и символизировали безграничность неба и земли [12].

Рисунок 3, 4. Пластина 87M4:30. Нефрит. Неолит. Найдена в гробнице № 4 в Линцзятане, провинция Аньхой. Собрание Музея Запретного города Гугун. Длина 11,4 см, ширина 8,3 см, толщина 1 см.

Нефритовая пластина 87M4:30 была обнаружена в неолитической гробнице в Линцзятане (Аньхой) и представляет собой фрагмент сборного панциря искусственной черепахи [13, с. 89] (см. Рисунок 3, 4). Он имеет длину 11,4 см, ширину 3 см и толщину 1 см. Поверхность у него желтого цвета с многочисленными отверстиями по краям. Резьба представляет собой солнце с расходящимися в разные стороны восьмью лучами-стрелами. Этот узор также похож на солярные знаки на керамике культуры Яншао. Он разделен на внешний и внутренний круг, а последний представляет собой восьмиугольник, как на чаше из Давенкоу. Концентрические круги и четыре луча-стрелы отходят от внешнего круга и указывают на четыре угла пластины. Существует предположение, что подобная октограмма связана с астрологией и древним календарем [14]. Однако до сих пор значение данного узора достоверно не известно.

Нефритовая пластина имеет квадратную форму, а центр круга находится в точке пересечения диагоналей квадрата. На спинном щите нефритовой черепахи — восемь отверстий, а на пластроне — пять. После сложения частей панциря в середине будет пять, а с двух сторон — четыре, что соответствует количеству пластин настоящих черепах. Восемь направлений на нефритовой доске указывают ориентацию, а с левой и правой стороны есть пять просверленных отверстий.

Рисунок 5. Схемы Ло-шуй.

Китайская теория Пяти Элементов использует пять чисел, в том числе перестановку и комбинацию чисел в пределах десяти, что создает интересные сочетания и смыслы. Согласно схеме Ло-шуй (洛书), отверстия 1, 2, 3, 4 и 5 помещаются в верхний левый угол, а 6, 7, 8 и 9 — в нижний правый. Таким образом, отражается порядок Вэнь-вана, который был увиден мифологическим героем на панцире черепахи из одноименной реки. Числа с 1 по 9 — это числа перемен на небе и земле, которые нашли свое отражение и в других китайских пространственно-числовых схемах.

В Ло-шуй сумма трех чисел вертикальных, горизонтальных и косых линий равна пятнадцати (см. Рисунок 5) [13]. Лоу (洛)— это закон упорядоченного функционирования мира и состояние предельного равновесия. Сумма всех прямых и наклонных чисел в нем одинакова [26]. Восьмиконечная звезда в центре пластины напоминает узор на зооморфной фигурке культуры Линцзятань (см. рисунок 6) [15]. Орел вместо раскрытых крыльев обладает двумя свиными головами. Ван Жэньсян в книге «Искусство прилива в доисторическом Китае — расписная керамика Мяодигоу, культура и исследования искусства» написал, что «эта птица является небесным полюсом и связана со значением стабильности и вращением небесного тела» [7]. Образ свиньи у древних китайцев вполне мог ассоциироваться с созвездием Большой Медведицы.

Рисунок 6. Зооморфная фигура «Свинья-орел». Нефрит. Неолит (Около 5500-5300 лет назад). Найдена в гробнице № 4 в Линцзятане, провинция Аньхой. Аньхойский провинциальный институт культурных реликвий. Длина 8,4 см, ширина 3,5 см, толщина 0,3 см.

В более поздней культуре Хуншань также была традиция создания расписной керамики и довольно развитая технология обработки нефрита. Узор в виде восьмиконечной звезды уже тогда отражал древнюю космологию и пять элементов, из которых состоит мир. Он превратился в символ мудрости, будь то узор на расписной керамике или резьба в нефрите.

2. Узор в виде светил и гор

В доисторические времена китайцы предпочитали строить храмы или жертвенники на возвышенностях, чтобы непосредственно общаться с небесными силами. В культурах Хуншань и Лянчжу регалии «цун», которые упоминались выше, также являлись жертвенным объектом. Самый длинный сосуд, напоминающий по форме «цун», находится в коллекции Национального музея Китая, — цзунь (尊). Он имеет высоту 59 см, диаметр — 38 см, а в основании — 8,5 см. Изделие выполнено из серой глины. На верхней части тулова выгравированы «узоры солнца, луны и гор» (см. Рисунок 8) [11, с. 74]. Сосуд обнаружен в провинции Шаньдун на реке Линъян в слоях, относящихся к культуре Давенкоу.

Рисунок 7. Нефритовый «цун» с узорами солнца, луны и гор. Культура Лянчжу. Длина 38,2 см. Столичный музей (Пекинский музей).

Рисунок 8. Серая керамика Цзун с изображениями солнца, луны и гор. Найден в Цзюсяне, Шаньдун. Шаньдунский провинциальный музей.

Возможно, узор, нанесенный на стенки сосуда, символизирует союз солнца и луны, который происходит в горах, и является визуализацией молитвы о плодородии. Интересно, что у этого «цун» из культуры Лянчжу также есть изображение дерева «Фусанг» — солнечного дерева, которое, согласно верованиям, ведет в небеса. На вершине сидит птица-феникс, способная перемещаться между мирами. На другом сосуде «цзунь» из культуры Давенкоу также выгравирован символ, похожий на дерево. Существует предположение, что для древних китайцев «древо жизни — это не только узор, но и вселенная, которая действительно существует, но в трехмерном пространстве» [16].

В эпоху позднего неолита люди сформировали мировоззрение, основанное на идеи единства таких царств, как небо, земля, человек и боги. По тем представлениям существовали также люди, способные перемещаться между царствами — своего рода волшебники. Их путь символически изображался в виде лестницы. Например, такие изображения содержат традиционные регалии «цун» [17]. Все узоры, связанные с древом жизни, включают в себе значение, близкое идеи безграничности вселенной. Светила — это явление природы, обусловленное различными циклами вращения Земли [18]. В Китае до сих пор верят, что, когда они появляются вместе, со страной произойдут благоприятные события. Более того, изображения светил стали пиктографическим знаком, который с древности использовался для фиксации того, что происходило в мире, в том числе, астрономических наблюдений. Последние тесно были связаны с развивающимися в неолите политеизмом и анимистическими религиозными верованиями.

Особенности керамики в культурах Хуншаньмяо, Жучжоу, Хуншань и Давенкоу

1. «Двойное “би”» в неолитической керамике Китая.

Храм Хуншань расположен на юго-востоке деревни Хуншаньмяо поселка Цилин, примерно в 2,5 км к северо-востоку от города Жучжоу провинции Хэнань. Судя по анализу раскопанных останков, это место относится к периоду Мяодигоу культуры Яншао [19, с. 7]. Гробница Хуншаньмяо (№ M1) имеет длину 6,30 метра и ширину 3,50 метра. Хуншаньмяо — самая ранняя и большая гробница с урной и гробом, обнаруженная в Китае, а также символ расписного гончарного искусства Яншао.

В гробнице храма Хуншань изображено множество предметов. Почти каждый из них расписан крупными узорами. Обращают на себя внимание керамические сосуды, расписанные узорами черного, белого, красного и других цветов. Красящие пигменты выполнены из природных минералов, нанесены на глиняные заготовки, отполированы и обожжены в печи. В дополнение к данным орнаментам там же присутствуют объемные фигурки животных и людей. Птицы или медведи, прикрепленные к крышке, — это изображения, связанные с тотемами. Есть там и кувшины с «налепами» в виде ящериц на тулове [20].

В храме Хуншаньмяо есть множество узоров и изделий, которые так или иначе напоминают предметы, которые в те времена выполняли из нефрита. Чаще всего они окрашены в один цвет, белый или темно-коричневый. Правда, есть и разноцветные. Есть узоры красного цвета, и их обычно рисуют на внешних стенках керамики. Так, на дне горлышка цилиндра с большим горлышком (W60:1) есть три изогнутых линий узора. Два кольца и узоры в форме «8» окрашены в белый цвет и расположены между двумя пластинами в середине тулова. Высота рисунка составляет 19,2 см, ширина 6–8 см. [20, с. 47].

Исследования показали, что когда древние китайцы только начали изготавливать изделия из нефрита, не существовало строгого регулирования формы предметов, и в особенности, соотношения формы венчика и основания сосуда. В неолитической керамике появилось условно именуемое автором статьи «двойное “би”». Впервые такие сосуды стали встречаться в хуншаньской культуре, а затем в Давенкоу [21, с. 215]. Верхняя и нижняя части таких изделий недостаточно гармоничны, хотя в Давенкоу они определенно более симметричны (см. Рисунок 9, 10). В керамике, найденной в памятнике Хуншаньмяо культуры Яншао в период Мяодигоу, «двойное “би”» на расписной керамике близко к стилю культуры Хуншань.

Рисунок 9. «Двойное “би”». Неолит. Культура Хуншань. Раскопки Нюхэлян. Музей провинции Ляонин.

Рисунок 10. «Двойное “би”». Неолит. Культура Давенкоу. Уезд Нинъян, провинция Шаньдун

2. Нефритовый гребень.

Рисунок 11. Фрагмент сосуда (расписная керамика) W69:1 с изображениями гребней.

В Хуншаньмяо обнаружены два кувшина с широким устьем (W32:1) и (W69:1) изображениями на ободке гребней, нарисованных на внешних стенках. Ручка такого гребня на гончарном кувшине W32:1 имеет квадратную форму. Он отличается относительно небольшим количеством одинаковых по толщине зубцов. Ручка нефритового гребня на гончарном кувшине W69:1 прямоугольная, с короткими зубьями, и более массивная (Рисунок 11).

Самый ранний нефритовый гребень, обнаруженный в Китае, был обнаружен в Шаньси. Его задняя часть имеет прямоугольную форму. В культуре Хуншань и Давенкоу было найдено большое количество гребней из нефрита и слоновой кости. В культуре Лянчжу также были найдены гребни с нефритовой подкладкой и слоновой кости. Форма изделий представляла собой половину перевернутой лестницы высотой 10,5 см. Гребень из слоновой кости имеет ширину 6,4 см, снизу 4,7 см, а его толщина — 0,6 см. На верхнюю и нижнюю стороны этого гребня нанесены матовые узоры, а нижняя часть обрезана и отполирована для получения ровных зубцов [9].

Форма гребней аналогична узорам, нарисованным на большом глиняном кувшине в Хуншаньмяо. Существование подобных узоров спроецированных с предметов, которыми могли пользоваться при жизни те, кто упокоился в гробницах, видимо, обусловлено желанием сделать жизнь после смерти подобием земной.

3. Тема облака в неолитической керамике.

Нефритовые изделия в форме облака — важнейший художественный элемент в культуре Хуншань. Существует несколько типов таких изображений, но неизменно они близки форме «工». Предметы в форме облака обычно представляют собой «прямоугольную или квадратно-круглую по форме пластины с резьбой с обеих сторон, а некоторые только спереди; пластины крючковидной формы со шлифованной и декорированной резьбой поверхностью» [16, с. 116]. Рисунок посуды из нефрита такой же, как на расписной керамике Хуншаньмяо (W117:1). Нарисованный узор также имеет форму «工». Концы двух параллельных линий в нем устремлены наружу от центра, а в середине есть три точки, которые также можно рассматривать в качестве украшения.

Рисунок 11. Зарисовка керамического изделия из культуры Хуншань, которое в качестве орнамента имеет узор в форме «工».

Рисунок 12. Нефритовое изделие в форме облака. Найдено в гробницах № 2, № 16 раскопок Линъюань Нюхэлян в 1979 г. Музей провинции Ляонин. Длина 22,5, ширина 11,2, толщина 0,8 см.

Это согласуется с формой нефритовых изделий в форме «工» в культуре Хуншань (Рисунок 11, 12). Общая форма также представляет собой прямоугольник, а четыре угла симметричны наружу. При этом углубление в центральной части очень четкое. Форма облака — это уникальный и отличительный тип объекта в нефрите культуры Хуншань. Он встречается только в крупных гробницах. Похожие узоры на глиняной посуде Хуншаньмяо в Жучжоу культуры Яншао могут быть рассмотрены как результат слияния различных культур под влиянием культуры Хуншань.

«Аист, рыба и каменный топор» из деревни Яннь

Рисунок 13. Кувшин из деревни Яннь, Жучжоу, провинция Хэнань с изображениями аиста, рыбы и каменного топора. Расписная керамика. Неолит. Национальный музей Китая.

Рисунок 14. Нефритовый топор «Юйэ». Культура Лянчжу (ок. 3300 – 2200 гг. до н.э.). Музей древней культуры и искусства.

Рисунок 15. Нефритовый топор-тесак с двойным отверстием. Культура Лянчжу (ок. 3300 – 2200 гг. до н.э.). Найден в ходе раскопок Фаньшань в 1986 г. M14: 221. Музей Лянчжу.

Узоры в виде аиста, рыбы и каменного топора, обнаруженные на кувшине в деревне Яннь, Жучжоу, провинция Хэнань, являются одними из самых показательных произведений искусства, обнаруженных в культуре Дахэ. Местная культура, судя по всему, развивалась под влиянием культуры Мяодигоу. Правда, помимо расписных гончарных изделий, характерных для культуры Мяодигоу, есть и уникальные произведения. Например, это керамика с изысканным белым фоном, на который и нанесены росписи [1, с. 155].

Кувшин «Аист, рыба и каменный топор» из культуры Дахэ имеет высоту 37 см и ширину 44 см. В левой части тулова изображен белый аист, стоящий в профиль и держащий во рту белую рыбу. Рядом — каменный топор с рукоятью, почти такой же высоты, как и аист. Данные изображения очерчены темными линиями (см. Рисунок 13) [22]. Этот расписной керамический кувшин представляет собой погребальный предмет из гробницы, поэтому изделие считается реалистичным изображением историй из жизни того, для кого она предназначалась [23].

В Китае эпохи неолита найдено много каменных, в том числе нефритовых, топоров, которые не только прекрасно отшлифованы, но и почти не имеют следов использования. Они называются Юйэ(钺). В древности их использовали в почетном карауле или для погребения. Они широко распространены в Китае. Нефритовый боевой топор как эксклюзивный предмет, демонстрирующий высокий социальный статус владельца, часто встречается в культуре Давенкоу и Яншао периода Мяодигоу, Линцзятань и Хуншань (см. Рисунок 14, 15). Научные исследования показали, что рукоятка этих нефритовых топоров должна быть похожа на ту, что изображена на «схеме рыбы-аиста и каменного топора». [24, с. 69].

Лицо Бога с искривленными глазами

Изображение лица с искривленными глазами чаще встречается на нефритовых изделиях культур Луншань и Лянчжу. Все виды нефритовых изделий в форме облаков с глазами в культуре Хуншань понимаются как глаза богов. Цун (琮) — самый почитаемый нефрит в культуре Лянчжу. Нефритовый цун культуры Лянчжу одинаково велик вверху и мал внизу. Существует множество вариантов узоров на данных изделиях: полузвериный лик и полубогочеловек, полный богочеловек и звериный лик; упрощенный богочеловек и звериный лик и т. д. [25, с. 141].

На большинстве изделий с изображениями глаз богов последние тяготеют к форме круга. Внутри вписан один зрачок, реже — два. Однако общий стиль несколько отличается от изображения богов с искривленными глазами в культуре Луншань [7, с. 492]. Нефритовые изделия северной культуры Хуншань имеют рисунок лица бога с искривленными глазами. Этот же узор можно увидеть в период Мяодигоу культуры Яншао и на расписной керамике культуры Давенкоу. Он является не только священным символом культуры Лянчжу, но и воплощением теократии и королевской власти, что и позволило ему так широко распространиться [25, с. 141]. Аналогичный вид теократии процветал в бассейне реки Хуанхэ, поэтому расписная керамика в этой области обладает изображениями таких же искривленных глаз. Очевидно, что в этом проявляется процесс взаимопроникновения культур разных регионов и периодов в эпоху неолита.

Первобытное искусство Китая дошло до нас в виде уникальных артефактов, представленных, прежде всего, в виде каменных и керамических изделий. Большая часть из них сугубо практична, но есть и те, кто обладает в первого взгляда неудобной формой или странным декором, но даже их появление имеет определенную цель. Китайский археолог Ли Синьвэй полагает, что возникновение подобных изделий стало следствием интериоризации случайности (из-за сверхъестественного существа, которое он любит изображать, вневременного и независимого от окружающей среды качества) и экстернализации процесса и цели создания, превращаясь в знак и символ [26, с. 28, 29].

Заключение

Артефакты культуры Яншао были впервые обнаружены в деревнях Яншао, Мяньчи и Хэнань, а также была широко распространена в бассейне Хуанхэ 4300–6700 лет назад. При этом нефрит встречается редко, но изделия из него уже тогда было легко изготовить [27, с. 87]. В культуре Яншао не было обычая использовать нефрит, хотя период Мяодигоу был наиболее процветающим этапом развития Яншао. Изделия из нефрита были не так популярны и в бассейне реки Хуанхэ. Зато в северо-восточном регионе с центром в бассейне реки Ляохэ и юго-восточном регионе с центром в бассейне Тайху он был востребован. Однако ни одна культура не может развиваться изолировано. Более того, региона впитывали и передавали материальную культуру окружающим областям, и это произошло в случае с изделиями из нефрита и, в особенности, в отношении их назначения. Они создавались для религиозных обрядов, жертвоприношений, как ритуальные предметы, порой используясь и в быту. Это естественным образом привело к слиянию нефритовой и гончарной культуры вдоль побережья Китая.

Расписная керамика Хуншаньмяо преимущественно украшена разнообразными погребальными символами, а технология росписи высокоразвита. Помимо изображений такие сосуды отличают от тех, что использовались в быту, изменениями в форме: крышка специально перепрофилировалась, а на дне делалось отверстие, чтобы душа умершего могла легко войти и выйти [28]. Большая часть таких сосудов во всех культурах представляла собой «би», в которых и делалось такое отверстие.

В культуре Хуншань использование нефрита было распространено. Более того, за счет экспорта изделий из этого камня представители данной культуры оказывали воздействие на своих соседей. Подобное воздействие выражалось в узорах с облаками, которые появлялись на расписной керамике Жучжоу в Хуншаньмяо. В течение 1500-летнего развития культуры Хуншань нефрит являлся не только важным носителем культуры и религии, но и символом теократической власти. Культура Хуншань и Лянчжу также имеют древнюю историю использования нефрита, которая связана со сферой коммуникации между высшей знатью племен. Когда культура Яншао впитала и приняла обычай использования нефрита от своих соседей, в гробницы стали помещаться изделия из нефрита. Правда, он не был тщательно обработан, но все же украшался узорами. Впоследствии культура Яншао будет использовать более доступные изображения аналогичных узоров не в виде резьбы по нефриту, а на керамике, сохраняя их духовные смыслы, в которых отражалась связь между небом и землей и отношения между людьми и богами. Согласно вере древних китайцев, сосуд наполнялся божественностью, несущей в себе душу, что отражалось в форме, а слияние неба и земли выражались в знаках в декоре. Редкие и ценные нефритовые изделия стали образцом для китайских мастеров периода неолита, обогатив символическую систему росписей по керамике и сформировав отличительные черты гончарного искусства того периода.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Философия и культура» автор представил свою статью ««Нефритовые» узоры на расписной керамике эпохи неолита», в которой проведено исследование использования нефрита в декоративно-прикладном искусстве в доисторическом Китае.
Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что нефрит считался в китайском обществе эпохи неолита священным камнем, связующим звеном между миро небесным и земным. В китайском искусстве предпочтение отдавалось редкому жадеиту, который имел более насыщенный цвет, стабильные физические свойства, глянец, высокий показатель преломления, а также необходимый удельный вес и твердость. Как отмечает автор, камни подвергались сравнительно одинаковой обработке, а изделия из них были схожими по форме и декорированию. На их поверхность наносилась резьба в виде геометрических, растительных и зооморфных узоров, а также эффектные восьмиконечные звезды. Востребованность и распространенность подобных изделий, а также их сложная семантика и значение приводили к тому, что данные орнаменты повторялись китайскими гончарами в оформлении тулов керамических сосудов.
Целью данного исследования является сопоставление узоров на нефритовых изделиях и глиняной посуде, которые выполнялись китайскими мастерами в период неолита. Методологической базой послужил комплексный подход, включающий в себя искусствоведческий описательный анализ, сравнительный анализ различных способов оформления, соотнесение с особенностями культуры и символикой того периода. Теоретическим обоснованием статьи являются труды отечественных и зарубежных исследователей (Т.И. Кашина, М.М. Богачихин, М.Е. Кравцова, Д.А. Владимирова, Ян Бода, Сунь Шоудао, Го Дашунь и др.). Эмпирическим материалом исследования послужили образцы древнекитайского искусства.
Для достижения цели текст статьи поделен автором на логически обоснованные разделы и подразделы.
Исследуя историю развития искусства выполнения изделий из нефрита в Китае, автор выделяет четыре этапа: первоначальный период, период бога, короля и народа.
Первый раздел статьи «Орнаменты в керамике культуры Давенкоу» содержит детальный описательный анализ образцов, содержащих узоры в форме восьмиконечной звезды (чаша, пластина и горшок), символизировавшей неба и земли. Как констатирует автор, узор в виде восьмиконечной звезды отражал древнюю космологию и пять элементов, из которых состоит мир. Он превратился в символ мудрости, будь то узор на расписной керамике или резьба в нефрите. Анализируя изображения в виде гор и светил, автор предполагает, что данные изображения являются визуализацией молитв о плодородии (союз солнца и луны), а также идей о безграничности вселенной.
Раздел «Особенности керамики в культурах Хуншаньмяо, Жучжоу, Хуншань и Давенкоу» автор посвящает анализу таких символических изображений как двойное «би», нефритовый гребень, облако, аист, рыба и каменный топор, лицо Бога с искривленными глазами. Изучая особенности изображения данных символов и предметов в различных культурах древнего Китая, автор делает предположение о взаимодействии представителей разных культур, а также не только о сакральном, но и практическом значении изучаемых образцов керамики и резьбы по дереву.
В заключении автором представлен вывод по проведенному исследованию, в котором приведены все ключевые положения изложенного материала.
Представляется, что автор в своем материале затронул актуальные и интересные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе повлечет определенные изменения в сложившихся подходах и направлениях анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Полученные результаты позволяют утверждать, что изучение возникновения и развития определенных культур, их искусства представляет несомненный научный и практический культурологический интерес и заслуживает дальнейшей проработки.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Библиографический список исследования состоит из 28 источников, что представляется достаточным для обобщения и анализа научного дискурса по исследуемой проблематике.
Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.